<<
>>

Глава 37. Особенности правового регулирования договора перестрахования

Достаточно очевидная экономическая и финансовая природа перестрахования, тем не менее, представляет определенную сложность при установлении основ гражданско-право­вого регулирования отношений между страховщиком и перестраховщиком.
Большинство национальных источников права не содержит специальных норм, регулирующих договор перестрахования, предоставляя тем самым его участникам полную свободу при определе­нии предмета договора, его существенных условий, прав и обязанностей сторон, исполне­ния договора, порядка разрешения споров между сторонами.

В отличие от прямого страхования перестрахованию практически ни в одной стране не посвящен комплекс специальных норм в законодательстве и не выработаны общие условия заключения договора. В отдельных странах при отсутствии законодательных норм прямого действия о перестраховании или договорах перестрахования законы о страховании содержат положения о том, что законодательство о страховании регулирует также и отношения сторон по договору перестрахования. Кроме того, существуют правовые источники, составляющие юридическую основу перестрахования, но доступ к ним весьма ограничен. К примеру, это договоры перестрахования, составляющие коммерческую тайну, арбитражные решения, пуб­ликуемые довольно редко, а также сложившиеся в сфере перестрахования обычаи, о которых неспециалисту практически ничего не известно. На эти обычаи в значительной степени вли­яет деловая политика, особенно принципы справедливости и доверия.

Эти нормы отражают обычную деловую практику, общепризнанные правила делового оборота. Именно поэтому в судах общей юрисдикции при оценке сложившейся практики перестрахования как источника права обычно требуется участие эксперта в данной облас­ти. Это, в свою очередь, объясняет тот факт, что споры, связанные с перестрахованием, чаще рассматриваются специально назначенными арбитрами.

В свое время на начальном этапе развития перестраховочных операций спекулятив­ные злоупотребления, в частности, сделки с разницей в премиях, когда прямые страхов­щики выплачивали перестраховочную премию гораздо меньшую, чем то, что они получали по договору прямого страхования, привели к запрету перестрахования.

Например, в Анг­лии с 1746 по 1864 г. было запрещено морское перестрахование, этот запрет на проведение операций перестрахования отвечал интересам ПоусГБ, этого уникального объединения ин­дивидуальных страховщиков, построенного на корпоративных началах. Вследствие указан­ного запрета первичное размещение (перераспределение) риска стало господствующей фор­мой при страховании крупных рисков. Первоначально Lloyd’s осуществлял лишь сострахо­вание, а сейчас он играет значительную роль на рынке перестраховочных услуг.

В отличие от Англии, где операции по перестрахованию были запрещены в период с 1746 по 1864 г., перестрахование успешно развивалось на европейском континенте и в США, где суды отказались рассматривать запрещающий перестрахование британский законодатель­ный акт частью системы общего права, воспринятой Соединенными Штатами. Интересно отметить, что в начале XIX века американские судьи делали ссылку на принципы французской перестраховочной практики, описанные в монографиях Потье «Страхование» и Эмеригона «Договор страхования», опубликованных до 1800 г.[171],— французская судебная практика рас­сматривалась в тот период в качестве правового источника американского перестрахования.

В большинстве национальных законодательств определены лишь общие рамки, уста­навливающие сущность перестрахования. Так, в Законе о страховании Аргентины от 1967 года договор перестрахования определяется как соглашение, имеющее целью посредством использования различных способов дальнейшее более широкое распределение рисков меж­ду другими страховщиками, если страховая сумма или потенциальный размер убытков в принятом на страхование риске превышает возможности (собственное удержание) страхов­щика; перестрахование также называют «страхованием страхования»[172].

В Финляндии под перестрахованием понимают «страхование, которое страховщик приобре­тает у другого страховщика с целью исполнения обязательств, возникающих у него из заключенных договоров страхования»[173]. В Германии•перестрахованием называют страхование страховщиков.

В Израиле, в соответствии со ст. 72 Закона о договоре страхования от 1981 года, нормы закона не распространяются на регулирование договора перестрахования, тем не менее общее определение страхования является действительным и }щя перестрахования: «договором страхования является договор между страховщиком и страхователем, который обязывает страховщика за определенную плату осуществить застрахованному страховую выплату при наступлении страхового события»[174].

Определение, которое содержится в Законе Словении о страховых компаниях, устанав­ливает, что «перестрахование является страхованием избыточных обязательств с целью обес­печения сбалансированности страхового портфеля страховщика у другого страховщика, спе­циально учрежденного для осуществления операций по активному перестрахованию»[175].

В США, как известно, страхование не подлежит регулированию федеральным зако­нодательством, поэтому каждый штат имеет самостоятельное гражданское и администра­тивное законодательство в области страхования. В соответствии с Гражданским кодексом Калифорнии договор перестрахования является договором, согласно которому «страхов­щик обращается к третьему лицу для страхования его от убытков или обязательств, связан­ных с исполнением договоров прямого страхования»[176].

Классическое определение перестрахования, которое до сих пор используется в современ­ном деловом обороте, было вынесено английским судом в 1807 году по делу «Делвер против Барнса» и состоит в следующем: «перестрахование - новое самостоятельное страхование, возни­кающее из самостоятельного договора, но связанное с ранее заключенным договором страхова­ния, с целью защитить страховщика от убытков по ранее заключенному договору». Практически без изменений его воспроизвел Верховный суд штата Калифорния в решении по делу Prudental

Reinsurance Со v. Superior Court, 3 Cal 4th 1118 (1992): «Договор перестрахования — это соглаше­ние, по которому перестраховщик компенсирует компании-цеденту возмещенный ею ущерб».

Из более поздних судебных дел были вынесены следующие дополнительные решения:

(1) договор перестрахования является самостоятельным обязательством;

(2) договор перестрахования не предоставляет страхователю права прямого требова­ния к перестраховщику при наступлении страхового случая с застрахованным риском, который был перестрахован;

(3) перестрахование нельзя рассматривать как форму «товарищества», «совместной деятельности», «агентства» или «гарантии»[177].

В законодательстве США мы можем найти также следующие судебные решения по поводу определения и понимания сущности перестрахования: «передача одним страховщи­ком части или всего риска другому страховщику за определенную плату», «перестрахование

- договор, согласно которому один страховщик предоставляет другому защиту от риска, ранее принятого на страхование» или «договор, согласно которому одна сторона за опреде­ленное вознаграждение предоставляет другой стороне защиту целиком или частично от убыт­ков или обязательств, которые могут быть связаны с исполнением ранее заключенного самостоятельного договора страхования между страховщиком и третьим лицом»[178].

Почти во всех странах законы о договоре страхования ограничиваются положением о том, что они не применяются к отношениям по перестрахованию (ст. 186 германского и ст. 101 швейцарского законов о договоре страхования), или же закон только в общем допускает перестрахование (а то и вовсе лишь в отношении морского страхования), но не содержит никаких конкретных положений об этом.

Встречаются страны, где перестрахование регулируется общими нормами (пример тому

- Страховой кодекс штата Калифорния, §§ 620—623). В других странах законодательство о страховании непосредственно применяется к факультативному перестрахованию (в каче­стве известного примера здесь можно привести положения английского закона 1906 г. о морском страховании, которые применяются к факультативному перестрахованию). Обли­гаторное перестрахование, напротив, чаще всего регулируется сложившимися в данной сфере обычаями и не является непосредственным объектом страхового права.

Также можно сказать, что в отдельных случаях принципы права, касающегося догово­ра страхования, могут распространяться на перестрахование, при условии, что эти прин­ципы носят настолько общий характер, что явились бы действительными в равной степени для договоров как страхования, так и перестрахования. В остальных случаях, как показы­вает практика, применяются не нормы законодательства о прямом страховании, а выше­упомянутые обычаи перестрахования.

В Российской Федерации законодательному регулированию отношений по перестрахова­нию посвящена ст. 13 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и ст. 967 Гражданского кодекса Российской Федерации. Несмотря на то, что указанные нормы различны в толковании предмета перестрахования, их содержание предусматривает, что стра­ховщик имеет право заключить договор страхования на случай возникновения обязательства (осу­ществления) о страховой выплате по заключенному ранее договору страхования. При этом, несмотря на заключение такого договора, страховщик остается обязанным выплатить страховате­лю страховую сумму или страховое возмещение в размере, предусмотренном договором страхо­вания. Гражданский кодекс РФ распространяет на договор перестрахования общие нормы стра­хования предпринимательских рисков, если самим договором перестрахования не предусмотре­но иное содержание обязательств сторон. Таким образом, российское законодательство рассмат­ривает перестрахование как один из видов имущественного страхования, распространяя на регу­лирование отношений сторон общие нормы, предусмотренные для имущественного страхова­ния, главными из которых можно считать: правомерность и действительность застрахованного имущественного интереса, наличие страхового риска, наличие соглашения сторон по всем су­щественным условиям договора, возмещение реального материального ущерба.

Значительную свободу в применении национального права в соответствии с российским законодательством приобретают стороны договора страхования в том случае, если одна из сторон является субъектом иностранного права, т.е. резидентом иностранного государства (ст. ст. 1069 — 1075 ГК РФ). Для таких договоров страхования установлено, что стороны имеют право выбрать применимое право как к договору в целом, так и к отдельным его положениям, т.е. законодатель­ство какой страны (при этом применимым правом может быть и иное право, чем законодательство одной из сторон договора перестрахования) применяется при толковании норм договора перестра­хования, его заключении и исполнении, разрешении возникающих споров.

Источником права о перестраховании является и судебная правоприменительная прак­тика. В большинстве европейских стран судебные решения о перестраховании достаточно редки, поскольку стороны договора перестрахования предпочитают рассмотрение споров с учетом оговорки об арбитраже, предусматривающей назначение сторонами квалифициро­ванных арбитров. Вместе с тем в Англии и США судебные решения относятся к важней­шим источникам права, регулирующего перестрахование. В Российской Федерации су­дебные решения также имеют значение для регулирования отношений сторон, оказывая значительное влияние на положения договоров перестрахования[179].

Важнейшим источником права, регулирующим отношения сторон, является собственно договор перестрахования. Договоры перестрахования являются способом оформления и основой правоотношений между прямым страховщиком и перестраховщиком. Положения этих договоров сформулированы кратко, с использованием специальной терминологии, а потому требуют дальнейшего пояснения, для чего служат обычаи перестрахования, сло­жившиеся за десятилетия тесного международного сотрудничества.

Несмотря на предпринятые попытки унификации, не были разработаны ни типовые формы, ни нормы, определяющие содержание договоров перестрахования. Право, регу­лирующее договоры перестрахования, находится в процессе развития и постоянно должно адаптироваться к быстро изменяющимся потребностям рынка перестраховочных услуг.

Однако некоторые условия содержатся с незначительными изменениями практически во всех международных договорах облигаторного перестрахования, причем в зависимости от вида перестрахования в традиционных оговорках могут содержаться особенности, отра­жающие обязательства сторон, связанные с принятой техникой определения размера пере­страховочной выплаты и ведения расчетов:

«Следование судьбе и следование расчетам»

Используя это условие, стороны указывают, что перестраховщик подпадает под те же обсто­ятельства, затрагивающие их отношения, т.е. возникающие извне, что и страховщик, а не выз­ванные каким-либо образом прямым страховщиком. Это особенно важно при наступлении ущер­ба. Таким образом, все вышесказанное относится и к положению о расчетах. Перестраховщик обязан следовать разумным и точно производимым платежам страховщика-цедента. Наоборот, положение о следовании судьбе обязывает как прямого страховщика, так и перестраховщика при­нять долю в убытке в соответствии со своей «судьбой». Вместе с тем перестраховщик д ля защиты своих интересов устанавливает в договоре перестрахования ряд правил, которые оказывают значи­тельное влияние на понимание и практическое применение этого правила. Например, «страхов- шцк может принимать решения по договорам перестрахования, так как он считает необходимым при условии, что он действует всегда таким образом, как действовал бы компетентный страхов­щик, не имеющий перестраховочной защиты», или — «страховщик не может без предварительного согласия перестраховщика вносить какие-либо изменения в стандартные условия страхования и принципы андеррайтинга..., которые осмотрительный перестраховщик мог бы на разумных усло­виях считать существенными для своих обязательств по договору перестрахования»[180].

Одним из примеров действия и применения принципа следования расчетам и ограниче­ния его применения может служить решение английского суда об участии перестраховщика в выплатах, связанных с убытками в результате применения асбеста[181]. С начала 80-х годов пря­мые страховщики в США столкнулись с огромными потерями в результате исков об ответст­венности производителей асбеста, последствия которых начали жестко отражаться на перестра­ховщиках по всему миру в конце 80-х. В 1984 г. по Веллингтонскому соглашению группа прямых страховщиков объединила свои ресурсы ввиду большого объема потерь, пытаясь таким способом снизить свои судебные издержки. Это стало возможным для каждого страховщика, подписавшего Соглашение, потому что он брал на себя обязательство платить по каждому иску, даже не будучи ответственным. Когда в 1991 году один из прямых страховщиков попы­тался потребовать такой выплаты вне зависимости от ответственности от своих перестраховщи­ков, то опирался на обязанность следовать расчетам, которая была специально оговорена в договоре перестрахования. Лондонский высокий суд отверг утверждение страховщика о том, что он имеет право на получение перестраховочного покрытия за то, чего он сам не страховал. Так, суд поддержал позицию перестраховщика о том, что положение о следовании расчетам не обязывает его к выплате потерь, которые он не принимал к перестрахованию.

«Оговорка об ошибках и упущениях»

Эта оговорка предусматривает, что непреднамеренные и неумышленные ошибки и упущения, допущенные страховщиком при составлении бордеро, включении рисков в перестрахование и свя­занные с этим ошибки в расчете перестраховочной премии, а также ошибки при расчете размера убытков и доли перестраховщика, не лишают перестраховочное покрытие силы. При этом он обязан сообщать перестраховщику обо всех ошибках и упущениях сразу же по их обнаружении.

«Право на проверку (инспекцию)»

Как следует из принципа наивысшей добросовестности, риск, передаваемый в перестрахо­вание, должен удовлетворять принципам и условиям андеррайтинга, согласованным между стра­ховщиком и перестраховщиком, т.е, при заключении договора страховщик должен соблюдать надлежащую аккуратность и осторожность в соответствии с условиями договора перестрахования.

Эти факторы делают существенно важным право перестраховщика, установленное до­говором, на проверку книг, счетов и прочих документов страховщика-цедента, касающих­ся договора перестрахования. Например, это право распространяется на проверку учетных записей, бухгалтерских книг, счетов, договоров прямого страхования и документов об урегулировании убытков и любых других документов страховщика, относящихся к догово­рам страхования, подпадающим под договор перестрахования.

Несмотря на то, что перестраховщики достаточно редко пользуются этим правом, оно является одним из гарантий соблюдения интересов перестраховщика при заключении дого­воров прямого страхования, подпадающих под перестраховочное покрытие, а также фи­нансовых интересов перестраховщика. Иногда страховщик требует у перестраховщика про­верки своих книг и отчетности, чтобы показать последнему, что положения договора со­блюдаются и выполняются должным образом, либо для того, чтобы обе стороны вместе смогли решить, какие улучшения и упрощения возможны при проведении андеррайтинга в прямом страховании и в перестраховании.

«Оговорка о назначении арбитров»

Практически все договоры перестрахования предусматривают, что исключительным правом рассматривать и принимать решение по спорам, связанным с исполнением догово­ра перестрахования, обладает специально назначенный сторонами договора состав арбит­ров, а не суд. Суды общей юрисдикции обычно наделяются только полномочиями на разрешение споров, касающихся неуплаты подтвержденной задолженности.

Обычно состав арбитров формируется из трех членов. Каждая сторона может назначить по одному арбитру, которые затем совместно назначают главного арбитра. Когда стороны не могут достичь согласия в отношении главного арбитра, он назначается третьим лицом, например, судом или председателем торговой палаты. Как правило, арбитры должны быть действующими или ущедшими в отставку сотрудниками страхового или перестраховочного общества. Более того, обычно договариваются, что состав арбитров будет заседать в месте нахождения головного офиса страховщика-цедента. Очень часто в положениях об арбитраже указывается, что решение состава должно основываться не столько на местном праве, сколько на принципе справедливо­сти и на обычаях делового оборота с особым учетом принципа крайней добросовестности.

Помимо приведенных основных оговорок, в облигаторных пропорциональных догово­рах используются и другие, в частности: оговорка о лидере, которая при наличии несколь­ких перестраховщиков в одном договоре перестрахования предписывает, что все перестра­ховщики следуют решениям лидера-перестраховщика, который прямо устанавливается в договоре; или оговорка о применимом праве к договору перестрахования и другие.

Все перечисленные выше оговорки имеют некоторые особенности при их использова­нии в договорах непропорционального перестрахования. Основное отличие между непро­порциональным и пропорциональным перестрахованием состоит в том, что в первом слу­чае интересы цедента и перестраховщика совершенно различные.

Как правило, при непропорциональном перестраховании прямой страховщик будет стараться получить максимально широкое перестраховочное покрытие по низкой ставке пе­рестраховочной премии. Перестраховщик, с другой стороны, намерен получить адекватную премию за те существенные риски, которые он принимает в перестрахование, ограничив при этом перестраховочное покрытие реальными пределами существующей необходимости. Перестрахование на основе эксцедента убытка и еще в большей степени перестрахование эксцедента убыточности могут негативно повлиять на андеррайтерскую политику цедента при отборе рисков, поскольку в случае наступления крупных убытков он несет ответственность лишь в пределах согласованного приоритета в договоре перестрахования.

Именно поэтому принцип следования судьбе практически не применяется в договорах перестраховании на основе эксцедента убытка. В той же мере общеприменимая оговорка об ошибках и упущениях может быть использована лишь с учетом особых черт и элементов перестрахования на базе эксцедента убытка.

В то же время в условиях договоров непропорционального перестрахования используются особые специальные оговорки, применимые только при непропорциональном перестраховании. К числу таких условий относятся: оговорка об окончательном нетто-убытке, временная (или, как ее иногда называют, часовая) оговорка, а также оговорка об индексации обязательств и расчетов.

Назначение оговорки об окончательных нетто-убытках связано с тем, что непропор­циональное перестрахование всегда направлено на возмещение окончательных нетто-убыт- ков страховщика, т.е. убытков, которые оплачены после вычета всех возвращенных сумм, например, в порядке суброгации, от перестраховщиков, участвующих в перестраховании собственного удержания страховщика на облигаторной или факультативной основе, и дру­гих причитающихся страховщику сумм.

При облигаторном непропорциональном перестраховании, заключенном в отношении договоров страхования, по которым единичное страховое событие может вызвать одновремен­ное наступление множества страховых случаев (так называемый эффект кумуляции, который наблюдается при наступлении стихийных бедствий, — при страховании автотранспортных средств эффект кумуляции может быть вызван ураганом или градобитием, при страховании строений - наводнениями, землетрясениями, селями и т.п.), стороны обычно предусматривают в часо­вой оговорке (hours' clause), что все отдельные убытки, случившиеся в конкретный период времени, объединяются и формируют единый страховой случай. Установленная в договоре продолжительность этого периода зависит от характера риска, но обычно он равен 72 часам — для случаев пожара, землетрясения, урагана или политических рисков — и 168 часам — для случаев наводнения и затопления[182]. В оговорке предусматриваются следующие положения:

(1) если происходит объединение принятых на страхование рисков для квалификации на­ступившего страхового события как единого страхового случая, то устанавливается, на какие виды застрахованных опасностей распространяется данная оговорка (например, пожар, последовавший за землетрясением, и сами подземные толчки; наводнение и затопление, произошедшие в связи с ураганом или циклоном, и собственно сама буря),

(2) существуют ли какие-либо территориальные ограничения для объединяемых убыт­ков, и если существуют, то какие именно (например, пределы наводнения и затопления ограничиваются районом поймы данной реки; акции гражданского неповиновения ограничиваются пределами конкретных городов).

При пропорциональном перестраховании премии и убытки распределяются пропор­ционально между страховщиком и перестраховщиком, поэтому инфляция, влияя на вели­чину окончательного размера убытков по сравнению с суммами, установленными в дого­воре страхования, или увеличивая последующие выплаты, связанные с конкретным стра­ховым случаем, в равной степени может затрагивать перестраховщика и страховщика. В договорах эксцедента убытка увеличение размера страховой выплаты при возмещении ущерба страхователя в большей мере затрагивает перестраховщика: количество убытков, превыша­ющих приоритет, растет, несмотря на то, что портфель страховщика не претерпевает изме­нений, а приоритет, выраженный в реальных величинах, снижается.

При страховании имущества реальная стоимость страхуемых объектов увеличивается в условиях инфляции. Соответственно стоимость приоритета, согласованного по договору экс­цедента убытка, будет снижаться. Именно поэтому перестраховщики могут требовать проведе­ния корректировки величины приоритета и пределов ответственности в отношении каких-либо изменений реальной стоимости застрахованного интереса. Проблема удорожания убытков ста­новится особо значимой в таких сферах, как страхование общей гражданской ответственности и ответственности владельцев автотранспорта, что связано с весьма продолжительными срока­ми урегулирования убытков в данных видах страхования. Поскольку пределы возрастания раз­мера ущерба (которое, помимо инфляции, зависит в особенности от увеличения заработной платы, а также изменений в других видах деятельности, которые влияют на процесс урегулиро­вания убытков, таких, как сфера правовых услуг, законодательство, рост стоимости медицин­ских услуг) не могут быть предусмотрены заранее, невозможно рассчитать такое увеличение, применяя актуарные расчеты. Если исключается возможность включить возрастание размера убытков в перестраховочную премию по договору эксцедента убытка, фактор инфляции учи­тывается в перестраховании путем использования оговорки о корректировке или индексации. Оговорка призвана поддерживать соотношение величины приоритета и размера обязательств перестраховщика, гарантируя таким образом, что любое увеличение размера убытков не иска­зит пропорций между обязательствами сторон по договору перестрахования, о которых была достигнута договоренность между сторонами договора перестрахования.

Мы уже отмечали выше, что перестраховочные отношения не имеют всеобъемлющего граж­данско-правового регулирования в большинстве национальных законодательств. Еще большую сложность для законодательного регулирования представляют договоры финансового перестрахо­вания, имеющие сложную структуру, комплексный понятийный аппарат и многогранные цели.

В большинстве стран, согласно исследованиям, проведенным Международной ассо­циацией страхового права (д-р Р. Меркин)[183], законодательство не содержит специальных положений, регламентирующих проведение финансового перестрахования (Аргентина, Фин­ляндия, Израиль, Дания, Франция), в некоторых странах такой вид перестрахования не применяется (Словения, Сальвадор и ряд других стран).

Однако тенденция правового регулирования такого перестрахования может быть заме­чена при анализе решений государственных органов страхового надзора тех стран, где фи­нансовое перестрахование имеет наиболее широкое распространение: Австралия, Великоб­ритания, Германия, Франция, США. Так, в Австралии договоры финансового перестра­хования, предоставляющие страховщику скрытую форму заемного капитала, подлежат со­гласованию с органами страхового надзора. Во Франции любая передача риска по договору страхования или перестрахования будет рассматриваться как форма перестрахования.

В Германии финансовое перестрахование считается формой перестрахования только в том случае, если договор ерестрахования заключен между двумя юридическими лицами, имеющими право на проведение страхования или перестрахования.

В Швейцарии общее требование состоит в том, что любой договор финансового перестра­хования должен соответствовать тем же требованиям, что и обычное перестрахование. Основная цель финансового перестрахования мало чем отличается от обычного перестрахования, хотя до­говор финансового перестрахования в большей мере направлен на обеспечение лучших финансо­вых результатов, наличие свободных активов, оптимизацию финансовых потоков. В связи с тем, что страховщик в своей деятельности сталкивается как со страховыми рисками, так и кредитными, инвестиционными, финансовыми рисками, а договоры финансового перестрахо­вания призваны обеспечить передачу части таких рисков перестраховщику, большинство иссле­дователей полагает, что договоры финансового перестрахования не должны рассматриваться кон­тролирующими органами как противоречащие природе и назначению перестрахования.

В Великобритании обязательным требованием органов страхового надзора к договорам фи­нансового перестрахования является передача перестраховщику «существенной доли» страхового риска, принятого прямым страховщиком по договорам прямого страхования. Наиболее критичес­ким в таком определении является оценка «существенного» объема риска[184]. Вместе с тем, посколь­ку в значительной мере именно органам страхового надзора принадлежит право оценки оконча­тельной эффективности перестрахования, сложившаяся практика показывает, что в том случае,

когда договор финансового перестрахования позволяет существенно улучшить финансовое положе­ние страховщика и повысить его платежеспособность, сделка может быть совершена.

В США гражданское право многих штатов не имеет прямо установленной дефиниции договора перестрахования и понимает под договором перестрахования любой договор, со­держащий признаки перестрахования, и преследует соответствующие цели. Однако требо­вания бухгалтерского учета, в частности, установленное в 1992 году требование отражения в бухгалтерском балансе страховщика брутто-обязательств, т.е. без уменьшения их величи­ны на долю перестраховщика в неоплаченных убытках или части незаработанной премии, может существенно повлиять на эффективность финансового перестрахования и решение тех задач, которые может решить такое перестрахование.

Приведенные выше точки зрения показывают, что как правовое определение финансового перестрахования, так и регулирование деятельности страховщиков и перестраховщиков, участвую­щих в таком перестраховании, нуждаются в обсуждении и уточнении. Вместе с тем нельзя не обратить внимание на то, что финансовое перестрахование является существенным новшеством в технике управления риском страховых организаций. Цель финансового перестрахования, направ­ленная на обеспечение финансовой устойчивости страховых операций и укрепление платежеспо­собности страховщика, соответствует той же цели, что и традиционное перестрахование. Как традиционное, так и финансовое перестрахование положительно влияют на финансовые результа­ты страховых операций прямого страховщика. В любом случае уже появление таких традиционных на сегодняшний день концепций, как перестрахование на базе эксцедента убыточности, применя­емое как к результатам операций по определенному виду страхования, так и по совокупности определенных видов страхования, существенно изменило представление о перестраховании.

Представляется, что экономическая природа перестрахования - перераспределение рис­ка, связанного с исполнением страхового обязательства прямым страховщиком по договору прямого страхования, форма договора перестрахования, его субъектный состав - страхов­щик и перестраховщик — как в договоре традиционного перестрахования, так и финансового перестрахования остаются неизменными. Это убеждает нас в том, что финансовое перестра­хование не вступает в противоречие с традиционным пониманием назначения и сущности перестрахования и потому имеет широкие перспективы для своего применения.

Контрольные вопросы к Главе 37:

1. Каковы источники права о перестраховании? Почему деловые обычаи играют столь значительную роль в перестраховании?

2. В чем состоят особенности регулирования перестрахования и договора перестрахо­вания в соответствии с нормами гражданского законодательства Российской Федерации? В чем основные отличия от правил, применяемых в зарубежных странах?

3. Что понимают под «оговорками» в договорах облигаторного перестрахования? На­зовите основные оговорки, используемые в договорах перестрахования.

4. Почему основные оговорки в договорах пропорционального перестрахования отли­чаются от используемых при непропорциональном перестраховании?

5. Что устанавливает часовая оговорка и каковы условия ее применения?

6. При каких условиях применение оговорки «о следовании судьбе и расчетам страхов­щика» становится невозможным, приведите примеры.

7. В чем состоят особенности правового регулирования финансового перестрахова­ния? Каковы подходы законодательства в зарубежных странах к регулированию договора финансового перестрахования?

<< | >>
Источник: Адамчук Н.Г., Асабина С.Н., Клоченко JI.H., Сахаров B.C., Турбина К.Е., Цветкова Л.И., Юлдашев Р.Т.. Теория и практика страхования. Учебное пособие — М.:Анкил.. 2003

Еще по теме Глава 37. Особенности правового регулирования договора перестрахования:

  1. Глава 5. Государственное регулирование страхового рынка
  2. Глава 12. Общества взаимного страхования как профессиональный участник страхового рынка
  3. Глава 13. Страховые посредники
  4. Глава 15. Система и источники страхового права
  5. Глава 17. Государственный страховой надзор за деятельностью страховых организаций
  6. Глава 18. Антимонопольное законодательство в области страхования
  7. Глава 34. Сущность и значение перестрахования
  8. Глава 36. Документация в перестраховочной деятельности
  9. Глава 37. Особенности правового регулирования договора перестрахования
  10. Глава 39. Формирование единого страхового пространства в рамках ЕС
  11. Глава 41. Страховые рынки отдельных зарубежных стран
  12. Глава 33 Договор страхования
  13. 1. Понятие агентского договора
  14. Перестрахование