<<
>>

Глава 39. Формирование единого страхового пространства в рамках ЕС

Причиной, побудившей страны — участницы Европейского Сообщества к началу об­суждения вопроса о формировании единого страхового пространства на территории Европы и единообразного страхового законодательства, стало принятие в марте 1957 года Римского соглашения шестью странами — учредителями ЕЭС.

Именно эти положения закреплены в ст.ст. 52, 59 и 67 Римского соглашения, устанавливающего свободу учреждения, свободу предоставления услуг и свободу движения капитала на территории стран — участниц Согла­шения. В частности, ст. 54 конституирует право «свободы учреждения», предусматрива­ющее, что юридические лица, зарегистрированные на территории одной из стран Евро­пейского экономического союза, имеют право на открытие представительства или отделе­ния в любой другой стране Союза на условиях, аналогичных тем, что закреплены в законо­дательстве страны нахождения головного офиса.

Право «свободы предоставления услуг» закреплено в ст. 59 и предусматривает, что юридические лица, зарегистрированные на территории одной из стран Европейского эко­номического союза, имеют право предоставлять такие услуги потребителям иных стран без какой-либо дискриминации со стороны государственных органов этих стран, а также в отсутствии учрежденного для этих целей представительства или филиала.

Право «свободного движения капитала» (ст. 69) позволяет юридическим лицам и граж­данам беспрепятственно вкладывать имеющиеся средства в различные финансовые инстру­менты на территории любой из стран, подписавших Соглашение.

Одновременно «Договор принятия», закрепивший в 1972 году вхождение новых чле­нов в Европейское экономическое сообщество: Великобритании, Ирландии, Дании и Норвегии, — установил, что «с момента присоединения положения учредительских дого­воров и актов, принятых институтами Сообщества, становятся обязательными для новых государств-членов и применяются в этих государствах на условиях, предусмотренных эти­ми договорами и настоящим актом» (ст.

2 «Акт по условиям вступления и адаптации договоров»).

Предусмотренный переходный период для устранения законодательных национальных барьеров, не позволявших реализовать провозглашенные «свободы», охватывал 12 лет. Его срок истек 31 декабря 1969 года. Однако, как мы знаем, этого времени оказалось недоста-

515

точно для того, чтобы сформировать необходимые законодательные основы регламентации Единого страхового рынка на территории стран — участниц Европейского экономического сообщества.

Глубокие различия в началах гражданского регулирования страховых правоотношений стали причиной и существенных отличий в системе административного законодательства европейских стран в области страхового надзора за деятельностью страховых организаций. Было принято выделять «британскую систему» страхового надзора, основанную на жестком финансовом контроле за платежеспособностью страховых обществ, и «систему германского страхового надзора», предусматривающую жесткий предварительный контроль со стороны органов надзора не только за финансовым положением страховщика при лицензировании страховой деятельности, но и условиями страхования и страховыми тарифами. Такая сис­тема страхового надзора получила название «материального надзора». Более того, без со­гласования с органами страхового надзора страховщики не имели права каким бы то ни было образом изменять по своему усмотрению условия страхования и размеры страховых тарифов при заключении договоров страхования.

Первая из задач, поставленных ст. 54 Римского соглашения, была связана со свобо­дой учреждения страховых обществ в различных странах-участницах. Римский договор уточ­няет, что «свобода учреждения предполагает как доступ к предпринимательской деятельно­сти и возможность ее осуществления, так и учреждение и управление предприятиями, в частности, акционерными обществами, а именно любые общества, в соответствии с граж­данским или коммерческим правом, за исключением обществ, не преследующих цели по­лучения прибыли» (ст. 52, 56).

Таким образом, правоотношения в области коммерческого страхования (за исключением деятельности обществ взаимного страхования, что нашло свое отражение уже в Первой директиве ЕС 1973 года по страхованию иному, чем страхова­ние жизни) в полной мере попадали в сферу применения Римского соглашения.

Реализация этого принципа поставила задачу унификации и гармонизации страхового законодательства стран Европейского экономического союза на основе принятия единых норм, имеющих одинаковое содержание, значение и применение на территории всех стран- участниц. После более чем 15 лет подготовительной работы были приняты две Директивы Европейского Союза: по страхованию иному, чем страхование жизни, в 1973 году и по страхованию жизни в 1979 году. Они заложили основы создания единого страхового про­странства в Европе.

Указанные Директивы устанавливали единые правовые основания для осуществления страхового надзора за учреждением и деятельностью страховых организаций и предусматри­вали прежде всего:

— формирование единого понятийного инструментария в целях формирования еди­ного страхового права ЕС;

— принцип разделения страховых обществ на общества, проводящие страхование жизни, и общества, проводящие страхование иное, чем страхование жизни;

— единую классификацию видов страховой деятельности в целях лицензирования и страхового надзора за осуществлением страховой деятельности как по страхова­нию жизни, так и по страхованию иному, чем страхование жизни;

— единые правовые основания, определяющие порядок и условия учреждения стра­ховых организаций, в том числе требования к размеру страхового капитала, биз­нес-плану, высшему управленческому персоналу страховых организаций и т.д.;

— единые правила и состав формирования страховых резервов страховщиков;

— единые правила инвестирования средств страховых резервов страховых обществ.

Без сомнения, принятие Директив первого поколения открыло возможности по созданию уникального единого страхового рынка Европы. Даже Соединенные Штаты Америки не имеют такой юридической регламентации свободы учреждения страховых обществ[222].

Однако принятие директив так называемого Первого поколения, не решало в полной мере задачи «свободного дви­жения капиталов, рабочей силы и услуг», продекларированной в ст. 3 Римского соглашения.

Директивы Второго поколения в области страхования, принятые соответственно в 1988 (по страхованию иному, чем страхование жизни) и 1990 (по страхованию жизни) годах, привнесли в страховое законодательство Европейского Союза единые принципы оценки финансового положения страховых организаций путем введения единой единицы расчетов (экю), а также установили существенные для действия договора страхования и применимости национального права к договору страхования правила, в том числе дав оп­ределения понятий «массовых рисков» и «крупных рисков» и определив правила выбора права, применимого к договору страхования, главным образом в соответствии с правом страны местонахождения страхового риска (содержание Директив будет рассмотрено нами позднее), а также финансового права — к доходам от страховой деятельности.

Наконец, Директивы третьего поколения, принятые в 1992 году, завершили процесс создания основ правового регулирования единого страхового пространства, предусмотрев возможность свободы предоставления страховых услуг страховщиками, учрежденными на территории одного из государств и контролируемыми органом страхового надзора этой стра­ны, потребителям - страхователям на территории любой другой страны Европейского Со­юза без предварительного одобрения такой деятельности органами страхового надзора дру­гой (других) страны или учреждения в любой форме своего коммерческого присутствия на территории таких стран. При этом вся полнота надзора за финансовой устойчивостью стра­ховых обществ лежит на органе страхового надзора страны учреждения такого страховщика.

Таким образом, в период с 1957 по 1992 год, т.е. в течение 35 лет, в результате после­довательных действий путем принятия законодательных актов в виде Директив по страхова­нию на уровне Комиссии Европейского Союза, которые стали впоследствии частью нацио­нальных законодательных систем путем принятия соответствующего национального законо­дательства, были созданы правовые основания для формирования единого страхового про­странства на территории Европейского Союза. Однако было бы неправильно думать, что страховое законодательство стран ЕС ограничивается лишь перечисленными выше директива­ми. Кроме директив «трех поколений», страховое законодательство ЕС включает в себя Ди­рективы и рекомендации по перестрахованию, страхованию автотранспорта, страхованию туристов, страхованию юридической защиты, страхованию кредитов и так далее.

Правовые источники регулирования единого страхового пространста ЕС можно клас­сифицировать следующим образом:

а) по видам документов — на источники международного права и источники наци­онального права,

б) по юридической силе источники международного права подразделяют на:

— директивы,

— рекомендации (предусмотрены ст. 64 параграф 2 Римского договора и в от­личие от директив не являются обязательными для тех стран, которым они предназначены),

— конвенции (ст. 230 Римского договора), в частности, конвенция от 27 сен­тября 1968 года по проблеме взаимного признания и исполнения судебных решений, что, как известно, составляет одно из необходимых условий либе­рализации страхового рынка ЕС,

в) по своему назначению[223]:

— по страхованию прямому, в том числе по страхованию жизни и страхованию иному, чем страхование жизни;

— по перестрахованию;

— по деятельности страховых посредников, в том числе страховых агентов и страховых брокеров;

— по деятельности, аффилированной к страхованию, в том числе деятельности страховых актуариев, сюрвейеров и так далее.

Рассмотрим систему международного права ЕС в области страхования иного, чем стра­хование жизни (источники приведены в хронологическом порядке):

• Первая Директива Совета в области координации законов, нормативных актов и административного регулирования операций по прямому страхованию иному, чем страхование жизни, от 24 июля 1973 года (73/239/ЕЕС);

• Директива Совета по устранению ограничений при проведении прямого страхо­вания иного, чем страхование жизни, от 24 июля 1973 года (73/240/ЕЕС);

• Директива Совета, дополняющая Первую Директиву (73/239/ЕЕС), от 29 июня 1976 года;

• Директива Совета по координации законов, нормативных актов и администра­тивного регулирования операций по сострахованию на территории стран Сооб­щества от 30 мая 1978 года (78/473/ЕЕС);

• Директива Совета, дополняющая Первую Директиву специальными нормами в части операций по оказанию ассистанса туристам, от 10 декабря 1984 года (84/641/ЕЕС);

• Директива Совета, дополняющая Первую Директиву специальными нормами в части страхования кредитов и страхования юридической защиты, от 22 июня

1987 года (87/343/ЕЕС);

• Директива Совета по координации законов, нормативных актов и администра­тивного регулирования операций по страхованию юридических расходов от 22 июня 1987 года (87/334/ЕЕС);

• Вторая Директива Совета в области координации законов, нормативных актов и

административного регулирования операций по прямому страхованию иному,

чем страхование жизни, содержащая нормы, призванные ускорить реализацию свободы предоставления услуг и модифицирующая Первую Директиву, от 22 июня

1988 года (88/357/ЕЕС);

• Директива Совета, дополняющая Первую и Вторую директивы специальными нормами в части страхования ответственности владельцев автотранспортных средств, от 8 ноября 1990 года (90/618/ЕЕС);

• Третья Директива Совета в области координации законов, нормативных актов и

административного регулирования операций по прямому страхованию иному,

чем страхование жизни, и дополняющая Первую и Вторую директивы, от 18 июня 1992 года (92/49/ЕЕС);

и, кроме того,

• Директивы Совета по различным аспектам страхования гражданской ответствен­ности владельцев автотранспортных средств (от 24 апреля 1972 года, от 19 декаб­ря 1972 года, от 30 декабря 1983 года, от 14 мая 1983 года).

Система международного страхового права в области деятельности страховых посред­ников невелика и включает два источника:

• Директиву Совета, связанную с мерами, направленными на эффективную реа­лизацию свободы учреждения и свободы предоставления услуг в части, связан­ной с деятельностью страховых агентов и брокеров, в частности, меры переход­ного периода, связанные с такой деятельностью, от 13 декабря 1973 года (77/92/ ЕЕС),

• и Рекомендации Комиссии по страховым посредникам от 18 декабря 1991 года (92/48/ЕЕС).

Однако хорошо известно, что системы национального права ряда стран, например Великобритании, содержат специальные законы и законодательные акты, подробно и об­стоятельно регулирующие деятельность страховых брокеров (Акт о регистрации страховых брокеров 1977 года). Настоящий пример лишний раз подчеркивает, что система страхового права требует комплексного рассмотрения аспектов правового регулирования тех или иных правоотношений, учитывая как источники международного, так и национального права.

Следует отметить и директивы, подготовленные в настоящее время к принятию:

• по координации законов, нормативных актов и административного регулирова­ния, связанного с договором страхования.

Мы уже отмечали существенные различия в национальном праве стран-участниц, свя­занном с регулированием договора страхования. Выбор применимого права к договору страхования в настоящее время регламентируется Второй Директивой Совета и связан с отнесением риска к категории «массовых рисков» или крупных рисков. Однако предлагае­мая Директива предусматривает необходимость гармонизации основных принципов граж­данского регулирования договора страхования, в том числе о форме договора страхования, объявлении страхового риска и обязанности для страхователя сообщения всякой существенной информации о риске, уплате страховых премий, процедуре урегулирования убытков, дос­рочном прекращении договора страхования и прав третьих лиц по договору страхования;

• об обязательном прекращении деятельности страховых компаний.

Цель данной директивы состоит в установлении единообразного подхода к кредиторам из различных стран ЕС в случае принятия решения о принудительной ликвидации страхов­щика органом страхового надзора страны, где зарегистрирована страховая компания. Пред­полагается, что для защиты интересов застрахованных страховые компании должны будут формировать специальный резерв в составе обязательных страховых резервов;

• о дополнительном регулировании проведения операций по страхованию.

Проект директивы предусматривает возможность усиления контроля за деятельностью

«страховых групп», в состав которых входят как страховые общества и их представитель­ства, отделения, филиалы на территории Европейского Союза, так и на территории иных государств. Основным методом контроля должен стать расчет дополнительной («двойной») платежеспособности группы в целом, что распространяется на общества, в которых голов­ной компании принадлежит более 20% капитала или голосующих акций. Это требование будет распространяться и на перестраховочные общества, независимо от того, подлежит ли их деятельность контролю со стороны национального надзора в стране их учреждения или нет. Предусмотрена и возможность контроля за платежеспособностью учредителей страхо­вой компании, если они не являются страховыми обществами. Одно из обязательных тре­бований подготовленного нормативного акта — обязательный обмен информацией между национальными органами страховых надзоров в странах Европейского Союза;

• о надзоре за деятельностью финансовых объединений (конгломератов).

Создание финансовых групп, объединяющих в своем составе страховые общества, банки, пенсионные фонды, инвестиционные фонды, каждая из которых в отдельности является субъектом специального института административного права, заставляет прини­мать специальные нормы, регламентирующие платежеспособность таких «сращенных» по капиталу и видам деятельности субъектов. При этом, естественно, возникает дополни­тельный риск того, что негативные результаты деятельности, например банка, входящего в состав группы, могут негативно отразиться на платежеспособности страховщика, что поставит под угрозу возможность исполнения им обязательств по договору страхования. Помимо обязанности об обмене информацией между национальными органами надзора в области банковской, страховой деятельности, а также пенсионных и инвестиционных фон­дов, директива предполагает такой обмен и на межгосударственном уровне. Кроме этого, одним из способов обеспечения финансовой устойчивости таких групп должна стать допол­нительная маржа платежеспособности.

Рассмотрим общие подходы к регулированию деятельности страховых организаций на территории ЕС при осуществлении страховой деятельности при продаже страховых услуг по страхованию иному, чем страхование жизни. Директивы имеют предметом своего регули­рования и распространяются на деятельность субъектов, осуществляющих или намереваю­щихся осуществлять деятельность по прямому страхованию на территории государств Евро­пейского Союза. Под «прямым» страхованием, в отличие от договоров перестрахования, понимается договор страхования, заключенный между страховым обществом и страховате­лем, влекущий за собой обязанность произвести страховую выплату страховщиком при наступлении страхового случая.

Директивы содержат скорее косвенное, нежели прямое описание страховой деятель­ности. Ни один официальный документ ЕС не содержит дефиниции «страхования». Введе­ние такого понятия незамедлительно потребовало бы внесения изменений в национальные законодательства стран-участниц. Во-первых, действие директив распространяется на опе­рации по страхованию, под которыми директивы понимают определенную деятельность страхового общества, осуществляемую в соответствии с Классификацией, являющейся приложением к Первой Директиве от 24 июля 1973 года №73/239/ЕЕС. С другой стороны, Директивы прямо устанавливают, на проведение каких видов страхования действие Дирек­тив не распространяется, в том числе на страхование жизни (ст. 2 Первой Директивы по страхованию иному, чем страхование жизни), на финансовые операции, связанные с де­ятельностью инвестиционных и пенсионных фондов, государственное социальное страхо­вание, так называемое постоянное медицинское страхование, проводимое в Ирландии и Великобритании.

Кроме того, Директивы устанавливают перечень и квалификационные признаки субъек­тов страхования, на которые также не распространяется их действие, в том числе:

— на деятельность обществ взаимного страхования при условии, что их уставные доку­

менты содержат обязательства учредителей увеличить взносы в случае угрозы непла­тежеспособности; и оказываемые ими услуги по страхованию не связаны со страхо­ванием ответственности, а также страхованием ответственности и гарантий; доход от страховых операций не превышает 1,0 млн. экю; а также не менее половины годового дохода приходится на страховые взносы, уплаченные членами общества;

— на деятельность специальных юридических лиц, зарегистрированных в каждой из стран ЕС, в соответствии с прямым поименным перечнем. При этом такие орга­низации являются главным образом субъектами социального страхования, или это субъекты в форме государственных или общественных организаций, имею­щие монопольное право на проведение определенного вида страхования на опре­деленной территории.

Особенную сложность в определении юридических лиц, на деятельность которых рас­пространяется действие Директив ЕС, представлял британский Ллойд’с. С одной сторо­ны, юридическая форма Ллойд’с - объединение индивидуальных андеррайтеров или их групп — не соответствует ни одной из типичных юридических форм, разрешенных для учреждения страхового общества в какой-либо из стран: акционерному обществу, обществу с ограниченной ответственностью, коммандитному товариществу или обществу взаимного страхования. С другой стороны, известно, что организационно-правовая форма, способ управления и контроль за деятельностью Ллойд’с регламентируется специальным британс­ким законом о Ллойд’с, принятым еще в 1871 году.

Особенность правового положения Ллойд’с состоит и в том, что при заключении до­говора страхования или перестрахования на стороне, принимающей риск, участвует не Ллойд’с, а конкретный индивидуальный андеррайтер или синдикат. Вместе с тем регули­рование платежеспособности в соответствии с упомянутым законом относится к Ллойд’с в целом на основе и в соответствии с системой управления Ллойд’с. Указанное двойственное положение заставило исключить Ллойд’с из-под действия директив Европейского Союза (ст. 8 Директивы №73/239/ЕЕС), признав, однако, особенную форму такого юридичес­кого лица и его право на проведение операций по страхованию и перестрахованию, в соот­ветствии со специальным британским законом.

Такого рода дискуссия велась и во время подготовки Директив, однако принятое ре­шение скорее признало особую роль Ллойд’с в мировом страховом сообществе, нежели выдержало юридическую чистоту в требованиях к «лицам» на стороне страховщиков. Впос­ледствии такое же «особенное» регулирование было признано Директивами и в отношении платежеспособности Ллойд’с.

Кроме лиц, на которых распространяется действие директив в области страхования иного, чем страхование жизни, 1-й Директивой была установлена также и Классификация видов страхования, на право проведения которых соответствующим органом национально­го надзора страны, на территории которой учреждается страховщик, может быть выдана лицензия, т.е. административное разрешение к заключению договоров страхования. По­явление такого права у страховщика означает возникновение специальной правоспособно­сти, а также обязанностей следовать указаниям органа страхового надзора, связанным с ведением учета и предоставлением финансовой отчетности и так далее.

Классификация, предусмотренная Директивами ЕС, содержит только одно «отраслевое» деление - между страхованием жизни и страхованием иным, чем страхование жизни, оставляя за пределами законодательного акта вопрос о сущности подлежащих страхованию имуществен­ных интересов. При этом понятно, что, являясь источником административного права, дирек­тивы не решают задачи установления объекта страхования в договоре страхования, что является прямой компетенцией гражданского права. Вместе с тем, как мы уже отметили, Классифика­ция по классам страхования ЕС введена в целях появления специальной правоспособности стра­ховщика к заключению договоров страхования определенных видов, поэтому между гражданс­ким правом, регулирующим договор страхования, и административным, дающим страховщику право к заключению такого договора, не должно быть сущностных противоречий.

Концептуальный подход европейского страхового права связан с разделением страхо­вания на две отрасли: страхование жизни и страхование иное, чем страхование жизни. Это разделение имеет значение не только с точки зрения лицензирования страховых операций, но и разделения страховых организаций в целях государственного страхового надзора на два типа: проводящих исключительно страхование жизни или проводящих исключительно стра­хование иное, чем страхование жизни.

В основе такого деления лежит экономическая природа обязательств по страхованию жизни, которые связаны с долгосрочным характером действия договора страхования жиз­ни и особенным порядком формирования страхового резерва для исполнения будущих обя­зательств по таким договорам. Для целей страхового надзора к специализированным стра­ховым организациям предъявляются и различные требования к размеру уставного капита­ла, минимального гарантийного фонда, обеспечения платежеспособности при расчете маржи платежеспособности в виде норматива свободных активов, равно как и иные требования к расчету страховых резервов и размещению покрывающих их активов. Помимо различия в экономической природе страхового обязательства по договорам страхования жизни и стра­хования иного, чем страхование жизни, различие в режимах регулирования деятельности страховщиков и их специализация направлены на обеспечение защиты интересов страхова­телей и выгодоприобретателей по договорам страхования жизни.

Такое решение, принятое 1-й Директивой по страхованию иному, чем страхование жизни, заставило существенно изменить право о страховом надзоре ряда европейских госу­дарств, в частности, Португалии, Испании, Греции. Однако переходный период, уста­новленный для этих целей, был достаточно продолжительным — более 15 лет, что позволи­ло без ущерба для интересов страховщиков и страхователей выделить дочерние общества, специализированные на проведении того или иного вида страхования.

Классификация страхования иного, чем страхование жизни, являющаяся приложе­нием к тексту 1-й Директивы, выполняет следующие функции в системе административно­го регулирования деятельности страховщиков на территории стран ЕС:

— устанавливает единый методологический подход к определению лицензируемых видов деятельности; страховщики, независимо от места регистрации, имеют ли­цензии на право проведения одних и тех же видов страхования;

— от содержания лицензируемого вида страхования зависят требования к мини­мальному размеру гарантийного фонда (например, не менее 300 тысяч экю при страховании от несчастных случаев или страховании средств автотранспорта, не менее 400 тысяч при страховании кредита или различных видов гражданской от­ветственности, не менее 200 тысяч при страховании юридических расходов);

— классификация положена в основу деления принимаемых на страхование объек­тов по признаку «крупных» и «массовых» рисков, что является основополагаю­щим при выборе права, применяемого сторонами к договору страхования (ранее уже отмечалось, что страхование судов во всех случаях считается страхованием «крупных рисков», а страхование грузов может считаться таковым лишь в том случае, если товарооборот страхователя и иная его деятельность соответствуют ряду критериев).

Классификация составлена на основе объединения двух признаков: объектов страхова­ния и принимаемых на страхование рисков (опасностей). Например, класс 3 имеет название «Страхование автотранспортных средств», а класс 8 — «Страхование от огня и других стихий­ных бедствий» (см. Приложения). Такой подход содержит известные противоречия, однако во всех случаях, если в качестве основного критерия выбран объект страхования (например, суда), уточнения в классификации устанавливают, что в этот класс попадают любые риски и ущерб, которые могут быть причинены судну, включая в том числе и пожар.

Первоначально Классификация объединяла 17 классов страхования, однако позднее дополнилась восемнадцатым, именуемым «помощь», или ассистанс, предполагающий ока­зание любой помощи путешествующим, находящимся вдали от постоянного места прожи­вания. Такое дополнение 1-й Директивы произошло после принятия специальной дирек­тивы Совета от 10 декабря 1984 года №84/641/ЕЕС. Примечательно, что до принятия указанной Директивы на территории различных государств Европы существовали прямо противоположные законодательные подходы к регулированию деятельности по оказанию помощи путешествующим. Спектр таких услуг может быть чрезвычайно широк — от эваку­ации самого потерпевшего или его транспортного средства до проведения лечения в месте временного пребывания. Некоторые страны не относили такого рода услуги к страховым. Однако понятно, что стоимость оказанной услуги в непредвиденных обстоятельствах, выз­ванных несчастным случаем, всегда будет иметь для страхователя характер ущерба и поэто­му может рассматриваться как страховой интерес к заключению договора. Оказывая услуги по ассистансу, страховщики далеко не всегда компенсируют осуществленные затраты, но довольно часто имеют специальные службы, оказывающие такие услуги непосредственно. Следуя уже ранее отмеченному правилу, ассистанс был включен в классификацию не по признаку объекта страхования, а скорее по признаку особенного специального риска. Нео­днозначность толкования оказываемых в этом случае услуг повлияла и на установление обязательности надзора со стороны государства за осуществлением такой деятельности. Деятельность по оказанию услуг ассистанса не является предметом надзора, если юриди­ческое лицо не осуществляет никакой иной деятельности, кроме ассистанса, такие услуги предоставляются только на ограниченной территории, и годовой оборот оказываемых услуг не превышает 200 тыс. экю.

Установив основные классы страхования, Классификация разрешает также без полу­чения дополнительной лицензии проводить страхование сопутствующих рисков: например, страхование автотранспортного средства и страхование гражданской ответственности авто­владельца.

Заканчивая анализ Классификации классов страхования, принятой в странах ЕС, от­метим, что ее значение для практической реализации свободы предоставления услуг имеет принципиально важное, поскольку, основываясь исключительно на одинаковом толкова­нии и понимании содержания услуги, государства могут обеспечить одинаковый надзор и адекватную защиту интересов страхователей.

Основная задача 1-й Директивы по страхованию иному, чем страхование жизни, при­нятой в 1973 году, состояла в унификации национальных административных требований к учреждению и разрешению деятельности страховой организации в каждой из стран — уча­стниц Европейского Союза. Эти требования для страховых организаций, проводящих стра­хование иное, чем страхование жизни, могут быть сведены к следующим:

— предоставление программы деятельности (бизнес-плана) на три года по лицензи­руемому виду деятельности, которая устанавливает природу страховых рисков, принимаемых на страхование (требование о предоставлении страховых тарифов было отменено 3-й Директивой от 19 июля 1992 года), основные принципы пере­страхования, перечень активов, составляющих минимальный гарантийный фонд, план доходов и расходов и некоторые другие показатели;

— обладание гарантийным фондом в размере, рассчитанном как одна третья часть маржи платежеспособности, минимальная величина которого, в зависимости

от проводимого вида страхования, колеблется от 200 тысяч экю до 400 тысяч экю[224];

— предоставление сведений о надежности и платежеспобности учредителей или ква­лифицированных владельцах капитала страховой организации, независимо от того, являются они юридическими или физическими лицами[225];

— предоставление сведений и требование о добросовестности и порядочности управляющего персонала. Примечательно, что ст. 8 Третьей директивы от 18 июля 1992 года не устанавливает исчерпывающего комментария, какого рода информация о репутации управляющего может рассматриваться как негатив­ная (понятно, что главным образом источником такой информации являются решения судов по гражданским и уголовным делам, а также несостоятель­ность и банкротство обществ, где соответствующее лицо занимало руководя­щие посты, однако источники информации законодательством не лимитиро­ваны).

Если 1-я Директива (ст. 6) содержала требование о лицензировании страховой дея­тельности на территории каждого отдельного государства ЕС и допускала деятельность стра­ховой организации, учрежденной в другом государстве ЕС, на территории другого государ­ства только при соблюдении требования о коммерческом присутствии в виде:

— головного офиса страхового общества на территории одного из государств;

— отделения или агентства на территории другого государства — члена ЕС или госу­дарства, собирающегося им стать, то принятие 3-й Директивы сократило это требование только в отношении головного офиса. Кроме того, было установле­но, что не требует дополнительного лицензирования и обязательного коммерчес­кого присутствия расширение географии деятельности страховой организации и осуществление коммерческой деятельности в иных странах Союза.

Таким образом, в результате принятия 3-й Директивы на территории ЕС было завер­шено формирование единого страхового рынка, основанного на принципе «единой» ли­цензии на проведение страхования, выданной страховщику, зарегистрированному на тер­ритории одной из стран ЕС и одинаково признаваемой страховыми надзорами других стран, и контроля за финансовой устойчивостью и платежеспособностью страховщика только по месту регистрации головного офиса. Пользуясь терминологией, сложившейся во Всемир­ной торговой организации, страховые услуги предоставляются страхователям в режиме транс­граничной торговли, когда страхователь и страховщик являются субъектами различных юрисдикций, и такая сделка заключается с учетом требований международного частного права.

Формирование единого страхового пространства на территории Европейского Союза протекает тем не менее в условиях существования обособленных государств, в каждом из которых определены особенные требования к договору страхования в рамках национального гражданского права. Степень различий в национальном регулировании договора страхова­ния достаточно велика[226], так же как и велика разница в гражданско-процессуальном праве, связанном с судебной защитой интересов застрахованных лиц по договору. Это поставило вопрос о правовом регулировании в рамках страхового права ЕС процедуры выбора граж­данского права, применимого к договору страхования при его заключении в режиме транс­граничной торговли, т.е. в случаях, когда страховщик и страхователь являются лицами (субъектами), правоспособность и деятельность которых регулируется законами различных государств.

Принципы коллизионного права были установлены 2-й Директивой по страхованию иному, чем страхование жизни, от 22 июня 1988 года №88/357/ЕЕС. Концептуальным основанием при этом явилось разделение всех объектов страхования на «крупные» и «массо­вые» риски, описание которых мы приводили в начале настоящего раздела.

Если объект страхования по договору отнесен к «крупным» рискам, то стороны вправе выбрать применимое право к договору страхования, так же как и процессуальное право, а также форму и место разрешения спора по договору страхования. И напротив, в отноше­нии «массовых» рисков право ЕС полностью следует концепции защиты интересов застра­хованных, устанавливая преимущественное применение права страны постоянного прожи­вания страхователя или места расположения риска.

В частности:

— если страхователь постоянно проживает на территории одной из стран ЕС, на территории которой расположен объект страхования (страховой риск), то неза­висимо от места регистрации страховщика договор страхования должен быть зак­лючен в соответствии с требованиями гражданского права страны постоянного проживания страхователя, за исключением случаев, если правом такой страны не предусмотрено разрешение использовать для заключения подобного рода меж­дународных договоров право иных стран;

— если страна постоянного места проживания страхователя и страна места располо­жения объекта страхования (страхового риска) не совпадают, то страхователь и страховщик вправе применять к договору страхования гражданское право одной из этих стран;

— если страхователь занимается коммерческой деятельностью и имеет контракты, заключенные с контрагентами в 2 и более странах, то стороны, заключая дого­вор страхования, могут применять как право любой из таких стран, так и право постоянного проживания или регистрации страхователя.

Приведенный выше установленный порядок применения права к договору страхова­ния со всей очевидностью мог бы вступать в противоречие с национальным правом об обязательном страховании. К примеру, страхователь постоянно проживает в стране, на территории которой определенный вид страхования не является обязательным, однако объект страхования расположен в стране, где связанный с ним риск подлежит обязательному стра­хованию. Используя правило о выборе применения законодательства к договору, страхова­тель мог бы не заключать договора страхования в отношении такого риска. Во избежание указанного противоречия 2-я Директива одназначно установила, что такие договоры под­чиняются законодательству стран, установивших обязательное страхование каких бы то ни было рисков[227].

Анализируя принципы и историю формирования единого страхового пространства на территории ЕС в области страхования иного, чем страхование жизни, необходимо остано­виться на регламентации перестрахования.

Экономическая природа перестрахования, как известно, состоит во вторичном пере­распределении рисков, принимаемых страховщиками по договорам страхования, заклю­ченным со страхователями, на основании передачи части риска по одному договору или виду страхования в целом другому страховщику или профессиональному перестраховочно­му обществу. Передача рисков по договорам перестрахования достаточно часто связана с заключением договоров перестрахования между страховщиком и перестраховщиком, заре­гистрированными на территории различных государств. Операции международного пере­страхования являются одной из характерных особенностей развития международного рынка страхования.

Отмеченные обстоятельства привели к тому, что операции по перестрахованию стали предметом регулирования в рамках Директив Европейского Союза. Пристальное внимание к данной проблеме со стороны Европейского Союза можно объяснить тем фактом, что две стра­ны, Германия и Великобритания, являются крупнейшими рынками международного пере­страхования, обеспечивающими получение почти половины международной перестраховоч­ной премии. Для деятельности международных перестраховщиков характерно заключение до­говоров перестрахования в режиме трансграничной торговли, когда страховщик и перестрахов­щик расположены на территории различных государств, что предопределяет существенные особенности способа регулирования взаимоотношений сторон в договоре страхования.

Кроме того, следует обратить внимание и на особенное отношение в системе страхо­вого надзора к деятельности перестраховщиков как специализированных коммерческих орга­низаций. При этом следует разделять страховые организации, которые проводят операции по принятию рисков в перестрахование нерегулярно или в дополнение к своей основной деятельности по заключению договоров страхования со страхователями, и профессиональ­ных перестраховщиков, занимающихся исключительно перестрахованием. Если первые подлежат административному регулированию со стороны органов национального страхово­го надзора в полном объеме, то регулирование деятельности перестраховщиков имеет су­щественные страновые различия и особенности. В ряде стран прецедентного права: Вели­кобритании, Ирландии и ряде других — к деятельности перестраховщиков требования за­конодательства о платежеспособности применяются в полном объеме. В то время как в большинстве других стран: Германия, Франция — перестраховщики не только не получают государственной лицензии на право проведения перестраховочных операций, но и не под­лежат контролю за обеспечением платежеспособности. Сведения о состоянии и финансо­вой устойчивости перестраховочных обществ обычно собираются и анализируются между­народными рейтинговыми агентствами, такими, как «A.M.Best» или «Standard and Poors», становясь достоянием всего мирового страхового рынка.

Административное регулирование деятельности перестраховщиков в директивах ЕС свя­зано, во-первых, со свободой учреждения и предоставления услуг по перестрахованию, во-вторых, с регулированием финансового положения страховщика с учетом результатов операций по перестрахованию, в том числе путем установления порядка отражения в от­четности страховых организаций участия перестраховщиков в принятых на страхование рис­ках, а также порядка расчета маржи платежеспособности страховщика с учетом результатов перестрахования.

Директива Союза о свободе учреждения и предоставления услуг по перестрахованию стала первой директивой, принятой в области регулирования торговли страховыми услугами (25 февраля 1964 года №64/225/ЕЕС), и установила снятие любых ограничений на осуществ­ление операций по перестрахованию и ретроцессии как профессиональными перестраховщи­ками, так и страховщиками, для которых перестрахование не является основным видом деятельности. Учитывая природу обязательства договора перестрахования, Европейский Союз применил к регламентации операций по перестрахованию принципиально иную схему адми­нистративного регулирования, чем в отношении операций по прямому страхованию. Не было предпринято ни предварительных мер по унификации национальных требований, при­менимых к деятельности перестраховщиков, ни дальнейшей гармонизации национальных законодательств в единое регулирование в области перестрахования. Такое различие связано с тем, что договор перестрахования заключается между профессиональными участниками рынка, которые владеют инструментами юридической защиты своих интересов, и нет необ­ходимости введения дополнительных требований со стороны органов государственного стра­хового надзора о платежеспособности и финансовой устойчивости стороны договора, прини­мающей риск в договоре перестрахования.

Вступление директивы в силу предусматривало ее имплантацию в национальные зако­нодательства в течение 6 месяцев. Фактически срок, в течение которого директива стала частью национальных законодательств, составил в разных странах от года до четырех лет и потребовал известных усилий со стороны ЕС.

Что касается отражения в финансовом учете и отчетности результатов операций по перестрахованию (независимо от того, на территории какой юрисдикции зарегистрирован перестраховщик), то 1-я Директива по страхованию иному, чем страхование жизни, и Директива от 19 декабря 1991 года №91/674/ЕЕС устанавливают, что сформированные стра­ховщиком технические резервы содержат также и информацию о доле перестраховщика в исполнении обязательств по страховым выплатам, а также долю перестраховщика в резерве незаработанных страховых премий. При этом общее правило состоит в том, что порядок отражения в бухгалтерском учете страховщика доли перестраховщика в обязательствах явля­ется компетенцией национального законодательства.

Известны две основные системы отражения участия перестраховщика в обязательствах, использующие брутто-метод и нетто-метод. Брутто-метод предполагает, что обязательства стра­ховщика отражаются в полном размере, при нетго-методе обязательства страховщика отража­ются за вычетом доли, приходящейся на перестраховщиков. Соответственно при использова­нии брутто-метода для адекватного отражения в отчетности размера обязательств страховщика на стороне активов появляется сальдирующая статья «доля перестраховщиков в технических резервах», при этом в соответствии со ст. 15 Первой Директивы по страхованию иному, чем страхование жизни, национальные органы страхового надзора вправе устанавливать макси­мальную величину доли перестраховщиков, принимаемой в покрытие технических резервов. Однако примеров установления в национальном праве стран ЕС таких ограничений нет.

Весьма существенным образом результаты операций по перестрахованию влияют и на определение маржи платежеспособности страховщиков (ст. 16 Первой Директивы по страхова­нию иному, чем страхование жизни). В размере до 50% необходимая сумма свободных акти­вов страховщика, рассчитанная по утвержденным этой же директивой методикам, может быть уменьшена соответственно доле перестраховщика в полученных премиях по прямому страхова­нию или в страховых выплатах, оплаченных страховщиком. Из расчетов убедительно видна роль перестрахования в обеспечении финансовой устойчивости страховых операций[228].

Государственные органы национального страхового надзора, анализируя программу деятельности страховщика при лицензировании, рассматривают также и его программу и приниципы перестрахования. Они имеют право потребовать изменения перестраховщика, если они располагают сведениями о его недостаточной финансовой устойчивости или иной неблаговидной информацией.

В заключение отметим, что свобода предоставления услуг по перестрахованию на территории Европейского Союза реализована в полной мере и в гораздо более весомой степени, чем в других странах мира, таких, как США, Австралия или Япо­ния.

Одновременно с изменением национальных законодательств стран-участниц об ад­министративном надзоре за деятельностью страховщиков были унифицированы и тре­бования к текущему бухгалтерскому учету и финансовой отчетности страховых организа­ций. За период между принятием Первой и Третьей директив (около 20 лет) был принят ряд директив, устанавливающих единые принципы и формы бухгалтерского уче­та в страховых организациях: Директива ЕС от 19 декабря 1991 года о годовой отчетности и консолидированных отчетах страховых организаций №91/674/ЕЕС, Четвертая Дирек­тива от 25 июля 1978 года №78/660/ЕЕС, основанная на статье 54(3) (§) Договора о годовой отчетности компаний определенного типа, а также Четвертая Директива от 13 июня 1983 года №83/349/УУС, основанная на статье 54 (3) ^) Договора о консолиди­рованной отчетности.

Финансовое право в области страхования включает регулирование правоотношений между страховщиками и соответствующими государственными органами исполнительной власти в следующих аспектах:

1) правоотношения по поводу формирования подлежащих налогообложению фи­нансовых результатов; здесь нам представляется возможным рассмотреть следую­щие вопросы: особенности состава финансов страховой организации и определе­ния финансовых результатов страховщиков;

2) правоотношения по поводу правового положения страховых премий и страховых выплат и их налогообложения; властный элемент государственного регулирова­ния связан прежде всего с правовым положением страховой премии: рассматри­вается ли она как общественно необходимые затраты страхователя и потому включается в состав затрат страхователя — юридического лица или исключается из совокупного годового дохода страхователей - физических лиц; является ли страховая премия, получаемая страховщиком, объектом налогообложения и объектом уплаты иных обязательных платежей; подлежит ли налогообложению страховая выплата по договору страхования, и каковы основания для того или иного решения.

Финансовое право в области страхования сформировано в системе финансового права в целом каждого из государств Европейского Союза и имеет в этой связи в каждой из стран существенные особенности. Необходимо также отметить и влияние исторического насле­дия на формирование финансовой и налоговой систем каждой из стран Европейского Со­юза. Вполне закономерно, что на современной стадии формирования единого страхового пространства ЕС национальные особенности в области финансового права и налогообложе­ния продолжают сохраняться, существенным образом влияя на условия деятельности стра­ховых организаций на территории каждой национальной юрисдикции. Устранение указан­ного противоречия между интернациональным характером деятельности страховщиков и национальной формой налогообложения результатов их деятельности, судя по всему, будет составлять одно из направлений гармонизации и унификации законодательства в ближай­шем будущем.

Как известно, главной особенностью финансов страховых организаций является выделение в составе пассивов бухгалтерского баланса страховщиков страховых резер­вов. Правовое положение страховых резервов определяется следующими обстоятель­ствами.

Во-первых, назначение страховых резервов состоит в выделении в составе обяза­тельств страховщика обязательств, связанных исключительно с договором страхова­ния. Можно выделить следующие обязательства, связанные с договорами страхова­ния:

— обязательства, связанные с осуществлением страховых выплат по договорам стра­хования, в том числе выплат, размер которых уже известен, или предполагает­ся, или размер которых невозможно предсказать в связи с характером обязатель­ства по договору, однако предполагается, что наступление страхового случая может иметь катастрофические или столь существенные последствия для страхов­щика, что могут привести к его банкротству;

— обязательства, связанные со страховой премией по заключенным договорам стра­хования, которая относится к будущему отчетному периоду.

Во-вторых, образование страховых резервов и их увеличение в течение отчетного года уменьшает финансовые результаты страховщика, тем самым уменьшая налогообла­гаемую базу. Это предопределяет необходимость установления в законодательном поряд­ке определения адекватности размера страховых резервов, их состава и влияния на фи­нансовый результат страховщика.

Закрепление такой обязанности за страховщиками произошло путем принятия ряда директив, закрепивших законодательные основы ведения бухгалтерского учета в страховых организациях и предоставления финансовой отчетности: бухгалтерского баланса и финан­сового отчета о прибылях и убытках.

Одновременно директивы Европейского Союза преследовали решение и другой зада­чи: в целях обеспечения принципа единообразия контроля за деятельностью страховщиков, учрежденных в любом государстве сообщества, необходимо было сделать одинаковыми и их балансы и формы отчетности, а также методы ведения бухгалтерского учета во всех стра­нах, независимо от места нахождения страховщика.

Так, ст.ст. 24 — 31, 57 — 62 Директивы от 19 декабря 1991 года № 91/674/ЕЕС уста­навливают состав и порядок расчета страховых резервов, единообразный для всех страховых организаций, учрежденных на территории Европейского Союза. В страховании ином, чем страхование жизни, к таким резервам относятся: резерв страховых премий; резерв страхо­вых убытков (выплат); эквилизационные резервы[229].

Состав страховых резервов и методы их расчета отнесены директивами к компетен­ции национальных страховых надзоров (ст. 20, 30, 60 и иные статьи упомянутой дирек­тивы). Так, например, в дополнение к резервам, формирование которых подчинено требованиям директив ЕС, страховые организации в Голландии имеют право формиро­вать дополнительные эквилизационные резервы, увеличение которых также влияет на величину финансовых результатов. Так, по страхованию жизни такой резерв рассчиты­вается в размере 0,09% резерва взносов по страхованию жизни и не может превышать 2,25% страховых взносов, полученных страховщиком по страхованию жизни в текущем

году. По страхованию иному, чем страхование жизни, такой резерв рассчитывается в размере 1,35%, однако его величина, накопленная за годы деятельности страховой орга­низации, не может превышать 22,5% страховой премии, полученной в текущем отчет­ном году. Кроме этого, страховщики формируют специальный резерв по страхованию ядерных рисков.

Закрепление правового положения страховых резервов и их места в годовом бухгалтер­ском балансе и отчете о прибылях и убытках произошло в юридическом документе, имею­щем наивысшую юридическую силу в Европейском Союзе, что исключает дальнейшую дискуссию о правомерности их образования страховыми организациями. Вместе с тем уро­вень влияния национального регулирования на состав и величину страховых резервов по- прежнему достаточно велик, что может создавать различные условия деятельности страхо­вых обществ в различных странах и привести к различным финансовым результатам их деятельности при прочих равных условиях.

Кроме того, существенно различаются и ставки налога на прибыль, которые уплачи­вают страховые организации. Как правило, ставки налога на прибыль для страховщиков не отличаются от общих ставок налога на прибыль, уплачиваемого любыми юридическими лицами, зарегистрированными в той или иной юрисдикции. Ниже приведены данные ста­вок налога на прибыль, применяемых в некоторых странах Европейского Союза.

Таблица.

Ставки налога на прибыль, применяемые в некоторых странах ЕС

Страна Ставка налога на прибыль, %
Австрия 34
Бельгия 40,17
Дания 34
Финляндия 28
Франция * 33
Греция 35
Ирландия 36
Италия 52,2
Голландия 35
Португалия 39,6
Великобритания 31

Источник: Insurance regulation in Europe, Clifford Chance, 1998 * — во Франции ставка налога на прибыль увеличивается до 41,6%, если годовой оборот плательщика налога составляет более 5,0 млн. франков.

Общим правилом стран Европейского Союза является признание страховых премий общественно необходимыми затратами и включение их в состав затрат страхователей — юридических лиц в полном объеме.

Вместе с тем в большинстве стран страховые взносы по страхованию иному, чем страхование жизни, не исключаются из налогооблагаемого дохода граждан, являющихся страхователями. Существенно иначе регулируется порядок определения налогооблагаемой базы граждан при уплате страховых взносов, уплачиваемых страхователями по договорам страхования жизни и пенсионного страхования. Ниже приведены соответствующие сведе­ния по некоторым странам.

Таблица.

Особенности исчисления налогооблагаемой базы при расчете величины

подоходного налога в некоторых странах ЕС

bgcolor=white>
Страна Общее правило: взносы исключаются из налогооблагаемой базы Особенности
Австрия По страхованию от несчастных случаев, здоровья, страхованию рент, если годовой доход страхова­теля менее 750,000.0 авст. шиллингов
Дания По страхованию жизни и пенсий
Финляндия По страхованию пенсий в пределах 15,0 тыс. фин­ских марок в год до 10% налогооблагаемого годо­вого дохода страхователя, однако выплаты под­лежат налогообложению По страхованию жиз­ни не облагаются налогом выплаты в случае смерти стра­хователя в пределах 200,0 тыс. финских марок, выплаты при дожитии до окон­чания срока договора облагаются налогом по ставке 28%
Франция По страхованию жизни с условием выплаты по­жизненных аннуитетов; по страхованию жизни, заключенному работодателем в пользу работни­ков; по страхованию жизни, или заключенному нерезидентами, или если объект страхования рас­положен за пределами Франции
Г ермания По страхованию здоровья, страхованию от несча­стных случаев и страхованию гражданской ответ­ственности граждан; по страхованию жизни только на случай смерти; по страхованию жизни с выплатой аннуитетов, если срок действия догово­ра превышает 12 лет - в пределах сумм, установленных законодательством
Греция По индивидуальному страхованию жизни в пре­делах 200,0 тыс. драхм ежегодно
Италия По индивидуальному страхованию жизни и стра­хованию от несчастных случаев в размере 22% от уплаченной страховой премии в пределах 550,0 тыс. итальянских лир
Португалия По индивидуальному страховнию жизни, страхо­ванию здоровья и страхованию от несчастных случаев в пределах 36,0 тыс. португальских эску­до
Испания До 15% по медицинскому страхованию, до 10% по страхованию жизни на случай смерти и на дожитие

Швеция По страхованию пенсий, заключенному со страховщиками-резидентами, в пределах 36,6 тыс. шведских крон
Англия По отдельным видам страхования жизни, заключаемым на срок более 10 лет, в пределах сумм, установленных законодательством
Голландия По индивидуальным договорам страхования жизни с выплатой аннуитетов, если срок договора страхования не менее 15 лет, в пределах сумм, установленных законодательством
Источник: Insurance regulation in Europe, Clifford Chance, 1998.

Представленные выше данные достаточно ясно иллюстрируют отсутствие сколько-ни­будь системного подхода в странах ЕС как к квалификации видов страхования, взносы по которым могут уменьшать налогооблагаемую базу при расчете подоходного налога с граж­дан и природе страховых взносов, уплачиваемых индивидуальными страхователями по до­говорам страхования жизни, так и к унификации решения о правовом положении стра­ховых взносов по долгосрочному страхованию жизни и возможности уменьшения налогооб­лагаемого дохода страхователя при заключении таких договоров. Однако можно сделать некоторые общие выводы о тенденции, складывающейся в странах ЕС в отношении налого­обложения страховых взносов по договорам долгосрочного страхования жизни.

Долгосрочное страхование жизни рассматривается как форма обеспечения имуществен­ных интересов граждан в старости, и сбережения, осуществляемые на основании договоров страхования жизни, имеют существенный социальный эффект, и потому в большинстве стран государство поощряет граждан к сбережениям путем заключения договоров страхова­ния жизни и пенсионного страхования. Таким стимулом является возможность уменьшения налогооблагаемой базы при уплате подоходного налога гражданами на величину уплачивае­мых страховых взносов. Однако налоговые льготы распространяются исключительно на дол­госрочные договоры страхования, по которым срок выплат предусмотрен по истечении более чем 10-летнего периода. При этом налоговые льготы ограничены или максимальным разме­ром страховых взносов, на который может быть уменьшен годовой доход, или долей от величины уплаченных страховых взносов, однако также при условии установления макси­мально возможной исключаемой из налогооблагаемой базы гражданина суммой.

В связи с рассмотрением правового положения страховой премии и ее социального значения нельзя не остановиться на порядке налогообложения страховых выплат, выплачи­ваемых по договорам страхования. Назначение страхования состоит в компенсации убытка (ущерба), причиненного застрахованным имущественным интересам. Эта юридическая ак­сиома закреплена в гражданском законодательстве всех стран. Страховая выплата имеет своей целью восстановление имущественного положения страхователя после наступления страхового случая в размере причиненного ущерба, но не более страховой суммы. Невоз­можность дополнительного обогащения путем страховой выплаты по договору страхования имеет закрепление в законодательстве в основных статьях, регулирующих договор имуще­ственного страхования. По указанной причине страховые выплаты по договорам страхова­ния имущества, страхования ответственности, страхования от несчастных случаев и болез­ней не подлежат налогообложению. Действительно, при наступлении страхового случая имущество страхователя уменьшается за счет утраты части активов, или возникает дебитор­ская задолженность по погашению возникших обязательств вследствие причинения вреда имущественным интересам третьих лиц. В конечном счете это приводит к ухудшению финансового положения страхователя и появлению убытка как финансового результата его деятельности. Во всех случаях страхователь заинтересован компенсировать убыток, то есть привести свой баланс в состояние, предшествовавшее наступлению убытка.

В случаях же с договорами индивидуального страхования, как мы видели, страховая премия по договору уплачивается из чистого дохода граждан, т.е. после уплаты гражданами подоходного налога. Налогообложение страховых выплат неизбежно привело бы к возникнове­нию двойного налогообложения и к невозможности провести компенсацию наступившего убытка в полной сумме, поскольку всякий раз страховая выплата уменьшалась бы на сумму налога.

Страховые взносы как плата за услуги по страхованию, предлагаемые страховыми орга­низациями, занимают особенное положение в странах Европейского Союза с точки зрения обложения их налогом на добавленную стоимость. Как известно, экономическая природа страховых операций состоит в перераспределении страховых рисков путем аккумуляции стра­ховых премий и выплаты страховых возмещений страхователям при возникновении убытков. При этом в страховании не создается новая стоимость, а в части, связанной с уплатой нетто- страховой премии, происходит перераспределение ранее созданной стоимости. Исходя из презумпции, что в страховании не создается новая стоимость, страховые организации в странах Европейского Союза не являются плательщиками налога на добавленную стоимость.

Однако во многих странах Европы страховые взносы являются объектом специального налога - налога со страховых премий, который по своей природе и форме достаточно схож с налогом с оборота. Приведенная ниже таблица позволяет составить представление о став­ках налога со страховых премий, а также иных обязательных сборах, рассчитываемых, как правило, в зависимости от величины уплачиваемой страховой премии.

Таблица.

Сводная таблица применяемых ставок налогообложения страховой деятельности

в некоторых странах ЕС

Страна Налог на страховые взносы по страхованию иному, чем страхование жизни Налог на страховые взносы по страхованию жизни Сбор на пожар­ные бригады
Австрия 1% — по страхованию здо­ровья, 11% —имущества и ответственности, от несча­стных случаев - 4% 2,5% — по страхованию аннуитетов, 11% — по страхованию на дожитие при сроке менее 10 лет
Бельгия 9,25%, за исключением морского страхования и обязательного страхования ответственности автовла­дельцев - 1,4%1} 4,4%2)
Дания 12% или 0,25 датской кроны с каждых 5,0 тыс. страховой суммы3) 1,50 датской кроны за каждые 5,0 тыс. страхо­вой суммы
Финлян­

дия

22% 4) 3% по страхова­нию от огня
Франция От 7 до 30% »

Г ермания 15% или 10%, если также уплачивается пожарный сбор 5% по отдельным видам страхования
Италия 12,5 — 22,25%6) 2,5%
Испания 4% ~п
Англия 4% 81

Источник: Insurance regulation in Europe, Clifford Chance, 1998.

Примечания к таблице:

1) за исключением договоров перестрахования

2) за исключением договоров индивидуального страхования, перестрахования

3) за исключением страховых взносов, уплаченных по взаимному страхованию; по

обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве, морскому и авиационному страхованию, по всем договорам со страховой суммой меньше 10 датских крон, по договорам коллективного страхования жизни

4) за исключением всех видов договоров индивидуального страхования, страхова­

ния кредитов, перестрахования, международного морского страхования

5) за исключением морского страхования и страхования грузов, перестрахования

6) за исключением перестрахования

7) за исключением пенсионного страхования, долгосрочного страхования жизни,

перестрахования, международного морского страхования, включая пассажиров

8) за исключением перестрахования, авиастрахования, железнодорожного транспорта,

международного морского страхования, страхования кредитов и некоторых других.

Прежде всего мы должны обратить внимание на то, что приведенные данные не могут считаться всеобъемлющими и абсолютно полными. Однако их анализ позволяет сделать некоторые выводы. Как объекты налогообложения, так и ставки налога чрезвычайно раз­нятся от страны к стране. Во всех странах не облагаются налогом перестраховочные премии и страховые взносы по договорам обязательного социального страхования, и почти во всех — страховые премии, уплачиваемые страхователями по договорам морского международ­ного страхования (главным образом по страхованию международных перевозок грузов). Можно считать устоявшимся в европейских странах подход, согласно которому страховые взносы по страхованию жизни также не являются объектом уплаты налога на страховые взносы, если договор страхования заключается на достаточно продолжительный срок.

Общим правилом для всех стран Европейского Союза является то, что такой налог уплачивается в случаях, если страхователь и/или объект страхования находится на террито­рии, соответствующей юрисдикции, и договор страхования заключается со страховщи­ком, зарегистрированным в этой же стране или на территории одной из стран Европейско­го Союза. Если же договор страхования заключен со страховой организацией, не зарегис­трированной на территории ЕС, то возможны два решения такой ситуации: либо налог на страховую премию не уплачивается, либо обязанность по его уплате переходит на страхова­теля, заключающего договор страхования. Во всех остальных случаях плательщиками нало­га являются страховые организации, которые предоставляют необходимую отчетность в национальные налоговые органы.

При такой пестроте и разнице от страны к стране выбора объекта налогообложения и применимых ставок налога переход к единому страховому рынку на территории стран ЕС неизбежно столкнулся с проблемой применения финансового права к заключенным дого­

ворам страхования и получаемым страховым взносам при заключении договора страхова­ния между страхователем одной страны и страховщиком, зарегистрированным в другом государстве. Можно также предположить, что столь существенно различающиеся налого­вые режимы создают неравные конкурентные условия проведения страховой деятельности в различных странах, что, по всей видимости, должно стать поводом для более детального рассмотрения и гармонизации страхового права в странах Союза.

В настоящее время в положениях директив, касающихся налогообложения страховой премии, установлено, что исчисление налога на страховую премию по договорам страхова­ния иным, чем страхование жизни, подчиняется праву страны, в которой расположен объект страхования (мы приводили применяемые правила в начале настоящего исследова­ния), а по договорам страхования жизни - страны, на территории которой заключается договор. Одновременно предусмотрено, что правила, в соответствии с которыми стороны могут выбрать применимое право к договору страхования, никоим образом не изменяют правила, применимые в отношении налогообложения страховых премий.

Таким образом, финансовое право в области страхования в странах Европейского Союза состоит из международного права, являющегося частью национального права различных стран после принятия соответствующих национальных законов, в частности, о правовом положении и составе страховых резервов страховщиков и определении финансовых резуль­татов страховых организаций, хотя и в таком регулировании права и влияние национальных органов надзора может иметь очень существенное значение при определении состава стра­ховых резервов страховщиков, и права национального, устанавливающего виды уплачива­емых налогов, объекты налогообложения и ставки налогов. По нашему мнению, такой подход привносит существенные различия в условия деятельности страховых организаций в различных странах и может оказывать существенное влияние на условия конкуренции в страховании.

Контрольные вопросы к Главе 39:

1. Что послужило основанием формирования единого страхового пространства на тер­ритории ЕС?

2. В чем состоят общие принципы функционирования единого страхового простран­ства ЕС?

3. Приведите примеры соотношения национального регулирования проведения стра­ховых операций и единых правил ЕС.

4. В чем состоят особенности классификации страховых услуг по страхованию ино­му, чем страхование жизни, в ЕС?

5. Назовите основные требования ЕС, предъявляемые к деятельности страховых орга­низаций при проведении операций по страхованию иному, чем страхование жизни.

6. В чем состоят особенности регулирования деятельности перестраховщиков на тер­ритории ЕС?

7. Сформулируйте общие подходы к налогообложению страховой деятельности в стра­нах ЕС.

8. Назовите основные проблемы и противоречия современного этапа европейской интеграции в области страхования. В чем состоят основные причины названных противо­речий?

<< | >>
Источник: Адамчук Н.Г., Асабина С.Н., Клоченко JI.H., Сахаров B.C., Турбина К.Е., Цветкова Л.И., Юлдашев Р.Т.. Теория и практика страхования. Учебное пособие — М.:Анкил.. 2003

Еще по теме Глава 39. Формирование единого страхового пространства в рамках ЕС:

  1. ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ
  2. Словарь
  3. Глава 9 Правовое регулирование конкуренции и ограничения монополистической деятельности
  4. Глава 3. Теория страхового фонда
  5. Глава 27. Страхование от огня и сопутствующих рисков, включая перерыв процесса производства
  6. Глава 38. Глобализация мирового страхового рынка: причины, формы и тенденции
  7. Глава 39. Формирование единого страхового пространства в рамках ЕС
  8. Эволюция государственного строя (1918-1933 гг.)
  9. Д
  10. Н