<<
>>

4.2. Методы, основанные на использовании знаний и интуиции специалистов

Развитие системного анализа неразрывно связано с такими понятиями, как «мозговая атака», «сценарии», «дерево целей», морфологические методы и т.п. Перечисленные термины харак­теризуют тот или иной подход к активизации выявления и обоб­щению мнений опытных специалистов-экспертов (термин «экс­перт» в переводе с латинского означает «опытный»).
Иногда все эти методы называют «экспертными» или (логико-индуктив­ными). Однако есть и особый класс методов, связанных непо­средственно с опросом экспертов, так называемый метод экс­пертных оценок (так как при опросах принято проставлять оценки в баллах и рангах), поэтому названные и подобные им подходы иногда объединяют термином «качественные» (огова­ривая условность этого названия, так как при обработке мнений, полученных от специалистов, могут использоваться и количест­венные методы). Этот термин (хотя и несколько громоздкий) в большей мере, чем другие отражает суть методов, к которым вынуждены прибегать специалисты, когда они не только не мо­гут сразу описать рассматриваемую проблему аналитическими зависимостями, но и не видят, какие из рассмотренных выше методов формализованного представления систем могли бы по­мочь получить модель для принятия решения.

Возникновение перечисленных терминов связано, как пра­вило, с конкретными условиями проведения исследований или даже с именем автора подхода. Однако варианты последующего применения методов настолько разнообразны, что сейчас трудно говорить об однозначности приведенных терминов.

Дадим краткий обзор экспертных методов.

Методы типа мозговой атаки. Данная концепция получила широкое распространение с начала 1950-х гг. как «метод система­тической тренировки творческого мышления», направленный на «открытие новых идей и достижение согласия группы людей на основе интуитивного мышления». Методы этого типа известны также под названиями мозгового штурма, конференций идей, кол­лективной генерации идей (КГИ).

Обычно при проведении мозговой атаки, или сессий КГИ, стараются выполнить определенные правила, суть которых сво­дится к тому, чтобы обеспечить как можно большую свободу мышления участников КГИ и высказывания ими новых идей. Для этого рекомендуется приветствовать любые идеи, даже если они вначале кажутся сомнительными или абсурдными (обсуж­дение и оценка идей проводится позднее), не допускается кри­тика, не объявляется ложной идея и не прекращается обсужде­ние ни одной идеи. Требуется высказывать как можно больше идей (желательно нетривиальных), стараться создавать как бы цепные реакции идей.

В зависимости от принятых правил и жесткости их выпол­нения различают прямую мозговую атаку, метод обмена мнения­ми, методы типа комиссий, судов (когда одна группа вносит как можно больше предложений, а вторая — старается их макси­мально критиковать) и т.п. В последнее время иногда мозговую атаку проводят в форме деловой игры.

На практике подобием сессий КГИ являются разного рода совещания — конструктораты, заседания ученых и научных со­ветов, специально создаваемых временных комиссий.

В реальных условиях достаточно трудно обеспечить жесткое выполнение требуемых правил, создать «атмосферу мозговой атаки», на конструкторатах и советах мешает влияние должно­стной структуры организации: трудно собрать специалистов на межведомственные комиссии. Поэтому желательно применять способы привлечения компетентных специалистов, не требую­щие обязательного их присутствия в конкретном месте и в кон­кретное время и устного высказывания своих мнений.

Методы типа «сценариев». Методы подготовки и согласова­ния представлений о проблеме или анализируемом объекте, из­ложенных в письменном виде, получили название сценариев. Первоначально этот метод предполагал подготовку текста, содер­жащего логическую последовательность событий или возможные варианты решения проблемы, развернутые во времени. Однако позднее обязательное требование временных координат было снято, и сценарием стали называть любой документ, содержа­щий анализ рассматриваемой проблемы и предложения по ее решению или по развитию системы, независимо от того, в какой форме он представлен.

Как правило, на практике предложения для подготовки подобных документов пишутся экспертами вна­чале индивидуально, а затем формируется согласованный текст.

Сценарий не только предусматривает содержательные рассу­ждения, помогающие не упустить детали, которые невозможно учесть в формальной модели (в этом собственно и заключается основная роль сценария), но и содержит, как правило, результа­ты количественного технико-экономического или статистиче­ского анализа с предварительными выводами. Группа экспертов, подготавливающая сценарий, пользуется обычно правом полу­чения необходимых справок от предприятий и организаций, не­обходимых консультаций.

На практике по типу сценариев разрабатывались прогнозы в отраслях промышленности. Разновидностью сценариев можно считать комплексные программы научно-технического прогрес­са и его социально-экономических последствий.

Роль специалистов по системному анализу при подготовке сценария состоит в следующем:

• помочь привлекаемым ведущим специалистам соответст­вующих областей знаний выявить общие закономерности системы;

• проанализировать внешние и внутренние факторы, влияю­щие на ее развитие и формирование целей;

• определить источники этих факторов;

• проанализировать высказывания ведущих специалистов в периодической печати, научных публикациях и других ис­точниках научно-технической информации;

• создать вспомогательные информационные фонды (лучше автоматизированные), способствующие решению соответ­ствующей проблемы.

В последнее время понятие сценария все больше расширяется в направлении как областей применения, так и форм представ­ления и методов их разработки: в сценарий вводятся количест­венные параметры и устанавливаются их взаимозависимости, предлагаются методики подготовки сценария с использованием ЭВМ (машинных сценариев), методики целевого управления подготовкой сценария.

Сценарий позволяет создать предварительное представление о проблеме (системе) в ситуациях, когда не удается сразу отобра­зить ее формальной моделью.

Но все же сценарий — это текст со всеми вытекающими последствиями (синонимия, омонимия, парадоксы), связанными с возможностью неоднозначного его толкования разными специалистами. Поэтому такой текст следует рассматривать как основу для разработки более формализованно­го представления о будущей системе или решаемой проблеме.

Методы экспертных оценок. Изучению возможностей и осо­бенностей применения экспертных оценок посвящено много работ. В них рассматриваются формы экспертного опроса (раз­ные виды анкетирования, интервью), подходы к оцениванию (ранжирование, нормирование, различные виды упорядочения и т.д.), методы обработки результатов опроса, требования к экс­пертам и формированию экспертных групп, вопросы трениров­ки экспертов, оценки их компетентности (при обработке оценок вводятся и учитываются коэффициенты компетентности экспер­тов, достоверности их мнений), методики организации эксперт­ных опросов.

Выбор форм и методов проведения экспертных опросов, подходов к обработке результатов опроса и т.д. зависит от кон­кретной задачи и условий проведения экспертизы. Однако су­ществуют некоторые общие проблемы, которые нужно помнить специалисту по системному анализу. Остановимся на них под­робнее.

Возможность использования экспертных оценок, обоснова­ние их объективности обычно базируется на том, что неизвест­ная характеристика исследуемого явления трактуется как слу­чайная величина, отражением закона распределения которой является индивидуальная оценка специалиста-эксперта о досто­верности и значимости того или иного события. При этом предполагается, что истинное значение исследуемой характери­стики находится внутри диапазона оценок, получаемых от груп­пы экспертов, и что обобщенное коллективное мнение является достоверным.

Однако в некоторых теоретических исследованиях это пред­положение подвергается сомнению. Например, предлагается раз­делить проблемы, для решения которых применяются экспертные оценки, на два класса.

К первому классу относятся проблемы, которые достаточно хорошо обеспечены информацией и для которых можно исполь­зовать принцип «хорошего измерителя», считая эксперта храни­телем большого объема информации, а групповое мнение экс­пертов — близким к истинному.

Задачи коллективного приня­тия решений по формированию целей, совершенствованию методов и форм управления обычно можно отнести к первому классу. Однако при разработке прогнозов и перспективных пла­нов целесообразно выявлять «редкие» мнения и подвергать их более тщательному анализу.

Ко второму классу относятся проблемы, в отношении кото­рых знаний для уверенности в справедливости названных пред­положений недостаточно; экспертов нельзя рассматривать как «хороших измерителей», и необходимо осторожно подходить к обработке результатов экспертизы, поскольку в этом случае мнение одного (единичного) эксперта, больше внимания уде­ляющего исследованию малоизученной проблемы, может ока­заться наиболее значимым, а при формальной обработке оно будет утрачено. В связи с этим к задачам второго класса в ос­новном должна применяться качественная обработка результа­тов. Использование методов осреднения (справедливых для «хо­роших измерителей») в данном случае может привести к суще­ственным ошибкам.

Другая проблема, которую нужно иметь ввиду при проведе­нии системного анализа, заключается в следующем: даже в слу­чае решения проблем, относящихся к первому классу, нельзя забывать о том, что экспертные оценки несут в себе не только узкосубъективные черты, присущие отдельным экспертам, но и коллективно-субъективные черты, которые не исчезают при обра­ботке результатов опроса (а при применении «Дельфи»-процедуры даже могут усиливаться). Иными словами, на экспертные оценки нужно смотреть как на некоторую «общественную точку зре­ния», зависящую от уровня научно-технических знаний общест­ва относительно предмета исследования, которая может менять­ся по мере развития системы и наших представлений о ней. Следовательно, экспертный опрос — это не одноразовая проце­дура. Такой способ получения информации о сложной пробле­ме, характеризующейся большой степенью неопределенности, должен стать своего рода «механизмом» в сложной системе, т.е. необходимо создать регулярную систему работы с экспертами.

Следует обратить также внимание на то, что использование классического частотного подхода к оценке вероятности при организации проведения экспертных опросов бывает затрудни­тельным, а иногда и невозможным (из-за невозможности дока­зать правомерность использования представительности выбор­ки). Поэтому в настоящее время ведутся исследования характера вероятности экспертной оценки, базирующиеся на теории, раз­мытых множеств Заде, на представлении об экспертной оценке как степени подтверждения гипотезы или как вероятности дос­тижения цели. Одной из разновидностей экспертного метода является метод изучения сильных и слабых сторон организации, возможностей и угроз ее деятельности — метод SWOT-анализа.

Методы типа «Дельфи». Метод «Дельфи», или метод «дель­фийского оракула», первоначально был предложен О. Хелмером и его коллегами как итеративная процедура при проведении мозговой атаки, которая способствовала бы снижению влияния психологических факторов при повторении заседаний и повы­шении объективности результатов. Однако почти одновременно «Дельфи»-процедуры стали средством повышения объективно­сти экспертных опросов с использованием количественных оце­нок при оценке «дерева цели» и при разработке «сценариев».

Основные средства повышения объективности результатов при применении метода «Дельфи» — использование обратной связи, ознакомление экспертов с результатами предшествующе­го тура опроса и учет этих результатов при оценке значимости мнений экспертов.

В конкретных методиках, реализующих процедуру «Дельфи», это средство используется в разной степени. Так, в упрощенном виде организуется последовательность итеративных циклов моз­говой атаки. В более сложном варианте разрабатывается про­грамма последовательных индивидуальных опросов с помощью анкет-вопросников, исключающих контакты между экспертами, но предусматривающих ознакомление их с мнениями друг друга между турами. Вопросники от тура к туру могут уточняться. Для снижения таких факторов, как внушение или приспособление к мнению большинства иногда требуется, чтобы эксперты обосно­вали свою точку зрения, но это не всегда приводит к желаемому результату, а напротив, может усилить эффект приспособляемо­сти. В наиболее развитых методиках экспертам присваивают ве­совые коэффициенты значимости их мнений, вычисляемые на основе предшествующих опросов, уточняемые от тура к туру и учитываемые при получении обобщенных результатов оценок.

В силу трудоемкости обработки результатов и значительных временных затрат первоначально предусматриваемые методики «Дельфи» не всегда удается реализовать на практике. В послед­нее время процедура «Дельфи» в той или иной форме обычно сопутствует любым другим методам моделирования систем — морфологическому, сетевому и т.д. В частности, весьма пер­спективная идея развития методов экспертных оценок, предло­женная в свое время В.М. Глушковым, состоит в том, чтобы со­четать целенаправленный многоступенчатый опрос с «разверт­кой» проблемы во времени, что становится вполне реализуемым в условиях алгоритмизации такой (достаточно сложной) проце­дуры и использования компьютерной техники.

Для повышения результативности опросов и активизации экспертов иногда сочетают процедуру «Дельфи» с элементами деловой игры: эксперту предлагается проводить самооценку, ставя себя на место конструктора, которому реально поручено выполнять проект, или на место работника аппарата управле­ния, руководителя соответствующего уровня системы организа­ционного управления и т.д.

Метод «дерева целей». Эта идея впервые была предложена У. Черменом в связи с проблемами принятия решений в про­мышленности.

Термин «дерево» подразумевает использование иерархиче­ской структуры, полученной путем разделения обшей цели на подцели, а их, в свою очередь, на более детальные составляю­щие, которые можно называть подцелями нижележащих уров­ней, а с некоторого уровня — функциями. Как правило, термин «дерево целей» используется для иерархических структур, имею­щих отношения строго древовидного порядка, но сам метод иногда применяется и в случае «слабых» иерархий. Поэтому в последнее время все большее распространение получает пред­ложенный В.М. Глушковым термин «прогнозный граф», кото­рый может представляться и в виде древовидной иерархической структуры, и в форме структуры со «слабыми» связями.

При использовании метода «дерево целей» в качестве средст­ва принятия решений часто вводят термин «дерево решений». При применении «дерева» для выявления и уточнения функций управления говорят о «дереве целей и функций». При структу­ризации тематики научно-исследовательской организации удоб­нее пользоваться термином «дерево проблемы», а при разработ­ке прогнозов — термином «дерево направлений развития (или прогнозирования развития)» или упомянутым выше термином «прогнозный граф».

Метод «дерева целей» ориентирован на получение полной и относительно устойчивой структуры целей, проблем, направле­ний, т.е. такой структуры, которая на протяжении какого-то периода времени мало изменялась при неизбежных изменени­ях, происходящих в любой развивающейся системе. Для дос­тижения этого при построении вариантов структуры следует учитывать закономерности целеобразования и использовать принципы и методики формирования иерархических структур целей и функций.

Морфологический подход. Основная его идея — систематиче­ски находить наибольшее число, а в пределе — все возможные варианты решения поставленной проблемы или реализации сис­темы путем комбинирования основных (выделенных исследова­телем) структурных элементов системы или их признаков. При этом система или проблема может разбиваться на части разны­ми способами и рассматриваться в различных аспектах.

Термином «морфология» в биологии и языкознании опреде­ляется учение о внутренней структуре исследуемых систем (ор­ганизмов, языков) или сама внутренняя структура этих систем. Идея морфологического опроса мышления восходит к Аристо­телю и Платону, к известной средневековой модели механиза­ции мышления Р. Луллия. Однако в систематизированном виде методы морфологического анализа сложных проблем были раз­работаны швейцарским астрономом Ф. Цвикки, и долгое время морфологический подход к исследованию и проектированию сложных систем был известен под названием метода Цвикки.

Отправными точками морфологического исследования Ф. Цвикки считает:

• равный интерес ко всем объектам морфологического мо­делирования;

• ликвидацию всех ограничений и оценок до тех пор, пока не будет получена полная структура исследуемой области;

• максимально точную формулировку проблемы.

Кроме этих общих положений, Цвикки предложил ряд от­дельных методов морфологического моделирования: системати­ческого покрытия поля (МСПП); отрицания и конструирования (МОК); морфологического ящика (ММЯ), экстремальных ситуа­ций (МЭС); сопоставления совершенного с дефектным (МССД), обобщения (МО). Наибольшую известность получили три пер­вых метода.

МСПП предполагает, что существует некоторое число так называемых «опорных пунктов» знания в любой исследуемой области. Этими пунктами могут быть теоретические положения, эмпирические факты, открытые законы, в соответствии с кото­рыми протекают различные процессы, и т.д. Исходя из ограни­ченного числа опорных пунктов знания и достаточного числа принципов мышления, морфологическим методом покрытия поля ищут все возможные решения поставленной проблемы.

Деловые игры. Это наиболее эффективные методы овладения новыми знаниями, методами хозяйствования и управления. Де­ловые игры как метод имитации выработан для принятия управ­ленческих решений в различных ситуациях путем игры по за­данным правилам группы людей или человека и компьютера. Они позволяют с помощью моделирования и имитации процес­сов выйти на анализ, решение сложных практических задач, обеспечить формирование мыслительной культуры, управления, мастерства общения, принятия решений, инструментальное рас­ширение управленческих навыков.

Деловые игры выступают как средства анализа систем управ­ления и подготовки специалистов.

Разработку деловой игры необходимо начинать с четкой формулировки ее назначения. После этого можно приступать к формированию схемы игры и основных ее правил. В выбранной схеме функционирования надо предельно точно отразить опыт работы реальных систем, обратив особое внимание на структуру системы, целевые функции подсистем и системы в целом, на выбор управляющих воздействий и т.д.

Одна из основных сложностей построения модели исследуе­мой ситуации заключается в том, что стремление к наиболее полному отражению исследуемой ситуации может привести к излишней детализации модели, которая, в свою очередь, повле­чет за собой усложнение информационного обеспечения по­строенной модели. В результате увеличивается время, затрачи­ваемое на игру, затрудняется понимание происходящих процес­сов. Все это приводит к тому, что эффективность проведения игры снижается. Лучший способ избежать такого рода опасно­сти заключается в том, чтобы постоянно помнить о конкретной цели проектируемой игры. Но при этом следует учитывать, что ситуации, анализируемые в игре, не должны быть упрошены до такой степени, что необходимое решение можно было бы найти непосредственно без глубокого анализа протекающих процессов, так как в этом случае результаты, полученные при анализе хозяй­ственной деятельности, будут носить поверхностный характер.

Формирование правил игры должно включать в себя описа­ние методов оценки степени достижения целей игры. Если де­ловая игра моделирует системы, в которых цели могут формиро­ваться только качественно, либо при количественном выраже­нии трудно указать в явном виде связь степени достижения цели с истинными возможностями подсистем, то при построении иг­ры особое внимание следует уделить разработке методов степе­ни оценки достижения цели.

Опыт разработки и проведения деловых игр показывает, что деловую игру целесообразно представить как описание некото­рой последовательности разделов. Как правило, описание игры включает девять разделов:

1. Общая характеристика;

2. Описание ситуации;

3. Цель игры;

4. Задача центра;

5. Задача участников игры;

6. Формальная модель;

7. Анализ формальной модели;

8. Руководство для участников игры;

9. Результаты проведения игры.

Раздел 6 включается в описание игры, если формализация модели позволяет лучше понять суть игры, или если в дальней­шем предполагается провести анализ формальной модели.

Раздел 7 может отсутствовать, если известными математиче­скими средствами провести анализ модели или невозможно или слишком громоздко.

Может отсутствовать и раздел 9, если нет опыта проведения деловой игры.

Каждая деловая игра состоит из нескольких партий. Одна партия большинства деловых игр состоит из трех этапов:

• первый этап — сбор информации, т.е. сообщение элемен­тами в вышестоящий орган (центр) запрашиваемой инфор­мации;

• второй этап — обработка полученной информации и вы­работка соответствующих решений;

• третий этап — реализация полученных решений, подсчет значений целевых функций.

Количество партий, как правило, не ограничивается заранее, хотя возможны варианты, когда количество партий фиксиро­вано. По завершении игры проводится подведение итогов, ана­лиз игры.

<< | >>
Источник: A.B. Игнатьева, М.М. Максимцов. Исследование систем управления: учеб. пособие для сту­дентов вузов, обучающихся по специальностям «Государ­ственное и муниципальное управление» и «Менеджмент». — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, — 167 с.. 2012

Еще по теме 4.2. Методы, основанные на использовании знаний и интуиции специалистов:

  1. Метод "Делъфи"
  2. ТЕМА 10 ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ КАПИТАЛ. СУЩНОСТЬ, МЕТОДЫ НАКОПЛЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
  3. 5.1. Методы, основанные на концепции дисконтирования
  4. 5.2. Методы, основанные на учетных оценках
  5. Подход, основанный на использовании дерева вероятностей
  6. Глава 11. МЕТОДЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОБСТВЕННЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ДЛЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ ОБОРОТНОГО КАПИТАЛА
  7. методы предупреждения и прогнозирования банкротства, основанные на использовании финансовых коэффициентов
  8. Методы прогнозирования банкротства, основанные на использовании сравнительного анализа
  9. Структурно-логическая схема как метод обучения и контроля знаний
  10. СОСТАВ МЕТОДОВ