<<
>>

§2. Возбуждение уголовного дела и первоначальный этап расследования

Большинство уголовных дел возбуждается сначала по признакам конкретных преступлений, в ходе расследования которых обнаруживаются признаки состава, предусмотренного ст. 210 УК РФ. Направление доказывания в таких случаях осуществляется от частного к общему, т.е.
индуктивным методом. Дело может быть возбуждено и по результатам проведенных оперативно-розыскных ме­роприятий, но это бывает крайне редко, о чем будет сказано ниже.

Одна из первых задач расследования— выявление базовой преступной ориентации преступно­го сообщества или организации, их криминальной «окраски». Эту задачу можно выполнить в тес­ном взаимодействии с оперативными подразделениями органов внутренних дел, ФСБ в зависимо­сти от характера расследуемых преступлений. Выявление базовой преступной деятельности обусловливает работу по вьщвижению следственных версий, составлению планов расследования и проведения ОРМ, их своевременную коррекцию.

Важное значение имеет своевременная фиксация следов нетипичных и побочных преступлений, совершаемых отдельными членами ОПФ, с последующей переориентацией на раскрытие базовых преступлений и изобличение организаторов, руководителей и активных участников ОПФ. Факто­ром, способствующим успеху такой тактики, является то, что нетипичные преступления обычно менее подготовлены, часто носят ситуативный характер, а следовательно, оставляют после себя до­казательственную базу, достаточную для их раскрытия и изоляции отдельных членов преступного формирования.

При совершении преступлений, представляющих основания полагать, что они совершены пре­ступным сообществом или организацией, следует обращать внимание на наличие объективных признаков такой криминальной активности. Ими могут быть:

- наличие следов и материальных последствий, свидетельствующих о тщательной подготовке и продуманности совершения преступлений и способов их сокрытия;

- хорошая осведомленность о конкретном объекте посягательства.

В частности, о финансовом положении потерпевшего;

- высокий уровень технической оснащенности преступной группы (современные средства связи, подслушивающие устройства, вооруженность, наличие форменного обмундирования и доку­ ментов работников правоохранительных органов и т.д.);

- состояние явной подавленности, растерянности и замкнутости потерпевших и свидетелей;

- немедленное включение защитных средств в противодействие расследованию с момента появ­ ления в деле подозреваемых (быстрое еще в момент доставления подозреваемого появление наиболее подготовленных адвокатов, не адекватный ситуации интерес к расследованию со сто­ роны должностных лиц различного ранга, попытки с их стороны повлиять на ход расследова­ ния);

1 Лозоепцкая Г.П., Скоренок А. А. Особенности влияния организованной преступности государств - участников СНГ на состояние преступности в России // Российский следователь. — М, 2002. С. 24.

- обеспечение привилегированного режима содержания обвиняемых в следственных изоляторах, постоянное снабжение их добротными передачами, незаконное получение свиданий в обход следователя;

- массированное использование средств массовой информации с обвинениями в противозаконно­ сти действий правоохранительных органов, формирование общественного мнения в интересах подозреваемых и обвиняемых;

- постоянно проявляемое «внимание» к потерпевшим и основным свидетелям с тем, чтобы по­ влиять на их позицию.

В зависимости от конкретной ситуации, помимо этих, проявляются и другие признаки.

Уже на первоначальном этапе расследования необходимо иметь представление о факторах, про­тиводействующих деятельности правоохранительных органов по разоблачению организованных преступных формирований. Их знание помогает следователю и оперативным работникам прогно­зировать развитие ситуации, предвидеть поведение подозреваемых и обвиняемых, позицию защиты и более осмысленно подходить к выбору тактических приемов проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Многие из этих факторов обусловливаются психологией участников преступного сообщества или организации, жесткими правилами внутренней дисципли­ны и ответственностью за отклонения от обшей линии поведения. По этой причине целесообразно по ранее расследованным делам независимо от их конечного результата собрать максимум инфор­мации о личных качествах подозреваемого или обвиняемого, их линии поведения и способах защи­ты на предварительном следствии. Ориентация на «интересы и ценности» организованного пре­ступного формирования отражаится на предварительном следствии в установке на отказ от какого-либо психологического контакта со следователем и оперативными работниками либо, напротив, стремлением войти к ним в доверие, представить себя невинной жертвой. Параллельно с этим со­участниками подозреваемых или обвиняемых изыскиваются каналы и возможности оказать влия­ние на следователя, надзирающего прокурора, судью, получить информацию о ходе расследования и дальнейших намерениях следователя от отдельных оперативных работников. Зачастую такая ак­тивность напрямую связана с попытками подкупа этих должностных лиц, несколько реже с угроза­ми, а иногда и с их реализацией. При такой активности члены ОПФ неизбежно сталкиваются с не­обходимостью постоянного общения друг с другом с помощью технических средств связи. Ввиду этого следует как можно раньше обеспечить в установленном законом порядке контроль и запись переговоров. Даже при максимальной конспирации взаимного общения, зашифровки переговоров вполне можно определить характер и направление действий по противодействию расследованию. Попутно выявляются возможные фигуранты среди коррумпированных должностных лиц. Однако сами попытки выхода на то или иное должностное лицо еще не означает, что оно обязательно кор­румпировано. Нередко, когда члены ОПФ ищут возможные контакты, во властных структурах ос­таются, прежде всего, интеллектуальные следы, подлежащие фиксации с помощью средств наблю­дения, контроля и записи переговоров, снятия информации с технических каналов связи.

Исходя из сказанного отметим, что при расследовании дел этой категории важен правильный подбор членов следственной группы и должностных лиц органов дознания для оперативного со­провождения расследования. Помимо профессионализма, необходимо учитывать и личные качест­ва. Недопустимо включение в эту группу лиц, в отношении которых имеются сомнения в их чест­ности, а также болтливых, склонных к злоупотреблению спиртными напитками, беспорядочным связям с женщинами и т.п. В противном случае участие таких лиц чревато не только утечкой ин­формации, но и повышенной уязвимостью для различного рода провокаций со стороны организо­ванных преступных формирований и облегчением вербовочных подходов к ним.

С особым вниманием следует относиться к подбору такого участника уголовного судопроиз­водства, как переводчик (ст. 59 УПК РФ). В настоящее время это особо актуально ввиду распро­страненности преступной деятельности со стороны этнических организованных преступных фор­мирований. С одной стороны, переводчик должен свободно владеть языком. С другой— есть случаи, когда переводчики, пользуясь незнанием языка следователем, вступают в противоправные контакты с подозреваемым, обвиняемым, осуществляют умышленно искаженный перевод и стано­вятся посредниками в отношениях с представителями ОПФ. По делам о любых формах организо­ванной преступности целесообразно в централизованном порядке на уровне правоохранительных органов субъектов Федерации сформировать штат переводчиков из числа проверенных людей. Но, как говорится, доверяй, но проверяй. Одного только предупреждения об уголовной ответственно­сти за заведомо ложный перевод явно недостаточно. По этой причине возможно дублирование пе­реводчика, его внезапная подмена другим и иные комбинации. В таких ситуациях проведение наи­более значимых следственных действий предпочтительно фиксировать с применением аудио- или

видеозаписи, с последующим представлением протокола и этих записей другому переводчику для проверки правильности сделанного перевода.

Дополнительным неблагоприятным для следствия фактором является то, что по многим делам потерпевшие не отличаются корректностью как участники уголовного процесса, а иногда их дея­тельность прямо противозаконна. Это обстоятельство активно используется защитой, с учетом не­подготовленности судей и прокуроров к рассмотрению дел этой категории. Участие на предвари­тельном следствии сразу нескольких защитников у одного обвиняемого или подозреваемого при отсутствии достаточного опыта у следователя может внести дезорганизацию в расследование. Зло­употребление правом адвоката на свидание с обвиняемым наедине и без ограничения во времени используется для саботирования проведения следственных действий, умышленного затягивания времени с целью добиться освобождения арестованных за истечением процессуальных сроков либо использовать это время для изматывания потерпевших и свидетелей, изыскать дополнительные возможности выхода на «нужных» людей и т.д.

Противодействие расследованию может быть как правомерным (в рамках, установленных уго­ловно-процессуальным законом), так и неправомерным. Первый способ противодействия использу­ется наиболее активно. Для его нейтрализации следователь должен обладать высоким уровнем пра­вовой культуры, терпением и выдержкой, неукоснительно и точно исполнять все предписания процессуального закона, тщательно планировать проведение следственных действий, заблаговре­менно сообщать о месте и времени их проведения защитникам обвиняемого.

Как уже отмечалось, чтобы эффективно нейтрализовать противодействие расследованию, сле­дователь должен быть процессуально грамотным и подготовленным, отслеживать судебную прак­тику. В том числе и практику Конституционного Суда РФ. Так, определением Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 300-01 была признана неконституционной практика многократно­го возобновления уголовного дела после его прекращения, в том числе и по причине неполноты проведенного расследования, так как такая практика в течение длительного времени оставляет по­дозреваемого в положении неопределенности.

По этой причине нельзя легковесно подходить к во­просам прекращения уголовных дел в целях так называемой экономии процессуальных сроков, с тем чтобы не выходить за продлением сроков предварительного следствия на уровень вышестоя­щих прокуратур. Возобновление производства по ранее прекращенному уголовному делу возможно по вновь открывшимся или новым обстоятельствам и в пределах сроков давности привлечения ли­ца к уголовной ответственности.

Аналогичная ситуация может возникнуть и при незаконном приостановлении предварительного следствия по п. 2, 3 и 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, когда сторона защиты представит доказательства, что подозреваемый или обвиняемый в действительности не скрывались или давно выздоровели, реаль­но могли принимать участие в следственных и процессуальных действиях и т.п. К сожалению, по­добной практике многократного прекращения уголовных дел или приостановления следствия по­рой способствуют и органы прокуратуры из-за боязни выходить на вышестоящий уровень с продлением процессуальных сроков.

Иногда подозреваемый или обвиняемый ведут настоящую игру со следователем, отказываясь от участия защитника в деле, с надеждой впоследствии, что его частично «признательные» показания (в большинстве случаях ложные и уводящие следствие в сторону преступлений небольшой или средней тяжести) будут признаны недопустимым доказательством по основаниям п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ. Иногда такая тактика защиты применяется в целях войти в доверие к следователю, усы­пить его бдительность, добиться освобождения из-под стражи. Так, Р. во время нахождения под стражей пообещал выдать спрятанное оружие и боеприпасы к ним. При проведении проверки его показаний на месте были обнаружены несколько непригодных для стрельбы «стволов» и незначи­тельное количество боеприпасов к ним. Комбинация с его временным освобождением из-под cipa-жи позволила отследить большое количество взрывчатых веществ, которые Р. пытался перепрятать. Действительно, при расследовании дел этой категории иногда стоит идти на обоснованный риск с освобождением из-под стражи для выявления дополнительных доказательств. Но осуществлять та­кую комбинацию необходимо только в тесном взаимодействии с оперативными подразделениями. Иногда содержащиеся под стражей обвиняемые (задержанные подозреваемые) ложно оговаривают себя в преступлениях, которые они не совершали, в целях добиться проведения проверки показаний на месте и осуществить побег в ходе проведения этого следственного действия или наладить кон­такты с оставшимися на свободе сообщниками через родственников или знакомых. Для соверше­ния побега подбираются места, хорошо известные обвиняемому (подозреваемому), позволяющие

1 РГ 2002. 15 января.

внезапно скрыться, или, напротив, многолюдные места, в которых затруднено применение огне­стрельного оружия. Для установления связи с «волей» избираются места, в которых находятся род­ственники или знакомые обвиняемого (подозреваемого). Тщательный предварительный анализ об­становки проведения проверки показаний на месте позволяет следователю «вычислить» намерения обвиняемого (подозреваемого) и воспрепятствовать их осуществлению.

Относительно распространенным явлением стала такая форма противодействия расследованию, которую никак нельзя назвать правомерной, как направление в различные инстанции многочислен­ных жалоб о якобы имевших место противоправных действиях следователя или оперативных ра­ботников, вымогательстве взятки и т.п. Заявления и жалобы по своей правовой природе представ­ляют сообщение о совершении должностного преступления, что обязывает при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, связанного с подозрением в его соверше­нии конкретного лица, рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный до­нос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении (ч. 2 ст. 148 УПК РФ). В свою очередь, распространение ложного сообщения о преступлении может об­разовать признаки преступления, предусмотренного ст. 298 УК РФ как клеветы в отношении сле­дователя, особенно если это деяние соединено с обвинением в совершении тяжкого или особо тяж­кого преступления. Эти уголовно-правовые меры против противоправных способов защиты от уголовного преследования следует решительно использовать в необходимых случаях. При этом следует учитывать, что подобные жалобы и заявления фабрикуются и составляются самими участ­никами организованных преступных групп или с их подачи. Возбуждение и расследование новых уголовных дел по ст. 298 или 306 УК РФ позволит не только пресечь эти действия, но и собрать до­полнительные доказательства преступной деятельности преступного сообщества (организации).

Помимо факторов, препятствующих расследованию, следователь должен хорошо знать законо­мерности и обстоятельства, способствующие разложению организованных преступных формирова­ний, и использовать их для достижения успеха в раскрытии и расследовании преступлений.

Объективной основой возникновения таких факторов являются характер и структура взаимоот­ношений в преступной организации или сообществе. Это жесткое подчинение большинства ее чле­нов лидерам преступного формирования, иерархическое строение, где есть свои «активисты» и аут­сайдеры, эксплуатация рядовых членов организации ее руководством, его паразитирование на криминальном бизнесе и присвоение львиной доли преступных доходов с наименьшим риском быть разоблаченным и подвергнуться наказанию. Стремление преступного формирования к полу­чению максимальной прибыли усиливает эксплуатацию рядовых членов, порождая иногда острые конфликты и соперничество. Когда преступное сообщество или организация включают значитель­ное число участников, появляются центробежные тенденции. Ядро формирования стремится к ус­тановлению еще более жесткой дисциплины, а ряд ее членов как бы уходит в «оппозицию», неко­торые из них отклоняются от базовой направленности преступной деятельности, совершают эксцессы и даже пытаются создать свои внутренние группировки, разлагающие организованное формирование, что порождает «разборки» внутри группы.

Значимым фактором является постоянное противоборство между конкурирующими преступ­ными группировками по отраслевому или территориальному признаку. Такая борьба неизбежно ос­тавляет информацию о численности, структуре, криминальной направленности преступных форми­рований, их лидерах, взаимоотношениях между членами, коррумпированных связях, финансовых возможностях, местах и способах отмывания преступных доходов и т.д. Результаты такого проти­воборства нередко выливаются в совершение преступлений в отношении друг друга, материальные следы которых должны использоваться и для доказывания наличия и функционирования преступ­ного сообщества (организации).

Уголовное дело может быть возбуждено и по результатам дел оперативного учета при условии, что в них имеются достаточные для проведения следственных действий сведения о составе, струк­туре и членах организованного преступного формирования, его криминальной направленности и отдельных готовящихся или совершенных преступлениях, местах нахождения следов преступле­ния, вещественных доказательствах и иных документах. Проведение каких-либо официальных дос-ледственных проверок в таких случаях означает сокрытие возможных следов преступления и про­вал всего замысла по пресечению и раскрытию преступной деятельности. Проведение расследования должно начинаться с производства внезапных обысков, выемок, осмотров, контроля и записи переговоров, т.е. собирания материальных следов преступной деятельности в сочетании с гесным оперативным сопровождением. В зависимости от результатов перечисленных следственных действий при наличии на то законных оснований следственной группе целесообразно приступить к задержанию подозреваемых и допросам потерпевших и основных свидетелей.

Уже на начальных этапах расследования следует продумать и применять предусмотренные процессуальным законодательством меры обеспечения безопасности потерпевшего, его представи­теля, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц (ч. 9 ст. 166 УПК РФ). Также предъявление для опознания во многих случаях целесообразно проводить в условиях, ис­ключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, (ч. 8 ст. 193 УПК РФ).

В ходе предварительного следствия следует использовать возможности проведения оперативно-розыскных мероприятий с подозреваемым, содержащимся под стражей (а по процессуальной ана­логии и с обвиняемым). В этих целях в соответствии с ч. 2 ст. 95 УПК РФ допускаются встречи со­трудника органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с подозревае­мым с письменного разрешения следователя. Опасаясь давать показания на официальном допросе, подозреваемый (обвиняемый) может в беседе с оперативным работником дать значимую информа­цию для расследования дела, которая поможет сориентировать следствие на поиск и фиксацию до­казательств процессуальным путем.

<< | >>
Источник: Под общ. ред. В.В. Мозякова. Руководство для следователей. М.: Экзамен, - 912 с.. 2005

Еще по теме §2. Возбуждение уголовного дела и первоначальный этап расследования:

  1. 25.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  2. 26.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  3. 27.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  4. 28.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  5. 29.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  6. 30.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  7. 31.2. Особенности возбуждения уголовных дел. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  8. 32.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  9. 34.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования
  10. 31.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  11. 32.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  12. 34.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  13. 35.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  14. 36.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  15. 37.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  16. 40.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  17. 42.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  18. 43.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования уклонений от уплаты налогов с организаций и налоговых преступлений, совершаемых гражданами
  19. 33.2. Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя
  20. 35.2. Особенности возбуждении уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -