<<
>>

§ 6. Международное воздушное и космическое право

1. Понятие, сущность и принципы международного воздушного права. Международное воздушное право развивалось одновре­менно с авиацией. Основным источником международного воздушного права явля­ются международные договоры.
Важнейшим международным актом в области воздушного права стала подписанная в 1944 г. в Чикаго Конвенция о международной гражданской авиации. Участники Конвенции признали право каждого государства на суверенитет над воздушным пространством над своей территорией. В ней установлены правила полетов над территорией договаривающихся государств; меры содействия аэронавигации; ус­ловия, подлежащие соблюдению в отношении воздушных судов. В Конвенции содержатся положения об учреждении Международной организации гражданской авиации (ИКАО), целями которой являются разработка принципов и методов международных аэронавигаций, содействие развитию международного воздушного транспорта с тем, чтобы обеспечить упорядоченное развитие международной гражданской авиации, поощрять развитие воздушных трасс, аэропортов и аэронавигационных средств, способствовать безопасности полетов. СССР присоединился к Чикагской конвенции в 1970 г., Российская Федерация в порядке правопреемства является ее участницей и выполняет предусмотренные ею обязатель­ства.

Конвенция не применяется к воздушным судам, находящимся у определенных государственных органов (военных, полицейских, таможенных). Все остальные воздушные суда отнесены к гражданским, хотя и могут являться государственной собственностью.

В Минске 25 декабря 1991 г. страны СНГ подписали Соглашение о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства. В рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 24 марта 1992 г. Россия, Франция, ФРГ, Великобритания, Украина и другие европейские государства, а также США и Канада подписали Договор по открытому небу, устанавливающий «режим открытого неба», т.

е. право государств-участников на проведение наблюдательных полетов над территориями друг друга для получения информации о военной деятельности.

В период существования СССР двусторонние соглашения были заключены почти со всеми странами — нашими контрагентами в международных полетах по обеспечению безопасности гражданской авиации. В 1993—1994 гг. Российской Феде­рацией были подписаны соглашения с Республикой Армения, Республикой Уз­бекистан и др.

Наряду с международными договорами источником международ­ного воздушного права являются международно-правовые обычаи. Например, положения о том, что за пределами территории государства сохраняется его юрисдикция в отношении того воздушного судна, которое занесено в реестр данного государства.

Важное значение для реализации норм международного воздушного права играет нацио­нальное законодательство, регулирующее деятельность авиации и связанные с этим международные правоотношения. В Рос­сийской Федерации основным законодательным актом такого рода является Воздушный кодекс Российской Федерации. В Воздушном кодексе, в частности, устанавливается, что Российская Федерация обладает суверенитетом в отношении воздушного пространства, расположенного над ее территорией (водной и сухопут­ной); что все летательные аппараты, необходимое для их обслуживания оборудование и техника подлежат обязательной сертификации и аттес­тованию; что регулирование деятельности авиации и конт­роль за такой деятельностью осуществляются компетентными государст­венными органами.

В современном понимании международное воздушное право — отрасль международного права, представляющая собой совокупность общепризнанных и специальных принципов и норм, которыми определяется правовое положение воздуш­ного пространства и находящихся в нем летательных аппаратов, устанав­ливается режим использования этого пространства для целей авиации, регулируются отношения, возникающие между пользо­вателями по поводу воздушных передвижений, обеспечения безопасности полетов.

Международное воздушного право по сфере действия определяется с учетом деления атмосферы на суверенное воздушное пространство, расположенное над сухопутной и морской территорией государств, и открытое (международное) воздушное пространство, расположенное за пределами государственных границ.

Юриди­ческий статус воздушного пространства по между­народному праву опирается на общепризнанные принципы международного права. Однако между­народному воздушному праву присущи и специальные принципы: принцип полного и исключительного суверенитета государства над его воздушным прост­ранством, означающего право каждой страны самостоятельно уста­навливать правовой режим пользования частью атмосферы, располо­женной над ее территорией, — суверенного воздушного пространства, но каждая страна обязана обеспечивать такое использование своего воздушного пространства, при котором интересы других государств, всех — национальных и иностранных — пользователей не были бы ущемлены; принцип свободы полетов в международном воздушном пространстве, к которому относится часть атмосферы, расположенная за пределами государственных границ. Согласно этому принципу летательные аппа­раты любого государства имеют право на беспрепятственное осущест­вление полетов в международном воздушном пространстве при условии соблюдения установленных международным правом предписаний; принцип запрета экипажу или пассажирам какого-либо летательного аппарата совершать против иностранных морских и воздушных судов, лиц и имущества, находящихся у них на борту, неправомерные акты насилия, задержания или грабежа в личных целях; принцип свободы полета единственно с целью непрерывного и быстрого транзита через воздушное пространство над проливами, обычно используемыми для международного судоходства; принцип обеспечения безопасности международной граж­данской авиации, подразумевающий: принятие мер по обеспечению конструктивной и иной технико-эксплуатационной надежности летатель­ных аппаратов, различной авиационной техники, оборудования, четкой работы управляющих и вспомогательных — диспетчерских, метеоро­логических наземных служб и борьбы с незаконными актами, угрожающими безопасности полетов.

Правовое регулирование международных полетов над государственной территорией. Государственное регулирование использования воздушного пространства Российской Федерации и деятельности в области авиации направлено на обеспечение потребностей граждан и экономики в воздушных перевозках, авиационных работах, а также на обеспечение обороны и безопасности государства, охраны интересов государства, безопасности полетов воздушных судов, авиационной и экологической безопасности.

Государственное регулирование использования воздушного пространства осуществляют: специально уполномоченный орган в области обороны — полное государственное регулирование использования воздушного пространства; специально уполномоченный орган в области гражданской авиации — государственное регулирование деятельности по использованию той части воздушного пространства, которая в установленном порядке определена для воздушных трасс (внутренних и международных), местных воздушных линий, районов авиационных работ, гражданских аэродромов и аэропортов.

При возникновении потребности в использовании воздушного пространства одновременно двумя и более пользователями воздушного пространства право на его использование предоставляется пользователям в соответствии с государственными приоритетами, и в первую очередь связанными с отражением воздушного нападения, предотвращением и прекращением нарушений государственной границы или вооруженного вторжения на территорию государства; предотвращением и прекращением нарушений федеральных (государственных) правил использования воздушного пространства; выполнением полетов воздушных судов в интересах обороноспособности и безопасности государства.

В международном праве существует деление воздушных судов на государственные и гражданские.

Чикагская кон­венция (ст. 3) устанавливает, что воздушные суда, исполь­зуемые на военной, таможенной и полицейских службах, рас­сматриваются в качестве государственных воздушных судов. Воздушное судно должно быть зарегистрировано, причем только в одном государстве, иметь опознавательные знаки, устанавливающие националь­ность судна и индивидуализирующие конкретное воздушное судно. Знаки должны легко распознаваться, не допускать сме­шения судов различных национальностей, иметь особое обоз­начение для военных судов. При осуществлении международ­ных полетов воздушное судно должно иметь удостоверение о регистрации, о годности к полетам, бортовой журнал, в который заносятся основные данные о воздушном судне и его экипаже.

Члены экипажа должны иметь удостоверения или свидетельства о квалификации.

Основанием допуска иностранных воздушных судов на территорию государства, т. е. осуществления международных полетов, являются международный договор либо специальное разре­шение. Так, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены Воздушным кодексом, то применяются правила международного договора.

Национальным законодательством и Чикагской конвенцией 1944 г. в части осуществления во время международных полетов коммерче­ской деятельности за невоенными воздушными судами признаются сле­дующие права, или «свободы воздуха»:

1) право на беспосадочный транзитный полет над территорией дан­ной страны, т. е. полет без посадок и совершения каких-либо коммерче­ских операций;

2) право транзита с посадкой в технических (заправка топливом, тех­нический осмотр, ремонт) и иных некоммерческих целях, без погрузки-выгрузки перевозимых объектов или посадки-высадки пассажиров;

3) право высадки пассажиров и выгрузки перевозимых объектов, взя­тых на борт в аэропорту государства регистрации воздушного судна;

4) право принимать на иностранной территории пассажиров, их ба­гаж, грузы и почту, если они имеют местом назначения территорию го­сударства регистрации воздушного судна;

5) право принимать и высаживать пассажиров, выгружать и погру­жать объекты перевозки на иностранной территории, если таковые име­ют пунктом отправления и назначения территорию любого третьего го­сударства;

6) право осуществлять все виды перевозок между третьими странами через территорию государства регистрации воздушного судна;

7) право осуществлять все виды перевозок между третьими странами, минуя территорию государства регистрации воздушного судна;

8) право осуществлять все виды перевозок между аэропортами одного и того же иностранного государства (каботаж).

Государство устанавливает порядок пересечения иностран­ными воздушными судами своей границы, регулирует в пределах своего воздушного пространства все воздушные передвижения, осуществляет в отношении иностранных воздушных судов и их экипажей административную, уголовную юрисдикцию, реализует нормы, регулирующие международные полеты.

Опознавательные знаки воздушных судов иностранных государств и сведения о страховании или об ином обеспечении ответственности за причинение вреда третьим лицам и воздушным судам должны сообщаться эксплуатантами специально уполномоченному органу в области гражданской авиации до начала выполнения международных полетов.

Основным квалифицирующим признаком военных воздуш­ных судов является их принадлежность к вооруженным си­лам государства, независимо от того, к какому виду воору­женных сил они приписаны (ВВС, ВМС или др.). В большинстве государств мира пограничные войска входят в состав вооруженных сил, а в состав военно-морско­го флота, как правило, входит морская авиация.

Военный самолет должен иметь отличительные знаки, указывающие на принадлежность его к вооруженным силам данного государства. Этот знак должен быть хорошо види­мым со всех сторон и устроен таким образом, чтобы он не мог быть изменен в полете. Неправомерным является исполь­зование на военных самолетах опознавательных знаков ино­странного государства. Военный самолет должен находиться под командой лица, соответствующим образом уполномоченного и находящегося на военной службе государства. Законодательство большин­ства стран предусматривает, что командиром военного са­молета может быть только гражданин государства, отличи­тельный знак которого несет данное воздушное судно.

С понятием военного самолета непосредственно связана совокупность прав и обязанностей, которыми этот самолет обладает в воздушном пространстве иностранного государ­ства и над открытым морем. Военный самолет, являясь пред­ставителем вооруженных сил государства, действует по пол­номочию своих властей, и основу правового положения военного самолета составляет его иммунитет, базирующийся на принципе суверенитета государства, в основе которого ле­жит общепризнанный принцип равенства государств в меж­дународных отношениях.

Иммунитет военного самолета означает свободу от юрис­дикции иностранных властей и свободу от принуждения и каких-либо насильственных действий в какой бы то ни было форме (задержание, арест, конфискация, реквизиция и т. п.). В мирное время военный самолет обладает иммунитетом не­зависимо от того, в каком воздушном пространстве он нахо­дится (над международной территорией или территорией ино­странного государства) и к какому государству принадлежит.

Вместе с тем, находясь в воздушном пространстве иност­ранного государства или на его территории, военный самолет на взаимной основе должен соблюдать законы и правила это­го государства, и в случае их нарушения соответствующие власти страны пребывания могут предложить военному само­лету покинуть пределы данного государства и в дипломати­ческом порядке опротестовать незаконные действия самоле­та, потребовать наказания виновных лиц. Если военным са­молетом допущено противоправное действие, которое явно носит характер агрессии, государство, констатировав это, вправе применить необходимые меры в целях самообороны.

Правовое положение военного самолета зависит и от ре­жима воздушного пространства, под которым понимается ус­тановленный нормами права порядок использования воздуш­ного пространства для полетов воздушных судов. Содержа­ние этих норм зависит от того, над какой территорией распо­ложено воздушное пространство: над территорией государст­ва или над международной территорией. Поэтому и режим воз­душного пространства будет определяться либо нормами на­ционального законодательства с учетом принципов междуна­родного права, либо нормами, содержащимися в междуна­родных соглашениях, конвенциях. Чикагская конвенции содержит специальную норму, касающуюся полетов военных самолетов над иностранной территорией. Так, в ст. 3 говорится: «Никакое государствен­ное воздушное судно Договаривающегося государства не производит полета над территорией другого государства и не совершает на ней посадки, кроме как с разрешения, предо­ставляемого специальным соглашением или иным образом, и в соответствии с его условиями».

Иностранные военные самолеты могут осуществлять влет в воздушное пространство того или иного государства толь­ко после получения специального разрешения через дипло­матические каналы в течение определенного срока (как пра­вило, за 10—30 дней) до предполагаемого полета. В разре­шении указывается место пересечения границы, маршрут, высота полета, аэродром посадки. В международном воздушном праве сложился обычай, со­гласно которому не требуется специального разрешения, ес­ли на борту самолета находится глава иностранного государства, направляющийся в данную страну, или военный са­молет сопровождает самолет с главой государства или пра­вительства, если число сопровождающих самолетов не более двух; однако о посещении делается уведомление правитель­ству соответствующего государства.

Не требуется ни специального разрешения, ни уведомле­ния, если самолет терпит бедствие и идет на вынужденную посадку, однако самолеты, терпящие бедствие, должны по возможности подать международный сигнал и сообщить о причинах захода.

Терпящим бедствие признается воздушное судно, когда ему или экипажу угрожает непосредственная опасность, не устранимая действиями самого экипажа. Командиры военных самолетов долж­ны пользоваться правом вынужденной посадки на иностран­ную территорию лишь в самых крайних случаях. Если позволит обстановка, не­обходимо запросить разрешение соответствующего командо­вания на такую посадку и действовать в соответствии с по­лученными указаниями. О том, что самолет терпит бедствие, командир экипажа должен подать международный сигнал бедствия. О вынужденной посадке на аэродром иностранного го­сударства командир военного самолета извещает местные власти открытым способом по радио на международных вы­зывных частотах. В случае вынужденной посадки на территории иностран­ного государства командир военного самолета устанавливает связь с военно-воздушным (военным) атташе, дипломатиче­ским или консульским представителем своего государства в данной стране, сообщает о причинах посадки и раз­решает все вопросы, связанные с вынужденной посадкой са­молета, при их помощи.

В воздушном пространстве иностранных государств с военных самолетов запрещается составлять карты, произ­водить измерения, фотографировать. Военные самолеты ино­странного государства не могут производить учения и учеб­ные стрельбы. На военных самолетах иностранных госу­дарств нельзя без разрешения перевозить огнестрельное ору­жие, боеприпасы, взрывчатые вещества и другие военные материалы.

Нарушение военным самолетом установленных правил пребывания в воздушном пространстве или на самой терри­тории иностранного государства ведет к принятию в отноше­нии его ряда мер, в том числе воздушному судну может быть дан приказ о посадке, ес­ли оно нарушило установленные правила. Государства обязаны не допускать нарушения иностран­ного воздушного пространства, в том числе и воздушного пространства над территориальными водами, ибо междуна­родное право не признает права мирного пролета, в том чис­ле даже и через воздушное пространство над территориаль­ным морем.

Использование воздушного пространства осуществляется на основании разрешения соответствующего органа единой системы организации воздушного движения суверенного государства.

Международные договоры и национальное законодательство госу­дарств делят международные полеты на две категории: регулярные и нерегулярные. Регулярные осуществляются специально назначен­ными государством авиапредприятиями по линиям, обусловленным в соответствующем международном договоре, причем после того, как государство назначило авиапредприятие для полетов по договорным линиям, оно должно сообщить об этом в письменной форме другому участнику соглашения. Последний, в свою очередь, обязан предоставить такому авиапредприятию эксплуатационное разрешение на полеты при условии, если согласованы вопросы расписания и тарифов. Нерегулярные полеты выполняются на основе специального разрешения, но в последние годы некоторые государства стали заключать двусторонние соглашения о нерегулярных воздушных сообщениях.

Чикагской конвенцией 1944 г. установлен наиболее общий круг норм, которые распространяются на международные воздушные полеты в пределах государственной территории. Это законы и правила: касающиеся допуска иностранных воздушных судов в воздушное пространство государства; касающиеся порядка и условий навигации воздушных судов, осуществляющих международные полеты по установленным государством воздушным трассам; связанные с вылетом воздушных судов за пределы территории иностранного государства. Так, согласно Закону Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации» от 1 апреля 1993 г. воздушные суда пересекают Государственную границу по специально выделенным воздушным коридорам пролета с соблюдением правил, устанавливаемых Правительством Российской Федерации и публикуемых в документах аэронавигационной информации. Пере­сечение государственной границы вне выделенных воздушных коридо­ров, кроме случаев ее вынужденного пересечения (вынужденный влет), допускается только по разрешению Правительства Российской Федерации.

Воздушным судам при следовании от государственной границы до пунктов пропуска через государственную границу и обратно, а также при транзитном пролете через воздушное пространство государства запрещается как посадка, так и вылет из аэропортов, не открытых правительством для международных полетов. Запрещается залет в запретные для полетов районы. В случае вынужденной посадки на территории государства (несчастный случай, авария, стихийное бедствие) командир воздушного судна обязан немедленно сообщить об этом администрации ближайшего аэропорта и в дальнейшем следовать ее указаниям или указаниям воздушного судна, прибывшего для оказания помощи или выяснения обстоятельств случившегося.

Заключение международного договора или выдача специального разрешения, предоставляющих право полета в пределах воздушного пространства государства, требует выполнения определенных условий, содержащихся как в международных договорах, так и в национальных законах. К таким условиям, независимо от категории полета, относятся: особый порядок пересечения государственных воздушных границ (пересечение границы в специально выделенных воздушных коридорах под контролем органов управления воздушного движения и на высотах, специально определенных для таких полетов); правила посадки в определенном аэропорту с прохождением пограничного, таможенного, санитарно-карантинного, иммиграционного, ветеринарного, фитосанитарного и иного контроля; выполнение в аэропортах административных предписаний; осуществление досмотра воздушных судов; наличие на борту воздушного судна необходимой документации. Из вышеизложенного следует, что согласие государства на международные воздуш­ные полеты над своей территорией не дает иностранным воздушным судам права на свободу передвижения в пределах всей государственной территории. Правила, установленные государством для влета на его территорию, передвижения в его воздушном пространстве по специальным трассам, полетов в воздушном пространстве приграничной полосы, в специальных районах, над населенными пунктами, вылета за пределы территории государства, должны строго соблю­даться. Так, например, при нарушении использования воздушного пространства Российской Федерации командиру воздушного судна-нарушителя необходимо: немедленно выполнить указания перехватчика, подтверждая принятие сигналов-команд соответствующими сигналами-ответами; оповестить о перехвате орган ОВД (управления полетами), осуществляющий обслуживание (управление) полета данного воздушного судна; установить радиосвязь с перехватчиком. Конечными целями перехвата воздушного судна-нарушителя могут быть: опознавание воздушного судна; оказание помощи экипажу воздушного судна в выходе на линию заданного пути; вывод воздушного судна за пределы воздушного пространства Российской Федерации; направление воздушного судна в сторону от Государственной границы, запретной зоны или зоны ограничения полетов; принуждение к посадке на аэродром (или площадку), пригодный для безопасной посадки воздушного судна данного типа.

Военным воздушным судам осуществлять учебные перехваты гражданских воздушных судов, а также других воздушных судов, не предусмотренных для этих целей в задании на полет, запрещается. Странами СНГ в 1992 г. заключено Соглашение об использовании воздушного пространства. Его участники подтвердили полный и исключительный суверенитет каждого государства над своим воздушным пространст­вом, установили, что основными органами по вопросам контроля за использованием воздушного пространства являются органы Единой системы управления воздушным движением и противовоздушной обороны на территории государств-участников. Предусмотрена координация действий по согласованию порядка использования воздушного пространства и контролю.

Правовое регулирование полетов в международном воздушном пространстве. Международное воздушное пространство находится над откры­тым морем, международными проливами и архипелажными водами, а также над Антарктикой.

Свобода открытого моря осуществляется в соответствии с условиями, определяемыми нормами международного права. Она включает как для прибрежных государств, так и для государств, не имеющих выхода к морю: свободу судоходства; свободу полетов, т. е. государства имеют право свободно, без разрешения кого-либо, осуществлять воздушное судоходство над открытым морем и не приобретают в отношении этого воздушного пространства суверенных прав.

Открытое море резервируется для мирных целей, данная свобода реализуется государствами с учетом основных принципов международного права. В соответствии с принципом свободы полетов над открытым морем военные самолеты вправе осуществлять полеты в воздушном пространстве над любой частью Мирового океана, имеющей статус открытого моря. Военные самолеты могут свободно маневрировать, не создавая помех для полетов самолетов других государств. Военные самолеты имеют право исполь­зовать любые технические средства, обеспечивающие безопас­ность самолетовождения.

Исходя из принципа свободы полетов над открытым мо­рем, военные самолеты вправе осуществлять поиск, слеже­ние, а в определенных случаях и преследование невоенных иностранных судов. Согласно Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву и Конвенции об открытом море преследование может осуществляться только воен­ными кораблями или военными летательными аппаратами или же другими судами и летательными аппаратами, нахо­дящимися на правительственной службе и специально на то уполномоченными.

Прибрежное государство имеет право преследовать и за­держать в открытом море иностранное невоенное судно, если имеются достаточные основания считать, что это судно (или одна из его шлюпок) совершило правонарушение за время своего пребывания в порту или в территориальных водах дан­ного государства, при условии, что преследование было начато в территориальных водах до того, как судно оказа­лось в открытом море, и велось непрерывно. В случае преследования военным летательным аппара­том самолет или вертолет, отдающий приказ об остановке, должен сам активно преследовать, пока какое-либо судно или какой-либо летательный аппарат прибрежного государ­ства, предупрежденный данным летательным аппаратом, не прибудет на место, чтобы продолжать преследование, если только летательный аппарат не может сам задержать судно. Чтобы обосновать задержание какого-либо судна в откры­том море, недостаточно только того, чтобы оно было просто замечено летательным аппаратом как совершившее наруше­ние или как подозреваемое в совершении нарушения, если только одновременно оно не получило требования остано­виться и не было преследуемо самим летательным аппара­том или другими летательными аппаратами или судами, продолжающими непрерывное преследование. Преследование прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальные воды своей страны или в территориальные воды какого-либо третьего государства. Поскольку свободой полетов над открытым морем в равной степени могут пользоваться все государства, постольку и по­леты военных самолетов не должны препятствовать полетам гражданских и военных самолетов других государств, т. е. в местах интенсивных полетов, где проходят международные воздушные трассы, ограничиваются учения военных самолетов, ракетные и другие стрельбы, выполнение воздушных маневров, которые могут стать помехой полетам других самолетов.

Действующими международно-правовыми нормами воен­ным самолетам государств запрещается производить в воз­душном пространстве над открытым морем любые испыта­тельные взрывы ядерного оружия.

Военные самолеты в воздушном пространстве над откры­тым морем должны соблюдать правовые нормы, действую­щие в данном районе. Государства обязаны следить за тем, чтобы их самолеты во время поле­тов над открытым морем не совершали каких-либо незакон­ных действий в отношении иностранных судов и самолетов, находящихся в этом районе. К таким действиям следует отнести преднамеренные и опасные обле­ты военными самолетами на малых высотах иностранных морских судов, перехват иностранных самолетов, сближение на опасные для самолетовождения расстояния. Указанные обязанности содержатся в Соглашении между СССР и США о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним, в котором ука­зывается, что командиры экипажей самолетов каждой из сторон должны проявлять величайшую осторожность и бла­горазумие при приближении к самолетам другой стороны, действующим над открытым морем, и кораблям другой сто­роны, действующим в открытом море, в частности и кораб­лям, занятым выпуском или приемом самолетов, и в инте­ресах взаимной безопасности не должны допускать имита­ции атак путем имитации применения оружия по самоле­там, любым кораблям, выполнения различных пилотажных фигур над кораблями и сбрасывания вблизи них различных предметов таким образом, чтобы они представляли опасность для кораблей или помехи для мореплавания. Самоле­ты сторон при полетах над открытым морем в темное время и при полетах по приборам должны иметь включенными, когда это возможно, аэронавигационные огни.

Воздушные суда обязаны не загрязнять море радиоак­тивными отходами и другими вредоносными веществами. Конвенция об открытом море предусматривает (ст. 25), что каждое государство обязано принимать меры по предупреж­дению загрязнения моря от радиоактивных отхо­дов или других вредоносных веществ. Летательные аппараты и их экипажи пользуются правом на оказание помощи и спасание на море. Все при­брежные государства должны содержать эффективную спасатель­ную службу для обеспечения безопасности на море и над морем, а также заключать с этой целью в необходимых слу­чаях региональные соглашения о взаимном сотрудничестве с соседними странами. Режим полетов в районе исключительной экономической зоны и над континентальным шельфом не должен затрагивать ни правового статуса покрывающих вод как открытого моря, ни правового статуса воздушного пространства над этими водами, и здесь в соответствии с международным правом действует принцип свободы полетов всех самолетов, в том числе и во­енных.

Военные самолеты пользуются свободой полетов над международными проливами, за исключением тех проливов, режим которых уже урегулирован действующими междуна­родными конвенциями. Так, полеты самолетов над Черноморскими проливами регулиру­ются Конвенцией о режиме Черноморских проливов 1936 г. Для полета иностранных военных самолетов в воз­душном пространстве Турции, в том числе и над проливной зоной, требуется получить разрешение дипломатическим путем. Летательные аппараты при осуществлении транзитного прохода должны без промедления следовать над проливами, самолетам предписывается воздерживаться от любой угрозы силой или применения силы в отношении суверенитета, тер­риториальной целостности или политической независимости государств, граничащих с проливами, или любым другим об­разом в нарушение принципов международного права, закреп­ленных в Уставе Организации Объединенных Наций. Военные воздушные суда должны воздерживаться от любой дея­тельности, не соответствующей их обычному порядку без­остановочного и быстрого транзита, за исключением случаев, когда такая деятельность вызвана обстоятельствами непре­одолимой силы и бедствием. Военные воздушные суда при транзитном пролете обязаны соблюдать навигационные правила, установленные Между­народной организацией гражданской авиации (ИКАО), в той части, в какой они относятся к гражданской авиации, а также должны соблюдать меры безопасности и в любое время действовать с уче­том безопасности полетов. Им предписывается следить за радиочастотами, определенными соответствующим органом по контролю за воздушными сообщениями, или за междуна­родными частотами, выделенными для передачи сигналов бедствия. Государства, граничащие с проливами, не должны препятствовать транзитному пролету и должны соответству­ющим образом оповещать о любой известной им опасности для пролета над проливами.

Государство сохраняет свою юрисдикцию над зарегистрированным им воздушным судном, осуществляющим полет в международном воздушном пространстве. Воздушные суда имеют национальность только одного государства, под флагом которого они и имеют право выполнять полеты. Власть другого государства на данное воздушное судно не распространяется, что означает также недо­пустимость вмешательства в полет этого судна. Между государством и судном должна существовать реальная связь.

Государства обязаны не допускать создания со стороны их военных воздушных судов угрозы безопасности полетов воздушных судов других государств, а также безопасности мореплавания. С этой целью государства заключают договоры о предотвращении инцидентов в открытом море и воздушном пространстве над ним. В частности, не допускаются имитация атак посредством имитации применения оружия по самолетам и кораблям; выполнение военными самолетами опасных облетов иностранных морских судов и любые другие действия, представляющие опасность как для полетов в воздушном пространстве, так и для судоходства в открытом море. В связи с этим важное значение имеет соблюдение правила — каждое воздушное судно, занятое в международной аэронавигации, имеет соответ­ствующие национальные и регистрационные знаки. Воздушные суда имеют национальность того государства, в котором они за­регистрированы. Государство, под юрисдикцией которого находятся воздушные и морские суда, ставшие объектом нападения или опасных маневров, вправе поставить вопрос об ответственности того государ­ства, воздушные силы которого допустили опасные действия. Вместе с тем международное право допускает в строго опреде­ленных случаях исключения из свободы открытого моря и принудительные действия воздушных судов в районах открытого моря.

Помимо свободы полетов воздушных судов над открытым морем, существуют свобода научных исследований посредством воздушных судов, свобода использования летательных аппаратов для обеспечения рыболовства и возведения установок и сооружений.

Режим воздушного пространства над Антарктикой регулируется Договором об Антарктике 1959 г. Все государства, независимо от их участия в данном Договоре, имеют право свободно осуществлять над Антарктикой полеты гражданских воздушных судов, строго придерживаясь стандартов ИКАО. Антарктика, включая воздушное пространство над ней, используется только в мирных целях. В связи с этим запрещаются любые мероприятия военного характера, испытания любых видов оружия, включая ядерные взрывы. В воздушном пространстве над Антарктикой могут осуществлять полеты и военные летательные аппараты, но только для осуществления целей Договора 1959 г., в частности для доставки и вывоза персонала и оснащения станций.

Правила воздушной войны. Вопрос о регламентации применения летательных аппара­тов в военных целях неоднократно обсуждался на междуна­родных конференциях и в международных организациях (Га­агские конференции мира 1899 и 1907 гг., Вашингтонская конференция 1922 г.). На Гаагских конференциях были приняты декларации, запрещающие бомбардировки с воздушных шаров и летательных аппаратов. К действиям военной авиации непосредственно применимо также содержащееся в IV Гаагской конвенции 1907 г. запрещение бомбардировать незащищенные города, селения, жилища или строения «каким бы то ни было способом». Несколько специальных норм, регулирующих режим санитарной авиации, содержится в Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 г. и дополнительных протоколах к ним 1977 г. (ст.ст. 35—37 1-й Конвенции, ст.ст. 39, 40 Дополнительного протокола I). Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженных конфликтов 1954 г. и Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям 1949 г. запрещают нападение на памятники и другие культурные и исторические объекты, места отправления культов.

Под театром воздушной войны понимается воздушное пространство над сухопутной и водной территорией воюющих государств, а также воздушное пространство над открытым морем. Воздушное пространство над территорией нейтраль­ных государств не может быть театром воздушной войны.

Комбатантами (сражающимися) в воздушной войне считаются экипажи всех летательных аппаратов, входящих в состав военной авиации воюющих государств и имеющие их опознавательный знак. К ним относятся и экипажи судов гражданской авиации, превращенных в военные. Гаагские правила требуют, чтобы каждый военный самолет имел отличительный знак, устро­енный таким образом, чтобы он не мог быть изменен в по­лете. Он должен быть настолько большим, насколько это практически возможно, и должен быть видимым сверху, снизу и с каждой стороны. Экипаж военных самолетов должен носить определенные отличительные знаки с тем, чтобы они были узнаваемы на расстоянии в тех случаях, когда лица из экипажа находятся не на воздушном судне.

Не относятся к комбатантам члены экипажа военного са­молета из числа наемников, которые должны наказываться как уголовные преступники.

Некомбатантами являются экипажи санитарных самолетов, госпитальных воздушных судов воюющих сторон и национальных обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, предназначенных для эвакуации и лечения раненых и больных. Правовой режим санитарных самолетов регулируется Женевской конвенцией об улучшении участи раненых и боль­ных в действующих армиях (1949 г.). Конвенция устанавли­вает, что санитарные самолеты должны применяться только для эвакуации раненых и больных и для перевозки санитарного и личного состава и имущества, не должны подвер­гаться нападению, если они будут летать на высоте, во вре­мя и по маршрутам, специально предусмотренным соглаше­нием между заинтересованными воюющими сторонами. Сани­тарные самолеты должны иметь ясно видимый отличитель­ный знак. Они должны подчиняться всякому требованию о приземлении. В случае вынужденной посадки на неприятель­ской или занятой неприятелем территории раненые и боль­ные, а также экипаж самолета становятся военнопленными. В случае же приземления по требованию самолет со свои­ми пассажирами сможет продолжать свой полет после воз­можного осмотра.

Военные действия. Гаагские правила определяют, что военные самолеты могут использовать ракетные, огневые или разрывные снаряды. Однако в воздушной войне должны применяться общие ограничения бомбардировок, которые установлены Гаагскими конвенциями 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны, запрещающими атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом, а следова­тельно, и с воздуха незащищенные города, селения, жилища и т. п. Гаагские правила (ст. 22) запрещают воздушную бом­бардировку в целях терроризирования гражданского населе­ния и нанесения вреда гражданским лицам. Воздушная бомбардировка является законной только тогда, когда она направлена против военного объекта, т. е. против объекта, уничтожение и повреждение кото­рого принесет явные военные преимущества воюющей сторо­не.

К военным объектам ст. 21 Гаагских правил отно­сит: вооруженные силы; оборонительные сооружения; военные учреждения или склады; заводы, являющиеся важными и хо­рошо известными центрами производства оружия, боеприпасов или явно военного снаряжения; линий связи или транс­порта, используемых в военных целях. Во­енными объектами могут считаться только такие объекты, которые по самой своей природе, назначению или использо­ванию вносят эффективный вклад в военные действия или имеют такое общепризнанное военное значение, что их пол­ное или частичное уничтожение обеспечивает в сложивших­ся условиях существенное, конкретное и немедленное военное преимущество для тех, кто в состоянии уничтожить их.

Существующее международное право запрещает примене­ние всех видов оружия, которое по своему характеру неизбирательно и поражает как военные, так и невоенные объек­ты или как вооруженные силы, так и гражданское населе­ние. В частности, международное право запрещает применение оружия, разру­шительное действие которого настолько велико, что оно не может быть ограничено пределами каких-то военных объек­тов, или если оно каким-то иным образом не поддается конт­ролю (самогенерирующее оружие), а также «слепого» ору­жия.

В соответствии с Гаагской конвенцией 1954 г. о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта участники конвенции обязались воздерживаться от какого-либо враждебного акта, направленного против культурных ценностей, а ст. 25 Гаагских правил обязывает команди­ра военного воздушного судна принимать все необходимые меры, чтобы макси­мально оберегать здания, предназначенные для искусства и науки, исторические памятники, госпитальные суда, больни­цы и другие места, в которых размещаются больные и ра­неные, при условии, что эти здания, объекты или места в это время не используются для военных целей.

На воздушную войну полностью распространяются меж­дународные конвенции, запрещающие применение средств массового уничтожения людей, и в частности положение Же­невского протокола 1925 г. о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств. Особое значение приобретает вопрос о пропаганде как средстве воздействия, когда в целях разложения армии противника и подрыва его морального состояния воюющие государства используют различные способы пропаганды, в том числе и листовки, сбрасываемые с самолетов. Члены экипажа тако­го самолета, если попадут к неприятелю, должны рассматри­ваться как военнопленные. Но международное право не вся­кую пропаганду считает допустимой. Так, пропаганда агрес­сивной войны является преступлением. Является преступной и пропаганда, призывающая к нарушению законов и обыча­ев войны.

Гаагские правила устанавливают (ст. 20), что в случае, если самолет терпит бедствие, нельзя совершать нападение на членов экипажа, пытающихся спастись с помощью парашю­тов, во время их спуска.

Нейтралитет в воздушной войне. Под нейтралитетом во время войны понимается неучастие государства в военных действиях и неоказание военной помощи воюющим. Заяв­ление о нейтралитете возможно, но не обязательно. Права и обязанности нейтрального государства определены Гааг­скими конвенциями 1907 г., основные положения которых применительно к воздушной войне отражены в гл. VI Гаагских правил. Воздушное пространство над территорией нейтрального государства и территориальными водами нейтральных госу­дарств является неприкосновенным. Запрещается влетать в пределы нейтрального государства военным самолетам вою­ющих. Пролет военных самолетов воюющих, равно как и перевозка их войск и военного имущества через нейтральную территорию, является нарушением нейтралитета. В то же время и нейтральное государство обязано использовать находящиеся в его распоряжении средства для воспрепятст­вования проникновения в пределы его юрисдикции военных самолетов воюющих и для принуждения их совершить по­садку в случае такого проникновения. Нейтральное государство обязано использовать все имею­щиеся в его распоряжении средства для интернирования вся­кого военного самолета воюющего, находящегося в пределах его юрисдикции после посадки на сушу или на воду неза­висимо от причин посадки, равно как для интернирования экипажа и пассажиров. Причем интернированный самолет должен сохраняться таким образом, чтобы противник не мог ознакомиться с его устройством.

К режиму нейтралитета в воздушной войне имеет отноше­ние и институт военной контрабанды, под которой понима­ются материалы и предметы, запрещаемые воюющей сторо­ной к перевозке нейтральным государством для снабжения противной воюющей стороны. В соответствии с Лондон­ской декларацией 1909 г. военная контрабанда делится на абсолютную и относительную, или условную. Абсолютную со­ставляют материалы и предметы исключительно военного значения: оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, воен­ное снаряжение и обмундирование, военные сооружения и их части, инструменты и приборы, предназначенные для произ­водства или ремонта вооружения, снаряжения. Относительная военная контрабанда вклю­чает материалы и предметы, которые могут использоваться как в военных, так и в мирных целях: одежду, обувь и мате­риалы, годные для их изготовления, в целях снабжения войск; золото, серебро, денежные бумаги; суда, лодки и их снаряжение; материалы для железных дорог, средств связи; воздухоплавательные аппараты, части и приборы к ним; топ­ливо. Этот список также может быть дополнен воюющими путем издания специальной декла­рации. Материалы и предметы, которые не могут служить для военных надобностей, запрещается объявлять военной контрабандой. Ни при каких условиях не могут рассматриваться как контрабанда предметы и материалы, служащие исключитель­но для ухода за больными и ранеными.

Предметы военной контрабанды подлежат конфискации, если установлено, что они доставляются морским, сухопут­ным или воздушным транспортом на территорию неприятеля или территорию, занятую его вооруженными силами. Могут быть конфискованы и транспортные средства, перевозящие военную контрабанду. Гаагские правила устанавливают, что самолет нейтрального государства может быть захвачен, ес­ли он перевозит военную контрабанду (ст. 53). Захватываю­щий вправе требовать передачи ему находящейся на самоле­те контрабанды или же приступить к ее уничтожению.

2. Понятие, источники и принципы международного космического права. Международное космическое право — совокупность международно-пра­вовых норм, принципов, регулирующих деятельность государств, международных организаций по иссле­дованию и использованию космоса, устанавливаю­щих правовой режим космического пространства, естественных и искусст­венных небесных тел, космонавтов.

Источниками международного космического права являются международные договоры и международно-правовые обычаи, принципы Устава ООН. Главным источником этой отрасли является Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космиче­ского пространства, включая Луну и другие небесные тела, от 27 января 1967 г. Этот Договор определил взаимосвязь деятельности в космосе с дру­гими глобальными проблемами по сохранению цивилизации, экологии, которые нашли свое развитие: в Договоре о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой от 5 августа 1963 г.; в Соглашении о спасании космонавтов, воз­вращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космиче­ское пространство, от 22 апреля 1968 г., дополнившем ст. V Договора 1967 г.; в Конвенции о международной ответст­венности за ущерб, причиненный космическими объектами, от 29 марта 1972 г., конкретизировавшей ст.ст. VI и VII Договора 1967 г.; в Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в ко­смическое пространство, от 14 января 1975 г., развивающей ст. VIII Договора 1967 г.; в Соглашении о деятельности государств на Луне и других небесных телах от 18 декабря 1979 г. К источникам отрасли можно отнести отдельные положения договоров, затрагивающих в той или иной мере космическую деятель­ность: Московский договор о запрещении испытаний ядерно­го оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой 1963 г., Конвенция о запрещении использования природной среды в военных или любых иных враждебных целях 1977 г., Конвенция об оперативном опо­вещении о ядерной аварии 1986 г., уставы международных космических организаций, многосторонние и двусторонние договоры.

Страны, входящие в Содружество Независимых Государств, 30 декабря 1991 г. заключили Соглашение о совместной деятельности по исследованию и исполь­зованию космического пространства и создали Межгосудар­ственный совет по космосу. Широко применяются двусторонние соглашения о сотрудничестве в космосе. Такие документы Российская Федерация имеет с КНР, США, Францией, многими другими странами и с Евро­пейским космическим агентством. На формирование международного космического права большое влияние оказали резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, прежде всего Декларация правовых принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического прост­ранства 1963 г. Большое значение для реализации норм международного космического права имеет Закон Российской Федерации «О космической деятельности», принятый 20 августа 1993 г.

Основными принципами правового режима космическо­го пространства являются следующие: исследование и использование кос­мического пространства осуществляется на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного разви­тия. Оно открыто для исследования и использования всеми государст­вами без какой-либо дискриминации; космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, согласно ст. II Договора 1967 г. не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами. Устанавливается, что космическое простран­ство является негосударственной, международной территорией. Результаты космической дея­тельности являются общим достоянием человечества; нормы космического права являются интегральной частью международного права в целом и должны применяться с учетом других его положений. Согласно ст. III Договора 1967 г. государства-участники осуществляют космическую деятельность в соответствии с международным правом, включая Устав Организации Объединенных Наций; принцип демилитаризации космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Государства-участники обязаны не выводить на орбиту Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами ору­жия массового уничтожения, не устанавливать оружие на небесных телах, включая Луну, и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом; международная ответственность государства за любую космическую деятельность в космичес­ком пространстве, независимо от того, осуществляется она прави­тельственными органами или неправительственными юридическими лицами, включая между­народную ответственность за ущерб, причиненный такими объектами или их составными частями на Земле, в воздушном или космическом пространстве другому государству, его физическим или юридическим лицам; государство, в регистр которо­го записан объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль за таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве; государства осуществляют космическую деятельность таким образом, чтобы избежать вредного загрязнения космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, а также неблагоприятных изменений земной среды вследствие доставки внеземного вещества; государства рассматривают кос­монавтов как посланцев человечества в космос и оказывают им всемер­ную помощь в случае аварии, бедствия или вынужденной посадки на территории другого государства-участника или в открытом море. Кос­монавты, которые совершают такую вынужденную посадку, должны быть в безопасности и незамедлительно возвращены государству, в ре­гистр которого занесен их космический корабль.

Международно-правовой режим космического пространства. Наибольшее значение для разработки режима космоса имеют основ­ные принципы современного международного права, в том числе сотруд­ничества государств, запрещения применения силы и угрозы силой, ра­зоружения под эффективным международным контролем, мирного раз­решения международных споров, суверенного равенства государств, доб­росовестного выполнения международных обязательств, международной охраны окружающей среды.

Наиболее важной является задача обеспечения безопасности в космосе, исследования и использования его только в мирных целях. Договором 1967 г. и развивающим его положения Соглашением о Луне 1979 г. запрещаются применение силы, угроза силой или любые враждебные действия в космосе и из космоса в отношении Земли; за­прещается использование космического пространства, Луны, небесных тел в качестве театра войны и военных действий, для размещения воен­ных баз и укреплений. Особо оговаривается запрещение использовать небесные тела в целях применения силы и угрозы силой в отношении Земли, Луны, космических кораблей, персонала космических кораблей или космических объектов иного назначения, запрещается деятельность в мирное время в целях подготовки военных действий.

Комитет ООН по космосу на 33-й сессии предложил государствам «… в интересах сохранения космического пространства для мирных целей принять односторонние обязательства не размещать вооружения в космическом пространстве; обеспечить запре­щение применения силы в космическом пространстве или из космоса в отношении Земли; создать меры доверия в космосе для реализации кон­цепции «открытого космоса» и системы контроля за их соблюдением». Комитетом ООН рекомендовались меры установления режима полной демилитаризации не только небесных тел, но и космического простран­ства. Однако ряд стран ис­пользовали спутники в разведывательных целях для сбора и передачи сведений разведывательного ха­рактера во время ведения боевых действий в Афганистане, в Ираке, в Юго­славии, где использовалась глобальная космическая радионавигационная система «НАВСТАР». Около сорока стран обладают возможностью исполь­зования лазерного противоракетного оружия. Подобное использование космического пространства противоречит ст. IV Договора 1967 г., а так­же сложившимся в практике государств представлениям о статусе терри­торий, являющихся общим достоянием человечества и используемых только на благо человечества.

Принцип всеобщего и полного разоружения под эффективным ме­ждународным контролем является важнейшей гарантией неприменения силы. Положения преамбулы и ст. III Договора 1967 г., обязывающие государства осуществлять космическую деятельность «… в соответствии с международным правом ... в интересах мира и безопасности», распространяют данный принцип и на деятельность государств в космосе.

Принцип разоружения, изложенный в ч. I ст. IV Договора 1967 г. и в Соглашении 1979 г., требует от государств: а) в космическом пространстве: не выводить на орбиту вокруг Земли или Луны или на другую траекторию полета к Луне или вокруг нее лю­бые объекты с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения; не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом; не испытывать ядерное оружие в космиче­ском пространстве; б) на естественных небесных телах: не создавать военных баз, со­оружений и укреплений; не устанавливать и не использовать ядерное оружие или любые другие виды оружия массового уничтожения на по­верхности небесных тел или в их недрах; не испытывать любые типы оружия.

Мирное разрешение международных споров возможно проведением взаимных консультаций, конференций участников договоров, конвенций, обращением в международные органы и организации ООН. Освоение космоса должно проводиться в условиях равноправного сотрудничества государств, основывающегося на принципах суве­ренного равенства, добросовестного соблюдения взаимных обязательств. Отказ в сотрудничестве рассматривается как серьезное нарушение норм международного права.

Международное право запрещает национальное присвоение космического про­странства, Луны и других небесных тел. Это запрещение закреплено в Договоре 1967 г. (ст. II) и Соглашении о Луне 1979 г. (ст. XI). Кос­мическое пространство, Луна, небесные тела являются общим достояни­ем человечества и не могут быть собственностью какого-либо государства, международной межправительственной или неправительственной организации, национальной организации или не­правительственного учреждения или любого физического лица. В случае обнаружения природных ресур­сов на небесных телах государства должны информировать об этом Ге­нерального секретаря ООН, общественность, международное научное сообщество. Заинтересованные государства могут претендовать на пре­доставление в их распоряжение образцов грунта и минералов небесных тел. В случае возможности эксплуатации природных ресурсов небесных тел государства обязуются установить такой режим, который учитывал бы интересы всего сообщества. При этом добытые минералы, образцы и другие объекты принадлежат добывшим их государствам.

Государства обязаны не наносить ущерб космосу в процессе его исследования и использования, предотвращать нарушение сформировавшегося равновесия космической среды вследствие внесения в нее неблагоприятных изменений из-за дос­тавки посторонних веществ и микроорганизмов; должны контролировать деятельность, связанную с использованием в космосе ядерных установок, публикуя результаты оценки ядерных источников энергии на борту кос­мического корабля до его запуска.

Международно-правовой режим космических объектов. Под космическим объектом понимаются искусственное небесное те­ло, средства его доставки, другие его части, запущенные или сооружен­ные в космическом пространстве или на небесных телах для их исследо­вания или использования в мирных целях.

Государство, ре­гистрирующее космический объект, вносит его номер в свой национальный регистр, сообщает его и дру­гие необходимые данные Генеральному секретарю ООН для внесения в соответствующий Реестр. В дальнейшем по номеру, внесенному в Реестр, ведется идентификация объекта или его частей, а в случае обнаружения их за пределами территории государства регистрации осуществляется их возвращение. Юрисдикция государства регистрации на зарегистриро­ванный объект сохраняется на весь период нахождения его в космосе. Государства имеют право выводить космические объекты на около­земные и другие орбиты, осуществлять посадку на небесных телах, за­пуск с них, размещать космические аппараты, оборудование, установки, обитаемые и необитаемые станции в любом месте поверхности небесных тел или в их недрах, а также перемещать их.

Международное космическое право содержит правила нахождения космических объектов на естественных небесных телах, в частности на Луне. Государства могут осуществлять посадку своих космических объектов на Луну и их запуск с Луны, размещать свой персонал, космические аппараты, оборудование, установки, станции и соору­жения в любом месте поверхности Луны и ее недр. Персонал и указанные космические объекты могут свободно передвигаться на поверхности Луны и в ее недрах. Такие действия не должны, однако, создавать помех для деятельности на Луне других государств. Государства могут также создавать на Луне обитаемые и необитаемые станции, информируя Генерального секретаря ООН об их месторасположении и целях размещения. Станции должны располагаться таким образом, чтобы не мешать свободному доступу персонала, аппаратов и оборудования других государств во все районы Луны. Размещение на поверхности Луны или в ее недрах персонала, космических аппаратов, оборудования, станций, сооружений не создает права собственности на поверхность или недра Луны. Для того чтобы каждое государство-участник могло убедиться в том, что другие государства-участники действуют в соответствии с Согла­шением 1979 г. о Луне, все космические аппараты, оборудование, установки, станции и сооружения на Луне являются открытыми для контроля.

Государства обязуются информировать Генерального секретаря ООН о месте расположения космических объектов, их консервации или деятельности; о случаях обнаружения космических объектов и незамедли­тельно возвращать их государству регистрации, но если объекты не имеют опознавательных знаков и не зарегистрированы должным образом, они не возвращаются.

Международно-правовое положение космонавтов. Космонавтом — членом космического экипажа считается гражданин одного из участ­вующих в запуске космического корабля государств, выполняющий функциональные обязанно­сти во время полета или нахождения на станции в космическом про­странстве или на небесном теле. Космонавт или экипаж космического корабля, станции независимо от гражданства находится под юрисдикци­ей государства регистрации. Находясь в космическом пространстве, на небесных телах, космонавты одного государства — участника Договора оказывают возможную помощь космонавтам других государств. Лицам, терпящим бедствие на Луне, предоставляется право укрытия на станциях, сооружениях, аппаратах и других установках государств — участников Соглашения о Луне и других небесных телах. Международное космическое право обязывает его участников оказывать космонавтам всемерную помощь в случае аварии, бедствия или вынужденной посадки на территории другого государства, им должна быть обеспечена безопасность. Они немедленно возвращаются государству, в регистр которого занесен их космический корабль.

Если авария или бедствие, вынужденная или непреднамеренная посадка экипажа космического корабля привели к приземлению на территории, находящейся под юрисдикцией какого-либо государства, или в открытом море, то это государство должно принять все возможные меры для спасения экипажа и оказания ему необходимой помощи. В операциях по поискам и спасению космонавтов могут участвовать и власти, осуществившие запуск. Такие действия предпринимаются на основе сотрудничества сторон под руководством и контролем государства, осуществляющего юрисдикцию над территорией, где проводятся операции по поискам и спасению.

Государства обязаны информировать международную общественность, международное научное сообщество, Генерального сек­ретаря ООН о любых установленных ими явлениях в космическом про­странстве, которые могут создать угрозу жизни или здоровью человека.

Международно-правовые формы сотрудничества государств в космосе. Государства при исследовании и использовании космического пространства руководствуются принципом сотрудничества и взаимной помощи, который проявляется в обязанности не допускать потенциально вредных помех деятельности других государств, на равных основаниях рассматривать их просьбы о предоставлении им возможности для наблюдения за полетом космических объектов, оказывать возможную помощь космонавтам других государств.

К международно-правовым формам сотрудничества государств в космосе относятся: изучение космического пространства, космическая метеорология, космическая связь, космическая биология и медицина, проведение совместных экспериментов, создание станций оптических наблюдений искусст­венных спутников Земли, осуществление совместных пилотируемых полетов. Соглашение о совместной деятельности по исследованию и использованию космического пространства, подписанное государст­вами СНГ 30 декабря 1991 г., закрепило важные принципы сотрудничества: объединение усилий для эффективного исследования и использования космоса в интересах народного хозяйства и науки, а также обороноспособности и обеспечения коллективной безопас­ности государств — участников Содружества. Согласно Закону Российской Федерации «О космической деятельности» от 20 августа 1993 г. № 5663-1 Россия содействует развитию международного сотрудничества, а также решению международно-правовых проблем исследования и использо­вания космоса.

Контрольные вопросы

1. Перечислите особенности военных аспектов международного права с раскрытием их сущности.

2. Раскройте понятие и виды источников международного права.

3. Раскройте содержание международно-правовых форм военного сотрудничества.

4. Каковы основные процедуры мирного разрешения международных споров?

5. Назовите цели и принципы военно-политического сотрудничества в рамках СНГ.

6. Назовите правовые основы пребывания войск за границей.

7. Каковы особенности статуса миротворческих сил ООН?

8. Назовите договоры, касающиеся сокращения и уничтожения ядерного, химического, бактериологического и других видов оружия массового уничтожения.

9. Назовите основные принципы международного гуманитарного права.

10. Дайте определение понятий «комбатант» и «некомбатант» и их правового статуса.

11. Охарактеризуйте правовые режимы морских пространств и особенности мореплавания в них военных кораблей.

12. Назовите особенности правового регулирования полетов в международном воздушном пространстве военных воздушных судов.

13. Дайте характеристику международно-правовому режиму космического пространства.

<< | >>
Источник: Под ред. Стрекозова В.Г, Кудашкина А.В.. Военное право: Учебник. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». — М.: «За права военнослужащих», — Вып. 45. — 640 с.. 2004

Еще по теме § 6. Международное воздушное и космическое право:

  1. 7. Международное морское, воздушное и космическое право
  2. 1. ПОНЯТИЕ И ИСТОЧНИКИМЕЖДУНАРОДНОГО КОСМИЧЕСКОГО ПРАВА
  3. Тема XXII. Международное космическое право
  4. 3.3. Правоотношения
  5. § 6. Международное воздушное и космическое право
  6. Краткий перечень латинских выражений, используемых в международной практике
  7. Вопрос 53. Понятие и источники международного космического права
  8. § 5. Ответственность в международном космическом праве
  9. § 4. Ответственность в международном космическом праве
  10. § 1. Понятие и источники международного космического права
  11. § 1. Понятие, объекты, субъекты и источники международного космического права
  12. § 11. Ответственность в международном космическом праве
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -