<<
>>

2.1. История возникновения морского права

С первой удачной попытки доставки товаров морем на иноземную территорию, точной даты которой теперь уже никто не назовет, мореплаватели начали формировать правила, с годами складывающиеся в обычаи, которые регулировали их взаимные от­ношения.
Эти обычаи основывались на понимании естественной справедливости, учи­тывающей согласие в принимаемом решении одинаково свободными и независимыми одна от другой сторонами.

Исходной точкой для современного морского международного права послужили те принципы морских международных отношений, которые были следствием средне­вековой морской торговли и затем, постепенно совершенствуясь, достигли своего ны­нешнего развития [8, с. 12].

В истории возникновения и становления морского права мы выделяем следую­щие периоды его возникновения и развития:

- античный;

- период, охватывающий начало падения Западной Римской Империи (476 г.) до от­крытия Америки и морского пути в Индию (1492-1498 гг.);

- период от Английской революции XVII столетия до принятия Санкт-Петербургской Декларации 1899 г.;

- от Конференции мира в Гааге 1899 г. до Крымской (Ялтинской) конференции 1944г.;

- от создания ООН до применения силы НАТО в отношении Югославии;

- современный.

Античный период

Возможно, первые морские предания зародились в Индии, куда, в свою очередь, они были принесены финикийцами и китайцами. Древнеиндийские морские законы не были положены на пергамент и до наших дней не дошли. Правила, которыми пользо­вались древние арабы и финикийцы, были инкорпорированы в законы Карфагена; но время уничтожило их следы [10].

Признанной колыбелью морского права является Средиземноморский бассейн, где древнеиндийские и китайские предания достаточно быстро распространились и легли в основу древнейших морских кодексов.

Среди первых следует назвать морские законы Родоса, который долгое время был морской державой, и хотя до нас не дошли его памятники, однако, многие нормы «Родосского права» были включены впоследствии в римское законодательство [29].

Морские законы древней Греции дошли до нас в речах Некоторых греческих фи­лософов и ораторов (в особенности Демосфена), через которые можно судить об их достаточной по тем временам полноте: здесь мы находим постановления о корсарстве, прцзах и репризах, подсудности морских споров специальным морским судам, распро­странение афинской юрисдикции на иностранцев, участвующих в спорах.

Морское право Древнего Рима (согласно преданию, Рим был основан Ромулом около 753 г. до нашей эры) также послужило основой многим морским обычаям. Рим­ское предание лишено исторической достоверности, и точные подробности древней­шей истории Римской империи отсутствуют. Однако в том, что касается римского права, сохранилось достаточно исторических памятников, дающих более или менее ясную картину римской юриспруденции.

Для наших суждений о возникновении морского права важными следует отме­тить несколько обстоятельств, послуживших основой древнеримской юриспруденции:

1) в начальной стадии организация древнеримской цивилизации покоилась на ро­довом принципе, и поскольку на протяжении долгих лет род сохранял в Риме свое зна­чение как союз религиозный, члены рода были связаны единством религиозного культа или сакральными (sacra gentilicia) правилами поведения;

2) первоначально международные отношения также находились в зависимости от норм сакрального права, однако, римляне довольно рано стали отделять право светское, человеческое (jus humanum) от права божеского (jus divinum);

3) отделение религиозных должностей от светских магистратур и упразднение сакрального права, по-видимому, явилось наиболее существенным элементом рефор­мы, благодаря которой создался перевес государственной власти, давшей Риму в тече­ние последующих столетий гегемонию в античной цивилизации.

Ромул, основывая город, который должен был впоследствии сделаться господи­ном всего мира, изгнал из него торговцев; одни только рабы могли заниматься этим ремеслом, которое было объявлено недостойным гражданина. Однако этот запрет про­существовал недолго.

Морскую торговлю, которая очень быстро нашла многих при­верженцев потому, что стала источником значительных выгод, стали сопровождать особые договоры, отнесенные римлянами к специальной юриспруденции. Морским правом начали заниматься Преторы: они издавали декреты, эдикты, решения и т.д.

Международным это право не было, - римское владычество, распространившись на все берега Средиземного моря и прилегающих к нему морей, сделало его бессмыс­ленным. На берегах Империи проживали подданные или вассалы одного и того же государя, все мореплаватели были одной нации и, следовательно, применяли одни только внутренние законы этого государя. «Предписания естественного закона по ме­ждународному предмету, сделавшись бесполезными, находились в пренебрежении и вскоре были совершенно забыты. Это же было причиной того, что и положительное право не могло возникнуть, потому что не могло существовать, очевидно, никакого международного трактата в мире, находившегося во владении одной нации» [10].

Из сказанного следует, что в эпоху Римской империи международное морское право, как сложившаяся отрасль науки, не существовала. Древние знали международ­ный закон, как закон естественный, а право этого периода заключалось единственно только в нескольких обычаях, согласных с естественной справедливостью, хорошо известных и верно исполняемых всеми.

Законы о торговле и мореплавании, составленные по повелению императора Юс­тиниана, заключали в себе весьма небольшое число постановлений, касающихся мор­ского права. Впоследствии эти законы сделались источником права, применяемого к иностранным кораблям, относящимся, в первую очередь, к кораблекрушениям, где строго воспрещалось разграбление имуществ, выброшенных бурей и грозивших смертной казнью всем, кто утаивал вещи, спасенные после кораблекрушения.

Явившись синтезом всего юридического творчества античного мира, римское право легло затем в качестве фундамента для правового развития всех, не только европейских, но и других народов, проживающих в бассейне Средиземного моря.

Римская эпоха, как, впрочем, и вся эпоха рабовладения, относилась к морю как к «общей для всех вещи», не могущей находиться в чьей-либо собственности. Такого же мнения придерживались и правители Древнего Императорского Рима, потому в Дигестах Юстиниана мы находим, что «море открыто всем»[30].

Падение Западной Римской Империи (476 г.) до открытия Америки и морского пути в Индию (1492—1498 гг.)

Этот тысячелетний период начался с прекращения существования Римской Им­перии, которая в течение длительного времени держала в порабощении великое мно­жество народов, проживающих на огромной территории. После смерти императора Феодосия I в 395 г. Римская империя распалась на две большие части. Рим сделался столицей Западной Империи, которая в 476 г. была захвачена и разрушена народами, населявшими окружавшими ее провинциями, а ее восточные пределы получили впо­следствии название Византия. Ослабленная Восточная Империя, с трудом боровшаяся против всех своих врагов, редко посредством силы, почти всегда хитростью, коварст­вом и даже вероломством умудрилась просуществовать почти тысячу лет, среди внут­ренних революций и внешних войн, теряя время от времени, свои провинции и, нако­нец, доведенная до того, что в ее владении остался один только город, который греки продолжали называть столицей мира. Взятие Константинополя султаном Сельджук­ских турок Магометом II положило конец существованию этой Империи в 1453 г.

Народы, которые завладели провинциями Западной Империи, принадлежали к различным племенам; их законы, нравы, обычаи, религия, язык были весьма различны. Политический рисунок Европы также изменился: вместо единого государства, которое не нуждалось в международном праве, образовались независимые государства, по­ставленные перед необходимостью как-то между собой ладить. Но даже это новое об­стоятельство не сразу привело к бурному развитию международного права.

Новые хозяева Европы были исключительно воины; всегда под ружьем, они не признавали другого права, кроме права силы.

Они презирали одинаково искусства, науки, промышленность, торговлю и мореплавание. Правда, позволяли побежденным народам предаваться этим занятиям, но дух хищничества, беспрерывные бесчинства и постоянные войны, которые они вели и во время которых они одинаково разоряли как свои собственные владения, так и владения своего врага [10],

В то время как провинции древней Западной Империи оставались погруженными в варварство, Восточная Империя, хотя уже и расшатанная, продолжала содержать военные и торговые флоты, обеспечивающие существование торговли и промышлен­ности. С другой стороны, некоторые итальянские города с самым живейшим жаром предались морской торговле и ... с большим искусством сумели пользоваться всеми представлявшимися случаями, чтобы развить свое мореплавание. Сделавшись макле­рами, комиссионерами, фрахтовщиками торговли варварской Европы с Азией, они все последовательно поднялись на новую ступень экономического могущества [8].

Перечень морских законов этого периода времени, по-видимому, должен начать­ся с кодекса византийского права, получившего название «Базилика» (примерно VII столетие), регулирующего в основном морскую торговлю на основе обязательных по­ложений, утверждаемых императором [2, с. 40]. Далее следует упомянуть свод мор­ских обычаев, применявшийся в итальянском городе Амальфи примерно в X столетии и получивший название Таблицы Амальфи (Table Amalfitaine), сборник решений мор­ских консулов также итальянского города Трени (Trani), изданных, как полагают, в 1063 г. под заглавием «Ordo el consuetude maris». Как пишет Ф. Перельс «... тексты этих законов довольно долго (почти столетие) использовались итальянскими морепла­вателями, но до нашего времени не дошли, и однако, мы ссылаемся на этот историче­ский памятник, используя книги наших предшественников» [8, с. 13].

В 1099 г. крестоносцы, активно осваивавшие в тот период времени Ближний Вос­ток, издали собственный свод правил под заглавием «Иерусалимские Ассизы» (Assizes de Jerusalem). Этот кодекс был разделен на две части: баронские ассизы (les assizes des barons) и мещанские ассизы (les assizes de bourgeois).

В последних было достаточно много положений, относящихся к торговле и мореплаванию. По общему правилу мо­реплавателю надлежало основываться на обычаях, ассизы же применялись только к конкретным случаям, ими предусмотренными. Например, они содержали достаточно подробное описание отношений грузовладельца и хозяина судна, нечто подобное совре­менному понятию фрахта, допускали передачу груза во временную власть капитану судна и делали ненужным сопровождение груза его владельцем. Кроме того, в ассизах были сформулированы правила оказания помощи потерпевшим кораблекрушение и не­обходимости возврата поднятых из воды товаров их владельцу.

Статуты Пизы были изданы в 1160 г. и содержали описание обычаев, которым необходимо была следовать мореплавателю, в том, что касается торговли. То, что те­перь называется Марселем, когда-то было Фокейской колонией в южной оконечности Галлии. Несмотря на долгие годы римского владычества, Марсель никогда не переста­вал заниматься морской торговлей и имел один из наиболее ранних морских статутов, известных как Книга Марсельских статутов (Statuts de Marseille), изданная в 1256 г. Марсельские законы отличались своей умеренностью и справедливостью; однако, все­гда грозили смертной казнью за разграбление имущества потерпевших крушение и за торговлю оружием с неверными [10, с. 12].

Другой средиземноморский город - Венеция, хотя и имел могущественный, по тем временам флот, но, по мнению Отфейля, специального морского законодательства не имел вплоть до половины XIII столетия. Только в 1255 г. появился первый венеци­анский кодекс (Capitulaire nauticum), который в своих 126 статьях определял подроб­ности регулирования контрактных обязательств в морской торговле [10, с. 14].

1258 г. датирован и первый испанский сборник законов, изданный в Барселоне королем Иаковом I, который спустя два года был переиздан Альфонсом X (получив на­звание «Partidas») и дополнен несколькими главами, посвященными морским проблемам.

К одному из первых сводов древних морских обычаев, изданных в 1100 г., отно­сятся и Олеронские свитки (франц. - Roles d'Oleron), представлявшие сборник реше­ний, вынесенных морским судом острова Олерона близ французского Бордо. Они дол­гое время служили не только английским и французским мореплавателям, но и гол­ландским морякам, поскольку аналогичный свод морских правил, изданный в городе Дамм во Фландрии (jugement de Damme) или положения Пурпурной книги города Брюгге, опубликованные во второй половине XIV столетия, представляли собой не более как буквальный перевод ряда статей Олеронских правил [10, с. 19]. Со време­нем, примерно к XIV столетию, одна версия Олеронских правил, обогащенная гол­ландскими обычаями, получила название Правила Висби (голл. - Lois de Wisby), а другая - Амстердамские правила (голл. - Les Coutumes d'Amsterdam, d'Enchuyssen et de Stavern).

Правила Висби, или Морские законы острова Готланда, представляли собой сбор­ник, состоящий из трех частей, охватывающих как вопросы мореплавания и корабле­крушений, так и сохранности грузов и судебных процедур. По Коломбосу, они были изданы в Копенгагене на саксонском языке в 1505 г. [2, с. 41].

Наиболее примечательное собрание древних морских законов Англии содержа­лось в древней Черной книге Адмиралтейства, начатой поначалу в качестве сборника практических рекомендаций и справочных материалов, к которым прибегали Адми­ралтейские суды еще начиная с царствования Эдуарда III (1327-1377 гг.) и которые продолжили вести и при Ричарде II (1367-1400 гг.) и в период правления Карла II (1163-0-1685 гг.) и в последующие годы.

Статьи и правила, содержащиеся в Черной книге, возникли из судебной практики приморских самоуправляющихся городов, которые имели собственные суды, приме­нявшие с очень ранних времен нормы обычного морского права к английским и ино­странным морякам и купцам.

Для государств Средиземноморского бассейна, в том, что касается мореплавания, весьма важную роль длительное время играл сборник морских правил и обычаев, имевший название Морской консулат (исп. - Consolato del mare), где можно было най­ти большинство норм и правил морского права, которые в свое время были приняты почти всеми средиземноморскими странами. Из норм, сформулированных в Консула­те, особенного внимания заслуживает правило, по которому неприятельская собствен­ность, находившаяся на нейтральном корабле, подлежала захвату. Хозяин нейтрально­го судна должен был отвечать на вопросы капитана военного корабля о наличии в числе своего груза предметов, принадлежащих противнику, и если он таковые имел, то должен был следовать за военным кораблем в тот порт, который был бы назначен воен­ным кораблем, для того чтобы освободить его от товаров, подлежавших захвату; в слу­чае отказа военному кораблю разрешалось атаковать нейтральное судно.

Отфейль цитирует статью 276 Консулата, которая гласит: «Если вооруженный корабль, идущий, или возвращающийся, или занимающийся корсарством, встречает купеческий корабль..., если взятый корабль принадлежит к числу дружественных, тогда как находящиеся на нем товары принадлежат врагам, то адмирал вооруженного корабля может остановить его и заставить принести к нему все то, что принадлежит неприятелям, с тем, однако, условием, что адмирал должен заплатить хозяину этого корабля весь фрахт, который этот последний должен бы был получить, если бы доста­вил груз по назначению.... Если хозяин корабля, несмотря на приказание адмирала, будет отказываться доставить неприятельские товары, находящиеся на его корабле в такие места, где взявшие его будут в безопасности, то адмирал может или сам пустить, или приказать пустить его ко дну, спасши предварительно людей, находящихся на ко­рабле. .. Но надо знать, весь ли груз или большая его часть принадлежит неприятелю» [10, с. 17].

Несомненно, Консулат для своего времени был весьма полезным документом, чрезвычайно близок с практикой, поскольку составлялся, прежде всего, моряками, а с другой стороны, другое его достоинство в том, что он не был статичен и периодически пополнялся более современными обычными нормами. И хотя они не носили междуна­родно-правовой характер и даже не имели национально-правового статуса, многие из этих постановлений послужили прототипом французского ордонанса 1681 г. и после­дующих торговых кодексов ряда европейских стран. Пять книг французского l'Ordonance pour la marine от 1681 г. весьма подробно рассматривали вопросы морско­го права:

- Положение об офицерах Адмиралтейства и об их юрисдикции;

- Положение о морских чинах и о морских судах;

- Положение о морских контрактах и о морских обязательствах;

- О портовой полиции, о морских прибрежьях и о рейдах;

- О морской рыбной ловле [10, с. 21].

Все изданные начиная с XII века книги или постановления правителей тех или иных стран или городов-государств не имели силы международных норм и субъекта­ми своих обязательных постановлений имели лишь своих подданных. Исключением являются Конвенции, направленные на устранение варварских обычаев в области мо­ре плавания. Самые древнейшие трактаты по этому предмету восходят к XIII столетию. Один из них был заключен французским королем Людовиком IX с Венецианской рес­публикой, другой - Трактат о торговле и мореплавании - был заключен в 1478 г. меж­ду английским королем Эдуардом IV и Максимилианом, герцогом Австрийским [10, с. 15].

Возникновение международного морского права как науки

Научные доктрины современного международного права стали формироваться в средние века и среди первых справедливо, пожалуй, назвать имя Н. Макиавелли (1469- 1527),систематизировавшего в своих работах «Князь»,«Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», «Об искусстве войны и др.» взгляды на договорное право, а также войну и возникающие в связи с ней проблемы международно-правового характера [8, с. 99].

История научного осмысления и систематизации норм международного морского права неразрывно связана с периодом возникновения основных идей, сформировав­ших теорию межгосударственных отношений. Научное первенство установить здесь довольно сложно, но можйо сослаться на некоторые имена, дошедшие до нас в опуб­ликованных памятниках истории. Так, например, идеи, связанные с формированием концепции государственного территориального суверенитета, по-видимому, впервые были сформулированы в работах профессора теологии университета Саламанка (Sala­manca) Франсиско Витториа (1480-1546)), а первые исследования основ договорного права относят к периоду рассвета абсолютизма и находят в исследованиях голландца Б. Айала (1548-1584), испанцев Д. Сото (1494^-1560) и Ф. Суареца (1548-1617), италь­янца А. Джентиля (1551-1611) и француза Э. Крусэ (1590-1648) [4, с. 151, 152].

Начало научной систематизация норм морского права приходится на XVII-e столе­тие. Это был век невообразимо грозный, принесший многие великие и трагические со­бытия. Это был век протопопа Аввакума, патриарха Никона, Ришелье, Кромвеля, Анг­лийской революции, Смутного времени в России, век, когда жил еще Шекспир (в XVII веке был написан «Гамлет»); век, когда эпоха Ренессанса уже пережила свой кризис и чувствовалось приближающееся веяние иных, трагических перемён. И естественно, что именно этот век сумрачного Тинторетто был очень чуток, особенно чуток к тем его грандиозным страницам, которые, подобно фрескам, навсегда врезались в сознание и память человечества п.

Одним из первых персонажей этого времени был голландец Гуго Гроций, полу­чивший прозвище отца современного международного права.

Гуго Гроций (Grotius, de Groot) (1583-1645) - голландский юрист, государствен­ный деятель и писатель признается во всем мире как один из основоположников госу­дарственного и международного права. В одиннадцать лет он стал студентом Лейден­ского университета, а в пятнадцать участвовал в посольстве, отправленном во Фран­цию, ко двору Генриха IV. Некоторое время изучал право в Орлеане и, вернувшись на родину, занялся адвокатурой и научной деятельностью. Гроций рос, учился, формиро­вался как политик и ученый в период наиболее сложных отношений Датского коро­левства и Испании.

В то время как Испания бросала все свои силы на эксплуатацию своих американ­ских колоний, другие европейские страны, и первой среди них Голландия, стали раз­вивать трансокеанскую торговлю.

Борьба за свободу религий, первоначально послужившая началом войны с Испанией, превратилась со временем в экономическое и торговое соперничество. Война стимулиро­вала морскую торговлю, судоходство, развитие первых мануфактур и колониальные экспедиции. Война сформировала целый корпус отважных мореплавателей, торговцев и привлекла в Голландию авантюристов всех мастей, не желавших служить испанской короне. За счет быстрого роста своих новых судоходных компаний датчане построили самый крупный торговый флот, вовлекший столько средств и интересов, что его вла­дельцы стали влиять не только на трансокеанскую торговлю, но и на политику, желая видеть в ней инструмент защиты своих капиталистических интересов, выходящих да­леко за рамки одной страны. Так зарождался империализм.

Кроме экономики, за годы войны произошли весьма серьезные социальные изме­нения в датском обществе. Класс мещан и ремесленников, известных как бюргеры (burgerij; англ. - the burghers), превратился в класс большинства. Для Нидерландов этот период времени по исторической значимости сравним с Английской революцией 1688 г., или Великой Французской революцией 1789 г. Это был период «тихой» рево­люции, когда дворянство пыталось вырваться из-под испанского контроля, желая воз­вращения привилегий городам и провинциям. Однако Датская Республика управля­лась олигархической верхушкой городских бюргеров, власть которых могла быть тем сильней, чем интенсивней развивалась торговля и мореплавание.

За долгие годы разрушительное влияние войны вступило в явное противоречие с интересами экономики. И датчане, и испанцы хотели мира, но не могли найти ком­промисс, однако, перемирие (названное датчанами «Het Bestand») было установлено, что позволило каждой стороне заняться своими внутренними проблемами. Амстердам желал свободной и безопасной торговли с колониями Восточной Индии. Политиче­ские силы, поддерживающие эти устремления, стали группироваться около друга отца Гроция - Иоганна Олденбарневельта (Johan van Oldenbarnevelt), который многое сде­лал для воспитания и карьеры самого Гроция. Но была и оппозиция, которую возглавил принц Мауритс Оранский (Prince Maurits), желавший отторжения Южных Нидерландов.

В 1601 г. Гроций был назначен историографом Голландской республики, в 1607 г. - заместителем генерального прокурора - главным казначеем. Будучи приверженцем Ольденбарневельда, он принял на его стороне участие во внутренних политико- религиозных распрях ив 1619 г. был приговорен к пожизненному заключению, одна­ко, спустя два года бежал во Францию, где воспользовавшись предложением шведско­го канцлера А. Оксенштирна, перешел на службу к стокгольмскому двору в качестве шведского посла в Париже (1634 г.).

Г. Гроций одним из основных принципов права считал принцип безопасности (so- cietatis custodia) и общежительности (sociabilitas). В их совокупности, он полагал, кроет­ся существо естественного права, источником которого является здравый смысл. Боже­ственное право, в его глазах, - право общее, относящееся ко всему человечеству, но он допускал еще специально божественное право, приложимое к одним израильтянам. Ес­тественное право, по его мнению, отличается от позитивного права, божественного или человеческого, которое всегда произвольно [8].

И все же нельзя не отметить, что работы Гроция носили заданный характер. Уже начиная с истории борьбы с Испанией, написанной по заказу Ольденбарневельда, все его последующие работы оправдывали датские устремления на создание благоприят­ной общемировой морской торговой среды, необходимой для процветания голланд­ских торговцев.

Каждый раз, цитируя древних авторов или приводя пример из прошлого, Гроций защищал и утверждал идеологию новой Датской республики. Свой наиболее извест­ный трактат Комментарий о праве добычи (Commentarius de jure praedae) был им напи­сан в 1625 г. как обоснование антииспанской доктрины исключительных прав послед­ней на торговлю в Индии. А суждения одной из глав этой книги - «Свободное море» («Маге liberum»), в этих же целях обосновывавшие свободу мореплавания, составили основополагающий принцип современного морского права - свободу открытого моря [10].

Современная мораль и международное право, основанные на признании права каждого человека на обладание собственностью, на ее законное приумножение, в том числе и с помощью морской торговли, и обязанности государства охранять эти права, обеспечивая всеобщую безопасность, сложились не без усилий выдающегося голланд­ца Г. Гроция, систематизировавшего обширные труды и материалы своих предшест­венников и угадавшего основополагающие ценности будущих поколений.

От Гроция ведут свое происхождение основные направления в дальнейшем раз­витии науки международного права - школа естественного права и позитивистское направление [8, с. 101]. Представители первого (Самуэль Пуффендорф (1632-1694), Барбейрак (1674-1744) и др.) противопоставляли феодально-абсолютисткому произво­лу международных отношений абстрактные нормы «естественного права», основанные на воле божества и природе человека, а представители второго направления (С. Рахель (1628-1691), Мабли (1709-1785), Мозер (1701-1785) и др.), критикуя естественно- правовую точку зрения, высказывались в пользу того, что подлинное право - это резуль­тат научного исследования, не зависящий ни от божества, ни от какой-либо философии.

Значительное влияние на развитие международного права оказали выдающиеся политические мыслители XVII и XVIII вв. Они»выдвинули ряд важных прогрессивных для своего времени идей в области международного права, оказавших свое влияние и на становление современной доктрины морского права. Ян Коменский (1592-1670) выдвигал идею учреждения мирового суда, а Ж. Руссо (1712-1778) сформулировал принцип, в силу которого война должна рассматриваться как борьба между государст­вами, а не между гражданами.

Монтескье (1689-1755), наравне с уничтожающей критикой внешней политики абсолютизма, осмеивал современную ему теорию международного права как «науку, указывающую правителям, до каких пределов они могут нарушать справедливость, не задевая своих интересов. В своих работах он обосновывал необходимость запрета бесчеловечных средств ведения войны; осуждал рабство и порабощение пленных [8, с. 102].

Крайности различных направлений породили в XIX в. компромиссное, так назы­ваемое историко-позитивное направление, наиболее видными представителями кото­рого являлись Гефтер, Трипель и Лист - в Германии, Уэстлэйк, Филимор и Оппенгейм - в Англии, Бонфис и Фошиль - во Франции, Мур, Лоуренс и Уитон - в США.

Россия внесла крупный творческий вклад в развитие науки международного пра­ва и международного морского права. В России, еще задолго до Гроция, получил при­знание принцип свободы открытого моря. Заслугой России явилось, например, провоз­глашение вооруженного нейтралитета, ставшего в последствии общепризнанным, принципом защиты гражданского судоходства.. На Аахенском конгрессе 1818 г. Рос­сия выдвинула план международной организации по борьбе с негроторговлей. По инициативе России была принята международная Санкт-Петербургская декларация 1868 г. «О гуманизации сухопутной войны». Первая попытка кодифицировать нормы права сухопутной войны в целях смягчения ее жестокостей была сделана именно Рос­сией, представившей проект соответствующей конвенции, который был положен в основу работ Брюссельской международной конференции 1874 г. Институт междуна­родных следственных комиссий своим возникновением обязан также России. Исклю­чительно велика ее роль и в международной кодификации мирных средств разрешения споров, предпринятой в конце XIX в.

От Английской буржуазной революции до принятия Женевской Конвенции о раненых и больных военнослужащих 1864 г.

Победа Английской революции[31] явилась победой буржуазной идеологии над феодальной, она ознаменовала собой изменения во всех областях человеческой дея­тельности, способствовала развитию просвещения и устранения средневековых пере­житков [3, т. 13, с. 6]. Для морского права это был чрезвычайно важный период фор­мирования и становления «адмиралтейского права», послужившего основой для мор­ских законов большинства прибрежных держав, ставших практиковать впоследствии английскую правовую традицию. Кроме того, это был период начала трансформации обычных норм, сформировавшихся в области регламентации мореплавания, в нормы договорные.

Среди первых таких попыток дополнить сложившуюся к началу столетия практику применения морских обычаев договорными нормами, было принятие Декларации 1780 г. «О правах и обязанностях нейтральных государств во время морской войны», основные положения которой нашли свое дальнейшее воплощение в Парижской декларации 1856 г., подписанной Великобританией, Францией, Италией, Россией, Турцией, Пруссией и Авст­рией при заключении мира на Парижском конгрессе, созванном после Крымской войны (была принята впоследствии почти всеми морскими державами, включая Испанию, США и Мексику). Декларация была оформлена в форме многостороннего договора, в котором закреплялись четыре положения морского права, имеющих отношение к войне на море: запрет каперства;

неприкосновенность нейтральных грузов на неприятельских судах (за исключе­нием военной контрабанды);

неприкосновенность неприятельских грузов на нейтральных судах (за исключе­нием военной контрабанды);

об эффективности блокады.

Полному утверждению принципа свободы открытого моря в международных от­ношениях способствовала победа французской буржуазии в революции конца XVIII в. (1791-1794 гг.), провозгласившей требование свободы морей в качестве одного из своих программных лозунгов. Принцип свободы моря был декларирован в ряде декре­тов Французской республики 1791-1794 гг. (девизом французских кораблей в то время было «Свобода морей, равенство прав для всех народов»). Французский Конвент так­же предпринял первую попытку издать первую декларацию о международном праве. Своим постановлением от 28 октября 1792 г. он возложил ее составление на аббата Грегуара (Gregoire). Его проект был представлен Конвенту в 1795 г., но это был не самый лучший период для законодательного собрания Франции времен первой рево­люции (1792-1795 гг:), и ему так и не удалось Сделаться французским законом.

Крушение французской империи при Наполеоне значительно ослабило Францию как соперника Великобритании, и последняя в борьбе за господство на море предпочла опираться не на отжившие символы правовых воззрений эпохи феодализма, а на могуще­ство британского военно-морского флота Используя эту реальную силу, Англия перешла к установлению своего фактического господства на всех важнейших международных мор­ских путях. Вскоре на морских просторах стали все активнее действовать также США: в зависимости от складывающейся ситуации то в качестве соперника, то партнера Вели­кобритании.

Рассматриваемый период был периодом борьбы за господство на море, периодом обострения противоречий по таким кардинальным вопросам, как свобода мореплава­ния и рыболовства, ширина и правовой режим территориального моря и другие. По­скольку международные обычаи в области использования морей и океанов создава­лись на протяжении длительного исторического периода и ввиду того, что многие из них признавались лишь некоторыми государствами и не признавались другими, между государствами возникали споры и разногласия по вопросу о том, существует ли та или иная международно-правовая норма как общеобязательная. Постепенно стала ощущать­ся большая нужда в кодификации норм международного морского права, регулирующе­го вооруженную борьбу на море и правовое положение нейтральных стран.

В августе 1864 г. в Женеве состоялась конференция с участием официальных представителей 16 европейских стран, где была принята Женевская конвенция 1864 г. «Об улучшении участи больных и раненых воюющих армий на поле боя»[32]. Эта Кон­венция, подписанная делегациями 12 стран, предусматривала нейтралитет персонала медицинских служб вооруженных сил и помогающих им гражданских лиц, гуманное отношение к раненым, а также утвердила интернациональную эмблему медицинского персонала[33].

Принятие Конвенции можно отнести к этапным событиям, поскольку до нее вой­на регулировалась нормами обычного права и нормами, вытекающими из специаль­ных двусторонних или многосторонних соглашений (о перемирии, об обмене пленны­ми и т.д.).

Успехи в области гуманитарного права послужили толчком к заключению «мир­ных конвенций». В 1874 г. был подписан акт об учреждении Всемирного почтового союза, который установил свободный транзит писем и посылок через территории уча­стников. В 1875 г. принимается Конвенция о телеграфном союзе, в 1884 г. - Конвен­ция по охране подводных телеграфных кабелей, в 1888 г. подписывается Конвенция о режиме Суэцкого канала и в 1890 г. заключается многосторонняя Железнодорожная конвенция.

Международное право стало необходимым регулятором уже вполне значительного объема международных отношений; был накоплен достаточно обширный нормативный массив и заложены начала межгосударственного «правосознания».

Гаагская Конференция мира в Гааге 1899 г. - Крымская (Ялтинская) конференция глав правительств Великобритании, СССР и США

Вторая половина XVIII столетия ознаменовалась достаточно активной деятельно­стью европейских держав по принятию норм международного гуманитарного права. 29 ноября 1868 г. принимается Санкт-Петербургская декларация о запрещении упот­ребления разрывных пуль, в 1888 г. - Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль. 29 июля 1899 г. проводится Международная конференция мира в Гааге и заключается Гаагская конвенция о запрещении применения пуль типа «дум- дум» и в 1907 г. заключается Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны. Уже перед второй мировой войной подписывается Женевский протокол 1925 г. о запреще­нии применения бактериологического и химического оружия, Протокол относительно запрещения применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств.

В 1930 г. состоялась Гаагская конференция по кодификации международного права, которая, среди прочих, рассматривала вопрос о территориальном море, однако, непримиримость позиций участников и отказ идти на компромиссы сделали невоз­можным полный успех конференции[34].

Отсутствие общего признания по вопросам применимости норм права в военных действиях на море неизбежно сказалось во время мировых войн. «Беззакония, умыш­ленно совершенные Германией во время первой мировой войны, - отмечал Д. Колом- бос, - с еще большей силой повторились во второй мировой войне» [2, с. 782].

Этот драматический период развития международных отношений и международ­ного права был завершен Крымской (Ялтинской) конференцией руководителей СССР, США и Великобритании (состоявшейся 4-11 февраля 1945 г.), поскольку кроме вопроса участия СССР в войне с Японией, на ней, по сути, рассматривались вопросы послево­енного устройства мира. Принятые на конференции решения имели непосредственное отношение к «юридической» географии морского побережья Балтийского и Черного морей, а также Тихого океана. Советскому Союзу передавались Курильские острова возвращались территории южной части о. Сахалин и всех прилегающих к ней остро­вов; устанавливались преимущества в использовании торгового порта Дарена и вос­становления прав аренды на Порт-Артур,.

Создание ООН- применение силы НАТО в отношении Югославии

Идея создания глобальной межправительственной организации для предотвра­щения войн и поддержания мира занимала умы человечества с давних пор. Один из таких проектов лег в основу Лиги Наций (1919 г.), так и не ставшей эффективным ин­струментом политического и международного сотрудничества.

В целом за время от первой до второй мировой войны разработка проблем орга­низации международного мира и безопасности двигалась весьма медленно. Вторая мировая война, в силу ее масштабов, методов террора, применяемых фашистскими армиями, дала мощный толчок правительственной и общественной инициативе по ор­ганизации мира и безопасности.

На правительственном уровне вопрос создания организации международной безопасности возник, по сути дела, с первых дней войны17.

Предтечей создания ООН явились несколько событий. 12 июня 1941 г. в Лондоне подписывается так называемая Союзническая декларация, в которой союзники обяза­лись работать вместе с другими свободными народами, как в войне, так и в мире. Она стала первым шагом к созданию Организации Объединенных Наций. Последовавшая за этим 14 августа 1941 г. Атлантическая хартия [35], 1 января 1942 г. - Декларация Объ­единенных Наций19, Московская[36] и Тегеранская 1943 г. конференции, а затем Конфе­ренция в Думбартон-Оксе (Вашингтон, США) 1944 г. завершили подготовительный этап создания ООН, определив цели, структуру и функции этой всемирной организа­ции. После встреч в Ялте президент Ф. Рузвельт, премьер-министр У. Черчилль и председатель И. Сталин заявили о своей решимости учредить Всеобщую международ­ную организацию для поддержания мира и безопасности.

25 июня 1945 г. делегата от 50 стран собрались в Сан-Франциско на Конферен­цию Объединенных Наций по вопросу о создании международной организации. Деле­гата подготовили Устав из 111 статей, который был единогласно принят 25 июня 1945г. На следующий день делегаты подписали его в здании Мемориала ветеранов войны. 24 октября 1945 г. Устав ООН ратифицирован пятью постоянными членами Совета Безопасности и большинством других прдписавших его государств и вступил в силу. Наступил новый этап международных отношений и развития международного права.

До второй мировой войны вопросы, связанные со свободой кораблевождения и ресурсами мирового океана, разрабатывались в целом ряде не связанных между собой международных конвенций, посвященных другим проблемам, а также в двусторонних соглашениях между государствами. Международные конвенции заключались, как пра­вило, несколькими заинтересованными морскими державами (например, Конвенция об уважении свободы судоходства в Суэцком канале 1888 г. была подписана всего девя­тью государствами, также девятью государствами была подписана Международная конвенция о режиме судоходных проливов международного значения 1936 г., более известная как Конвенция Монтрё). В 1945 г. США в одностороннем порядке распро­странили свою юрисдикцию на континентальный шельф и прилежащие воды, этому примеру вскоре последовали и некоторые другие государства. Причем во многих слу­чаях территориальными водами объявлялись пространства, традиционно считавшиеся частью отбытого моря, что непосредственно сказалось на возможности морских го­сударств осуществлять свободный доступ к морям как средству международных транспортных сообщений.

В начале 1950-х гг. стали предприниматься попытки кодификации морского пра­ва. Подготовительную работу в этой области в значительной мере стала осуществлять Комиссия международного права, специально созданная для этой цели в 1947 г. в со­ответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 174 (II). В период с 1949 по 1956 гг. Комиссия уделила большое внимание международному морскому праву. С учетом сложившихся и общепризнанных международных обычаев и новых факторов в области как мирового политического развития, так и освоения Мирового океана, Ко­миссия подготовила проект статей, относящихся к морскому праву, и рекомендовала Генеральной Ассамблее ООН созвать международную конференцию полномочных представителей для его рассмотрения. Эта рекомендация была принята в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи 1105 (XI) от 21 февраля 1957 г.

I Конференция ООН по морскому праву состоялась в Женеве с 24 февраля по 29 апреля 1958 г. В ней приняли участие делегации от 86 стран. Конференция должна была рассмотреть все основные вопросы международного морского права, принять во внимание не только юридическую, но и техническую, биологическую, экономическую и политическую стороны проблемы и изложить результаты своей работы в одной или нескольких международных конвенциях или в каких-либо других актах, какие она признала бы подходящими.

Попытки ООН закрепить сложившиеся обычнее нормы международного мор­ского права материализовались подписанием четырех соглашений и факультативного протокола, касающихся определенных аспектов морского права, а именно: Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, Конвенции о континентальном шельфе, Конвенции об открытом море, Конвенции о рыболовстве и сохранении живых ресур­сов открытого моря, а также Факультативного протокола, касавшегося порядка прину­дительного урегулирования споров. Указанные Конвенции подтвердили общеприня­тый, традиционный подход к свободе морей, оставив без ответов, однако, многие во­просы, касающиеся, в частности, максимальной ширины территориального моря и протяженности зоны прибрежного рыболовства, на которую должна распространяться юрисдикция государства.

Начиная с 1958 г. созывались следующие конференции по вопросам международного морского права:

1958 г. - Первая конференция Организации Объединенных Наций по морскому праву: в Женеве собрались представители 86 государств и приняли четыре международные конвен­ции, касающиеся территориального моря, открытого моря, континентального шельфа и ры­боловства и охраны живых ресурсов.

1960 г. - Вторая конференция Организации Объединенных Наций по морскому праву не смогла выработать какое-либо существенное соглашение о границах территориального моря и правах на рыболовство.

1967 г. - Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций решила, что тех­нологические и другие изменения в мире требуют от международного сообщества заняться вопросами права, регулирующего использование морей за пределами действия националь­ной юрисдикции. Для изучения этих вопросов Ассамблея учредила специальный комитет, состоящий из 35 членов.

1968 г. - Состав Специального комитета расширен до 41 члена; и он переименован В Комитет по мирному использованию дна морей и океанов за пределами Действия нацио­нальной юрисдикции.

1970 г. - Основываясь на результатах работы Комитета по морскому дну, Генеральная Ассамблея приняла Декларацию принципов, регулирующий режим дна морей и океанов и его недр за пределами действия национальной юрисдикции. Эти районы были объявлены «общим наследием человечества». Ассамблея приняла также решение о созыве Третьей конференции Организации Объединенных Наций по морскому праву. Комитету по морско­му дну, состав которого был расширен до 91 члена, поручено провести подготовку к этой Конференции. К 1973 г. Комитет подготовил шести томный доклад.

1973 г. - Первая сессия Конференции (организационная, Нью-Йорк) выбрала должно­стных лиц и начала работу над правилами процедуры. Председателем Конференции был избран Гамильтон Ширли Амерасингхе (Шри-Ланка).

1974 г. - Вторая сессия, Каракас. Приняты правила процедуры; 115 стран участвовали в общих прениях. Первая попытка рассмотрения альтернативных текстов, представленных Комитетом по морскому дну.

1975 г. - Третья сессия, Женева. В «едином тексте для переговоров», представленном председателями комитетов, содержались юридические формулировки положений, которые предстояло включить в Конвенцию.

1976 г. - Четвертая сессия, Нью-Йорк. В результате переговоров выработан «пере­смотренный единый текст для переговоров».

1976 г. - Пятая сессия, Нью-Йорк. Дальнейший прогресс в некоторых областях, тупик в вопросе об организации и регулировании добычи полезных ископаемых в глубоководных районах моря.

1977 г. - Шестая сессия, Нью-Йорк. В ходе продолжающихся переговоров выработан «неофициальный сводный текст для переговоров».

1978 г. - Седьмая сессия, сначала в Женеве, затем в Нью-Йорке. Учреждены семь групп по переговорам для преодоления ключевых разногласий.

1979 г. - Восьмая сессия, сначала в Женеве, затем в Нью-Йорке. Появился первый пе­ресмотренный вариант текста для переговоров 1977 г. Принято решение завершить работу над Конвенцией к 1980 г.

1980 г. - Девятая сессия, сначала в Нью-Йорке, затем в Женеве. Подготовлен «неофи­циальный текст» проекта Конвенции. Заключительную сессию планировалось провести в 1981 г.

1981 г. - Десятая сессия, сначала в Нью-Йорке, затем в Женеве. Опубликован первый официальный текст проекта Конвенции. Местами пребывания Международного органа по морскому дну и Международного трибунала по морскому праву выбраны соответственно Ямайка и Федеративная Республика Германии. Соединенные Штаты заявили, что они испы­тывают трудности в связи с положениями, касающимися морского дна. Проведение «заклю­чительной сессии для принятия решений» намечено на 1982 г.

1982 г. - Одиннадцатая сессия (первая часть, 8 мартаг-30 апреля), Нью-Йорк. После то­го как были исчерпаны все усилия по достижению общего согласия, Конференция провела голосование по ряду поправок к проекту Конвенции. В конце сессии по просьбе Соединен- ' ных Штатов было проведено заносимое в отчет заседания голосование. 30 апреля Конвенция была принята 130 голосами против 4 при 17 воздержавшихся.

1982 г. - Одиннадцатая сессия (вторая часть, 22-24 сентября), Нью-Йорк. Были утвер­ждены изменения в Конвенции, предложенные Редакционным комитетом. Принят проект Заключительного акта. Ямайка выбрана в качестве места проведения сессии для подписания документов Конференции.

1982 г. (6-10 декабря) - Конвенция и Заключительный акт подписаны 119 делегация­ми в Монтего-Бее (Ямайка).

1983 г, - в Кингстоне (Ямайка) Подготовительная комиссия провела сессию, с тем чтобы начать работу по созданию Международного органа по морскому дну м Международ­ного трибунала по морскому праву.

Для решения оставшихся в морском публичном праве неразрешенных вопросов , в 1960 г. была специально созвана II Конференция ООН по морскому праву, но и она из-за негативной позиции некоторых стран, вновь выступивших против 12-мильного предела ширины территориального моря, окончилась неудачей. Отсутствие договор­ной международно-правовой нормы о ширине территориального моря продолжало осложнять отношения между государствами.

Новым этапом в прогрессивном развитии и кодификации международного мор­ского права стала III Конференция ООН по морскому праву, которая длилась с 1973 по 1982 гг. В ней участвовало около 160 государств. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3067 (XXVIII) от 26 ноября 1973 г. определила в качестве задачи этой конферен­ции «принятие конвенции по всем вопросам, касающимся морского права». Конфе­ренция разработала и представила государствам на подписание Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. Ее подписали 157 государств, Совет ООН по Намибии и ЕЭС.

Некоторые политики и ученые склонны относить этот документ к «Конституции мирового океана». Действительно, еще не удавалось подписать международный дого­вор по столь широкому кругу вопросов морепользования. Однако достичь соглашений по всему спектру проблем эксплуатации морских ресурсов и на этот раз не удалось. По-видимому, основная причина этого обстоятельства заключается в том, что морское судоходство, рыбопромысловая и иная деятельность государств на просторах Мирово­го океана всегда была связана с реализацией своих национальных интересов, а они противоречивы.

С окончанием «холодной войны» отошла на задний план опасность широкомас­штабного вооруженного конфликта. На рубеже стблетий помимо противодействия распространению оружия массового поражения, предотвращения и урегулирования региональных конфликтов новыми вызовами международной безопасности становятся международный терроризмом, наркобизнес, незаконный оборот оружия, решение ост­рых экономических и экологических проблем глобального и регионального характера, в том числе проблем ядерной и радиационной безопасности В 90-е годы стало оче­видным и то, что будущая Европа будет строиться не на основе сближения Востока и Запада, а на основе постепенного расширения западных организаций, прежде всего ЕС и НАТО[37].

В течение 90-х годов Россию отличал собственный подход к проблемам европей­ской безопасности: российская дипломатия достаточно активно пыталась сформулиро­вать и реализовать такую концепцию европейской безопасности, которая бы не приво­дила к существенному изменению баланса сил в Европе и продолжала бы отвечать на­циональным интересам России. Ставка на СБСЕ, которую делала российская диплома­тия при оценке нового миропорядка в первой половине 90-х годов, заключалась в том, чтобы сделать эту организацию (с 1 января 1995 г. - ОБСЕ) главной структурой евро­пейской безопасности, возможно включающей в себя такую военно-политическую структуру, как НАТО[38].

Российская правовая доктрина европейской безопасности предусматривала мак­симальную кодификацию европейских международно-правовых норм по таким вопро­сам, как разоружение, регулирование конфликтов и обеспечение прав человека.

22 марта 1999 г. совет НАТО проголосовал за расширенное проведение силовой акции против Югославии. Генеральному секретарю Североатлантического альянса Хавьеру Солане на заседании Совета было предоставлено право единолично решить вопрос о бомбардировках территории Сербии, которая, по сути, началась в последую­щие дни. Применение силы НАТО в Югославии внесло существенные изменения в систему международных отношений, трансформировало стратегию НАТО в сторону глобализации применения военной силы и верховенства США в вопросах принятия ре­шений по международной безопасности. Правовая сущность применения силы НАТО против Югославии - это нарушение одного из основных (вне зависимости от важности предлога) принципов международного права - недопустимости решения споров с помо­щью силы и нерушимости границ и территориальной целостности государств.

Применительно к морским пространствам данная тенденция проявляется в лега­лизации развертывания в. различные районы Мирового океана крупных военно- морских соединений - авианосных групп, с которых совершаются боевые авиа налеты на территории суверенных государств (Югославия, Афганистан), а также в контроле за иностранным коммерческим судоходством за пределами рамок КМП-82 (например, в задержании российских танкеров по подозрению в нарушении санкций ООН в отноше­нии Ирака, что на практике привело к отказу российских судовладельцев к коммерче­ской деятельности в регионе).

Борьба с терроризмом или иными проявлениями противоправной деятельности не может строиться на двойном стандарте. Любой американец при упоминании сочетания 9-11 или англичанин 7-7 безошибочно определят, к какому событию имеют отношения эти цифры, однако, вряд ли кто-либо даже из искушенных политиков обратит внимание, что 3-22 - это месяц и дата начала бомбардировок Югославии.

Определить дальнейшие тенденции развития международного права достаточно сложно. Возможно, ООН вновь обретет свой прежний статус, инкорпорировав новых постоянных членов Совета Безопасности. Возможны и иные сценарии, например:

- страны НАТО отказываются от ранее взятых международных обязательств как не отвечающих их новым военно-политическим возможностям (примером может служить односторонний отказ США от договоренностей по ПРО);

- за счет вовлечения большего количества стран (предполагающих получение благ за счет самого факта членства, однако не могущих реально влиять на принимае­мые решения) создается параллельная с ООН структура, делающая последнюю со временем безжизненной;

- расширение полномочий организации за счет внесения изменений в договор о ее создании.

С учетом возрастания усилий по освоению ресурсов Мирового океана и его зна­чимости для большинства государств, доктрины «гуманитарного вмешательства» в традиционных зонах повышенного риска (Ближний Восток, Средиземное море, Пер­сидский залив, Южная Азия и Азиатско-Тихоокеанский регион) вряд ли будут способ­ствовать международной безопасности. Будущее развитие международного права и международного морского права, скорее всего, должно быть связано с совершенствова­нием нормативной базы за счет приспособления ее к интересам большинства землян, поскольку прогресс в будущем будет делить людей не сколько по языку и флагу, а сколько по качеству жизни.

<< | >>
Источник: Скаридов А.С.. Морское право. СПб.: — 934 с.. 2006

Еще по теме 2.1. История возникновения морского права:

  1. 1.1. История формирования международного права
  2. 1.3. История возникновения и тенденции развития аудита
  3. Тема XX. Международное морское право
  4. § 1. Предмет и научные задачи истории государства и права
  5. § 2. Развитие историографии всеобщей истории государства и права
  6. 1. Предмет, задачи и метод истории государства и права России
  7. 2. Отечественная школа права. Периодизация отечественной истории государства и права
  8. Вопрос 1. История государства и права как учебная дисциплина
  9. Понятие науки и учебного курса «История государства и права зарубежных стран». Предмет и задачи курса
  10. Методология истории государства и права зарубежных стран
  11. Периодизация учебного курса «История государства и права зарубежных стран»
  12. Вопрос 1. Предмет, методы, периодизация истории государства и права зарубежных стран
  13. Глава 2. История возникновения и развитие доктрины международного частного права
  14. 2.1. История возникновения морского права
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -