<<
>>

§ 4. Рынок как объект правового регулирования

1. Предназначение правового регулирования состоит в том, чтобы возможно адекватнее отразить в государственных норма­тивных актах объективно складывающиеся содержание и струк­туру рынка и тем самым создать благоприятное правовое про­странство для возникновения, функционирования и развития рыночных отношений.
Соответствующий понятийный аппарат, используемый в правотворческой, правоприменительной и предпринимательской практике, зафиксирован в действующем антимонопольном законодательстве (более подробно о послед­нем см. тему 10).

Базовое значение имеют три категории рыночных отноше­ний, от качества закрепления которых в законах и иных норма­тивных актах в первую очередь зависит развертывание всех дру­гих механизмов рыночной экономики. Необходимая предпо­сылка образования рынка — наличие товаров.

В самом начале проведения российских экономических ре­форм товар определялся как продукт деятельности (включая работы и услуги), предназначенный для обмена. Это соответст­вовало экономическим представлениям о рынке в обществен­ном воспроизводстве как о фазе обмена, но явно неполно от­ражало правовую суть обращающихся на рынке товаров. Сей­час трудно объяснить, чем был вызван столь односторонний подход к правовой характеристике товара. Ведь обмен на юри­дическом языке означает не что иное, как договор мены, по которому каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороне один товар в обмен на другой. При этом каж­дая из сторон признается продавцом товара, который она обя­зуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. Товары, подлежащие обмену, предполагают­ся равноценными, а расходы на их передачу и принятие осу­ществляются в каждом случае той стороной, которая несет со­ответствующие обязанности. Только в случае, когда в соответ­ствии с договором мены обмениваемые товары признаются неравноценными, сторона, обязанная передать товар, цена ко­торого ниже цены товара, предоставляемого в обмен, должна оплатить разницу в ценах непосредственно до или после ис­полнения ее обязанности передать товар, если иной порядок оплаты не предусмотрен договором.

Отрицательные последствия юридически некорректного подхода к определению товара не заставили себя долго ждать. Закон как бы сам подталкивал участников рыночных отноше­ний к обмену (мене) товарами, получившему не очень благо­звучное и понятное россиянину название «бартер». Последний быстро превратился в преобладающую правовую форму связей между продавцами и покупателями. Деньги из товарного обра­щения как бы исключались, что уже в самый момент зарожде­ния деформировало рыночную экономику, отбрасывало ее в далекое прошлое. В ходе обновления законодательства совер­шенствовалось и легальное определение товара. Согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О за­щите конкуренции»[9] товар есть объект гражданских прав (в том

числе работа, услуга, включая финансовую услугу), предназначен­ный для продажи, обмена или иного введения в оборот. Родовым понятием, отражающим понятия «товар», «работа», «услуга», является «продукция». Сам по себе факт более или менее каче­ственного отражения в законодательстве объективной сущно­сти товара конечно же не играет решающей роли в рыночных отношениях. Но вместе с тем было бы неправильно не учиты­вать данное обстоятельство, особенно в современных россий­ских условиях, когда идет лишь формирование рыночной эко­номики и соответствующей ей правовой культуры.

Вторая базовая категория рыночных отношений — взаимо­заменяемые товары. Она совершенно новая в отечественном законодательстве и практике его реализации. Товары, входящие в группу взаимозаменяемых, по ряду признаков неодинаковы. Но на рынке они плюсуются один к другому и рассматривают­ся как единый объект правового регулирования. Оценку това­ров как взаимозаменяемых или, напротив, невзаимозаменяе­мых законодатель делает, как бы поставив себя на место поку­пателей. В группу взаимозаменяемых включаются внешне разнородные товары при одном непременном условии: если для покупателя действительно безразлично, какой приобрести товар из массы предложенных.

Пункт 3 ст. 4 Федерального за­кона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ определяет взаимозаменяе­мые товары как такие, которые могут быть сравнимы по их функ­циональному назначению, применению, качественным и техниче­ским характеристикам, цене и другим параметрам таким образом, что приобретатель действительно заменяет или готов заменить один товар другим при потреблении. Необходимо подчеркнуть, что сказанное относится не только к личному, бытовому, се­мейному потреблению, но и к производственному потребле­нию, когда купленный товар в виде сырья, комплектующих из­делий и т. п. материалов подвергается дальнейшей переработке, т. е. потребляется в производственных целях.

Практическая реализация приведенной общей характери­стики взаимозаменяемых товаров вызывает значительные за­труднения. Поэтому необходимо установление дополнитель­ных, более конкретных параметров, по которым между собой сопоставляются товары — претенденты на вхождение в одну и ту же группу взаимозаменяемых товаров. В частности, товары сравниваются по их функциональному назначению, примене­нию, качественным и техническим характеристикам, цене.

Данный перечень не является исчерпывающим. Товары могут сопоставляться и по другим свойственным только им парамет­рам. На практике определение взаимозаменяемости товаров це­лесообразно проводить с позиций обеих сторон участников ры­ночных отношений — покупателей (потребителей) и продавцов (производителей), т. е. с точки зрения использования товаров и с точки зрения их производства.

Рассмотрим более актуальный для рыночных отношений первый вариант взаимозаменяемости, т. е. с точки зрения по­требления. Есть товары, сходные по назначению и даже назва­нию, но недопустимость зачисления их в группу взаимозаме­няемых очевидна. В качестве простейшего примера рассмотрим такой товар, как покрышка для легковых автомобилей. Другого товара, который был бы функционально эквивалентен ей, не существует. Покрышки для грузовых автомобилей не могут вы­полнять функцию покрышек для легковых автомобилей уже по одному признаку — своим размерам.

Вывод ясен: покрышки для легковых и грузовых автомобилей для покупателей пред­ставляют собой разные товарные рынки.

Однако, как правило, проведение сравнения различных то­варов, прежде чем включить их в группу взаимозаменяемых или исключить из нее, поиск и сличение соответствующих ко­личественных и качественных параметров есть процесс творче­ский, по своей сути исследовательский. В каждом отдельном случае требуется индивидуальная методика сравнения, учет ха­рактеристик не только непосредственно самих товаров, но и особенностей их покупателей — психологических, социокуль­турных, национальных и иных, а также территорий, на которых обращаются товары (районы Крайнего Севера, южные и т. д.). Возьмем в качестве примера простейшие товары: белый и чер­ный хлеб. Они взаимозаменяемы или нет? Тот же вопрос воз­никает при сравнении яблок и груш, меда и сахара, различных видов овощей. Видимо, правильно поступают компетентные государственные органы, когда в одних ситуациях перечислен­ные «парные» товары расценивают как взаимозаменяемые, а в других — невзаимозаменяемые с учетом не только их функцио­нального назначения (продукты питания), но и цены, других важных моментов.

Наконец, перейдем к третьей и главной базовой категории рыночных отношений — самому рынку. Каким образом его объ­ективные экономические свойства «переводятся» на правовой

язык? Подобно товару, его легальное определение за годы ре­формирования российской экономики также претерпело суще­ственные метаморфозы. Вначале он жестко привязывался к на­ционально-государственному устройству и административно - территориальному делению страны. При этом уровень, с которо­го начинался отсчет территориальной (вертикальной) структуры рынка, был поднят слишком высоко. Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической дея­тельности на товарных рынках» выделял республиканский ры­нок (сфера обращения товаров в пределах границ Российской Федерации) и местные рынки (сфера обращения товаров в пре­делах границ субъектов Российской Федерации).

В дальнейшем этот Закон многократно изменялся и дополнялся[10]. В 1993 г. структура рынка была уточнена, «понижена» до административ­но-территориальных единиц — районов, городов и др.

Но тут же обнаружились новые проблемы правовой характе­ристики рынка. Все более отчетливо проявлялась несуразность узаконенной структуры рынка. Скажем, два магазина, стоящие напротив друг друга, торгующие одинаковыми или взаимозаме­няемыми товарами, но разделенные проходящей между ними дорогой, являющейся границей двух национально-государст­венных или административно-территориальных образований, оказывались субъектами разных рынков.

Первая робкая попытка внести коррективы в правовое по­нятие рынка была сделана в Государственной программе демо­нополизации экономики (1994 г.)[11], где выдвинуто положение о «географических границах рынка» как пространстве, в которое наряду с национально-государственными и административно- территориальными образованиями входят также группы насе­ленных пунктов или иные территории, находящиеся в пределах границ этих образований. Но то была всего лишь идея, «ин­формация для размышления», так как вышеназванный Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. понятие рынка трактовал иначе.

В ныне действующем законодательстве рынок рассматрива­ется исходя из сугубо экономического толкования границ рын­ка, т. е. как территория фактического распространения (обра­щения) товара. Товарный рынок — сфера обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который не мо­жет быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в том числе географических) исходя из эконо­мической, технической или иной возможности либо целесообраз­ности приобретатель может приобрести товар, и такая возмож­ность либо целесообразность отсутствует за ее пределами. Как мы видим, вопрос о границах товарного рынка, т. е. о границах сферы обращения товара, решается таким же образом, что и в рассмотренном выше случае вопрос о взаимозаменяемых това­рах, — с позиций покупателя: границы очерчиваются исходя из экономической или иной возможности либо целесообразности для покупателя приобрести товар на соответствующей террито­рии и отсутствия этой возможности за ее пределами.

Согласитесь, читатель, что предложенный критерий не от­личается особой ясностью и удобством в практическом приме­нении. Что конкретно означает «возможность» либо «целесооб­разность» для покупателя в одном случае и «невозможность» ли­бо «нецелесообразность» для него — в другом? При наличии де­нежных и транспортных средств он может поехать и приобрести себе нужный товар в любой точке российской территории. Из­ложенные нормативные положения новы, поддающегося обоб­щению опыта их применения еще не накопилось — идет труд­ный поиск, который, наверное, приведет к необходимости вне­сти очередное уточнение в правовую характеристику товарного рынка. Пока же вспомним известную русскую пословицу, ко-

торая звучит примерно так: за морем телушка — полушка, да рубль перевоз (полушка в старину означала мелкую медную мо­нету в четверть копейки). Эта житейская мудрость и закреплена в законодательстве. Во главу угла поставлена экономическая целесообразность приобретения покупателем определенного товара, имеющегося на определенной территории. Если товар продается на различных территориях и покупателям все равно, на какой из них приобрести этот товар, то такие территории и можно расценивать как один товарный рынок.

2. Эффективность правового регулирования рынка, как и любого другого предмета государственного нормативно-право­вого воздействия, тем выше, чем более дифференцированными, сгруппированными будут общественные отношения, отличаю­щиеся определенной спецификой, обусловливающей необходи­мость учета в этом регулировании. Сформулированный тезис обязывает, разобравшись с общей юридической характеристи­кой товарного рынка, обращающимися на нем товарами, вклю­чая взаимозаменяемые, а также его границами (продуктовыми и географическими, территориальными), попытаться проник­нуть внутрь самого рынка, взглянуть на действующих на нем участников рыночных отношений и классифицировать их. В этой связи интерес представляет постановление Правительст­ва РФ от 3 августа 1996 г. № 936, которым была одобрена Кон­цепция комплексной программы развития инфраструктуры то­варных рынков Российской Федерации на 1998—2005 годы1.

В этой Концепции товарные рынки рассматриваются как система субъектов экономики и их отношений (производителей и потребителей, посредников и организаций, обеспечивающих их отношения), целью которой является создание условий для беспрепятственного обращения товаров конечного потребления и производственно-технического назначения. Структура товар­ного рынка рассматривается здесь под своеобразным срезом. Один ее укрупненный элемент составляют непосредственные участники рыночной торговли (продавцы и покупатели), о ко­торых подробно говорилось в первых частях темы. Второй эле­мент — инфраструктура товарного рынка. Она включает под­систему субъектов (организаций), которая обслуживает «дейст­вующих лиц» первого структурного элемента — продавцов (производителей) и покупателей (потребителей). Задача этой

подсистемы состоит в налаживании взаимосвязей между непо­средственными участниками рыночной торговли, в максималь­ном способствовании свободному движению товаров, непре­рывному процессу воспроизводства и бесперебойному функ­ционированию сфер конечного потребления. В инфраструктуру товарного рынка входят, в частности, торговые посредники и складское хозяйство, средства массовой информации, торгово- упаковочная индустрия, транспортное и финансово-кредитное обслуживание. Оба элемента товарного рынка как системы объединяет в одно целое органично входящая в нее общая цель — обеспечение обращения товаров.

3. Особняком в структуре товарного рынка стоит теневой рынок, обслуживающий теневую экономику (далее по тексту оба термина «теневой рынок» и «теневая экономика» объединя­ются в одном понятии — «теневой рынок», хотя это и не одно и то же. Но для сути рассматриваемых в теме вопросов их раз­личие не имеет существенного значения).

Понятие теневого рынка широко используется в научной литературе, в выступлениях государственных и других полити­ческих деятелей. Его можно встретить и в отдельных норматив - ных правовых актах. В научной и учебной литературе оно в де­талях трактуется неоднозначно, но общая суть отражаемого им явления одинакова. Теневой рынок качественно отличается от рассмотренных выше структур рынка. Те структуры легальные, они функционируют открыто, не таясь. Их участники выполня­ют свои обязанности перед государством, обществом и гражда­нами: в установленном порядке регистрируются в государст­венных органах, вносят налоги в федеральный бюджет, бюдже­ты субъектов Российской Федерации, местные бюджеты, а также осуществляют иные причитающиеся с них платежи. Те­невой рынок формируется, действует и развивается на совер­шенно других началах. Он — антипод рынку легальному, офи­циальному, находится «в тени», скрыт от государственно-пра­вового воздействия со всеми вытекающими последствиями: участники теневых рыночных отношений не платят налогов, не выполняют другие обязанности субъектов нормального рынка, все возникающие между ними споры разрешают без участия органов государственной власти в междоусобных разборках с привлечением «своих» криминальных «властных» структур.

Теневой рынок — вечно старый и в то же время вечно моло­дой, обновляющийся. Он характеризуется определенными чер-

тами, с которыми приходится считаться и в процессе государ­ственно-правового регулирования рыночных отношений, и в предпринимательской практике.

Во-первых, теневой рынок обладает удивительной выживае­мостью. Ни коренные изменения общественно-политического строя в обществе, ни войны и стихийные бедствия не выбивают его из наезженной колеи. Он оказался неодолимым и для доре­волюционного царского режима, и для командно-бюрократиче­ской строго централизованной системы управления, существо­вавшей в СССР, он расцвел чертополохом в наши дни. Приме­чательно при этом, что в советской экономике главными и чуть ли не единственными «теневиками» были коммерсанты, пред­приниматели. И необычайным парадоксом явилось то, что, по­лучив в результате проводимых реформ по созданию рыночной экономики возможность заниматься предпринимательством ле­гально, многие из них предпочли, приспособившись к новым хозяйственным условиям и используя уже накопленный проти­воправный опыт, по-прежнему оставаться «в тени».

Во-вторых, теневому рынку присуще не менее удивительное свойство — быстрая приспособляемость, адаптация ко всем из­менениям, происходящим в государстве и обществе. Он живо «откликается» и адекватно отвечает на все реформы в экономи­ке, будь то косыгинские середины 60-х гг. или современные либеральные.

В-третьих, и здесь тоже есть чему удивиться, теневой рынок нередко идет впереди, в авангарде рынка официального, ле­гального. Не связанный никакими формальностями правовых норм, он быстрее отражает прогрессивные тенденции в эконо­мическом развитии, оперативнее реагирует на изменения конъ­юнктуры рынка, колебания цен, динамику спроса и предложе­ния. Своеобразна закономерность, характеризующая взаимо­действие теневого рынка с легальным, официальным рынком. Чем хуже для рынка официального, чем он менее эффективен, тем более благоприятные условия складываются для теневого: со снижением эффективности официального рынка возрастает поток товаров, проходящих через теневой рынок.

Особая опасность теневого рынка состоит в том, что он по сравнению с легальным всегда «процветает». Его участники, не обремененные налогами и иными «непроизводительными» рас­ходами, накапливают огромный официально не учтенный на­личный капитал. По экспертным оценкам, на теневом рынке обращаются денежные суммы, эквивалентные 40—50% внут­реннего валового продукта (ВВП). Крайне неудовлетворитель­ное положение сложилось в системе коммерческих банков. Значительная часть этих банков или контролируется преступ­ными группировками, или проводит операции с их деньгами. Доходы преступного мира ежегодно составляют 2,5—3 млрд руб., которые «отмываются» главным образом в коммерческих банках. Крупные суммы средств, противоправно нажитых на операциях в теневом рынке, тратятся на подкуп чиновников всех рангов — государственных и муниципальных. В теневую экономику уходят глубинные корни коррупции, которую Пре­зидент РФ в Послании 2006 г. назвал одним из самых серьез­ных препятствий на пути развития нашей страны. Всем надо осознать, что коррупция в стране стала угрожать национальной безопасности. Опубликованные специалистами результаты ис­следований рисуют устрашающую картину: россияне (львиную долю среди которых составляют предприниматели) в виде взя­ток ежегодно раздают как минимум 520 млрд руб., или почти четверть бюджета страны. Утверждается: 82% предпринимате­лей абсолютно точно давали взятки. Вывод исследователей зву­чит как приговор: «Взятка сегодня стала, по сути, культурой це­лого народа. Без взятки теперь человеку нигде не рады. Она уже прочно укрепилась в сознании людей как само собой разу­меющееся явление»1. Искоренение этого зла, разрушающего общество и государство, зависит не только от усиления борьбы с ним, иных мер, а в первую очередь от самих предпринимате­лей: не будут они давать — нечего будет и брать чиновникам.

Государство пытается ограничить и вытеснить теневой ры­нок (пока, к сожалению, безуспешно) двумя путями. Первый основан на экономических мерах. Их назначение — сделать для предпринимателей участие в легальных, официальных рыноч­ных отношениях экономически, материально более выгодным и безопасным, чем взаимодействие с рынком нелегальным, те­невым. Второй путь включает меры государственного принуж­дения, а именно: совершенствование законодательства, направ­ленного на усиление борьбы с «теневиками», и обеспечение не­уклонного проведения его в жизнь. При этом обсуждается возможность использования еще и третьего пути, успешно ап­робированного в некоторых государствах с ныне развитой эко-

номикой, испытывавших финансовые затруднения, — объявле­ние своего рода амнистии «теневикам». Например, в Ирландии полученная от налоговой амнистии сумма превысила размер дефицита бюджета и составила 2,5% ВВП, а Индия, США, Мексика получили от подобной акции свыше 2 млрд долл. По­ложительный эффект от легализации капиталов, привлечения «теневых капиталов» в национальную экономику получен и в некоторых странах СНГ[12].

На необходимость проведения налоговой амнистии указал Президент РФ в Послании 2005 г. Легализовать теневые доходы призван Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. № 269-ФЗ «Об упрощенном порядке декларирования доходов физически­ми лицами»[13], который вступил в силу с 1 марта 2007 г. Соглас­но ему любое физическое лицо может исполнить обязанность по уплате налогов с доходов, полученных до 1 января 2006 г., без представления документов об их видах и источниках. Для этого достаточно, не вступая в контакт с налоговыми органами, внести через банк на счет территориальных органов Федераль­ного казначейства декларационный платеж в размере 13% с суммы, с которой ранее не были уплачены налоги. Упрощенное декларирование доходов добровольное и краткосрочное. Упро­щенный порядок будет действовать только до 1 января 2008 г.

4. Поведение участников рыночных отношений регулирует­ся не только правовыми, но и иными социальными нормами — нравственными, религиозными, а также эстетическими, обы­чаями и традициями. Система норм складывалась тысячелетия­ми и начинает свой отсчет с того самого момента, когда появи­лись товары с их производителями (продавцами) и те, кто нуж­дался в товарах, желал и мог их приобрести. До наших дней сохранились памятники материальной культуры в виде записей на камнях, скалах, бересте, папирусах с отдельными фрагмен­тами подобных правил.

Факторы, под влиянием которых вырабатываются правила поведения участников рыночных отношений, весьма многооб­разны. Главный и постоянно действующий среди них — глубо­кое внутреннее противоречие интересов субъектов рыночных отношений, приобретающее подчас характер антагонизма.

Проблема стара как мир. На рынке противостоят друг другу две стороны. Одна — продавец, интерес которого в конечном счете сводится к тому, чтобы по возможности выгоднее, т. е. дороже, сбыть товар. Вторая сторона — покупатель, интерес которого прямо противоположен: по возможности выгоднее, т. е. дешев­ле, приобрести товар. И все это при объективно заданном усло­вии об эквивалентном (вполне равноценном) обмене. Мировой опыт становления и развития рыночных отношений убедитель­но свидетельствует, что на рынке постоянно борются две край­ности сообразно тому, какие социальные нормы исповедуют его субъекты. Одна — ложь, хитрость, выражающаяся в извест­ном афоризме «Не обманешь — не продашь». Вторая край­ность — добросовестность, порядочность, нашедшие отражение в пословицах «Честное слово купца тяжелее кандалов», «Не дал слово — крепись, а дал слово — держись». А между обозначен­ными крайностями сотни вариаций на тему «немножко жулик, немножко добропорядочный».

Другой фактор — переменный. Суть его в том, что норма­тивное регулирование определяется состоянием и динамикой самого рынка, уровнем его развития. В условиях, когда только идет становление рынка, накопление богатства, необходимого для его нормального функционирования и развития, на рынке преобладает теневая сторона, обнажается «дно» рыночных от­ношений со всей грязью, нечистотами. Как правило, между субъектами рынка отсутствуют сколько-нибудь длительные свя­зи, торговые операции нередко совершаются с первым встреч­ным. В принципе продается все: не только имущество, иные ценности, но и совесть, честь, сама жизнь. Позднее, когда ры­нок сложился и оформился, рыночные контакты приобрели ус­тойчивость и постоянство, участие в рыночных отношениях превратилось в семейные традиции, на передний план выступа­ет имидж, лицо, облик субъекта рынка, которыми дорожат больше, нежели сиюминутной выгодой в рыночной операции.

Из сказанного следует два вывода, важные для формирова­ния нормативной системы, в том числе правовой системы, регу­лирующей рыночные отношения. Во-первых, посредством со­циальных норм надлежит стимулировать, поддерживать и защи­щать все позитивные процессы на рынке и лиц, участвующих в них. Во-вторых, нормативная система должна улавливать дина­мику рынка и в зависимости от нее устанавливать степень жест­кости правил. Более твердые правила необходимы на начальном

этапе становления рынка, общеобязательность которых для всех участников рыночных отношений помогает нейтрализовать не­гативную деятельность недобросовестных участников рынка. При развитом рынке значительная часть общеобязательных правил уступает место свободному усмотрению сторон, выбору ими самими правил своих взаимоотношений.

5. В начале реформирования российской экономики ожив­ленно обсуждался вопрос о целесообразности государственного вмешательства в рыночные отношения. Не так уж редко лица, приступавшие к формированию новых рыночных отношений, призывали к минимизации правового регулирования этих отно­шений или вовсе к отказу от него. «Дайте нам свободу, и мы сами, без государственного вмешательства справимся со свои­ми проблемами» — так примерно можно обобщенно изложить их позицию. Отголоски подобных рассуждений можно услы­шать до сих пор. Понять сторонников такой точки зрения не­трудно. Воспоминания о беспредельном вмешательстве госу­дарства в хозяйственную деятельность, подавлении инициати­вы, предприимчивости, имевших место в условиях советской власти, не вызывают особой ностальгии по действовавшему в те годы правовому механизму регулирования экономики. Одна­ко и необоснованное ослабление, а тем более отказ от государ­ственно-правового воздействия на экономические процессы имели бы еще более губительные последствия, чем недостаточ­но мотивированное врастание государства, его органов и долж­ностных лиц в экономику.

Поиск правильных ответов на поставленный вопрос предпо­лагает выделение в нем двух относительно самостоятельных ас­пектов. Один — возможность и необходимость государственно­го регулирования рыночных отношений, второй — пределы этого регулирования. Ответ на первую часть вопроса относи­тельно прост.

В пользу государственного регулирования рыночных отно­шений убедительно свидетельствует прежде всего опыт стран с развитой рыночной экономикой: США, Англии, Франции, Германии и др. Ими выработаны и прошли многолетнюю про­верку практикой конкретные механизмы государственного ре­гулирования, в частности создание разветвленной государст­венно-обязательной системы нормативно-правовых актов в ви­де антимонопольного законодательства, законодательства о защите прав потребителей, об охране природы и других, уста­навливающих жесткие правила поведения для «рыночников». Примечательно, что многое из того, что относится к планиро­ванию и прогнозированию развития экономики, позаимствова­но из опыта централизованно управляемой экономики бывше­го СССР.

Далее, высокая действенность государственного регулирова­ния рыночной экономики была продемонстрирована советской властью. Именно и в первую очередь нормативно-правовое опо­средование новой экономической политики позволило в крат­чайшие сроки реанимировать рыночные отношения, восстано­вить разрушенное войнами народное хозяйство и добиться бур­ного его развития в середине и в конце 20-х гг. прошлого века.

Наконец, наша собственная современная практика проведе­ния реформ по созданию рыночной экономики опровергает мнение скептиков в отношении возможности и необходимости государственно-правового воздействия на рыночные отноше­ния. Как отмечено в Послании Президента РФ 1997 г.[14], эффек­тивное рыночное хозяйство — это не только свобода частной инициативы, но и строгий правовой порядок, единые, стабиль­ные и неуклонно соблюдаемые всеми правила экономической деятельности.

Ответ на вторую часть вопроса — о пределах государствен­но-правового регулирования рыночных отношений — не может быть дан столь односложно, как на первую его часть. Подход здесь всегда должен быть конкретно-историческим. Искать от­вет надо в самой рыночной экономике, в уровне ее развития и главным образом в субъектах рынка, их отношении к проводи­мым в России экономическим реформам, в понимании ими причин, условий и результатов функционирования рынка, сво­ей личной роли в происходящих экономических, социальных, политических и духовных процессах. Рыночные отношения од­ной и той же страны в разные годы государством регулируются далеко не одинаково, более или менее широко и обстоятельно. Не исключение и Россия. Общие подходы к выявлению детер­минант нормативной системы регулирования рыночных отно­шений, включая право, высказаны выше. Конкретно речь о них пойдет во всех последующих темах.

6. Переход к рыночной экономике осуществляется от плано­во-централизованной экономики. К обслуживанию командной

бюрократии, управлявшей прежней, так называемой социали­стической экономикой, была приспособлена и советская нор­мативно-правовая система. В последней главным выступало правовое опосредование вертикальных связей, шедших от цен­тральных плановых и снабженческо-сбытовых органов к мини­стерствам и ведомствам, от них — к главкам и промышленным объединениям и так далее вплоть до первичного низового зве­на — государственного предприятия, хозяйства и иного субъек­та. Горизонтальные связи, особенно отношения между непо­средственными производителями, не играли сколько-нибудь су­щественной роли: все решалось в верхних эшелонах управления.

Формирование нормативно-правовой системы рыночной экономики помимо создания качественно иных государствен­ных нормативных актов включает также слом отжившей верти­кали и, где возможно и необходимо, в частности при отсутст­вии новых правовых норм, ее приспособление к горизонталь­ным рыночным отношениям. При этом происходит своего рода «обмен» нормативных регуляторов: вводятся нормы права в те экономические отношения, в которых они ранее отсутствовали, некоторые же другие экономические отношения, напротив, ос­вобождаются от государственно-нормативного воздействия. Иначе говоря, в юридическом смысле стратегия формирования рыночной экономики состоит в переходе от прямого управления экономикой со стороны государства к ее регулированию через за­коны и организацию исполнения законов. Это и есть правовой путь в рынок.

Объективно для правового регулирования рыночной эконо­мики заданы два параметра: внешний и внутренний. Внеш­ний — создание правовыми средствами благоприятной рынку окружающей среды. Ими охватываются антимонопольное и на­логовое регулирование, государственная регистрация и лицен­зирование деятельности субъектов рынка и многое другое. Внутренний — регулирование общественных отношений, скла­дывающихся непосредственно на рынке, в частности при со­вершении актов купли-продажи.

При этом в государственном регулировании учитываются особенности отдельных видов рынков. Принят, например, Фе­деральный закон от 30 декабря 2006 г. № 271-ФЗ «О розничных рынках...»1.

<< | >>
Источник: Жилинский С. Э.. Предпринимательское право (правовая основа пред­принимательской деятельности) : учеб. для вузов / С. Э. Жилинский. — 8-е изд., пересмотр, и доп. — М.: Нор­ма, - 944с.. 2007

Еще по теме § 4. Рынок как объект правового регулирования:

  1. 2.4. Финансовый рынок как объект государственного регулирования
  2. 7.3. Инвестиции как объект правового регулирования
  3. § 1. Страхование как объект правового регулирования. Финансовые правоотношения в сфере страхования
  4. § 2. Валютные операции как объект правового регулирования
  5. Правовой статус органов валютного регулирования как субъектов валютных правоотношений
  6. 4.5. Объекты земельных правоотношений
  7. 8.2. Правовое регулирование конкуренции и ограничение монополистической деятельности
  8. § 2. Международно-правовая охрана промышленной собственности
  9. 27.10. Основы международно-правового регулирования деятельности государств в сфере энергетики
  10. § 4. Рынок как объект правового регулирования
  11. § 4. Рынок как объект правового регулирования
  12. §2.Понятие оценочной деятельности в правовой системе Российской Федерации
  13. § 1. Понятие, виды и правовое регулирование рынка ценных бумаг
  14. 2.1. Основные понятия правового регулирования конкуренции и моно­полии: «рынок» и «типология рынков», «конкуренция» и «монополия»
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -