<<
>>

17.1. Обеспечение конкуренции при проведении торгов как направление государственного антимонопольного регулирования

Обеспечение конкуренции при проведении торгов, т.е. механизма определения победителей за право заключения определенных хозяй­ственных договоров, является одним из направлений государственной антимонопольной политики.
Представляется, что в целом можно вы­делить две основных группы правовых способов регламентации обеспече­ния конкуренции при проведении торгов.

Во-первых, установление в законодательстве и подзаконных норма­тивных правовых актах таких правил проведения торгов, которые са­ми по себе максимально обеспечивают добросовестную конкуренцию при их проведении, в том числе путем создания прозрачных условий торгов, в частности, качественного, полного и своевременного ин­формирования о торгах и всех необходимых процедурах, с ними свя­занных, путем создания недискриминационного доступа к торгам всех желающих лиц, обладающих соответствующим правом, путем созда­ния эффективных судебных и досудебных механизмов защиты прав участников торгов, чьи права и интересы были нарушены и т.д. Эти механизмы закладываются непосредственно в нормативных правовых актах, регламентирующих те или иные виды торгов. В зависимости от степени проработанности соответствующих отраслевых правовых ак­тов с точки зрения обеспечения конкуренции при проведении торгов в различных сферах хозяйственной деятельности — недропользования, лесопользования или финансовой области и т.д. — находится во мно­гом эффективность защиты конкуренции по конкретным видам тор­гов, в том числе торгов, где организатором выступает государственный орган или иной получатель бюджетных средств.

Помимо этих механизмов обеспечения конкуренции, заложенных непосредственно в правовых актах, регламентирующих торги, права и обязанности их участников и организаторов применительно к кон­кретным сферам хозяйствования, где эти торги проводятся, в законо­дательстве Российской Федерации, во-вторых, используется инсти­тут специальных антимонопольных требований к торгам, которые мо­гут быть как общими, т.е.

касаться всех торгов, так и специальными, т.е. применяться к отдельным видам торгов, например, при отборе банков-агентов, которые должны осуществлять выплаты возмещения по вкладам физических лиц в банках Российской Федерации, при распределении прав на участки недр или на объекты животного мира и т.д.

В настоящем курсе нет возможности подробно разбирать примеры первого способа обеспечения конкуренции применительно к различ­ным видам торгов, поэтому ниже мы подробнее рассмотрим только антимонопольные требования к торгам, установленные в российском законодательстве - антимонопольном и отраслевом, а механизмы обеспечения конкуренции при проведении торгов первый группы раскроем подробно только в отношении сферы размещения государ­ственных и муниципальных заказов - сложной сферы, требующей отдельного рассмотрения.

Итак, антимонопольные требования к торгам установлены ст. 17 Закона о защите конкуренции. Глава 4, в которую включена эта ста­тья, устанавливает антимонопольные требования к любым торгам, а также и особенности отбора финансовых организаций для государст­венных и муниципальных нужд, а также для нужд субъектов естест­венных монополий. Рассмотрим сначала антимонопольные требова­ния к торгам вообще.

Антимонопольные требования к торгам (вообще) установлены ч. 1 ст. 17, они универсальны и касаются любых торгов, т.е. при проведе­нии любых торгов, будь организаторами торгов частные лица или пуб­личные органы и организации, заказчики или иные лица, на которых данные требования распространяются, они обязаны данные требова­ния выполнять.

Примечание. Понятие торгов, организатора торгов, базовые поло­жения о проведении торгов и заключении договоров на торгах приве­дены в ГК РФ (ст. 447-449).

Согласно ст. 447 ГК РФ договор, если иное не вытекает из его существа, может быть заключен путем проведения торгов. Договор заключается с лицом, выигравшим торги. В качестве организатора торгов может выступать собственник вещи или обладатель имущест­венного права либо специализированная организация.

Специализи­рованная организация действует на основании договора с собствен­ником вещи или обладателем имущественного права и выступает от их имени или от своего имени. В случаях, указанных в ГК РФ или ином законе, договоры о продаже вещи или имущественного права могут быть заключены только путем проведения торгов. Торги про­водятся в форме аукциона или конкурса.

Выигравшим торги на аукционе признается лицо, предложившее наиболее высокую цену, а по конкурсу — лицо, которое, по заключе­нию конкурсной комиссии, заранее назначенной организатором торгов, предложило лучшие условия. Форма торгов определяется собственником продаваемой вещи или обладателем реализуемого имущественного права, если иное не предусмотрено законом. Аук­цион и конкурс, в которых участвовал только один участник, при­знаются несостоявшимися.

Статья 448 ГК РФ определяет основные вопросы организации и порядка проведения торгов, ст. 449 ГК РФ — последствия нарушения правил проведения торгов.

Антимонопольные требования к торгам. Согласно ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции при проведении торгов запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, в том числе:

— координация организаторами торгов или заказчиками деятель - ности его участников;

—создание участнику торгов или нескольким участникам торгов преимущественных условий участия в торгах, в том числе путем дос­тупа к информации, если иное не установлено федеральным законом;

—нарушение порядка определения победителя или победителей торгов;

— участие организаторов торгов или заказчиков и/или работников организаторов торгов или работников заказчиков в торгах.

Союз «в том числе» указывает на то, что представленный перечень является не исчерпывающим, а лишь примерным. По общему правилу указанная норма запрещает любые действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конку­ренции. Исходя из формулировки данных требований видно, что ос­новным объектов внимания антимонопольного контроля выступают организаторы торгов.

Именно к ним относятся эти четыре сформули­рованных запрета. Однако в практике могут быть случаи, когда и уча­стники торгов или иные лица будут создавать барьеры для добросове­стной конкуренции при их проведении. Такие действия также будут нарушениями ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции.

Итак, совершение при проведении торгов любых действий, прямо указанных или не указанных в п. 1—4 ч. 1 ст. 17 Закона любыми лица­ми, будь то организатор торгов, их участник или иное лицо, если такие приводят или могут привести к недопущению, ограничению или уст­ранению конкуренции, запрещено ч. 1 данной статьи. Часть 4 этой же статьи устанавливает пресекательную меру за такое нарушение. Со­гласно анализируемой норме, нарушение правил, установленных ст. 17 Закона о защите конкуренции, является основанием для при­знания судом соответствующих торгов и заключенных по результатам таких торгов сделок недействительными, в том числе по иску антимо­нопольного органа.

Таковы антимонопольные требования для всех торгов.

Однако в отношении отдельных сфер проведения торгов в законо­дательстве могут устанавливаться и иные, особые, дополнительные антимонопольные требования.

Специальные антимонопольные требования к торгам в отдельных сферах. Некоторые такие особые антимонопольные требования уста­новлены в последующих нормах ст. 17, а также ст. 17.1 и 18 Закона о защите конкуренции, некоторые — в специальных отраслевых феде­ральных законах. О специальных антимонопольных требованиях в сфере проведения торгов, предусмотренных ст. 17, 17.1 и 18 Закона о защите конкуренции, будет сказано ниже, а пока рассмотрим допол­нительные антимонопольные механизмы, предусмотренные иными федеральными законами.

Особые антимонопольные требования к торгам установлены, в ча­стности, в законодательстве об иностранных инвестициях.

Так, ст. 18 Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об ино­странных инвестициях в Российской Федерации», названная «Антимоно­польное законодательство Российской Федерации и соблюдение добросовест­ной конкуренции иностранным инвестором», определяет, что иностранный инвестор обязан соблюдать антимонопольное законодательство Российской Федерации и не допускать недобросовестной конкуренции и ограничительной деловой практики, в том числе посредством злонамеренного соглашения об участии в торгах (аукционах, конкурсах).

Также специально антимонопольные требования установлены в отношение торгов на право пользования животным миром Феде­ральным законом от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире».

Согласно ст. 37 данного Закона, определяющей порядок выдачи лицен­зий на право на пользования животным миром, для получения долгосроч­ной лицензии на пользование животным миром заинтересованное юридиче­ское лицо или индивидуальный предприниматель подает заявку. При нали­чии нескольких равных по приоритету претендентов на одну и ту же территорию, акваторию животный мир предоставляется в пользование на основании конкурсов с соблюдением антимонопольных требований. Кон­курсы организуют и проводят органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации совместно со специально уполномоченными госу­дарственными органами по охране, контролю и регулированию использова­ния объектов животного мира и среды их обитания. Помимо общих антимо­нопольных требований к торгам Закон о животном мире в ст. 39 устанавли­вает дополнительные положения об антимонопольных требованиях к прове­дению конкурсов на право пользования животным миром. Согласно указан­ной статье запрещаются или в установленном порядке признаются неправомочными действия органов государственной власти, а также юриди­ческих лиц и граждан, направленные на:

ограничение вопреки условиям конкурсов доступа к участию в них всех желающих приобрести право на пользование животным миром;

уклонение от предоставления лицензий на пользование животным миром победителям конкурсов.

Закон о животном мире следующим образом регламентирует вопросы юридической ответственности за нарушение правил торгов в данной области, в том числе за нарушение антимонопольных требований. Согласно ст. 55 дан­ного Закона, посвященной вопросам административной, гражданско- правовой и уголовной ответственности за нарушение законодательства Рос­сийской Федерации об охране и использовании животного мира, юридиче­ские лица и граждане, виновные в нарушении установленного порядка пре­доставления лицензий на пользование животным миром, а значит и в нару­шении антимонопольных требований, несут гражданскую, административную и уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Гражданская ответственность может быть реализована по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством. Для более под­робного ознакомления с уголовными и административными санкциями за указанные нарушения необходимо обратиться к положениям УК РФ, а также законодательства об административных правонарушениях.

Согласно ст. 58 Закона о животном мире, все сделки, совершаемые в от­ношении животного мира в нарушение законов и иных нормативных право­вых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных пра­вовых актов субъектов Российской Федерации в области охраны и использо­вания объектов животного мира, являются недействительными.

Особые антимонопольные требования к проведению торгов уста­новлены также в области страхования вкладов физических лиц в бан­ках Российской Федерации Федеральным законом от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».

Данный Закон устанавливает правовые, финансовые и организационные основы функционирования системы обязательного страхования вкладов фи­зических лиц в банках Российской Федерации, компетенцию, порядок обра­зования и деятельности Агентства по страхованию вкладов (далее — Агентст­во) — организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, порядок выплаты возмещения по вкладам, регулирует отношения между банками Российской Федерации, Агентством, Центральным банком Российской Федерации (Банком России) и органами исполнительной вла­сти Российской Федерации в сфере отношений по обязательному страхова­нию вкладов физических лиц в банках. Статья 12 указанного Закона регла­ментирует порядок выплаты возмещения по вкладам. В ч. 12 этой статьи установлено, что прием от вкладчиков заявлений о выплате возмещения по вкладам и иных необходимых документов, в том числе предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 10 данного Закона и ч. 7 этой статьи, а также выплата возмещения по вкладам могут осуществляться Агентством через банки-агенты, действую­щие от его имени и за его счет. Порядок взаимодействия банков-агентов с Агентством, включая нормы компенсации затрат банков-агентов, устанав­ливается советом директоров Агентства. При этом порядок конкурсного отбора банков-агентов устанавливается советом директоров Агентства по согласованию с федеральным антимонопольным органом.

Возложением Законом на Агентство обязанности согласовывать с антимо­нопольным органом порядок конкурсного отбора банков-агентов, которые должны осуществлять выплаты возмещения по вкладам физических лиц в банках Российской Федерации, устанавливается механизм, который позволя­ет антимонопольному органу в порядке предварительного контроля проверять проект указанного порядка на предмет содержания в нем механизмов, обеспе­чивающих добросовестную конкуренцию при проведении конкурсов по отбо­ру указанных банков-агентов. Также антимонопольный орган в процессе со­гласования проекта данного порядка, внесения в него различных изменений или дополнений может сам давать соответствующие предложения по содер­жанию порядка, направленные на обеспечение конкуренции при конкурсном отборе банков-агентов. Обязанность Агентства согласовывать с антимоно­польным органом указанный порядок и есть особое антимонопольное требо­вание к проведению торгов по конкурсному отбору банков-агентов, которые должны осуществлять выплаты возмещения по вкладам физических лиц в банках Российской Федерации. В настоящее время в данной сфере действует «Порядок конкурсного отбора банков-агентов», утвержденный решением со­вета директоров ГК «Агентство по страхованию вкладов» от 17 сентября 2004 г.

Дополнительные антимонопольные требования установлены также в сфере недропользования.

Так, ст. 17 Закона о недрах, устанавливающая дополнительные антимо­нопольные требования при пользовании недрами, помимо общих норм ан­тимонопольного законодательства, распространяющихся в том числе и на сферу недропользования, содержит целый ряд антимонопольных требова­ний к проведению торгов на право получения лицензии на освоение полез­ных ископаемых. Прежде чем назвать эти требования, следует сказать, что торги являются процедурой конкурентного определения победителя на пра­во получения лицензии на освоение полезных ископаемых. Такие торги проводят уполномоченные органы власти, в чью компетенцию входит управление государственным имуществом недр, в частности Федеральное агентство по недропользованию.

Согласно ст. 17 Закона о недрах запрещаются или в установленном порядке признаются неправомочными действия органов государственной власти, а так­же любых хозяйствующих субъектов (пользователей недр), направленные на:

ограничение вопреки условиям данного конкурса или аукциона доступа к участию в них юридических лиц и граждан, желающих приобрести право пользования недрами в соответствии с Законом о недрах;

уклонение от предоставления лицензий победителям в конкурсе либо на аукционе, а также от предоставления предусмотренных ст. 11 Закона о недрах лицензий на пользование недрами на условиях соглашений о разделе продук­ции;

замену конкурсов и аукционов прямыми переговорами, за исключением случаев, предусмотренных указанным Законом и федеральными законами.

Статья 17 Закона о недрах устанавливает и иные антимонопольные требо­вания в недрополльзования, но они не имеют непосредственного отношения к проведению торгов.

Правовые последствия за несоблюдение антимонопольных требований к торгам в сфере недропользования, установленных ст. 17, определены в других статьях Закона о недрах. Так, ст. 14, определяющая вопросы отказа в приеме заявки на участие в конкурсе или аукционе либо заявки на получение права пользования недрами без проведения конкурса или аукциона, устанавливает, что основанием такого отказа является, в частности, предоставление права пользования недрами заявителю с нарушением антимонопольных требова­ний; ст. 49 Закона о недрах, определяющая ответственность за нарушение тре­бований этого Закона, а следовательно и ст. 17, устанавливает, что сделки, связанные с пользованием недрами, заключенные с нарушением данного За­кона, являются недействительными. Кроме того, ст. 49 предусматривает, что лица, виновные в совершении указанных сделок, а также в иных нарушениях, указанных в ст. 49, в частности в предоставлении лицензий на пользование недрами по основаниям, не предусмотренным данным Законом, несут уго­ловную ответственность в соответствии с законодательством Российской Фе­дерации, а также административную ответственность в соответствии с законо­дательством Российской Федерации и законодательством субъектов Россий­ской Федерации. Кроме того, последнее предложение ст. 49 содержит важное указание, в том числе для нашего случая, о том, что законодательством может быть установлена ответственность и за другие нарушения Закона о недрах, не указанные прямо в ст. 49. Поскольку в этом предложении используется слово «законодательство» без указания на его федеральный статус, есть основания полагать, что ответственность за эти другие нарушения Закона о недрах может быть установлена как федеральным, так и региональным законодательством.

С данными положениями Закона о недрах в части признания недействи­тельными сделок, связанных с предоставлением лицензий на освоение недр, совершенных с нарушением антимонопольных требований, соотносятся по­ложения постановления Верховного Совета РФ от 15 июля 1992 г. № 3314-1 «О порядке введения в действие положения о порядке лицензирования пользова­ния недрами», которое имеет статус федерального закона. Пункт 17 назван­ного постановления определяет условия признания лицензий недействитель­ными. Подпункт 17.1 данного пункта, предусматривает, что сделки, связанные с предоставлением лицензий, являются недействительными при условиях, в частности, нарушения требований антимонопольного законодательства Рос­сийской Федерации или соответствующих антимонопольных требований За­кона о недрах, а также, в частности, таких действий, как грубое нарушение правил конкурса или аукциона, предоставления претенденту незаконных пре­имуществ перед другими претендентами, установления факта сговора между должностными лицами, участвующими в предоставлении лицензии, и пре­тендентом на приобретение лицензии с целью либерализации ее условий и снижения размера платежей, связанных с пользованием недрами. Таким обра­зом, данное постановление прямо указывает на нарушение антимонопольных требований и иных проконкурентных требований в сфере недропользования, в том числе при проведении торгов, как основание для признания сделок, связанных с предоставлением лицензий, недействительными. При этом со­вершенно верно с точки зрения системы отечественного антимонопольного законодательства указание данного постановления на то, что основанием при­знания таких сделок недействительными является нарушение либо антимоно­польных требований, установленных в Законе о недрах, либо общих требова­ний антимонопольного законодательства Российской Федерации, примени­мых к данному случаю, в том числе общих антимонопольных требований к торгам, поскольку антимонопольные и иные проконкурентные требования законодательства о недропользовании, равно как и любого иного отраслевого законодательства, являются факультативными, дополнительными по отноше­нию к общим требованиям антимонопольного законодательства, а не заме­няющими или исключающими последние.

Говоря о возможных санкциях, которые могут последовать за на­рушение требований конкуренции при проведении торгов в сфере недропользования, а также в иных других сферах, где по итогам торгов выдается лицензия на обладание определенным экономическим пра­вом, следует учитывать также, в частности, и положение п. 7 ч. 2 ст. 23 Закона о защите конкуренции, который наделяет антимонопольный орган полномочиями вносить в лицензирующие органы предложения об аннулировании, отзыве лицензий на осуществление хозяйствую­щими субъектами, нарушающими антимонопольное законодательст­во, отдельных видов деятельности или о приостановлении действия таких лицензий.

Особые антимонопольные требования установлены и в отношении торгов по размещению заказов субъектов естественных монополий.

Эти требования устанавливаются ст. 18 Закона о защите конкуренции и выражаются в том, что размещение заказов субъектов естественных монопо­лий на определенные, указанные в данной статье виды финансовых услуг должно осуществляться субъектами естественных монополий — заказчиками только на основе открытых торгов в форме конкурсов или аукционов. Также ч. 1 ст. 18 Закона о защите конкуренции устанавливает, что такие торги долж­ны проводиться в соответствии с требованиями Закона о размещении заказов. Таким образом, устанавливается, что никакие иные формы, кроме процедур торгов, причем открытых торгов, не должны применяться, когда субъекты естественных монополий осуществляют отбор финансовых организаций для выполнения финансовых услуг, перечисленных далее в ч. 1 ст. 18 Закона о защите конкуренции, и более того, проведение таких торгов должно соответ­ствовать требованиям Закона о размещении заказов.

К указанным выше финансовым услугам согласно ч. 1 ст. 18 Закона о защите конкуренции относятся:

— привлечение денежных средств юридических лиц во вклады;

— открытие и ведение банковских счетов юридических лиц, осуще­ствление расчетов по этим счетам;

— предоставление кредита;

— инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание юридических лиц;

— выдача банковских гарантий;

— услуги на рынке ценных бумаг;

— услуги по договору лизинга;

— страхование имущества;

— личное страхование, в том числе медицинское страхование;

— негосударственное пенсионное страхование;

— страхование ответственности.

Как видим, перечень данных финансовых услуг носит закрытый характер. Следовательно, в отношении иных финансовых услуг субъ­ектами естественных монополий могут применяться и иные процеду­ры размещения заказов.

Вовлечение субъектов естественных монополий в сферу обязатель­ного применения Закона о размещении заказов решает ряд важных задач. В частности, помимо оптимизации расходов самих субъектов естественных монополий такая процедура позволяет сделать более прозрачными финансовые потоки данных субъектов, расширить круг конкурентных рынков за счет данных групп публичных заказчиков.

Нарушение указанных положений ч. 1 ст. 18 согласно ч. 2 ст. 18 За­кона о защите конкуренции является основанием для признания су­дом соответствующих сделок или торгов недействительными, в том числе по иску антимонопольного органа. Противодействие указанным выше нарушениям ст. 18 Закона о защите конкуренции осуществляет­ся в соответствии с общим порядком противодействия нарушениям антимонопольного законодательства, в том числе в соответствии с общими сроками расследования дел, посредством, в частности, про­цедуры рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законода­тельства, установленной в Законе о защите конкуренции, и другими процедурами (об этих процедурах см. также выше в лекции общей час­ти, посвященной процедурам, применяемым в конкурентном праве). Кроме того, в части применения к отношениям по размещению зака­зов субъектами естественных монополий Закона о размещении зака­зов, противодействие нарушениям данного Закона осуществляется, очевидно, в соответствии с установленными в нем процедурами. За­бегая вперед, скажем, что законодательство о размещении заказов ус­танавливает специальные механизмы защиты прав и интересов участ­ников процедур размещения заказов. (Подробнее об этих контроль­ных механизмах см. далее в настоящей лекции.)

Помимо ст. 18 Закона о защите конкуренции особые антимоно­польные требования применительно к особым сферам применения торгов установлены также и ст. 17 и 17.1 данного Закона. Рассмот­рим вначале положения ст. 17.1. В 2008 г. в Закон о защите конку­ренции были внесены изменения[86], в соответствии с которыми гл. 5 данного Закона была дополнена новой ст. 17.1, направленной на развитие конкурентной среды на рынках государственного или му­ниципального имущества посредством установления торгов - кон­курсов или аукционов - в качестве обязательной формы передачи прав владения и/или пользования в отношении такого имущества. Согласно ст. 17.1 заключение договоров аренды, договоров безвоз­мездного пользования, договоров доверительного управления иму­ществом, а также иных договоров, предусматривающих переход прав владения и/или пользования в отношении государственного или му­ниципального имущества, как не закрепленного на праве хозяйствен­ного владения или оперативного управления, так и закрепленного на соответствующем праве за государственными или муниципальными унитарными предприятиями и бюджетными учреждениями, может быть только по результатам проведения конкурсов или аукционов.

Пункт 4 ст. 17.1 определяет, что порядок проведения таких торгов и перечень случаев, когда заключение указанных договоров будет осуществляться по результатам конкурсов, установит Правительство России[87].

Как отметил начальник Управления контроля ЖКХ, строительства и природных ресурсов ФАС России В. Ефимов, принятые изменения в Закон о защите конкуренции не только создают равные возможно - сти доступа к государственному и муниципальному имуществу, спо­собствуя развитию конкуренции в соответствующих отраслях эконо­мики, но и являются мощнейшим антикоррупционным механизмом[88].

В связи с вступлением в силу ст. 17.1 ФЗ «О защите конкуренции» и многочисленными запросами, поступающими в ФАС России о ее применении, руководствуясь п. 5 ч. 2 ст. 23 ФЗ «О защите конкурен­ции», ФАС России были подготовлены и направлены главам субъек­тов Российской Федерации разъяснения применения данной статьи, в том числе по следующим вопросам:

— предоставление прав владения и/или пользования в отношении государственного или муниципального имущества органам государст­венной власти и органам местного самоуправления;

— предоставление прав владения и/или пользования в отношении государственного или муниципального имущества в целях социаль­ного обслуживания населения, а также поддержки субъектов малого предпринимательства;

— заключение договоров безвозмездного пользования в отношении государственного или муниципального имущества.

По вопросам предоставления прав владения и/или пользования в отношении государственного или муниципального имущества орга­нам государственной власти и органам местного самоуправления ФАС России разъясняет, что действие ст. 17.1 Закона о защите конкурен­ции не распространяется на случаи, когда стороной по договору о пе­редаче имущества, которая получает право владения и/или пользова­ния государственного или муниципального имущества, выступают федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного само­управления, а также государственные внебюджетные фонды, Цен­тральный банк Российской Федерации, поскольку в результате ис­пользования указанными субъектами государственного или муници­пального имущества во исполнение возложенных на них полномочий данное имущество не будет вовлечено в хозяйственный оборот, т.е. передача прав не окажет влияние на состояние конкуренции.

Разъясняя далее вопросы применения ст. 17.1 к отношениям по предоставлению прав владения и/или пользования государственным или муниципальным имуществом в целях социального обслуживания населения, а также поддержки субъектов малого предпринимательст­ва, ФАС России обращает внимание, что Законом о защите конкурен­ции предусмотрено три возможности предоставления государственного или муниципального имущества в пользование, в том числе в целях соци­ального обслуживания населения, а также поддержки субъектов ма­лого предпринимательства, осуществляющих приоритетные виды дея­тельности:

1) по результатам проведения конкурса или аукциона на право за­ключения данных договоров;

2) без проведения торгов, на основании актов Президента Россий­ской Федерации, решений Правительства Российской Федерации; решения суда, вступившего в законную силу; федерального закона, устанавливающего иной порядок распоряжения этим имуществом, в случае, если передаваемое имущество не закреплено на праве хозяйст­венного ведения или оперативного управления;

3) без проведения торгов, в порядке предоставления государствен­ной или муниципальной помощи в соответствии с целями, указанны­ми в ст. 19 Закона о защите конкуренции.

Закон о защите конкуренции, указывается далее в разъяснении ФАС России, в том числе ст. 17.1, не препятствует предоставлению государственного или муниципального имущества в целях социаль­ного обслуживания населения, а также поддержки субъектов малого предпринимательства, осуществляющих приоритетные виды дея­тельности без проведения торгов в порядке, предусмотренном гл. V Закона о защите конкуренции. Кроме того, Федеральным законом от 22 июля 2008 г. № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижи­мого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собствен­ности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринима­тельства, и о внесении изменений в отдельные законодательные ак­ты Российской Федерации» определяются особенности участия субъектов малого и среднего предпринимательства в приватизации арендуемого имущества.

По вопросам о применении ст. 17.1 в случае заключения догово­ров безвозмездного пользования в отношении государственного или муниципального имущества, ФАС России разъяснено, что договоры безвозмездного пользования предусмотрены ст. 17.1 Закона о защите конкуренции как форма передачи прав владения и/или пользования государственным или муниципальным имуществом, поскольку дей­ствующим законодательством не ограничен субъектный состав лиц, с которыми могут быть заключены договоры безвозмездного пользо­вания государственного или муниципального имущества. Государст­венные и муниципальные учреждения и унитарные предприятия обладают особым правовым статусом и государственное или муни­ципальное имущество должно предоставляться им на праве опера­тивного управления или хозяйственного ведения. В этом случае имущество не передается этим учреждениям и предприятиям на ос­нове договоров, а закрепляется за ними решением уполномоченного органа государственной власти или органа местного самоуправле­ния. Таким образом, отмечается в разъяснении ФАС России, ст. 17.1 Закона о защите конкуренции не распространяется на отношения по передаче (закреплению) государственного или муниципального имущества указанным учреждениям и предприятиям в оперативное управление или в хозяйственное ведение. Рассматриваемый случай также является исключением из ст. 19 Закона о защите конкуренции, устанавливающей условия предоставления государственной и муни­ципальной помощи. Предоставление государственного или муници­пального имущества в безвозмездное пользование в соответствии с целями, предусмотренными ст. 19 Закона о защите конкуренции, осуществляется без проведения конкурсов или аукционов в порядке, установленном ст. 20 Закона о защите конкуренции. В случае же про­ведения аукциона на право заключения данного договора, предметом аукциона является право заключения договора. Победителем аукцио­на признается участник аукциона, предложивший наибольшую цену за право заключения договора безвозмездного пользования, по ана­логии со ст. 38.2 Земельного кодекса Российской Федерации и ст. 46.3 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Далее ФАС России обращает внимание на то, что Законом о за­щите конкуренции, вступившим в силу 26 октября 2006 г., был вве­ден институт государственной и муниципальной помощи. В соответ­ствии с п. 20 ст. 4 Закона о защите конкуренции государственная или муниципальная помощь заключается в предоставлении федераль­ными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного само­управления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями преимущества, которое обеспечивает отдельным хозяйствующим субъектам по сравнению с другими уча­стниками рынка (потенциальными участниками рынка) более вы­годные условия деятельности на соответствующем товарном рынке, путем передачи имущества и/или иных объектов гражданских прав, прав доступа к информации в приоритетном порядке. При этом со­гласно п. 1 ч. 1 ст. 19 Закона о защите конкуренции государственной или муниципальной помощью не является предоставление преиму­щества отдельному лицу по результатам торгов. Таким образом, по­сле вступления в действие Закона о защите конкуренции любое пре­доставление государственного или муниципального имущества, в том числе в аренду, без согласия антимонопольного органа, за ис­ключением случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 20 Закона о защите конкуренции, или без проведения торгов (конкурсов, аукционов) является нарушением порядка предоставления государственной и муниципальной помощи, предусмотренного ст. 20 Закона о защите конкуренции, и влечет за собой последствия в виде признания не­действительными актов органов власти в части предоставления госу­дарственной или муниципальной помощи, а также возврата данного имущества. То есть ст. 17.1 Закона о защите конкуренции не введен новый порядок передачи государственного или муниципального имущества, а лишь регулируются особенности данной процедуры.

Также в разъяснениях ФАС России отмечается, что введение ст. 17.1 Закона о защите конкуренции является составляющей ком­плекса мер, предусмотренных Национальным планом противодейст­вия коррупции, утвержденным Президентом РФ 31 июля 2008 г. № Пр-1568, и направленных на улучшение государственного управ­ления в социально-экономической сфере. Данная норма направлена на единообразную регламентацию, унификацию использования го­сударственного и муниципального имущества, передачи прав на ис­пользование этого имущества, а также преимущественное использо­вание механизма аукционных торгов при распоряжении государст­венным и муниципальным имуществом. Передача федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправле­ния, иными осуществляющими функции указанных органов органа­ми или организациями хозяйствующим субъектам государственного или муниципального имущества в пользование без проведения тор­гов в форме аукциона или конкурса является предоставлением пре­имущества отдельным хозяйствующим субъектам, которое обеспе­чивает им более выгодные условия деятельности по сравнению с другими хозяйствующими субъектами. Проведение торгов при пере­даче государственного или муниципального имущества направлено на расширение доступа участников рынка к данному ресурсу, явля­ется основой эффективного использования такого имущества и раз­вития конкуренции[89].

Статья 17 Закона о защите конкуренции помимо общих требова­ний к торгам, о которых шла речь выше, содержит и ряд особых тре­бований, и касаются они торгов, заказчиками по которым являются федеральные органы исполнительной власти, органы исполнитель­ной власти субъектов Российской Федерации, органы местного са­моуправления, государственные внебюджетные фонды. Итак, ч. 2 ст. 17 указывает, что наряду с установленными ч. 1 ст. 17 общими запретами при проведении торгов, если организаторами или заказ­чиками торгов являются федеральные органы исполнительной вла­сти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федера­ции, органы местного самоуправления, государственные внебюд­жетные фонды, запрещается не предусмотренное федеральными законами или иными нормативными правовыми актами ограниче­ние доступа к участию в торгах. Данное требование распространяет­ся на самые различные случаи торгов с данным составом заказчиков, в том числе и на торги в сфере природопользования, а также иных природных ресурсов, права на которые распределяются на торгах соответствующими органами власти, уполномоченными на управле­ние соответственными видами природных ресурсов России в соот­ветствии с отраслевыми законодательными актами, регламентирую­щими их использование. Так, например, применительно к сфере не­дропользования можно сказать, что, согласно ч. 2 ст. 17 Закона о защите конкуренции, в частности, Федеральному агентству по не­дропользованию при проведении торгов на право получения лицен­зии на освоение недр запрещается не предусмотренное федеральны­ми законами или иными нормативными правовыми актами ограни­чение доступа к участию в торгах. Противодействие указанным выше нарушениям ст. 17 Закона о защите конкуренции осуществляется в соответствии с общим порядком противодействия нарушениям ан­тимонопольного законодательства, в том числе в соответствии с об­щими сроками расследования дел, посредством, в частности, проце­дуры рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законода­тельства, установленной в Законе о защите конкуренции, и другими процедурами (см. лекцию общей части настоящего курса о процеду­рах в конкурентном праве).

Эти же специальные требования, предусмотренные ч. 2 ст. 17 За­кона о защите конкуренции касаются и других торгов, где организа­торами или заказчиками по этим торгам выступают и федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправле­ния, государственные внебюджетные фонды, в том числе торгов в сфере размещения государственных и муниципальных заказов. Од­нако помимо данных специальных антимонопольных требований, а также общих антимонопольных требований к торгам, законодатель­ством Российской Федерации в сфере размещения заказов установ­лен целый комплекс правовых механизмов обеспечения конкурен­ции, в который данные антимонопольные требований входят как составная часть. Система обеспечения конкуренции при размеще­нии государственных и муниципальных заказов представляет собой многогранную и сложную совокупность взаимодействующих эле­ментов, поэтому представляется необходимым перейти далее к цело­стному рассмотрению данной системы.

<< | >>
Источник: Писенко К.А., Цинделиани И.А., Бадмаев Б.Г.. Правовое регулирование конкуренции и монополии в Россий­ской Федерации: Курс лекций / Под ред. С.В. Запольского. — М.: Российская академия правосудия; Статут, — 414 с.. 2010

Еще по теме 17.1. Обеспечение конкуренции при проведении торгов как направление государственного антимонопольного регулирования:

  1. 6. Реализация арестованного имущества должника. Проведение торгов
  2. 3.5. Государственное антимонопольное регулирование. Государственная поддержка конкуренции и конкурентоспособности товаропроизводителей 3.5.1. Конкурентный и монопольный рынки
  3. 2.4. Финансовый рынок как объект государственного регулирования
  4. Статья 448. Организация и порядок проведения торгов
  5. 2.4. Организация и проведение торгов земельными участками в РФ
  6. Статья 32. Обеспечение жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд
  7. § 3. Угроза конкуренции и государственное антимонопольное регулирование
  8. §5. Использование оперативной информации при проведении следственных действий в целях установления истины по уголовному делу
  9. Статья 448. Организация и порядок проведения торгов
  10. 5.1. Источники правового регулирования конкуренции и монополии в России
  11. лекция 17. Антимонопольные требования к проведению торгов. Основы правового регулирования обеспечения конкуренции при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных заказчиков, а также субъектов естественных монополий
  12. 17.1. Обеспечение конкуренции при проведении торгов как направление государственного антимонопольного регулирования
  13. 17.2. Правовое регулирование обеспечения конкуренции при размеще­нии заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных заказчиков в соответствии с анти­монопольным законодательством и законодательством о размещении государственных и муниципальных заказов
  14. 7.3. Преступления, посягающие на общественный порядок и безопасность граждан при проведении спортивных соревновании
  15. 3.6. Права и обязанности резидентов при проведении проверок органами и агентами валютного контроля
  16. 25. Проведение торгов в СЭЛТ
  17. 26. Правила проведения торгов в СЭЛТ
  18. 4.2. Принципы проведения торгов и расчетов. Механизм торговли
  19. 4.5.2. Наблюдение и его роль при проведении маркетинговых исследований
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -