<<
>>

2.2. Понятие и сущность гражданского общества

Термин «гражданское общество» впервые упомянут в трудах Аристотеля, где он вывел его от слова «гражданин», т.е. «обще­ство граждан», свободных, образованных, умных и гордых.

Пристальное внимание уделялось разработке проблем граж­данского общества в XVII в.

— они анализировались в трудах Г. Гроция, Д. Гоббса, Ф. Локка. В XVIII в. весомый вклад в развитие теории гражданского общества внесли Ж.-Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье, В. Гумбольдт, Д. Вико и другие мыслители.

В XIX в. вопросы взаимосвязи государства и гражданского об­щества исследовал Гегель, который пришел к выводу, что граж­данское общество лредставляет особую стадию в диалектиче­ском движении от семьи к государству.

В отличие от предшественников, чьи идеи готовили почву для революций в Америке и во Франции, Г.В. Гегель отталки­вался от несовершенства и ограниченности человеческих инте­ресов и отношений в гражданском обществе. Абсолютная свобо­да в гегелевской системе получала воплощение лишь в государ­стве, которое соотносилось с гражданским обществом, как «небо» и «земля».

Как вполне различимая самостоятельная политическая кате­гория гражданское общество рассматривается Дж. Локком. Бо­лее того, в «Двух трактатах о государственном правлении» Локк, по существу, признает за государством лишь тот объем полно­мочий, который санкционирован общественным договором между гражданами, сообщающимися между собой — в рамках закона — по собственному разумному выбору. В принципе по­добные воззрения были типичны для мыслителей эпохи Просве­щения, наиболее пристально анализировавших интересующее нас соотношение: Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Ф. Хатчесона, А. Фергюсонаи др. По-разному интерпретируя, аргументируя, детализируя положения о гражданском обществе как источни­ке легитимности государства, все они признают верховенство гражданского общества над государством.

К. Марксу либеральная традиция (как, впрочем, и «марк- сизм-ленинизм») приписывает полное разрушение построений Гегеля.

Поскольку центральное место в теории исторического материализма заняли производственные отношения, граждан­ское общество в такой трактовке оказывалось просто синонимом базиса, детерминирующего надстройку — государство. «Небо» и «земля» в очередной раз поменялись местами.

В действительности мысль Маркса была не столь простой. В его анализе (если иметь в виду зрелого Маркса и не ограничи­ваться несколькими расхожими цитатами) гражданское обще­ство — это та сфера, в которой постоянно происходит превраще­ние, взаимопроникновение буржуа в гражданина, и наоборот. Не случайно решение проблемы гармонизации частных и обще­ственных интересов, индивида и социума (решение, которое со­временники и предшественники искали для наличного обще­ства) — Маркс переносил в неопределенное будущее, «синхро­низируя» преодоление (буржуазного) гражданского общества и исчезновение государства как такового (а стало быть, и власти, и политики). С высоты сегодняшнего дня теоретический спор ученых XVIII и XIX вв. о соотношении государства и граждан­ского общества, возможно, несколько отдает схоластикой. При­веденный здесь в таком пересказе, он, тем не менее, может быть полезен хотя бы как напоминание об историзме: меняющейся, преходящей природе рассматриваемого явления, заставляющей даже самых пылких приверженцев приоритета гражданского общества признавать, что оно не вечно, что в современном мире, где выживание социумов определяется в первую очередь по при­знаку экономической эффективности, «неясно, как долго еще либерализм и гражданское общество продержатся в фаворитах».

Этот спор интересен также тем, что отражает не только исто­рию теории, но и — что существенней всего — историю самого гражданского общества, насквозь пронизанную острыми конф­ликтами, кризисами, наконец, сокрушительными политиче­скими революциями. Это — эволюция гражданского общества, не подлежащая забвению и нисколько не отменяемая тем обсто­ятельством, что в унаследованных нами представлениях об об­ществе (по существу, сложившихся в таком виде к концу XIX в.) оно выступает как самый действенный фактор интеграции об­щества, его «сплочения» с государством.

XX столетие стало временем беспримерной экспансии госу­дарства в сферы частной жизни граждан. Даже если оставить в стороне крайние тоталитарные формы этой экспансии, нельзя не заметить, что она происходила практически во всех разви­тых странах.

Сущностным содержанием этого процесса (динамика которо­го не в последнюю очередь определялась «соревнованием двух систем») было переосмысление понятия гражданских прав. Граж­данство наполнялось социальным содержанием, превращаясь в юридически закрепленное право гражданина на получение не­коей услуги — бесплатного образования, медицинской помощи, пенсии и т.д. — от государства.

Строительство «социального государства» широко разверну­лось после Второй мировой войны. Особенно сильный импульс оно получило на рубеже 60—70-х гг., когда мир стал свидетелем беспрецедентно мощного — для периода «нормального* разви­тия — выброса энергии социального протеста: забастовочных кам­паний, антивоенного движения, «молодежного бунта», форми­рования массовых «контркультурных» потоков и т.д. Именно началом 70-х гг. исследователи датируют момент полномасш­табного развертывания «социального государства» (критерием является увеличение доли социальных затрат до 60 и более про­центов государственных расходов) в большинстве западных стран.

На протяжении большей части XX в. гражданское общество будто выпадает из аналитического поля обществоведения, чтобы вернуться в него лишь в 70—80-е гг. «Воскрешение» интереса к проблематике гражданского общества связано с усилиями вне­дрить в массовое сознание лозунг «Больше рынка, меньше госу­дарства!» Если в начале века гражданское общество сыграло роль щита для государства, которому угрожала революционная со­циальная стихия, то к концу столетия его мобилизация имела целью защитить свободу индивида от ставшей «чрезмерной» опеки государства, его компенсирующих акций, когда, напри­мер, в США, вводятся квоты, жестко резервирующие рабочие места для женщин, негров, инвалидов, и вообще от всякого рода «асимметричных вмешательств» (Р.

Дарендорф), призванных гарантировать реальное равноправие менее зажиточной части граждан[22].

Существует и другой мотив, также, впрочем, связанный с социальным взрывом на рубеже 60—70-х гг. В середине десяти­летия 70-х интерес к гражданскому обществу возрождается од­новременно в диссидентской среде восточноевропейских стран и неомарксистских кругах Латинской Америки и Южной Ев­ропы, т.е. там, где ощущался более или менее острый дефицит демократии. Дискуссии на эту тему не просто обогащали теоре­тический арсенал борцов с авторитарными режимами, но и пи­тали быстро набиравшие вес общественно-политические движе­ния («Солидарность», «Хартия-77» и т.п.).

Разумеется, есть немалые различия между борьбой за демок­ратизацию общественно-государственных порядков в странах «реального социализма», в условиях военно-диктаторских ре­жимов (Греция, Испания, Бразилия) или в такой стране «бло­кированной демократии», как Италия. Однако с более общей исторической точки зрения речь идет как бы об одном потоке. Сливаясь и переплетаясь, две тенденции, которые условно мож­но обозначить как «правая» (неоконсервативная) и «левая» (ра­дикал демократическая), дали жизнь беспримерно широкому социальному экспериментированию в «пространствах» граждан­ского общества. 70—80 гг. стали временем возникновения новых общественных движений, необычных форм общественно-поли­тической мобилизации (партии-движения, партии-«сети», пар­тии-« антипартии» и т.д.), развития так называемого третьего, или альтернативного, сектора экономики (предпринимательство без цели получения прибыли, ассоциации самопомощи и мно­гое другое), разработки нередко с последующим законодатель­ным оформлением — принципиально новых социально-этиче­ских норм и т.д.

С одной стороны, государство не только консолидировало, но и расширило свои «завоевания» на «территории» гражданского общества (фактически сохранив структуры «социального госу­дарства» и дополнив их нормами и механизмами контроля над гражданами, например, ради противостояния терроризму).

С дру­гой — гражданское общество энергично вторгается в пределы государства, навязывая ему институционализацию совершенно новых ценностей и норм (например, множество запретов и огра­ничений экологического характера, требования кодекса «полит­корректное™» и т.п.). Можно сказать, конечно, что граждан­ское общество тем самым лишь выполняет свою естественную функцию: выявлять вызревающие в недрах социума запросы и транслировать их — через политические партии — на уровень государственных институтов, обеспечивая первичную обществен­ную мобилизацию в их поддержку. Однако когда силу нормы приобретают инициативы заведомо миноритарных групп (акты, легитимизирующие права сексуальных меньшинств, некоторые формы девиантного поведения, неоправданные ограничения в быту и т.д.), приходится говорить о качественно новом переплетении и взаимообусловливании структурных и функциональных характеристик гражданского общества и новой конфигурации его отношений с государством, плохо укладывающейся в ложе старых представлений, ограничивающихся «совокупностью независимых от государства социальных акторов и каналов ком­муникации»[23]. Сохраняя внутреннюю диалектичность своих от­ношений, связка государство — гражданское общество, можно сказать, вышла на качественно новый уровень — уже не симби­оза, а своего рода взаимного прорастания.

Если говорить о традиционных формах гражданского обще­ства, которые имеются в виду в соответствии с классическими определениями, то они существовали достаточно давно; если го­ворить о докапиталистических институтах, можно вспомнить общину. Можно вспомнить протодемократические формы демо­кратических республик, или квазидемократических, типа нов­городской, псковской, менее известных кратковременных форм, которые существовали на Севере, на Востоке, освоение россий­ского пространства и так далее. Если говорить о более поздних формах, то существовало земство, местное самоуправление, во второй половине XIX в. Гражданское общество существует все­гда как гражданская форма в смысле социальной организации.

Проблема прежде всего в том, как оно осознает себя, свою роль, свои функции, свои отношения с властью, второй параметр, чрез­вычайно важный, экстенсивный — это его влияние.

Мы можем говорить о тоталитарных периодах развития госу­дарства, как это было в России и Германии. Гражданское обще­ство в это время не вымирало полностью, не прекращало суще­ствовать. Оно просто переходило в разные формы существования и приспосабливалось к окружающей среде. Возрождение инте­реса к проблемам гражданского общества в XX в. было связано с процессом упрочения демократических ценностей, принципов и институтов.

Можно сказать, что гражданское общество — это естествен­ная форма социальной организации, по крайней мере, если го­ворить о формах, более-менее близких к классическому опреде­лению. Оно существует всегда, может увеличивать или умень­шать свою активность, использовать разные формы активности, находиться в более латентном или в открытом состоянии, но важно то, что оно существует всегда.

В классическом варианте — гражданское общество (в совре­менном, «буржуазном» его понимании) складывалось вне и по­мимо государства, заполняя «ниши», свободные от государствен- но-властного воздействия. Оно во многом противостояло государ­ству, отвоевывало у него пространство для самоорганизации и ставило пределы вмешательству в свою жизнь.

Одним из главных свойств гражданского общества является его рефлексия — как общество обобщает себя, как оно осознает свою роль в стране, по отношению к государству. Эта рефлексия у нас в стране проходила разные стадии, которые исторически обусловлены, и, более того, эти стадии соответствуют разным трактовкам гражданского общества. Есть две основные трактов­ки: 1) оппонент и противник государства и 2) партнер государ­ства. Вторая трактовка связана с пониманием того, что такое государство по своей сути. В этой трактовке часто даже догова­риваются до того, что государство и власть — это такая несколь­ко отчужденная форма гражданского общества, которой дана функция — право на легитимное насилие. У этой части граж­данского общества имеются свои функции, оно занимает свою нишу. В соответствии с этими двумя определениями развива­лась рефлексия гражданского общества и у нас, в постсовет­ский период. Разрушение партийной власти, тоталитарного го­сударства, в конце концов, разрушение Советского Союза для большинства идеологически было связано с прежним государ­ством. Вообще чрезвычайно распространена была идеология про­тивостояния государству как таковому, подобное отношение к государству и приводило к рефлексии соответствующих обще­ственных институтов, которые рассматривали прежде всего свою роль как роль активного противоборствующего представителя общества.

Гражданское общество в современном его понимании пред­ставляет собой необходимый и рациональный способ сосущество­вания людей, основанный на разуме, свободе, праве и демокра­тии при разумно необходимом вмешательстве государства.

Его можно также рассматривать как общество, в котором су­ществуют развитые экономические, культурные, правовые, по­литические отношения между составляющими его индивида­ми, которые неопосредованы государством.

В таком обществе существует широкая сфера публичных от­ношений, в которой активно действуют массовые движения, партии, группировки по интересам, убеждениям, а также по иным признакам. Данное общество добивается демократизации власти государства за счет ее передачи органам самоуправле­ния, взаимодействия большинства и меньшинства на основе со­гласования позиций государственных и общественных инсти­тутов.

Развитое гражданское общество обладает такой степенью не­зависимости и автономии от государства, которая гарантирует защиту личности от злоупотреблений. Общество и государство только тогда приобретают устойчивость, когда гражданин — по­требитель материальных и духовных благ чувствует себя отно­сительно комфортно. Реальная независимость потребителя во всех сферах общественной жизни, в том числе и от государственного диктата, — основное условие благополучия общества.

Политические характеристики гражданского общества наи­лучшим образом концентрируются ныне в понятии правового государства. Правовое государство, по сути дела, — политиче­ская ипостась гражданского общества: их взаимодействие прин­ципиально складывается по правилам соотношения формы и содержания. Нерасторжимые и проникающие друг в друга, они олицетворяют целостность общества, подчиняющуюся законам кибернетики.

Идеологически заданная попытка отдать пальму первенства в развертывании исторического процесса гражданскому обществу (Маркс) либо правовому государству (Гегель) приводит к проти­вопоставлению экономики и политики, а на практике оборачи­вается огромными негативными последствиями. В нашей стра­не в условиях перестройки сначала наметился крен в сторону широкой экономической реформы, но без ее надлежащего по­литического обеспечения, а сегодня помпезно декларированные политические перемены (демократия, плюрализм, гласность) настолько опередили решение жгучих экономических проблем, что поставили общество на грань катастрофы и потребовали уси­ления властного вмешательства.

Власть можно рассматривать как универсальное свойство со­циальной жизни, а потому она связана с процессом властвова­ния, властного воздействия на поведение людей, коллективов и общества в целом. При этом различают политическую и непо­литическую власть.

Неполитическая власть — это власть в объединениях лю­дей, организациях и движениях, не связанных непосредственно с государством и не имеющих непосредственного отношения к нему. Неполитическая власть выполняет огромную роль в уп­равлении гражданским обществом. Сферы ее проявления связа­ны с насущными потребностями людей: прежде всего в области быта, духовного общения, экономики. Особенно активно она про­является на местном уровне и в мелких социальных системах (семья, религиозная община, жилой комплекс), важное место занимает и в процессе производства, в торговых, хозяйственных и иных отношениях, связанных с экономикой.

Политическая власть — это власть, осуществляемая через государство и в государственной системе, в системе политиче­ских партий, организаций и движений. Она так или иначе свя­зана с государством и государственным регулированием, но не обязательно является государственной властью. Содержание по­литической власти гораздо шире. Как отмечается в одной из работ, различие между государственной и политической влас­тью состоит, во-первых, в частном ее проявлении, составе субъек­тов, обладающих соответствующими властными полномочиями. Непосредственными субъектами государственной власти высту­пают федеральные органы государственной власти и органы го­сударственной власти субъектов Федерации. Субъектами поли­тической власти являются политические партии, иные полити­ческие общественные объединения и субъекты избирательного процесса (избирательные объединения), а также органы местно­го самоуправления.

Государственная и политическая власть имеют разное поле для реализации своих полномочий. Полем действия государ­ственной власти является собственно государство и его органы.

Политическая характеристика гражданского общества будет ущербная, если брать за основу только развитие государственно­сти. «Чтобы демократия была действенной, нужен плюрализм гражданского общества». Его обеспечивают многопартийность, широкая сеть общественных объединений, союзов предпри­нимателей, самодеятельных коллективов, различные формы местного самоуправления и т.п. Важный элемент политической системы гражданского общества — средства массовой информа­ции. Посредством их осуществляется «обратная связь» — одно из главных условий жизненности гражданского общества, его способности адаптироваться к окружающей среде.

Признаки гражданского общества в сфере духовной жизни фокусирует понятие — приоритет общечеловеческих ценнос­тей. Последовательная ориентация на свободу, равенство перед законом, социальную справедливость обеспечивает в граждан­ском обществе равные стартовые возможности для всех людей, создает условия для раскрытия творческого потенциала каждо­го человека.

В условиях гражданского общества право выражает не только волю экономически и политически господствующего класса, но и гуманистический императив своего времени, его нравствен­ные ориентиры. По Канту, гражданско-правовое состояние осно­вывается на следующих принципах: свобода каждого члена об­щества как человека; его равенство с каждым другим как под­данного; самостоятельность каждого члена общества как гражданина.

Как это часто бывает, стремление подчеркнуть привлекатель­ные черты какого-либо социального явления оставляет в тени его недостатки. Гражданское общество и правовое государство отнюдь не бесконфликтны, поскольку многие процессы проте­кают в свободном режиме без какой-либо подстраховки со сто­роны властей (бросили в реку — и плыви). В гражданском об­ществе, пожалуй, как ни в никаком другом, создаются предпо­сылки для того, чтобы бедные становились еще беднее, так как в идеале считается, что все помогают друг другу по «велению души», так как достаточно воспитаны, образованы, культур­ны и т.п. Без вмешательства государства это оказывается неосу­ществимо, особенно в посттоталитарных государствах.

Гражданское общество деполитизировано и независимо от политической системы и государственной политики. Каждый член гражданского общества является прежде всего субъектом права, а только уж потом — гражданином государства, так как гражданское общество защищает права человека, в то время как с государством связаны права не только человека, но и гражда­нина, т.е. объект охвата заботой государства разрастается и не всегда можно за всем вовремя уследить.

Сформировавшееся гражданское общество не терпит наси­лия со стороны государства. Оно существует в рамках свободы гражданских интересов. В нем осуществляется социальная са­морегуляция, что позволяет рассматривать его как «самонаст­раивающееся» общество. Основой является человек, взаимодей­ствующий с другими членами общества.

Гражданскому обществу, которое существует в ФРГ, Авст­рии, США, Франции, присущи дополнительные характеристи­ки, одной из которых является «открытость». «Открытое обще­ство» и его члены «не замечают» государства, обладают соци­альной мобильностью, имеют высокий уровень сопряженности интересов. Кроме того, общество саморегулирует политические институты и передает государству столько полномочий, сколь­ко считает необходимым.

Новая стадия развития гражданского общества связана с рас­ширением интереса общества к проблемам общего блага, спра­ведливости, гражданских прав и свобод.

Существовавшее долгое время противопоставление общества и государства устраняется, так как государство осознает свою ответственность перед гражданским обществом. Государство все более и более становится как бы слугой такого общества. Оно обеспечивает соблюдение правовых норм, эффективность управ­ления, необходимые социальные нужды.

Таким образом, можно отметить ряд существенных призна­ков, которые присущи гражданскому обществу:

► во-первых, это общество социального рыночного хозяйства, в котором обеспечена свобода экономической деятельности, предпринимательства, труда, разнообразие и равноправие всех форм собственности и равная их защита, общественная польза и добросовестная конкуренция;

► во-вторых, это общество, которое обеспечивает социальную защищенность граждан, достойную жизнь и гармоничное раз­витие человека;

► в-третьих, это общество подлинной свободы и демократии, в котором признается приоритет прав человека;

► в-четвертых, это общество, построенное на основе принципов самоуправления и саморегулирования, свободной инициати­вы граждан и их коллективов.

Важнейшими, структурными элементами гражданского об­щества являются:

— добровольно сформировавшиеся первичные самоуправляющи­еся общности людей (семья, различные ассоциации, хозяй­ственные корпорации, другие общественные объединения);

— совокупность негосударственных (т.е. неполитических) обще­ственных отношений;

— производственная и частная жизнь людей, их обычаи, нравы и традиции;

— сфера самоуправления свободных индивидов и их организа­ций, защищенная от вмешательства государственной власти. Эти элементы рассматриваются либо как общественно-поли­тические категории, либо как самостоятельные конституцион­ные (государственно-правовые) институты, закрепляющие суще­ственные черты и признаки гражданского общества. Среди них можно выделить институты: основ экономических, социальных, духовно-культурных отношений и политических отношений.

Степень зрелости гражданского общества и всех его институ­тов является тем критерием, который характеризует стабиль­ность и прочность конституционного строя. Поэтому закрепле­ние в конституционных нормах основ гражданского общества позволяет юридически обеспечить независимость общества от государства, предусмотреть гарантии от незаконного вмешатель­ства последнего в дела общества, установить границы и пределы государственного воздействия на общественные отношения.

В большинстве конституций зарубежных стран отсутствуют специальные разделы, посвященные гражданскому обществу, хотя и закрепляются важнейшие его институты.

В главах «Основы конституционного строя» и «Права и свобо­ды человека и гражданина» Конституции Российской Федера­ции 1993 г. были зафиксированы основные условия и предпо­сылки, необходимые для развития новой экономической систе­мы и гражданского общества. В этих разделах Конституции РФ фиксируется равенство всех форм собственности, единое эконо­мическое пространство, широкий круг прав и свобод человека и гражданина, активность и самостоятельность общественных объ­единений, содействие государства развитию институтов граж­данского общества.

Важнейшим элементом фундамента гражданского общества является институт экономических отношений, представляющий собой важную предпосылку полновластия народа и реальной сво­боды личности.

Экономические отношения представляют своеобразный эко­номический базис гражданского общества и складываются из отношений собственности, производства, обмена, распределения и потребления материальных и духовных благ.

Экономические отношения в своей основе возникают и раз­виваются объективно, вместе с тем общество и государство, ис­пользуя законодательство и социальные нормы, могут оказывать на них существенное влияние.

Первым элементом экономической системы гражданского общества являются отношения собственности. Право собственно­сти представляет собой возможность владения, пользования и распоряжения конкретным имуществом. В любом развитом гражданском обществе существуют две основные формы собствен­ности — частная и публичная. Все остальные формы всегда про- изводны от них.

Эти две основные формы собственности отличаются режимом пользования, а также своими субъектами.

Так, публичная собственность признается, в отличие от част­ной, неделимой. Субъектами права публичной собственности мо­гут являться государство в целом, его составные части (область, провинция, штат и т.д.), самоуправляющиеся местные террито­риальные общности (графство, город, община) или их органы.

Публичная собственность имеет коллективный характер и предполагает не только равный для всех объем имущественных прав, но и порядок определения размера компенсации с учетом рыночной цены. Особо следует отметить, что денежное возме­щение имеет предварительный характер и выплачивается до от­чуждения имущества.

Государство создает одинаковые условия развития всех форм собственности, обеспечивает их равную правовую защиту. Соб­ственник вправе совершать в отношении принадлежащего иму­щества любые действия, которые не противоречат закону.

Однако при этом осуществление права собственности не долж­но нарушать права и законные интересы других лиц, наносить ущерб здоровью граждан и окружающей среде. То есть «соб­ственность обязывает» (ст. 14 Конституции Германии).

Право собственности может распространяться на любое иму­щество, за исключением выведенного из гражданского оборота по соображениям государственной и общественной безопасности.

Важной особенностью конституционного развития второй по­ловины XX в. является закрепление на конституционном уров­не идеи социальной функции государства.

В Конституции РФ 1993 г. институт собственности регламен­тирован более подробно, чем в зарубежных конституциях. Это объясняется особенностями современного этапа развития эконо­мики. В настоящее время осуществляется переход к рыночным ее основам, поэтому Конституция РФ прежде всего фиксирует различные формы собственности, которые в равной степени за­щищаются государством. Среди этих форм ст. 8 Конституции РФ называет частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности.

Впервые российская Конституция закрепила право граждан и их объединений иметь в частной собственности землю. Она это делает без каких-либо предварительных условий и оговорок и не содержит запретов при реализации данного права. Един­ственное требование, которое содержится в ч. 2 ст. 36, это не наносить ущерб окружающей среде и не нарушать прав и за­конных интересов других лиц.

Вторым элементом экономической системы гражданского общества является производство материальных благ. В его осно­ве лежит созидательный труд человека. Ни одно общество не­способно существовать, ничего не производя, поэтому оно заин­тересовано в создании благоприятных условий для труда, кото­рые бы стимулировали его эффективность.

Государство может с помощью законодательства планировать экономическую деятельность в целях удовлетворения коллектив­ных потребностей, выравнивания и гармонизации регионального и секторального развития, стимулирования роста доходов и бо­гатства и их более справедливого распределения (п. 1 ст. 131 Конституции РФ).

Рыночная экономика представляет собой открытую систему, имеющую многочисленные связи с иными государствами. Она развивается в соответствии с едиными принципами и объектив­ными экономическими законами. Но в условиях жесткой кон­куренции и, исходя из экономической целесообразности, госу­дарство может проводить политику протекционизма. Отступле­ния от принципов свободы торговли и развития промышленно­сти допускаются, если этого требуют общие интересы страны, необходимость сохранения важных отраслей хозяйства или про­фессий, интересы сельского хозяйства или национальной эко­номики.

Гражданское общество как система охватывает собой не толь­ко экономические, но и социальные отношения, с помощью ко­торых осуществляется социальная политика государства. Важ­нейшими направлениями социальной политики являются регу­лирование отношений между трудом и капиталом, межнацио­нальных отношений, семьи и брака, сохранения окружающей среды, охраны жизни и здоровья человека, защиты прав потре­бителя.

Отношения между трудом и капиталом в демократических странах строятся на основе правовых норм, которые предусмат­ривают социальное партнерство и сотрудничество работодателей и работников. Эти отношения имеют правовую основу в виде конституционных и иных норм.

Основополагающие принципы социальных отношений нашли свое отражение и в статьях российской Конституции. Она в широком объеме зафиксировала все социально-экономические права и свободы человека, завоеванные в разные периоды в раз­ных цивилизованных странах мира. Среди них: право на созда­ние профсоюзов и на забастовку (ст. 37); право частной собствен­ности и свободы предпринимательской деятельности (ст. 34, 35); право на отдых (ст. 37); право на социальное обеспечение (ст. 39); право на жилище (ст. 40); право на охрану здоровья (ст. 41); право на образование (ст. 43) и др. Эти права не просто провозглашаются, но и реально соблюдаются государством, раз­вившим их в тенденции законодательства.

Защита семьи со стороны государства также заключается в создании социально-экономических предпосылок ее существова­ния. Государство защищает семью путем охраны прав ее членов, с помощью норм Семейного и Жилищного кодексов РФ и т.д.

Российская Конституция в ст. 38 признает охрану материн­ства, отцовства и детства, защиту семьи одной из важнейших обязанностей государства. Это означает, что к ним государство должно относиться как к величайшей ценности. Оно обязано создавать социально-экономические предпосылки для полноцен­ного материнства, здорового детства и защищать права матери и ее ребенка.

Российская Конституция в ст. 42 закрепляет право гражда­нина на благоприятную окружающую среду, достоверную ин­формацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причинен­ного его здоровью или имуществу экологическими правонару­шениями.

Обеспечить соблюдение этого права можно только с помощью осуществления системы правовых, организационно-технических, хозяйственных, научных, воспитательных и иных природоохра­нительных мер.

В гражданском обществе образование является основой для развития науки и культуры. В современной экономике наука является одним из факторов, обеспечивающих социальное раз­витие общества. Поэтому государство считает необходимым ока­зывать содействие ее развитию.

В гражданском обществе важное место отводится также ду­ховно-культурной жизни. Религия традиционно на протяжении многовековой истории человечества объединяла людей, оказы­вала прямое или косвенное влияние на жизнь государства и вос­питание молодого поколения.

Основы современных взаимоотношений между церковью и государством в гражданском обществе регулируются нормами конституционного права.

Они, как правило, провозглашают отделение церкви от госу­дарства. Это означает, что государственные органы и отдельные должностные лица не вмешиваются в сферу религиозных отно­шений, в том числе в деятельность религиозных объединений, и не поручают им выполнение государственных функций. Вме­сте с тем, государство защищает законную деятельность рели­гиозных объединений, занимая в вопросах свободы вероиспове­даний и убеждений нейтральную позицию.

Политические отношения — это отношения, возникающие в ходе осуществления политической власти в обществе. С помо­щью политической власти осуществляется управление делами гражданского общества. В ее осуществлении принимают учас­тие государство, институты, образующие политическую систе­му общества (политические партии и движения), и граждане.

Хотя политическая власть в большей степени связана с госу­дарством и государственным регулированием, она не является обязательно только государственной.

В тоталитарных обществах вся государственная власть осуще­ствляется с участием партийного аппарата и представляет собой единую партийно-государственную власть. В демократических обществах политическая власть не сводится к одной только го­сударственной власти. Существует местное самоуправление со своими правами и др.

Государственная власть занимает главенствующее место сре­ди других проявлений власти. Это объясняется спецификой го­сударственной власти, механизма ее осуществления и возника­ющих на ее основе отношений. Бе особенностями являются: все­охватывающий характер, суверенность и единство.

Всеохватывающий характер государственной власти проявля­ется в том, что она объединяет всех членов общества в единое целое и осуществляется непрерывно. Суверенность государствен­ной власти выражается в ее верховенстве, самостоятельности и независимости. При этом следует отметить, что в условиях граж­данского общества суверенность государственной власти выте­кает из суверенитета народа.

Единство государственной власти выражается в ее концент­рации у одного субъекта — народа, т.е. любая власть от народа.

Политическая власть в обществе осуществляется особым по­литическим механизмом — политической системой. Нормы кон­ституции обычно фиксируют не только важнейшие элементы политической системы государства, политические партии и др., но и закрепляют порядок деятельности политической системы, основы взаимоотношений между ее элементами. Иными слова­ми, конституционное законодательство определяет основы по­литического процесса в обществе, т.е. формы, способы и направ­ления политической деятельности ее субъектов.

Среди важнейших видов политического процесса можно от­метить избирательный, законодательный, бюджетный и др.

Политическая, в том числе и государственная власть, в лю­бом государстве осуществляется с помощью особой системы при­емов, методов, способов и форм. Их закрепление в конституции позволяет судить о характере политического режима, который установлен в стране. Он дает возможность определить форму правления государства, уровень политической свободы, которой обладают его граждане. Развитому гражданскому обществу при­сущ демократический политический режим правления. Он характеризуется активным участием граждан в политической жизни; наличием форм прямой и представительной демокра­тии; широкой системой прав и свобод граждан, реализация ко­торых гарантирована. Этот режим заинтересован в деятельности политических организаций, выражающих различные мнения, с учетом которых он и осуществляет свою политику.

Демократический режим способствует развитию местного самоуправления, решает конфликтные ситуации с помощью судебных органов либо специальных процедур. Возможность использования силовых методов управления допускается в ис­ключительных случаях в установленном законом порядке и при реальной угрозе внешней безопасности страны1.

Установившийся паритет между государством и граждан­ским обществом основывается на самосознании личности, сориентировавшейся в условиях правового государства, и при­ведет к стабильной деятельности гражданского общества на бла­го граждан.

<< | >>
Источник: М.Б. Смоленский, М.В. Мархгейм, Е.Е. Тонков. Правоведение : учебник под ред. М.Б. Смо­ленского. — 9-е изд., испр. и доп. — Ростов н/Д: Феникс, — 413 с. — (Высшее образование).. 2009

Еще по теме 2.2. Понятие и сущность гражданского общества:

  1. 3.4.2. СУЩНОСТЬ, ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И СТРУКТУРА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  2. § 3. Сущность и основные принципы гражданского общества
  3. 4.1. Понятие и сущность гражданского общества
  4. § 1. Понятие и сущность гражданского общества
  5. Тема 7. Конституционно-правовые основы гражданского общества в России
  6. 1.5. Гражданское общество: понятие, основные признаки.
  7. 2.2. Понятие и сущность гражданского общества
  8. 1.6. Гражданское общество и правовое государство Гражданское общество: понятие и признаки
  9. Понятие, признаки, институты гражданского общества
  10. § 3. Понятие, признаки, институты гражданского общества
  11. 15.1. Генезис понятия гражданского общества
  12. 2. Признаки и элементы гражданского общества
  13. 5.1. Понятие и структура гражданского общества. Гражданское общество и государство
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -