<<
>>

Параграф пятый. Основные черты романо-германской традиции права

В дальнейшем развитие романо-германской традиции права шло по двум основным линиям: конституционного и цивилистического правотворчества (в более широком контексте — публичного и частного права).

В конституционном развитии наиболее заметное влияние оказы­вали конституции США 1797 г. и Франции 1791 г.

Первая служила образцом организации государственной власти на началах принципов федерализма, разделения властей, сдержек и противовесов в организации механизма политической власти. Вто­рая — стимулом к поиску более совершенных форм организации гра­жданского общества.

Так, Конституция Испании 1812 г. провозгласила, что «высшей целью правительства является счастье нации» и что «задачей любого политического союза является благополучие лиц, которые его состав­ляют» (ст. IV).

Развернутые формулы построения гражданского общества были установлены Конституцией Франции 1848 г.:

«Франция — демократическая, единая и неделимая республика. Свобода, равенство и братство — ее принципы. Семья, труд, собствен­ность и общественный порядок — ее основы...

Республика должна охранять личность гражданина, его семью, ре­лигию, собственность, труд и сделать доступным всякому образование, необходимое для каждого человека. Она должна путем братской помо­щи обеспечить существование нуждающимся гражданам, подыскивая работу, соответствующую их способностям, или же поддерживая тех, которые не имеют родных и не в состоянии работать»[876].

В дальнейшем модели гражданского общества наиболее полно были отражены в конституциях Мексики 1917 г. и Германии 1919 г. Последняя оставила заметный след в конституционной истории го­сударств романо-германской традиции права. Поэтому рассмотрим ее подробнее.

Веймарская Конституция Германии 1919 г. действовала всего 14 лет, и тем не менее именно ее нормы о правах и свободах, обязанностях государства, институтах прямой демократии долгое время оставались образцом конституционного правотворчества.

Многие из них сохра­няют это качество и сейчас.

Приведу лишь несколько норм в качестве примера.

«Статья 119. Брак как основа семейной жизни, сохранения и умно­жения нации находится под особой защитой Конституции. Он основан на равноправии обоих полов.

Сохранение чистоты и здоровья семьи, ее социальная защита со­ставляют задачу и государства, и местных общин. Многодетные семьи имеют право на социальную помощь.

Материнство имеет право на охрану и покровительство госу­дарства.

Статья 120. Воспитание подрастающего поколения физически, духовно и социально здоровым есть верховный долг и естественное право родителей, осуществление которых подлежит контролю со сто­роны общества.

Статья 122. Молодежь должна быть защищена от эксплуатации, не допускается пренебрежение их нравственным, умственным или физическим развитием. Государство и общины должны создать не­обходимые для этого учреждения.

Статья 151. Строй хозяйственной жизни должен соответствовать началам справедливости и цели обеспечения для всех достойного че­ловека существования. В этих пределах надлежит обеспечить хозяй­ственную свободу отдельной личности.

Основанное на законе принуждение допускается только для осу­ществления прав, которым грозит нарушение, либо необходимых требований общего блага.

Свобода торговли и ремесел обеспечивается на основе единых за­конов.

Статья 152. В хозяйственном обороте действует свобода договоров на основе законов.

Ростовщичество запрещается. Сделки, противоречащие добрым нравам, недействительны.

Статья 153. Собственность находится под защитой Конституции. Содержание и ограничения права собственности устанавливаются законами... 322

Собственность обязывает. Пользование ею должно быть в то же время служением общему благу.

Статья 155. Распределение земли и пользование ею находятся под контролем государства в целях предупреждения злоупотреблений и предоставления каждому немцу здорового жилища, а всем немецким семьям, прежде всего — многодетным, домашнего очага и хозяйства, которые соответствуют их потребностям...

Обработка и полноценное использование земли — это обязанность землевладельца перед обществом. Прирост ценности земли без вложе­ния в нее труда и капитала обращается в доход и на нужды общества.

Все недра земли и все природные источники энергии находятся под контролем государства. Частные права недропользования должны быть переданы государству в порядке, установленном законом.

161. В целях охраны здоровья и трудоспособности, защиты мате­ринства и для предупреждения экономических тягот, сопряженных со старостью, недугами и различными жизненными невзгодами, го­сударство создает разветвленную систему страхования при активном участии лиц, которые будут пользоваться защитой страхования.

163. Каждый немец нравственно обязан, без ущерба для своей лич­ной свободы, применять свои умственные и физические способности так, как того требует благо общества.

Каждому немцу должна быть предоставлена возможность добывать себе пропитание своим собственным производительным трудом. Если ему не могут быть предоставлены возможности найти подходящую для него работу, он должен получить соответствующую социальную поддержку.

164. Самостоятельный средний класс в сельском хозяйстве, ре­меслах и в торговле должен поощряться соответствующими законо­дательными и административными мерами и должен быть защищен от экономических тягот и произвола»[877].

Вместе с тем уроки Конституции 1919 г. заключались в усвоении не только положительного, но и негативного опыта. Они учили, как избежать слабости государства и не допустить тех ошибок, которые в конечном счете привели к разрушению Веймарской республики и к созданию на ее руинах нацистского режима.

Основной ее дефект заключался в том, что она так и не смогла преодолеть наследие и авторитарные традиции Пруссии. Главой го­сударства стал Президент, который избирался населением на семь лет. Он был наделен по сути теми же правами, что и прежний монарх (кайзер) Германии. В частности, он мог распустить Рейхстаг (ниж­нюю палату парламента).

При этом Конституцией было установлено только одно ограничение - не более чем один раз по одной и той же причине. Новые выборы проводились не позже чем на 60-й день после роспуска Рейхстага (ст. 25). Ему было предоставлено право назначе­ния Канцлера - главы правительства, который должен был получить вотум доверия Рейхстага (ст. 53 и 54). Президент представлял госу­дарство в международных отношениях (ст. 45), назначал и увольнял с должности всех гражданских и военных должностных лиц (ст. 46). Он мог вводить чрезвычайное положение, ограничивая осуществление конституционных прав и свобод (ст. 48).

Как отмечал З.М. Черниловский, «сквозь новое республиканское обличье проглядывали привычные персонажи — старый кайзер в об­разе президента республики и Бисмарк в образе конституционного канцлера»[878]. На таком фундаменте государство долго стоять не могло, и вскоре оно рухнуло под натиском национал-социалистической партии.

В послевоенное время уроки Веймарской Конституции были ус­воены многими государствами. Были предусмотрены специальные механизмы, которые обеспечивали сбалансированное устройство политической власти. Практически во всех конституциях существен­ное место стали занимать вопросы развития гражданского общества, поскольку оно могло противостоять тоталитарным проявлениям власти.

Так, Конституция Италии 1947 г. провозгласила, что Италия явля­ется демократической республикой, которая основана на труде (ст. 1). Развивая этот принцип, Конституция, в частности, требовала устранять препятствия полному развитию человеческой личности и эффектив­ному участию всех трудящихся в политической, экономической и со­циальной жизни страны (ст. 3).

В Конституции содержались нормы о развитии культуры, научных и технических исследований (ст. 9); создании системы социального обеспечения (ст. 38); поддержке частной хозяйственной инициативы, при этом особо подчеркивалось, что она не может осуществляться в противоречии с общественной пользой (ст. 41). Было провозгла­шено право работающих принимать участие в управлении предпри­ятиями в формах и в пределах, установленных законом Республики (ст.

46)[879].

До Конституции Италии ни в одном основном законе, в том числе СССР, не было столь полноценной регламентации вопросов труда. Да и в дальнейшем «социалистические» конституции в основном ог­раничивались только общими декларациями, которые скрывали под­невольный по своей сути труд.

Еще более полно мотивы социальной справедливости, социального государства раскрыты в конституциях Португалии 1976 г. и Испании 1978 г.

В целом для конституций государств романо-германской тради­ции права характерен очень широкий охват регулирования. Помимо вопросов организации власти, территориального устройства, прав и свобод личности, социальных обязательств государства консти­туции затрагивают такие вопросы, как регулирование экономики, природопользование и охрана окружающей среды, международный правопорядок и т.д.

Принимаемые в развитие конституционных норм законы, иные акты формируют массивный свод публичного права. В Германии он включает помимо конституционного административное, налоговое, уголовное, процессуальное, церковное и международное публичное право.

В развитии публичного права в государствах романо-германской традиции права с начала ХХ в. все большее значение приобретает ведомственное правотворчество. Принимаемое формально в целях развития норм законодательства, оно нередко подменяет его. Наи­более ярко эта тенденция проявляется в сфере социального регули­рования.

На развитие публичного права все большее влияние оказывает меж­дународное право, которое проникает даже в те сферы, которые тради­ционно регулировались национальным законодательством (например, в вопросы регламентации избирательной системы и выборов).

Вторая основная линия развития права — цивилистическая, которая в XIX в. главным образом формировалась под воздействием француз­ского Гражданского кодекса.

Впрочем, в большей части государств прямого заимствования не было. В гражданские кодексы вносились новые нормы, в которых отражались особенности национального экономического и социаль­ного развития.

А менее чем через столетие Германским гражданским уложением была предложена новая модель регулирования частноправовых от­ношений. Среди его источников был не только Гражданский кодекс Наполеона, действовавший в значительной части Германии, но и сво­ды гражданского законодательства Австрии, а также таких немецких земель, как Бавария, Пруссия и Саксония. Заметное влияние на него оказали работы Ф. Савиньи, который «систематизировал разнообраз­ные идеи римского права и старого германского права, выделив из них принципы и понятийно отточенные категории»[880].

Германское гражданское уложение состояло из пяти книг: общей части, обязательственного права, вещного права, семейного права, наследственного права. В отличие от Кодекса Наполеона оно охва­тывало значительно более широкий круг отношений, вводило новые конструкции, использовало своеобразные методы построения нор­мативного материала и изложения правовых норм. Оно стало образ­цом новой пандектной системы с такими характерными чертами, как выделение общей части, более абстрактное изложение норм, переход от общих к более частным положениям, наличие «исчерпывающих, по возможности лишенных противоречий и безукоризненно система­тизированных ответов на все возникающие правовые вопросы»[881].

Во многом цели Уложения были достигнуты за счет усложнения его языка. В отличие от Кодекса Наполеона в нем было много абстракт­ных формул, не доступных для восприятия большей части населения. По сути Уложение было обращено в основном к юристам. Поэтому его часто упрекают в том, что оно чрезмерно профессионально и трудно для усвоения[882].

И тем не менее этот акт обладал многими достоинствами. И вполне закономерно, что он послужил образцом для гражданских кодифика­ций в значительном числе государств: Греции, Португалии, Японии, Южной Корее и некоторых других.

Третья модель гражданской кодификации была разработана в Швей­царии. Она включает два акта: Гражданский кодекс, принятый в 1907 г., и Закон об обязательствах (1911—1936).

Гражданский кодекс состоит из четырех книг, посвященных субъек­там права, семейному праву, наследственному праву, праву собствен­ности. Закон об обязательствах рассматривается как пятая книга Граж­данского кодекса, но имеет самостоятельную структуру. Он включает пять частей: общие положения; отдельные виды обязательств; торговые товарищества; регистрация, право на фирму, торговое счетоводство, ценные бумаги. Таким образом, в Гражданский кодекс Швейцарии были инкорпорированы нормы, которые ранее традиционно регла­ментировались в торговых кодексах.

Швейцарский гражданский кодекс послужил образцом для Граж­данского кодекса Турции 1924 г. Заметно его влияние и на Граждан­ский кодекс Италии 1942 г., который также отказался от обособления торгового законодательства.

Во многом по той же модели построен Гражданский кодекс Ни­дерландов 1992 г. Структурно он состоит из следующих книг: (1) Се­мейное право; (2) Право компаний и юридических лиц; (3) Право собственности, имущественных прав и интересов; (4) Наследственное право; (5) Обязательственное право; (6) Общие положения о догово­рах; (7—7а) Отдельные виды договоров; (8) Средства передвижения и транспорт. Кроме того, предполагается принятие еще двух книг: (9) Право интеллектуальной собственности; (10) Международное ча­стное право.

Гражданская кодификация послужила образцом для кодификаций других отраслей частного права: торгового, семейного и трудового.

В последние десятилетия третьей основной линией развития ро- мано-германской традиции права стало право Европейского Союза. В Конституции Франции его роль отражена так:

«Республика принимает участие в Европейских сообществах и Ев­ропейском Союзе, учрежденных свободным выбором государств в силу заключенных ими договоров для совместной реализации некоторых своих полномочий» (п. 1 ст. 78).

«На основе взаимности и в порядке, предусмотренном Договором о Европейском Союзе, подписанным 7 февраля 1992 г., Франция со­глашается с передачей необходимых полномочий институтам Евро­пейского экономического и валютного союза.

На тех же условиях и в порядке, предусмотренном Договором о Ев­ропейском сообществе в редакции Договора от 2 октября 1997 г., мо­жет быть выражено согласие на передачу необходимых полномочий на установление правил, касающихся свободного передвижения лиц, и связанных с этим вопросов» (п. 2 ст. 78).

Сфера действия права Европейского Союза постоянно расши­ряется, охватывая вопросы конституционного, административного, финансового, предпринимательского, процессуального и даже уго­ловного права.

Более подробно эти вопросы будут освещены ниже - в последней части первого тома, поскольку право Европейского Союза действует не только во всех европейских государствах романо-германского права, но и в Великобритании и Ирландии, относящихся к системе общего права, а также во многих государствах славянского и сканди­навского права.

Завершая анализ романо-германской права, отметим следующие основные черты и тенденции его развития.

Как отмечалось выше, структурно романо-германское право раз­деляется на публичное и частное право. Но в последние десятилетия границы между ними размываются. С одной стороны, происходит их дробление на отрасли и межотраслевые правовые комплексы и инсти­туты, с другой — расширяется сфера публичного права, усиливается его вторжение в те вопросы, которые еще в середине ХХ в. традиционно рассматривались как предмет частноправового регулирования.

Заметно меняется роль и соотношение основных источников права. Конституции, законодательные акты, принимаемые на их основе нор­мативные правовые акты административных органов, хотя и сохраняют ведущее место в правовом регулировании, не препятствуют все более стремительному развитию нормотворческой практики судов. Наиболее отчетливо эта тенденция проявляется в сфере конституционного тол­кования, о чем свидетельствуют решения конституционных судов Гер­мании, Австрии, Бельгии и Италии, Конституционного совета Фран­ции, конституционных трибуналов Испании и Португалии. Во многом именно они определяют пути развития национальных правовых систем, раскрывая содержание конституционных норм и закрепляя на их основе права и свободы и устанавливая ограничения и запреты.

Все более заметной становится и нормотворческая (прецедентная) практика судов общей и специальной (в частности, административной) юрисдикций.

Одной из характерных черт романо-германского права, как и преж­де, остается широкая кодификация законодательства. Но если раньше она охватывала в основном традиционные отрасли права (гражданское, уголовное и процессуальное), то теперь ее объектом становятся трудо­вое и социальное, природоохранное и энергетическое, информацион­ное право, иные отрасли и комплексы законодательства.

Постепенно меняется стилистика оформления правовых норм. Вместо общих принципов правового регулирования законодатели все чаще закрепляют детально проработанные нормы, охватываю­щие различные, нередко частные, правовые ситуации. В результате законодательство становится менее стабильным. В него постоянно вносятся поправки и изменения, отражающие перемены в развитии общественных отношений.

При этом отметим, что эта тенденция распространяется не только на новые, но и на старые акты, действующие с XIX в. Они становятся объектом многочисленных поправок и дополнений, изменяющих не только содержание, но и общую стилистику текстов. Хрестоматий­ным примером может служить Гражданский кодекс Франции 1804 г. В его современной редакции осталось мало классических норм, закре­пляющих принципы и общие начала правового регулирования.

В таких проявлениях романо-германское право все более сближает­ся с общим правом. Во многом это обусловлено углублением экономи­ческой интеграции, переплетающей правовые системы участвующих в ней государств. Происходит взаимный обмен правовыми идеями, решениями и конструкциями. Такому сближению способствует и все более интенсивное внедрение в национальные правовые системы стандартов и норм международных организаций и наднациональных объединений, прежде всего Европейского Союза. Нередко в них, как в плавильном котле, создается новый сплав романо-германского и об­щего права, определяющий судьбы обеих систем.

<< | >>
Источник: Лафитский В.И.. Сравнительное правоведение в образах права. Том первый. — М.: Статут, - 429с.. 2010

Еще по теме Параграф пятый. Основные черты романо-германской традиции права:

  1. 1.10.4. Порядок формирования, структура и организация работы орга­нов местного самоуправления
  2. Параграф третий. Уровни сравнительного правоведения
  3. Параграф пятый. О правовом гении славян и памятниках его зако­нотворчества
  4. Параграф четвертый. Революционное правотворчество
  5. Параграф пятый. Основные черты романо-германской традиции права
  6. Параграф пятый. Основные черты и особенности общего права
  7. Рекомендуемая литература
  8. Терминологический словарь
  9. 2. Источники уголовного права зарубежных государств
  10. К
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -