<<
>>

§ 3. Основные этапы развития российской судебной системы

Суды возникают вместе с государством, но выделяются в само­стоятельную систему и функцию власти по мере развития госу­дарственного механизма и образования специального аппарата, частью которого они является.
Однако история судов как учреж­дений особого рода имеет свою специфику. Она определялась «принятием в конкретных социально-политических условиях за­конодательных актов, существенно изменявших организацию этих учреждений и содержание их деятельности, складывающим­ся в обществе и государстве отношением к законности и к правам и свободам граждан, а также признанием или непризнанием неза­висимости судов, установлением форм и способов их взаимодейст­вия с другими государственными органами »[106].

История российских судов восходит ко времени Киевской Руси.

Для раннего феодализма Руси с монархической (в Киевском государстве) и республиканской (в Новгороде и в Пскове) форма­ми правления свойственна неотделенность суда от администра­ции, отсутствие специальных судебных органов, т.е. органы и должностные лица, которые осуществляют законодательную власть и управление, в той же мере выполняют и судебные функ­ции. Это относится и к высшим органам, и к местным, и в монар­хиях, и в республиках.

К органам, осуществляющим суд, в этот период относились: а) князь, которому принадлежала судебная власть; б) вирник, обязанный провести расследование и собирать виру[107]; в) мужей, решающих вопрос о долге в тех случаях, когда ответчик «запира­ется» — отрицает получение чего-либо в долг; г) метельник (меч­ник), который решал спор о тяжбах путем испытания раскален­ным железом, он же делил наследство между братьями и в случа­ях спора между ними; д) отрок — помощник вирника, исполняю­щий его поручения. В одном из списков выдающегося памятника феодального права (в первую очередь уголовного и процессуаль­ного) — светском судебнике — «Русской Правде» Ярославичей, составленной в Киеве после 1054 г., упомянутые лица называют­ся обобщенно «судьями» как лица, облеченные властью[108].

Становлению феодальной идеологии, государства, культуры способствовало крещение Руси, введение христианства (начато Владимиром Святославичем в 988—989 гг.) как государственной религии. Изначально обнаружилось распространение церковной юрисдикции на дела, традиционно подлежавшие ведению кня­жеских и городских властей.

Судьями церковного суда были митрополиты, епископы и на­стоятели монастырей в зависимости от места совершения пре­ступления или возникновения спора. Деятельность церковных судов и их подсудность регламентировалась Церковными устава­ми князей Владимира Святого (около 996 г.), Ярослава Мудрого (1051 —1054), Новгородского князя Всеволода (около 1120 г.) и др. В Новгороде церковные иерархи получили фактически право участия в суде по светским делам в других древнерусских землях, не принадлежавших церкви.

Светские памятники права стали помещаться в кормчие книги — сборники церковного, канонического права. В Уставе князя Ярослава уже дан перечень церковных судов в развернутом виде и к тому же с указанием последствий нарушений норм цер­ковного права. Санкции норм содержат сразу два, а порой и три вида ответственности — уголовную, гражданскую и собственно церковно-правовую.

Церковь стремилась учитывать национальные особенности Руси путем приведения чуждых языческой Руси церковно-право- вых требований в соответствие с русской действительностью. Так, карая непреступные с точки зрения обычаев русского народа дея­ния, церковь стала применять обычные имущественные наказа­ния, а не членовредительские византийские санкции и тем более не смертную казнь, принятую в Византии. Во время татаро-мон­гольского ига церковь от ханов Золотой Орды неоднократно полу­чала (в XIV в.) ярлыки на право судить прихожан[109].

Определенное Русской Правдой и уставами князей устройство судов сохранилось до XVI в.

Развитие феодализма в период образования Русского центра­лизованного государства (XIV — начало XVI в.), его превраще­ния в сословно-представительную монархию не могло не отра­зиться как на развитии всех отраслей права, так и на дальнейшем становлении судебной власти.

В Московском государстве, как и прежде, существовали три основные судебные системы: государственная, церковная и вот­чинная. Государственный суд в центре осуществляли великий князь, Боярская Дума, путные бояре. На местах правосудие вер­шили наместники и волостели, которые могли судить с боярским судом или без него. В первом случае наместники и волостели имели право выносить окончательные решения по важнейшим делам, во втором — должны были представлять свой приговор на утверждение Боярской Думы.

Суд не был отделен от администрации, по-прежнему судебные функции выполняли органы управления — приказы[110].

В XV в. центральный и местные суды стали судами различных инстанций. Центральные судебные органы рассматривали теперь жалобы на приговоры местных судов или их доклады.

Уже в конце XV в. окончательно дискредитировала себя систе­ма кормления не только в сфере управления, но и особенно в су­дебной деятельности кормленщиков[111]. Поэтому московское прави­тельство стало привлекать к осуществлению судебных функций представителей местного населения — лучших людей. Судебник 1497г. четко установил, что наместники и волостели не вправе вершить суд без выборных представителей дворянства и верхуш­ки тяглового населения.

В XVI в. было введено земское и губное самоуправление[112]. Это повлекло за собой и реформу государственного суда, поскольку важнейшей, а порой и главной функцией органов местного само­управления было осуществление суда и розыска лихих людей.

Центральный и вотчинный суд не претерпели в данный период принципиальных изменений.

Если возникновение Судебника 1497 г. связано с формирова­нием русского централизованного государства, требовавшего со­здания общерусского феодального права, то Судебник г. явился памятником, направленным на ликвидацию последствий боярского правления. Оба судебника уже имели определенную систему норм, в том числе нормы о суде центральном и местном; нормы материального, преимущественно гражданского и уголов­ного права и процесса.

Каждый из них отражает свою ступень в истории российского государства и, выражая интересы централи­зации, упорядочили судебный аппарат, определив его подсуд­ность, основанную на подчинении нижестоящего суда централь­ной власти.

Судебник 1550 г. значительно усиливает роль центральных су­дебных органов, их контроль за нижестоящими органами, устра­няя фактическое кормление с боярским судом. Предусматривает­ся территориальный характер суда «по приказам». Возрастает значение великокняжеского суда, сосредоточившего контроль за судом удельных князей по делам, совершенным на территории Московского уезда.

Сохраняя за наместниками и волостелями право творить не­медленный суд и расправу над лихими людьми, Судебник вместе с тем подтверждает значение губных органов. Проявление про­цесса усиления роли центральных органов, и в частности судеб­ных, являются и нововведения Судебника 1550 г. о судебной от­ветственности наместников и волостелей за взяточничество и во­локиту, установление санкций за нарушение порядка судебного рассмотрения, определение новых видов преступлений. Впервые вводится тюремное заключение — предварительное и как мера наказания, а также положение о том, что закон обратной силы не имеет; определяется порядок издания новых законов и обязатель­ность вершения всех дел, за исключением дел церковной подсуд- 1

ности .

В период сословно-представителъноймонархии (середина в.) государственный аппарат претерпел значительные изменения. Заметно возрастает власть монарха, что находит свое внешнее выражение в присвоении главе государства титула царя (16 января 1547 г. на царство венчался Иван Грозный).

Боярская Дума продолжает играть важную роль. Выступая в качестве совещательного органа при царе по вопросам внешней и внутренней политики, она прежде всего действовала как законо­дательный орган наряду с царем и под его эгидой (царь указал, а бояре приговорили). Являясь также и высшим административным органом, она была и высшим, после царя, судебным органом, вы­ступавшим как в качестве первой, так и в качестве апелляцион­ной инстанции.

Центральными исполнительными и судебными органами госу­дарства были приказы. Строгого распределения их администра­тивных и судебных функций не было, хотя в принципе приказы мыслились как органы отраслевого управления. Новая система позволяла осуществлять суд и управление, в том числе и вопросы финансового управления, тем, кто более всего был в этом заинте­ресован — местным дворянам и верхушке посада[113].

На местах — в городах и уездах действовали городовые и уезд­ные судьи. В этих судах дела рассматривались воеводами, назна­ченными приказами, Боярской Думой, а иногда и царем в зависи­мости от значения города или уезда. К их подсудности относились дела, неподсудные вышестоящим судам, а также вотчинным, крестьянским и церковным судам.

Венец законодательной деятельности этого периода — Собор­ное Уложение 1649 г. — первый в истории России печатный па­мятник русского права, систематизированного закона. В нем нет специальных глав, характеризующих государственный строй России. Однако наличие монарха, Боярской Думы, Земских собо­ров, приказов, местных органов управления и их основные черты достаточно хорошо характеризуются законом.

В Уложении обилие норм материального права. Вопросам су­допроизводства в нем в основном посвящена глава X. Уложение еще не проводит различия между уголовным и гражданским про­цессом. Однако более четко отделяется состязательный процесс — суд от розыскного процесса — сыска. В нем попутно решаются не­которые вопросы судоустройства, относящиеся к системе госуда­рева суда. Как и прежние законы, Соборное Уложение исходит из неотделенности суда от администрации: судебные функции вы­полняют многочисленные органы управления.

В других главах ряд статей посвящен вопросу определения подсудности разбойных и татебных дел, состава судебных инстан­ций и порядка судопроизводства.

Дела о преступлениях, совершенных в Московском уезде, были подведомственны Разбойному приказу, учрежденному еще со времени Ивана IV. Эти же категории дел, но по преступлениям, совершенным в Москве, рассматривались на Земском дворе, а в других городах — губными старостами и целовальниками по на­казам Разбойного приказа.

Там, где не было губных старост, дела­ми ведали воеводы и приказные люди.

Разбойный приказ, а с 1684 г. Сыскной состоял из боярина, окольничьего дворянина, иногда стольника и двух дьяков. В нем

' См.: Носов Н.Е. Становление сословно-представительных учреждений Рос­сии. Изыскания о земской реформе Ивана Грозного. Л., 1969.

производился суд по татебным и разбойным делам, когда тати или разбойники были пойманы с поличным, а также над теми, кого на повальном обыске называли лихим человеком или кто в Судном приказе был приговорен к пытке как тать или разбойник.

Уложением введен принцип исключительной подсудности в отношении членов губного управления. Иски самих губных ста­рост, целовальников и подьячих рассматривались в Разбойном приказе, который надзирал за лицами, осуществлявшими уголов­но-карательную политику русского государства.

Специальная глава Уложения посвящена вопросу о патриар­шем суде. Церковь была государством в государстве, обладавшим огромным богатством и собственным административным аппара­том, включавшим в себя приказы — Дворцовый, Разрядный, Ка­зенный и Судный. Суду патриарха подлежал широкий круг лиц, принадлежащих к разным классам: и патриаршие крестьяне, и церковные феодалы (дети боярские и др.).

Государственный суд теперь уже стоит выше церковного: дела, решенные в патриарших приказах, можно обжаловать в госуда­рев суд (суд царя и бояр). Духовенство и зависимые от церкви люди судятся по основной массе дел в государственном, а не цер­ковном суде, для чего создан специальный государственный орган — Монастырский приказ. Усиливался контроль государст­ва над церковью. За совершение преступлений и проступков, на­правленных против религии, духовенство и другие люди отвеча­ли в церковном суде.

Законодательная регламентация присяги в Уложении свиде­тельствует об ограничении крестоцелования как доказательства в судопроизводстве. Дело, решенное на основании присяги, не могло быть возобновлено[114].

Впервые в законодательстве решение третейского суда прирав­нивается к решению государственного. Формируемый на основе добровольного соглашения сторон третейский суд относился к

числу особых судов, дело в которых начиналось лишь по иску

2

частных лиц .

С переходом к абсолютизму связано и возникновение органов политического сыска. Первым из них был Приказ тайных дел, созданный при Алексее Михайловиче. Осуществляя функции по­литического надзора, он пользовался правом пересмотра и нового решения дел. Другим признаком роста политического сыска была организация временных следственных комиссий.

Становление абсолютизма было временем бурных изменений в российском обществе, в российском государстве, в правовой сис­теме. В первой четверти XVIII в. было в основном завершено пре­вращение России в чиновничье-дворянскую монархию. Произо­шли существенные изменения и в структуре государственного ап­парата — замена приказов коллегиями, Боярской Думы — Сена­том, подчинение церкви государству (Синод), создание регулярной армии, военно-морского флота, полиции.

В 1711 г. учрежден Правительствующий Сенат — высший го­сударственный орган, подчиненный императору. В его составе сформировалось два отделения: Расправная палата (с 1719 г.

Юстиц-коллегия) — по судебным делам, Сенатская контора — по

1

вопросам управления .

Реорганизация приказного управления затронула и приказы, основным направлением деятельности которых было осуществле­ние судебных функций. Хотя право суда и расправы по-прежнему принадлежало в том или ином отношении всем приказам, однако в этот период наблюдается тенденция к консолидации судебного ведомства. Например, Преображенский приказ, представляя собой многофункциональное учреждение, сосредоточивало руко­водство борьбы с политическими противниками Петра I, управле­ние Преображенским и Семеновским полками, охрану обществен­ного порядка в г. Москве. Преображенский приказ имел исклю­чительное право суда и следствия по политическим преступлени-

2

ям на территории всего государства .

В губерниях административную и судебную власть возглавля­ли губернаторы, а в уездах — обер-коменданты, им назначаемые. В городах судебными учреждениями были магистраты; второй инстанцией для магистратов крупных городов являлась Юстиц- коллегия, высшей судебной инстанцией был Сенат.

Заимствуя государственные институты европейских стран и приспосабливая их к нуждам государства, правительство Петра I пыталось использовать систему главным образом таких госу­дарств, как Швеция, Дания. Это сказалось преимущественно в сфере судопроизводства, процессуального и уголовного права.

Считается, что Сенат как единый высший судебный орган Российской им­перии — прообраз современного Верховного Суда РФ (БВС РФ. 2003. № 1. С. 1).

2 См.: Голикова Н.Б. Органы политического сыска и их развитие в XVII— XVIII вв. // Абсолютизм в России. М., 1964. С. 247—249.

Петром I предприняты первые попытки отделить суды от ад­министрации. В 1713 г. в губерниях была учреждена должность судьи (ландрихтера), а затем (в 1718 г.) — оберландрихтера. Од­нако компетенция этих судей не была четко определена, и для решения наиболее сложных дел они должны были обращаться в Юстиц-коллегию. Первой инстанцией являлся городовой суд в уезде (городового судью назначала Юстиц-коллегия, дела он вер­шил единолично), второй — суд провинции (они объединяли не­сколько уездов), высшим судом губернии был надворный суд, за­седавший под председательством губернатора. Отсутствие «чисто­ты эксперимента» (губернатор назначал дворян в состав суда) не способствовало успеху опыта.

В 1723 г. указом Петра I «О форме суда» восстановлен состяза­тельный процесс — суд сам не возбуждает дело. Нужна инициати­ва заинтересованных лиц — частных или должностных либо над- 1

лежащих органов .

Петр I учредил духовный суд, коммерческий, военный суд. Последний состоял из двух инстанций. Первой и главной инстан­цией для государственных преступлений был генеральный воен­ный суд, который одновременно был судом второй инстанции по делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, приго­воры о которых вынесены нижним военным судом[115]. В итоге преобразований Петра I государство превратилось в обширную империю. Глава государства — монарх — рассматривался как верховный носитель законодательной и исполнительной власти. Исключительной прерогативой царской власти было право поми­лования.

В законодательстве проводится идея о надклассовости само­державия, о государстве как наиболее справедливой организа­ции, призванной в равной мере обеспечивать жизнь всех поддан­ных ради «общего блага» и «всенародной пользы», о том, что мо­нарху якобы в равной мере близки интересы дворян, крестьян и жителей городов. Оборотной стороной таких установлений было ужесточение наказания не только за действия, но и за мысли, на­правленные против царя и государства.

Петровское законодательство отличалось от предыдущего более совершенной юридической техникой — меньшей казуис- тичностью, более высоким уровнем обобщений, более четкой схе­мой и последовательностью. Хотя зачастую без особой надобности правовые акты были засорены массой иностранных слов, преиму­щественно германоязычных, как дань, порой доводимая до абсур­да, любви Петра I ко всему западному. Его отличает вера во все­силие закона, во всемогущество государственной власти, при­званной регулировать жизнь подданных. Петр I создал и органы, специально предназначенные для надзора за соблюдением закон­ности — институт фискалов, прокуроров. Вся организация фис­калов (территориальная и ведомственная) возглавлялась и объ­единялась обер-фискалом Сената. С созданием прокуратуры (1722 г.) надзор был распространен на Сенат, надворные суды.

Правда, добиться реального осуществления этой функции, как

1

отмечают исследователи, царю не удалось .

В период расцвета абсолютизма (вторая — четвертая чет­верть XVIII в.) начатые Петром I реформы государственного меха­низма и судебной системы интенсивно продолжались.

Самым устойчивым из высших коллегиальных государствен­ных органов оказался Сенат, который после упразднения в 1786 г. Юстиц-коллегии стал также и центральным органом су­дебного управления. С падением роли Сената возвышается гене­рал-прокурор («око государево»), который в последней трети сто­летия, оставаясь высшим органом надзора, фактически становит­ся высшим органом управления общей компетенции.

Сосредоточение судебных функций у органов общей компетен­ции во второй половине 20-х гг. XVIII в. привело к неимоверной волоките в рассмотрении уголовных и гражданских дел, особенно в крупных городах.

Идея отделения суда от администрации наиболее последова­тельное претворение нашла в губернской реформе 1775 г., когда была создана сложная судебная система, в основу которой поло­жен сословный принцип. Согласно Учреждению для управления губерний, Россия делилась на губернии (наместничества), в круп­ных губерниях образовывались провинции, в последних — уезды.

При Петре I судебная система губерний неоднократно меня­лась. При этом правосудие вершили как единоличные, так и кол­легиальные органы, преимущественно административные. Ниче­го подобного в судебных органах, учрежденных Екатериной II, уже нет. Хотя подсудность определяется по сословию обвиняемо-

См.: Российское законодательство X—XX веков: В 9 т. Т. 4. С. 159, 161.

го, создается сложная, многоинстанционная система обжалова­ния судебных решений. Для судебных мест характерна коллеги­альность, привлечение в определенных пределах населения и до­вольно широко применяемая выборность; множественность и многоинстанционность органов, осуществляющих правосудие, вследствие чего средняя продолжительность судебного процесса определялась 15 годами.

Не довольствуясь созданием сложной системы сословных судов (городовой сиротский суд, суды нижней и верхней распра­вы, дворянский и др.), Екатерина II добавила ее еще одним всесо­словным органом, сочетающим в себе функции суда по малозна­чительным делам, третейского суда и даже прокуратуры — со­вестного суда. Его подсудность определена не очень четко. Вызы­вает интерес один вид преступников — колдуны. Еще Артикул воинский Петра I колдовство относил к наиболее тяжким видам преступлений, за что предусматривались тяжкие меры наказания вплоть до сожжения преступника. Теперь Учреждения рассмат­ривают колдовство просто как мошенничество. Россия в этом от­ношении шла впереди некоторых других стран. Охота за ведьма­ми, продолжавшаяся в Западной Европе более двухсот лет, до самого конца XVIII в., привела к истреблению свыше 100 тыс. ни в чем не повинных людей, преимущественно женщин .

При Екатерине II была создана система судебных учреждений, возглавлявшаяся (с 1802 г.) Сенатом; в нее входили уездные и земские суды — для дворян; городские и губернские — для горо­жан; нижняя и верхняя расправа — для свободных крестьян.

В целом система общих судов состояла из четырех инстанций: три инстанции в пределах губернии и одна центральная — Сенат.

Первыми инстанциями были: нижний земский суд, уездный суд (для городов — магистрат), нижний надворный суд.

Нижний земский суд — в большей мере административный, в первую очередь полицейский орган. Судебные функции в его ком­петенции занимали небольшое место. Мог действовать по собст­венной инициативе, по заявлению заинтересованных лиц или по указанию вышестоящих органов. Как коллегиальный орган про­существовал до 1889 г.[116]

Уездный суд — суд выборный (и заседатели, и председатель), сословный — для дворян. Избиратели — исключительно дворяне.

Судами второй инстанции являлись: верхний земский суд, губернский магистрат, верхний надворный суд. Верхний земский суд — сословный дворянский орган; члены суда — выборные только из дворянского сословия; имеет невыборных председате­лей, которые могут быть и не местными дворянами. Верхний зем­ский суд, как и равнозначные ему суды других сословий (уездный суд), был упразднен в г.

Третью инстанцию составляли губернское правление и его палаты.

Палата по уголовным делам ведала должностными преступле­ниями, т.е. делами, касающимися в большей степени господству­ющего класса. Палата выполняла и другую функцию — функцию суда второй инстанции. Она решает дела по наиболее тяжким пре­ступлениям, рассмотренным сословными судами губернии, но не в качестве кассационной или апелляционной инстанции, а в каче­стве ревизионно-решающей. Это происходило так: нижестоящий суд, рассмотрев дело, передает его в обязательном порядке, авто­матически на решение палаты, которая, изучив дело с точки зре­ния законности и обоснованности, выносит свой приговор. Прин­цип обязательной передачи на ревизию дел по составам преступ­лений, за которые предусмотрена смертная казнь или политичес­кая смерть, был установлен еще Петром I применительно к i

надворным судам .

Палата гражданского суда, как и палата уголовного суда, — ревизионный орган. В отличие от палаты уголовного суда палата гражданского суда рассматривается как местный орган сразу двух коллегий. Это вызвано, очевидно, тем, что среди граждан­ских дел важнейшее место занимали земельные споры.

Четвертая инстанция — Сенат. В нем обжаловались реше­ния по гражданским делам и приговоры по уголовным делам гу­бернских судов.

Существенным пороком судов рассматриваемого периода яв­лялось то, что, по свидетельству дореволюционных юристов, в них сложилось около 30 видов судопроизводства, что способство­вало волоките, в значительной мере ограничивало возможности обращения в суд за защитой нарушенных прав. Разбирательство в судах велось негласно и письменно, зачастую без участия сторон, и даже подсудимого. Практиковалось также применение внесу­дебных репрессий: крепостного крестьянина можно было по ус­мотрению помещика, санкционированному губернским правле­нием, направить в ссылку в Сибирь, подвергнуть без суда помеще­нию в смирительный или работный дом.

Судебная система в течение первой половины XIX в. остава­лась сложной и громоздкой, зараженной волокитой и взяточниче­ством, не подвергалась существенным изменениям. Правда, еще при Павле I (1754:—1801 гг.), убитом заговорщиками-дворянами, в 1797 г. были ликвидированы все суды второго звена — верхний земский суд, губернский магистрат, верхняя расправа и верхний надворный суд, палаты уголовного суда и палаты гражданского суда объединены под общим названием палат суда и расправы. Дальнейшие изменения системы судоустройства произошли в 1801 г., когда были ликвидированы нижние земские суды, упра­вы благочиния и нижние расправы, палаты суда и расправы пере­именовываются в палаты уголовного и гражданского суда. Эта су­дебная система — уездные суды для дворян и государственных крестьян, городовые магистраты для мещан, надворные суды в Петербурге и Москве для дворян, постоянно там проживающих, и чиновников, палаты уголовного и гражданского суда и Сенат — просуществовала вплоть до судебной реформы и была включена в Свод законов.

Низкий профессиональный уровень чиновничества был свой­ствен не только судебным органам, но и всему аппарату. По ини­циативе М.М. Сперанского в 1809 г. законом было выдвинуто тре­бование определенного образования для продвижения по службе, в том числе и юридического. В первой четверти XIX в. была раз­вернута сеть учебных заведений, включавшая университеты, гимназии и др. Однако больших результатов эти мероприятия не дали. В 50-х гг. ежегодный выпуск всех университетов, лицеев и училищ правоведения составлял 400 человек, в то время как ва­кансий в государственном аппарате открывалось 3 тыс. в год. Не случайно еще в 1834 г. столь ненавистный чиновничеству закон 1809 г. был отменен[117].

В 60-х гг. XIX в. была проведена судебная реформа 1864 г., подготовка к которой началась еще в 30-х гг. того же века. Она

' См.: Российское законодательство X—XX веков: В 9 т. Т. 6. М., 1988. С. 16; Зайончковский Г1. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. М., 1978. С. 29—31, 34, 40.

проводилась на основе судебных уставов, принятых 20 ноября 1864 г.: Учреждение судебных установлений, уставы уголовного и гражданского судопроизводства, устав о наказаниях, налагае­мых мировыми судьями. На окраинах России уставы вводились со значительными изменениями; окончательно процесс был за­вершен лишь к 1896 г.

Провозглапгаются отделение судебной власти от администра­тивной, независимость и несменяемость судей и следователей. От­меняется сословный принцип построения судебной системы и вводится всесословный суд, хотя ряд элементов прежнего сослов­ного суда сохранились: участие в процессе сословных представи­телей, особая подсудность дел высших должностных лиц, сохра­нение крестьянских, «инородческих» и духовных судов и др.

Сокращается число судебных инстанций, судебные органы строятся по значимости рассматриваемых уголовных дел: миро­вая юстиция предназначается для малозначительных дел, общие судебные места — для дел, не ограниченных ни тяжестью пре­ступления, ни ценой иска. Мировой суд — выборный. Состав общих судебных мест назначается правительством. Для рассмот­рения уголовных дел в окружных судах вводится институт присяжных заседателей. Судебная реформа предусмотрела вклю­чение в судебное ведомство и изъятой у полиции в 1860 г. следст­венной части. Реорганизуется прокуратура, включенная теперь в судебное ведомство. Впервые в истории России учреждается адво­катура (присяжные поверенные), «без которых решительно не­возможно будет введение состязания в гражданском и судебных прений в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины

и предоставления полной защиты тяжущимся и обвиняемым

1

перед судом» .

Сложившаяся в процессе реформы судебная система России изображена на схеме 4.

Пореформенная судебная власть включала две системы судов — мировые и общие. К ведению мировых судов относились незначительные споры имущественного характера и дела о мало­значительных преступлениях либо о проступках (например, трав­ля собаками, появление в безобразном от опьянения виде, неохра­нение пьяного хозяином питейного заведения). Максимальное на­казание, которое мог налагать мировой судья, — лишение свобо­ды сроком до одного года.

Российское законодательство X—XX веков: В 9 т. Т. 8. М., 1991. С. 30.

Император

Схема4. Судоустройство в России (по Учреждению судебных установлений от 20 ноября 1864 г.)

Лица прокурорского надзора

н

Министр юстиции как генерал-прокурор

I I

Обер-прокуроры, товарищи обер- прокуроров (при Правительствующем

сенате)

_______ ]>______

Прокурор, товарищи прокурора (при судебной палате)

I

Прокурор, товарищи прокурора (при окружном суде)

Создавались они в городах и уездах. Как правило, каждый уезд составлял мировой округ (всего было создано 108 округов), разделявшийся на мировые участки. Участковые мировые судьи осуществляли правосудие единолично. Выбирались мировые судьи (участковые и почетные) уездными земскими собраниями (в столицах — городскими думами) и утверждались в должности Сенатом.

Апелляционной инстанцией для участковых судей был съезд мировых судей, состоявший из всех мировых судей округа. Над­зор за органами мировой юстиции осуществляли министр юсти­ции, судебные палаты и кассационный департамент Сената.

Изначально обнаружились многочисленные трудности в фор­мировании мировых судов (саботаж со стороны чиновников мест­ной власти, так как в них виделась угроза их привилегиям и пол­номочиям). Мировых судей стал назначать министр юстиции, а в 1889 г. их вообще упразднили, передав полномочия земским на­чальникам и губернским присутствиям. Вначале нового века

(1912 г.) мировая юстиция была восстановлена, но грядущие со­бытия надолго отложили реальность этого демократического ин­ститута судебной власти.

Система общих судов включала окружные суды и судебные палаты (одна на несколько судебных округов). Окружной суд рас­сматривал уголовные и гражданские дела, превышавшие подсуд­ность мировых судей, однако из их ведения были изъяты дела о преступлениях по должности, совершенные лицами, имевшими чин выше титулярного советника. Дела о преступлениях или про­ступках, за которые законом были положены наказания, соеди­ненные с лишением всех прав состояния или всех лично присво­енных прав и преимуществ, слушались с участием присяжных за­седателей.

Апелляционной инстанцией для окружного суда была судеб­ная палата (апелляция по поводу приговора, вынесенного судом присяжных, не допускалась). Верховным кассационным судом, а также высшим органом судебного надзора являлся Сенат, где су­ществовало два кассационных департамента — по уголовным делам и по гражданским делам. Сенат мог также рассматривать некоторые дела по первой инстанции.

При окружных судах и судебных палатах состояли судебные следователи, судебные приставы, прокуратура; кроме того, при судебных палатах — совет присяжных поверенных.

Судоустройство в военном ведомстве во второй половине XIX в. в Российской империи строилось в соответствии с предпи­саниями Военно-судебного устава 1867 г. с последующими изме­нениями (схема 5).

Основным звеном этих судов считались полковые суды; выше­стоящими инстанциями по отношению к ним были военно-ок­ружные суды; высшим военным судом был Главный военный суд.

Известны и чрезвычайные суды — это военно-полевые суды, образованные Указом от 19 августа 1906 г. Судопроизводство в них не было гласным и состязательным, приговоры обжалованию не подлежали и исполнялись не позже чем через трое суток.

Судебная реформа 1864 г. имела прогрессивное значение. Осно­вополагающие принципы судоустройства, провозглашенные при принятии судебных уставов, существенно дополняли демократичес­кие основания судопроизводства — гласность, состязательность процесса, устность, презумпцию невиновности, свободную оценку доказательств, непосредственность и право на защиту.

Новая судебная система заменила прежнюю — крайне раз­дробленную систему судов с ее сословным принципом постро-

5. Судоустройство в военном ведомстве России (во второй половине XIX в.)

ения, инквизиционным процессом, при закрытых дверях и т.д. Однако ее значение умалялось рядом положений судебных уста­вов: изъятием некоторых категорий дел из компетенции суда присяжных (в том числе о государственных преступлениях), со­хранением системы поощрений судей местной администрацией, которая представляла их к очередным чинам и орденам, и т.д. Затем последовало изменение ценза для присяжных заседателей, ограничена публичность заседаний по отдельным категориям дел и другие ограничения. Особенно пагубным для одного из важней­ших начал судебной реформы — отделения суда низшего звена от администрации — была реорганизация местного управления, проведенная в 37 губерниях европейской части России на основе закона о земских начальниках от 12 июля 1889 г. Вместо админи­стративных органов (уездных по крестьянским делам присутст­вий) и судебных органов (выборных мировых судей и их съездов) был введен институт земских участковых начальников, осущест­влявших в отношении крестьян судебные и административные функции.

Октябрьская революция внесла коренные изменения в систе­му судебной власти. Хотя этот процесс начался несколько рань­ше. Уже 22 марта 1917 г. тогдашний министр юстиции А.Ф. Ке­ренский издал Инструкцию для временных судов, в соответствии с которой основным звеном судебной системы становились вре­менные суды. Начался процесс создания и военно-революцион­ных судов.

Декретом о суде № 1 старая судебная система упразднялась. После проведения судебной реформы в 1922—1924 гг. сформиро­валась единая система общегражданских судов, включавшая суды трех звеньев — народные суды, губернские суды и Верхов­ный Суд РСФСР (схема 6).

Схема 6. Судебная система РСФСР (по положению о судоустройстве 1922 г.)

Основное звено судебной системы — народный суд. В качестве суда второй инстанции для них сначала были губернские суды, а после упразднения губерний действовали верховные суды авто­номных республик, краевые, областные (городские для г. Москвы и г. Ленинграда) суды, суды автономных областей и автономных округов. Они же являлись первой инстанцией по делам о наибо­лее тяжких преступлениях в соответствии с определенной уголов­но-процессуальным законом подсудностью.

Верховный Суд РСФСР действовал в составе Судебной колле­гии по гражданским делам и Судебной коллегии по уголовным делам, которые по первой инстанции рассматривали уголовные дела исключительной важности и общественного значения; явля­лись судом второй инстанции для дел, рассмотренных по первой инстанции краевыми (областными) и равными им судами; рас­сматривали дела нижестоящих судов по протестам в порядке над­зора на решения и приговоры, вступившие в законную силу.

После образования СССР с 1924 г. начал свою деятельность еще один суд — Верховный Суд СССР, который прекратил свое существование в связи с распадом Союза ССР.

До начала 30-х гг. XX в. наблюдлась тенденция к отходу от демократических начнаний, наметившихся реформой судебной власти, к судов с исполнительными органами, вос­

созданию чрезвычайных органов репрессии, а с 1929 г. начали ра­ботать внеслужебные органы — «тройки», позже перешедшие в подчинение НКВД, в значительной мере вытеснившие суды.

По постановлению ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке руковод­ства судебными органами РСФСР» от 30 января 1928 г. Председа­тель Верховного Суда одновременно стал и заместителем Нарком- юста РСФСР. В следующем году в состав Наркомата юстиции был включен и Верховный Суд РСФСР. Тем самым ограничивалась его независимость, вводилась подконтрольность деятельности Суда административно-управленческому органу. Такое положе­ние существовало до 1937 г., когда были приняты вначале Кон­ституция СССР, а затем и Конституция РСФСР, в соответствии с которой Верховный Суд выведен из подчинения Наркомюста.

Существенно были изменены структура и компетенция ВС РСФСР, как и других судов союзных республик, Законом о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик 1938 г. Сократился круг лиц, обладавших правом внесения протестов в порядке надзора — такое право имели Председатель Верховного Суда и Прокурор Республики. Протесты в судебные коллегии

Верховного Суда РСФСР вносили также Председатель Верховного Суда СССР и Генеральный прокурор СССР.

Период репрессий и беззакония (с начала 30-х гг. до 1953 г.) — один из самых мрачных в истории советских судов. Один пример. В дни XVII съезда ВКП (б) (1934 г.) у некоторых делегатов воз­никла мысль о смещении Сталина с поста генерального секрета­ря; при выборах в ЦК некоторые делегаты проголосовали против Сталина. После съезда Сталин принял свои меры, уничтожив больше половины участников XVII съезда: 1108 из 1966 делега­тов. Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК, избранных на XVII съезде, погублено 98 человек[118]. С каждым годом репрессии усили­вались. Многие из судов, особенно среднего и высшего звена, были к этому причастны.

Известно и то, что многие судебные деятели были репрессиро­ваны. В 1938 г. к высшей мере наказания по сфабрикованному об­винению приговорен И.Л. Булат — Председатель Верховного Суда РСФСР (1932—1937 гг.). Жертвами необоснованных репрес­сий стали Я.Л. Берман, А.Е. Минкин, A.A. Галкин и О.Я. Кар- клин, которые в разное время являлись заместителями Председа­теля ВС РСФСР. Были осуждены председатель военно-транспорт­ной коллегии Ю.Ю. Межин, председатель судебной коллегии по гражданским делам А.А. Лисицин, члены ВС РСФСР Н.А. Тор- ская, а также Я.Я. Кронберг, Н.С. Уманский, Г.Я. Мерэн,

B. Д. Фельдман, Я.Х. Петере, Д.М. Усов. Все они были впоследст­вии реабилитированы, большинство — посмертно[119].

Потребовалось немало усилий для того, чтобы упразднить вне­судебные органы репрессии и наделить Верховный Суд СССР пра­вом пересматривать по протестам Генерального прокурора СССР их постановления, вынесенные в 30—40-хгг. и начале 50 гг.[120].

Важной вехой на пути реформирования судебной системы тех лет было принятие 28 декабря 1958 г. Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик, Положения о военных трибуналах, а 27 октября 1960 г. одновре­менно трех, имевших принципиальное значение для российской судебной системы актов: Закона о судоустройстве, УК и УПК РСФСР. В 1981 г. принят действующий в значительной мере по настоящее время Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР». Новшеством Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР», касав­шимся деятельности Верховного Суда Республики, явилось поло­жение о том, что руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР становились обязательными не только для судов, но и для других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. На Верховный Суд РСФСР возла­галось осуществление контроля за выполнением судами Респуб­лики руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РСФСР, а также разрешение в пределах предоставленных ему полномочий вопросов, вытекающих их международных дого­воров СССР и РСФСР. По сути, это была умеренная, хотя и не во всем последовательная судебная реформа. Обновленное законода­тельство сохраняло системные порки, грешило - ностью, игнорировало демократические принципы процесса (со­стязательность, презумпцию невиновности и др.), не могло быть эффективным средством защиты прав и свобод человека.

За последние годы в стране произошли кардинальные переме­ны на всех направлениях, в том числе и в области совершенство­вания судебной системы.

С провозглашением независимости и суверенитета Российской Федерации связан новый этап в ее системном обновлении и разви­тии российского правосудия[121]. В общественном сознании прочно утвердилось понимание того, что обеспечение прав и свобод чело­века, демократическое развитие России, формирование граждан­ского общества и его институтов, создание рыночной экономики возможно только через становление правового государства с силь­ным, независимым и справедливым судом.

В октябре 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял постановле­ние, которым определялись главные задачи судебной реформы, одобрена ее Концепция и указывалось, что проведение судебной ре­формы должно считаться необходимым условием функционирова­ния РСФСР как демократического правового государства, одним из приоритетных направлений законопроектной деятельности .

15 декабря 1990 г. Съезд народных депутатов РСФСР принял решение об образовании Конституционного Суда РСФСР, а 24 мая 1991 г. — арбитражных судов. 28 декабря 1991 г. принято поста­новление Президиума Верховного Совета РСФСР «О военно-су­дебных органах, дислоцированных на территории РСФСР», в со­ответствии с которым эти органы, бывшие до тех пор судами Союза ССР, перешли под юрисдикцию России. Важным факто­ром, определяющим последующий процесс реализации судебно- правовой реформы, явилось принятие 12 декабря 1993 г. дейст­вующей Конституции РФ. В последующий период были приняты важные законы (ГК РФ — 30 ноября 1994 г. и 26 января 1996 г., УК РФ — 13 июня 1996 г., Федеральный закон от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности», Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. «Об органах федеральной службы без­опасности» и др.), утверждающие судебную власть в государст­венном механизме как самостоятельную влиятельную силу, независимую в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной (Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. «О го­сударственной защите судей, должностных лиц правоохранитель­ных и контролирующих органов», Федеральный конституцион­ный закон «О судебной системе Российской Федерации», кото­рым непосредственно санкционировано образование судов субъ­ектов РФ. По сути, эта судебная система сохраняется по настоящее время (см. схему 3); Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в Российской Федерации», Федераль­ный конституционный закон от 23 июля 1999 г. «О военных судах Российской Федерации», Федеральный закон от 2 января 2000 г. «О народных заседателях федеральных судов общей юрис­дикции в Российской Федерации» и др.).

Важным этапом на этом пути явилось постановление Консти­туционного Суда РФ от 14 января 2000 г. признавшее, что суды не вправе возбуждать уголовные дела, что п. 4 ч. 1 ст. 232 и ч. 1, 2 и 4 ст. 256 УПК РСФСР не соответствуют Конституции РФ в той части, в какой предусматривают или допускают осуществление судами подобных полномочий. Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с консти­туционными положениями о независимости правосудия. Суд, возбуждая уголовное дело, неизбежно оказывается на стороне об­винения, что порождает неравенство сторон, нарушает принцип состязательности и ущемляет права обвиняемого1. Конституцион­ный Суд РФ вынес более двух десятков постановлений о несоот­ветствии Конституции отдельных положений УПК РСФСР.

См.: СЗ РФ. 2000. №5. Ст. 611.

Общий смысл этих постановлений — усиление состязательных начал в судопроизводстве.

Однако подводить итоги судебной реформы в стране еще рано, хотя как видно, сделано уже немало, да и воспринимается она в обществе неоднозначно. Отмечается незнание людьми функций суда как защитника их прав и свобод. В суды граждане обраща­ются редко, боясь волокиты и бюрократизма, почти не надеясь добиться там справедливости.

По представительным данным фонда ИНД ЕМ, большинство граждан и предпринимателей (78,6 и 80,5% соответственно) счи­тают, что в судах нельзя найти справедливости и поэтому они не хотят туда обращаться, что в них решают все деньги (75,0 и 71,2% соответственно), слишком дороги неофициальные затраты при обращении в суд (72,2 и 26,1% соответственно). По такому индикатору состояния общества, как коррупция, высшие суды, по субъективным оценкам предпринимателей и граждан, занима­ют — 10 и 12, нижестоящие суды — 23 и 19 места соответственно. Для сравнения: ранг коррумпированности администрации и учи­телей средних школ, училищ, техникумов равен 1, а на первом месте в этом диагностическом списке служба безопасности дорож­ного движения — 29 и 28 соответственно (чем выше ранг, тем более коррумпирована данная организация)[122].

В ряду организационных мер, направленных на завершение судебной реформы, повышения престижа органов правосудия и профессионализма судей следует рассматривать Указ Президента РФ от 11 августа 2003 г. № 554 «О составе Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосу­дия», в состав которого входят наиболее авторитетные и извест­ные юристы страны[123]. У этого органа звучное название и негром­кие внешне, но значимые дела. И видимо, неслучайно на его ян­варском (2003 г.) заседании обсуждался проект нового Кодекса су­дейской этики. Кодекс чести (отсюда пошло обращение к судье «Ваша честь»), принятый ранее судейским сообществом, стал ин­струментом формирования правил поведения судей, вошедших уже на правах закона в Уголовно-процессуальный кодекс. Конеч­но, суд — не место для приятного времяпрепровождения. Но если человек, выходя из здания суда, чувствует, что с ним обошлись не то чтобы справедливо или несправедливо, а грубо, то это не делает суду чести. А бывает, что и не только грубо. Эта проблема была предметом обсуждения и на симпозиуме при Европейском суде по правам человека. Не случайно за сравнительно короткое время полномочия почти 300 судей прекращены. В основу обсуждаемо­го проекта Кодекса судейской этики положены императивы Феде­рального закона «О статусе судей Российской Федерации». Пред­лагается четыре основные группы требований: общие требования к судье, требования к нему во время исполнения судейских обя­занностей, правила поведения вне суда, а также ответственность за допущенные нарушения. Его принятие предполагается на бли­жайшем всероссийском съезде судей, который состоится в 2005 г.[124]

Важно, чтобы суды стали основным звеном в механизме демо­кратии на этапе, когда страна вступила в новую полосу своего раз­вития, чтобы на смену привычке искать защиту в кабинетах вы­соких чиновников, а сегодня и у криминальных структур, граж­дане все больше добивались справедливости через закон, правосу­дие. Людям до сих пор кажется, что суды не так уж важны, поэтому и платить им надо не больше, чем в среднем бюджетни­кам. По эффективности работы судов люди делают выводы о спра­ведливости и демократии, ведь каждый десятый наш гражданин, по статистике, решает свои проблемы через суд и судебного при­става. Проблемы судов, возникающие на почве неудовлетвори­тельного финансирования их деятельности, переводят ситуацию из финансовой в политическую, становятся проблемами миллио­нов людей, которые теряют веру не только в правосудие, но и в

государство, его лидеров, в стремление власти отстаивать закон-

2

ные интересы граждан .

Для повышения роли и авторитета суда, его верховенства в правоохранительной деятельности требуется не только достиже­ние уровня материально-технического обеспечения, а также мате­риального, бытового и социального обеспечения работников пра­воохранительных органов, соответствующего возлагаемой на эти органы и их работников ответственности, но и последовательного проведения в судопроизводстве демократических принципов пра­восудия, законодательного гарантирования защиты основных прав и свобод человека, реального претворения в жизнь широких мероприятий по преобразованию всей российской правовой сис­темы.-

Реформирование национального законодательства должно проходить в соответствии с общепризнанными нормами междуна­родного права. Составной частью национальной правовой систе­мы стала ратифицированная Россией 5 мая 1998 г. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод; как отме­чалось, признана юрисдикция Европейского суда по правам чело­века. Последнее обстоятельство потребовало заняться совершен­ствованием некоторых аспектов нашей судебной организации и деятельности. Прежде всего — это соблюдение разумных сроков судебного разбирательства. Практика Европейского суда показы­вает, что при длительных сроках судебного разбирательства в на­циональных судах других стран ссылки на загруженность, не­хватку судей или недостаточность финансирования судов никак не считаются оправданием. Не случайно в конце 1999 г. по вопро­су соблюдения сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел был проведен Пленум Верховного Суда РФ[125].

С вступлением России в Совет Европы несколько тысяч рос­сийских граждан обратились в Европейский суд с жалобами на неудовлетворительное осуществление правосудия в РФ. Как из­вестно, некоторые из них Европейским судом по защите прав че- 2

ловека удовлетворены .

К настоящему времени приняты важные ключевые законы, которые касаются механизма защиты прав и свобод граждан. Они модернизировали всю судебную систему страны. Прежде всего, это акты, регулирующие статус судей: Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федера- ции»3, а также Федеральный закон от 14 марта 2002 г. «Об орга­нах судейского сообщества в Российской Федерации»4. Ими со­здан механизм, который, с одной стороны, позволяет обеспе­чить независимость судьи, а с другой — предъявить к нему соот­ветствующие требования, поставить в случае необходимости во­прос об ответственности, в том числе когда речь идет о привлече­нии судьи к уголовной ответственности. Эти решения должны приниматься в условиях, когда ни у кого не возникает никаких сомнений в том, что судья действительно виновен (см. § 3 гл. учебника).

Существенные изменения произошли и в процедурных во­просах в связи с введением в действие с 1 июля 2002 г. нового УПК[126], особенно в деятельности судов общей юрисдикции. В нем представлены совершенно новые институты, полномочия судей, новый режим работы, участия судей в процессе. Прежде всего новые полномочия касаются судебных арестов (заключе­ния под стражу), невозможности повторного осуждения граж­данина, направления дела на доследование. Прокурор вправе избрать меру пресечения по любому уголовному делу, за кото­рым он осуществляет процессуальный надзор, однако для при­менения заключения под стражу он должен обратиться с хода­тайством в суд, что благоприятно отражается на обеспечении прав и свобод граждан. Судья единолично избирает меру пресе­чения по уголовному делу, принятому к производству. Ранее с помощью института доследования гражданин мог бесконечно ожидать начала судебного разбирательства, а у судьи была воз­можность уклониться от принятия решения по уголовному делу. Теперь такой возможности нет.

Сегодня возможности отстаивать свои права в суде ничем не ограничены. Важно и то, что в настоящее время судебная власть осуществляет контроль за правовым содержанием нор­мативных правовых актов различного уровня. Осуществление нормоконтроля — принципиально новый вид полномочий су­дебной власти, предоставляющий судам право оказывать актив­ное влияние на действия и решения остальных ветвей власти, уравновешивая их.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 18 декабря

2001 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодек­са Российской Федерации» (в ред. от 29 мая 2002 г. и 27 декабря

2002 г.) начиная с 1 июля 2002 г. в России поэтапно вводятся суды присяжных. Хотя правовая основа деятельности этого суда пока так и не оформлена окончательно, подготовка судов и судей к новому порядку судопроизводства, предусмотренного УПК, продолжается (разд. XII УПК). С самого начала вступления в силу УПК было очевидно, что введение суда присяжных потребует про­ведения определенных организационно-технических мероприя­тий, связанных с обустройством залов судебных заседаний, фор­мированием общего и запасного годовых списков кандидатов в присяжные заседатели в каждом из субъектов Федерации, реше­нии других организационных вопросов. Обеспечить введение таких судов на всей территории РФ одновременно не удастся. Поэтому Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие Уголов­но-процессуального кодекса Российской Федерации» установил конкретные сроки введения суда присяжных заседателей в раз­личных субъектах РФ в зависимости от степени готовности соот­ветствующих судов (см. § 3 гл. 7 учебника).

Высказывается опасение, что повсеместное введение присяж­ных к правосудию может не оправдать ожидаемых результатов. Например, в регионах Северного Кавказа можно натолкнуться на непреодолимое препятствие — кровную месть какого-то рода, где люди друг друга все знают по своим тейповым признакам, и под­судимый будет заявлять о том, что он не хочет иметь в составе присяжных человека из враждующей семьи. Люди просто начнут тогда преследовать друг друга: «Ваш человек сидел в составе при­сяжных и осудил нашего

На очереди реформа правосудия по делам несовершеннолет­них (оно осуществляется в общем порядке с изъятиями, преду­смотренными гл. 50 УПК) и учреждение ювенального правосудия. Это следует из международных правовых норм, под которыми стоит подпись нашей страны: Конвенции о правах ребенка — ч. 3 ст. 40, «Пекинских правил» — п. 2, 3, заключительных замеча­ний Комитета ООН по правам ребенка от 8 октября 1999 г., Кон­венции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наи­худших форм детского труда2.

1 Суд факта. Органы буржуазного правосудия будут в России повсеместно // Консерватор. 2002. № 10. См. также: Чернов Д. Веерное подключение присяжных к правосудию; Костоев И. Суды присяжных на Кавказе бессмысленны // Время. 2002. 23 нояб.

- МОТ относит к «наихудшим формам труда» все виды рабства, в том числе сексуальное, вербовку детей для участия в вооруженных конфликтах, проститу­цию и участие в производстве порнопродукции, противоправный бизнес (напри­мер, торговлю наркотиками), а также любую работу, которая наносит моральный и физический вред здоровью ребенка.

Обсуждаются различные модели судов для несовершеннолетних: создание самостоятельной системы, завершающейся соответствую­щей коллегией Верховного Суда РФ; о специализации судей и судеб­ных коллегий в рамках судов общей юрисдикции и др. Опыт функ­ционирования такой юстиции есть в ряде регионов, Санкт-Петер­бурге, где ювенальная юстиция действует около года[127].

Введен в действие с 1 сентября 2002 г. новый Арбитражный процессуальный кодекс РФ[128], который предусматривает переход на международные стандарты правосудия в сфере предпринима­тельской и иной экономической деятельности, четко разграничи­вает подведомственность дел судам общей юрисдикции и арбит­ражным судам (см. гл. 9 учебника).

Важной вехой совершенствования организации работы по­следних явится образование арбитражных апелляционных судов,

и 3

определение их состава и полномочий .

Заработал механизм исполнения решений Конституционно­го Суда РФ. Если в предыдущие годы сами акты, которые им при­знавались неконституционными, не претерпевали изменений, то сегодня Федеральным конституционным законом от 15 декабря 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный кон­ституционный закон «О Конституционном Суде Российской Фе-

4

дерации» установлена процедура автоматического исправления этих актов. В соответствии с этим механизмом были приняты по­правки в новый УПК[129].

Федеральным законом от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской дея­тельности и адвокатуре в Российской Федерации» создана право­вая основа деятельности российской адвокатуры в современных условиях.

Новым УПК предусмотрено участие защитника по всем уголов­ным делам, за исключением тех дел, по которым подозреваемый, обвиняемый отказался от него. Защитник может быть приглашен любым лицом по поручению или с согласия подозреваемого, обвиня­емого с момента начала осуществления процессуального принужде­ния или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы подозреваемого; вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого или возбуждения уголовного дела; фактического задержания подозреваемого; объявления ему поста­новления о назначении судебно-психиатрической экспертизы (ст. 49, 53 УПК — см. гл. 20 учебника).

Введение института мировых судей предполагает снижение нагрузки на основное звено судов общей юрисдикции на 30— 40%, позволит в установленные сроки рассматривать незначи­тельные дела, которые откладывались федеральными судьями из- за перегрузки на второй план[130].

Очевидно, что на втором витке судебной реформы проделана немалая работа. Формирование ее законодательной базы находит­ся в завершающей стадии. Еще не принят федеральный конститу­ционный закон о судах общей юрисдикции, о Верховном Суде РФ, а также законодательный акт об административном судопро­изводстве и некоторые другие. На последнем следует остановить­ся особо.

Создание системы административных судов — специализи­рованной юстиции, будет иметь не только большое правовое, но, как отмечалось выше, и политическое значение. Ее появление поднимет защиту человека от произвола чиновников на уровень международных стандартов. По мнению первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко, с 1 января 2004 г. планируется поэтапное введение административных судов — до 500 межрайонных судов первой инстанции, 21 окруж­ной суд второй инстанции и судебная коллегия по администра­тивным делам Верховного Суда РФ. Они, не посягая на юрисдик­цию ни конституционных, ни арбитражных, ни других судов, будут выполнять конкретную задачу: проверять решения органов государственной власти или должностных лиц на соответствие федеральным законам. Под их юрисдикцию не подпадают интере­сы корпораций, юридических лиц, занимающихся коммерческой деятельностью, проверки нормативных актов ведомств субъектов РФ на соответствие этих актов конституции субъекта Федерации. По гражданско-процессуальным процедурам административные

См.: СЗ РФ. 1998. № 51. Ст. 6270.

суды работать не смогут, поэтому, как отмечалось, форсируется принятие соответствующего кодекса. В его рамках будут рассмат­риваться споры о защите избирательных прав, прекращении дея­тельности партий и организаций, нарушающих законодательство о борьбе с терроризмом, организаций и религиозных объедине­ний, угрожающих жизни и здоровью граждан, в том числе терро-

^ і

ристических организаций и тоталитарных религиозных сект, ос­паривании нормативных актов, дела о предоставлении и лише­нии российского гражданства, статуса беженца и вынужденного переселенца и другие. Актуализируется отнесение к их компетен­ции и трудовых споров государственных служащих, включая новый для России институт — «споры о карьере».

Поскольку в административном процессе сторонами являются гражданин и государство и располагают они далеко не равными возможностями, предусматривается активная роль суда в процес­се, с тем чтобы обеспечить подлинную состязательность и равно­правие сторон. Судам второй инстанции запрещается отправлять дела, решения по которым обжалованы, на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Предусматривается, что все дела по второй инстанции (а в окружных судах и в Верховном Суде РФ и по пер­вой инстанции) граждане ведут только через своих представите­лей — адвокатов. Исключается появление в суде высоких долж­ностных лиц, которые могут своим авторитетом «давить» на суд. В таком суде идет спор о праве, о толковании законов, где гражда­нин считает, что он имеет право, а чиновник, высказывает прямо противоположное мнение. Суд их должен рассудить, не взирая на «весовые» категории сторон. Если гражданин затрудняется при­гласить адвоката, его участие будет обеспечено судом. От 10 до 20 тыс. выступлений адвокатов в административных судах будет осуществляться за счет федерального бюджета. Внедрение адми­нистративных судов усилит государственную составляющую в

деле обеспечения гарантий конституционных прав и свобод

2

граждан .

Для того чтобы не оказалось, как образно выразилась Н.Г. Са- лищева, «хорошо на бумаге, да забыли про овраги, а по ним хо­дить»[131], в целях реализации судебной реформы, повышения эф­фективности деятельности судебной власти в РФ, оптимального организационно-правового и материально-технического обеспече­ния судебной системы Правительство РФ утвердило федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России» на 2002—2006 годы[132].

Ее финансирование осуществляется за счет средств федерального бюджета в соответствии с утвержденными ассигнованиями на оче­редной финансовый год. В частности, на 2003 г. Федеральным бюд­жетом РФ на эти цели выделяется 1 128 890 тыс. руб.[133]

Эффективность деятельности судебной власти по удовлетворе­нию общественных потребностей в сфере правосудия, констатиру­ется в указанной программе, зависит в первую очередь от скорей­шего решения в законодательной форме следующих задач:

а) создание механизма эффективного взаимодействия между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти, на­чиная с процесса разработки законопроектов до обобщения прак­тики правоприменения, включая проверку судами соответствия нормативных правовых актов федеральным конституционным за­конам, федеральным законам и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу;

б) создание механизма обеспечения единства подхода в пра­воприменительной деятельности судов всех судебных систем в целях обеспечения стабильности правопорядка;

в) разработка мер государственной поддержки судебной систе­мы, направленных на создание условий для максимально эффек­тивного удовлетворения общественных потребностей в сфере пра­восудия;

г) создание для судей и работников аппаратов судов системы гарантий, разнообразных форм компенсации и страхования, а также осуществление других мер социальной защиты, направ­ленных на обеспечение независимости судебной власти;

д) создание системы гарантий для лиц, обеспечивающих своим участием правосудие в рамках выполнения гражданского долга перед обществом (для свидетелей, экспертов, присяжных и арбит­ражных заседателей).

Задача не за многим — чтобы граждане поверили в то, что не­зависимая и самостоятельная ветвь государственной власти, осу­ществляющая правосудие, способна реально защитить гарантиро­ванные им Конституцией РФ права и свободы.

<< | >>
Источник: Савюк Л. К.. Правоохранительные органы: Учебник. — М.: Юристъ, - 671 с.. 2004

Еще по теме § 3. Основные этапы развития российской судебной системы:

  1. 2.3. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ
  2. 3.2. Экономический базис социальной политики занятости: основные этапы и проблемы ее оптимизации в развитых странах
  3. I.3. Основные этапы исторического развития римского права
  4. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и государства в России
  5. основные этапы развития административного права в россии и за рубежом
  6. 6.1. Основные этапы государственной политики в информационной сфере
  7. 1.1. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  8. 4.2. Основные этапы налоговой реформыи современная внутренняя налоговая политика России
  9. 1. История развития российской правовой системы: формирование и особенности
  10. 2. Особенности и основные этапы эволюции правовой системы РСФСР
  11. Глава 8. Основные этапы развития российской судебной системы
  12. §5. Основные этапы исторического развития системы органов предварительного расследования в России и современные проблемы ее реформирования
  13. § 3. Основные этапы развития российской судебной системы
  14. 7. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ
  15. § 1. Периодизация и основные этапы развития российского уголовного законодательства и российской уголовно-правовой науки
  16. Тема 2. Современное российское избирательное законодательство
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -