<<
>>

TEMA 11. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

ВОПРОСЫ ДЛЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ

Занятие 1

1. Террористический акт.

2. Захват заложника.

3. Бандитизм и организация преступного сообщества (преступной организации).

Занятие 2

4.

Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава.

5. Хулиганство и его отличие от вандализма.

6. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

7. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ К ТЕМЕ

В последнее десятилетие в России участились случаи совершения деяний, которые называются террористическими и экстремистскими (от лат. terror - страх, ужас и extremus - крайний). Под экстремизмом при­нято понимать приверженность к крайним взглядам и радикальным ме­рам, а под терроризмом - политику подавления противников любыми мерами, в том числе и физическим уничтожением. В соответствии с объектами уголовно-правовой охраны существенная часть таких дейст­вий предусмотрена нормами гл. 24 и 29 Особенной части УК РФ. Со­гласно положениям ст. 1 ФЗ от 25 июля 2002 г. «О противодействии экс­тремистской деятельности» к экстремизму можно отнести подстрека­тельство, приготовление и совершение преступлений, предусмотренных следующими статьями УК РФ: 205 (террористический акт), 205-1 (со­действие террористической деяельности), 205-2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправ­дание терроризма), 206 (захват заложника), 208 (организация незаконно­го вооружённого формирования или участие в нём), 211 (угон воздуш­ного судна), 212, 213, 214 (массовые беспорядки, хулиганство, ванда­лизм - если они совершаются по мотивам политической, расовой, на­циональной, религиозной ненависти или вражды, а равно по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного дея­теля), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержа­ние власти), 279 (вооружённый мятеж), 280 (публичные призывы к осу­ществлению экстремистской деятельности), 281 (диверсия), 282 (возбу­ждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого досто­инства), 282-1 (организация экстремистского сообщества), 282-2 (орга­низация деятельности экстремистской организации).

В сентябре 2005 г. в Нью-Йорке принята резолюция Совета Безопасности ООН о пресече­нии подстрекательства к терроризму (российский президент В. В. Путин тогда убеждённо заявил, что подобные деяния должны быть признаны преступными всеми государствами). В 2011 г. вполне благополучную страну Норвегию потряс теракт Андерса Брейвика, который на острове расстрелял более 70 беззащитных людей.

В уголовно-правовой литературе экстремизм классифицируется (Н. Г. Иванов) на две группы: рациональный - ставящий своей целью максимально эффективное преодоление социальных дисфункций с по­мощью радикальных мер (к нему можно отнести подавляющее боль­шинство вышеперечисленных деяний); иррациональный - цели которого приземлённые (это молодёжный экстремизм - вандалы, психопатиче­ский - немотивированные массовые убийства, спортивный - драки фа­натов и т. п.).

За 2010 г. на юге России было совершено 900 акций террористиче­ской и экстремистской направленности, 18 шахидов подорвали себя, погибло более 200 сотрудников силовых структур. Списки разыскивае­мых бандитов часто обновляются, значит, молодёжь всё-таки идёт в банды. Если говорить о количестве зарегистрированных преступлений террористического характера, то в 2010 г. в России их было 539, что на 9 % меньше предыдущего года, а в 2011 г. - 622 преступления. Преступ­лений экстремистской направленности в 2010 г. зарегистрировано 597, что на 25 % больше предыдущего года, а в 2011 г. - 622.

Статья 205. Террористический акт (в ред. 30 декабря 2008 г.).

После крушения башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сенября 2001 г. все спохватились - почему до сих пор нет определе­ния терроризма в международном праве? А ведь Россия ещё в 1881 г., после убийства царя Александра II, предложила мировому сообществу это сделать, но не нашла тогда поддержки. Сейчас ощущается беспри­мерный рост терроризма и в России, и в остальном мире (дошло даже до всегда спокойной Англии! А в 2011 г. в Норвегии Андерс Брейвик хлад­нокровно расстрелял на острове более 70 человек).

Террористический акт является одной из разновидностей терроризма как общественного явления и как криминологического понятия, о котором говорится в ФЗ

РФ от 6 марта 2006 г «О противодействии терроризму» (неофициально в печати зачастую его именуют - «общеуголовный терроризм»),

В. В. Путин, выступая 4 сентября 2004 г. после трагедии в Беслане, сказал: «Нам объявлена война, цель которой - раскол общества по на­циональному и другим признакам, и мы не должны этого допустить!» Российские спецслужбы и другие органы приняли серьёзные меры по предотвращению террористических проявлений, и в 2006 г., по данным директора ФСБ РФ Н. П. Патрушева, в стране было предотвращено око­ло 300 терактов разной направленности. Однако в 2009 г. вновь имеет место рост терроризма в северокавказских республиках, особенно в Да­гестане, Ингушетии, Чечне. Отдельные преступления, квалифицируе­мые по ст. 205 УК РФ, приобретают большой общественный резонанс.

27 ноября 2009 г. произошёл взрыв пассажирского поезда «Невский экспресс» во время следования по маршруту Москва — Санкт- Петербург, в результате которого три последних вагона сошли с рель­сов, погибли 26 человек и и более сотни были ранены. Под железнодо­рожными путями обнаружена яма, образовавшаяся от взрыва заряда мощностью 7 кг в тротиловом эквиваленте. Бомба приводилась в дей­ствие путём дистанционного управления через сотовый телефон. Че­рез некоторое время случился второй взрыв мощностью 1 кг, направ­ленный, по мнению экспертов, уже против следственной бригады. За два дня до этой трагедии был осуждён М. Хедриев, признавшийся в со­вершении аналогичного взрыва мощностью 2 кг на этом же участке железной дороги двумя годами ранее и действовавший тогда от имени радикальной исламской группировки. Организатор первого теракта Павел Косолапое, объявленный во всероссийский розыск, по свидетель­ствам очевидцев теракта 27 ноября, был замечен и в этот день неда­леко от железнодорожной трассы.

В 2010 г. в России зарегистрировано 30 террористических актов, а в следующем году - 29.

Непосредственный объект преступления - общественные отно­шения, обеспечивающие общую безопасность (А. В. Наумов, И. Я. Козаченко, В. С. Комиссаров, Б. В. Яцеленко, В. В. Сверчков, М. Ф. Мусаелян). Государство в соответствии с Федеральным законом РФ от 29 декабря 2010 г. «О безопасности» стремится поддерживать в обществе такой порядок отношений, когда любой гражданин мог бы в повседневных ситуациях чувствовать себя защищенным и не бояться, что в один далеко не прекрасный миг его жизнь может внезапно обор­ваться от насильственных действий людей, ставящих превыше всего только собственные интересы.

В ФЗ РФ от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму» ска­зано, что лишение жизни или причинение иного вреда лицам, совер­шающим террористические преступления, является правомерным, т. е. в данных случаях действует предусмотренный ст. 37 УК РФ институт необ­ходимой обороны. Этот термин понимается так же, как и в ст. 206 УК РФ.

Объективная сторона — преступление может выражаться альтер­нативно в двух деяниях:

1) совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашаю­щих население и создающих опасность гибели человека, причине­ния значительного материального ущерба либо наступления иных тяжких последствий. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ в постановлении № 1 от 9 февраля 2012 г. «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористиче­ской направленности», устрашающими население могут быть призна­ны такие действия, которые по своему характеру способны вызвать страх у людей за свою жизнь и здоровье, безопасность близких, сохран­ность имущества и т. п. Наиболее часто теракты в мировой и российской практике совершаются путём взрывов.

В январе 2011 г. в московском аэропорту Домодедово в зал прилёта, где собирается более всего пассажиров, вошёл 20-летний житель Ин­гушетии Магомед Евлоев. Крикнув «Я вас всех убью!», он взорвал нахо­дившуюся в руках бомбу мощностью 7 кг тротила, начинённую пла- ститом и кусками проволоки.

От взрыва погибли 35 человек вместе с террористом, а более сотни получили ранения. Сканеры, стоявшие на входе в зал, не были использованы сотрудниками охраны и милицией для определения наличия взрывного устройства и идентификации личности За несколько дней до этого события известный чеченский террорист Д. Умаров объявил, что будут совершены нападения на инфраструктуру транспорта.

Пленум Верховного Суда РФ под иными действиями понимает действия, сопоставимые по своим последствиям со взрывом или поджо­гом, например, устройство аварий на объектах жизнеобеспечения; раз­рушение транспортных коммуникаций; заражение источника питьевого водоснабжения и продуктов питания; распространение болезнетворных микробов, способных вызвать эпидемию или эпизоотию; радиоактив­ное, химическое, биологическое (бактериологическое) и иное заражение местности; вооружённое нападение на населённые пункты, обстрелы жилых домов, школ, больниц, административных зданий, мест дислока­ции (расположения) военнослужащих или сотрудников правоохрани­тельных органов; захват и (или) разрушение зданий, вокзалов, портов, культурных или религиозных сооружений.

В судебной практике под иными действиями понимались: стрельба из автомата и даже из снайперской винтовки одиночными выстрелами (в 2002 г. в США — Джон Малво и Али Мухаммад терроризировали целый штат Вирджиния, изредка стреляя в людей через отверстие в багаж­нике автомобиля на автозаправках. Вначале они планировали убивать в месяц по б человек, тем самым стремясь отомстить за то, что поли­ция лишила одного из них водительских прав. В 2009 г. в отношении Д. Малво смертный приговор был приведён в исполнение)', стрельба из гра­натомёта; - выведение из строя систем водоснабжения, очистки ит. д.; посылка по почте отравляющих и вызывающих болезни веществ.

В 2003 г. в США людям по почте посылали бациллы сибирской язвы «антракс». Все население охватила паника, у нас в России народ тоже забеспокоился, люди просто боялись открывать письма. Министр здравоохранения Ю.

Шевченко выступил по телевидению и очень точно сказал: сама по себе сибирская язва не так опасна, как паника населе­ния, парализующая всю общественную и частную жизнь.

К возможным иным тяжким последствиям можно отнести: ава­рию; химическое и бактериологическое заражение местности; эпиде­мию болезни или эпизоотию и т. д. Терроричтический акт считается оконченным с момента совершения одного из упомянутых действий, даже если последствия не наступили. Хотя состав указан законодателем как формальный, вполне возможно и покушение, например не сработало взрывное устройство.

4 июля 2003 г. в центре Москвы 22-летняя чеченка Зарема Мужи- хоева пыталась взорвать бомбу около кафе, но кнопка взрывателя ока­залась с дефектом, и террористку сразу же схватили. Две её подруги- смертницы взорвали бомбы на авиационном празднике в Тушине, в ре­зультате чего погибли люди.

Есть и более оригинальный случай покушения.

В 2000 г. в г. Армавире Краснодарского края возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30 и ст. 205 УК РФ. Неизвестные злоумышленники по­ставили таймеры — счётчики времени — на газовые магистрали, рас­крутили вентили, и газ пошёл. Взрыв не состоялся, потому что газ растекался в воздухе, и его относило ветром, концентрация была не­большая. Но опасность взрыва была реальная. В 1989 г. в похожей си­туации 2 встречных поезда под Уфой попали в облако газа, от искры контактной сети произошёл взрыв, сотни человек погибли. С газом во­обще шутки плохи — в 2004 г. в г. Москве взорвался дом, так как бомжи (если только не террористы) открутили медные заглушки газовой ма­гистрали, чтобы сдать их в пункт приёма.

Если в результате указанных действий погибли люди (например, взрывы жилых домов, имевшие место в России начиная с 1999 г. с сот­нями жертв), то всё содеянное вплоть до декабря 2008 г. квалифицирова­лось по совокупности ещё и как убийство по п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По совокупности надлежит также квалифицировать и разрушение зданий.

В 1999 г., в Татарстане чеченец Ишкильдин взорвал газопровод, причинив ущерб в 20 млн руб., но никто, к счастью, не погиб. Он был осуждён по ст. 205 и ч. 2 ст. 167 УК РФ. Также оценивается по сово­купности и причинение вреда здоровью (п. «а» и «б» ч. 3 ст. 111, ст. 112 УК) и иные возможные при теракте последствия;

2) угроза совершения указанных действий. Угроза теракта должна быть реальной и наличной (В. А. Бурковская, В. В. Мельник, Н. Ю. Решетова). Она должна быть, по мнению Пленума Верховного Суда РФ, выражена вовне различными способами (устное высказыва­ние, публикация в печати, распространение с использованием радио, телевидения или иных СМИ, а также информационно- коммуникационных сетей). Возможно её выражение и простой запиской, демонстрацией бомбы и т. д., но оно всегда должно подкрепляться ины­ми действиями, свидетельствующими о серьёзности угрозы (например, в случае словесного предупреждения о подготовленном взрыве - ещё и фак­том реальной установки специального устройства).

В 1999 г в г. Усть-Илимске Иркутской области А. Шешуков за уг­розу совершения взрыва в кафе, подкреплённую реальной установкой мины, осуждён к 7 годам лишения свободы.

Если же угроза взорвать здание ничем не подкреплена и оказалась на поверку нелепой шуткой, ответственность наступает по ст. 207 УК РФ за заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Реальность угро­зы крайне важна для квалификации содеянного. Нередко российские школьники этим балуются перед контрольными работами: звонят по телефону-автомату в милицию и сообщают, что в школе заложена бомба.

В 2003 г. в Москве старшеклассники Ионов, Фролов и Митин более 100 раз звонили в аэропорт «Шереметьево» с ложным сообщением о готовящемся взрыве самолёта. Когда их наконец задержали, они не стали скрывать правду о своём поведении, так как фоноскопическая экспертиза точно определила их голоса. Кстати, родители в подобных случаях по закону возмещают убытки, поскольку мероприятия по каж­дому звонку обходится государству в 150 тыс. руб..

К сожалению, взрослые люди подчас в этом отношении напомина­ют недорослей.

В 2011 г. Е. Ясева, находясь у себя дома, решила пошутить над своим коллегой — стрелком подразделения охраны ОАО «Международ­ный Аэропорт Иркутск», который в это время нес службу. Женщина отправила анонимное сообщение на его телефон с текстом: «Под самолет заложена бомба, скоро все вы взлетите на воздух! Аллах акбар!!!». В аэропорту развернули деятельность соответствующих служб по предотвращению возможного террористического акта. Из зданий аэровокзалов местных и международных авиалиний эвакуировали пассажиров и рабочий персонал. В итоге аэропорт не работал 2 ч, пришлось задержать вылет самолета.

В литературе встречаются резонные предложения увеличить санк­цию ст. 207 УК РФ до 5 лет, а для случаев имитации в момент сообще­ния оружия большой поражающей мощности - ввести новый квалифи­цирующий признак (А. Тришева).

Иногда реальность угрозы трудно определить без тщательнейшего расследования.

В 1999 г. сотрудники ФСБ РФ возбудили уголовное дело по ст. 205 УК РФ и провели расследование, когда во время полёта самолёта в са­лоне была обнаружена записка с угрозой взрыва. Самолёт срочно поса­дили в г. Самаре, следователи допрашивали 2 дня всех пассажиров, и оказалось, что это просто глупейшая шутка молодого парня Никано- рова, которого и осудили по ст. 207 УК РФ.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

По мнению С. В. Максиной, В. П. Алёхина, большинство исполни­телей терактов находятся в этот момент либо в состоянии наркотическо­го опьянения, либо в состоянии фрустрации, под гипнотическим воздей­ствием (зомбированием). Известный российский психиатр Б. 3. Драпкин уверен, что при подготовке камикадзе в лагерях смертников применяет­ся нейролингвистическое программирование - ведь не случайно араб­ский психиатр Айман аль-Дзавахири стоит вторым в списке разыски­ваемых после У Бен Ладена, а марокканский психиатр Абу Хафиза - это один из высших руководителей «Аль-Каиды». Кстати, такие деяния психиатров охватываются ч. 1 ст. 205-1 УК РФ (содействие террористи­ческой деятельности).

Особая категория террористов - это смертницы (шахидки), пред­ставляющие собой грозную силу. Их подготовка несколько лет назад на Кавказе была целенаправленной, процессом руководил сам Ш. Басаев. Он им говорил, что капля крови шахидки смывает все её грехи - а жен­щины на Кавказе привыкли верить мужчинам и подчиняться.

В декабре 2002 г. совершила теракт первая из них— 15-летняя Ха- ва Бараева, троюродная сестра известного боевика Арби Бараева. Он ей приказал в знак любви направить машину со взрывчаткой на здание в Грозном, а сам снимал всё происходящее на видеоплёнку.

Существует целая система подготовки шахидок, основанная на их личном несчастье (потере мужа, близких), с применением специальных психологических методов воздействия и даже наркотического опьяне­ния. В самые последние годы на Северном Кавказе участились случаи задействования для совершения терактов и мужчин-смертников. В 2009 г. бывший житель г. Улан-Удэ Александр Тихомиров, по прозвищу Сайд Бурятский (позднее он погиб при осуществлении теракта), а по профес­сии переводчик с арабского языка, в качестве идеолога вахаббитов при­сутствовал во всех северокавказских республиках на проводах шахидов, идущих на дело, и даже сам повязывал им ремни со взрывчаткой, всё это делая под лозунгом: «За аллаха!».

Субъективная сторона — прямой умысел и специальная цель - оказание воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями (например, о выводе войск из Че­ченской республики, как это было в октябре 2002 г. в Москве в здании киноконцертного зала на ул. Дубровка). Что касается международных организаций, то показательно следующее дело.

В 1999 г. в Москве скульптор Александр Сусликов стрелял из гра­натомёта по американскому посольству, требуя от США прекратить бомбардировку Югославии силами НАТО. По сути, он был прав, но спо­соб протеста и влияния на американских властей избрал преступный.

Кстати, эта цель, по большому счёту, является «генеральной» в действиях террористов (В. П. Емельянов). Если же цель действий пре­ступников - прекращение государственной или общественной деятель­ности конкретного лица, содеянное квалифицируется не по ст. 205, а по ст. 277 УК РФ.

Наказывается террористический акт по ч. 1 ст. 205 УК РФ лишени­ем свободы на срок от 8 до 12 лет.

В литературе справедливо указывается (А. М. Комарова, Н. Д. Литвинов, Г. В. Овчинникова, И. Н. Артамонов, Т. А. Боголюбова, И. А. Елизаров) на недостаток редакции ч. 1 статьи - то, что 1-я и 2-я формы теракта наказуемы одинаково, хотя угроза всё же не так опасна, как реально прогремевший взрыв. Поэтому в теории уголовного права были и есть различные предложения, в частности - исключить из ч. 1 угрозу, а если она высказывается, то расценивать её как приготовление к теракту (половина санкции, т. е. до 6 лет) - так считают С. Д. Гринько, С. У Дикаев, В. П. Емельянов. Но нам кажется более верным иной путь - выделить угрозу взрыва в ч. 5, привилегированный состав с санкцией до 5-6 лет. К сожалению, Госдума РФ в июле 2006 г. и декабре 2008 г. этого так и не сделала. А вообще-то возможности уголовного права в борьбе с терроризмом почти исчерпаны, и акцент надо делать на предупреждении, а не на суровости кары за содеянное. При этом вполне возможно использовать и психологические моменты взаимоотношений между преступниками (а отношения эти подчас являются весьма противоречивыми). В частности, российский министр обороны С. В. Иванов заявил в сентябре 2004 г.: в Беслане далеко не все террористы были самоубийцами. Некоторые выражали недовольство главарю банды «Полковнику» тем, что надо захватывать маленьких детей, а в ночь на 2 сентября сам он вынужден был застрелить двух самых строптивых соучастников за попытку неподчинения.

Часть 2 - те же деяния:

а) совершённые группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Надо отметить, что иногда предложения тео­ретиков и практиков всё же не остаются без внимания законодателя. Так, до 2008 г. в этой части статьи наличествовал пункт «в» - «те же деяния, совершённые с применением огнестрельного оружия». По мнению ряда учёных (И. С. Камынин, Т. Д. Устинова, Е. А. Малышенко, В. В. Маль­цев, В. Е. Петрищев, Д. А. Сопов), этот признак был несколько странен и не совсем продуман: получалось, что теракт с применением автомата опаснее, чем взрыв бомбы, а это очень сомнительно. Если же речь шла об угрозе акта терроризма с применениемем автомата - всё равно она менее опасна, чем реальный взрыв мины.

Под организованной группой Пленум Верховного Суда РФ предло­жил понимать устойчивую группу из 2 или более лиц, о чём могут сви­детельствовать большой временной промежуток её существования, не­однократность совершения преступлений членами группы, их техниче­ская оснащённость и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной груп­пы). Такая подготовка очень часто велась и на территории Чеченской республики в специальных лагерях под руководством опытных инструк­торов, а также и в арабских странах, причём к будущим террористам применялись методы медикаментозного и психологического воздейст­вия с целью укрепить их решимость. Действия всех участников органи­зованной группы при теракте квалифицируютя по ст. 205 без ссылки на ст. 33, независимо от их роли;

б) повлекшие по неосторожности смерть человека. Т. Ю. Орешкина верно заметила, что квалифицирующий признак «по­влекшие по неосторожности смерть человека» применительно к терро­ристическому акту в реальной жизни практически не встречается - ведь при взрыве бомбы террорист не проявляет предусмотрительности по отношению к возможной смерти «незапланированных» жертв. Для него в этом плане последствия безразличны, погибнет ли пять человек или же восемь. Именно поэтому законодатель и перенёс в 2008 г. данный признак из ч. 3 в ч. 2 ст. 205 УК РФ. На наш взгляд, надо было посту­пить ещё более радикально - вообще исключить его из статьи, а факт неосторожного причинения смерти квалифицировать по совокупности сост. 109 УК РФ.

в) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий. Что касается признака «причинение значительного имущественного ущерба», то его нельзя отождествлять со значительным ущербом гражданину, преду­смотренным в ч. 2 ст. 158 УК РФ: разные объекты посягательства, раз­ные способы посягательства, разная характеристика потерпевших (госу­дарство и гражданин) в плане материального положения. Поэтому дан­ный признак должен трактоваться примерно так, как он понимается в экологических преступлениях - ч. 1 ст. 255 и 262 УК РФ. И, хотя этот признак там выступает как оценочный, на практике он понимается в стоимостном выражении как гораздо более серьёзный, чем 2500 руб. Поэтому, на наш взгляд, значительный имущественный ущерб - это раз­рушение, порча имущества на сумму до 250 тыс. руб. Пленум Верховно­го Суда по этому поводу рекомендует исходить из стоимости уничто­женного имущества или затрат на восстановление повреждённого иму­щества, значимости этого имущества для потерпевшего (в зависимости от рода его деятельности или материального положения), финансово- экономического состояния юридического лица, являвшегося собствен­ником имущества.

Иные тяжкие последствия не включают в себя имущественный ущерб, предусмотренный законом самостоятельно. Пленум Верховного Суда РФ относит к ним причинение тяжкого вреда здоровью хотя бы одного человека, средней тяжести вреда здоровью двух или более лиц, оставление потерпевших без жилья или средств к существованию, дез­организация работы органов власти и местного самоуправления, дли­тельное нарушение работы предприятий и учреждений, загрязнение поверхностных и внутренних вод, атмосферы, морской среды и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие её сохра­нению и правомерному использованию, устранение которых требует длительного времени и больших материальных затрат. Можно бы, учи­тывая специфику теракта, включить в этот перечень и прерывание рабо­ты транспорта.

Дополнительная квалификация содеянного по ст. 167 УК РФ не требуется.

Наказывается деяние по ч. 2 ст. 205 УК РФ лишением свободы на срок от 10 до 20 лет.

Часть 3— деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 настоящей ста­тьи, если они:

а) сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо сиспользованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ. Здесь речь идёт о так называемом ядерном терроризме, когда преступники, обладающие портативными ядерными установками (а они есть и у нас, и в США, весом до 30 кг, типа чемоданчика), угрожают «локальным» ядерным взрывом. При этом возможна совокупность со ст. 220, 222, 223 УК РФ. Кроме того, речь может идти и о возбудителях разных болезней, эпиде­мий, эпизоотий. 290

В 1999 г. в станице Обливской Ростовской области один за другим стали умирать люди без внешне видимых причин. Виктор Скидан по­местил сообщение в Интернет, что никто им не помогает, власти всё замалчивают, потом эту информацию передало Би-Би-Си, а Скидану наши власти отключили телефон. Сразу возникла одна из версий, что это так называемый агротерроризм — заражение через животных и растений, что могло привести к потере урожая. Но причину так и не выяснили точно, хотя диагноз болезни поставили — крымская геморра­гическая лихорадка;

б) повлекли умышленное причинение смерти человеку. Здесь имеется та же проблема квалификации, что и в ч. 4 ст. 206 - нужна ли совокупность с ч. 2 ст. 105 (особенно если от взрыва погибли десятки людей, что характерно для теракта)? Т. Ю. Орешкина полагает, что в случае причинения смерти многим лицам такое деяние дополнительно должно квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. С теоретиче­ских позиций это вообгце-то верно, но в следственной и судебной прак­тике первых лет после изменения закона учитывалось, что Федеральный закон РФ от 30 декабря 2008 г. принимался именно для того, чтобы уйти от квалификации содеянного с применением ст. 105 по процессуальным моментам (участие суда присяжных, который, по мысли законодателя, тормозит процесс государственного реагирования). Однако в практике 2009-2011 гг., по сообщениям СМИ, уголовные дела возбуждались всё- таки по двум статьям. Пленум Верховного Суда РФ 9 февраля 2012 г. разъяснил, что умышленное причинение в результате террористического акта смерти человеку (либо двум и более лицам) не требует дополни­тельной квалификации по ст. 105 УК РФ. И всё-таки этот подход не со­всем соответствует уголовно-правовой теории, приводя к парадоксу: если человек в драке по личным мотивам убил двоих потерпевших, ему грозит лишение свободы до 20 лет или пожизненное лишение свободы, или смертная казнь. А вот если террорист с целью дестабилизировать обстановку в городе взорвал жилой дом и при этом погибло сто человек, ему грозит только лишение свободы до 20 лет или пожизненное лише­ние свободы. Кроме того, предложенная Пленумом квалификация не согласуется и с его же разъяснением в данном постановлении о том, что теракт считается преступлением с формальным составом, и последствия в таком случае (смерть двух или более лиц) подлежат самостоятельной оценке. Поэтому, если жертв преступления было более одной, то причи­нение смерти остальным лицам теоретически правильнее было бы оце­нивать ещё и по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Заметим также, что в ч. 3 ст. 205 УК РФ законодатель использовал непривычную конструкцию с указанием на умышленное причинение смерти человеку, не употребив напрямую термин «убийство». По наше­му мнению, это сделано не случайно, а для того, чтобы подчеркнуть, что в данном посягательстве, в отличие от предусмотренного ст. 105 УК РФ, жизнь человека выступает не основным, а дополнительным объектом преступления, и в сооответствии с предлагавшимся нами ранее доктри- нальным определением убийства («общественно опасное противоправ­ное причинение смерти другому человеку, когда оно не направлено од­новременно на иное охраняемое уголовным законом общественное от­ношение») содеянное под убийство уже не подпадает.

Если виновный совершает посягательство на жизнь государствен­ного или общественного деятеля либо лица, осуществляющего правосу­дие или предварительное расследование, сотрудника правоохранитель­ного органа путём взрыва, поджога или иных действий подобного ха­рактера в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, содеянное надлежит квалифициро­вать по ст. 205 УК РФ, т. е. приоритет отдаётся субъективной стороне преступления.

Наказывается преступление по ч. 3 ст. 205 УК РФ лишением свобо­ды на срок от 15 до 20 лет или пожизненным лишением свободы. Каса­ясь санкции данной части статьи, нужно отметить, что всё-таки про­изошло существенное смягчение ответственности, как бы это парадок­сально ни выглядело. Хотя минимум санкции повышен до 15 лет, но максимум, по сравнению с ч. 2 ст. 105 УК РФ, не включает смертную казнь.

В связи с изложенным нужно упомянуть о многочисленных пред­ложениях по введению в санкцию ст. 205 УК смертной казни, весьма популярных и по сей день в СМИ и среди видных политиков страны. По нашему убеждению, они необоснованны, потому что факты массовой гибели людей многие годы расценивались весьма строго по ч. 2 ст. 105, а за сам факт совершения взрыва, если он не повлёк человеческие жерт­вы, установление смертной казни нельзя признать справедливым. Да и целесообразность этой меры сомнительна, так как шахидов, которых среди виновных становится всё больше, никакой казнью не запугаешь. Кроме того, Конституционный Суд РФ в ноябре 2009 г. принял поста­новление, в котором признал, что мораторий на смертную казнь соот­ветствует международным договорам Российской Федерации и внут­реннему российскому законодательству.

Бороться с терактами надо профилактикой преступлений, а не вве­дением высшей меры. Вот типичный пример того, почему борьба быва­ет неэффективной.

В августе 2004 г. случились практически одновременные взрывы 2 самолётов, вылетевших из Москвы в Ростов и Волгоград. Обломки раз­летелись на километры, на трупах людей— около 100 человек— и на обломках самолётов сотрудники ФСБ нашли гексаген. Опознали по фо­то чеченок Джабирхаеву и Наганову, они сами покупали билеты — ви­димо, и были шахидками. Офицер милиции Артамонов сначала задер­жал их в аэропорту перед посадкой, а потом почему-то отпустил без досмотра, хотя они летели, как сказали, в отпуск, но с пустыми рука­ми, без вещей, что было по меньшей мере подозрительно. Потом их пропустили за взятку в 1000 руб. сотрудники аэропорта— вот вам и возможность пронести в самолёт что угодно.

В этой связи нужно отметить, что в 2012 г. учёные г. Томска сконст­руировали специальный детектор взрывчатки, который распознаёт взрывчатые вещества по их парам в воздухе. Кроме того, он может оп­ределить вид жидкости по её молекулам, и это весьма перспективная мера предупреждения терактов.

Нередко раздосадованные россияне говорят, что спецслужбы так никого толком и не задерживают из террористов. Это не совсем верно - за последние годы осуждены виновники взрывов жилых домов в Моск­ве, Волгодонске (кроме двух человек). В 2003 г. осуждены к пожизнен­ному лишению свободы Хубиев, Дыкушев и Крымшанхалов, на 18 лет осуждены Фатима Таймасханова и Айсет Дадашева за взрывы на вокза­ле в Пятигорске, их отправили в колонию. Но вскоре в газетах прошла информация, что этих женщин обменяли на чеченских полевых коман­диров, и многие граждане стали обеспокоено звонить в СМИ, потому что убеждены: прощать террористов, не сдавшихся властям, нельзя в принципе. Люди перестануь верить в силу государства и способность его защитить людей от террора. После этого по телевидению специаль­но дали опровержение: террористки всё-таки находятся в колонии.

Население других стран тоже резко отрицательно относится к слу­чаям либерализма по отношению к террористам. В сентябре 2009 г. был освобождён из шотландской тюрьмы и отпущен на родину по причине онкологической болезни ливийский террорист Аль-Михрани. Это один из двух ливийских преступников, устроивших в 1973 г. взрыв пассажир­ского самолёта в воздухе над шотландским городком Локерби, унесший 263 человеческие жизни. Решение шотландского правительства, про­явившего гуманизм к террористу, встретило сильное недовольство об­щественности в Великобритании. В ноябре 2009 г. в США наконец-то были преданы суду 5 террористов, организовавших печально знамени­тый теракт 11 сентября 2001 г. в г. Нью-Йорке (разрушение двух башен Всемирного торгового центра, унесшее более 5 тыс. человеческих жиз­ней). Перед началом судебного процесса по телевидению выступил пре­зидент США Барак Обама и высказался за применение смертной казни к шейху Мохаммеду и остальным четырём исламским экстремистам.

В 2005 г. в результате спецоперации уничтожен в своём бункере А. Масхадов, организатор терактов боевиков, а в 2006 г. наконец-то убит при задержании Ш. Басаев. В 2009 г. в г. Грозном убит при задержании Сайд Хазриев - один из опаснейших боевиков, до сих пор остававшийся в конфронтации с установившимся режимом Рамзана Кадырова. Ранее он участвовал в 2 терактах и планировал, по данным спецслужб, посяга­тельство на жизнь президента Чеченской республики.

К данной статье имеется очень важное примечание: лицо освобо­ждается от уголовной ответственности, если оно участвовало в под­готовке акта терроризма, но своевременным предупреждением ор­ганов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в его действиях не содер­жится иного состава преступления (например, ст. 222, 223 УК РФ). Причём данное примечание будет действовать, даже если после сооб­щения лица представители органов власти не поверили ему, не придали значения данной информации, не смогли обезвредить мину, и акт терро­ризма всё же состоялся (хотя в реальной жизни такое встречается очень редко). По смыслу закона, если здесь речь идёт о первом варианте те­ракта, т. е. о взрыве, поджоге, то по своей юридической природе это примечание - специальный вид освобождения от уголовной ответствен­ности при добровольном отказе на стадии приготовления. Вообще-то, даже если бы примечания не было, сработала бы ст. 31 УК РФ. Если же террористы позвонили в органы власти с угрозой взорвать здание, а по­том один из них передумал и тайно связался со спецслужбами, сообщил, где заложена мина и как её можно обезвредить, то он тоже освобождает­ся от уголовной ответственности, но по своей юридической природе это будет скорее уже деятельное раскаяние, потому что вторая форма терак­та к этому моменту уже признаётся оконченной.

Достаточно сложны проблемы разграничения террористического акта со сходными посягательствами.

Например, если целью преступников является подрыв экономиче­ской безопасности или обороноспособности Российской Федерации, то налицо диверсия, ст. 281 УК РФ. Кстати, раньше, когда статьи о теракте не было в уголовном законе, виновных судили по ст. 68 УК РСФСР 1960 г. - диверсия, если имела место цель «подрыва или ослабления Со­ветского государства».

В 1977 г. три особо опасных рецидивиста, отсидевших большие сроки, стали выступать за независимость Армении и против диктата московских властей. Чтобы подтвердить серьёзность своих намере­ний, С. С. Затикян, С. А. Степанян и Р. А. Багдасарян совершили серию взрывов в Москве. Тогда это было шоком для населения города по мер­кам того мирного времени, а остальная страна практически об этом не знала. Они делали мины с часовым механизмом, замаскировывали под чугунную кастрюлю — утятницу, и взрывали около Кремля, недалеко от ГУМа, а потом — ещё и на станции метро «Первомайская». В метро погибли 7 человек, а 37 получили ранения (и это ещё хорошо, что мина взорвалась на остановке, а не в движении, иначе жертв было бы не­сравненно больше).

В этом контексте вопросы квалификации деяний, при которых при­меняются взрывные устройства, довольно непросты.

В 2001 г. в г. Иркутске, на ул. Партизанской мальчишка лет 15 пытался подложить радиоуправляемую мину с 200 г пластита под ма­шину коммерсанта — она стояла под окнами дома, а когда его замети­ли, он убежал. Так его и не нашли, а мину сняли.

Здесь возможны три варианта правовой оценки: 1) если была цель запугать население путём взрыва: ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 205 УК РФ, при­готовление к терроритсическому акту; 2) если он хотел убить владельца в машине наверняка: ч. 1 ст. 30 и п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ - приготовле­ние к убийству общеопасным способом; 3) если он хотел только подор­вать чужой автомобиль, чтобы досадить хозяину или выразить свой протест против его неправедного богатства: — это приготовление к уничтожению чужого имущества путём взрыва, ч. 2 ст. 167 УК РФ - но оно ненаказуемо, так как направлено на совершение преступления сред­ней тяжести.

Статья 206. Захват заложника (в ред. 30 декабря 2008 г).

В 2010 г. в стране зарегистрировано, как и в следующем году, по 5 случаев захвата.

Ранее в УК РСФСР слово «заложников» употреблялось во множе­ственном числе, что создавало возможность неверного толкования. Яко­бы для наличия состава преступления надо захватить не менее 2 чело­век. Деяние это весьма распространено, и не только на Северном Кавка­зе, были уголовные дела в других регионах России ещё до чеченских войн. В соответствии с Международной конвенцией по борьбе с захва­том заложников 1979 г. это деяние признаётся преступлением междуна­родного характера. Преступников в СМИ почти всегда именуют терро­ристами, что не совсем верно - логичнее бы ввести в оборот термин «захватчики».

Опасность данного преступления очень высока, оно бывает тесно сопряжено и с угоном воздушного судна, и с терроризмом, убийствами. Методы борьбы с таким посягательством в нашей стране бывали раз­ными, накапливался опыт. Если раньше, до процесса демократизации, государство опиралось только на силовые методы, то затем, по мере присоединения к мировому сообществу, политика стала более гибкой и успешной.

8 марта 1988 г. во время полёта из Иркутска в Ленинград группа наших земляков, ансамбль «Семь Симеонов» под руководством И. Овеч- киной, захватила самолёт с пассажирами и потребовала пропустить его за границу. Тогда при штурме самолёта были человеческие жертвы, и само воздушное судно сгорело.

А вот позднее, в 1991 г., банда Павла Якшиянца в Кисловодске за­хватила двадцать четвероклассников, потребовала 2 млн долл., нарко­тики и возможность беспрепятственного вылета в Израиль. Всё это было им предоставлено, но власти Израиля незамедлительно передали потом преступников российскому правосудию, и всё обошлось без чело­веческих жертв.

К сожалению, в связи с российскими внутриполитическими собы­тиями в более поздний период имели место трагические случаи совер­шения этого преступления.

В июне 1995 г. в г. Будённовске банда Ш. Басаева захватила в боль­нице более полутора тыс. человек, из которых погибли почти двести. 20 боевиков были осуждены, 30— застрелены, а сам Басаев ускользнул при странных обстоятельствах.

В 1998 г. в Чечне президент этой республики А. Масхадов даже из­дал указ об ответственности за захват заложников и похищение людей с целью выкупа, однако реально никого по нему так и не осудили - види­мо, он сделал это ради рекламы.

Непосредственный объект преступления - общественные отно­шения, обеспечивающие общую безопасность. Она понимается здесь так же, как и в ст. 205.

Объективную сторону образуют альтернативно два деяния:

1) захват лица в качестве заложника. Сам термин «захват» в УК РФ не расшифровывается, а в теории есть различные концепции. В ча­стности, Р. Ахметшин, Э. Гафурова понимают под ним ограничение сво­боды заложника путём применения к нему насилия или угрозы насили­ем. Возможна и несколько иная, но близкая к этой трактовка: захват - это противоправное завладение человеком, лишающее его свободы (в том числе под угрозой или с применением к нему физического насилия, не опасного для жизни или здоровья). Оно может быть тайным до опре­делённого момента, с применением обмана, или открытым и насильст­венным. В литературе захват считается оконченным, когда человек ли­шён свободы (Н. Н. Козлова). Есть и суждения о том, что захват залож­ника является длящимся преступлением (П. С. Яни), с чем вполне мож­но согласиться. Правда, иногда момент окончания его понимается свое­образно - оно, по мнению некоторых теоретиков, «начинается с момента совершения одного из действий, указанных в диспозиции ст. 206 УК РФ, и длится в течение всего периода времени, пока заложники не будут ос­вобождены» (Р. Ахметшин). По этой коцепции получается, что всё вре­мя содержания в неволе заложников, по существу, есть только покуше­ние - ч. 3 ст. 30 и ст. 206 УК РФ, а «заканчивают» данное посягательст­во, как ни странно, сотрудники правоохранительных органов своими правомерными действиями. Видимо, правильнее будет считать, что пре­ступление окончено в момент захвата и длится непрерывно на этой ста­дии, а вот срок давности уголовного преследования начинает течь с мо- 296 мента прекращения этого состояния по разным причинам (т. е. надо раз­личать юридическое и фактическое окончание преступления).

В теории уголовного права не учитывается серьёзный просчёт за­конодателя: надо было включить в объективную сторону посягательства ещё одно деяние — выдвижение требования, предъявляемого к государ­ству, организации или гражданину под угрозой причинения физического вреда захваченному человеку в случае его невыполнения. Только после совершения этого деяния вкупе с первым надо бы считать преступление оконченным. Пока требование не выдвинуто, содеянное является, по нашему мнению, не захватом, а незаконным лишением свободы (ст. 127 УК РФ) - никто ведь об этом не знает, а для истинных захватчиков очень важно, чтобы был общественный резонанс, сразу по телевидению стали об этом говорить, на переговоры с ними приехал бы губернатор региона или даже более высокопоставленное должностное лицо (в Будённовске в 1995 г. в переговорах с Ш. Басаевым вынужден был участвовать сам премьер-министр В. С. Черномырдин). В связи с этим долгое время бы­ло не совсем ясно, имелся ли в наличии состав ст. 206 УК РФ у пре­ступников, закрывших более тысячи людей в здании школы 1 сентября 2004 г. в г. Беслане. Тогда в СМИ ничего не упоминалось о требованиях преступников и угрозах. Затем, когда судили единственного оставшегося в живых преступника Нурпаши Кулаева, ему вменили 8 статей УК РФ - 205, 317, 105 и т. д., но ст. 206 УК РФ в газетных и телевизионных со­общениях не было упомянуто. И лишь несколько позднее по телевиде­нию прошёл сюжет с бывшим президентом Ингушетии Р. Аушевым. Захватчики ему почему-то доверяли больше всех и, сохраняя угрозу взрыва школы, предъявили ультиматум из 9 пунктов: вывести войска из Чечни, освободить подельников и т. д.

В литературе обсуждается интересный вопрос: является ли захва­том заложника похищение человека (или незаконное лишение его сво­боды), сопряжённое с последующим предъявлением требования о выку­пе не к его родственникам, а к нему же самому? В. Ф. Караулов отвечает на него положительно, основываясь на формулировке ст. 206 УК РФ - «...либо к гражданину», т. е. и к самому потерпевшему. Однако данное суждение весьма спорно. Нельзя быть заложником у самого себя, и со­деянное более верно было бы квалифицировать как вымогательство.

Но даже если требование выдвинуто, а в нём нет угрозы причине­ния вреда захваченному, это будет считаться только незаконным лише­нием свободы.

В 2003 г. в Свердловском районе г. Иркутска пенсионер Гаврилов рассердился на пришедшую работницу социальной службы — почему целых 3 дня не навещала его, у него крупа кончилась, есть нечего! Он закрыл её у себя в квартире на первом этаже и крикнул в окно стояв­шей на улице её подруге, что не освободит женщину, пока не приедет её начальник для объяснений. Подруга быстро сообщила в милицию, прибыли СОБРовцы и взломали дверь. Дело было возбуждено по ст. 127 УК РФ, так как Гаврилов не выразил угрозы, но самого старика пожа­лели и не арестовали. Вскоре по неизвестным причинам загорелась его квартира, и он погиб.

За то, что выдвижение требования фактически судами признаётся признаком объективной стороны, говорит следующий пример.

В 2000 г. произошёл захват заложников на ст. Лазаревская около г. Сочи. Захваченный заложник — один из двух — как позднее оказалось, был в сговоре с захватившими его людьми, надеясь на получение ими выкупа от государства и благополучный исход (а они потом ему бы отдали его долю денег). Суд его признал соучастником (физическим пособником) по ст. 206 УК РФ. А вот если бы требование не было обязательным для состава преступления, то в его действиях вообще бы не было кримина­ла — просто двое мужчин связали руки третьему с его согласия;

2) удержание лица в качестве заложника - противоправное на- сильстенное препятствование выходу захваченного лица на свободу. (Как правильно указывают М. Ю. Павлик, О. Н. Коршунова.) Однако В. С. Комиссаров считает им, например, оставление человека на том же месте, где он раньше был, только предварительно лишив его свободы - допустим, привязав к стулу, на котором тот сидел). На наш взгляд, это надо расценивать как захват заложника, а не удержание, поскольку до этого момента он был в совершенно ином качестве - как свободный гражданин, хотя и сидящий на том же самом стуле. В учебниках и ком­ментариях в большинстве своём приводятся тавтологические формули­ровки (Б. В. Яцеленко и др.) По сути, удержание - это продолжение за­хвата, и, видимо, законодатель ввёл этот термин именно для тех субъек­тов преступления, кто лично не участвовал в захвате, а позднее присое­динился к преступлению путём охраны захваченных людей (специфика этого преступления состоит в том, что оно весьма продолжительно по времени, и преступникам надо меняться, чтобы физически выполнить задачу охраны заложников). По данным исследования Э. Гафуровой, в 63 % уголовных дел заложники удерживались от 1 до 6 ч, в 13 % - менее часа, а в целых 24 % - более 6 ч (в частности, захваченные в Москве на спектакле «Норд-Ост» люди сидели в зале 58 ч. А в 90-х гг. прошлого века в Перу японских дипломатов захватили члены группировки Тупака Амару, и это длилось почти целый год!). Продолжительность захвата в нашем законе учитывается только при назначении наказания, но было бы справедливее учесть опыт зарубежного законодательства и ввести квалифицирующие признаки, связанные с большим сроком пребывания потерпевшего в неволе (например, более 7 дней, что предусмотрено в УК Польши и Франции).

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо с 14 лет. Кстати, в прежнем УК РСФСР, в ст. 126-1 содержалось примечание, фактически (по справедливому замечанию С. А. Черных), сводившее на нет её возможное применение: по ней можно было судить только не на­шего гражданина, который на нашей территории захватил не нашего гражданина. Естественно, таких случаев не наблюдалось - у иностран­цев есть другие возможности для выяснения спорных отношений, неже­ли приезд специально для этого в нашу страну.

Субъективная сторона — прямой умысел и одна из двух альтер­нативных целей:

1) понуждения государства, организации, гражданина совер­шить какое-либо действие - например, выпустить из тюрьмы друзей- преступников.

В 2003 г в г. Усть-Илимске Иркутской области И. Ливанова при­гласила в свою квартиру участкового по ложному вызову о совершении преступления. Когда работник милиции вошёл, она с собутыльниками Плоткиным и Свидловым закрыла дверь на ключ, вооружилась ножом, выкрикивала угрозы убийством и требовала, чтобы руководители ли­нейного отделения милиции города освободилили из медвытрезвителя её основного сожителя.

Ещё один вариант цели - понудить организацию выдать деньги, на которые преступник, по его мнению, имеет право.

В 1998 г., после дефолта, в г. Санкт-Петербурге Ю. Быстрое про­рвался в кабинет управляющего филиалом банка «СБС-агро» и под угро­зой сожжения его и себя заодно потребовал возвратить ему 14 тыс. долл., которые он накануне поместил в банк, а они сразу после этого обесценились (просил дать по старому курсу, конечно). Получил их — и сдался властям.

Следующий вариант цели - понудить государство совершить кон­кретные действия.

В октябре 2002 г. в Москве, в киноконцертном зале на Дубровке, во время представления мюзикла «Норд-Ост», вооружённая до зубов бан­да Мовсара Бараева, обвязавшись гранатами, держала в страхе сотни зрителей, требуя руководителей России вывести войска из Чечни;

2) понуждения государства, организации, гражданина воздер­жаться от совершения какого-либо действия как условия освобож­дения заложника - например, не вступать в военный конфликт на чьей- либо стороне.

Наказывается данное преступление по ч. 1 ст. 206 УК РФ лишением свободы на срок от 5 до 10 лет.

Часть 2 - те же деяния, совершённые :

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в каче­стве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношениии женщины, заведомо для виновного находящей­ся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц (при этом число потерпевших учитывается при назначении наказания);

з) из корыстных побуждений или по найму - при этом требова­ния материального характера, если они адресованы к государственным органам, организациям и не соответствуют диспозиции ст. 163 УК РФ, не квалифицируются дополнительно как вымогательство - и, пожалуй, в этом проявляется недостаток уголовного закона.

Наказывается данное преступление по ч. 2 ст. 206 УК РФ лишением свободы на срок от 6 до 15 лет.

Часть 3 - деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 настоящей ста­тьи, если они:

- совершены организованной группой - этот признак встречается в практике довольно часто: такова специфика преступления, ведь в оди­ночку или со случайными подельниками трудно решиться на столь рис­кованную авантюру.

Трагической датой в истории России стало 1 сентября 2004 г. — в Северной Осетии, в г. Беслане, более тысячи человек в школе захватила организованная группа под командованием «Полковника» Руслана Хач- барова — он для устрашения и своих же соучастников, и заложников взорвал 2 шахидок. Перестреливаяись с милицией, они согнали всех в спортзал, запрещали есть и пить двое суток, развешали бомбочки в спортзале на баскетбольное кольцо. Ранее, видимо, при ремонте летом, под полом заложили 3 большие бомбы, и привели их в действие 3 сен­тября. К тому времени часть заложников удалось вызволить. Под об­ломками погибли почти 350 человек, половина из них— дети. Освобо­дить заложников требовал Совет безопасности ООН, но безуспешно;

- повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяж­кие последствия - например, причинение тяжкого вреда здоровью не­скольких лиц (в принципе признак толкуется так же, как и в ч. 3 ст. 126 УК РФ).

Наказывается данное преступление по ч. 3 ст. 206 УК РФ лишением свободы на срок от 8 до 20 лет.

Часть 4 - деяния, предусмотренные частями 2 и 3 настоящей статьи, если они повлекли умышленное причинение смерти человеку.

Этот признак был введён 30 декабря 2008 г. в интересах оператив­ного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел о престу­плениях, связанных с терроризмом и захватом заложника. Поскольку в подобном случае не обязательно участие суда присяжных, новшество позволяет действеннее обеспечить общую превенцию и положительно повлиять на правосознание населения, которое подчас способно разуве­риться в возможности государства быстро и эффективно бороться с терро­ристами. Правда, против данной новеллы резко возражали адвокаты и пра­возащитники, считавшие её отступлением от процесса демократизации.

В связи с этим возникла очень сложная проблема: а если умышлен­ное причинение смерти, сопряжённое с захватом заложника, одновре­менно содержит в себе другие квалифицирующие признаки убийства - возможна ли квалификация содеянного по всем этим признакам, или обвинение в убийстве по иным квалифицирующим признакам, напри­мер с особой жестокостью, двух или более лиц - должно рассматривать­ся в рамках отдельного уголовного дела, в том числе и с возможным участие суда присяжных? Хотя признак, упомянутый теперь в ч. 4 ст. 206, по сути является специальным по отношению к ч. 2 ст. 105, всё- таки применение ч. 4 ст. 206 УК РФ возможно по совокупности с любы­ми пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ. Иначе получается серьёзная недооцен­ка степени опасности содеянного. При этом, если погибли 2 заложника, то содеянное должно, на наш взгляд, квалифицироватся по ч. 4 ст. 206 и ч. 1 ст. 105 (при отсутствии других квалифицирующих признаков убий­ства); если погибли 3 и более заложников - применяется совокупность ч. 4 ст. 206 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

А вот в отношении причинения смерти захваченному заложнику, совершённого организованной группой, появилась неувязка из-за не­продуманной формулировки ч. 4 ст. 206 УК РФ: «деяния, предусмотрен­ные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли умышленное причинение смерти человеку» (а надо было добавить в неё указание и на ч. 3 статьи 206). Теперь же получается, что причинение смерти заложнику организованной группой вообще не подпадает под самую строгую часть ст. 206 УК РФ. Поэтому содеянное, видимо, надо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 206 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Нужно обратить внимание и на саму формулировку ч. 4 ст. 206 УК РФ. До переноса в эту статью данный квалифицирующий признак нахо­дился в п. «в» ч. 2 ст. 105, именуясь там по-иному - «убийство, сопря­жённое с захватом заложника», сейчас же такое деяние называется «за­хват заложника, повлекший умышленное причинение смерти человеку». Разница в терминологии, по нашему мнению, принципиально важна и является дополнительным аргументом в пользу выделения в теории уго­ловного права докгринального понятия убийства как противоправного причинения умышленного причинения смерти другому человеку, когда оно не направлено одновременно на иное охраняемое уголовным зако­ном общественное отношение. Именно потому, что при захвате залож­ника с причинением ему смерти деяние направлено в первую очередь на отношения общественной безопасности (основной непосредственный объект), и только во вторую очередь - на отношения по поводу жизни (дополнительный объект), оно и не называется убийством, хотя в том и другом вариантах фактически речь идёт об одном и том же с точки зре­ния объективной стороны содеянного. Просто употребление в ч. 4 ст. 206 УК РФ термина «убийство» уже не отвечало бы букве и смыслу доктринального его определения.

Примечание. Лицо, добровольно или по требованию властей ос­вободившее заложника, освобождается от уголовной ответственно­сти, если в его действиях не содержится иного состава преступле­ния. Имеется в виду - освобождение должно произойти до момента штурма при спецоперации, выполняя ультиматум властей. Если залож­ников было несколько, надо освободить всех - несмотря на то, что вроде бы слово «заложника» поставлено в примечании в единственном числе. Логическое и грамматическое толкование этой формулировки позволяет сделать вывод, что положения ст. 206 УК РФ распространяются и на «последнего», так сказать, из оставшихся заложников, даже если всех остальных уже отпустили. Поэтому, пока хоть один заложник ещё нахо­дится в плену, примечание не применяется. По смыслу закона, примеча­ние относится ко всем субъектам преступления - и к тем, кто захваты­вал, и кто лишь удерживал, и даже к их пособникам. Термин «властей» относится к любому уровню власти, любой его ветви - даже к начальни­ку РОВД.

В октябре 2002 г., при захвате зрителей на Дубровке, на вторые сутки по телевидению выступил Президент РФ В. В. Путин и пообе­щал преступникам сохранить жизнь, если они отпустят людей. Это не относится к примечанию, а просто является гуманным поступком ру­ководителя государства, выражением его гражданской и человеческой позиции, аргументом для колеблющихся преступников. Если бы те осво­бодили захваченных людей, то примечание сработало бы независимо от речи В. В. Путина.

Кстати, возможна квалификация по совот^пности ст. 205 и 206 УК РФ (как это было и на Дубровке, и в Беслане). Но совокупности не будет, если угроза смертью и другие обстоятельства, в частности отсутствие факта устрашения населения, не соответствуют диспозиции ст. 205 УК РФ.

В 2005 г. в Москве Бугаев и Хозяинов угрожали расстрелять захваченных ими заложников. Эта угроза охватывается диспозицией ст. 206 УК РФ и не требует совокупности со ст. 119 и ч. 2 ст. 205 УК РФ (второй разновидностью теракта, когда имеется в виду не взрыв, а психическое насилие). Так объяснил в своём решении Верховный Суд России.

В литературе верно отмечается (О. Михаль, О. Резепкин), что надо бы сделать аналогичное примечание общим для ст. 127, 126, 206 УК РФ и изложить его в такой редакции: «Лицо, впервые и добровольно осво­бодившее незаконно лишённого свободы, похищенного, захваченного в заложники человека, освобождается от уголовной ответственности, если оно удерживало потерпевшего в неволе не более 24 ч и в его действиях не содержится иного состава преступления. Не является добровольным освобождением незаконно лишённого свободы, похищенного или захваченного в заложники человека после обещания потерпевшего выпол­нить хотя бы частично условия его освобождения либо после достижения виновным иных целей, которых он стремился достичь этим преступлением».

Отличия захвата заложника от похищения человека (ст. 126 УК РФ):

1) объекты посягательства разные (здесь, в ст. 206 УК РФ - общая безопасность, а там - личная свобода). Не случайно в заложники берут тех, кто попал под руку, а воруют людей - с разбором, предварительно просчитав все варианты, чтобы использовать материальное положение их родственников или иные значимые моменты;

2) субъективная сторона здесь сформулирована более узко (в ст. 126 УК РФ ведь прямо не указана специальная цель, достаточно только пря­мого умысла). Так считают, например, С. Д. Гринько, И. А. Журавлёв,

B. С. Комиссаров, Н. Н. Лапупина, Г. В. Овчинникова. Хотя этот момент является дискуссионным, так как содержание похищенного в неволе можно считать и целью содеянного;

3) место содержания заложника может и не скрываться (а место со­держания похищенного скрывается всегда). В этом плане нужно согла­ситься с В. А. Осиповым, О. Ю. Резепкиным, А. В. Бриллиантовым,

C. В. Скляровым, Т. Р. Сабитовым. Сам факт захвата заложника тоже не скрывается - чаще же наоборот, преступники привлекают к этому вни­мание общества, добиваясь общественного резонанса и рекции соответ­ствующих органов на их требования;

4) захват не обязательно связан с перемещением жертвы в про­странстве (например, захват контролёра в исправительной колонии пря­мо на месте его службы, привязав его к решётке).

5) при захвате заложника виновные всегда выдвигают требования к государству, организации или гражданину, а при похищении человека требования могут и не предъявляться.

Статья 209. Бандитизм (в ред. 27 декабря 2009 г.)

История борьбы с бандитизмом в России своеобразна. В 1993 г. бы­ло совершено 28 тыс. вооружённых нападений, а уголовных дел по бан­дам насчитывалось всего 7. Затем ситуация стала меняться, в стране в 2000 г. обнаружено 130 банд, после активной работы спецслужб к 2007 г. их осталось уже только 60. Но после 2008 г., когда бездумно расфор­мировали РУБОПы, бандитизм вновь поднял голову. За 2009 г. осуждено 146 бандитов, а всего за 2004-2009 гг. - 1180 человек, но только трое получили максимальный срок. После резонансного дела банды Цапкова в станице Кугцёвской Краснодарского края даже губернатор края А. Тка­чёв публично признал, что такие же банды есть у них буквально в каж­дой станице! Практика это фактически подтверждает - в 2010 г. в Рос­сии зарегистрировано 176 проявлений бандитизма, а в 2011 г. - 183.

Непосредственный объект преступления - общественные отно­шения, обеспечивающие общую безопасность (А. В. Наумов, О. Л. Дубо­вик, Ж. В. Островских, Б. В. Яцеленко), а вот И. Я. Козаченко считает им основы государственного управления в области общественной безо­пасности.

Для квалификации данного преступления центральным является понятие банды. Оно дано в постановлении Пленума ВС РФ № 1 «О су­дебной практике по делам о бандитизме» от 17 января 1997 г. : «устойчивая, вооружённая, организованная группа из 2 или более лиц, предварительно объединившихся для совершения нападений на граждан и организации». Отсюда можно вывести пять признаков банды:

1) наличие в её составе 2 или более физических лиц, достигших 16 лет и вменяемых. Если член преступной группы имеет возраст 14- 16 лет, то он отвечает не за бандитизм, а за иные деяния, субъектом ко­торых он может быть по закону (убийство, разбой, изнасилование и т. д).

Иногда этот важнейший признак в судебной практике толкуется не совсем верно, и банда признаётся там, где вообще нет признаков груп­пового преступления.

В 2006 г. в г. Иркутске Монкуев предложил Рутько под своим нача­лом заняться вооружёнными нападениями на граждан и организации, и они вдвоём совершили несколько разбоев. В процессе следствия Монкуев был признан невменяемым, и тем не менее по приговору Иркутского областного суда Рутько осуждён за участие в банде, так как его умыс­лом охватывалось участие в банде, и общественная опасность содеян­ного не менялась от того, что Монкуев оказался невменяемым.

2) вооружённость. При этом учитываются положения ФЗ «Об оружии» 1996 г. и разъяснения, данные в постановлении Пленума Вер­ховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5. Здесь подразумевается лишь оружие, которое является предметом преступления в ст. 222 УК РФ. В литературе не совсем обоснованно к оружию банды относят даже аэрозольные баллоны и сигнальные пистолеты (Д. А. Корецкий). Да, баллоны формально по закону считаются оружием, но только в админи- стративно-правовом смысле, а не в уголовно-правовом. Оружие должно иметься хотя бы у 1 бандита, но остальные об этом осведомлены и рассчитывают на него в предстоящих нападениях;

3) организованность. При этом имеется тесная взаимосвязь участников, распределение ролей: наводчики; сбытчики добытого имущества; лица, непосредственно участвующие в нападениях («боевики», «быки»). Например, в осуждённой в 2004 г. братской ОПГ под руководством О. Маковоза имелось в составе звено киллеров (Ю. Суднев, Д. Дмитриев, Е. Бобылев). Часто в банде наличествует специальная система конспирации и сокрытия следов деятельности.

В 2001 г. в Ростовской области разоблачена «цыганская банда», которую возглавляла Анна Матвиенко, неграмотная женщина, но обладавшая гипнозом. Её родственники, члены банды, нападали на старушек и забирали золотые крестики, при этом убили 7 человек. Она специально в общении с населением распространяла слух, что в районе действуют маньяки и вампиры, и люди этому верили.

В 1987 г. в г. Иркутске была разоблачена банда майора милиции, сотрудника управления вневедомственной охраны Стаховцева, состо­явшая из б человек, причём руководителя знал в лицо только его бли­жайший помощник Дядченко. Остальным было сказано, что их главарь Иван Иванович, имеющий большие связи в правоохранительных органах. Перед нападениями на учреждения они устраивали специальную трени­ровку: резали сигнализацию вневедомственной охраны на улице и смот­рели, как быстро охрана приезжает по тревоге.

Признаком организованности является также строжайшая дисцип­лина, когда самих бандитов главари жестоко наказывают за ошибки или предательство.

В 2000 г. в г. Иркутске Сергей Устюжанин (Устюг) организовал банду, куда входили Секлетин, Бедукадзе, Иванов. В своём заключении по делу Генпрокуратура РФ отметила, что «группа характеризуется стабильностью состава и высоким уровнем организованности, пос­тоянством способов и мест совершения преступлений, распределением ролей, планированием и тщательной подготовкой, наличием специаль­ного денежного фонда». Устюжанин исповедовал принцип «нет тела — нет дела», конкурентов и провинившихся убивали, разрубали на части и бросали в р. Ангару в районе пос. Боково, наводя ужас на предпринимателей Ленинского района и его жителей.

Важно отметить, что не любая совместная деятельность, даже очень тесная, является показателем признака организованности группы.

В 2009 г. в Архангельской области Якимов и Рощин познакомились и стали совместно проводить время, пытались устроиться на работу, ходили в кино и пиццерию, совместно употребляли спиртные напитки и курительные смеси. Якимов приобрёл травматическое оружие «Оса». Однажды во время прогулки по городу он надел маску, вошёл в торго­вый павильон и потребовал деньги. Но в связи с угрозой продавца вызвать милицию он испугался и выбежал. Через 2 дня ситуация повторилась, хотя они заранее это не планировали. Верховный Суд РФ, исключая из приговора ст. 209 УК РФ, отметил, что для её состава в пла­не организованности имеют значение только те связи, которые обуслов­лены совместной преступной деятельностью, а не поведением в быту;

4) устойчивость. Этот термин означает, что в момент создания она предназначена как минимум для 2 нападений; его нельзя путать с орга­низованностью и сплочённостью. В п. 4 постановления Пленума Вер­ховного Суда РФ 1997 г. упоминаются показатели устойчивости: «стабильность состава и организационных структур, сплочённость её членов, постоянство форм и методов преступной деятельности». Понятно, что это постоянство можно проследить лишь на 2 и более пре­ступных эпизодах. Поэтому пункт 2 того же постановления является внутренне противоречивым, он признаёт устойчивость даже и при одном нападении, если для него требуется тщательная подготовка (и тем самым отождествляет устойчивость с организованностью). Эта же кон­цепция прослеживается в работах Т. В. Шутемовой, А. Е. Меркушова- и, если её принять, то невозможно будет разграничить бандитизм и групповой вооруженный разбой. Ведь суть бандитизма - в создании обстановки страха, чтобы от одного упоминания банды люди боялись выходить на улицу (такое имело место в 2011 г. в г. Иркутске, когда це­лый микрорайон Академгородок был в панике после появления группы «молоточников»), В знаменитом фильме «Место встречи изменить нель­зя» бандиты не случайно рисовали на стенах окурком чёрную кошку, свой фирменный знак. В заключении судебно-психологической экспер­тизы по упоминавшемуся делу Стаховцева специально подчёркивалось: «Стабильность состава, межличностных отношений, наличие лидера, ориентационное единство, время действия 2 года, совершённые 10 на­падений свидетельствуют об устойчивости банды»;

5) цель нападений на граждан и организации. Есть банды, специализирующиеся именно на организациях (как это делали в 2004 г. в г. Усолье-Сибирское братья Лобановы). Как правило, превалирует корыстная направленность банд (и на этом основаниии Ю. Б. Мельникова и Т. Д. Устинова предлагают поместить данную статью в главу о преступлениях против собственности, с чем нельзя согласиться из-за специфики объекта посягательства), есть даже чисто корыстные банды. В 1998 г. в Чечне президент этой республики А. Масхадов даже издал указ об ответственности за захват заложников и похищение людей с целью выкупа, однако реально никого по нему так и не осудили, видимо, он сделал это ради рекламы.

В 2004 г. в пос. Пивовариха Иркутской области действовала «бан­да скотников» — преступники нападали на фермы ночью с ружьями, угрожая сторожам убийством, забивали скот, прямо на месте его разделывали (для этого у них имелись специалисты), и быстро увозили мясо.

Имеются случаи создания банд для совершения изнасилований, торговли людьми, вовлечения в проституцию, использования рабского труда.

В 2008 в г. Краснодаре действовали бандиты под руководством капитана милиции Чудинова. Они подсаживали в машину девушек, за­тем похищали их и делали секс-рабынями

Весьма часто банды создаются для убийств, в том числе по найму.

В 2008 г. в Москве осуждены члены медведковской ОПГ, состоящей из нескольких банд — известный киллер А. Буторин и другие. Всего они совершили 60 убийств в 90-е гг., в том числе резонансное убийство ли­дера московской организованной преступности О. Квантришвили.

Известны случаи создания банд для совершения терактов и захвата заложников.

В 2002 г. в Москве, в киноконцертном зале на ул. Дубровка произо­шёл захват нескольких сотен заложников, зрителей мюзикла «Норд- Ост», под угрозой взрыва помещения. Руководил бандой известный террорист Мовсар Бараев; заложники были освобождены в результа­те массированной операции с применением специальных газов, погибло более сотни человек.

Пленум Верховного Суда РФ понимает под нападением действия, направленные на достижение преступного результата путём применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения (даже если имевшееся оружие фактически не применялось). Как нападение следует расценивать эпизоды, когда воз­можность применения оружия обговаривалась, но в силу стечения об­стоятельств надобность в этом отпала, например в квартире не оказалось жильцов (В. С. Комиссаров, Г. В. Овчинникова). Если банди­ты применили насилие, не опасное для здоровья, это тоже считается нападением.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 статьи, выражается в 2 альтернативных деяниях (которые, впрочем, в практике почти всегда наличествуют одновременно у одного человека):

1) организация банды - любые действия, в результате которых достигнуто соглашение лиц о совершении нападений на отдельных граждан, государственные и негосударственные организации. Поскольку банда является, в случае совпадения всех признаков состава со ст. 210, специальной разновидностью преступного сообщества, то при её создании не требуется применение к виновному ч. 1 ст. 210 УК РФ;

2) руководство бандой - определение направлений её деятельно­сти, выбор конкретных способов нападений, наказание провинившихся бандитов, определение способов укрывательства и сбыта похищенного имущества, принятие решений о ликвидации свидетелей и потерпевших. В силу ч. 5 ст. 35 УК РФ организатор на­падений несёт ответственность за все совершённые бандой преступле­ния, если они охватывались его умыслом, т. е. не было эксцесса исполнителей.

В 2002 г. в г. Иркутске Григорцов и Тупикин создали организован­ную группу, вооружённую пистолетом. Под их руководством и с их уча­стием эта группа совершила 4 разбойных нападения на граждан. Ир­кутский областной суд квалифицировал содеянное ими в том числе и по ч. 1, и по ч. 2 ст. 209 УК РФ. Судебная коллегия Верховного Суда РФ исключила из приговора ч. 2 ст. 209, поскольку руководство бандой считается более опасной формой бандитизма, и поглощает участие в банде, предусмотренное ч. 2 данной статьи.

Субъективная сторона преступления - прямой умысел.

Наказывается это преступление лишением свободы от 10 до 15 лет со штрафом в размере до 1 млн руб. или в размере заработной платы, или иного дохода осуждённого за период до 5 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет.

Часть 2 - участие в банде - под ним понимается непосредствен­ное участие члена банды в нападении; выбор объекта нападения; участие в обсуждении планов банды. Формального членства в банде ещё недостаточно, надо совершить какое-то конкретное действие из вышеперечисленных. Важно, что лицо считает себя членом банды, а другие рассчитывают на его помощь (даже если они не знают его в лицо; достаточно знать лишь одного члена банды, с которым субъект непосредственно контактирует). Если главарь сам участвует в нападении, то его действия охватываются ч. 1 ст. 209 как более опасной разновидностью преступления. Совокупности с ч. 2, вопреки мнению Т. Д. Устиновой, не нужно Эпизодическая помощь расценивается не как участие в банде, а как пособничество, со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что совершённые бандитами в процессе нападений преступления подлежат квалификации по совокупности, независимо от их тяжести (ранее, в старом УК РСФСР, всё содеянное охватывалось составом бандитизма). В. С. Комиссаров, и А. И. Андреева уточняют это положение, считая, что совокупность не нужна с преступлениями, объективная сторона которых выражается только в нападении, например, разбой (и с этим можно согласиться). Убийство же требует применения ещё и ст. 105, при этом оно не может, на наш взгляд, квалифицироваться по п. «ж» ч. 2 ст. 105, («совершённое организованной группой»), ибо получается двойной учёт одного и того же признака организованности группы сразу по 2 статьям кодекса. Вме­сто этого применяется П. «3» ч. 2 ст. 105 - «убийство, сопряжённое с бандитизмом».

- участие в совершаемых бандой нападениях. При этом субъект не является членом банды, но знает, что он присоединяет усилия именно к её деятельности. Если он об этом не знает, то состава ст. 209 нет.

В 1998 г. в г. Томске главарь банды Иванов, подготовив нападение на коммерсанта Тарасова, склонил к участию в этом Рогова, попросил подвезти их к гаражу Тарасова — объяснил кратко, что будут брать коммерсанта. Однако он не сказал прямо, что они являются именно членами банды, поэтому Рогова осудили только за пособничество в разбойном нападении.

Наказывается бандитизм по ч. 2 статьи лишением свободы от 10 до 15 лет со штрафом в размере до 1 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до 5 лет либо без тако­вого и с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет.

Часть 3 - деяния, предусмотренные частями 1 или 2 настоящей статьи, совершённые лицом с использованием своего служебного положения. Обычно здесь субъектом является должностное лицо правоохранительных органов - так называемые оборотни в погонах.

Директор ЧОП Медведев в 1997 г. организовал в г. Киселевске Ке­меровской области вооружённую группу из 11 человек. Они стали уби­вать преступных авторитетов, которые по тем или иным причинам им мешали — Аверченко, Хилова, а затем и предпринимателей и даже свидетелей. Для хранения оружия — 4 автоматов и б пистолетов — они использовали схроны в выработанных шахтах. По заказу директора шахты Правилова члены группы Коротаев и Борисов убили председате­ля ликвидационной комиссии шахты. Входивший в состав группы на­чальник криминальной милиции Киселевска полковник Хибченко в 2003 г. организовал покушение на начальника ГОВД Нуракабова, в результате которого потерпевший выжил.

Следует поддержать предложение К. В. Михайлова и В. В. Бычкова ввести примечание к ст. 209, по которому в случае явки бандита с повинной и деятельного раскаяния (сообщения о всех известных ему преступлениях банды и её составе) его можно бы освободить от уголов­ной ответственности. Такое примечание имеется к ст. 210, и логично было бы применить к бандитизму, перенять этот успешный опыт «раскола» преступных групп.

Отличия бандитизма от организации преступного сообщества (ст. 210):

1) в составе бандитизма имеется цель нападения на организации или граждан (которой нет в ст. 210);

2) возможно отсутствие в преступном сообществе оружия, каковое для состава бандитизма является обязательным;

3) иной круг преступлений, для которых создаётся банда (а в ст. 210 указаны тяжкие и особо тяжкие преступления, разные по характеру и не обязательно являющиеся нападениями);

4) в преступное сообщество должны входить 2 и более организо­ванных группы (А. Н. Мондохонов) - значит, количественно оно состав­ляет не менее 4 человек.

Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хране­ние, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боепри­пасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (в ред. 28 декабря 2010 г.)

Другое название этого преступления - «незаконный оборот ору­жия», хотя оно и не совсем точное, так как оборот включает в себя ещё и учёт, и коллекционирование оружия. Такой оборот представляет значи­тельную опасность, поскольку данными предметами может владеть практически любой человек и использовать их так, как ему заблагорас­судится, в том числе для совершения умышленных и неосторожных пре­ступлений (в 2010 г. в России зарегистрировано 7510, причём Иркутская область занимает по России 3-е место - 340 преступлений).

По данной же статье УК в стране в 2010 г. зарегистрировано 20 572 преступления, что на 10% меньше предыдущего года, а в 2011 г.- 21 541 преступление. Надо ещё учесть высокую латентность; при этом реальное уголовное наказание назначается в среднем только одному преступнику из трёх.

Кроме того, во всём мире совершается довольно много преступле­ний с применением оружия. Так, в нашей стране в 2011 г. их насчитыва- лиось 6769, в том числе с использованием огнестрельного, газового оружия или боеприпасов к нему - 3541 преступление, а с использовани­ем взрывчатых веществ и взрывных устройств - 287.

Самой сложной и спорной проблемой в мире и в России является проблема либеральности правового режима оружия. У нас в стране он был ужесточён до предела Сталиным при подготовке УК РСФСР 1926 г. У населения тогда изъяли все ружья, берданки и т. п., установили суро­вую санкцию, чтобы во время предстоящей коллективизации не было вооружённых восстаний недовольных крестьян.

Данные практики во всём мире противоречивы. Недавно в ФРГ ужесточили режим оружия - продают его с 21 года, даже газовое оружие выдают только по веским причинам. Это вызвано многими трагически­ми случаями.

В Эрфурте в 2002 г. школьник И. Бретнер зашёл в свою школу и расстрелял сразу 16человек. В 2010 г. Сабина Райнер убила из винтовки мужа и сына, а затем и постороннего человека (и её вынуждены были застрелить); подросток Н. Майснер в школе расстрелял 15 человек

В других странах дела обстоят не лучше - в 2011 г. в Бразилии бывший школьник пришёл в школу, расстрелял 17 человек, ранил 20 человек и застрелился, вся страна 3 дня была в трауре. В Армении имел место подобный расстрел парламента. В 2007 г. в США - кореец Ла Юн Хо ворвался в вуз и из пистолета застрелил 32 человека, а потом и себя. Не случайно в 2008 г. в штате Техас разрешили учителям школ иметь пистолет для защиты от преступников и от бывших учеников. Почти каждый гражданин США имеет оружие, и это поистине головная боль для всех, потому что за 2008 год случились 80 нападений на учебные заведения с человеческими жертвами.

В Нью-Йорке, в чёрных гетто Гарлема тоже разрешено носить ог­нестрельное оружие, и результаты этого весьма плачевны: только один из шести подростков доживает до 20 лет.

У нас в России социологический опрос в 2007 г. показал: 79 % рос­сиян считают, что перечня гражданского оружия достаточно, его не надо расширять. Широко распространена позиция демократически настроен­ных россиян: мафия и так имеет оружие, а простые люди - нет, поэтому надо расширить возможности населения для самообороны, а то толку от газовых пистолетов реально нет никакого (М. Ю. Барщевский ратует даже за разрешение гражданам носить пистолет Макарова). Вряд ли с такой позицией можно согласиться: да, мафия имеет оружие, но зачем же ей в этом помогать, либерализуя его правовой режим? Да и простым людям вряд ли так уж нужно огнестрельное оружие - российский народ раньше в нетрезвом состоянии бил недругу физиономию, а теперь всё кончается кровопролитием и смертью, часто связанной с применением травматического оружия.

Психологи считают: пистолет, становясь общедоступным, создаёт лишь иллюзию безопасности, а на самом деле с ним много хлопот. Кстати, его тоже может купить член организованной преступной группы, ранее не судимый. А психиатры полагают, что переносимое при себе оружие подсознательно влияет на психику человека, и он начинает искать поводы для его применения. Именно поэтому один из авторов Федерального закона РФ «Об оружии» В. Илюхин исходил из английского подхода - максимально запретить оружие; но в результате всё же остановились пока на полумерах. Видимо, надо в дальнейшем дифференцировать режим оружия в зависимости от действий с ним - ограничить ношение, расширить возможность иметь его дома для отражения нападения. Кроме того, следует сделать упор на ношение нелетального оружия (пистолеты с резиновыми пулями и т. д.).

В Законе РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. даны администра- тивно-правовая и криминалистическая классификация оружия, но не даётся его уголовно-правового определения, что серьёзно затрудняет применение норм УК РФ. Исходя из потребностей практики, Пленум Верховного Суда РФ 12 марта 2002 г. принял постановление № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных уст­ройств», которое разъяснило ряд сложных вопросов квалификации пре­ступлений и одновременно с этим породило новые.

Непосредственный объект преступления - общественная безопасность в сфере обращения с оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами (О. Л. Дубовик, А. В. Наумов,

B. В. Сверчков, Г. Г. Криволапов, Б. В. Яцеленко, И. И. Бикеев,

C. У Дикаев). Новый ФЗ РФ «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. считает общественную безопасность одной из разновидностей безопасности, наряду с экологической и т. д.

Предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222, признаются:

1) огнестрельное оружие (за исключением гражданского огнестрельного длинноствольного гладкоствольного и патронов к нему). В соответствии с законом «Об оружии» огнестрельное оружие - это оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счёт энергии порохового или иного заряда. Пленум Верховного Суда разъяснил, что к нему относятся все виды боевого оружия, в том числе изготовленные самодельным способом (винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, охотничьи и спортивные ружья, автоматы и пулемёты, миномёты, гранатомёты, артиллерийские орудия и авиационные пушки, а также иные виды огнестрельного оружия, независимо от калибра). Например, это пистолет Макарова, легендарный автомат Калашникова АК-47, а также современный автомат Никонова АН-94 («Абакан»), превосходящий АК-47 по кучности боя из-за того, что у него подвижный ствол, и использующийся сейчас пока в основном спецназовцами. Таким образом, действие УК РФ распространяется и на те виды оружия, состоящего на вооружении российской армии, которые не упомянуты в Законе РФ «Об оружии».

Кроме того, к предмету ст. 222 относятся многие виды служебного оружия (пистолет ИЖ-71; иное оружие, использующееся в военизиро­ванной охране).

Самая острая проблема в последние годы была связана с охотничь­им гладкоствольным ружьём. Пленум в 2002 г. отнёс его к предмету ст. 222 именно потому, что оно является огнестрельным, хотя одновре­менно оно считается гражданским. В теории уголовного права ещё до выхода постановления Пленума такой подход подвергался убедительной критике (А. В. Наумов). В Законе от 8 декабря. 2003 г. критика была уч­тена, но при этом законодатель бросился в другую крайность - из пред­мета преступления исключил не только охотничье, а вообще всё гладко­ствольное огнестрельное оружие (т. е. в принципе, даже и гранатомёты), и это было раскритиковано на Российском конгрессе уголовного права в МГУ в 2004 г. (С. Ф. Милюков). И только недавно в законе утверждён оптимальный вариант, при котором охотничье ружье не включено в пред­мет преступления (кстати, так было долгие годы и при социализме).

Таким образом, из гражданского оружия практически в предмет преступления включаются: огнестрельное охотничье оружие с нарезным стволом (хотя бы частично); огнестрельное оружие, имитирующее по форме другие предметы; огнестрельное оружие с длиной до 800 мм (в том числе с длиной ствольной коробки менее 500 мм, или длиной менее 800 мм, позволяющее стрелять в сложенном состоянии, т. е. речь идет об обрезах гладкоствольных ружей и складных ружьях); огнестрельное ору­жие гладкоствольное, изготовленное под патроны к нарезному оружию.

Неисправное либо учебное оружие считается предметом преступ­ления, если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и со­вершило какие-либо действия по реализации этого намерения - так счи­тает Верховный Суд РФ в п. 12 постановления Пленума. Вряд ли это верно, поскольку такой предмет ничем не отличается от груды железных деталей. Если же лицо начало восстанавливать его поражающие свойст­ва, то и тогда содеянное должно квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ст. 223, а не по ст. 222 УК РФ, как полагает Пленум. Более того, в п. 13 этого же постановления резонно полагается признать похищение негод­ного оружия только как покушение - ст. 30 и 226 УК - именно из-за от­сутствия предмета хищения оружия.

Пневматическое оружие, несмотря на то, что некоторые его виды способны причинить вред здоровью, а также и сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, электрошоковые устройства, предметы, сертифицированные в качестве изделия хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно схожие с оружием, не относятся к предмету рассматриваемого преступления (хотя в последние годы раздаются предложения об ужесточении режима и этого вида оружия ввиду частой его применяемости в быту, особеннно подростками, для нанесения вреда здоровью). Кстати, в России популярна переделка сигнальных и газовых пистолетов под патроны, которая квалифицируется как изготовление огнестрельного оружия по ст. 223 УК РФ.

Несогласованность административного и уголовного законов про­является в том, что одно и то же оружие может иметь различные прави­ла его приобретения, хранения, ношения, использования - в зависимо­сти от целей его использования (Д. А. Корецкий). Например, ружьё од­ноствольное многозарядное ИЖ-81 выступает в качестве: гражданского оружия самообороны, гражданского охотничьего оружия, гражданского спортивного оружия, служебного оружия.

В последние годы в обгцествено-политической литературе раздают­ся предложения ужесточить режим обращения и пневматического ору­жия вплоть до признания его предметом ст. 222 УК РФ;

2) основные части огнестрельного оружия (за исключением гражданского огнестрельного длинноствольного гладкоствольного и патронов к нему). К ним относятся: ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка (а до 2010 г. были ещё и ударно-спусковой и запи­рающий механизмы). Указанные части оружия считаются предметом преступления, на наш взгляд, только в комплексе, т. е. когда они все вместе позволяют произвести выстрел, даже и не особенно прицельный, но достаточный для причинения вреда человеку. Но в п. 11 постановле­ния Пленума дано расширительное толкование этого термина (один ствол, затвор и т. д.), с чем вряд ли можно согласиться, поскольку вы­стрелить из них нельзя, если они не в комплекте. А общественная опас­ность незаконного владения оружием в том и заключается, что создаётся возможность быстрого и удобного для преступника применения оружия в любой житейской ситуации (т. е. к моменту использования оно должно быть собранным и готовым к выстрелу). Именно поэтому обрез граж­данского охотничьего ружья, позволяющий скрытно носить его под одеждой и быстро применить, признаётся оружием в плане ст. 222, хотя при обрезке охотничьего ружья прицельная дальность стрельбы из него резко падает;

3) боеприпасы к огнестрельному оружию (за исключением гражданского огнестрельного длинноствольного гладкоствольного и патронов к нему). Сюда относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т. п., независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом. При этом незаконный оборот нескольких патронов к огнестрельному охотничьему ружью может быть, на наш взгляд, не признан преступлением в силу ч. 2 ст. 14 УК из-за малозначительности деяния.

Не являются предметом преступления сигнальные, осветительные, холостые, строительные, газовые, учебные и иные патроны, не имею­щие поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи и т. п.) и не предназначенные для поражения цели;

4) взрывчатые вещества. Это химические соединения или меха­нические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяю­щемуся химическому превращению (взрыву) без доступа кислорода воздуха. Последняя оговорка принципиально важна, поскольку в смеси с кислородом воздуха к взрыву способен даже бытовой газ.

К ним относятся: тротил, аммониты, гексаген, пластиты, эластиты, порох, твёрдое ракетное топливо и т. д. В судебной практике минималь­ным количеством пороха, достаточным для наличия состава преступле­ния, признаётся количество, при котором порох не просто горит, а спо­собен произвести взрыв.

В 2011 г. у железнодорожного полотна в районе поселка Таксимо был задержан автомобиль «Нива», за рулем которого находился Ивер- цев. Сотрудники полиции Республики Бурятия при осмотре обнаружили в багажнике 7 полипропиленовых мешков, в которых находились 110 кг взрывчатых веществ (170 аммонитовых шашек);

5) взрывные устройства. Это промышленные и самодельные из­делия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и механизм и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, дето­натор и т. д.). Сюда не относятся имитационно-пиротехнические и осве­тительные средства.

В объективную сторону рассматриваемого преступления включе­ны альтернативно следующие деяния:

- приобретение - покупка, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т. п., а также неза­конное временное завладение оружием в преступных либо иных целях, когда в действиях виновного не установлено признаков хищения;

- передача - предоставление предметов лицами, у которых они нахо­дятся, посторонним лицам для временного использования или хранения;

- сбыт - безвозвратное (в отличие от передачи) отчуждение пред­метов в собственность иных лиц в результате совершения какой-либо противоправной сделки (возмездной или безвозмездной), т. е. продажи, дарения, обмена и т. п.;

- хранение - сокрытие предметов в помещениях, тайниках, а также иных местах, обеспечивающих их сохранность. В теории уголовного права это деяние обоснованно признаётся длящимся, т. е. окончено оно с момента начала хранения, но срок давности уголовного преследования начинает течь только с момента прекращения хранения по любым основаниям. Иной подход означал бы, что через 6 лет, согласно п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ, хранение не влечёт уголовно-правовых последствий и, по сути, становится правомерным в уголовно-правовом смысле деяниещревозка - перемещение предметов на любом виде транспорта, но не непосредственно при обвиняемом (например, в чемодане, в ба­гажнике, в салоне автомобиля без физического контакта с виновным);

- ношение - нахождение предметов в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а равно переноска в сумке, портфеле и т. п. предметах.

Весьма сложной является проблема разграничения уголовной и административной ответственности за незаконный оборот оружия. Пле­нум Верховного Суда РФ в упомянутом постановлении, в п. 8, выразил­ся не совсем ясно: «когда допущенное лицом административное право­нарушение (например, нарушение правил хранения или ношения ору­жия или боеприпасов, их продажи, несвоевременная регистрация или перерегистрация оружия и т. п.) содержит также признаки уголовно- наказуемого деяния, указанное лицо может быть привлечено лишь к административной ответственности». В литературе высказано мнение (Н. А. Петухов), что тем самым будет реализован принцип, при котором в случае возможной административной и уголовной ответственности лицо должно привлекаться к менее строгому виду ответственности.

Однако такой подход вызывает сомнения. Допустим, человек неза­конно приобрел охотничье ружьё, и, не имея лицензии (где указывается возможность его хранения и использования), пошёл с ружьём в собран­ном виде на охоту по территории населённого пункта. Данное деяние предусмотрено в ч. 2 ст. 20.8 действующего КоАП РФ - «нарушение правил ношения оружия». Одновременно это подпадает под диспози­цию ч. 1 ст. 222 УК РФ - «незаконное ношение огнестрельного оружия». В таком случае виновный подлежит уголовной, а не административной ответственности, поскольку незаконное ношение оружия более опасно с т. з. закона, чем законное ношение, но с нарушением его правил, ведь этот человек не имеет права даже держать его в руках. А вот если чело­век пойдёт на охоту по городу или посёлку с зарегистрированным ружь­ём, но в собранном, готовом для охоты виде, тогда и будет применена ст. 20.8 КоАП, но никакой конкуренции норм двух отраслей права здесь не будет.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Субъективная сторона - прямой умысел.

Наказывается данное посягательство ограничением свободы на срок до 3 лет, или лишением свободы на срок до 4 лет, со штрафом до 80 тыс. рублей или без такового.

Часть 2 - те же деяния, совершённые группой лиц по предва­рительному сговору, наказывается это деяние лишением свободы на срок от 2 до 6 лет.

Часть 3 - деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 настоящей ста­тьи, совершённые организованной группой, наказывается это деяние лишением свободы на срок от 5 до 8 лет.

Часть 4 - незаконный сбыт гражданского огнестрельного длинноствольного гладкоствольного оружия, огнестрельного ору­жия ограниченного поражения и патронов к нему, газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия.

Она содержит «привилегированный» состав преступления, и в ней идёт речь о других видах оружия, в принципе менее опасных по своим поражающим свойствам, хотя Д. А. Корецкий не без оснований подме­тил, что и здесь, как и в ч. 1 статьи, законом установлена равная ответ­ственность за действия со смертоносным (холодное, метательное) и не­смертоносным, «нелетальным» (газовое) оружием. До 2003 г. была от­ветственность по ч. 4 ст. 222 ещё и за приобретение и ношение этих ви­дов оружия, сейчас она отменена. На наш взгляд, за ношение этого ору­жия надо бы оставить уголовную ответственность ввиду высокой степени опасности деяния, особенно в условиях массовых мероприятий, гуляний, когда есть скопление людей, часто находящихся в нетрезвом состоянии.

Предметом преступления в ч. 4 ст. 222 выступают:

1) огнестрельное длинноствольное гладкоствольное оружие - охотничьи ружья и т. п., причём дульная энергия (когда оно стреляет патронами травматического действия) не должна быть более 150 джо­улей. Патроны к нему бывают 3 видов: травматического действия, газо­вого действия, светопгумового действия.

2) огнестрельное оружие ограниченного поражения - пистолет, револьвер, бесствольное устройство отечественного производства, дуль­ная энергия которых не превышает 91 джоуль; сюда входит травматиче­ское оружие. К нему следует отнести так называемый бесствольный пистолет ПБ-4, входящий в комплекс самообороны «Оса» и стреляющий неубойными резиновыми пулями диаметром 15,3 мм со стальным сер­дечником, удар которых обладает останавливающим действием. Ещё есть пистолет «Макарыч», который в 2010 г. имели в России на руках 1,2 млн человек, и погибли от него 60 человек.

В 2009 г. в Москве на вечеринке пьяный Григоров вертел этот пистолет в руках, случайно нажал на курок и застрелил лучшего друга. Потом он вышел в коридор и в состоянии глубокого стресса застрелился сам.

Недавно по поручению Президента РФ Д. А. Медведева разработа­ли требования по ужесточнению режима оборота, стали учить граждан стрелять в тире. При выстреле в упор из такого оружия можно причи­нить смерть, поэтому первоначально законодатель имел намерение при­равнять травматику к огнестрельному оружию, но прошли этот путь лишь наполовину - включили пока только в ч. 4 ст. 222 УК РФ.

С 2004 г. жёсткий порядок выдачи справок на разрешения был по- чему-то отменён, люди получали его по справке, которую легко подде­лать - 4 врача дают подпись на обычной бумаге, ничем не защищенной, они вносят сведения и со слов самого кандидата, что он не состоит на учёте у психиатра и нарколога (сейчас прежний порядок вновь восста­новлен). В Москве каждый 10-й имеет это оружие, что ведет к необос­нованному кровопролитию, потому что в основном травматику исполь­зуют не для самообороны, а чтобы показать, какие они «крутые», стреляют в упор в голову и грудь (в инструкции почему-то нет запрета этого);

3) газовое оружие. Это пистолеты и револьверы, предназначенные для временного поражения цели, в качестве которой может выступить человек или животное, путём применения токсических веществ, оказы­вающих слезоточивое, раздражающее либо иное воздействие.

Они могут быть снаряжены патронами с нервно-паралитическими, отравляющими веществами, находящимися на вооружении действую­щей армии. Если же они снаряжены иными веществами, то Пленум Верховного Суда РФ предлагает руководствоваться Законом «Об ору­жии», и, в необходимых случаях, заключением экспертов. Часть 1 ст. 6 упомянутого закона запрещает оборот в качестве гражданского и слу­жебного оружия на территории РФ такого газового оружия, которое спо­собно причинить вред средней тяжести здоровью человека, находящего­ся на расстоянии более 1 м. Причём этот вред обусловливается вовсе не действием слезоточивого газа, а механическим воздействием горячей струи воздуха при выстреле и т. д.

В настоящее время в Перечень служебного и гражданского оружия, вносимого в государственный кадастр, включены 23 отечественных и 14 иностранных моделей газовых пистолетов и револьверов. Например, итальянские пистолеты «Умарекс-Наполеон», «Мондиал-Молгора»; гер­манские пистолеты «Вальтер-ППК», «Рек-Беби» и револьверы «Ума- рекс-Чемпион», «Рек-Агент»; российские пистолеты ИЖ-76 М, 6П42 и револьверы РГ-22, РГ-31. В них используются газы СЫ, С8, Р8 и др.

Если газовый пистолет был приспособлен виновным для стрельбы боевыми патронами путём высверливания в его стволе рассекателя, препятствующего движению снаряда, то такое деяние надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 223 УК РФ как незаконное изготовление огнестрельного оружия.

Механические распылители, аэрозольные и иные устройства, сна­ряжённые слезоточивыми и раздражающими веществами, не относятся к предмету преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 222 УК РФ, хотя и именуются в ФЗ оружием, но только в административно-правовом смысле. В этом ряду можно назвать аэрозольные газовые баллончики с вытяжкой кайенского перца, устройства дозированного аэрозольного распыления - УДАР, хотя некоторые из них способны причинить в за­крытом помещении вред здоровью человека (в случае применения близ­ко к носу или рту);

4) холодное оружие. Это изготовленные промышленным или само­дельным способом предметы, предназначенные для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения или на расстоянии.

К контактному холодному оружию относятся: клинковое оружие (кинжалы, боевые, национальные, охотничьи ножи, являющиеся оружи­ем, штыки-ножи, сабли, мечи и т. п.), при этом клинок длиной до 30 см считается коротким, до 50 см - средним, свыше 50 см - длинным; иное оружие режущего, колющего, рубящего или смешанного действия (штыки, копья, боевые топоры и т. п.); оружие ударно-дробящеш дейст­вия (кастеты, нунчаки, кистени и т. п.).

К метательному холодному оружию относятся предметы, предна­значенные для поражения цели на расстоянии (метательные ножи и то­поры, сюрикены, дротики, луки, арбалеты и т. п.).

Для отнесения к холодному оружию кустарно изготовленных пред­метов требуются проведение экспертизы. При этом нужно учитывать три признака оружия (Э. С. Тенчов, Р. X. Рустамбаев, А. С. Подшибякин, Д. А. Корецкий), которые были прямо указаны в предыдущем постановле­нии Пленума Верховного Суда 1991 г, но потом почему-то исключены:

- юридический - отсутствие разрешения соответствующих органов на изготовление или использование данного оружия;

- целевой - предназначенность предмета специально для поражения цели, причинения вреда жизни и здоровью человека (а не для хозяйст­венных нужд);

- физический - способность предмета причинить средней тяжести вред здоровью человека.

Эти признаки должны учитываться в совокупности, иначе возмож­на неверная правовая оценка.

В 2004 г. в Москве был осуждён Мельников за изготовление суве­нирного каменного топора, состоящего из камня, палки и верёвки. Экс­перты определили по физическому признаку, что это холодное оружие дробящего действия, так как при ударе он сминал пивную банку. При этом не было учтено, что он собирался использовать этот топор только для продажи как сувенир, а не для причинения вреда здоровью.

При этом для декоративного и сувенирного оружия, сходного по внешнему строению с холодным, государственный стандарт РФ № 51715-2001 устанавливает следующие требования: крепление хвосто­вика с рукояткой должно быть существенно ослаблено; твёрдость клин­ка не должна превышать 25 НЯС; изделие не должно выдерживать без разрушения более 1-2 ударов поперёк сухого соснового бревна диамет­ром 150-200 мм.

Для ударного оружия максимальная сила удара не должна превы­шать 30 кг на квадратный сантиметр. Для метательного оружия - длина лучей сюрикенов не должна превышать 8 мм, а при попадании в цель с расстояния 3 м глубина повреждений в сухой сосновой доске не должна превышать 4 мм. Для самодельных колюще-режущих предметов - при длине клинка долее 10 см - он не должен выдерживать без остаточной деформации 10-килограммовый вес, приложенный перпендикулярно к оси клинка. Если самодельные или иные предметы превышают указанные параметры, то они по физическому признаку считаются оружием, неза­конный оборот которого подпадает под диспозицию ч. 4 ст. 222 УК РФ.

Наказывается данное преступление обязательными работами на срок от 180 до 240 ч или лишением свободы на срок до 2 лет со штра­фом до 80 тыс. руб. или без такового.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее указанные в этой статье предметы, освобождается от уголовной ответственности, если в его дей­ствиях не содержится иного состава преступления. Не может призна­ваться добровольной сдачей предметов, указанных в настоящей статье (а также в ст. 223 настоящего кодекса), их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Таким образом, условия специального освобождения от уголовной ответственности стали жёстче (раньше, при производстве обыска зада­вался вопрос, есть ли оружие в квартире или при человеке, и если он выдавал оружие, то освобождался от ответственности. Согласно нынешней редакции примечания, делать это в указанный момент уже поздно.

В 2000 г. в г. Туле токарь Касаткин выточил на работе пистолет, стрелявший стандартными патронами, с точностью до 2 микрон в патроннике. Продавать его он не хотел, а планировал использовать, чтобы забивать домашний скот. Оперативные работники узнали об этом и пришли с обыском — но, едва завидев их, он поспешил сделать заявление о добровольной сдаче.

Надо отметить, что здесь, в отличие от сдачи наркотиков, не требу­ется сообщать органам о всех известных преступлениях, связанных с данным делом, т. е. условия освобождения от ответственности заметно либеральнее. Это можно объяснить повышенной опасностью оружия по сравнению с наркотиками, потому-то государству достаточно простой сдачи оружия, чтобы оно ушло из незаконного владения и виновного можно было простить. Кстати, в старом УК РСФСР к ст. 218 было не совсем удачное примечание, в соответствии с которым человек освобождался от ответственности только за добровольную сдачу огнестрельного оружия, а за сдачу холодного - почему-то нет; и нынешняя редакция примечания в этом плане гораздо точнее.

ЗАДАЧИ ДЛЯ РЕШЕНИЯ

1. Нефедьев и Лучинин, проезжая в автомашине по улице, обман­ным путем посадили в машину гулявшего неподалеку пятилетнего Иго­ря Антонова и увезли к себе на квартиру. Спустя несколько часов они позвонили домой к Антоновым и сообщили им, что их сын находится в надежном месте в качестве заложника и потребовали за его освобождение 10 тыс. долл., в противном случае обещали через сутки убить мальчика.

При следующем звонке террористов отец ребенка ответил им, что он уже обратился в соответствующие органы, сотрудники милиции ско­ро установят местонахождение звонивших лиц и арестуют их, если ре­бенок немедленно не будет освобождён. Сразу же после этого Игорь был отпущен преступниками на свободу.

2. В сентябре 2010 г. вблизи от рынка г. Владикавказа на автомобиле «Волга» проезжал 24-летний террорист-смертник М. Латыров. Возле торговой площади он привёл в действие взрывное устройство мощно­стью 40 кг в тротиловом эквиваленте, начинённое кусками арматуры и болтами. Целью этих действий было понудить руководство Республики Алания к изменению своей политики в отношении вахаббитских орга­низаций. От взрыва погибло 18 человек и получили ранения ещё 202. Задержанные вскоре соучастники террориста Коцоев и Заданов призна­лись, что это они предоставили ему самодельную бомбу.

3. Мыльникову, у которого умерла мать, срочно потребовались деньги на похороны, и он попытался получить в коммерческом банке свой вклад в сумме 120 тыс. руб. Работники банка отказали ему в этом и объяснили, что банк находится в трудном финансовом положении, все операции с денежными средствами приостановлены.

Взяв дома заряженный обрез охотничьего ружья, Мыльников вошел в помещение банка и потребовал у кассира выдать ему вклад, а в про­тивном случае угрожал застрелить стоявших в очереди у кассы Симоно­ву и Нагайцеву. Через два часа вызванные сотрудники милиции задер­жали Мыльникова, который не сделал из ружья ни одного выстрела.

4. Петров совместно с Филатовым и Леоновым организовали группу для совершения нападений на продавцов торговых киосков в целях отобрания у них выручки. Желая приобрести оружие, Петров обратился к Миронову, который незаконно хранил пистолет, с предложением принять участие в нападениях. Миронов отказался принимать участие в совершении нападения, но передал пистолет Петрову, договорившись, что четвертая часть похищенного будет передаваться Миронову в качестве платы за оружие.

5. Тищенко, заранее договорившись с Веселовым и Козловым и разработав план действий, взял у знакомого обрез охотничьего ружья и патроны к нему. Через день они все вместе попросили Щербинина от­везти их в соседний поселок на его личной автомашине. По дороге Ти­щенко двумя выстрелами из обреза убил Щербинина и угнал его маши­ну. Через неделю Козлов, Веселов и Тищенко тем же способом убили Ефремова и завладели его автомобилем.

6. Татарников в сентябре 2007 г организовал вооружённую группу с целью нападения на граждан, в которую входили Товлегин и Ситников.

Вооружившись автоматом и одев на голову шапки-маски с прорезями для глаз, они совершили два нападения на шоссейной трассе в Мого- чинском районе Читинской области на машины с грузом, похитив иму­щества на сумму 1,6 млн руб.

7. Сотрудник управления вневедомственной охраны УВД Иркут­ской области майор Стаховцев передал своему подчинённому Дядченко револьвер «наган» и патроны и предложил совершать нападения на ор­ганизации, где имущество охраняется плохо (о чём он знал по результа­там проводимых им и его сослуживцами проверок). Они после тщатель­ной подготовки совершили нападение на служебное здание в Баяндаев- ском районе, откуда похитили имущество на сумму более 200 тыс. руб. Затем группа в составе Дядченко и Сосновского напала на Куницына и застрелила его, завладев автомашиной «Жигули».

8. В 2002 г. в Бодайбинском районе Иркутской области Серебрен­ников и Кузьмин подслушали радиопереговоры старателей о времени сдачи ими золота и отправлении его спецмашиной в г. Иркутск. Купив охотничий карабин, они выбрали удобную позицию на выезде из г. Бо­дайбо и стали ожидать машину. Несколькими выстрелами они убили водителя и охранника, взяли 44 кг золота и скрылись с ним.

9. Находившийся в салоне пассажирского самолета Саркисян вошел в кабину и потребовал от пилота изменить маршрут следования, угро­жая применением находившегося у него в руках газового баллона. Пи­лот подчинился и повел самолет в сторону государственной границы, но вскоре подоспевший на помощь штурман Свидерский решительными действиями обезоружил Саркисяна.

10. Пьяный Самойлов в сквере приставал к проходящим мимо девушкам и нецензурно выражался. Прибывшие по вызову очевидцев работники милиции попытались урезонить Самойлова, но при задержании его милиционером Евсеевым Самойлов несколько раз ударил его кулаком, вырвался и убежал.

11. Ерохин в состоянии сильного алкогольного опьянения бегал с топором по коридору общежития и громко кричал. Ударив топором в дверь комнаты Чернышевых, находившихся с ним в неприязненных от­ношениях, он проломил филенку двери и бросил топор на пол. Сделав­шей ему замечание Андреевой Ерохин нанес несколько сильных ударов кулаками и ногами, в результате чего она находилась на стационарном лечении 25 дней.

12. Малашевский, которому исполнилось 15 лет, в свободное время развлекался тем, что бросал камни в сторону проходящих мимо элек­тропоездов. Он был задержан после того, как разбил таким способом стекла окон в нескольких вагонах, причинив тем самым ОАО «Россий­ские железные дороги» материальный ущерб на сумму 4,6 тыс. руб.

13. Поздним вечером Климова пришла к дому на ул. Депутатской г. Иркутска, где проживала ее знакомая Модоян, и стала стучать в дверь ее квартиры. При этом она выражалась грубой нецензурной бранью, разбу­дила всех соседей. Затем Климова подошла к окнам квартиры Модоян, рас­положенным на первом этаже, разбила в них стекла и сорвала шторы с пяти окон, причинив ущерб потерпевшей в сумме 1100 руб.

14. Бердин и Волосов, войдя в подъезд дома, увидели там нетрезвого Ситникова и попросили у него закурить. После его отказа Волосов обозлился, вынул из кармана металлический кастет и ударил им Ситникова несколько раз, отчего потерпевший упал. Затем Бердин в процессе дальнейшего избиения Ситникова нанёс ему удар ножом в грудь, причинив смертельное ранение.

15. В 2012 г. Разина и ещё четверо девушек пришли в московский храм Христа Спасителя, надели на лица маски, вбежали в солею и амвон, вход на которые запрещен, подошли к алтарю. Там они включили звукоусиливающую аппаратуру и стали выкрикивать оскорбительные высказывания в адрес священнослужителей и верующих.

16. Ивин, купив в г. Ангарске Иркутской области у своего знакомо­го врача Кошелева справку об отсутствии у него противопоказаний для обращения с оружием, приобрёл в магазине травматический пистолет с дульной энергией 100 джоулей.

17. Иркутянин Матицкий передал Вельченко охотничий нож с просьбой заточить его, на что последний согласился. Через два дня Вельченко совершил разбойное нападение, в процессе которого заточенный нож был им применён.

18. Чекмарев и Лапшин узнали от знакомых о том, что в пожарном водоеме, расположенном в запретной зоне поста по охране складов войсковой части, затоплены авиационные пушки. При помощи багра они извлекли оттуда 5 пушек, оказавшихся пригодными к стрельбе, и через неделю продали их Почекутову.

19. В 2011 г. сотрудники полиции Республики Бурятия задержали автомобиль Кечина, жителя пос. Северомуйск. При осмотре в багажнике была обнаружена взрывчатка - аммонит в количестве 14 кг, а в салоне - незарегистрированное охотничье ружьё, принадлежавшее, как и взрывчатка, пассажиру Корневу.

20. Семнадцатилетний Климентьев купил лазерную указку и пришёл на территорию аэропорта. Дождавшись, когда пассажирский самолёт пошёл на посадку, он включил указку и направил лазерный луч на кабину пилота, стараясь попасть ему в глаза. Пилоту Струкову с большим трудом удалось избежать катастрофы в момент приземления на взлётно-посадочную полосу.

ЛИТЕРАТУРА К ТЕМЕ

Нормативно-правовая

Концепция национальной безопасности Российской Федерации : утв. Указом Президента РФ от 26 декабря 1997 // СЗ РФ. - 1998. - № 1. - Ст. 8.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: принят Государственной енной Думой РФ 20 декабря 2001 г. (глава 7). - М. : Проспект, 2010.-415 с.

Международная конвенция о борьбе с захватом заложников от 17 декабря 1979 г. // Действ, междунар. право. В 3 т. Т. 3. - М., 1997. - С. 177-185.

Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма : принята в г. Нью-Йорке 13 апреля 2005 г. // СЗ РФ. - 2008. - № 33. - Ст. 3819.

О безопасности : федер. закон РФ от 29 дек. 2010 г. // СЗ РФ. - 2010. - № 52. - Ст. 2156.

О пожарной безопасности : федер. закон от 21 дек. 1994 г. с изм. 24 января 1998 г. // СЗ РФ. - 1994. -№ 35. - Ст. 3649; 1998. -№ 4. - Ст. 430.

О практике применения судами законодательства об ответственности за банди­тизм : постановление Пленума Верховного суда РФ № 1 от 17 января 1997 г. // Рос. газ. - 1997. -3 Оянв.

О практике применения судами уголовного законодательства, направленного на охрану безопасных условий труда и безопасности горных, строительных и иных работ : постановление Пленума Верховного суда СССР от 5 декабря 1986 г. № 16 // Бюл. Верховного Суда СССР. - 1987. -№ 1.

О промышленной безопасности опасных производственных объектов : федер. закон от 21 июля 1997 г. с изм. 7 августа 2000 г. // СЗ РФ. - 1997. - № 30. - ст. 3588; 2000.-№33.-Ст. 3348.

О противодействии экстремистской деятельности : федер. закон от 25 июля 2002 г. // СЗ РФ. - 2002. - № 30. - Ст. 3031.

О радиационной безопасности населения : федер. закон от 9 января 1996 г. // СЗ РФ. -1996. -№3. - Ст. 143.

О ратификации Европейской конвенции 1997 г. о пресечении терроризма : фе­дер. закон от 7 августа 2000 г. // СЗ РФ. - 2000. - № 28. - Ст. 1223.

О ратификации международной конвенции о борьбе с финансированием терро­ризма : федер. закон от 10 июня 2002 г. // СЗ РФ. - 2002. - № 28. - Ст. 2792.

О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасно­сти горных, строительных и иных работ : постановление Пленума Верховного суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 1 // Бюл. Верховного Суда РСФСР. - 1991. - № 6.

О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате не осто­рожного обращения с огнем : постановление Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 5 июня 2002 г. с изменениями от 6 февраля 2007 г. // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2002.-№8.;2007.-№4.

О почтовой связи : федер. закон от 17 июля 1999 г. // СЗ РФ. - 1999. - № 29. - Ст. 3697.

О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном оборо­те оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств : постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 г. // Рос. газ. - 2002. - 25 марта.

О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. № 8 // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2008. - № 8.

О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершённых из хулиганских побуждений : постановление Пленума Верховного Суда РФ № от 15 ноября 2007 г. № 45 // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2008. - № 1.

О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлени­ях террористической направленности : постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 9 февраля 2012 г. // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2012. - № 3.

Об использовании атомной энергии : федер. закон РФ от 21 ноября 1995 г. // Собр. Законодательства РФ. -1995. -№ 48. - Ст. 4552.

Об обороне : федер. закон от 31 мая 1996 г. с изм. 30 декабря 1999 г. // СЗ РФ. - 1996. -№23. - Ст. 2750; 2000. -№ 1 (ч. 11). - Ст. 6.

Об оружии : федер. закон от 13 декабря 1996 г. с изм. 8 авг. 2001 г, 28 дек. 2010 г. // Рос. газ. - 1996. - 18 дек.; СЗ РФ. - 2010. - № 52. - Ст. 3435.

О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия : по­становление Правительства РФ от 4 марта 2010 г. № 12 // СЗ РФ. - 2010. - № 11. - Ст. 1218.

О противодействии терроризму : федер. закон от 26 февраля 2006 г. // СЗ РФ. - 2006. -№ 11.-Ст. 1146.

Об электроэнергетике : федер. закон от 26 марта 2003 г. // СЗ РФ. - 2003. - № 13.-Ст. 1177.

О промышленной безопасности опасных производственных объектов : федер. закон от 21 июля 1997 г. // СЗ РФ. - 1997. -№ 30. - Ст. 3588.

Об утверждении Положения о системе государственного учёта и контроля ядерных материалов : постановление Правительства РФ от 6 мая 2008 г. № 352 // СЗ РФ. -2008. - № 19. - Ст. 2188.

О порядке проведения расчетов по оценке пожарного риска (вместе с «Правилами проведения расчетов по оценке пожарного риска»): постановление Правительства РФ от 31 марта 2009 г № 272 // СЗ РФ. - 2009. - № 14. - Ст. 1656.

О ратификации Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма : федер. закон от 15 сентября 2006 г. // СЗ РФ. -2006. -№41. -Ст. 4205.

Об утверждении Положения о системе государственного учёта и контроля ядерных материалов : постановление Правительства РФ от 6 мая 2008 № 352 // СЗ РФ. -2008. - № 19. - Ст. 2188.

Перечень служебного и гражданского оружия и боеприпасов к нему, вносимых в государственный кадастр служебного и гражданского оружия : утв. распоряжением Правительства РФ от 3 августа 1996г. // СЗ РФ. - 1996. - № 33. - Ст. 4014.

Правила оборота боевого ручного и стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях : утв. постановлением Правительства РФ от 15 октября 1997 г. в редак­ции 2 ноября 2000 г. // СЗ РФ. - 1997. - № 42. - Ст. 4790; 2000. - № 45. - Ст. 4487.

Правила пожарной безопасности в лесах Российской Федерации : утв. поста­новлением Правительства РФ от 30 июня 2007 г. № 417 // СЗ РФ. - 2007. - № 28. - Ст. 3432.

Правила физической защиты ядерных материалов, ядерных установок и пунк­тов хранения ядерных материалов : постановление Правительства РФ от 7 марта 1997 г. //СЗ РФ. - 1997. -№ 11. - Ст. 1317.

Технический регламент о требованиях пожарной безопасности : федер. закон от 22 июля 2008 г. № 123-Ф3 // СЗ РФ. - 2008. - № 30. - ч. 1. - Ст. 3579.

Устав железнодорожного транспорта РФ: утв. федер. законом от 10 января 2003 г. // СЗ РФ. - 2003. - № 2. - Ст. 170.

Специальная

Агапов П. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: анализ законодательной новации // УП. - 2007. - № 1. - С. 4 -7.

Агапов П. В. Проблемы противодействия организованной преступной деятель­ности / П. В. Агапов. - М. : Юрлитинформ, 2010. - 372 с.

Акимочкин В. Вопросы уголовной ответственности за содействие террористи­ческой деятельности / В. Акимочкин, Д. Борисенко // УП. - 2009. - № 4. - С. 4-6.

Алёхин В. П. Соучастие в террористической деятельности / В. П. Алёхин. - М. : Юрлитинформ, 2009. - 204 с.

Алиев М. А. Характер общественной опасности ваххабитско-религиозного экс­тремизма и его уголовно-правовое определение // РСЛ. - 2008. - № 5. - С. 19-21.

Андриянов В. Н. Современный терроризм и организационно-правовые основы деятельности органов прокуратуры по борьбе с терроризмом // Сб. 9. - С. 12-19.

Апоревич В. Н. Способ преступления, совершаемого в результате нарушения правил безопасности ведения строительных работ // ЧДРЗ. - 2008. - № 5. - С. 92-93.

Апостолова Ц. 3. Дискуссионные аспекты уголовно-правовой характеристики хулиганства в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года №211-ФЗ // РСЛ.-2007.-№24.-С. 8-10.

Арипов Э. А. Уголовная ответственность за массовые беспорядки (по материа­лам Кыргызской Республики и Российской Федерации) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Э. А. Арипов. - М., 2009. - 26 с.

Ахметшин Р. Момент окончания длящегося преступления (на примере захвата заложников) / Р. Ахметшин, Э. Гафурова // УП. - 2007. - № 2. - С. 9 -11.

Бавсун М. В. Проблемы юридической оценки преступлений против обществен­ной безопасности, сопряжённых с убийством / М. В. Бавсун, К.Д.Николаев. //- РЮ.-2010.-№1.-С. 31-34.

Багаутдинов Ф. Ручная граната - оружие, взрывное устройство, боеприпасы? / Ф. Багаутдинов, А. Ширкин // 3. - 2008. - № 1. - С. 32-33.

Багмет А. Банда как организованная группа: теория и судебная практика // УП. -2007,-№4. -С. 8-12.

Белоцерковский С. Д. Система правового регулирования борьбы с организован­ной преступностью и научные основы ее оптимизации / С. Д. Белоцерковский - М. : Рос. криминол. ассоциация, 2011. - 585 с.

Беспалько В. Г. Уголовно-правовая характеристика способов контрабанды культурных ценностей // РС. - 2012. - № 4. - С. 22-26.

Бикеев И. И. Некоторые вопросы квалификации приведения в негодность объектов жизнеобеспечения, нефтепроводов, нефте-продуктопроводов и газопроводов// РЮ. - 2008. - № 2. - С. 32 -34.

Бикеев И. И. Уголовная ответственность за незаконное обращение с предмета­ми вооружения. / И. И. Бикеев. - Казань: б/изд., 2007. - 312 с. (Рец.: Кузнецов А. // УП. -2008. -№ 1.)

Бикеев И. И. Уголовно-правовая политика в сфере обращения с материальными объектами повышенной опасности: российский, зарубежный и международный ас­пекты / И. И. Бикеев. - Казань : Б. и., 2008. - 228 с.

Бикеев П., Никитин С. Проблемные аспекты постановления Пленума Верхов­ного Суда РФ «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» / И. Бикеев, С. Никитин // УП. - 2008.-№ 5.-С. 54-57.

Борисов С. В. Квалификация хулиганства: теория и практика : учеб. пособие / С. В. Борисов. - М. : Изд-во МУ МВД РФ, 2007. - 87 с. 326

Борисов С. В. Соотношение уголовно-правовых понятий «организованная группа», «преступное сообщество (преступная организация)» и «экстремистское сообщество» // УТ РАА. - 2010. - № 2. - С. 66-69.

Бражников Д. Сплочённость как признак бандитизма / Д. Бражников, В. Бычков //УП.-2006.-№ 1.-С. 15-17.

Бриллиантов А. Вопросы соучастия при квалификации содействия террористической деятельности // УП. - 2008. - № 3. - С. 25-30.

Бурковская В. А. Уголовное преследование терроризма / В. А. Бурковская, Е. А. Маркина., В. В. Мельник, Н. Ю. Решетова. - М. : Юрайт, 2009. - 160 с.

Быков В. Организация преступного сообщества (преступной организации) // 3. - 2010. -№ 2. - С. 18-21.

Быков В. Позиция Пленума Верховного Суда РФ об организации преступного сообщества (преступной организации): контраргументы // УП. - 2008. - № 5. - С. 58-61.

Бычков В. В. Проблемы квалификации бандитизма по признаку вооруженности // АП - 2007. - № 1. - С. 27-29.

Бычков В. В. Уголовно-правовое противодействие бандитизму : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / В. В. Бычков. - Екатеринбург, 2008. - 26 с.

Бязров В. Г. К вопросу о признаках объективной стороны захвата заложника // С. - 2010. -№ 1. - С. 6-10.

Васильева Я. Ю. Незаконный оборот оружия и легализация преступных доходов : уголовно-правовые аспекты / Я. Ю. Васильева. - Иркутск : Изд-во ИПКРП ГП РФ, 2007. - 80 с.

Волженкин Б. Постановление Пленума Верховного Суда о судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершённых из хулиган­ских побуждений // УП. - 2008. - № 1. - С. 23-26.

Гармышев Я. В. Анализ и квалификация преступлений, связанных с нару­шением правил пожарной безопасности в Российской Федерации // Сб. 30. - С. 36-38.

Гармышев Я. В. Особенности квалификации преступлений, связанных с нару­шением правил пожарной безопасности // Сб. 22. - С. 37^16.

Гармышев Я. В. Уголовно-правовая характеристика нарушения правил пожарной безопасности : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. / Я. В. Гармышев. - Иркутск, 2009.-29 с.

Глушков В. А. Террор и терроризм: соотношение и разграничение/ В. А. Глушков, В. П. Емельянов // РСЛ. - 2012. - № 6. - С. 25-28.

Григорьев А. А. Уголовно-правовая ответственность за терроризм в современ­ном праве Российской Федерации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук/ А. А. Григорьев. - Челябинск, 2012. - 32 с.

Григорьева К. С. Теракты с захватом заложников: поведение, мотивация различных групп участников событий (на примере терактов в Будённовске, Кизляре, Москве и Беслане): автореф. дис. ... канд. юрид. наук / К. С. Григорьева, - М., 2009.-26 с.

Григорян К. В. Субъективная сторона хулиганства // РСЛ. - 2008. - № 4. - С. 9-11.

Григорян К. В. Хулиганство по уголовному праву России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук / К. В. Григорян. - М., 2010. - 27 с.

Гринько С. Д. Квалификация террористического акта // РСЛ. - 2008. - № 5. - С. 21-22.

Гришин Б. П. Правовые проблемы противодействия захвату заложников // РСЛ.-2007.-№15.-13-16.

Данилевский А. А. Уголовная ответственность за материальное, организационное или иное содействие созданию либо деятельности

террористической группы или террористической организации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / А. А. Данилевский. - Киев, 2009. - 26 с.

Дейнего Н. В. Объективная сторона бандитизма, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК РФ // ЧДРЗ. - 2006. - № 4. - С. 160-163.

Дикаев С. У Террор, терроризм и преступления террористического характера (криминологическое и уголовно-правовое исследование) / С. У Дикаев. - СПб. : Юрид. центр Пресс, 2006. -263 с.

Долгова А. И. Криминологические оценки организованной преступности и коррупции, правовые баталии и национальная безопасность. - М. : Рос. криминол. ассоциация, 2011. - 608 с.

Егорова Н. Новое постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений (вопросы и решения) // УП. - 2010. - № 2. - С. 30-34.

Ермакова Т. Н. Банда и преступное сообщество (преступная организация) как формы соучастия: сравнительно-правовой анализ : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Т. Н. Ермакова. - М., 2009. - 29 с.

Есина JI. А. Квалификация хулиганства и иных преступлений, совершенных из хулиганских побуждений (уголовно-правовые и криминологические аспекты) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук/Л. А. Есина. - Челябинск, 2011.-29 с.

Есина Л. А. Квалификация хулиганства и иных преступлений, совершенных из хулиганских побуждений (уголовно-правовые и криминологические аспекты): авто­реф. дис. ... канд. юрид. наук / Л. А. Есина. - Саратов, 2010. - 30 с.

Жайворонко И. В. Ответственность за групповое хулиганство по современному российскому законодательству // Сб. 44. - С. 106-109.

Журавлев Р. А. Понятие и содержание общественной безопасности как приоритета национальной безопасности // РСЛ. - 2012. - № 9 - С. 44^16.

Загайнова Ю. В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика неза­конного оборота оружия (по материалам Восточно-Сибирского региона) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Ю. В. Загайнова. - Иркутск, 2007. - 28 с.

Змеевский А. В. Упреждающий шаг международного сообщества в борьбе с ядерным терроризмом. // МЖМП. - 2006. - № 2. - С. 45^19.

Зуев С. В. Теоретические и прикладные проблемы совершенствования уголов­ного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями): автореф. дис. ... д-ра юрид. наук / С. В. Зуев. - М., 2010. -27 с.

Ибрагимов М. А. О понятии «хищения» применительно к ст. 226 УК РФ // ЧДРЗ. - 2007. -№ 3. - С. 249-250.

Иванов Н. Реформирование нормы о содействии террористической деятельно­сти // УП. - 2010. - № 5. - С. 26-30.

Иванов Н. Г. Хулиганство как преступление: критический взгляд // ГП. - 2009.-№ 12.-С. 50-57.

Иванцов С. В. Организованная преступность: системные свойства и связи (криминологическая оценка): автореф. дис... д-ра. юрид. наук / С. В. Иванцов. - М., 2009.-60 с.

Ивлев С. М. Уголовно-правовые средства противодействия терроризму : авто­реф. дис. ... канд. юрид. наук / С. М. Ивлев. - М., 2008. -25 с.

Ижаева Ш. М. Освобождение от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное статьей 208 УК РФ // РСЛ. - 2008. - № 3. - С. 17-19.

Казакова В. А. Некоторые признаки отграничения банды от незаконного вооружённого формирования/В. А. Казакова, Г. А. Бекботова // РСЛ,- 2011.- №19. -С. 8-11.

Карнышев В. М. Криминальная история России. 1993-1995. Сильвестр. Отари. Мансур / В. М. Карнышев - М. : Юрлитинформ, 2008. - 365 с.

Каширин Е. Н. Проблемы правоприменительной практики по делам о бандитизме, пути их устранения // С. - 2009. - № 1. - С. 5-8.

Кибальник А. «Экстремистское» хулиганство - нонсенс уголовного закона / А. Кибальник, И. Соломоненко // 3. -2008. -№ 4. - С. 21-23.

Князева Н. А. Проблемы уголовной ответственности и международного правосудия по делам о пиратстве // РС. - 2012. - № 3. - С. 31-34.

Комисаров В. С. Бандитизм и другие тяжкие преступления против обществен­ной безопасности / В. С. комиссаров. - СПб. : Юрид. центр Пресс, 2002. - 343 с.

Комиссаров В. Постановление Пленума Верховного Суда «О судебной практи­ке рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступ­ной организации): общая характеристика, спорные моменты и их критический анализ / В. Комиссаров, П. Агапов // УП. - 2008. - № 5. - С. 62-68.

Корецкий Д. А. Криминальная армалогия / Д. А. Корецкий. - М. : Юрлитин­форм, 2010.-482 с.

Корецкий Д. А. Оружие и его незаконный оборот: криминологическая характе­ристика и предупреждение / Д. А. Корецкий, Э. В. Солоницкая. - СПб. : Юрид. центр Пресс, 2006.-355 с.

Королев А. С. Борьба с преступными авторитетами в рамках новых положений Уголовного кодекса Российской Федерации (краткий анализ изменений, предусмотренных Федеральным законом № 245-ФЗ от 3 ноября 2009 года) // РСЛ. - 2010.-№ 19.-С. 19-22.

Королев А. С. Определение понятия «преступное сообщество» и его признаков (новые аспекты в судебной практике) // ВМГУ. - 2009. - № 6. - С. 45-54.

Косарев И. И. Уголовная ответственность за преступления, совершаемые по ху­лиганским мотивам : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / И. И. Косарев. - М, 2008. - 26 с.

Костычева О. Применение уголовно-правовой нормы о запрете оправдания терроризма в аспекте реализации принципа ненаказуемости мыслей и убеждений // УП. - 2012. - № 3. - С. 32^11.

Кубов Р. X. Проблемы квалификации организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем (ст. 208 УК РФ) // РСЛ. - 2008. - № 7. - С. 18-21.

Кубов Р. X. Проблемы квалификации организации преступного сообщества (преступной организации) // РСЛ. - 2008. - № 10. - С. 22-26; РСЛ. - 2009. - № 2. - С. 11-14.

Кудрявцев В. Л. Склонение, вербовка или иное вовлечение лица как альтернативные действия объективной стороны состава содействия террористической деятельности // А. - 2012. - № 5. - С. 21-25.

Кузнецов В. И. Квалификация отдельных видов тяжких преступлений : учеб. - метод, комплекс /сост. В. И. Кузнецов, А. А. Крюков. - Иркутск : Изд-во ИГХ 2010. - 230 с.

Кунашев А. Хулиганство как преступление с двумя основными мотивами // 3. - 2010.-№2.-С. 44^17.

Лисаускайте В. В. Современные проблемы борьбы с морским пиратством // СЮВ. - 2008. - № 4. - С. 46-55.

Магомедов А. Разграничение вандализма и уголовно-наказуемого хулиганства / А. Магомедов, М. Макаренко // УП. - 2006. - № 4. - С. 34-36.

Магомедова А. А. Субъективные признаки заведомо ложного сообщения об акте терроризма // РЮ. - 2007. - № 12. - С. 53-54.

Макаренко М. М. Уголовная ответственность за вандализм : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / М. М. Макаренко. - М., 2006. - 33 с.

Малиновский В. В. Организационная деятельность в уголовном праве России (виды и характеристика) / В. В. Малиновский. - М. : Проспект, 2009. - 186 с. (Рец.: Коняхин В., Грошев А. // УП. - 2010. - № 3).

Мальков С. М. Уголовно-правовое понятие незаконных действий с оружием в статье 222 УК РФ // АП. - 2007. - № 1. - С. 32-34.

Маторина Ю. Н. К вопросу о понятии и системе преступлений террористи­ческого характера // УТ РАА. - 2010. - № 2. - С. 69-72.

Меркурьев В. В. Защита безопасности человека и его жизнедеятельности / В. В. Меркурьев. - М., Рос. криминол. ассоциация, 2006. - 350 с.

Минязев Д. М. Ответственность за террористическую деятельность в уголов­ном праве России (теоретическиеаспекты): автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Д. М. Минязев. - М., 2010. - 25 с.

Молчанов Д. Содействие террористической деятельности //. УП. - 2011.- №4.-С. 35^11.

Молчанова Е. В. Понятие «оружие» в уголовном праве: проблемы законода­тельного определения / Е. В. Молчанова. - СПб. : Юрид. центр Пресс, 2005. - 244 с.

Мондохонов А. Координация преступных действий как вид организации преступного сообщества (преступной организации) //. УП. - 2011. -№ 4. - С. 42^4-5.

Мондохонов А. Собрание организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованной группы // УП. -2012. - № 1. - С. 66-69.

Мондохонов А. Специальный субъект организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нём (ней) // УП. - 2010. - № 5. - С. 53-57.

Мондохонов А. Н. Организация преступного сообщества (преступной организации): новая редакция ст. 210 и 35 УК РФ // СЮВ. - 2009. - № 4. - С. 45^18.

Мондохонов А. Н. Цель организации незаконного вооруженного формирования // СЮВ. -2010. -№ 4. - С. 96-99.

Мохов Е. А. Организованная преступность и национальная безопасность Рос­сии / Е. А. Мохов. - М. : Вуз. книга, 2007. - 222 с.

Мусаелян М. Цель как признак террористического акта // 3. - 2010. - № 6. - С. 38-41.

Мусаелян М. Ф. Террористический акт: уголовно-правовой аспект / М. Ф. Мусаелян. - М. : Юрлитинформ, 2009. - 216 с.

Невский С. А. Противодействие незаконному обороту оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ / С. А. Невский. - М. : Юрлитинформ, 2008. - 312 с.

Никитенко И. Организация преступного сообщества: проблемы квалификации / И. Никитенко, Т. Якушева // УП. - 2010. - № 5. - С. 58-62.

Никитин С. Г. Проблемные аспекты новелл УК РФ о преступных сообществах (преступных организациях) // С. - 2010. - № 1. - С. 16-22.

Номоконов В. А. Организация преступного сообщества: реконструирование нормы / В. А Номоконов, А. М. Железняков // КЖ. - 2010. - № 1. - С. 24-28.

Овчинникова Г. В. Захват заложника / Г. В. Овчинникова, М. Ю. Павлик, О. Н. Коршунова. - СПб. : Юрид. центр Пресс, 2001. -252 с.

Овчинский В. С. Пять лет «войны» с терроризмом и Новый мировой беспоря­док. Аналитический доклад. / B.C. Овчинский. - М. : Юрайт, 2006. - 75 с.

Орешкина Т. Изменения и дополнения УК РФ, внесённые Федеральным зако­ном от 30 декабря 2008 г. // УП. - 2009. - № 3. - С. 44^17.

Островских Ж. В. Бандитизм: криминологическая и уголовно-правовая харак­теристика : учеб. пособие / Ж. В. Островских. - Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2007. - 245 с. 330

Островских Ж. В. Совершенствование стратегии законодательного обеспечения борьбы с бандитизмом // РСЛ. - 2006. - № 7. - С. 26-28.

Павлинов А. В. Антигосударственный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические аспекты / А. В. Павлинов. - М. : Юрлитинформ, 2010. - 283 с.

Панченко П. Цель нападения при бандитизме / П. Панченко, В. Кашенин // УП. - 2007. - № 3. - С. 45^18.

Перфилов К. А. Субъект массовых беспорядков // РСЛ. - 2008. - № 5. - С. 22-25.

Петрова И. А. Предмет преступления в системе преступлений, связанных с не­законным оборотом оружия: спорные вопросы квалификации // Сб. 4. - С. 45^19.

Платошкин Н. А. Уголовно-правовое значение хулиганских мотивов : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Н. А. Платошкин. - М., 2007. - 30 с.

Подшибякин А. С. Холодное оружие / А. С. Подшибякин. - М. : Юрлитинформ, 2010.-272 с.

Полный курс уголовного права : в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. - СПб. : Юрид. центр Пресс, 2008. - Т. 4 : Преступления против общественной безопасно­сти,- 674 с.

Пронькина Е. А.. О некоторых пробелах в федеральном и уголовном законодательстве при определении оружия как предмета преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ // ЧДРЗ. - 2008. - № 1. - С. 267-268.

Пронькина Е. А. Признак вооруженности при бандитизме: актуальные проблемы теории и судебно-следственной практики // АП - 2007. - № 6. - С. 45^19.

Прохоров Л. А. Криминализация контрабанды птиц и животных, в отношении которых действуют специальные международные и национальные правила ограничения в обращении /Л. А. Прохоров, А. М. Максимов // РСЛ. - 2012. - № 4. - С. 19-21.

Рагозина И. Г. Уголовная ответственность за хулиганство: спорные вопросы квалификации // Сб. - С. 124-128.

Рагулин А. О понятии лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии / А Рагулин., В. Фефелов // УП. - 2010. - № 5. - С. 67-70.

Разинская В. С. О некоторых проблемах оптимизации уголовно-правовых и иных мер против преступных сообществ (о приоритетных национальных проектах) // РСЛ. -2007. -№ 13.-С. 13-15.

Рахманова В. Н. Защита прав человека от криминальных угроз в условиях гло­бализации: криминологический и уголовно-правовой анализ / В. Н. Рахманова - М. : Юрист, 2008.-241 с.

Редин М. П. О толковании признака нападения в составе бандитизма и момента окончания преступления // Сб. 29. - С. 142-147.; ПСП. -2006. -№ 3-4. - С. 177-183.

Репецкая А. Л. Криминальный рынок России / А. Л. Репецкая. - Саратов : Са­теллит, 2007. - 120 с.

Решетников Е. В. Антитеррористические нормы с двойной превенцией в системе уголовно-правовых средств противодействия террористическим актам // С. - 2010.-№ 5.-С. 15-20.

Ростокинский А. В. О сходной сущности и различиях квалификации хулиган­ства и экстремизма // РСЛ. - 2007. - № 7. - С 17-18.

Сараев В. В. Пути криминализации «спортивного» хулиганства // РСЛ. - 2012. - №4-С. 21-24.

Сащенко П. И. Квалификация хулиганства, совершённого группой лиц с приме­нением (угрозой применения) оружия в судебной практике // Сб. 19. - С. 105-109.

Седых Л. Уголовная ответственность за использование психологических техник в террористических целях // УП. - 2010. - № 1. - С. 35-37.

Серебряков А. В. Содействие террористической деятельности: проблемы квалификации и соотношение со смежными составами преступлений : автореф. дис. ... канд. юрид. наук /А. В. Серебряков. - Краснодар, 2012. - 32 с.

Сошина Л. А. Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступ­ления в сфере незаконного оборота оружия (на примере Иркутской области) // СЮВ. - 2008. - № 1. - С. 60-64.

Сошина Л. А. Международно-правовые основы противодействия незаконному обороту оружия // СЮВ. - 2007. - № 3. - С. 46^19.

Сошина Л. А. Некоторые аспекты преступности в сфере незаконного оборота оружия (по материалам Иркутской области) // Сб. 42. - С. 72-75.

Сошина Л. А. Современное состояние преступности в сфере незаконного обо­рота оружия // Сб. 44. - С. 86-90.

Станица Кущевская, 2010 год: маленькое зеркало большой беды / С. Бабурин, Ю. Голик, С. Капитонов, В. Карасев, Н. Энгвер. - М. : Изд-во РГТЭУ, 2011. - 94 с.

Степанова И. Б. Организация преступного сообщества: Вопросы квалификации / И. Б. Степанова, Т. М. Явчуновская // Сб. 11. - С. 112-115.

Столярова Т. И. К вопросу о понятии потерпевшего в составах нарушения правил охраны труда (статьи 143, 216, 217 УК РФ)//С.-2009.-№ 11.-С. 8-12.

Сулейманов Р. Г. Хулиганство: теоретические и правоприменительные аспекты : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Р. Г. Сулейманов. - Саратов, 2009. - 26 с.

Сухачев И. Ю. О соотношении понятий «общественный порядок» и «общест­венная безопасность» // ВВСИ. - 2009. - № 4. - С. 34 -39.

Тарбагаев А. Проблемы квалификации преступлений, совершённых участниками преступного сообщества/А. Тарбагаев, Т. Челнокова // УП. - 2012.- № 3. - С. 59-65.

Терроризм: правовые аспекты противодействия: нормативные и международ­ные правовые акты с комментариями / под ред. И. Л. Трунова. - М. : Эксмо, 2007. - 767 с.

Тисленко Д. И. Экологический терроризм: уголовно-правовые и криминоло­гические проблемы : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Д. И. Тисленко. - М., 2012. - 33 с.

Тодоров А. А. Территориальный элемент состава пиратства: по международному праву и российскому законодательству // РСЛ, - 2011,- №22.- С. 22-26.

Торговченков В. Ответственность за ложное сообщение об акте терроризма // 3.-2012.-№ 1.-С. 27-29.

Трофимов Д. А. Криминальный футбольный фанатизм как общественно опасное явление // РСЛ. - 2011. - № 19. - С. 18-20.

Ульянова В. В. Противодействие финансированию терроризма : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / В. В. Ульянова. - Екатеринбург, 2010. - 27 с.

Уткина С. С. Квалифицированные виды террористического акта (ч. 2 и 3 ст. 205 УК РФ) // Сб. 42. - С. 37 -39.

Фаткуллина М. Квалификация хулиганства при отягчающих обстоятельствах / М. Фаткуллина, Т. Морозова // УП. - 2007. - № 6. - С. 54-57.

Фридинский С. Н. Молодежный экстремизм как особо опасная форма проявле­ния экстремистской деятельности // ЮМ. - 2009. - № 4. - С. 34 -37.

Хасиев У. А. Организованная преступность в Российской Федерации. Уголовно- правовой и криминологический аспекты: автореф. дис. ... канд. юрид. наук / У А. Хасиев. - Саратов, 2006. - 28 с. 332

Хлебушкин А. Г. Экстремизм: уголовно-правовой и уголовно-политический анализ /А. Г. Хлебушкин. - Саратов : Сателлит, 2007. - 236 с.

Хоменко А. Н. Уголовно-правовые аспекты захвата и освобождения заложников : дис. ... канд. юрид. наук / А. Н. Хоменко. - Омск, 2008. - 213 с.

Хохрин С. А. Организация массовых беспорядков как объективная сторона преступления // РСЛ. - 2010. - № 20. - С. 21-23.

Христюк А. А. Противодействие организованной преступности на региональ­ном уровне : учеб. пособие / А. А. Христюк. - М. : Юрлитинформ, 2011. - 176 с.

Целесообразность, возможность и содержание реформ оборота гражданского огнестрельного оружия. - М. : Науч. эксперт, 2011. - 360 с.

Черемнова Н. А. Уголовно-правовая характеристика вандализма : учеб. пособие / Н. А. Черемнова. - Омск : Изд-во Ом. акад. МВД России, 2008. - 60 с.

Черных С. А. Уголовно-правовая защита личности заложника : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / С. А. Черных. - М, 2010. - 27 с.

Чучаев А. И. Преступления против общественной безопасности : учеб.-пракг. пособие / А. И. Чучаев, Ю. В. Грачева, А. А. Задоян. - М. : Проспект, 2010. - 256 с.

Шевченко И. В. Уголовная ответственность за террористическую деятельность: уголовно-правовой и правоприменительный аспекты : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / И. В. Шевченко. - Тамбов, 2010. - 26 с.

Шиканов А. А. Ответственность за посягательства на пожарную безопасность (уголовно-правовой и криминологический анализ): автореф. дис...канд. юрид. наук / А. А. Шиканов. - Н. Новгород, 2011. - 35 с.

Ширкин А. И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты противодей­ствия незаконному обороту оружия в Российской Федерации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / А. И. Ширкин. - Казань, 2008. - 28 с.

Шуйский А. Л. Нужна ли самостоятельная уголовно - правовая норма в УК РФ о создании террористической организации? // С. - 2009. - № 10. - С. 17-19.

Шутемова Т. В. О понятии и видах банд // Сб. 50. - С. 123-127.

Якушева Т. В. Некоторые уголовно-правовые проблемы квалификации престу­плений, совершённых преступных сообществом (преступной организацией) // ЧДРЗ. - 2008. - № 2. - С. 272-273.

Яни П. Угроза совершения теракта // 3. -2012. - № 2. - С. 15-19.

Судебная практика

В соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ (в ред. 13 июня 1996 г.) лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в этой статье, освобождается от уголов­ной ответственности, если в его действиях не содержится состава иного преступле­ния // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2007. - № 8. - П. 5.

В соответствии с ч. 4 ст. 222 УК РФ уголовная ответственность наступает только за сбыт газового и холодного оружия. Ответственность за передачу холодного оружия (без его отчуждения) уголовный закон не предусматривает. // ОЗСП за 2-й кв. 2008 г.

В соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2008. - № 5.

Грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с угрозой применения ножа, явилось основанием для квалификации действий виновного как уголовно наказуемое деяние - хулиганство // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2009. - № 8.

Действия виновного, начатые как хулиганство, впоследствии переросли в более тяжкое преступление - убийство двух лиц из хулиганских побуждений, поэтому квалификация его действий по п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ является излишней и подлежит исключению. // ОЗСП за 2-й кв. 2007 г.

Должностное лицо осуждено за получение взятки в крупном размере в виде выгод имущественного характера. // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2011. - № 5.

Действия лица, создавшего банду и участвовавшего в совершаемых ею нападениях, должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 209 УК РФ. // ОЗСП за 2-е полугодие 2010 г.

Если лицо, содержащееся под стражей, подробно рассказало после его задержания об изготовлении и месте хранения пистолета, который по просьбе следователя выдан матерью задержанного, то такое лицо в силу примечаний к ст. 222 и ст. 223 УК РФ подлежит освобождению от уголовной ответственности. // ОЗСП за 2-е полугодие 2009 г.

Из приговора в отношении лица, признанного виновным по ч. 1 ст. 222 УК РФ в незаконных ношении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, исключено осуждение за незаконную перевозку, поскольку, по смыслу закона, ответственность за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов наступает в случае, если эти предметы находились не непосредственно при обвиняемом. // ОЗСП (кассация) за 1-е полугодие 2011 г.

Лицо обоснованно осуждено за нарушение правил безопасности при ремонте магистральных трубопроводов, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2009. - № 8.

Лицо обоснованно осуждено по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконные хранение и ношение обреза гладкоствольного охотничьего ружья // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2008. -№ 12.

Лицо, добровольно заявившее органам власти о месте нахождения огнестрельного оружия при реальной возможности дальнейшего его хранения, в соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ освобождается от уголовной ответственности. // ОЗСП за 3-й кв. 2009 г.

Лицо обоснованно осуждено за участие в вооружённом формировании и одновременно за участие в устойчивой вооружённой группе (банде). // ОЗСП за 2-й кв. 2007 г.

Лицо, которому автомат и патроны были переданы на временное хранение, не несёт уголовной ответственности за незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов // ОЗСП за 2-й кв. 2008 г.

Лицо обоснованно осуждено за участие в вооружённом формировании и одно­временно за участие в устойчивой вооружённой группе (банде) // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2007. - № 11. - П. 6.

Незаконное приобретение лицом боеприпаса исключено из его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ // ОЗСП за 4 кв. 2008 г.

Одновременное хранение нескольких единиц и видов оружия, различных видов боеприпасов квалифицируется как одно преступление по ч. 1 ст. 222 УК РФ // ОЗСП за 4 кв. 2008г.

Осуждение лица по ч. 1 ст. 226 УК РФ за хищение огнестрельного оружия и боеприпасов признано обоснованным // ОЗСП за 4 кв. 2007 г.

Приговор в части осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению на основании примечания к ст. 222 УК РФ, если правоохранительным органам не было известно о месте нахождения огнестрельного оружия до сообщения об этом подозреваемым // БВС РФ. -2011. - № 3.

Правовое значение при решении вопроса о наличии в действиях виновных состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ, имеют только связи, которые обусловлены совместной преступной деятельностью. Совместное решение бытовых проблем и проведение досуга не могут характеризовать группу как банду // ОЗСП за 2-е полугодие 2010 г.

Под добровольной сдачей огнестрельного оружия следует понимать выдачу оружия по своей воле независимо от мотивов. Об этом может свидетельствовать как факт выдачи оружия, так и сообщение о его местонахождении органам власти при реальной возможности его дальнейшего хранения // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2007. -№ 10.-П. 8.

По смыслу уголовного закона, незаконные действия, связанные с оборотом огнестрельного оружия, совершённые в составе банды, не охватываются ст. 209 УК РФ и подлежат квалификации по ч. 3 ст. 222 УК РФ. // ОЗСП за 2-й кв. 2008 г.

Согласно примечанию к ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в этой статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. // ОЗСП за 2-й кв. 2008 г.

Судебное решение в части осуждения по ч. 1 ст. 213 УК РФ отменено в связи с изменениями, внесёнными в эту статью ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2007. - № 1. - П. 3.

Суд ошибочно квалифицировал действия виновных по ч. 4 ст. 222 УК РФ как незаконный сбыт газового оружия // Бюл. Верховного Суда РФ. - 2007. - № 9.

Уголовная ответственность по ст. 210 УК РФ за организацию преступного сообщества (преступной организации) и участие в нем (ней) наступает только тогда, когда оно создано для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. // ОЗСП за 2-е полугодие 2010 г.

Члены преступного сообщества, не участвовавшие в его организации и не руководившие этим сообществом, помимо ответственности по ч. 2 ст. 210 УК РФ несут ответственность только за преступления, в подготовке или совершении которых они сами участвовали. // ОЗСП 1 полугодие 2010 г.

<< | >>
Источник: Кузнецов В. И.. Уголовное право России. Особенная часть : учеб.-метод, комплекс / В. И. Кузнецов. - 3-е изд., испр. и доп. - Иркутск : Изд-во ИГУ, -558 с.. 2012

Еще по теме TEMA 11. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ:

  1. Глава 12. Экономика развития: богатство и нищета народов
  2. § 1. Понятие и криминологическая характеристика
  3. TEMA 1. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УК РФ
  4. TEMA 4. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СВОБОДЫ, ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ
  5. TEMA 5. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
  6. TEMA 6. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ КОНСТИТУЦИОННЫХПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  7. TEMA 7. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СЕМЬИ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  8. TEMA 8. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  9. TEMA 11. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  10. TEMA 13. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  11. TEMA 15. ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ
  12. TEMA 18. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПРАВОСУДИЯ
  13. TEMA 20. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ
  14. Приложение 5. Органы субъектов РФ, осуществляющие лицензирование и контроль качества медицинской помощи
  15. БИБЛИОГРАФИЯ
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -