<<
>>

§ 1. Семья общего права § 1.1. Возникновение, историческое развитие и типологические особенности семьи общего права

История английского уголовного права восходит к самым истокам общего права, когда во второй половине XII в. старая англосаксонская система отправления правосудия и старая система уголовного права исчезли.
Взамен была создана обще­английская королевская уголовная юрисдикция, и с рубежа XII—XIII вв. начинается первый период в истории английско­го уголовного права — период становления.

Характеризуется этот период следующими моментами. Во-первых, структурно обособляются и развиваются основные, сохранившиеся до настоящего дня разновидности преступных деяний. Во-вторых, параллельно с разработкой терминологии из области преступлений развивается институт «оснований за­щиты» (defence) от уголовного преследования, позволяющих смягчить либо вовсе исключить уголовную наказуемость дея­ния. В-третьих, закладывается фундамент ряда институтов об­щей части: неоконченного преступления, соучастия, сговора и т. д. В-четвертых, формируется ставшая символом англий­ского уголовного права «кровавая» система наказаний.

Второй период развития английского уголовного права ох­ватывает XVII — начало XIX вв. и может быть назван периодом доктринальной обработки уголовного права, когда из хаотично­го массива накопившихся прецедентов и статутных установле­ний Эдуардом Коуком, Мэттью Хэйлом, Иеремией Хоукин- сом, Майклом Фостером, Уильямом Блэкстоуном и Эдуардом Истом создается стройная система уголовного права. О значи­мости проделанной указанными авторами работы свидетельст­вует тот факт, что труды их до настоящего времени сохраняют значение «авторитетных» источников уголовного права стран семьи общего права.

Следующий период в истории английского уголовного пра­ва может быть назван периодом консолидации и гуманизации. Запутанность прецедентного права, многочисленность и про­тиворечивость статутов, накопившихся за более чем пять сто­летий, бессмысленная кровавость в сочетании с неэффектив­ностью предписываемых наказаний, когда подавляющее боль­шинство преступлений именовалось «фелониями», de iure неизбежно влекущими наказание виселицей, но de facto заме­нявшейся куда как более мягкими санкциями, — все это тре­бовало незамедлительных изменений. В течение 1827—1830 гг. и 1832—1833 гг. были приняты две серии консолидирующих актов, кардинальным образом сузившие сферу применения смертной казни. Значимым событием в реформировании уго­ловного права стало принятие в 1861 г. серии консолидирую­щих актов, разработанных на основе итогов деятельности двух упомянутых комиссий и охвативших собой наиболее значимые области уголовного права. Многие из них действуют до сего­дняшнего дня, образуя одну из ведущих составляющих в фун­даменте современного английского уголовного права.

В конце XIX в. на смену этому периоду приходит период стагнации уголовного права (слово «стагнация» в данном кон­тексте следует понимать скорее в нейтральном смысле «отсут­ствия значимого развития», «консервативной реакции», а не в негативном смысле «упадка»). Покоясь, с одной стороны, на серии консолидирующих актов XIX в., смягчивших уголовное право и до определенной степени систематизировавших его, и с другой — на массиве многовековых наслоений судебной практики, английское уголовное право по сути своей не пре­терпевает в конце XIX — первой половине XX вв.

сколь-ни- будь значимых изменений.

В 1957 г. с принятием Закона об убийстве (Homicide Act, 5 & 6 Eliz. II, с. 11) период стагнации оканчивается и сменя­ется современным периодом развития английского уголовного права. За те полстолетия, что он длится, можно сказать, что уголовное право Англии претерпело кардинальные изменения, с которыми по их значимости в исторической перспективе могут сравниться только гуманизирующие и консолидирующие статуты XIX в., доктринальные труды XVII—XVIII вв. и само по себе появление общего права во второй половине XII — первой половине XIII вв.

В 1965 г. с целью способствования реформе права создает­ся Правовая комиссия для Англии и Уэльса, определившая в качестве одной из своих целей кодификацию уголовного права. Проект уголовного кодекса и отчет по проекту был представлен в 1984 г. и в следующем, 1985 г., опубликован. После доработки он в марте 1989 г. был направлен лорду-кан- цлеру, однако так и не был принят.

Сегодняшнее уголовное право Англии устремлено в буду­щее. И хотя правящий кабинет лейбористов все-таки намере­вается завершить кодификацию уголовного права, пока все же уголовно-правовые реформы в сегодняшней Англии, как и 170 лет тому назад, идут по пути консолидации уголовно-право- вых норм с той лишь разницей, что сейчас основное внима­ние уделяется не столько вопросам наказания, сколько вопро­сам собственно преступления.

Среди современных крупных законодательных актов, суще­ственным образом реформирующих уголовное право, можно назвать следующие: Закон об уголовном правосудии 1991 г. (Criminal Justice Act, 1991, с. 53), Закон о реформе права (пра­вило о годе и дне) 1996 г. (Law Reform (Year and a Day Rule) Act, 1996, c. 19), Закон о преступлениях и беспорядках 1998 г. (Crime and Disorder Act, 1998, с. 37), Закон о пересмотре уго­ловных дел (невменяемость) 1999 г. (Criminal Cases Review (Insanity) Act, 1999, с. 25), Закон об экстрадиции 2003 г. (Extradition Act, 2003, с. 41), Закон о половых преступлениях 2003 г. (Sexual Offences Act, 2003, с. 42), Закон об уголовном правосудии 2003 г. (Criminal Justice Act, 2003, с. 44), Закон о корпоративном простом убийстве и корпоративном челове­коубийстве (Corporate Manslaughter and Corporate Homicide Act, 2007, c. 19).

Итак, английское уголовное право прошло долгий путь в своем развитии, и именно этот долгий путь, на котором оно развивалось вместе с иными отраслями общего права, впитывало дух последнего, укреплялось в борьбе с произволом абсолютизма и партикуляризмом обычаев, вызвал к жизни особую идею, от­личающую уголовно-правовую семью общего права от иных се­мей современности: идею человека. Идея эта многогранна, опре­деляет содержательное наполнение уголовного права и практику его применения, отражается в сформировавшемся веками право­сознании судей, юристов и обывателей. К основным составляю­щим идеи человека относятся следующие моменты.

Во-первых, уголовное право исторически понимается пре­жде всего как щит против неоправданного произвола по отно­шению к человеку со стороны государственной власти — будь то монарх, или парламент, или исполнительная власть, или местные власти (феодалы в прошлом).

Во-вторых, из понимания уголовного права как щита про­тив произвола государства сформировалось убеждение в необ­ходимости, с одной стороны, «минимальной» криминализации как ограждающей человека от неоправданных посягательств на его свободу со стороны властей и, с другой — в необходимости допущения свободы усмотрения индивида (свободы самореали­зации) в «пограничных» ситуациях, в которых интересы госу­дарства с очевидностью сталкиваются с интересами личности.

В-третьих, понимание уголовного права как вторгающегося в область личной свободы обусловило особое понимание ос­нования уголовной наказуемости действий: оправдывает нака­зание лица не только (и даже не столько) формальное нару­шение уголовного запрета, сколько проявленная им в поступ­ке «моральная злобность», заслуживающая порицания со стороны общества, или actus поп facit гейт nisi mens sit геа. Бо­лее того, помещая индивида в центр уголовного права и рас­сматривая его как морально ответственного за свое поведение, суды склонны придавать бблыную значимость моральной злобности человека, которая зачастую превалирует над юриди­ческими конструкциями, оправдывая вменение там, где стро- ' гая логика права этого бы не допустила. Так что раскрывший своими действиями «сердце, равнодушное к социальной обя­занности и непреоборимо склонное к злодеянию» (слова Майкла Фостера из середины XVIII в.) рискует поплатиться за них, даже если с объективной точки зрения они еще и не причинили серьезного вреда. И напротив, к не выказавшему «испорченного, извращенного и злобного духа» (его же слова) уголовное право не может быть применимо: формальное пре­ступление запрета без достаточной моральной злобности, или даже исчезновение в человеке последней с течением времени позволяют «забыть» о необходимости применения уголовного закона в данной ситуации, поскольку либо лицо не заслужи­вает с точки зрения общества наказания, либо выгода от при­менения последнего будет несоизмеримо меньшей по сравне­нию с посягательством на свободу личности. Такой подход к уголовной наказуемости проецируется и на карательную по­литику: в странах семьи общего права сосуществуют, с одной стороны, суровые репрессивные меры в отношении «привыч­ных», «опасных», «морально злобных» лиц (примером является практика применения смертной казни в ряде стран, система неопределенных приговоров, долгосрочных приговоров для «привычных» преступников и т. п.) и, с другой, сравнительно мягкие, индивидуализируемые судом варианты уголовного на­казания для тех, кто не заслуживает «принесения в жертву» обществу (примером является практика применения мер нака­зания, не связанных с лишением свободы, мер, альтернатив­ных наказанию).

Зародившись в эпоху доктринальной рационализации уго­ловного права, такое понимание со временем лишь абсолюти­зировалось в умах теоретиков и, как следствие, отражалось на практике применения судьями уголовного закона и создания последнего ими же.

Идея человека, или индивидуалистская направленность уго­ловного права, жива и сегодня. Так, для Эндрю Эшворта в ос­нове уголовного права лежит прежде всего принцип «индиви­дуальной автономии» (иными словами, принцип «моральной злобности» как предпосылки к уголовной наказуемости), со­гласно которому «каждый индивид должен рассматриваться как ответственный за свое собственное поведение»[40]. Соответ­ственно, «индивиды должны уважаться как создания, способ­ные к выбору в их действиях и бездействии, и с ними долж­ны обращаться как с созданиями, способными к выбору в их действиях и бездействии... Принцип автономии придает ббльшую значимость свободе и правам индивида при любом обсуждении того, что государство должно делать в данной си­туации»[41]. Из этого принципа, в свою очередь, следуют прин­ципы, раскрывающие и подкрепляющие его, как, например, принцип минимальной криминализации (по отношению к ко­торому в доктрине с сожалением констатируется, что совре­менная действительность с ее безудержной криминализацией лишает уголовное право его основы как карающего только ре­ально опасные проявления человеческой активности), прин­цип ответственности скорее за действие, чем за бездействие, принцип запрета обратной силы уголовного закона, принцип определенности в формулировании уголовного запрета, прин­цип строгого толкования уголовного запрета, принцип пре­зумпции невиновности и т. д.

Идея человека, вызвавшая к жизни уважение к уголовному праву, предопределила также ярко позитивистскую направлен­ность науки уголовного права в странах семьи общего права: для теоретика здесь важнее прецедент или статутное установ­ление и менее значимы отстраненные от реальной жизни раз­мышления. Из этого, в свою очередь, проистекает определен­ная «консервативность» мысли: современная уголовно-право- вая теория, выросшая из прошедших проверку временем «авторитетных трудов» XVII—XVIII вв., со скептицизмом от­носится к новым идеям, видя в них угрозу сложившимся цен­ностям. Юрист в странах континентальной семьи видит, на­против, в законе самоценность, а поскольку последний часто несовершенен, то он готов постоянно достраивать его, исходя из мыслимой и меняющейся в соответствии с потребностями времени и человека идеальной философско-правовой системы.

В завершение отметим, что идея человека, развиваясь на протяжении столетий, находит свое отражение в целом ряде образующих учение о преступлении институтах, предопределяя идеологическую заданность уголовного права в странах семьи общего права.

<< | >>
Источник: Есаков Г. А., Крылова Н. Е., Серебренникова А. В.. Уголовное право зарубежных стран. — М.: Проспект, — 336 с.. 2009 {original}

Еще по теме § 1. Семья общего права § 1.1. Возникновение, историческое развитие и типологические особенности семьи общего права:

  1. § 2. Семья континентального права § 2.1. Возникновение, историческое развитие и типологические особенности семьи континентального права
  2. § 3.1. Общая характеристика мусульманского права. Возникновение, историческое развитие и типологические особенности мусульманского уголовного права
  3. 4.4. Англо-американская правовая семья (семья общего права)
  4. 21.3. Англо-американская правовая семья, или семья «общего права»
  5. ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ «ОБЩЕГО ПРАВА»
  6. 3. Правовая семья "общего права"
  7. 3. Правовая семья общего права
  8. § 1. Семья общего права
  9. 9.3. Англосаксонская правовая семья (общего права)
  10. § 1. Семья общего права
  11. 31. Семья англосаксонского общего права
  12. § 1. Семья общего права
  13. 25.4. Семья англосаксонского (общего) права
  14. Тема 3. АНГЛОСАКСОНСКАЯ ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ (ОБЩЕГО ПРАВА)
  15. Правовая семья общего права.
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -