<<
>>

§ 2. Преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

Непосредственный объект этой группы преступлений — право на свобо­ду законной предпринимательской и иной экономической деятельности хо­зяйствующих субъектов. В соответствии со ст. 2 ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой страх и риск, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лица- См: Жалинский А.Э.
О соотношении уголовного и гражданского права в сфере экономики // Государство и право. 1999. № 12. С. 50. См: Яни П. Проблемы уголовной ответственности за экономические преступле­ния// Законность. 2001. № 1. С. 4-5. ми (физическими и юридическими), зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. При этом имманентно присущими любой предпринимательской дея­тельности являются интересы свободной конкуренции, поэтому любое из преступлений этой группы так или иначе посягает и на это уголовно охра­няемое благо. Объективная сторона воспрепятствования законной предприни­мательской или иной деятельности (ч. 1 ст. 169 УК РФ) носит формаль­ный характер — данное преступление окончено при совершении должност­ным лицом, использующим свое служебное положение, любого из следую­щих деяний: 1. Неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринима­теля или юридического лица. Порядок регистрации юридических лиц установлен в Федеральным законом от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц»1. Правомер­ным является отказ по основанию, прямо предусмотренному в зако­нодательстве (например, при представлении для регистрации доку­ментов, содержащих ложную информацию о роде и целях деятель­ности субъекта). 2. Уклонение от регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица, т.е. безосновательное избежание должностным лицом осуществления такой регистрации (один из немногочислен­ных случаев, когда преступление в сфере экономической деятельно­сти совершается путем бездействия субъекта).
3. Отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществле­ние определенной деятельности; единственным правомерным осно­ванием для отказа в выдаче лицензии является наличие в представ­ляемых документах недостоверной или искаженной информации. Точка зрения, что такой отказ является правомерным при нали­чии экспертного заключения о нецелесообразности осуществления данной предпринимательской деятельности, не соответствует ст. 51 ГК РФ, запрещающей отказ в регистрации по мотиву нецелесооб­разности. 4. Уклонение от выдачи специального разрешения (лицензии) на осуще­ствление определенной предпринимательской деятельности; пере­чень видов деятельности, подлежащих лицензированию, определен в Федеральном законе от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензиро­вании отдельных видов деятельности»2. 1 СЗ РФ. 2001. № 33. Ч. 1. Ст. 3431. 2 РГ. 2001.10 авг. 5. Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпри­нимателя или юридического лица в зависимости от организацион- но-правовой формы или формы собственности, например, при при­нятии должностным лицом решений, определяющих конкурирую­щему хозяйствующему субъекту необоснованные льготы. 6. Ограничение самостоятельности либо иного незаконного вмешатель­ства в деятельность индивидуального предпринимателя или юри­дического лица; по сути дела, в этом случае речь идет о решении должностного лица, так или иначе незаконно ограничивающем гра­жданскую деёспособность хозяйствующего субъекта. При совершении любого из названных действий специальный субъект — должностное лицо — использует свое служебное положение, т.е. те правомо­чия, которые входят в его компетенцию. Признаки должностного лица опре­делены в примечании к ст. 285 УК РФ. По сути, рассматриваемый состав выступаете качестве специальной нор­мы к ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»). Субъективная сторона — прямой умысел. Квалифицированный вид этого преступления (ч. 2 ст. 169 УК РФ) образу­ют те же деяния, совершенные в нарушение вступившего в законную силу су­дебного акта, а равно причинившие крупный ущерб.
Размер крупного ущер­ба в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ определен в сумме более 250 тыс. рублей. Особенностью непосредственного объекта регистрации незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ) является то, что это преступление пося­гает на интересы экономической деятельности, связанной с землепользова­нием и оборотом земли. Земельный кодекс РФ 2001 г. разрешил свободный оборот земли, в связи с чем земля приобрела не только экономическую, но и юридическую ценность как предмет уголовно-правовой охраны. Состав данного преступления — формальный, а объективная сторона последнего выражается в совершении должностным лицом любого из аль­тернативных действий: 1. Регистрация незаконной сделки с землей, т.е. сделок купли-продажи, аренды, залога и т.д. Незаконность такой сделки означает ее про­тиворечие положениям Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»1. 2. Искажение учетных данных государственного земельного кадастра, например, внесение в него ложных сведений о качестве земельно­го участка либо иное нарушение положений об учетных данных го­сударственного земельного кадастра, установленных Федеральным законом от 2 января 2000 г. № 28-ФЗ «О Государственном земель­ном кадастре»1 и соответствующих подзаконных актах. '3. Занижение размеров платежей за землю, т.е. снижение ставок на земельный налог, арендной платы или нормативной цены на зем­ли, совершенном в нарушение положений Закона РФ от 11 октября 1991 г. № 1738-1 «О плате за землю» (в действующей редакции)2. Субъект рассматриваемого преступления специальный — должностное лицо. При этом субъектом ответственности за регистрацию заведомо неза­конной сделки с землей могут быть должностные лица соответствующих ор­ганов Министерства юстиции РФ, в чью компетенцию, собственно, и вхо­дит правомочие по регистрации данных сделок. Субъектом ответственности за искажение учетных данных государственного земельного кадастра явля­ются соответственно должностные лица российского земельного кадастра и его территориальных подразделений.
Субъектами умышленного занижения размеров платежей за землю могут быть должностные лица органов мест­ного самоуправления, незаконно понизившие ставки земельного налога или установившие льготы по земельному налогу для индивидуально определен­ных плательщиков. Кроме того, в соответствии с Законом РФ «О плате за землю» субъектами этого деяния могут быть должностные лица налоговой службы (инспекции), незаконно занизившие размер земельного налога. Рас­сматриваемая норма является специальной по отношению к ст. 285 УК РФ. Особенностью субъективной стороны является наличие наряду с пря­мым умыслом обязательного мотива корыстной или иной личной заинте­ресованности. Объективная сторона незаконного предпринимательства (ч. 1 ст. 171 УК РФ) состоит в совершении виновным какого-либо из следующих действий: 1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистра­ции или с нарушением правил регистрации; в соответствии со ст. 23, 51 ГК РФ и рядом иных законов и подзаконных нормативных актов хозяйствующие субъекты (граждане-предприниматели без образо­вания юридического лица, юридические лщда) должны пройти про­цедуру государственной регистрации, и только с момента регистра­ции предпринимательская деятельность признается законной и до­пустимой. Рассматриваемое деяние имеет место в том случае, когда лицо занимается предпринимательской деятельностью без свиде­тельства о регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя. При этом отметим, что регистрация действитель- 1 РГ. 2000.10 янв. 2 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 44. От. 1424; СЗ РФ. 1994. № 16. Ст. 1860. на на территории всей Российской Федерации вне зависимости от места ее осуществления1. 2. Представление в орган, осуществляющий государственную регист­рацию юридических лиц, документов, содержащих заведомо ложные сведения', при этом такие сведения могут касаться как целей и видов деятельности юридического лица, так и организационной структу­ры, уставного капитала и прочих реквизитов юридического лица. 3. Осуществление предпринимательской деятельности без специаль­ного разрешения (лицензии) в случае обязательности такого разре­шения (лицензии). Лицензия — это разрешение, выдаваемое госу­дарством на проведение некоторых видов хозяйственной деятель­ности, а также предоставляющее право использовать защищенные патентами изобретения, технологию. Перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, определен в упомянутым Федераль­ном законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г.2; процедура получения такой лицензии уточнена в подзаконных актах Правительства России. 4. Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий', например, осуществление пред­принимательской деятельности в течение какого-либо срока, не ус­тановленного в лицензии; нарушение условий осуществления кон­кретного вида предпринимательской деятельности; передача лицен­зии другому хозяйствующему субъекту и пр. Отметим, что в диспозиции ст. 171 УК РФ речь идет не просто о «неза­конном предпринимательстве», а о «незаконной предпринимательской дея­тельности»; следовательно, необходимо устанавливать систематичный ха­рактер любого из вышеуказанных действий. Согласно приговору суда первой инстанции Е. с ноября 1997 г. по декабрь 1998 г. с целью получения дохода незаконно осуществлял предпринима­тельскую деятельность без регистрации и специального разрешения (ли­цензии): оказывал платные услуги ОАО «Мапоархангельский райпищеком- бинат» по автоперевозке грузов, выполнению погрузочно-разгрузочных работ по договору аренды транспортного средства от 3 января 1998 г. (под­писанному от имени администрации ОАО генеральным директором Г. и же- В специальной литературе отмечалось, что ст. 2 ГК РФ и ст. 171 УК РФ находятся в «неустранимом противоречии» между собой, в связи с чем осуществление пред* принимательской деятельности без регистрации (как и без лицензии) не дела­ет эту деятельность преступной. См.: Яковлев A.M. Законодательное определение преступлений в сфере экономической деятельности // Государство и право. 1999. № 11. С. 40, 41-43. ной предпринимателя Е.) и за названный период времени получил доход, подпадающий под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ. Как указал Верховный Суд РФ, в силу ст. 2 ГКРФ предпринимательская деятельность — самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятель­ность, направленная на систематическое получение прибыли от пользова­ния имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Деятельность Е. в упомянутом ОАО не являлась самостоятельной, так как он выполнял указания руководства комбината по перевозке грузов. Он не нес ответственности и не рисковал при недостаче или порче това­ра (который, как это видно из материалов дела, при перевозке находился в подотчете у других лиц), из его заработной платы бухгалтерией произво­дились различные виды удержаний (подоходный налог, отчисления в Пен­сионный фонд), велся график учета его рабочего времени. Следовательно, действия Е. признаков предпринимательства не содержат, поэтому спе­циального разрешения (лицензии) на перевозку грузов при таких обстоя­тельствах не требовалось. Е. по трудовому соглашению фактически приступил к выполнению возло­женных на него администрацией пищекомбината обязанностей, связанных с доставкой на автомобиле кондитерских изделий, а также с разгрузкой и погрузкой товара, с 16 ноября 1997 г. Договор аренды на принадлежащий ему автомобиль был заключен администрацией пищекомбината с его женой И. 3 января 1998 г., тогда как Е., продолжая выполнять свои обязанности, 3 января 1998 г. вновь заключил трудовое соглашение. За периоде 16 нояб­ря 1997 г. по 31 декабря 1998 г. в ОАО «Малоархангельский райпищеком- бинат» ему начислялась заработная плата, из которой производились удер­жания подоходного налога и отчисления в Пенсионный фонд. При таких об­стоятельствах Е. находился с ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат» в трудовых отношениях. Следовательно, нельзя признать обоснованным осуждение Е. за осуществ­ление предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением до­хода в крупном размере, без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно1. В то же время в новейшей судебной практике сделан ряд исключений, в силу которых определенные виды деятельности не могут расценивать­ся как незаконное предпринимательство. Так, например, в соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и лега­лизации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретен­ных преступным путем»1 в случаях, когда нё зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жи­лое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по на­следству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство. Состав незаконного предпринимательства является формально-мате­риальным: для наступления уголовной ответственности необходимо устано­вить наступление указанных в ст. 171 УК РФ последствия в виде причинения крупного ущерба гражданину, организации или государству либо установить такую характеристику деяния, как извлечение дохода в крупном размере. Крупный ущерб (упущенная выгода, прямые материальные убытки и пр.) является в настоящее время формализованным признаком, и его денежное выражение должно превышать 250 тыс. рублей. Незаконная предпринимательская деятельность, сопряженная с извле­чением дохода в крупном размере, имеет место в случае получения в резуль­тате ее осуществления дохода, превышающего 250 тыс. рублей. В предшествующих решениях Верховного Суда РФ указывалось, что под доходом от незаконной предпринимательской деятельности понимается вы­года от таковой деятельности за вычетом расходов, связанных с ее осущест­влением. Л. занялся предпринимательской деятельностью как физическое лицо без регистрации в администрации и без лицензии на продажу ликероводоч- ных изделий. В течение 1994 г. он получил в АО «Таопин» пиво, а в АО «Тула- спирт» водку на сумму 40 219 378 рублей (в ценах того периода) по 9 наклад­ным. Указанные товары Л. реализовал с торговой наценкой 15% «с разва­ла» и в торговых палатках нескольких населенных пунктов Тульской области и извлек неконтролируемый доход в сумме более 22 млн. рублей, который скрыл. На основе нормативных актов Верховный Суд РФ, определив доход как раз­ницу между полученной от предпринимательской деятельности прибылью и расходами, понесенными в результате такой деятельности, пришел к выво­ду об отсутствии в содеянном Л. обязательного признака незаконного пред­принимательства — извлечения дохода в крупном размере2. 1 ВВС РФ. 2005. №1. С. 2. 2 ВВС РФ. 1999. №7. С. 9-10. Подобное судебное понимание дохода от незаконного предпринима­тельства получило критику в юридической литературе1. В настоящее время в соответствии с п. 12 названного выше постановле­ния Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 под доходом в ст. 171 УК РФ понимается выручка от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением не­законной предпринимательской деятельности. По мнению специалистов, приведенная позиция Пленума Верховного Суда РФ значительно «облегчает правоприменительную деятельность, по­скольку избавляет правоохранительные органы от доказательства понесен­ных лицом в незаконном предпринимательстве расходов... оно расходится в то же время с конституционным и уголовно-правовым принципом спра­ведливости». Подобное решение «искусственно и значительно расширяет пределы криминализации в экономических отношениях, увеличивая и без того... существенную разницу между минимальным порогом ответственнос­ти за налоговые преступления и минимальным порогом ответственности за предпринимательские преступления (логично было бы... установление для налогового преступления более высоких, по сравнению в незаконным пред­принимательством, границ преступного и наказуемого, а не наоборот, что имеет место в настоящее время)»2. По признакам крупного ущерба и извлечения дохода в крупном разме­ре проходит отграничение уголовно наказуемого незаконного предпринима­тельства от соответствующего административного правонарушения, преду­смотренного ст. 14.1 КоАП РФ. Согласно примечанию к ст. 169 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) крупным размером дохода признается доход в сумме, превышающей 250 тыс. руб­лей, а особо крупным — 1 млн руб. Данное примечание отнесено и к престу­плению, предусмотренному ст. 171 УК РФ, поскольку Федеральными зако­нами от 21 июля 2004 г. №73-Ф3 и 74-ФЗ действовавшее ранее примеча­ние к ст. 171 УК РФ признано утратившим силу. Квалифицируя действия Ш., суд исходил из того, что осужденным в результате незаконного предприни­мательства был извлечен доход в сумме не менее 74,556 тыс. рублей. В силу См.: Коровинских С. Уголовная ответственность за незаконное предприниматель­ство // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 43-44; Яни П. Доход от незаконного предпринимательства // Законность. 2000. № 6. Лопашенко Н. О позициях Пленума Верховного Суда РФ в вопросах толкования ответственности за незаконное предпринимательство и легализацию // Уголов­ное право. 2005. № 2. С. 43. положений ст. 10 УК РФ Президиум Верховного Суда РФ освободил осуж­денного от наказания, назначенного по п. ««б» ч. 2 ст. 171 УК РФ1. Субъект преступления — общий. Субъективная сторона этого преступления наряду с прямым умыслом в отношении получения дохода может состоять в прямом или косвенном умысле по отношению к последствию в виде крупного ущерба. Квалифицированные виды этого преступления (ч. 2 ст. 171 УК РФ) пре­дусматривают совершение незаконного предпринимательства организован­ной группой (п. «а»), а также с извлечением дохода в особо крупном разме­ре, т.е. на сумму, превышающую 1 млн рублей (п. «б»). Если незаконное предпринимательство было сопряжено с совершением иных преступлений в сфере экономической деятельности (например, с неза­конным использованием товарного знака, несанкционированными изготов­лением, сбытом или использованием, а равно подделкой государственного пробирного клейма и пр.), то содеянное квалифицируется по совокупности. Однако в случаях, когда лицо, имея целью извлечение дохода, занима­ется незаконной деятельностью, ответственность за которую предусмотрена иными статьями УК РФ (например, незаконне изготовление огнестрельного оружия, боеприпасов, сбыт наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов), содеянное им дополнительной квалификации по ст. 171 УК РФ не требует. Предметом производства, приобретения, хранения, перевозки или сбыта немаркированных товаров и продукции (ч. 1 ст. 171.1 УК РФ) являются: товары и продукция, подлежащие обязательной маркировке мар­ками акцизного сбора, специальными марками, а также знаками соответст­вия, защищенными от подделок. Перечень товаров и услуг, подлежащих обязательной маркировке мар­ками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия, защищенными от подделок, установлен в ряде постановлений Правительст­ва РФ2. 1 Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 332-П05 по делу Ш. См.; Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2005 г. // ВВС РФ. 2006. № 3. С. 12 2 См., напр.: Постановление Правительства РФ от 17 мая 1997 г. № 601 «О мар­кировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок» // СЗ РФ. 1997. № 21. Ст. 2487 (с по­след. изм.); Постановление Правительства РФ от 18 июня 1999 г. № 648 «О мар­кировке специальными марками табака и табачных изделий, производимых на территории Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. № 25. Ст. 3126 (с послед, изм.); Правила маркировки алкогольной продукции, производимой на террито- Так как акциз представляет собой косвенный налог на товар, включае­мый в цену последнего, то дополнительным объектом данного преступления являются фискальные интересы государства. Объективная сторона данного преступления носит формальный харак­тер и состоит в совершении виновным любого из следующих деяний в отно­шении вышеуказанных предметов: 1. Производство — изготовление таких товаров и продукции заново с целью сбыта. 2. Приобретение — возмездный (покупка, получение в порядке взаи­морасчета и пр.) либо безвозмездный (дарение) переход такой про­дукции во владение виновного с целью дальнейшего ее сбыта. 3. Хранение — специальное сохранение качеств и свойств такой про­дукции с целью ее сбыта. 4. Перевозка — географическое перемещение такой продукции с це­лью сбыта. 5. Сбыт — любая передача такой продукции во владение третьих лиц. Уголовная ответственность за совершение данных действий наступает лишь в том случае, если они совершены в крупном размере, т.е. стоимость предметов преступления превышает 250 тыс. рублей. При обороте назван­ных предметов на меньшую сумму содеянное влечет административную от­ветственность. Установления каких-либо последствий для наступления уго­ловной ответственности не требуется. Субъект — общий. Субъективная сторона — прямой умысел. Квалифицированные виды этого преступления (ч. 2 ст. 171.1 УК РФ) по­нимаются аналогично таковым при незаконном предпринимательстве. Непосредственным объектом незаконной банковской деятельности (ч. 1 ст. 172 УК РФ) являются общественные отношения и интересы в сфере осуществления законной банковской деятельности как разновидности пред­принимательской деятельности в целом. Поэтому ст. 172 УК РФ является специальной нормой по отношению к незаконному предпринимательству (ст. 171 УК РФ). Правовое регулирование банковской деятельности осуществляется Кон­ституцией РФ, Законом РФ от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и бан­ковской деятельности»1, Федеральным законом от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»2, другими рии Российской Федерации. Утверждены постановлением Правительства РФ от 23 декабря 1999 г. № 1428 // СЗ РФ. 1999. № 52. Ст. 6415 (с послед, изм.). Ведомости СНД и ВС РФ. 1990. № 27. Ст. 357 (в действ, ред.). федеральными законами, нормативными айтами, а также инструктивными письмами, приказами и письмами Центрального банка РФ. Банковскую дея­тельность осуществляют Банк России, кредитные организации, а также фи­лиалы и представительства иностранных банков. Кредитная организация — это юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, перечень которых указан в лицензии. Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в не­законном осуществлении банковской деятельности (банковских операций). К банковской деятельности относятся: привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на опре­деленный срок); размещение указанных средств от своего имени и за свой счет; открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц; осуществление расчетов по их банковским счетам, инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслужи­вание физических и юридических лиц; купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах; привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов; выдача банковских гарантий; лизинговые операции, оказание консультативных и информационных услуг. Незаконность банковской деятельности имеет место, если она осущест­вляется: • без регистрации; Банк России выдает учредителям кредитной орга­низации свидетельство о государственной регистрации и лицензию на осуществление банковских операций не позднее 6 месяцев с даты представления необходимых документов; • без специального разрешения (лицензии)', лицензия на осуществление банковских операций выдается в соответствии со ст. 4 Федераль­ного закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» Центральным банком РФ. В лицензии указываются толь­ко те банковские операции, на осуществление которых данная кре­дитная организация имеет право. При получении лицензии кредит­ная организация включается в реестр и публикуется в официальном издании «Вестник Банка России»; • с нарушением условий лицензионных требований и условий, напри­мер, при продолжении деятельности за пределами срока, на кото­рый была выдана лицензия, или нарушении банком объема дейст­вий, на совершение которых тот был уполномочен выданной лицен­зией. При этом у нарушителя отбирается лицензия в соответствии с положением Центрального банка РФ от 2 апреля 1996 г. № 264 «Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у бан­ков и иных кредитных организаций в Российской Федерации». Рассматриваемый состав преступления имеет формально-материаль­ный характер, и уголовная ответственность наступает при наличии одного из альтернативных признаков — последствия в виде причинения крупного ущерба гражданину, организации или государству либо при извлечении до­хода в крупном размере. Криминальный размер крупного ущерба или извле­чения дохода в крупном размере определен в сумме, превышающей 250 тыс. рублей. Субъект незаконной банковской деятельности по «букве» закона — об­щий. Субъективная сторона — прямой умысел: как и при незаконном пред­принимательстве, допустимо наличие как прямого, так и косвенного умысла по отношению к последствию в виде «крупный ущерб». Квалифицированные виды этого преступления (ч. 2 ст. 172 УК РФ) ана­логичны таковым при незаконном предпринимательстве. Объективную сторону лжепредпринимательства (ст. 173 УК РФ) об­разуют действия, направленные на создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельно­сть с целью получения кредитов, освобождения от налогов, извлечения иной имущественной выгоды или прикрытия запрещенной деятельности. С учетом зарубежного опыта чаще всего лжепредпринимательство пред­ставляет собой создание дочерних организаций для осуществления незакон­ных финансовых операций либо создание коммерческих организаций для получения незаконных льгот1. Моментом создания коммерческой организации признается ее государ­ственная регистрация и включение в единый государственный реестр, а так­же получение лицензии на право деятельности (если такое разрешение обя­зательно). Однако состав лжепредпринимательства носит материальный характер, и преступление считается оконченным при условии причинения крупного ущерба гражданину, организации или государству. По смыслу рассматривае­мой нормы неясно, как факт регистрации коммерческой организации, сам по себе, может причинить такой ущерб (в размере более 250 тыс. рублей). Представляется, что такая конструкция объективной стороны лжепредпри­нимательства практически исключает возможность уголовной репрессии за совершение этого преступления, в связи с чем необходима новая редакция ст. 173 УК РФ, в которой будет отсутствовать указание на наступление пос­ледствий. Субъект — общий. См.: Котин В. Ответственность за лжепредпринимательство // Законность. 1997. № 6. С. 15-20. Спецификой субъективной стороны данйого преступления является на­личие у виновного обязательных целей— отсутствие намерения осущест­влять предпринимательскую или банковскую деятельность, а также полу­чение банковских ссуд или кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности. Предметом легализации (отмывания) денежных средств или иму­щества, приобретенных другими лицами преступным путем (ч. 1 ст. 174 УК)1, являются денежные средства, имущество, приобретенные не ле­гализующим их лицом, а другими лицами в результате совершения преступ­лений. Примером таких денежных средств и иного имущества могут служить похищенные, полученные в результате незаконного оборота оружие, нарко­тические средства и т.д. В уголовном законе сделано прямое исключение: не образует состава данного преступления совершение финансовых операций и сделок с имуще­ством, полученным в результате совершения преступлений, предусмотрен­ных ст. 193,194,198,199,199.1 и 199.2 УК РФ. С точки зрения законодателя легализация данных предметов охватывается объективной стороной указан­ных преступлений. Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного другими лицами не преступным, а иным незаконным путем (например, в ре­зультате совершения противоречащих законодательству гражданско-право­вых сделок и Т.п.), не подпадает под признаки данного преступления. Объективная сторона данного преступления носит формальный харак­тер, и преступление считается оконченным при выполнении виновным дея­ния в виде совершения финансовых операций и других сделок с названными предметами преступления. В соответствии с нормами международного права2 легализация указан­ных предметов может состоять в размещении приобретенных заведомо неза­конным путем денежных средств на счета в банках по договору банковского вклада; приобретении на денежные средства, полученные заведомо незакон­ным путем, акций, облигаций и других ценных бумаг, выпускаемых ком­мерческими организациями; обмене приобретенных заведомо незаконным путем денежных средств на иностранную валюту; приобретении на денеж­ные средства, полученные заведомо незаконным путем, земельных участков, Статьи 174 и 174.1 введены в связи со вступлением для России в силу Европей­ской Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г. См.: Федеральный закон от 28 мая 2001 г. № 62-ФЗ «О ратификации Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» // РГ. 2002.31 мая. г См. ст. 6,7 Конвенции ООН против организованной транснациональной преступ­ности от 15 ноября 2000 г. // Документы ООН. А/55/383. квартир, транспортных средств; сдаче имущества (квартир, складских поме­щений и т.п.), приобретенного заведомо незаконным путем, в наем, аренду и др,. Данное предписание получило казуальное толкование в судебной прак­тике: в соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном пред­принимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»1 под финансовыми опера­циями и другими сделками, указанными в статьях 174 и 174.1 УК РФ, следу­ет понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, напри­мер, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними граждан­ских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными сред­ствами может относиться, например, дарение или наследование. По смыслу закона ответственность по ст. 174, 174.1 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом. Субъект — общий. Субъективная сторона — прямой умысел, включающий факт заведомо­го осознания виновным того, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами именно преступным, а не каким-либо иным путем. Особо отметим, что в диспозиции ст. 174 УК РФ прямо указана обя­зательная цель виновного, состоящая в намерении придать правомерный вид правомочий собственности (владения, пользования или распоряжения) в отношении денежных средств или иного имущества, приобретенного дру­гими лицами преступным путем. Отягчающим обстоятельством легализации признается совершение фи­нансовых операций и других сделок с денежным средствами и иным имуще­ством в крупном размере (ч. 2 ст. 174 УК РФ), т.е. на сумму, превышающую 1 млн рублей (примечание к ст. 174 УК РФ). К особо квалифицированным видам данного преступления относятся: его совершение группой лиц по предварительному сговору; лицом с использова­нием своего служебного положения (ч. 3 ст. 174 УК РФ) а также организо­ванной группой (ч. 4 ст. 174 УК РФ). Предметом легализации (отмывания) денежных средств или иму­щества, приобретенных лицом в результате совершения им преступ­ления (ч. 1 ст. 1741 УК), также являются денежные средства и любое иное имущество, но полученное самим виновный в результате совершения им любого преступления. Как и в ст. 174 УК РФ, в данном составе указаны ана­логичные ограничения (не квалифицируется по данной норме легализация предметов, полученных в результате совершения преступлений, предусмот­ренных ст. 193,194,198,199,199.1 и 199.2 УК РФ). Особенностью объективной стороны является признание преступным не только совершение финансовых операций или других сделок с денежными средствами имуществом, полученными виновным преступным путем, но и альтернативное совершение виновным деяния в виде использования указан­ных предметов для осуществления предпринимательской или иной эконо­мической деятельности. Примерами последнего могут быть вложение таких средств или имущества в создание и функционирование различных коммер­ческих организаций, благотворительных фондов и пр. А. и Т. из корыстных побуждений, начиная с 1997 г., приобретали право собственности на стартерные аккумуляторные батареи (аккумуляторы), кон- трабандно поступающие в Россию от американской фирмы «Брайткурт» че­рез латвийскую фирму «Кактус». Производя оптово-розничную реализацию аккумуляторов со склада общества «Квадрум», они придавали этому иму­ществу статус легитимности (легализации) и, действуя указанным образом, совершили легализацию (отмывание), т.е. финансовые операции с имуще­ством, приобретенным преступным путем, в крупном размере, получив в пе­риод с 6 января по 24 апреля 1997 г. денежные средства на сумму свыше 4 614 519 476 руб. от реализации 17 362 шт. контрабандных аккумуляторов, которые использовали в предпринимательской деятельности1. Субъект — общий. Субъективная сторона — прямой умысел. Квалифицированные и особо квалифицированные виды данного преступ­ления (ч. 2-4 ст. 174.1 УК РФ) аналогичны таковым в ст. 174 УК РФ. Предметом приобретения или сбыта имущества, заведомо добы­того преступным путем (ч. 1 ст. 175 УК РФ), является имущество, заве­домо добытое преступным путем. В большинстве случаев имущество, добы­тое преступным путем, является похищенным. Однако таковым может быть и имущество, полученное путем совершения иных преступлений (например, имущество, полученное в результате взятки). Заведомость означает однозначную осведомленность виновного о том, что имущество, приобретаемое или сбываемое им, добыто преступным пу­тем; лицо должно осознавать, что имущество имеет преступное происхож­дение. Если такая заведомость не установлена, лицо считается добросовест- Архив Верховного Суда РФ. Определение Судебной коллегии по уголовным де­лам № 05-098-283. ным приобретателем (ст. 302 ГК РФ), и его уголовная ответственность ис­ключается. Ь судебной практике сложилось правило, согласно которому для состава данного преступления не требуется обязательной осведомленности винов­ного, каким именно преступлением добыто приобретенное им имущество; важно, чтобы он сознавал, что это имущество добыто преступным путем1. Объективная сторона рассматриваемого преступления носит формаль­ный характер, и преступление считается оконченным при совершении ви­новным любого из следующих действий: • приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем; т.е. любое возмездное или безвозмездное получение виновным та­кого имущества (покупка, обмен, получение долга и т.д.); • сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем; т.е. воз­мездная или безвозмездная его реализация другому лицу (продажа, мена, дарение, возвращение долга и т.д.). * По ст. 175 УК РФ содеянное квалифицируется только в том случае, ко­гда приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем, заранее не было обещано преступником. В том случае, когда приобретение или сбьгг указанных предметов заранее обещаны преступником, содеянное следует рассматривать как соучастие в конкретном преступлении (хищении и пр.). Верховный Суд РФ специально разъяснял, что по ст. 175 УК РФ несет ответственность то лицо, которое заранее не обещало приобрести или сбьггь предметы, добытые преступным путем2. В., Т., А. и Ф. по договоренности между собой со станции «Москва-Рижская товарная» совершили хищение листовой стали, которая была вывезена Т. и Ф. с территории станции. После этого Ф., встретив знакомого Ч., догово­рился о выбозе стали в Воронежскую область для продажи гражданам, что впоследствии и было осуществлено. Часть вырученных денег получена Ч„ который знал о происхождении листовой стали. Суд первой инстанции ква­лифицировал действия Ч. как пособничество в хищении. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что по делу не установлено, чтобы Ч. заранее обещал предоставить машину для перевозки похищенного; о хищении он узнал в момент погрузки стали в ав­томашину. Так как Ч. принял участие в реализации похищенной стали, то его действия надо расценивать как сбыт имущества, добытого заведомо пре­ступным путем3. 1 ВВС СССР. 1985. № 1. С. 36-37. 2 ВВС РФ. 1993. № 4. С. 10; 1999. № 2. С. 18. 3 ВВС РСФСР. 1970. № 9. С. 10. Отметим, что до сих пор остается в сил? не соответствующее действу­ющему УК РФ предписание п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. № 11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества»1 о том, что приобретение или сбыт имущества, до­бытого заведомо преступным путем, могут быть признаны соучастием в хи­щении, если в силу их систематического совершения давали основание ис­полнителю хищения рассчитывать на подобное содействие. Субъект — общий. Субъективная сторона — прямой умысел, включающий заведомое осоз­нание виновным факта преступного происхождения имущества. Квалифицированные виды данного преступления предусмотрены ч. 2 ст. 175 УК РФ. К ним относятся совершение приобретения или сбыта иму­щества, заведомо добытого преступным путем, совершенные: • группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); • в отношении автомобиля или иного имущества в крупном размере (п. «б»); при этом крупным размером признается стоимость имуще­ства, превышающая 250 тыс. рублей. К особо квалифицированным видам рассматриваемого преступления (ч. 3 СТ. 175 УК РФ) относятся приобретение или сбыт имущества, заведомо до­бытого преступным путем, совершенные организованной группой либо ли­цом с использованием своего служебного положения. Понимание этих ква­лифицирующих признаков не имеет особой специфики. Особенностью непосредственного объекта недопущения, ограниче­ния илн устранения конкуренции (ч. 1 ст. 17S УК) является то обстоя­тельство, что наряду с интересами предпринимательской деятельности эта норма прямо защищает интересы свободной конкуренции, на которых осно­вана эта деятельность. В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЭ «О защите конкуренции» запрет на монополистическую деятельность озна­чает запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные дейст­вия, запрещенные антимонопольным законодательством, а также иные дей­ствия (бездействие), признанные в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью2. Объективная сторона данного преступления носит альтернативный ха­рактер и выражается в совершении актов недопущения, ограничения или ус- 1 СПП ВС РФ. М., 1997. С. 23. 1 РГ. 2006. 27 июля. транения конкуренции. Любое из перечисленных действий может характе­ризоваться следующими способами совершения: Установление или поддержание монопольно высоких или монопольно низких цен. Монопольно высокими признаются цены, которые устанавливает на товар хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее по­ложение на товарном рынке, с целью компенсации необоснованных затрат, вызванных недоиспользованием производственных мощно­стей, и (или) получения дополнительной прибыли в результате сни­жения качества товара. Монопольно низкие цены имеют место, когда цена товара созна­тельно устанавливается хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве продавца, на уровне, приносящем убытки от продажи данного товара. Резуль­татом установления такой заниженной цены является или может явиться ограничение конкуренции посредством вытеснения конку­рентов с рынка. При этом особо оговорим, что в соответствии с федеральным зако­нодательством существует ряд хозяйствующих субъектов, относи­мых к естественным монополиям (РАО «ЕЭС России», ОАО «Газ­пром» и др.), цена на продукцию которых имеет особый правовой режим1. 2. Раздел рынка, ограничение доступа на рынок, устранение с рынка дру­гих субъектов экономической деятельности, установление или под­держание единых цен. Целью ограничения конкуренции выступает достижение домини­рующего положения — исключительного положения хозяйствую­щего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров (определенного товара), дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответ­ствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок других хозяйствующих субъектов. В соответствии с действующим законодательством не может быть при­знано доминирующим положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара не превышает 35%. Состав по конструкции является материальным — наступление уго­ловной ответственности по ст. 178 УК РФ связано с причинением крупного Федеральный закон от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополи­ях» // СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426. ущерба любым из перечисленных деяний. Такой ущерб в денежном выраже­нии должен составлять свыше 1 млн рублей (примечание к ст. 178 УК РФ). Субъект — общий, хотя чаще всего им являются руководители хозяйст­вующих субъектов. Субъективная сторона — прямой или косвенный умысел по отношению к последствию (причинению крупного ущерба). Квалифицированными видами рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 178 УК РФ) являются монополистические действия и ограничение кон­куренции, совершенные лицом с использованием своего служебного поло­жения или группой лиц по предварительному сговору. Особо квалифицированным видом этого преступления (ч. 3 ст. 178 УК РФ) является его совершение: • с применением насилия или с угрозой его применения; • с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с угро­зой его уничтожения или повреждения (при отсутствии признаков вымогательства); • организованной группой. Непосредственный объект принуждения к совершению сделки или отказу от ее совершения (ч. 1 ст. 179 УК РФ) характеризуется теми же особенностями, что и при монополистических действиях и ограничении конкуренции. Дополнительный непосредственный объект этого преступле­ния — личные права и законные интересы потерпевших. Объективная сторона данного преступления носит формальный харак­тер и выражается в принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения. В соответствии со ст. 53 ГК РФ под сделкой понимаются действия граж­дан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или пре­кращение гражданских прав и обязанностей. Принуждение к совершению либо отказу от совершения сделки — это психическое воздействие на потер­певшего или его близких с целью заставить последнего заключить сделку или отказаться от заключения сделки вопреки его воле. Такое принуждение должно быть сопряжена с альтернативной угрозой: • применения насилия (имеется в виду, что виновный угрожает при­чинением физического насилия); • уничтожения или повреждения чужого имущества; • распространения сведений, которые могут причинить существен­ный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близ­ких (при этом, видимо, неважно, являются ли такие сведения истин­ными или нет — ведь не менее существенный вред могут принести клеветнические измышления). Рассматриваемый состав носит формальный характер — преступление Признается оконченным с момента принуждения независимо от того, уда­лось ли виновному склонить потерпевшего к заключению сделки или к от­казу qt ее заключения. Для квалификации содеянного по ст. 179 УК РФ должно быть установ­лено отсутствие признаков вымогательства (ст. 163 УК РФ). Б.И. и Б.М. с целью незаконного обогащения требовали отФ. обменять при­надлежавшую ей на праве собственности благоустроенную квартиру на дру­гую, неблагоустроенную. С тем чтобы понудить Ф. к обмену, они избивали ее сына, угрожали ему убийством, увозили ф. на другую квартиру и не раз­решали выходить. Опасаясь расправы с сыном, Ф. была вынуждена согла­ситься на обмен своей квартиры, которая впоследствии была продана ви­новными. Суд установил, что принуждение Ф. к обмену ее квартиры преследова­ло цель незаконного обогащения и должно квалифицироваться как вымо­гательство, в связи с чем дополнительной квалификации этих действий по ст. 179 УК РФ не требуется1. Субъект — общий. Субъективная сторона — прямой умысел. Несмотря на отсутствие пря­мого указания в диспозиции ст. 179 УК РФ, не подлежит сомнению, что наряду с прямым умыслом субъективная сторона данного преступления включает цель его совершения — склонить потерпевшего к заключению ка­кой-либо сделки или к отказу от ее заключения как в интересах самого ви­новного, так и других лиц. При этом мотив действий виновного не имеет значения для вменения. Квалифицированные виды этого преступления (ч. 2 ст. 179 УК РФ) — со­вершение принуждения к совершению сделки или к отказу от его соверше­ния, совершенные с применением насилия или организованной группой. Предметами незаконного использования товарного знака (ч. 1, 2 ст. 180 УК РФ) в соответствии с Законом РФ от 23 сентября 1992 г. № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхож­дения товаров»2, являются: 1. Товарный знак — обозначение, отличающее товары одних юриди­ческих или физических лиц от однородных товаров других юриди­ческих или физических лиц. 2. Знак обслуживания — обозначение, отличающее услуги одних юри­дических или физических лиц от однородных услуг других юриди­ческих или физических лиц. В качестве товарных знаков и знаков обслуживания могут быть за­регистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие 1 ВВС РФ. 1999. № 5. С. 21. 2 Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2322. обозначения или их комбинации в любом цвете или цветовом соче­тании. 3. Наименование места происхождения товара — название страны, на­селенного пункта, местности или другого географического объекта, используемое для обозначения товара, особые свойства которого определяются характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими факторами (профессиональ­ный опыт, секреты производства, этнографические особенности и традиции людей) либо теми и другими одновременно. 4. Обозначения, сходные до степени смешения с чужим товарным зна­ком, знаком обслуживания или с наименованием места происхож­дения товара — те обозначения, которые одинаково произносятся на слух, но имеют различное написание, например, Reabok — Reebok, Panasonik — Panasonic либо имеют одинаковое написание, но по-раз­ному произносятся на разных языках, например, General Electric). 5. Предупредительная маркировка — информация, которая наносится на все товары, материалы и вещества; состоит из текста, графиче­ского изображения и проставляется на ярлыках, упаковке, сопрово­дительных документах рядом с товарным знаком, знаком обслужи­вания или наименованием места происхождения товара. Отличие ч. 1 от ч. 2 ст. 180 УК РФ проходит исключительно по предмету уголовно-правовой охраны, поэтому, в принципе, можно говорить о нали^ чии в данной норме двух составов преступлений. С точки зрения объективной стороны действие в виде незаконного ис­пользования товарного знака и иных указанных в ст. 180 УК РФ предме­тов можно определить как совершение лицом любого действия, являющего­ся введением в гражданский оборот названных предметов (продажа, обмен, сдача в аренду, использование в рекламных целях и пр.) при наличии двух критериев: • действительной государственной регистрации в России предметов, указанных в ч. 1 ст. 180 УК РФ, либо регистрации в иностранных го­сударствах предметов, указанных в ч. 2 ст. 180 УК РФ (порядок та­кой регистрации определен в названном выше законе); • отсутствия явно выраженного в гражданско-правовом договоре со­гласия владельца зарегистрированного товарного знака, знака об­служивания и иных указанных в ст. 180 УК РФ предметов на ис­пользование последних в гражданском обороте, например, по ли­цензионному договору или договору уступки товарного знака. И. в период с сентября 1997 г. изготавливал с целью последующей прода­жи заведомо поддельные женские колготки, произведенные якобы фирмой «Levante», закупая в Белоруссии по неустановленной цене женские колготки Неизвестного производства, а также упаковочные пакеты и вкладыши с то­варными знаками фирмы «Levante». После чего он, действуя по предвари- трльному сговору с неустановленными следствием лицами, упаковал дан­ные колготки в указанные пакеты с вкладышами, на которых имелось на­звание вышеназванной фирмы-производителя, и неоднократно незаконно использовал товарный знак фирмы «Levante» — буквенную запись «Levante», реализуя данные заведомо поддельные колготки1. Сам факт маркировки товара (услуги) чужим товарным знаком, знаком обслуживания и пр. является приготовлением к незаконному использова­нию товарного знака и не подлежит уголовно-правовой оценке в силу того, что это преступление отнесено к категории небольшой тяжести (ч. 2 ст. 30 УК РФ). Незаконное использование товарного знака, знака обслуживания, на­именования места происхождения товара или предупредительной марки­ровки является преступлением, если оно совершено неоднократно или при­чинило крупный ущерб. Следовательно, состав этого преступления является формально-материальным. Несмотря на исключение ст. 16 УК РФ, в диспозиции ч. 1 ст. 180 УК РФ неоднократность оставлена в качестве конструктивного признака. Законодательно мало оправданно отнесение неоднократности к кон­ститутивным признакам данного преступления, ведь в этом случае понима­ние тождественной неоднократности сужается только до тех ситуаций, когда ранее лицо совершило это же преступление, причинившее крупный ущерб; первоначальное незаконное использование товарного знака, повлекшее гра­жданскую или административную ответственность, не может оцениваться при решении вопроса о неоднократности этого деяния в уголовно-правовом плане. Крупный ущерб имеет место, если собственнику или владельцу товарно­го знака, знака обслуживания и других предметов, перечисленных в ч. 1,2 сг. 180 УК РФ, он причинен на сумму более 250 тыс. рублей (упущенная вы­года, прямые убытки). Субъект — общий. Субъективная сторона — прямой или косвенней умысел по отношению к последствию в виде крупного ущерба. Квалифицированный вид данных преступлений (ч. 3 ст. 180 УК РФ) — их совершение группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Непосредственным объектом незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую Архив Черемушкинского межмуниципального суда г. Москвы за 1999 год. Уго­ловное дело № 153498. тайну (ч. 1, 2 ст. 183 УК РФ), являются общественные интересы по охране неприкосновенности коммерческой, налоговой или банковской тайны. Коммерческая тайна — научно-техническая, технологическая, произ­водственная, финансово-экономическая или иная информация (в том чис­ле составляющая секреты производства (ноу-хау)), которая имеет действи­тельную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим ком­мерческой тайны (ст. 2 Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне»)1. Банковская тайна — это не подлежащие разглашению сведения о бан­ковском счете и банковском вкладе, операциях по счету и о клиенте (ст. 857 ГКРФ). По своему существу банковская тайна является разновидностью тайны коммерческой. В то же время нормативные акты строго регламентирует перечень сведе­ний, которые не могут составлять коммерческую тайну для субъектов пред­принимательской деятельности2. Налоговая тайна — это полученные налоговым органом сведения о на­логоплательщике. При этом не могут составлять налоговую тайну сведения о нарушениях законодательства о налогах и сборах (ст. 102 Налогового ко­декса РФ). Ст. 183 УК РФ содержит в себе два основных состава преступления. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 183 УК РФ, носит формальный характер, и преступление окончено в момент со­вершения собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, осуществленного любым из следующих способов: • похищение соответствующих документов (вне зависимости от фор­мы хищения); • подкуп или угрозы в адрес лиц, обладающих или имеющих закон­ный доступ к таким сведениям; при этом угрожать виновный может как причинением вреда личности лица, имеющего доступ к таким сведениям (здоровью, чести, достоинству и пр.), так и его имуще­ству; видимо, угроза может быть адресована близким такого лица; • иные незаконные способы, например, копирование таких сведений, их получение путем несанкционированного доступа через электрон­ные сети и пр. РГ. 2006. 5 авг. См.: Постановление Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. № 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» // СПП РФ. 1992. №1-2. Ст. 7. Из смысла ч. 1 ст. 183 УК РФ следует, что субъектом этого преступления может быть только лицо, не имеющее законного доступа к коммерческой, налоговой или банковской тайне. Субъективная сторона — прямой умысел. П., находясь в г. Мурманске, используя электронно-вычислительную ма­шину (ЭВМ), подключенную через коммутируемую телефонную линию по­средством модема к телекоммуникационной сети Интернет, имея умысел на получение информации, охраняемой Федеральным законом от 20 фев­раля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите инфор­мации», не имея права на доступ к данной информации, использовал про­граммы-сканеры, имеющиеся на жестком магнитном носителе информации «MAXTOR» в принадлежащей ему ЭВМ. После запуска программы сканера П. получил IP-адреса компьютеров, работающих в настоящее время в сети Ин­тернет и имеющих уязвимости в защите, позволяющие осуществить доступ к информации на их магнитных и других носителях. В результате этих дей­ствий П. получил доступ к информационным ресурсам ЭВМ, подключенной через провайдера ОАО к телекоммуникационной сети Интернет, принадле­жащей согласно ст. 139 Гражданского кодекса РФ, Указу Президента РФ от 6.03.1997 г. № 118 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» и положению «О представительстве ФГУАП в Мурманске» пред­ставительству ФГУАП в г. Мурманске. После чего П., изучив содержимое файлов и папок, находящихся на жестком магнитном носителе информации «MAXTOR» ЭВМ, принадлежащей представительству ФГУАП в г. Мурманске, произвел копирование семи файлов, находящихся в каталоге «С:\Мои доку- менты\Письма», к которым отсутствует свободный доступ. Все вышеуказанные файлы содержат в себе текстовые документы, а именно письма и внутреннюю переписку между ФГУАП в г. Мурманск и центральным офисом ФГУАП в г. Санкт-Петербурге. На основании того, что переписка с коммерческими партнерами представляет потенциальную коммерческую ценность для представительства ФГУАП в г. Мурманске, а также в силу не­известности третьим лицам, данная информация в соответствии со ст. 139 ГК РФ является коммерческой тайной. Для сохранения обнаруженных доку­ментов, принадлежащих представительству ФГУАП в г. Мурманске, файлы в 18:46:03 ч были скопированы и сохранены П. на жесткий магнитный носи­тель информации «MAXTOR» принадлежащей ему ЭВМ1. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ, носит формальный характер. Виновный совершает любое из сле­дующих деяний: Уголовное дело № 2-1829. 2003 г. 1. Незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну; под 'таким разглашением понима­ется сообщение третьему лицу этих сведений без согласия владельца последних либо с нарушением федерального законодательства. 2. Использование указанных сведений виновным, т.е. осуществление каких-либо действий самим виновным на основе собранной инфор­мации, опять-таки без согласия владельца последней либо с нару­шением федерального законодательства. В отличие от ч. 1 ст. 183 УК РФ в ч. 2 этой же статьи объект специаль­ный — лицо, которому коммерческая, налоговая или банковская тайна была доверена либо стала известна по службе (по работе). Субъективная сторона — прямой умысел. Квалифицированные виды (ч. 3 ст. 183 УК РФ) определены применитель­но к составу незаконного разглашения или использования сведений, состав­ляющих коммерческую, банковскую или налоговую тайну. Они имеют место при причинении владельцу коммерческой, налоговой или банковской тайны крупного ущерба (на сумму свыше 250 тыс. рублей) либо совершении дея­ний, предусмотренных ч. 2 ст. 183 УК РФ по мотиву корыстной заинтересо­ванности. Особо квалифицированный вид (ч. 4 ст. 183 УК РФ) имеет место при на­ступлении тяжких последствий (оценочный признак) в результате соверше­ния преступлений, предусмотренных ч. 2 или 3 ст. 183 УК РФ. Объективная сторона подкупа участников и организаторов про­фессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерче­ских конкурсов (ч. 1 ст. 184 УК РФ) носит формальный характер, и деяние состоит в самом факте подкупа названных лиц. Предмет подкупа — любые материальные ценности, а также услуги и ра­боты, имеющие стоимостное выражение. Подкуп как действие — это передача лично или через посредника лю­бых материальных ценностей или предоставление любых услуг имуществен­ного характера спортсменам, спортивным судьям,-тренерам, руководителям команд и другим участникам или организаторам профессиональных спор­тивных соревнований, а также организаторам или членам жюри зрелищных коммерческих конкурсов с целью оказать влияние на результаты профес­сиональных спортивных соревнований или зрелищных коммерческих кон­курсов. Преступление считается оконченным при передаче виновным хотя бы Части материальных ценностей либо начале оказания услуги материального Характера указанным в ч. 1 ст. 184 УК РФ лицам. Субъект — общий. Особенностью субъективной стороны рассматриваемого преступления является то, что наряду с прямым умыслом виновного должна быть установ­лена цель его действий — оказание влияния на результаты профессиональ­ных спортивных соревнований или зрелищных коммерческих конкурсов. "Квалифицированным видом рассматриваемого преступления является его совершение организованной группой (ч. 2 ст. 184 УК РФ). Часть 3 ст. 184 УК РФ представляет собой самостоятельный состав пре­ступления и предусматривает ответственность за получение подкупа — не­законное получение спортсменами денег, ценных бумаг или иного имуще­ства, переданных им в целях оказания влияния на результаты соревнований, а равно незаконное пользование спортсменами услугами имущественного характера, предоставленными им в тех же целях, а также незаконное полу­чение денег, ценных бумаг или иного имущества, незаконное пользование спортсменами услугами имущественного характера. Состав по законодательной конструкции формальный, преступление считается оконченным с момента получения спортсменом хотя бы части предмета подкупа. Субъект данного преступления специальный — им может быть только сам спортсмен. Часть 4 ст. 184 УК РФ также предусматривает ответственность за полу­чение подкупа. Отличие данного деяния от деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 184 УК РФ, происходит по субъекту преступления — им в рассматривае­мом составе может быть только спортивный судья, тренер, руководитель ко­манды и другие участники или организаторы соревнований, а равно органи­затор или член жюри зрелищных коммерческих конкурсов с целью повлиять на результаты соревнований или коммерческих конкурсов. Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ч. 3, 4 ст. 184 УК РФ, наряду с виной в виде прямого умысла характеризуется обязатель­ной целью оказания влияния на результат соревнования (конкурса). Особенность непосредственного объекта неправомерных действий при банкротстве (ч. 1 ст. 195 УК РФ) состоит в том, что в него наряду с об­щественными отношениями и интересами, складывающимися в сфере осу­ществления законной предпринимательской деятельности, включаются имущественные интересы кредиторов. Специфика объекта данного преступления характерна и для других пре­ступных деяний при банкротстве, ответственность за которые предусмотре­на в ст. 196,197 УК РФ. Предметами данного преступления являются: а) имущество; б) имущественные права; в) имущественные обязанности; г) сведения об имуществе, имущественных правах и имущественных обязанностях; д) бухгалтерские и иных учетные документы. В соответствии Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»1 несостоятельность (банкротство) — это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объ­еме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Признание должника несостоятельным (банкротом) производится ар­битражным судом по заявлению кредитора в рамках арбитражно-процессу- ального законодательства. В случае признания должника банкротом открывается конкурсное про­изводство с целью соразмерного удовлетворения требований кредиторов, запрещается передача либо другое отчуждение имущества должника, пога­шение его обязательств. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, выражается в совершении банкротом (либо лицом, предвидящим свое банкротство) любого из следующих действий: • сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обя­занностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях; • передача имущества во владение иным лицам; • отчуждение имущества; • уничтожение имущества; • сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя. Состав этого преступления носит материальный характер — преступле­ние считается оконченным, если любое из перечисленных действий причи­нило крупный ущерб, в первую очередь кредиторам, на сумму, превышаю­щую 250 тыс. рублей. Очевидно, что субъект рассматриваемого преступления — специальный: руководитель или собственник организации-банкрота либо индивидуаль­ный предприниматель. С субъективной стороны данное преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом по отношению к последствию в виде крупного ущерба. В апреле 2004 г. МУП «Вольскдорстрой» отвечало всем признакам банкрот­ства: не было имущества, обеспечивающего погашение требований креди­торов, финансовое состояние данного предприятия было неустойчивым, структура бухгалтерского баланса признана неудовлетворительной, и пред- СЗРФ. 2002. №43. Ст. 4190. приятие утратило свою платежеспособность. 24 сентября 2004 г. Вольской межрайпрокуратурой в отношении директора МУП Л. было возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.13 КоАП РФ за неис­полнение обязанности по подаче заявления о признании МУП «Вольскдор- строй» банкротом в арбитражный суд. Постановлением судьи Вольского го­родского суда от 9 октября 2004 г. Л. был признан виновным в совершении указанного правонарушения, и ему было назначено наказание в виде штра­фа в размере 2 тыс. руб. Будучи привлеченным судом к административной ответственности за неис­полнение обязанности по подаче заявления о признании МУП «Вольскдорс- трой» банкротом в арбитражный суд, Л. с 9 октября 2004 г. достоверно знал о том, что руководимое им предприятие отвечает всем признакам банкротс­тва, и о необходимости обращения в арбитражный суд с заявлением о при­знании предприятия несостоятельным (банкротом). Однако несмотря на это соответствующее заявление в арбитражный суд Саратовской области не на­правил, размер налоговой задолженности МУП «Вольскдорстрой» к 1 нояб­ря 2004 г. возрос до 5 964 867 рублей. Л., не желая удовлетворения требований кредиторов предприятия, дейст­вуя с преступным умыслом на совершение неправомерных действий при банкротстве, принял решение о безвозмездном отчуждении имущества МУП «Вольскдорстрой» — двух автомобилей КАМАЗ 55111С общей стоимо­стью 1 994 200 рублей, приобретенных предприятием у ООО «Саратовский Автоцентр КАМАЗ» согласно договору поставки № 130 от 2 ноября 2004 г. В результате преступных действий Л., совершенных в предвидении банкрот­ства, выразившихся в безвозмездной необоснованной передаче имущества МУП «Вольскдорстрой» другой организации, кредиторам МУП «Вольскдор­строй», в т.ч. государству и Вольскому муниципальному образованию, при­чинен крупный ущерб в размере 1 994 200 рублей1. В ч. 2 ст. 195 УК РФ предусмотрен самостоятельный состав преступле­ния, объективная сторона которого состоит в неправомерном удовлетво­рении имущественных требований отдельных кредиторов руководителем организации-должника или его учредителем (участником), а равно инди­видуальным предпринимателем, знающим о своей фактической несостоя­тельности (банкротстве), заведомо в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб. Статьи 25, 64 ГК РФ определяют очередность требований кредиторов, которые должны быть удовлетворены должником. Требования первой, вто­рой и третей очереди являются привилегированными. Требования каждой очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований Сайт Саратовского центра по борьбе с организованной преступностью и коррупцией предыдущей очереди. Удовлетворение имущественных требований кредито­ров признается неправомерным, если оно осуществлено с нарушением уста­новленной законом очередности, и при этом незаконно отдается предпочте­ние отдельным кредиторам. Уголовная ответственность за неправомерное удовлетворение имуще­ственных требований отдельных кредиторов в ущерб другим кредиторам, а также за принятие такого удовлетворения кредитором наступает при усло­вии причинения крупного ущерба другим кредиторам за счет уменьшения имущества, необходимого для удовлетворения долговых обязательств. Сле­довательно, данное преступление, как и в ч. 1 ст. 195 УК РФ, носит матери­альный характер. Для преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ, характерны те же особенности субъективной стороны и субъекта, что и для преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ. Согласно Федеральному закону от 19 декабря 2005 г. в ч. 3 ст. 195 УК РФ сформулирован еще один самостоятельный состав, где установлена уголов­ная ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности арбит­ражного управляющего либо временной администрации кредитной органи­зации. Проявлениями такого воспрепятствования закон называет уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему либо временной ад­министрации кредитной организации документов, необходимых для испол­нения возложенных На них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу либо кредитной организации. Обязательными условиями наступления уголовной ответственности по ч. 3 сг. 195 УК РФ являются: - возложение функций руководителя юридического лица либо кре­дитной организации соответственно на арбитражного управляюще­го или на руководителя временной администрации кредитной орга­низации; - причинение указанным деянием крупного ущерба (т.е. на сумму свыше 250 тыс. рублей). Объективная сторона преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) характеризуется совершением виновным таких деяний, которые заведомо повлекут неспособность юридического лица или индивидуального предпри­нимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денеж­ным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязатель­ных платежей. Данный состав преступления носит материальный характер, и уголов­ная ответственность за преднамеренное банкротство наступает при условии Наступления крупного ущерба на сумму свыше 250 тыс. рублей.
489

Субъект специальный — руководитель или учредитель (участник) юри­дического лица либо индивидуальный предприниматель. І7 Уголовное право России. Практический курс Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме как прямого, так и косвенного умысла по отношению к по­следствию. В Соответствии с примечанием к ст. 201 УК РФ установлен особый порядок наступления уголовной ответственности за преднамеренное банкротство: • если преднамеренное банкротство причинило вред интересам ис­ключительно коммерческой организации, не являющейся государ­ственным или муниципальным предприятием, уголовное преследо­вание осуществляется по заявлению этой организации или с ее со­гласия; • если преднамеренное банкротство причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Объективная сторона фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ) со­стоит в заведомо ложном публичном объявлении о своей несостоятельно­сти. Уголовная ответственность за фиктивное банкротство наступает, если это деяние причинило последствия в виде крупного ущерба — в первую оче­редь интересам и правам кредиторов (признак понимается как и в ст. 195, 196 УК РФ). Публичный характер заведомо ложного объявления о банкрот­стве означает, что субъект делает подобное заявление в любой форме и от­крыто адресует его неопределенному кругу лиц. Понимание субъективной стороны и субъекта этого преступления сов­падает с соответствующими элементами составов преступлений, предусмот­ренных ст. 195,196 УК РФ.

<< | >>
Источник: Под общ. ред. А.И. Бастрыкина; под науч. ред. A.B. Наумова. Уголовное право России. Практический курс: учеб.-практ. пособие : учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [P.A. Адельханян, Д.И. Аминов, Ю.Н. Ансимов и др.]; — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, — 808 с.. 2007

Еще по теме § 2. Преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности:

  1. 1. Понятие и виды преступлений в сфере экономической деятельности
  2. Надзорная деятельность
  3. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имуще­ства, приобретенных лицом в результате совершения им преступ­ления.
  4. § 4. Правосудие и его отличительные свойства
  5. 7.2. Уголовная ответственность за экономические и налоговые правонарушения
  6. § 2. Понятие И виды единого преступления
  7. § 1. Понятие и виды преступлений в сфере экономической деятельности
  8. § 2. Преступления в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности
  9. § 1. Понятие и виды преступлений в сфере экономической деятельности
  10. § 2. Преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности
  11. ТЕМА 9. ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. § 1. Общая характеристика преступлений в сфере экономической деятельности. Понятие и виды
  13. § 2. Преступления должностных лиц, посягающие на установленные Конституцией РФ и федеральными законами гарантии и свободу осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности
  14. § 3. Преступления, нарушающие общие принципы установленного порядка осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности участниками этой деятельности 1. Незаконное предпринимательство (ст. 171)
  15. § 2. Преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности
  16. § 2. Преступления в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -