<<
>>

§ 1. История развития уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних

Рассматривая уголовное законодательство России в истори­ческом аспекте, можно отметить, что оно на большинстве этапов своего развития исповедовало принцип гуманизма в отношении несовершеннолетних, вступивших в конфликт с законом, путем поиска средств исправления юных правонарушителей, не свя­занных с применением мер уголовной репрессии.
Так, вскоре после Октябрьской социалистической революции в Декрете СНК РСФСР от 14 января 1918 г. «О комиссиях для несовер­шеннолетних» указывалось, что «суды и тюремное заключение для малолетних и несовершеннолетних упраздняются, а дела о несовершеннолетних до 17 лет, замеченных в деяниях общест­венно опасных, подлежат ведению комиссии о несовершенно­летних».

Основная идея декрета — исправление несовершеннолетних правонарушителей прежде всего мерами воспитательного ха­рактера — нашла свое воплощение при разработке уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних. Статьей 13 Руководящих начал 1919 г. предусматривалось, что несовершеннолетние до 14 лет не подлежат суду и наказанию. К ним применяются лишь воспитательные меры (приспособле­ния). Такие же меры применяются к лицам переходного воз­раста от 14 до 18 лет, «действующим без разумения». Несовер­шеннолетние того же возраста, «действующие с разумением», т. е. сознавая общественную опасность своих действий, могли подвергаться мерам уголовного наказания. Право решения это­го вопроса предоставлялось суду.

Декрет СНК РСФСР от 4 марта 1920 г. «О делах несовер­шеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях», повысил возраст несовершеннолетних, дела о которых подле­жали рассмотрению на комиссиях, до 18 лет. В соответствии со ст. 4 Декрета, комиссии имели право дела о правонарушениях лиц в возрасте 14—18 лет передавать в суд только в том случае, если меры медико-педагогического воздействия не оказали на них должного влияния.

К 1920 г.

на территории РСФСР было создано 245 комиссий по делам несовершеннолетних, детально разработаны меры, кото­рые комиссии могли применять к правонарушителям-подрост­кам. Перечень мер медико-педагогического характера содержался в Инструкции, утвержденной в 1920 г. совместным постановлени­ем народных комиссариатов просвещения, здравоохранения и юстиции. Комиссии широко использовали предоставленные им права. Их деятельность сыграла важную роль в ликвидации бес­призорности и предупреждении преступности среди несовер­шеннолетних. Однако многие подростки, жившие вне семьи и общавшиеся со взрослыми преступниками, нуждались в более эффективных методах перевоспитания, связанных с помещени­ем в воспитательные или лечебно-воспитательные учреждения. Первые из них были созданы уже в 1918 г. Это были детские дома, приемники-распределители, школы-коммуны, институты трудового воспитания для особо трудных подростков, реформа­тории. На созданный, в частности, в 1918 г. российский рефор­маторий для юных правонарушителей в возрасте от 17 до 21 го­да была возложена задача обучения, воспитания и подготовки молодежи к трудовой жизни. Просуществовало это учреждение недолго. Трудности экономического порядка, отсутствие доста­точного числа педагогов и воспитателей привели к его ликвида­ции[55].

Аналогично складывались судьбы и у других воспитательных учреждений для несовершеннолетних правонарушителей (шко­лы фабрично-заводского обучения, трудовые коммуны и др.). Комиссии по делам несовершеннолетних, действовавшие в ос­новном на общественных началах, не могли обеспечить надле­жащий уровень работы с детьми, запущенными с точки зрения педагогики и в общесоциальном плане. Контингент самих ко­миссий был нестабилен, члены их в большинстве случаев не имели педагогического образования и опыта работы с детьми.

В связи с создавшимся положением Третья сессия ВЦИК первого созыва 1922 г., обсуждавшая проект уголовного законо­дательства, положительно решила вопрос о расширении компе­тенции суда в борьбе с преступностью несовершеннолетних.

Д. И. Курский по этому поводу сказал: «Это, конечно, объяс­няется не ошибочностью нашего метода, а недостатком матери­альных средств. Если бы у нас была сейчас возможность орга­низацию медико-педагогического воздействия поставить так, как нужно, т. е. открыть сеть учреждений для малолетних и не­совершеннолетних, тогда этот вопрос был бы решен вполне благополучно».

Названный аргумент, к сожалению, и в дальнейшем разви­тии законодательства нередко служил причиной усиления уго­ловно-правовых репрессий в отношении лиц, не достигших 18 лет. УК РСФСР 1922 г. вновь понизил возраст уголовной от­ветственности с 18 до 16 лет. Для лиц до 16 лет основным сред­ством воздействия по-прежнему были меры воспитательного характера. Уголовная ответственность к подросткам 14—16 лет применялась в исключительных случаях по постановлениям ко­миссий по делам несовершеннолетних и только тогда, когда меры воспитательного характера не оказывали на правонару­шителя надлежащего воздействия.

Основными началами 1924 г. были введены понятия «мало­летний» и «несовершеннолетний» правонарушитель. В ст. 7 Ос­новных начал указывалось, что к первым применяются лишь меры медико-педагогического характера. Ко вторым они под­лежат применению тогда, когда соответствующие органы при­знают невозможным назначить меры судебно-исправительного характера. Определение возраста, с наступлением которого свя­зывалось понятие малолетнего и несовершеннолетнего, а также обязательные случаи привлечения несовершеннолетних к уго­ловной ответственности, было отнесено к компетенции союз­ных республик. Однако УК РСФСР 1926 г. не указал точного возраста уголовной ответственности. Деление на малолетних и несовершеннолетних производилось лишь теоретически, в за­коне отсутствовали сами эти понятия. В ст. 12 УК (в ред. 1935 г.) был дан перечень преступлений, за которые устанавли­валась уголовная ответственность лиц, достигших к моменту совершения преступления 12-летнего возраста, исходя из со­держания которой можно было сделать вывод, что малолет­ние — это дети до 12 лет, а старше — несовершеннолетние.

Практика, больше ориентированная на теорию права и здравый смысл, шла по пути признания малолетними и лиц, старше 12 лет.

В период с 1925 по 1931 г. большинство дел правонарушите­лей в возрасте до 18 лет рассматривалось комиссиями по делам несовершеннолетних. В суды предавалось около 10% дел[56].

Комиссии должны были передавать в суд дела лишь о тех несовершеннолетних правонарушителях, которые неоднократ­но привлекались за преступления или совершали побеги из детских учреждений, куда определялись комиссиями, в связи с совершением не тяжкого преступления[57].

Следующий, отличающийся от предыдущих период в разви­тии уголовного законодательства о несовершеннолетних начал­ся с принятия постановления ЦИК и СНК от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних». Он продолжался до 1957 г. и характеризовался, с одной стороны, более четкой по сравнению с ранее принимавшимися норма­тивными актами разработкой мер по ликвидации беспризорно­сти и безнадзорности подростков, а с другой — резким расши­рением и ужесточением уголовно-правовых методов борьбы с преступностью несовершеннолетних в ущерб мерам воспита­тельного характера. Наличие этих черт объяснялось рядом при­чин. Одна из них состояла в том, что к 1935 г. в стране в основ­ном была ликвидирована беспризорность несовершеннолетних в том плане, в каком она существовала в 1917—1927 гг. (отсут­ствие семьи, смерть родителей и близких родственников). Бес­призорными стали считать подростков, которые, уйдя из дома, в течение двух месяцев и более находились вне семьи, учебного либо трудового коллектива. Наличие беспризорных и безнад­зорных (т. е. находившихся вне родительского контроля) несо­вершеннолетних ставилось в вину не только родителям, но и местным Советам, партийным, профсоюзным, комсомольским организациям, которые не прилагали достаточных усилий для ликвидации и предупреждения детской безнадзорности. В по­становлении предлагалось принять безотлагательные меры к предупреждению преступности несовершеннолетних.

Рекомен­довалось привлекать к уголовной ответственности лиц, вовле­кающих подростков в преступную деятельность.

Крайне важный в деле борьбы с преступностью несовершен­нолетних документ носил декларативный характер и не был подкреплен практическими мерами по его обеспечению. Поло­жение о комиссиях по делам несовершеннолетних, принятое еще в 1931 г., не содержало четкого перечня мер воспитательно­го характера. Отсутствовала материальная база для увеличения числа детских воспитательных и лечебных заведений. Более то­го, названным постановлением от 7 апреля 1935 г. комиссии по делам несовершеннолетних были вообще ликвидированы. С 1935 по 1960 г. в стране не было специального органа, коор­динирующего работу учреждений, ведомств и общественных ор­ганизаций по предупреждению преступности среди несовер­шеннолетних.

Одновременно был принят Закон от 7 апреля 1935 г., утвер­жденный тем же постановлением ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних», который резко понизил возраст уголовной ответственности за ряд наиболее распространенных среди несовершеннолетних преступлений. С 12 лет стали привлекаться к уголовной ответственности с применением всех мер уголовного наказания подростки, совер­шившие кражу, насилие, телесные повреждения, увечья, убий­ство либо попытку убийства.

Очевидная нечеткость законодательной трактовки всех по­нятий вызывала субъективизм при разрешении конкретных уголовных дел. О каких кражах по размеру идет речь? Что по­нимается под насилием, увечьем? О каких по степени тяжести телесных повреждениях говорилось в законе? Наказываются ли перечисленные (кроме кражи) действия, совершенные по неос­торожности? Неясной была и фраза «... с применением всех мер уголовного наказания», которая нередко толковалась как зако­нодательное допущение всех видов наказания, в том числе смертной казни, в отношении детей 12 лет. Только сопоставле­ние ст. 12 и 22 УК РСФСР 1926 г., в которые трансформиро­вался Закон от 17 апреля 1935 г., позволяет сделать вывод, что исключительная мера наказания — расстрел, в соответствии с Законом, не могла применяться к лицам, не достигшим 18-лет­него возраста на момент совершения преступления.

Что же ка­сается лишения свободы, предельным сроком которого было 10 лет для всех категорий лиц, совершивших преступления, то оно могло применяться и к подросткам 12-летнего возраста.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. уголовная ответственность с 12-летнего возраста была установлена также и за действия, могущие вызвать крушение поезда. Возраст, с которого устанавливалась уголовная ответст­венность несовершеннолетних за все остальные преступления, законодательно был установлен лишь Указом Президиума Вер­ховного Совета СССР от 31 мая 1942 г. — 14 лет. Президиум Верховного Совета СССР разъяснил также, что уголовная от­ветственность несовершеннолетних наступает как в случаях со­вершения преступления умышленно, так и по неосторожности.

В советской юридической литературе предпринимались по­пытки объяснить усиление мер уголовной репрессии по отно­шению к несовершеннолетним. Так, А. А. Пионтковский писал: «Установление уголовной ответственности за ряд преступлений, начиная с 12-летнего возраста, видимо, было продиктовано же­ланием указать несовершеннолетним, что Советская власть предъявляет серьезные требования к своим подрастающим гра- жданам»[58]. В. С. Орлов считал, что такое решение было принято в целях быстрейшей ликвидации преступности среди несовер- шеннолетних[59].

С такой оценкой Закона от 7 апреля 1935 г. вряд ли можно согласиться. Усиление мер уголовного принуждения без значи­тельного улучшения всей воспитательной работы с подростка­ми не способствовало сокращению преступности. Законом был отброшен весь накопленный ранее опыт применения мер вос­питательного характера, основанный на положениях первых декретов. На установление уголовной ответственности с 12-лет­него возраста скорее всего повлияла господствующая в то вре­мя точка зрения о принуждении как универсальном средстве борьбы с преступностью. Да и экономика страны по-прежнему не позволяла направить значительные средства на организацию специализированных детских воспитательных учреждений[60].

Ошибочность принятого направления была очевидной для практических работников суда и прокуратуры. Не имея воз­можности применять к несовершеннолетним правонарушите­лям меры воспитательного характера, суды часто назначали на­казания, связанные с краткосрочным лишением свободы. Это приводило к негативным последствиям. Осужденные подрост­ки, общаясь при этапировании со взрослыми преступниками либо с неоднократно судимыми сверстниками, получали до­полнительно отрицательное влияние и возвращались домой по­сле отбытия наказания с большим грузом асоциальных взгля­дов, привычек, наклонностей, чем до осуждения. Народный комиссариат юстиции СССР, обобщив судебную практику, из­дал 15 апреля 1936 г. циркуляр «Об улучшении работы судов по борьбе с преступлениями, совершенными подростками», в ко­тором рекомендовал судам проявлять особую внимательность при определении наказания несовершеннолетним. «Лишение свободы к лицам этого возраста, — указывалось в циркуляре, — должно применяться с исключительной осторожностью, только в случаях совершения ими особо социально опасных преступ­лений и, главным образом, к рецидивистам, а также неодно­кратно бежавшим из детских учреждений». Это указание дало возможность судам более широко применять к несовершенно­летним меры наказания, не связанные с лишением свободы. В свою очередь прокуратура по возможности ограничивала привлечение к уголовной ответственности лиц 12—14-летнего возраста. В связи с этим роста судимости среди несовершенно­летних не наблюдалось. Более того, к 1940 г. количество осуж­денных по сравнению с 1931 г. уменьшилось на 50%[61].

Попытки смягчить чрезмерно жестокий закон путем приня­тия ведомственных циркуляров продолжались и в дальнейшем.

Приказом Народного комиссариата юстиции СССР от 19 июня 1943 г. № 50 судам предлагалось уделять особое внимание рас­смотрению уголовных дел на несовершеннолетних правонару­шителей, не достигших 15 лет, привлеченных к уголовной от­ветственности за мелкое хулиганство, мелкие кражи и другие незначительные преступления. Суды получили право прекра­щать уголовные дела перечисленных категорий за нецелесооб­разностью привлечения подростка к уголовной ответственности с передачей его на попечение родителей, опекунов или, в слу­чае необходимости, направлением его в трудовую воспитатель­ную колонию. Однако законодательно права суда на примене­ние мер воспитательного характера к подросткам, виновным в совершении незначительных по степени общественной опасно­сти преступлений, были закреплены лишь в Основах 1958 г. Одновременно был решен вопрос о возрасте уголовной ответст­венности. В ст. 10 Основ (ст. 10 УК РСФСР 1960 г.) указыва­лось, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет. Понижение возраста до 14 лет ограничивалось конкретным перечнем пре­ступлений, данных в ч. 2 ст. 10 Основ (ч. 2 ст. 10 УК РСФСР 1960 г.). В нем были названы такие преступления, обществен­ная опасность которых уже понятна лицам, достигшим 14 лет (убийство, разбой, кража и т. д.).

Длительный период применения уголовного законодательст­ва в отношении несовершеннолетних показал, что в основном избранный путь в определении возраста уголовной ответствен­ности, а также возможности применять меры воспитательного характера к тем подросткам, которые совершили преступление, не представляющее большой общественной опасности, и спо­собны исправиться без применения уголовного наказания, яв­ляется правильным. Вместе с тем в нормотворческой деятель­ности законодателя не были использованы все средства, на­правленные на дальнейшую гуманизацию законодательства о несовершеннолетних. Творческая мысль законодателя, научных и практических работников направляется на поиски оптималь­ного сочетания мер принуждения и воспитания, установление и устранение причин, порождающих преступность несовершен­нолетних, оценки общественной опасности действий, за кото­рые должны нести ответственность подростки.

При разработке УК РФ 1996 г. были учтены современные социально-психологические характеристики несовершеннолет­них: акселерация не только в физической, но ив интеллекту- ально-волевой сфере, более широкое участие подростков во всех видах деятельности, как социально позитивной, так и не­гативной, в частности более активное участие в групповой пре­ступной деятельности, распад семьи и увеличение в связи с этим числа беспризорных и безнадзорных детей, которые ста­новятся базой пополнения рядов преступников, и т. п.

Ориентируясь на научные разработки ученых педагогов, психологов, юристов, законодатель счел возможным оставить те же возрастные границы — 14 и 16 лет, которые существовали и в прежнем Уголовном кодексе. Однако перечень преступле­ний, за которые несовершеннолетние привлекаются к уголов­ной ответственности с 14 лет, значительно расширен. Это — убийство, причинение смерти по неосторожности, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, похи­щение человека, изнасилование, насильственные действия сек­суального характера, кража, грабеж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение автомобилем или иным транспорт­ным средством без цели хищения, умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах, терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство при отягчающих обстоятельствах, вандализм, хищение либо вымогательство оружия, боеприпа­сов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных ве­ществ, приведение в негодность транспортных средств или пу­тей сообщения.

Анализ практики применения наказания за эти и другие (с 16 лет) преступления показал, что возрастные границы от­ветственности несовершеннолетних 14—18 лет нуждаются в дальнейшей дифференциации. Степень общественной опасно­сти лиц младшего юношеского возраста значительно ниже, чем тех, кто совершает общественно опасное деяние в 17—18 лет. Основываясь на данных ученых психологов, педагогов, работ­ников уголовно-исполнительной системы, работающих в вос­питательных колониях для несовершеннолетних, об оптималь­ных сроках исправления несовершеннолетних, Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. была введена дополнительная воз­растная дифференциация — лиц до 18 лет.

Для несовершеннолетних, совершивших преступление в возрасте 14—16 лет, установлен максимальный срок наказания в виде лишения свободы до шести лет. Для лиц 17--18 лет мак­симальный срок лишения свободы — 10 лет, независимо от максимальной санкции, предусмотренной конкретной статьей УК. На срок не свыше 10 лет осуждаются и лишаются свободы и те несовершеннолетние, которые в возрасте до 16 лет совер­шали особо тяжкие преступления (убийства — ч. 2 ст. 105 УК РФ), разбой (ч. 2 ст. 162 УК РФ) и др.

Принятая возрастная дифференциация, несомненно, играет положительную роль в организации работы воспитательных ко­лоний по исправлению несовершеннолетних, осужденных за преступления. Вместе с тем продолжаются научные исследова­ния в области разработки комплекса мер по предупреждению преступности несовершеннолетних. В разделе криминологии появился самостоятельный аспект исследования, так называе­мое ювенальное право, занимающееся вопросами детской и юношеской преступности.

<< | >>
Источник: И. Я. Козаченко. Уголовное право. Общая часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма, - 720 с. 2008

Еще по теме § 1. История развития уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних:

  1. Какие виды принудительных мер медицинского характера могут быть применены к вменяемым, страдающим психическими расстройствами? Программа курса «Уголовное право Российской Федерации» часть 2
  2. § 1. История развития уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних
  3. 3.2. Развитие отечественного трудового законодательства в ХХ — начале XXI в.
  4. 20.1. Становление и развитие законодательства о трудовом договоре на Западе и в России
  5. § 1. Понятие и социальное значение особенностей уголовной ответственности несовершеннолетних
  6. § 2. Особенности основания уголовной ответственности несовершеннолетних и форм ее реализации
  7. § 7. Краткий очерк развития уголовно-правовой мысли
  8. § 3. Развитие Общей части в системе кодифицированного уголовного законодательства России (1845—1996 гг.)
  9. § 1. Общее понятие принципов уголовного законодательства
  10. § 2. История уголовного законодательства России
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -