<<
>>

2. Субъекты конституционно-правовых отношений

Литература

Бойцов В. Я. Система субъектов советского государственного права. Уфа, 1972; Бурцев А. А. Система субъектов конституционно-правовых отношений: дис. ... канд. юрид. наук.

М., 2005; Замотаева Е. К К во­просу о юридическом лице как субъекте публичного права // Консти­туционное и муниципальное право. 2007. № 15; Казьмина Е. А. Народ как субъект конституционного права Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011; Кузьмин А. Г. Юридические лица как субъ­екты конституционно-правовых отношений: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2007; Кутафин О. Е. Субъекты конституцион­ного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица. М., 2007; Малый А. Ф. Использование понятия «юридиче­ское лицо» в конституционном праве // Проблемы юридической тех­ники: сб. статей / под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 2000; Миро­нов О. О. Конституционное право Российской Федерации и его субъ­екты // Личность и власть (конституционные вопросы): межвуз. сб. науч. работ. Ростов н/Д, 1995; Он же. Субъекты советского государст­венного права. Саратов, 1975; Новицкий А. И. Понятие субъектов госу­дарственного права и правоотношений в социалистических странах // Труды ВЮЗИ. Т. 48. М., 1977; Он же. Система субъектов государствен­ного права и правоотношений в социалистических странах // Труды ВЮЗИ. Т. 58. М., 1978; Ромашко Е. А. Государственные органы со ста­тусом юридического лица как особые субъекты конституционно-пра- вовых отношений: дис. ... канд. юрид. наук. Архангельск, 2006; Чир- кин В. Е. Юридическое лицо публичного права. М., 2008.

Субъектами любых, в том числе конституционно-правовых, отно­шений являются те лица, объединения, органы, территориальные об­разования, которые могут быть участниками (сторонами) соответст­вующих общественных отношений, причем такая их возможность за­крепляется нормами права.

Спецификой рассматриваемой отрасли права является то, что круг субъектов конституционно-правовых отношений весьма широк, при­чем некоторые из них могут быть участниками только данных отно­шений и их невозможно представить в иных правоотношениях.

Мно­гим субъектам правоотношений не требуется предпринимать кон­кретные шаги для обозначения своего участия в них, или, как говорят юристы, для выражения своей правосубъектности. Как говорилось выше, конституционные правоотношения могут быть общими, вы­глядеть как правовые состояния. И достаточно юридической фикса­ции в качестве элемента такого состояния, чтобы считаться субъек­том соответствующего правоотношения.

С учетом сказанного можно прежде всего отметить наличие таких субъектов конституционно-правовых отношений, как народ, населе­ние, нация (народность, этническая общность), государство.

Когда мы говорим о народе как субъекте конституционно-право- вых отношений, имеется в виду не просто демографическая катего­рия, а народ как совокупность индивидов, составляющих общество конкретной страны и основу ее государственного бытия. Для иллю­страции: географы и этнографы используют категорию «народы Си­бири», а в конституционно-правовом плане они — часть категории «народ Российской Федерации» либо «многонациональный народ Российской Федерации». Именно эти понятия отражены в Конститу­ции РФ.

Таким образом, субъектом конституционных правоотношений яв­ляется не просто народ, а именно народ (или многонациональный народ) Российской Федерации.

Можно выделить следующие общие конституционные правоотно­шения, в которых народ участвует.

Во-первых, народ выступает источником всей власти в обществе и государстве, что отражено в Конституции РФ. Согласно ч. 1 ст. 3 «но­сителем суверенитета и единственным источником власти в Россий­ской Федерации является ее многонациональный народ». Это означа­ет, что отношения властвования как правовое состояние основыва­ются на участии в них народа.

Во-вторых, народ рассматривается как субъект отношений по при­нятию конституции государства. Это отражено в первых словах рос­сийской Конституции: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации... принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕ­ДЕРАЦИИ».

В-третьих, можно говорить об отношениях «народ — государство» как о правовом состоянии, в котором народ является основой государст­ва, а оно предназначено служить своему народу.

С учетом федеративной структуры государства, а также наличия местного самоуправления можно выделить и такие субъекты консти- туционно-правовых отношений, как народ республики в составе Рос­сийской Федерации, население края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа как субъекта РФ, а также население муниципального образования. Применительно к на­селению специально отметим, что в конституционно-правовом плане оно не может рассматриваться лишь как совокупность индивидов, проживающих на данной территории. Оно должно восприниматься именно как субъект ряда конституционно-правовых отношений, на­пример, только после выявления воли населения могут решаться во­просы, связанные с изменением статуса субъекта РФ, существовани­ем или реорганизацией муниципальной единицы.

Субъектом конституционных правоотношений могут быть нации. Как правило, это общие правоотношения, правовые состояния. На­пример, возможно говорить о национальном суверенитете как сред­стве выражения воли нации к созданию своего государства, автоном­ной единицы или отказу от их создания. Допустимо общее правоот­ношение «нация — государство», когда интересы нации воплощаются в данном государстве, а государство, в свою очередь, направляет свои усилия на выражение и защиту интересов нации. Порой предприни­маются попытки предусмотреть возможность конкретных правоотно­шений с участием нации. Например, если проводится голосование о судьбе республики, территории, вводится правило отдельного под­счета голосов для граждан, относящихся к так называемой титульной нации (т. е. нации, давшей имя данной республике, территории). Тем самым она воспринимается как самостоятельный субъект конститу­ционного правоотношения. Правда, возникает вопрос, насколько это законно, поскольку данная нация является частью народа республи­ки, населения территории, и воля целого должна превалировать над волей части, имеющей определенную национальную принадлеж­ность. Кроме того, в связи с выявлением воли нации придется снача­ла установить национальную принадлежность граждан, и не станет ли это своеобразным их принуждением, поскольку Конституция РФ (ч.

1 ст. 26) говорит о праве каждого свободно определять и указывать свою национальную принадлежность.

Весьма интересно, что Президент РФ в Послании Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. употребил словосочетание «российская нация», не раскрывая его содержания. Конечно, возник вопрос: как толковать это понятие? Мы еще обратимся (в разд. III настоящего учебного курса) в связи с категориями народного и национального суверенитетов к соотношению понятий «народ» и «нация». Однако отметим здесь кратко, что в странах с населением преимущественно однонациональным (или, как принято говорить, мононациональ­ным) зачастую, говоря о нации, подразумевают народ, и наоборот. И напротив, в странах с многонациональным составом, говоря о еди­ном народе, помнят о его национальной «пестроте».

Поэтому уже при первом употреблении понятия «российская на­ция» в названном документе были основания полагать, что оно тож­дественно понятию «многонациональный народ России», употреб­ленному в Конституции РФ. Тем более это стало очевидным на осно­ве «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года», утвержденной Указом Президен­та РФ от 19 декабря 2012 г. В п. 8 записано: «Стратегия носит ком­плексный межотраслевой социально ориентированный характер, призвана развивать потенциал многонационального народа Российской Федерации (российской нации) и всех составляющих его народов (этни­ческих общностей)». Выделенные нами слова в единстве используют­ся по всему тексту документа.

И следовательно, представителям различных наций в нашей стра­не не надо опасаться того, что официальный курс страны якобы ори­ентируется на отказ от национального фактора для разных, в том чис­ле небольших, национальных групп населения.

Наряду с понятием «нация» в политических науках используются также категории народности, этнические общности, этносы. Одинако­вого подхода к этим категориям нет. Не вдаваясь в дискуссии, отме­тим их родство с понятием нации. И тогда следует констатировать, что они тоже могут быть субъектами общих, а порой и конкретных конституционных правоотношений.

Это могут быть, в частности, от­ношения, связанные: с самоопределением народностей, этнических общностей и созданием автономных образований или обычных тер­риториальных единиц, учитывающих интересы данных народностей, этнических общностей; выражением воли и интересов лиц соответст­вующей национально-этнической принадлежности в форме голосо­вания по какому-то вопросу либо проведения собраний, митингов; наличием представительства от народностей, этнических общностей в органах государственной власти и местного самоуправления.

Специально отметим, что возможны конституционно-правовые отношения с участием народностей, этнических общностей, связан­ные с гарантированием их прав на землю и иные природные объекты собственности.

Такие отношения существуют во многих странах, где есть так на­зываемые аборигенные народы. Например, в США предоставлен особый юридический статус индейцам, эскимосам и алеутам. В част­ности, индейцы, проживающие компактно, имеют национально-тер­риториальную автономию — земли-резервации. Введены неотчуж­даемость земель, общинное (коллективное) владение и пользование ими. На Аляске коренному населению предоставлены в вечное поль­зование государственные земли в районах их постоянного прожива­ния, и соответствующие права осуществляют туземные поселки и их региональные корпорации. В Канаде конституционно признаны и подтверждены права коренных народов — индейцев, инуитов и ме­тисов, в том числе договорные права на землю. В развитие конститу­ционного положения заключаются соглашения между коренными народами и государством, которые одобряются голосованием корен­ных народов и ратифицируются парламентом государства[2].

Соответствующие отношения постепенно получают перспективу и в Российской Федерации. В частности, Федеральный закон от 30 ап­реля 1999 г. «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» говорит о праве указанных народов, а также объединений малочисленных народов и лиц на отношения с органами го­сударственной власти и местного самоуправления, на то, чтобы «без­возмездно пользоваться (в ред.

от 26 июня 2007 г., до этого — «владеть и пользоваться» — С. А.) в местах традиционного проживания и хо­зяйственной деятельности малочисленных народов землями различ­ных категорий, необходимыми для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами, и общерас­пространенными полезными ископаемыми в порядке, установленном федеральным законодательством и законодательством субъектов Рос­сийской Федерации».

Эту линию продолжают федеральные законы от 20 июля 2000 г. «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» и от 7 мая 2001 г. «О территориях традиционного природопользова­ния коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации». Последний предусматривает обра­зование таких территорий в ранге федерального, регионального и местного значения по решению соответственно Правительства РФ, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного са­моуправления — на основании обращений лиц, относящихся к мало­численным народам, и общин малочисленных народов или их упол­номоченных представителей.

Субъектами конституционных правоотношений являются государ­ства. В нашей стране данный субъект характеризуется как Российское государство и как Российская Федерация. Речь идет об одном и том же субъекте. Вместе с тем каждое из приведенных понятий имеет свои оттенки, лучше проявляющиеся в тех или иных отношениях. Так, ка­тегория «Российское государство» особенно важна для отношений «народ — государство», «общество — государство», «гражданин — го­сударство», «государство — общественные объединения», «экономи­ка — государство», «государственная собственность — государство». Во всех этих отношениях Российское государство выступает в качест­ве целостного субъекта, стороны соответствующих правовых состоя­ний. Качества же федерации особенно важны для государства в феде­ративных отношениях, его внутренней структуре, национальной и ре­гиональной политике.

Самостоятельными субъектами конституционных правоотноше­ний выступают органы государственной власти. На федеральном уров­не это Президент РФ, Федеральное Собрание (парламент Россий­ской Федерации и его палаты — Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство РФ и иные федеральные органы исполнитель­ной власти, Конституционный Суд РФ, а в ряде случаев и иные фе­деральные суды, прокуратура, а также многие другие государствен­ные органы, нередко принимающие участие в конституционно-пра- вовых отношениях, — Центральная избирательная комиссия РФ (далее — ЦИК РФ), Уполномоченный по правам человека, Банк Рос­сии, Счетная палата РФ и др. На уровне субъектов РФ субъектами конституционных правоотношений выступают высшие должностные лица (главы исполнительной власти) субъектов, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов, выс­шие коллегиальные и иные исполнительные органы государственной власти субъектов, конституционные (уставные) суды субъектов, а в ряде случаев и другие суды, кроме того, органы субъектов, аналогич­ные названным выше федеральным органам, — те же избирательные комиссии субъектов РФ, уполномоченные по правам человека, счет­ные (контрольно-счетные) палаты и др.

Субъектами конституционных правоотношений являются органы местного самоуправления — представительные органы местного само­управления, главы муниципальных образований, местные админист­рации, контрольные органы местного самоуправления, избиратель­ные комиссии муниципальных образований, иные органы местного самоуправления, а также входящие в систему местного самоуправле­ния территориальные органы общественного самоуправления.

Зачастую субъектами конституционно-правовых отношений явля­ются не только названные государственные органы и органы местно­го самоуправления, но и их должностные лица, структурные подразде­ления. В частности, в представительных органах таковыми выступают депутаты, должностные лица и внутренние органы, организующие те­кущую работу, комитеты и комиссии.

Важной составной частью конституционного права является изби­рательное право. Поэтому большой круг субъектов составляют участ­ники избирательных правоотношений: субъекты выдвижения кандида­тов в депутаты и на выборные должности в органах государственной власти и местного самоуправления; сами кандидаты; их доверенные лица; избирательные объединения; избирательные комиссии, члены избирательных комиссий с правом решающего и совещательного го­лоса; сотрудники аппаратов избирательных комиссий; наблюдатели; избиратели, участвующие в этом своем качестве в мероприятиях из­бирательных кампаний и в голосовании.

Конечно, субъектом многих конституционных правоотношений является гражданин. С одной стороны, это правовые состояния — на­пример, состояние гражданства, где второй стороной выступает госу­дарство, состояние принадлежности к народу как источнику власти. С другой стороны, это и конкретные конституционно-правовые отно­шения, где гражданин выступает в данном своем качестве — напри­мер, при создании общественных объединений, в том числе полити­ческих партий, проведении демонстраций, собраний, пикетирования, обращении в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение его (гражданина) прав законом.

В наши дни следует ожидать повышения роли некоторых форм общественной активности граждан. В связи с этим придется более четко определить, как возникает конституционно-правовое отноше­ние (а порой возникает ли оно?) и каково место в нем гражданина. Речь идет, в частности, о таких институтах непосредственной демо­кратии, как референдум, народная правотворческая инициатива, российская общественная инициатива, публичные слушания. Эти институты будут более подробно рассмотрены в разд. III данного курса. Но в связи с характеристикой гражданина как субъекта кон­ституционных правоотношений надо подчеркнуть, что без индивиду­ального участия личности названные институты просто не могут су­ществовать. Так, народная инициатива референдума означает, что гражданин может как поставить свою подпись в поддержку референ­дума, так и быть сборщиком подписей; при народной правотворче­ской инициативе он может и подготовить проект нормативного пра- вовогого акта, и собирать подписи в его поддержку; при российской общественной инициативе индивид может направить свое общест­венно значимое предложение интернет-оператору и при размещении такого предложения на сайте побудить к участию в его обсуждении тысячи граждан; при публичных слушаниях гражданин может прийти на подобное слушание (собрание), поучаствовать в нем и, возможно, выступить. Почти во всех названных случаях можно говорить о том, что индивид инициирует конституционно-правовое отношение и становится его участником. Одновременно не исключены и сопутст­вующие проблемы (например, какие возникают обязанности у вла­стей, должностных лиц, каковы последствия обращений граждан и т. д.).

Помимо граждан своего государства, субъектами конституцион­ных правоотношений могут быть иностранные граждане и лица без гражданства.

В Российской Федерации это возможно через категорию общих правовых состояний («иностранцы, лица без гражданства — государ­ство»), в которых воплощается государственная политика в отноше­нии названных категорий лиц. Конституционно-правовые отноше­ния с участием иностранных граждан и лиц без гражданства могут быть и конкретными, динамическими — например, если они хотят приобрести российское гражданство, получить политическое убежи­ще или временное убежище на территории РФ, приобрести статус бе­женцев в Российской Федерации. Законодательство даже позволяет иностранным гражданам избирать и быть избранными в органы мест­ного самоуправления, участвовать в голосовании на местных рефе­рендумах, если это оговорено в международном договоре РФ и далее отражено в законе.

Специфическим порождением нашего времени стала категория российских соотечественников за рубежом, и разновидность правоот­ношений с участием этой группы «Российское государство — рос­сийские соотечественники». Помимо общих правовых состояний, возможны и конкретные отношения с их участием — в частности, обусловленные въездом и режимом пребывания в Российской Феде­рации.

Как указывалось ранее, объектом воздействия конституционного права является гражданское общество. Нередко именно конституци- онно-правовыми актами предусматриваются образование и функ­ционирование ряда институтов гражданского общества, их возмож­ности как субъектов конституционно-правовых отношений. Так, на основе Федерального закона от 4 апреля 2005 г. «Об Общественной палате Российской Федерации» создана Общественная палата РФ, она может вступать в конституционно-правовые отношения с Госу­дарственной Думой, Советом Федерации, органами исполнительной власти и т. д. Свои общественные палаты созданы во многих субъек­тах РФ. Нередко на уровне местного самоуправления тоже есть об­щественные палаты или там создаются советы общественности, фору­мы и т. п.

Участниками многих конституционно-правовых отношений явля­ются общественные объединения и прежде всего такая их разновид­ность, как политические партии.

В частности, они могут выявлять общественное мнение и доводить его до сведения государственных органов. Политические партии вправе предусмотренными законом средствами влиять на формиро­вание государственной воли. Как уже упоминалось выше, Федераль­ный закон «О политических партиях» из числа всех видов обществен­ных объединений предоставил только партиям право выдвигать кан­дидатов в депутаты и на выборные должности государственной власти. Естественно, основой всех соответствующих избирательных действий политических партий являются нормы конституционного права.

Причем надо сказать, что партии являются субъектами конститу­ционных правовых отношений не только в их контактах с органами власти и претензиями на участие в выборах. Определенные внутрен­ние отношения в партии тоже могут быть урегулированы нормами конституционного права. Например, это прежде всего правила, ка­сающиеся минимальной численности партий и их региональных от­делений. Именно Закон «О политических партиях» в начальной ре­дакции обязал партию иметь не менее 10 тыс. членов для ее регистра­ции и существования, а также отделения численностью не менее 100 человек в более чем половине субъектов РФ; далее он же (в ред. от 20 декабря 2004 г.) предписал иметь не менее 50 тыс. членов партии на территории РФ, соответственно повысив и численность отделений в субъектах РФ; затем по Федеральному закону от 28 апреля 2009 г. было спланировано поэтапное снижение минимальной численности членов политических партий, с тем чтобы с 1 января 2012 г. эта цифра составила 40 тыс. Наконец, Законом от 2 апреля 2012 г. численность политической партии была сокращена до 500 членов на всю страну, а вместо императивного определения в Законе минимальной числен­ности отделений партий в субъектах РФ Закон указал, что она уста­навливается уставом самой политической партии.

Субъектом конституционного права партия до недавнего времени могла стать и в отношениях с другой партией, например при создании избирательного блока; кроме того, одно время разрешались избира­тельные блоки из трех участников — одной-двух политических пар­тий плюс одного иного общественного объединения либо одной по­литической партии и двух иных общественных объединений, затем избирательные блоки были упразднены. Как уже упоминалось выше, 5 ноября 2008 г. Президент РФ в Послании Федеральному Собранию сказал о том, что надо повысить качество работы муниципальных представительных органов; для этого требуется, чтобы «они избира­лись при самом активном участии как политических, так и неполити­ческих объединений местных жителей — правозащитных, доброволь­ческих, благотворительных и просветительских». Далее Президент отметил, «что право не только политических партий, но и обществен­ных организаций выдвигать избирательные списки на муниципаль­ных выборах предусмотрено законом. Однако большинство партий и общественных организаций в муниципальных советах представлены пока слабо. Это положение закона должно стать действенным».

Мы уже отметили выше, что на основании Федерального закона от 5 апреля 2009 г. допускаются договоры об объединениях и союзах политических партий и других общественных объединений при вы­движении списков кандидатов в депутаты на этих выборах. Таким об­разом, в определенных ситуациях отношения между партиями, ины­ми общественными объединениями перестают быть только их внут­ренним делом, поскольку такие отношения превращаются уже в конституционно-правовые, а стороны приобретают статус субъектов конституционного права.

Вопрос о возможности признания субъектами конституционных правоотношений иных организационных форм коллективного выраже­ния гражданами своих интересов теоретически не разрешен до конца. Например, традиционно говорят, что субъектами этих отношений яв­ляются собрания граждан в городском микрорайоне или сельский сход в деревне (т. е. по месту жительства населения). Но собрания могут быть и по месту работы граждан, и в иных местах, где они захотели провести данное мероприятие. Кроме собраний, можно признать субъектами конституционно-правовых отношений митинги, демонст­рации, шествия, пикеты (обобщенно — манифестации). Однако надо отметить следующее: с одной стороны, манифестация, организован­ная в законном порядке, должна рассматриваться как многостороннее правоотношение (между гражданами, между ними и организаторами манифестации, между манифестантами и органами публичной вла­сти); с другой стороны, если манифестация проводится внутренне оп­ределенным образом спаянной совокупностью людей, скорее всего, это будет объединение и его следует считать субъектом конституцион- но-правовых отношений, а манифестацию — организационной фор­мой их самовыражения.

Субъектами конституционных правоотношений могут быть рели­гиозные группы и религиозные организации. С одной стороны, существу­ют общие конституционные правоотношения «Российское государст­во — религиозные объединения (церковь)», характеризующие поли­тику государства в отношении указанных объединений и исходные начала их положения в государстве. С другой стороны, возможны конкретные конституционные правоотношения с участием религиоз­ных групп и организаций, в частности обусловленные их созданием и текущей деятельностью.

Круг субъектов конституционно-правовых отношений не является чем-то раз и навсегда данным. Он зависит от конкретной страны, ее строя и ценностных подходов к тем или иным конституционно-право- вым явлениям и институтам, эволюции институтов власти.

Достаточно сказать, что в нашем государстве до определенного времени не было президентства, а потому и отсутствовали соответст­вующие субъекты конституционно-правовых отношений на общего­сударственном уровне и в субъектах РФ. Теперь субъектами консти­туционных правоотношений являются Президент РФ, президенты (главы) республик в составе Российской Федерации, губернаторы и иные главы исполнительной власти субъектов РФ.

Раньше тоже существовала двухпалатность в высшем представи­тельном органе государства — Верховном Совете СССР, но палаты того времени резко отличались от палат введенного потом профес­сионального парламента, а тем более от сегодняшних Совета Федера­ции и Государственной Думы — палат Федерального Собрания РФ (т. е. по факту существования как будто такие же субъекты, по сути — совсем другие). В советский период проект закона в высший предста­вительный орган власти могли внести общественные объединения, в наши дни такого субъекта законодательного процесса на федераль­ном уровне нет (хотя, как говорилось ранее, в некоторых субъек­тах РФ это возможно). До известного времени субъектом конституци­онных правоотношений была только одна политическая партия, за­тем появились другие политические партии, а ранее существовавшая партия потеряла свое привилегированное положение и стала обыч­ным субъектом конституционных правоотношений. Не было инсти­тута Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Счетной палаты РФ.

На пути усиления защиты конституций сначала был учрежден ин­ститут конституционного надзора, в том числе в Российской Федера­ции. Однако довольно быстро было отдано предпочтение конститу­ционному правосудию, в Российской Федерации появился такой субъект конституционного права, как Конституционный Суд РФ (а в последующем — конституционные, уставные суды ряда субъек­тов РФ).

Методом «проб» формируются аппарат Президента РФ и структу­ра федеральной исполнительной власти. В результате сначала появ­ляются, затем исчезают одни органы, подразделения и появляются новые. Можно наблюдать динамику и обновление таких субъектов конституционных правоотношений, как советы и комиссии при Президенте РФ, различные подразделения и должностные лица Ад­министрации Президента, федеральные министерства и ведомства.

Ощутимую эволюцию прошли субъекты избирательных правоот­ношений. Как частично упоминалось, до определенного времени любые общественные объединения имели право выдвигать кандида­тов, затем появилась категория «политические общественные объ­единения», далее данное право оставили лишь за политическими партиями, а сейчас на муниципальном уровне законодатель разре­шил и другим общественным объединениям подключаться к выдви­жению списков кандидатов в депутаты. Сначала возникли такие субъекты выдвижения кандидатов, как инициативные группы граж­дан, но по новому избирательному законодательству РФ они уже не имеют права на выдвижение. Избирательное законодательство пре­дусматривает возможность выдвижения человеком самого себя в ка­честве кандидата (самовыдвижение), чего не было ни в советский период, ни в первые годы постсоциалистического развития; правда, круг выборов, на которых разрешается самовыдвижение, сокращает­ся; а если и введено самовыдвижение, все равно кандидаты обязаны собрать в свою поддержку подписи избирателей и какого-то круга лиц (например, муниципальных депутатов и глав муниципальных образований). Появился новый субъект избирательных правоотно­шений — наблюдатели.

В советский период элементом политической системы общества (см., например, ст. 8 Конституции СССР 1977 г.) были трудовые кол­лективы. И они являлись субъектами многих конституционных пра­воотношений, в частности могли выдвигать кандидатов в депутаты. Сегодня трудовые коллективы не воспринимаются как элемент кон­ституционного строя, играют довольно скромную роль и могут высту­пать субъектами лишь очень узкого круга конституционных правоот­ношений, хотя можно говорить о повышении их активности в поли­тических отношениях, ее отражении в конституционно-правовом регулировании.

Как отмечалось выше, в выделении (появлении) субъектов кон­ституционных правоотношений существенную роль могут играть и концептуальные подходы. К примеру, в период разработки Феде­рального закона от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах органи­зации местного самоуправления в Российской Федерации» (ныне ут­ратил силу) в 1993—1995 гг. шла дискуссия о том, какими понятиями лучше обозначить совокупность граждан как субъект местного само­управления — «население», «территориальное сообщество», «терри­ториальный коллектив». Эти понятия нашли воплощение в разных официальных проектах федерального закона, а из них перекочевали в законы субъектов РФ о местном самоуправлении, которые прини­мались ранее данного Федерального закона (в зарубежных моделях местного самоуправления тоже используются различные варианты). Однако при принятии указанного Федерального закона в 1995 г. по­бедила все же концепция населения как субъекта местного само­управления. Но это не мешает ученым называть субъектами консти­туционных правоотношений территориальные сообщества и терри­ториальные коллективы — на базе того, что обозначено в законах субъектов РФ.

Завершая разговор о субъектах, отметим, что многие из них специ­фичны только для конституционно-правовых отношений. Например, если Государственная Дума обсуждает и принимает федеральный за­кон, это всегда конституционное правоотношение. При рассмотре­нии вышестоящей избирательной комиссией жалобы на решение ни­жестоящей избирательной комиссии между ними возникают консти- туционно-правовые отношения.

Зачастую наличие соответствующего субъекта в правовом отноше­нии уже есть основание для оценки отношения в качестве конститу- ционно-правового, что не исключает одновременного возникновения и иных, уже отраслевых, отношений. Так, если Государственная Дума рассматривает обращение Генерального прокурора РФ о лишении де­путата неприкосновенности в связи с совершенным уголовным пре­ступлением, возникает конституционно-правовое отношение, хотя в соответствующих действиях есть и элемент уголовно-процессуально- го отношения.

Естественно, во многих случаях важен и предмет общественного отношения. Например, если депутат по вопросам своей депутатской деятельности обратился к прокурору, отношение между ними будет конституционно-правовым. Но если возбуждено уголовное дело, в рамках которого депутат дает свидетельские показания или привле­чен к уголовной ответственности, конституционно-правовых отно­шений не возникает.

Сказанное относится и к случаям, когда к конституционно-пра- вовым отношениям и их субъектам пытаются применить понятия частного права, особенно категорию юридического лица (интере­сующимся рекомендуем обратиться к названным в курсе публикаци­ям С. В. Дорохина, Е. К. Замотаевой, А. Г. Кузьмина, О. Е. Кутафи- на, В. Е. Чиркина). Напомним кратко, что юридическим лицом счи­тают субъект права с определенными признаками: правами владения и распоряжения обособленным имуществом, вступления в матери- ально-имущественные отношения, обязанностью нести материаль- но-имущественную ответственность, возможностью защищать свои материально-имущественные интересы. Особенно выделяют цель юридического лица — участие в хозяйственном обороте. Причем все указанные признаки надо брать в их совокупности. Но в общем-то категорию юридического лица прежде всего связывают с коммерче­ской деятельностью.

С учетом сказанного желательно учитывать следующие моменты при попытках применить категорию юридического лица в конститу­ционном праве.

Во-первых, есть немало субъектов конституционно-правовых от­ношений, к которым данную категорию нельзя применить, они не являются и не могут быть юридическими лицами — народ, нация, го­сударство, Президент, Федеральное Собрание, Конституционный Суд, депутаты и т. д. Иначе говоря, они не могут быть субъектами хозяйственного оборота. Собственность для них выражается в кате­гории «достояние», что далеко не равнозначно понятию «имущест­во»; достоянием нельзя распорядиться посредством операций купли- продажи.

Во-вторых, есть также немало субъектов конституционного права, которым выделяется какое-то имущество, а также дается право его получения, приобретения. Однако используются имущество, денеж­ные средства для целей не коммерческой деятельности, а конституци- онно-правовых отношений. Например, кандидат в депутаты, избира­тельное объединение получают пожертвования в период избиратель­ной кампании. Для этого они создают избирательные фонды, открывают счета. Но возникающее при переводе и получении средств общественное отношение является не коммерческим, а конституци- онно-правовым. Естественно, при оформлении соответствующих фи­нансовых операций используются те же процедуры (особенно бан­ковские), как в хозяйственном обороте. Однако цель при этом иная. И не случайно как в литературе, так и в законодательстве для подоб­ных субъектов зачастую говорится не о том, что они юридические ли­ца, а о том, что они «приобретают права юридического лица».

В-третьих, субъект права может вступать в разнообразные право­вые отношения. При этом проявляются, естественно, разные его ка­чества. Данное правило надо учитывать в конституционном праве. Если у потенциального субъекта конституционно-правовых отноше­ний есть имущество и связанные с ним права на приобретение, отчу­ждение, то при их реализации возникает отнюдь не конституционно- правовое, а гражданско-правовое, финансово-правовое отношение. К примеру, если политическая партия арендует помещения для своих органов, приобретает для этого здание, она вступает для достижения соответствующих целей в гражданско-правовые отношения. И если придется, будет отвечать своим имуществом. Но, кстати, для погаше­ния долгов, кредитов и т. д. она не сможет использовать средства, по­ступившие на счет ее избирательного фонда.

В-четвертых, категорию юридического лица стали распростра­нять на органы законодательной и исполнительной власти в связи с тем, что каждому из них выделяется часть публичной собственности в виде имущества, которым надо и можно распоряжаться (здания, оргтехника и т. д.). Однако по двум-трем видам объектов как у руко­водителей органов, так и у некоторых ученых возникло желание пойти дальше: выделяемые бюджетные средства, подведомственные хозяйствующие субъекты, земля. Появилась идея: почему бы эти объекты не пустить в хозяйственный оборот и не зарабатывать на них дополнительные средства, поступающие в соответствующий бюджет. И в данном случае становится пригодной категория юриди­ческого лица. Ошибочность этого подхода состоит в том, что нельзя органы публичной власти превращать одновременно в хозяйствующие субъекты. Коммерческая деятельность дает не только прибыль, но и убытки, а отвечать по ним надо бюджетом и собственностью терри­ториальной единицы, которые есть достояние народа, населения, проживающего на данной территории. Кстати, местное самоуправ­ление как разновидность публичной власти уже давно «переболело» этой идеей, и со временем его властные функции были отделены от хозяйственных.

В-пятых, в ведении ряда субъектов конституционного права могут находиться порой весьма масштабные объекты собственности — зем­ля, природные ресурсы, транспорт, энергосистемы и т. д. Но объекты не становятся их «владением» и право распоряжения не равнозначно купле-продаже, а выражается в «передаче» их в ведение других субъ­ектов: иногда без изменения формы собственности, например от Рос­сийской Федерации субъекту РФ, порой с изменением — к примеру, при передаче объекта, финансовых средств из государственной собст­венности в собственность муниципального образования, религиоз­ной организации. Следовательно, хотя такие отношения возникают по поводу собственности, они не теряют характера конституционно- правовых, а их субъекты выступают отнюдь не как юридические лица в хозяйственном обороте.

Таким образом, обобщая, отметим: одни субъекты конституцион- но-правовых отношений не могут быть юридическими лицами, дру­гие в состоянии иметь такое качество. В процессе конституционно- правовых отношений возможно использование правил относительно юридических лиц для оформления необходимых операций, от этого отношение не теряет характера конституционно-правового. Если тот же субъект участвует в имущественно-правовом отношении без кон- ституционно-правовых целей, конституционно-правовое отношение не возникает. И наконец, для достижения целей конституционно- правового отношения ряд субъектов могут предпринимать меры в от­ношении собственности (имущества), но при этом им не нужны каче­ства и правила действий юридического лица.

<< | >>
Источник: Авакьян С. А.. Конституционное право России. Учебный курс : учеб. посо­бие : в 2 т Т.1. — 5-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма: ИНФРА-М. 864 с.. 2014

Еще по теме 2. Субъекты конституционно-правовых отношений:

  1. 1.3 Тема 3. «Производство по делам, возникающим из конституционных административно-правовых отношений» (далее производство по административным делам)
  2. 2. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ: СУЩНОСТЬ И ЭЛЕМЕНТЫ
  3. 1.2. Конституционно-правовые нормы и институты
  4. 2. Субъекты конституционно-правовых отношений
  5. Проблема субъектов конституционно-правовой ответственности и вины
  6. § 5. Конституционно-правовые отношения и нормы
  7. § 3. Субъекты конституционно-правовых отношений
  8. § 5. Реализация в конституционно-правовых отношениях правосубъектности организаций
  9. § 6. Особенности конституционно-правовых отношений с участием социальных общностей
  10. § 7. Возникновение, изменение и прекращение конституционно-правовых отношений
  11. § 12. Конституционно-правовое принуждение
  12. Субъекты конституционно‑правовых отношений
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -