<<
>>

§ 1. Предмет конституционного права

Литература

Дмитриев Ю. А., Мухачев И. В. Понятие, предмет и метод конституци­онного права Российской Федерации — от исторических истоков к со­временности. М., 1998; Еременко Ю. П.

Предмет российского консти­туционного права. Ростов н/Д, 1996; Ким А. И. Еще раз о государствен­ном праве как отрасли советского права // Вопросы теории права и государственного строительства. Томск, 1978; Кокотов А. Н. Консти­туционное право в российском праве: понятие, назначение и структу­ра // Правоведение. 1998. № 1; Кондратьева М. А. Конституционное право и политика в Российской Федерации: соотношение в сфере ре­гулирования и конституционного контроля: дис. ... канд. юр ид. наук; Коток В. Ф. О предмете и источниках конституционного права социа­листических стран // Конституционное право социалистических стран. М., 1963; Он же. О предмете советского государственного пра­ва // Вопросы советского государственного права. М., 1959; Он же. Содержание конституционного права // Сов. государство и право. 1971. № 2; Кравчук С. С. Государственно-правовые отношения в совет­ском социалистическом государстве // Сов. государство и право. 1956. № 10; Кутафин О. Е. Предмет конституционного права. М., 2001; Ле- пешкин А. И. К вопросу о понятии советского государственного пра­ва // Сов. государство и право. 1959. № 6; Он же. Курс советского госу­дарственного права. М., 1961. Т. 1; Он же. О так называемом «консти­туционном праве» и предмете советского строительства // Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и советско­го строительства. М., 1976; Он же. Соотношение советского государст­венного права и норм Советской Конституции // Сов. государство и право. 1971. № 2; Лепеиікин А. И., Махненко А. X., Щетинин Б. В. О по­нятии, предмете и источниках государственного права // Правоведе­ние. 1965. № 1; Лучин В. О. Процессуальные нормы в советском госу­дарственном праве.
М., 1976; Мухачев И. В. Проблемы теории россий­ского конституционного права. М., 1998; Равин С. М. Сущность советского государственного права. М., 1963; Саликов М. С. Конститу­ционное судебное процессуальное право — подотрасль конституцион­ного процессуального права // Конституционная юстиция в Россий­ской Федерации: сб. статей. Екатеринбург, 2003; Он же. Конституци­онно-процессуальное право как наука, отрасль права и учебная дисциплина // Право и политика. 2000. № 4; Он же. Предмет консти­туционно-процессуального права Российской Федерации // Россий­ский юридический журнал. 2000. № 1; Страшун Б. А. Конституцион­ное право России, его источники и структура // Журнал российского права. 1997. № 4; Фарбер И. Е., Ржевский В. А. Вопросы теории совет­ского конституционного права. Саратов, 1967; Чиркин В. Е. Об объекте конституционного регулирования // Государство и право. 2005. № 4; Щетинин Б. В. Проблемы теории советского государственного права. М„ 1969.

Конституционное право России — отрасль отечественного права. Как и все российское право в целом, конституционное право служит задачам укрепления и развития существующего строя, осуществления внутренней и внешней политики Российского государства, обеспече­ния прав и свобод личности, формирования гражданского общества, достижения если уж не общественной гармонии, то, по крайней мере, взаимопонимания (или хотя бы взаимотерпения) между различными социальными и общественными группами и слоями, соблюдения правопорядка и законности.

Но, естественно, у конституционного права, как и у любой отрас­ли права, есть собственные задачи и своя специфика.

Предметом конституционного права России как отрасли отечест­венного права являются наиболее фундаментальные общественные от­ношения, которыми характеризуются: основы конституционного (об­щественного) строя Российского государства, сущность и формы власти народа; основы правового положения личности; государственное устрой­ство России; система, порядок формирования, принципы организации и механизм деятельности органов государственной власти и местного са­моуправления.

Конституционное право закрепляет и регулирует названные обще­ственные отношения, способствует их развитию.

Как видно уже из первых слов о сущности российского конститу­ционного права, эта отрасль права связана с ключевыми обществен­ными отношениями. Они являются базовыми для государства и обще­ства, соответственно — для иных общественных отношений. Прежде всего на конституционно-правовом фундаменте действуют (должны действовать) государство, общественные слои и силы (в первую оче­редь политические партии), граждане, должностные лица и т. д.

Общественные отношения, составляющие предмет конституцион­ного права, можно назвать политическими отношениями^.

Чтобы лучше понять суть политических отношений, надо иметь в виду следующее. Люди живут в обществе, им надо управлять. И управ­ление обществом — это целенаправленная деятельность, реализация определенной концепции, иначе говоря, политики. Для управления обществом создается государство. Теми или иными способами в управлении и обществом, и самим государством участвуют граждане и их объединения. При этом государство, общественные объединения, граждане влияют друг на друга. Возникают многообразные отноше­ния между ними. Общественные отношения, возникающие в связи с управлением государственными и общественными делами, и есть поли­тические отношения. Эти отношения составляют предмет конститу­ционного права как отрасли права.

Однако не все политические отношения регулируются конституци­онным правом. Многие из них не имеют, а то и не могут иметь право­вого характера. В чем же тогда проявляется роль конституционного права? Некоторые исследователи, особенно в прежние годы, связыва­ли назначение конституционного права только с государством, пола­гая, что эта отрасль права отражает лишь характеристики государства, регулирует статус и деятельность его органов. Такая задача у консти­туционного права действительно есть, но сводить только к ней назна­чение данной отрасли неверно. Спектр политических отношений в современном обществе весьма широк, и для их существования и раз­вития требуются определенные правовые ориентиры.

Они как раз и закрепляются в нормах конституционного права.

С учетом сказанного предмет конституционного права можно свя­зать с несколькими комплексными объектами его воздействия.

Во-первых, предмет конституционного права включает такой ком­плексный объект, как существование и жизнедеятельность общества как социального и политического организма. Сегодня мало кто утверж­дает, что общество не подвержено воздействию норм права. Наобо­рот, с учетом конструктивной роли права можно говорить о его поло­жительной роли в обеспечении развития общества. И задача именно конституционного права — установление основ существования и жиз­недеятельности общества.

1 Одним из первых признал политические отношения предметом государственного права И. Е. Фарбер. См.: Советское государственное право / под ред. И. Е. Фарбера. Са­ратов, 1979. С, 31.

К этой задаче конституционного права у многих исследователей отношение настороженное по ряду причин: широты самой категории «общество» и его «неподверженности» воздействию права; боязни то­го, что нормы права как нормы, исходящие от государства, опутают общество и сделают его придатком государства, подчинят общество государству; опасности безбрежного расширения границ конституци- онно-правового регулирования.

Безусловно, о такой опасности и о ее предотвращении надо думать всегда. Но все-таки факт очевиден: само существование общества, возникающие в нем политические отношения требуют конституци- онно-правового фундамента. Задача конституционного права — соз­дать основы для всех политических отношений (а если требуется, то и для недопущения нежелательных политических отношений). Другими словами, определенные условия их существования оформляются в нормах конституционного права.

Установление конституционно-правовых основ общества — это та примечательная особенность, которая характеризует современное российское конституционное право. Причем общество рассматрива­ется не как «придаток» государства, а как самостоятельное явление, хотя и связанное с государством.

Примечательно, что основы общест­ва устанавливает отрасль права, исходящая от государства. Иначе го­воря, государство своими нормами способствует развитию общества не только как своего фундамента, своей среды существования, но и как субстанции, живущей собственной жизнью. Основой этой жизни могут быть и иные социальные нормы (обычаи, традиции, политические правила и др.), однако при их недостаточности используется и такой вид социальных норм, как правовые (в данном случае конституцион- но-правовые) нормы. В этом — предпосылка формирования такого состояния общества, когда будет возможно его называть уже граждан­ским обществом, констатируя тем самым более высокий качествен­ный уровень.

Именно в нормах конституционного права можно (и нужно) запи­сать, что вся общественно-политическая жизнь в стране основывает­ся на принципах народного суверенитета (принадлежности народу всей полноты власти в обществе и государстве), демократии, уваже­ния к личности, политического плюрализма (т. е. идеологического многообразия и возможности создания различных политических объ­единений). Если надо провозгласить общий запрет посягательств на­сильственным путем на существующий социальный строй, на разжи­гание розни между людьми, это тоже будет сделано посредством норм конституционного права.

Конституционное право применительно к обществу выполняет функции, типичные для права в целом: оно отражает существование одних политических отношений, признает нежелательными, не допус­кает другие. Конституционное право в определенной степени может прогнозировать и моделировать возникновение соответствующих об­щественных отношений, становясь их базой.

Например, в обществе должны существовать различные формы выражения своего мнения меньшинством. Если конституционное право не фиксирует на этот счет каких-то гарантий, реальные поли­тические отношения все равно могут возникать — в частности, в фор­ме политического протеста, подпольных течений и движений, пре­следуемых властями. Если же конституционное право содержит га­рантии, определенные политические отношения приобретают легальность и упорядоченность, например возможность создания раз­личных, в том числе не поддерживающих данный строй, политиче­ских партий.

В этом случае конституционное право идет уже несколько далее — закрепляет приемлемые правила «политического сосуществования», т. е. политического состязания. Но что-то конституционное право все равно объявляет невозможным и запрещенным (например, запрет об­щественных объединений, преследующих экстремистские цели, — насильственное свержение конституционного строя, возбуждение на­циональной и религиозной розни).

Применительно к общественно-политической жизни конституци­онное право не ограничивается установлением основ и более подроб­но регулирует определенные политические отношения. Необходи­мость в такой миссии конституционного права обусловлена рядом обстоятельств:

1) если такое регулирование выгодно самим участникам подобных по­литических отношений и выглядит как установление гарантий их суще­ствования и деятельности. Например, в принятии Федерального зако­на от 11 июля 2001 г. «О политических партиях» и регулировании в нем их общественно-политического и государственно-правового ста­туса заинтересованы прежде всего сами партии, поскольку это дает возможность бороться за ведущие позиции в политической жизни об­щества, в том числе в сопоставлении с иными общественными объ­единениями, добиваться избрания своих представителей в органы го­сударственной власти и местного самоуправления;

2) если такое регулирование необходимо в интересах безопасности граждан, общества, государства, чтобы определить рамки функциони­рования соответствующих общественно-политических институтов.

Например, может появиться акт государственного органа о запреще­нии какой-то идеологии, о необходимости борьбы с нею, о запрете создания и деятельности общественных объединений, проповедую­щих эту идеологию, если в их деятельности появляются признаки опасности, о которой сказано выше.

Для иллюстрации сошлемся на Указ Президента РФ от 23 марта 1995 г. «О мерах по обеспечению согласованных действий органов го­сударственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации». В Указе идет речь о том, что в Российской Федерации участились случаи раз­жигания социальной, расовой, национальной и религиозной розни, распространения идей фашизма. Антиконституционная деятельность экстремистски настроенных лиц и объединений приобретает все бо­лее широкие масштабы и дерзкий характер; создаются незаконные вооруженные и военизированные формирования; нарастает угроза сращивания последних с некоторыми профсоюзными, коммерчески­ми, финансовыми, а также криминальными структурами.

Далее в Указе отмечается: «Эти крайне опасные явления в жизни нашего общества создают угрозу основам конституционного строя, ведут к попранию конституционных прав и свобод человека и гражда­нина, подрывают общественную безопасность и государственную це­лостность Российской Федерации». Поскольку, как говорится в Ука­зе, «на эти угрожающие конституционному строю процессы практи­чески не реагируют органы государственной власти и органы местного самоуправления», Президент РФ потребовал от соответст­вующих органов обеспечить соблюдение законодательства и контроль в данном направлении. Примечательно и то, что Президент предло­жил Российской академии наук в двухнедельный срок представить в Государственно-правовое управление Президента РФ «научное разъ­яснение понятия "фашизм" и связанных с ним понятий и терминов для подготовки предложений по внесению изменений и дополнений в действующее законодательство».

Не все намеченное в Указе было выполнено, и вообще соответст­вующая работа несколько затянулась, но все же в конце концов поя­вился Федеральный закон от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности», который, помимо прочего, обращен к таким структурам общества, как общественные объединения, религи­озные организации, требует, чтобы они не допускали подобной дея­тельности, и предусматривает меры ответственности вплоть до лик­видации соответствующих объединений граждан;

3) если такое регулирование необходимо, поскольку участники (субъ­екты) политических отношений не в состоянии обеспечить учет взаим­ных интересов без норм права либо посредством норм права такой учет обеспечивается в более полной мере. Например, можно установить за­коном возможность создания и деятельности общественных объеди­нений без государственной регистрации, что предусмотрено Феде­ральным законом от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях». И если несколько общественных объединений претендуют на одно и то же наименование и не могут прийти к согласию, это, как говорит­ся, их проблемы. Однако государство посредством норм о регистра­ции общественных объединений может урегулировать решение соот­ветствующих спорных вопросов с участием органа юстиции, регист­рирующего общественные объединения, либо суда;

4) если общественно-политические институты имеют выход на го­сударство, властные механизмы, тогда тем более используется их кон- ституционно-правовое регулирование. Например, только нормами конституционного права регулируется право выдвижения кандидатов в депутаты. По последним годам отечественной истории можно ви­деть эволюцию регулирования.

Первоначально (1993 г.) допускались к участию в выборах все об­щественные объединения, обозначившие в своих уставах соответст­вующее желание. Поскольку их стало очень много, в конституцион­ном праве появилась (1998 г.) категория «политические обществен­ные объединения», и только им предоставлялась возможность воздействовать на осуществление государственной власти и местного самоуправления, выдвигать соответствующих кандидатов. Это не очень уменьшило круг общественных объединений, желающих стать «политическими» и поучаствовать в избирательных кампаниях и в деятельности органов государственной власти и местного самоуправ­ления. Поэтому право выдвижения кандидатов из числа всех общест­венных объединений было предоставлено Федеральным законом «О политических партиях» только партиям. Однако избирательное за­конодательство (федеральные законы от 12 июня 2002 г. «Об основ­ных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», от 20 декабря 2002 г. «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Россий­ской Федерации» — утратил силу, ему пришел на смену аналогичный Федеральный закон 2005 г.) вновь предоставило общественным объ­единениям право участвовать в выборах, но только в составе избира­тельных блоков, возглавляемых политическими партиями, и этим пу­тем выдвигать своих кандидатов.

В 2003 г. в законодательство опять были внесены изменения, пре­дусматривающие на будущее создание избирательных блоков только из политических партий. Иные общественные объединения снова ут­ратили возможность активного участия в политической жизни и воз­действия на органы государственной власти и местного самоуправле­ния. А новеллами от 21 июля 2005 г. было вообще запрещено образова­ние избирательных блоков. Однако прошло время, и в этом процессе появились новые явления: в своем Послании Федеральному Собра­нию от 5 ноября 2008 г. Президент РФ поставил вопрос о необходимо­сти привлечения общественных объединений к выборам представи­тельных органов муниципальных образований. И Федеральным зако­ном от 5 апреля 2009 г. в законы «О политических партиях» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в рефе­рендуме граждан Российской Федерации» внесены изменения: допус­кается создание объединения или союза политической партии и иных (не более двух) общественных объединений на указанных выборах и выдвижение общего списка кандидатов, в котором есть и представите­ли от общественных объединений, правда, не более 15%. Как видим, о блоках партий речи нет, но ведь ранее допускались блоки партий с иными общественными объединениями, поэтому дело не в понятиях, а реальных процессах. К тому же в связи с введением в 2012 г. облег­ченного порядка образования политических партий при малой мини­мальной численности партии (500 членов партии на всю страну) снова стал предметом дискуссий вопрос о возможности создания их избира­тельных блоков.

Кстати, интересен и такой пример: в советский период руководя­щие органы общественных организаций имели право законодатель­ной инициативы, т. е. право вносить проекты законов в верховные советы СССР или союзных, автономных республик от своего имени. В последующем от такого права отказались. Теперь общественным объединениям оставалось лишь лоббировать свои законопроекты че­рез те субъекты права законодательной инициативы, которые назва­ны в соответствующих основных законах. В конституциях, уставах некоторых субъектов РФ за общественными объединениями сохра­нили право законодательной инициативы[1], но реально они этим пра­вом почти не пользуются.

Президент РФ в Послании Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. предложил предусмотреть дополнительные меры для привле­чения к законотворческому процессу представителей неправительст­венных организаций, Общественной палаты. Было бы полезным, от­метил Президент РФ, их обязательное участие в рассмотрении зако­нопроектов, затрагивающих важнейшие для каждого человека вопросы: свободы человека, здоровья, собственности. И хотя, как ви­дим, по логике речь идет о рассмотрении уже внесенных кем-то зако­нопроектов, кто знает, не придет ли когда-то следующий этап — воз­рождение права законодательной инициативы определенных видов общественных объединений.

Названные выше условия (позиции первых четырех пунктов) кон- ституционно-правового регулирования негосударственных политиче­ских отношений могут и существовать по отдельности, и перепле­таться.

Это хорошо видно на примере общественных объединений:

1) создавать общественные объединения или нет, решают сами граждане, и нормами конституционного права данный вопрос не ре­гулируется, кроме самой возможности создания и запрета обществен­ных объединений с определенными целями. Если люди захотят соз­дать общественное объединение, то обязаны соблюдать порядок, ус­тановленный нормами конституционного права;

2) граждане вольны свободно выбирать организационную форму своего объединения; однако в зависимости от целей объединения нормы конституционного права могут предопределить выбираемую его форму (как говорилось ранее, если общественное объединение хотело самостоятельно выдвигать кандидатов в муниципальные депу­таты, надо было становиться политической партией, теперь же это можно сделать в союзе с партией);

3) после образования общественного объединения его члены или участники будут сами решать, какую избрать организационную структуру объединения, название руководящих органов и структур­ных подразделений, порядок созыва съездов, конференций, порядок выполнения своих решений, взаимоотношения внутри объединения и др. Это неправовые отношения. Но, принимая устав, объединение обязано зафиксировать в нем позиции, обозначенные в Федеральном законе «Об общественных объединениях»;

4) общественные объединения сами решают, как взаимодейство­вать друг с другом, какими методами деятельности пользоваться. Это — неправовая материя, и хотя возникающие в связи с этим обще­ственные отношения являются политическими, они не становятся правовыми. Однако, если ранее политические общественные объеди­нения решали сообща вести кампанию по выборам депутатов и выбор­ных должностных лиц, их союз мог облекаться в такую конституцион- но-правовую форму, как избирательный блок. Теперь же это может выражаться лишь в средствах политической поддержки политически­ми партиями друг друга.

Во-вторых, предмет конституционного права включает такой ком­плексный объект, как государство, его характер, главные сущностные признаки, а также устройство (государственное устройство). В отно­шении соответствующей группы политических отношений уже нель­зя говорить, что они могут быть урегулированы правовым путем. Они должны быть урегулированы.

Это означает, что конституционное право России, и в первую оче­редь Конституция РФ, отражает природу Российского государства, со­держит положения о нем как о демократическом, федеративном, пра­вовом, с республиканской формой правления, социальном, светском государстве (о деталях — ниже). Чаще всего это именно конституци­онные определения, т. е. характеристики государства. Их содержание не раскрыто в нормах конституций, в том числе Конституции РФ, по­зволяя широкое толкование. Однако не исключено и более подроб­ное конституционно-правовое раскрытие названных дефиниций, отражение в нормах права функций государства. Возможно даже при­нятие специального закона о государстве, хотя абсолютное большин­ство государств включает необходимые нормы в основной закон — конституцию.

Что касается государственного устройства, т. е. внутреннего уст­ройства государства, иначе говоря, его структуры, территориальной организации, этот элемент объекта и предмета конституционного пра­ва отражается прежде всего в конституции государства (включая Кон­ституцию РФ). В государстве федеративном его структура тем более подробно раскрывается в нормах конституции (не исключены и спе­циальные законы о федерации). Если государство унитарное, наряду с нормами конституций возможны законы об административно-тер­риториальном устройстве государства, в которых содержатся основ­ные критерии административно-территориального деления и харак­теристика различных видов административно-территориальных еди­ниц.

В-третьих, предмет конституционного права включает такой ком­плекс, как исходные начала статуса личности в обществе и государст- ее, основные права, свободы и обязанности человека и гражданина как соответственно первичного компонента общества, гражданина своего государства, участника любых политических, а также экономических и социальных отношений.

Специфика этой части объекта конституционного права состоит в том, что он конструируется с учетом природы личности как сущест­ва, образно говоря, биологического, а также политического и госу- дарственно-правового, экономико-социального. Это означает, что нормы прежде всего конституционного права (а далее на их основе и нормы всех отраслей права) должны обеспечить существование ин­дивида вообще и в каждом его качестве; что конституционное право должно отразить основы его статуса и главные права, свободы, обя­занности в универсальном виде независимо от того, возникают ли они в общественной жизни, государственной жизни либо в их пере­плетении.

К примеру, если личности по Конституции РФ гарантируется сво­бода мысли и слова, она обеспечивается и в межличностном полити­чески не окрашенном поведении, и в акциях просто общественного значения, и, наконец, в государственно значимых акциях. Если граж­дане имеют право на объединение, они могут создать и общество лю­бителей изящной словесности, далекое от политики, и политическую партию — основой в обоих случаях будет одна и та же норма Консти­туции РФ.

В-четвертых, предмет конституционного права включает такой комплексный объект, как политические отношения, возникающие в процессе осуществления власти народа в Российской Федерации, т. е. публичной власти в трех ее формах — государственной власти, об­щественной власти и власти местного самоуправления. В конце концов все в государстве и обществе вращается вокруг категорий власти. Она представляет собой совокупность средств управления жизнью госу­дарства, общества. От того, как осуществляется власть, в немалой сте­пени зависят успехи экономики, решение социальных задач. Дейст­вия власти предопределяют режим жизни, реальную свободу членов общества, защиту прав индивида и т. д. Конечно, в процессе форми­рования и деятельности власти возникает много таких отношений, которые не подвластны правовому регулированию, особенно тех, что связаны с психологией и так называемыми технологиями власти. В целом власть народа во всех ее проявлениях требует и правовых ос­нов, и более детального регулирования механизмов ее осуществле­ния, все это — объект конституционного права.

Причем институты власти и связанные с ними отношения не мо­гут иметь «явочного» характера, сначала возникнуть, а потом найти отражение в нормах права. Нельзя, например, «обычным путем» соз­дать и начать осуществление функций парламента или президента — сначала надо принять конституционно-правовые нормы, и они долж­ны стать фундаментом соответствующих видов общественных отно­шений.

Путей осуществления государственной власти и местного само­управления довольно много, и поэтому возникает вопрос: все ли здесь регулируется нормами конституционного права? Нет, не все. Конституционным правом закрепляются:

1) вся система механизмов осуществления государственной власти и местного самоуправления;

2) все способы осуществления государственной власти и местного самоуправления, в которых участвует народ, население непосредст­венно;

3) выполнение функций высшего руководства делами страны Пре­зидентом РФ;

4) организация и деятельность парламента — Федерального Соб­рания РФ;

5) основы статуса Правительства РФ и иных федеральных органов исполнительной власти;

6) система всех органов судебной власти и прокурорского надзора Российской Федерации и более подробно — организация и деятель­ность Конституционного Суда РФ как специального органа консти­туционного контроля в Российской Федерации;

7) организация и деятельность законодательных (представитель­ных) органов государственной власти субъектов РФ;

8) основы статуса главы (президента) республики, губернатора иного субъекта РФ, статуса правительств и иных органов исполни­тельной власти субъектов РФ;

9) организация и деятельность конституционных, уставных судов субъектов РФ как их органов конституционного контроля;

10) статус и организация институтов местного самоуправления.

Там, где предметом конституционного права являются основы ста­туса соответствующих органов, более подробно их организация и деятельность составляют предмет иных отраслей права (например, это касается федеральных министерств и ведомств, отраслевых орга­нов исполнительной власти субъектов РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных судов).

Таким образом, предмет конституционного права охватывает объ­екты, обусловленные назначением этой отрасли права. Еще раз под­черкнем, что конституционное право призвано:

1) быть основой существования всех политических отношений, регу­лировать отдельные стороны общественно-политической жизни, если это способствует более полному учету интересов участников и упоря­дочению соответствующих отношений;

2) закрепить природу государства и его устройство;

3) оформить статус, закрепить основные права, свободы и обязанно­сти личности в обществе и государстве;

4) быть основой всех отношений политического властвования, под­робно регулировать те из них, которые возникают в процессе осуще­ствления власти народа в Российской Федерации в форме государст­венной власти и местного самоуправления.

Следует подчеркнуть, что предмет отрасли определяется с учетом объектов ее воздействия, в основном им корреспондирует, но все-таки формулируется исходя из того, что общественные отношения пере­плетаются в их развитии, а также из задач самого регулирования. По­этому объект и предмет могут не совпадать в их конструировании (но не по сути!). Сказанное относится и к конституционному праву. Так, мы выделили два самостоятельных объекта конституционного пра­ва — общество и государство. Но в предмете конституционного права они объединены в такой структурной части предмета, как основы конституционного строя Российского государства. Выше мы назвали государство одним из комплексных объектов конституционного пра­ва, однако в предмете конституционного права то, что связано с сущ­ностью государства, отнесено к основам конституционного строя, а устройство государства выделено в самостоятельный элемент пред­мета — государственное (федеративное) устройство.

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью являет­ся одной из характеристик конституционного строя Российской Феде­рации, в целом же конституционный статус личности считается само­стоятельным элементом предмета конституционного права. В первую часть предмета конституционного права (основы конституционного строя) включают характеристику власти, ее видов, организация же го­сударственной власти и местного самоуправления — самостоятельный элемент предмета конституционного права. В дальнейшей подаче материала мы ориентируемся именно на предмет конституционного права.

<< | >>
Источник: Авакьян С. А.. Конституционное право России. Учебный курс : учеб. посо­бие : в 2 т Т.1. — 5-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма: ИНФРА-М. 864 с.. 2014

Еще по теме § 1. Предмет конституционного права:

  1. § 1. Предмет конституционного права
  2. § 1. Предмет конституционного права
  3. § 1. Предмет конституционного права зарубежных стран
  4. Социальное назначение и особенности предмета конституционного права зарубежных стран
  5. 1.1. Предмет конституционного права зарубежных стран
  6. 1.1. Понятие и предмет конституционного права России как отрасли права
  7. Глава 1. Понятие и предмет конституционного права России как отрасли права
  8. § 1. Предмет конституционного права
  9. О современном понимании предмета государственного (конституционного) права Российской Федерации
  10. §1. Понятие и предмет конституционного права
  11. Глава 1. Понятие, роль и предмет конституционного права как отрасли права
  12. Глава 1. Понятие, роль и предмет конституционного права как отрасли права
  13. § 1. Понятие конституционного права
  14. § 9. Источники конституционного права
  15. § 1. Понятие науки конституционного права
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -