<<
>>

§ 1. Конституционное право как объект науки конституционного права

Изучение любой науки обычно начинается с выяснения ее сущнос­ти и специфики, объекта и предмета, а также места и роли этой науки в системе наук и в жизни общества. И это не случайно.
Хотя лишь в самом процессе изложения учебного курса происходит последователь­ное, все более полное и конкретное раскрытие содержания предмета соответствующей науки, тем не менее методологически важно, чтобы уже в начале этого курса было уяснено ее принципиальное своеобразие. Это позволит в дальнейшем правильно подойти к изучению других, более частных тем и проблем курса.

Право любой страны, как известно, представляет собой сложную структурированную систему, в рамках которой каждая отдельная от­расль права занимает свое особое место и играет соответствующую роль. Это вполне относится и к такой отрасли, как конституционное право.

Центральная, основополагающая и ведущая отрасль права. Свое­образие конституционного права состоит прежде всего в том, что оно занимает центральное место в правовой системе страны и играет осно­вополагающую и ведущую роль по отношению ко всем другим отрас­лям права. Это в свою очередь определяется соответствующим значе­нием и характером тех общественных отношений, на регулирование которых направлено конституционное право как система (подсистема) особых норм права — конституционно-правовых норм. Прежде всего — это отношения, лежащие в самом фундаменте общественного строя, взаимоотношений личности, общества и государства, осуществления государственной власти. Конституционное право закрепляет сущ­ность, формы и структуру государства, правовой статус человека и гражданина, систему государственных органов и общий механизм их функционирования. Конституционно-правовые положения и нормы являются исходными для всех и каждой из других отраслей права, развивающих и конкретизирующих их на ином уровне. Именно пото­му, что конституция и иные конституционно-правовые акты направле­ны на закрепление и регулирование не всех и не любых общественных отношении, а только тех, которые определяют главные, коренные, ка­чественные устои государства и общества, конституционное право вы­ступает как центральная, основополагающая и ведущая отрасль права каждой страны.

Конституция — это одновременно фундамент, остов всей правовой системы и ее каркас, на основе которых строится и развивается все многоэтажное, многогранное и многоплановое здание данной системы. Такая роль конституции обусловливает системообразующий характер конституционного права в каждой национальной системе права. Так, именно в конституциях закрепляются демократические и гуманисти­ческие основы всей общественной и государственной жизни страны, которые затем по-своему реализуются в других отраслях права. Любая отрасль права берет свои истоки в конституционном праве, наполняет их конкретным и богатым содержанием. Она не может противоречить ему и способна успешно развиваться и обогащаться только опираясь на конституционное законодательство.

Определяя общую структуру, принципы организации, основы ком­петенции и механизм функционирования органов управления, конституционное право устанавливает принципиальные начала администра­тивного права. Закрепляя различные формы собственности и другие основы экономических отношений, оно закладывает фундаментальные основы гражданского и коммерческого права, а определяя правовой статус личности и основы ее взаимоотношений с государством — ис­ходные основы уголовного, процессуального и иных отраслей права. То же можно сказать о трудовом, финансовом и других отраслях права. Важно при этом подчеркнуть два обстоятельства: во-первых, речь идет не о поглощении конституционным правом других отраслей права, а о том, что оно служит своего рода ядром всей правовой системы страны, в котором сосредоточены наиболее весомые элементы других отраслей права, составляющие их исходные начала; во-вторых, хотя конститу­ция, бесспорно, составляет основу конституционного права, тем не менее последнее не сводится только к ней (как будет показано ниже, конституционное право включает в себя также многочисленные другие законы и иные правовые акты, дополняющие, развивающие и конкре­тизирующие положения и нормы конституции).

Решая так или иначе важнейшие правовые вопросы положения людей, их групп и организаций, общества, государства и их взаимоот­ношения, демократическое конституционное право определяет и за­крепляет: а) основы народовластия (народного суверенитета) и формы его реализации; б) государственный суверенитет; в) основы правового статуса личности, ее основные права, свободы и обязанности; г) прин­ципиальную, качественную характеристику государства и его роли; д) основы политической, экономической, социальной и духовной сис­тем; е) форму правления, политический режим и форму политико-тер­риториальной организации государства; ж) систему, организацию, компетенцию и принципы деятельности органов государственной власти; з) основы местного самоуправления и управления; и) иерархию нормативных правовых актов и др.

Таким образом, конституционное право — это центральная, осно­вополагающая и ведущая отрасль права как система юридических норм (правил) определенной страны, закрепляющих и регулирующих важ­нейшие, фундаментальные основы государства, его взаимоотношений с личностью и осуществления государственной власти, местного управления и самоуправления. В более краткой форме можно сказать и так: конституционное право — это внутренне взаимосвязанная совокуп­ность юридических норм данной страны, закрепляющих и регулирую­щих основы системы государственной власти в целях обеспечения ос­новных прав, свобод и ответственности человека и гражданина.

Социальная природа и сущность конституционного права. Опре­деление социальной природы и сущности конституционного права на­ходится в прямой и непосредственной зависимости от понимания сути государства и права. Правильное же определение социальной природы и сущности конституционного права имеет исходное, методологичес­кое значение для изучения всех других тем и проблем курса конститу­ционного права.

Несмотря на необычайную пестроту различных направлений, школ и концепций в истории политико-правовой мысли, в ней трудно не усмотреть общей линии противоборства между теми, кто усматривал в государстве и праве орудия выражения и защиты интересов и целей лишь части общества (более или менее узких его кругов – классов, сословий, элиты и т.д.) и соответствующего подавления, эксплуатации и насилия над другой его частью, и теми, кто видел в государстве и праве политико-правовые институты, призванные выражать и защи­щать интересы и цели не отдельных лиц или их групп, а всего или огромного большинства народа, «общее благо».

Как известно, долгое время господствовавшая у нас марксистско-ленинская теория государства и права безоговорочно стояла на пози­ции сугубо классового их понимания и толкования, видя в государстве, праве, конституции не что иное, как орудия диктатуры определенного класса, осуществляющего государственное руководство с помощью по­давления более или менее широкой части общества.

Однако в рамках современной цивилизации и в нашем обществе постепенно, но неук­лонно все более укреплялось мнение о том, что подлинно демократи­ческие государство и право не могут быть представителями и вырази­телями лишь чьих-либо классовых или иных групповых интересов и целей или интересов и целей их элиты. Народ страны решительно высказался против привилегированного положения и «ведущей роли» одного класса, против монополии одной единственной партии как «ядра власти», за политический и идеологический плюрализм, за обес­печение реальных возможностей равного участия различных и разно­родных социально-политических сил в формировании государствен­ных органов и влиянии на политику, за полное гражданское равнопра­вие и т.д.

В нашем обществе все больше утверждается понимание того, что демократическое правовое государство и его право (в первую очередь конституционное) должны представлять, выражать и защищать инте­ресы общества как целого, а их политика и практика призваны высту­пать как своего рода равнодействующая многообразных социально-по­литических сил и течений в обществе. Только на такой основе государ­ство и право способны выступать как мощные средства не социального противоборства вплоть до гражданской войны, а подлинного социаль­ного согласия на основе утверждения демократического порядка. Речь, понятно, не о том, что уже сегодня это достигнуто или почти достигнуто в России, а о том, что тенденция именно такого развития должна наби­рать и в какой-то мере уже набирает силу на современном этапе соци­ально-политической жизни страны.

Ясно, что и в современных демократических государствах сохраня­ются, функционируют и действуют многообразные социально-полити­ческие силы и структуры с существенно различными и даже противо­положными интересами, целями и идеалами. Они периодически сме­няют друг друга у руля политической власти. Но, как показывает опыт, в условиях этих государств такая смена политической власти и соот­ветствующее более или менее существенное изменение государствен­но-правовой политики не затрагивает признания тех социально-поли­тических основ государства, согласно которым: а) государство и право должны представлять общие интересы народа страны; б) именно народ служит единственным источником власти и носителем суверенитета; в) государство и право стоят на службе гражданского общества, а власть — на службе личности; г) человек — высшая ценность и государ­ство, как и право, несет прямую ответственность за признание, соблю­дение и защиту его прав и свобод; д) возникающие в обществе проти­воречия и конфликты государство и право призваны разрешать в инте­ресах всего общества, укрепления в нем социального мира, единства и согласия и т.д.

Совершенно очевидно, что все эти и многие другие де­мократические рамки существования, функционирования и развития общества и государства закрепляются прежде всего в конституционном праве как социально-правовом регуляторе конституционного строя.

Объект конституционного права. От других отраслей права кон­ституционное право отличается не только особой важностью и значи­мостью составляющих его норм, но и широтой своего объекта. Если другие отрасли права направлены на регулирование общественных от­ношений в отдельных сферах или областях общественной жизни, то конституционное право — это единственная отрасль права, нормы ко­торой так или иначе охватывают все сферы общественной жизни — политическую, экономическую, социальную и духовно-идеологичес­кую. Другое дело, что мера такого регулирования в указанных сферах далеко не одинакова: в политической сфере она несравнимо шире, глуб­же и непосредственнее, нежели в экономической, социальной и духов­ной, где в конституциях обычно формулируются лишь самые общие их основы. Но этот факт не отменяет того положения, что если семейное, трудовое, земельное, финансовое, гражданское, уголовное и другие от­расли права направлены каждая на непосредственное регулирование отдельных относительно более или менее узких областей обществен­ных отношений, то конституционное право включает в себя основопо­лагающие нормы всех этих и других отраслей права.

Конечно, в разных конституциях не только различных стран, но и одной и той же страны их объекты могут далеко не совпадать, посколь­ку эти конституции принимаются в неодинаковых условиях как места, так и времени. Эти конституции не могут не отражать в каждом кон­кретном случае специфичность задач и условий данной страны, достиг­нутый уровень ее развития, как и уровень развития конституционализ­ма в других странах и в мире в целом, и т.д. Замечено, например, что в старых конституциях, принимавшихся два столетия назад или несколь­ко меньше (например, в Конституции США 1787 г.), почти все внима­ние сосредоточивалось на вопросах структуры государственных орга­нов и их взаимоотношений, в то время как социально-экономические аспекты характеристики конституционных основ государства и про­блема прав человека нередко оставались в тени.

Если же взять новые конституции, принятые примерно за последние полвека и особенно за последние десятилетия, то здесь обнаруживается явная тенденция уси­ления внимания в них к проблемам основных прав, свобод, ответствен­ности личности и повышения их гарантий, принципам общественного и государственного строя и др. Поэтому, хотя в той или иной конкрет­ной конституции могут отсутствовать какие-то частные компоненты объекта конституционно-правового регулирования, это не означает, что в общем и целом на основе анализа и обобщения мирового опыта конституционного развития невозможно сформулировать достаточно полно такой объект, тем более что конституционный опыт современ­ных демократически развитых государств имеет тенденцию к сближе­нию и уже сегодня во многом и основном весьма схож, о чем конкретнее речь ниже.

Как и всякое право, его конституционная отрасль направлена на регулирование общественных отношений, их упорядоченную органи­зацию, исключающую анархию и произвол, социальный беспорядок и неорганизованность. Но это не означает, что в демократическом обще­стве государство призвано брать под свой жесткий контроль все сферы общественной жизни, а право — регулировать все и всякие обществен­ные отношения. Иной подход характерен для тоталитарного общества, в котором подавляются естественные права и свободы человека, госу­дарство превращается во всеохватывающий механизм государственно­го руководства обществом и становится над личностью и обществом, а право — чуть ли не в единственный регулятор всей жизнедеятельности людей. В свободном демократическом обществе право как мера свобо­ды не должно стремиться к всемерному сужению этой меры, а государ­ство — к всепроникающему подчинению ему общественной жизни. Подлинная свобода и демократия предполагают обеспечение всеобщих неотъемлемых прав и свобод человека и их гарантий, независимость гражданского общества и его приоритет по отношению к государству, высокую активность и широкую инициативу граждан и их объедине­ний, всемерное развитие многообразных форм общественной самоор­ганизации и саморегуляции. Ясно, что в таком обществе право регули­рует далеко не все общественные отношения и даже не большую их часть, поскольку гражданское общество в основном остается за преде­лами государственного регулирования. Это в полной мере относится и к конституционному праву, которому принадлежит первостепенная и первоочередная роль в определении общих и важнейших контуров меры свободы в стране, пределов вмешательства государства в общест­венную жизнь.

Из сказанного выше о центральной и основополагающей роли кон­ституционного права в национальной системе права также вытекает, что объект этой отрасли права ограничен и тем, что в ней регулируются лишь важнейшие, фундаментальные основы устройства общества и государства, их взаимоотношений с личностью, системы и механизма осуществления государственной власти. Так, важнейшей составной частью конституционного права является его раздел, определяющий конституционные основы политико-правового статуса личности и ее взаимоотношений с государством. Но это не значит, что только эта отрасль права регулирует такие отношения. Соответствующие нормы содержатся и в гражданском, и в трудовом, и в административном и других отраслях права. Но поскольку регулируемые ими отношения не носят конституционного характера, они не могут включаться в объект конституционного права.

Говоря конкретнее, объектом конституционного права являются: а) основы конституционного строя страны; б) общий конституцион­ный политико-правовой статус человека и гражданина и важнейшие принципы его взаимоотношений с государством; в) конституционные основы государства и его форм; г) конституционная система органов и механизм осуществления государственной власти, местного управле­ния и самоуправления. Иными словами, объектом конституционного права как отрасли права служит та совокупность (система) обществен­ных отношений, которая охватывается конституционно-правовым ре­гулированием.

Конституционно-правовые нормы, институты и отношения. Общая характеристика места и роли конституционного права и его объекта, приведенная выше, позволяет правильно подойти к определе­нию сущности, особенностей и свойств конституционно-правовых норм, институтов и отношений. Наряду с тем, что им присуще все то, что относится к любой правовой норме (институту, отношению), они обладают и своей спецификой, определяемой прежде всего своеобрази­ем их объекта.

Конституционно-правовые нормы — это общеобязательные пра­вила, установленные или санкционированные государством, обеспе­ченные государственным принуждением или его угрозой и регулирую­щие конституционный строй страны. Эти нормы содержатся прежде всего в конституции как высшем и основном законе страны, а также в конституционных и иных законах и других правовых актах.

Особенностями конституционно-правовых норм являются: а) их особая важность и значимость, поскольку в них речь идет о правовом регулировании особого среза общественных отношений, связанного с конституционным устройством; б) широта охвата многими из них ре­гулируемых сфер и проблем; в) сравнительно большой удельный вес норм общего характера, которые очень часто не только не исключают, но и предполагают издание на их основе еще и других норм, разъясня­ющих, конкретизирующих и развивающих эти общие нормы; г) значи­тельно больший, чем в других отраслях права, удельный вес таких видов правовых норм, как нормы-декларации, нормы-принципы, нормы-цели, нормы-программы, нормы-определения, нормы-разъяс­нения и др.; д) преобладание в них императивного (повелительного) характера правового регулирования, в отличие от дозволительного, ко­торый широко используется в конституционном праве лишь при опре­делении прав и свобод человека; е) высшая юридическая сила боль­шинства этих норм, обладающих в своем действии приоритетом перед другими правовыми нормами; ж) нередкое отсутствие в этих нормах таких обычных структурных элементов правовых норм, как гипотез (т.е. условий применения норм) и особенно санкций; з) особый поря­док и процедура принятия, изменения и отмены этих норм в сравнении с другими правовыми нормами.

Сами же конституционно-правовые нормы могут быть подразделе­ны и классифицированы по различным основаниям. Так, по характеру (степени определенности) предписаний эти нормы могут быть импера­тивными, когда в них правило поведения предписывается повелитель­но, строго, однозначно, безальтернативно, и диспозитивными, когда правило формулируется таким образом, что предоставляется возмож­ность выбора того или иного поведения. Примерами первых может служить ст. 116 Конституции РФ («Перед вновь избранным Президен­том Российской Федерации Правительство Российской Федерации слагает свои полномочия») и ст. 50 Конституции Франции («Если На­циональное собрание примет резолюцию порицания или если оно не одобрит программу или общеполитическую декларацию Правительст­ва, то Премьер-министр должен вручить Президенту Республики заяв­ление об отставке Правительства»). Примерами вторых являются: по­ложение ст. 63 Основного закона ФРГ, согласно которому, если канди­датура на должность Федерального канцлера в течение определенного срока так и не смогла получить необходимого большинства голосов членов Бундестага, то «Федеральный президент должен в течение семи дней либо назначить его, либо распустить Бундестаг»; а также положе­ние ч. 4 ст. 117 Конституции РФ, согласно которому, если Государст­венная Дума отказывает в доверии Правительству, то «Президент в течение семи дней принимает решение об отставке Правительства Рос­сийской Федерации или о роспуске Государственной Думы и назначе­нии новых выборов». Как уже отмечалось, в конституционном праве, в отличие от отраслей частного права, преобладают императивные нормы.

По их назначению в механизме правового регулирования консти­туционно-правовые нормы принято делить на материальные и процес­суальные. Если первые отражают содержание действий и тем самым отвечают на вопрос о том, что именно регулируется, то вторые — формы и процедуры правового регулирования, тем самым отвечая на вопрос о том, как осуществляется такое регулирование. Так, в ч. 1 ст. 105 Конституции РФ содержится материальная норма: «Федераль­ные законы принимаются Государственной Думой», а в ч. 2 той же статьи — процессуальная норма: «Федеральные законы принимаются большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы, если иное не предусмотрено Конституцией Российской Федера­ции».

По методу правового регулирования, т.е. по приемам и способам правового воздействия на соответствующие общественные отношения, конституционно-правовые нормы можно разделить на: а) обязывающие («Защита Испании является правом и обязанностью испанцев» — ст. 30 Конституции Испании или «Уважение и защита достоинства человека является первоочередной обязанностью государства» — ст. 2 Конституции Греции); б) запрещающие («Никто из членов королев­ской семьи не может быть министром» — ст. 98 Конституции Бельгии или «Применение смертной казни не допускается» — ст. 24 Конститу­ции Португалии); в) дозволяющие («Все граждане Нидерландов имеют равное право на доступ к государственной службе» — ст. 3 Конститу­ции Нидерландов или «Все немцы пользуются свободой передвижения на всей территории Федерации» — ст. 11 Основного закона ФРГ).

По времени своего действия конституционно-правовые нормы под­разделяются на постоянные, которые не ограничены сроком своего дей­ствия, и временные, призванные действовать только в определенные периоды (например, в периоды чрезвычайного или военного положе­ния). По территориальным масштабам их действия такие нормы разде­ляются на те, которые действуют по всей стране, и те, которые действу­ют на территории отдельных регионов, субъектов федерации, автоно­мий, муниципальных образований и др. По уровню юридической силы конституционно-правовые нормы можно разделить на те, которые со­держатся в конституциях и поэтому обладают высшей юридической силой, и на те, которые содержатся в конституционном законе, обыч­ном законе или подзаконном акте и которые поэтому должны соответ­ствовать конституции.

Но наиболее дифференцированы конституционно-правовые нормы по форме выражения их конкретного содержания. Это — нормы-правила, нормы-принципы, нормы-определения, нормы-разъ­яснения, нормы-декларации, нормы-цели, нормы-программы, нормы-символы, нормы-справки и др. Остановимся кратко на понимании хотя бы некоторых из них, прежде всего наиболее распространенных. Нормы-правила говорят о том, как надо поступать при наступлении того или иного юридического факта (например, полномочия старого парламента истекают в день открытия сессии вновь избранного парла­мента; или принятые законы в течение такого-то срока передаются на рассмотрение верхней палаты парламента). Нормы-принципы, как и нормы-декларации, особенно широко используются при характеристи­ке основ конституционного строя. Так, в ст. 8 Конституции РФ гово­рится, что в РФ признается и защищается равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности, а в ст. 10, что государственная власть в РФ осуществляется на основе раз­деления на законодательную, исполнительную и судебную. Статья 2 Конституции Франции содержит положение о том, что принципом республики является «правление народа, народом и для народа». В Конституции Китая закрепляется принцип социализма «От каждо­го — по способностям, каждому — по труду» (ст. 17). Примерами норм-деклараций могут служить Федеральный конституционный закон «О нейтралитете Австрии» (1955), в котором говорилось, что «с целью прочно утвердить вовне свою независимость и с целью обеспечить не­прикосновенность своей территории Австрия добровольно заявляет о своем постоянном нейтралитете» (ст. 1); положение ст. 1 Основного закона ФРГ о том, что немецкий народ «считает неприкосновенные и неотчуждаемые права человека основой всякого человеческого сообще­ства, мира и справедливости на земле»; ст. 2 Конституции РФ: «Чело­век, его права и свободы являются высшей ценностью...»

Нормы-определения и нормы-разъяснения направлены на раскры­тие сущности и основного содержания какого-либо явления, понятия и т.д. Так, ст. 1 Конституции Франции определяет эту страну как «не­делимую, светскую, социальную, демократическую Республику». В ст. 1 Конституции РФ так же дается ее определение, а затем разъяс­няется, что наименования «Российская Федерация» и «Россия» равно­значны. В ст. 41 Конституции Японии содержится определение, что «парламент является высшим органом государственной власти и един­ственным законодательным органом государства». Статья 116 Основ­ного закона ФРГ служит наглядным примером нормы-разъяснения, ибо в ней разъясняется, кого нужно считать немцем. Нормы-цели и нормы-программы были сравнительно широко представлены в консти­туциях социалистических и ряда развивающихся стран, поскольку в них нередко переносились программные цели и установки правящих партий на строительство социализма и коммунизма. Примерами норм-символов могут служить положения ст. 1 Конституции Гвинеи о девизе республики: «Труд, справедливость, солидарность» и ст. 2 Конститу­ции Франции о девизе этой республики: «Свобода, Равенство, Брат­ство».

Институты конституционного права — это совокупность (подсис­тема) согласованных и взаимосвязанных конституционно-правовых норм, регулирующих определенную сферу (область) общественных от­ношений и объединенных общностью конкретных целей такого регули­рования. Такими институтами являются институт гражданства, инсти­тут личных прав и свобод человека и гражданина, институт главы госу­дарства, институты парламента, правительства, местного самоуправле­ния, институт избирательного права, институт референдума и др. Эти и другие конституционно-правовые институты далеко неодинаковы как по своей структуре, так и по масштабам регуляции, по числу норм и их юридической силе. Ряд институтов носит сложный в структурном от­ношении, комплексный характер, включая в себя большее или меньшее число более частных институтов (например, институт прав и свобод человека и гражданина включает институты личных, политических, экономических, социальных, культурных прав; институт формы госу­дарства — институты формы правления, политического режима, формы политико-территориального устройства; институт народного представительства — институты парламента, представительных орга­нов штатов (земель), представительных органов муниципалитетов). Системы конституционно-правовых институтов разных стран неоди­наковы и могут не включать те или иные конкретные институты. Ясно, например, что в республиканских конституционно-правовых системах отсутствуют отдельные институты, свойственные аналогичным монар­хическим системам, а в странах с неразвитой, тоталитарной или моно­конфессиональной политической системой могут отсутствовать инсти­тут многопартийности, а то и институт самих политических партий.

Конституционно-правовые отношения — это такой вид правоот­ношений, который базируется на нормах конституционного права и обеспечивает их реализацию. Хотя большинство конституционно-пра­вовых норм порождают соответствующие конкретные правоотноше­ния, тем не менее нельзя не учитывать, что в конституционном праве, как уже отмечалось, имеются и такие очень общие по характеру и со­держанию нормы (нормы-принципы, нормы-декларации и др.), кото­рые непосредственно не порождают таких правоотношений. Напомним также из курса общей теории права, что для возникновения конкретно­го правоотношения недостаточно наличия лишь нормы права, посколь­ку для этого необходимо еще наступление определенного юридическо­го факта (события, действия и др.), приводящего нормы права в дейст­вие, а также наличие субъектов этих правоотношений, наделенных со­ответствующими правами и обязанностями.

Субъектами конституционно-правовых отношений являются их участники, наделенные определенными правами и обязанностями в области конституционного права. Их классификация намного сложнее по сравнению с отраслями частного права (например, гражданского), где речь идет лишь о физических и юридических лицах. В конституци­онном праве как отрасли публичного права субъектами конституцион­но-правовых отношений выступают: 1) люди, индивиды, личности (граждане, иностранцы, лица без гражданства, лица с двойным и более гражданством); 2) социальные общности (народ страны, народы субъ­ектов федерации, нации и иные этносоциальные общности, классы и иные социальные слои и группы, население административно-террито­риальных единиц (областей, провинций, городов, районов и т.д.); 3) го­сударство и его составные части (субъекты федерации, автономии); 4) основные органы государственной власти (глава государства, парла­мент, правительство, суды, органы конституционного контроля, регио­нальные государственные органы, государственные органы местного управления; 5) органы местного самоуправления; 6) общественные объединения, организации и коллективы граждан публичного характе­ра (партии, профсоюзы, религиозные объединения и иные массовые общественные организации, группы избирателей и др.); 7) депутаты представительных органов (парламентов, региональных законодатель­ных органов, представительных учреждений местного самоуправле­ния).

Источники конституционного права. Речь идет о юридических ис­точниках данной отрасли права, представляющих собой те внешние формы правовых актов, в которых находят свое выражение конститу­ционно-правовые нормы. В самом общем виде эти источники могут быть подразделены на следующие основные виды: нормативно-право­вые акты; судебные решения (прецеденты); сложившиеся и признанные государством конституционно-правовые обычаи; международные и внутригосударственные договоры. Как правило, главное, ведущее место среди них занимают нормативно-правовые акты, являющиеся продуктом нормотворческой деятельности государственных органов. Совершенно очевидно, что главным источником конституционного права в странах писаной конституции является конституция как выс­ший и основной закон страны.

К другим нормативным правовым актам, являющимся источни­ком конституционного права, относятся законы, которые в свою оче­редь подразделяются на: конституционные (т.е. обычно вносящие из­менения и дополнения в конституцию); органические (т.е. принимае­мые в ряде стран, в частности во Франции, в особом, усложненном по сравнению с обычными законами порядке и чаще всего регулирующие отдельный конституционно-правовой институт в целом); обыкновен­ные (обычно регулирующие отдельные сравнительно более частные вопросы) и чрезвычайные (т.е. рассчитанные на особые, экстремаль­ные условия, ситуации, позволяющие приостанавливать действие от­дельных положений конституции и вводимые, как правило, на срав­нительно короткий срок). Законы обычно принимаются законода­тельными органами (парламентами), а в абсолютных монархиях — монархами.

Помимо законов к нормативным правовым актам такого рода отно­сятся соответствующие акты главы государства и исполнительной власти (президента, монарха, правительства, министра и др.). В ряде случаев эти акты главы государства и правительства могут иметь силу закона, но обычно они носят подзаконный характер, т.е. могут быть отменены законом. Акты главы государства чаще всего имеют приори­тет перед актами правительства. Особое место среди нормативных пра­вовых актов — источников конституционного права занимают акты органов конституционного контроля и надзора, дающие официальные толкования конституции, заключения о конституционности тех или иных законов и других нормативных актов, о компетенции государст­венных органов и т.д., а также регламенты парламентов и их палат, нормативно определяющие их внутреннюю организацию, порядок функционирования и процедуры работы. Нормы конституционного права могут содержать и решения органов местного самоуправления, особенно в уставах, статутах муниципальных образований.

Другим видом источников конституционного права выступают су­дебные прецеденты, т.е. решения судов по конкретным делам, призна­ваемые обязательными при рассмотрении в последующем аналогич­ных дел. Особенно широко они используются в странах с англосаксонской системой права (Великобритания, США, Индия и др.), хотя в ряде других стран судебные прецеденты не признаются источником права. Применение судебных прецедентов в качестве источников права озна­чает, что суды в этих странах не только осуществляют обычную функ­цию юрисдикции (т.е. разрешения споров на основе права), но и выпол­няют функцию нормотворчества. Постановления Конституционного Суда РФ, несомненно, являются источником конституционного права, хотя в судах общей юрисдикции такой источник формально у нас не признан.

Еще одним видом источников конституционного права могут быть конституционные обычаи, т.е. многократно и длительное время приме­няемые на практике правила, не закрепленные в официальных доку­ментах, но, по существу, молчаливо признаваемые и санкционируемые государством. Этот источник особенно широко используется в Вели­кобритании и Новой Зеландии, где нет писаных конституций. Извест­ные положения британского конституционного права о том, что « лидер партии большинства — премьер-министр» или «министры уходят в от­ставку, если перестают пользоваться доверием Палаты общин», опира­ются именно на такой источник. В РФ обычай не признается источни­ком конституционного права.

Наконец, важным источником конституционного права служат международное право, международные и некоторые внутригосударст­венные договоры. В конституциях многих современных стран предус­матривается действие в этих странах норм международного права и его приоритет перед национальным, внутригосударственным. В ст. 15 Кон­ституции РФ, в частности, говорится, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Россий­ской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Конституции ряда стран содержат прямые отсылки на важнейшие меж­дународные договоры, прежде всего на Всеобщую декларацию прав человека, принятую ООН в 1948 г., и другие международные пакты о правах человека. Наглядным примером международного договора как источника конституционного права может служить Маастрихтский до­говор о Европейском союзе 1992 г., который предусматривал введение, наряду с национальным, еще и единого европейского гражданства в государствах-членах. Некоторые конституционно-правовые нормы со­держатся во внутригосударственных договорах (например, в Федера­тивном договоре от 31 марта 1992 г., которым были закреплены основы взаимоотношений РФ и ее субъектов, в договорах о разграничении предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами).

Имея в виду другие виды источников конституционного права, следует отметить, во-первых, что в некоторых мусульманских и иных странах таким источником служит религия, свод религиозных правил (например, шариат как свод норм мусульманского права является выс­шим источником права в Ираке); и во-вторых, что в ряде западных стран источником конституционного права признаются и правовые доктрины (т.е. труды, теории, взгляды крупнейших правоведов-кон­ституционалистов), опираясь на которые суды могут выносить свои решения по конституционным вопросам. Ни первое, ни второе не при­знается источником права в РФ.

<< | >>
Источник: Енгибарян Р.В., Тадевосян Э.В.. Конституционное право. М.: Юристъ, — 492 с.. 2000

Еще по теме § 1. Конституционное право как объект науки конституционного права:

  1. Глава девятая. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  2. 3.8. Информационное право как наука, как учебная дисциплина, как система правового регулирования общественных отношений в информационной сфере 3.8.1. Информационное право как наука
  3. Тема 3. Информационное право как учебная дисциплина, отрасль права и научная специальность
  4. 1. Предмет науки конституционного права
  5. 1.6. Наука конституционного права в системе общественных наук
  6. Конституционное право России как наука
  7. О названиях - «государственное право Российской Федера­ции» или «конституционное право Российской Федерации».
  8. § 1. Понятие конституционного права как учебной дисциплины
  9. § 1. Понятие науки конституционного права
  10. § 6. Психологическое направление в науке конституционного права
  11. § 7. Марксистское направление в науке конституционного права
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -