<<
>>

Универсальные свойства демократии

Специфика и уникальность демократического устройства власти выражаются в наличии у нее универсальных способов и механизмов органи­зации политического порядка. В частности, такая

политическая система предполагает:

- обеспечение равного права всех граждан на участие в управлении дела­ми общества и государства;

—систематическую выборность основных органов власти; —наличие механизмов, обеспечивающих относительное преимущество большинства и уважение прав меньшинства;

—абсолютный приоритет правовых методов отправления и смены власти (конституционализм);

—профессиональный характер правления элит;

—контроль общественности за принятием важнейших политических ре­шений;

—идейный плюрализм и конкуренцию мнений.

Действие таких всеобщих способов формирования власти предполагает наделение управляющих и управляемых особыми правами и полномочиями, важнейшие из которых связаны с действием механизмов прямой, плебисци­тарной и представительной демократии. Так, прямая демократия предполага­ет непосредственное участие граждан в процессах подготовки, обсуждения, принятия и реализации решений. В основном такие формы участия использу­ются тогда, когда от граждан не требуется какой-либо специальной подготовки. Например, такие формы участия во власти широко распространены при реше­нии вопросов местного значения, проблем, возникающих в рамках самоуправ­ления, урегулирования локальных конфликтов.

Близка по значению к данной форме власти плебисцитарная демократия, которая также предполагает открытое волеизъявление населения, но связана только с определенной фазой подготовки решений, например, одобрением (поддержкой) или отрицанием вынесенного руководителями государства или группой граждан проекта закона или какого-то конкретного решения. При этом результаты голосования не всегда имеют обязательные, правовые последствия для структур, принимающих решения, т.е.

могут только учитываться правящи­ми кругами, но отнюдь не предопределять их действия.

Представительная демократия является более сложной формой полити­ческого участия граждан. Она предполагает опосредованное включение граж­дан в процесс принятия решений через их представителей, выбираемых ими в законодательные или исполнительные органы власти, либо различные посред­нические структуры (партии, профсоюзы, движения). Эти механизмы в основ­ном и составляют структуру демократического правления. Однако главная про­блема представительной демократии связана с обеспечением репрезентативно­сти политического выбора, т.е. с созданием условий, при которых выбор тех или иных лиц соответствовал бы настроениям и интересам населения. Так, при мажоритарных системах голосования могут создаваться значительные преиму­щества партиям, которые победили своих соперников с незначительным отры­вом. Например, в России на думских выборах 1996 г. голоса около 40% избира­телей, которые в совокупности были отданы объединениям, не преодолевшим 5%-ный барьер, были перераспределены в пользу партий, прошедших в парла­мент и получивших тем самым дополнительные голоса (в том числе за счет партий, придерживавшихся прямо противоположных позиций). Это и породило известную нерепрезентативность политического состава Государственной Ду­мы, сказавшуюся в итоге на политическом характере парламента и, как следст­вие, на выработке государственной политики.

Универсальные свойства современной демократии относятся не только к ее важнейшим институтам и механизмам, но равно и к идейным основаниям власти. Современный опыт политического развития показывает, что единст­венным средством предотвращения перерастания демократии в ту или иную форму диктатуры является подчинение деятельности ее институтов власти цен­ностям, утверждающим приоритет прав и свобод индивида. В конечном счете, именно такая ориентация деятельности институтов власти предотвращает ис­пользование выборов и других демократических процедур для создания поли­тических преимуществ отдельным (социальным, этническим и др.) группам на­селения или силам, заинтересованным в сломе демократических порядков.

На­личие подобных идейных оснований функционирования государственных ин­ститутов цементирует все здание демократии, позволяет характеризовать ее как особый тип политической системы, обладающей качественными (в отличие от тоталитаризма и авторитаризма) отличиями в организации власти и выполне­нии необходимых общественных функций.

Политическая система, построенная на этих принципах, не несет никаких ограничений для многочисленных национальных моделей демократической ор­ганизации власти, которые могут иметь многообразные различия, обусловлен­ные цивилизационной спецификой, традициями народов, теми или иными ис­торическими условиями и обстоятельствами. В этом смысле могут существо­вать образцы как западной (Великобритания, Германия, США), так и восточной демократии (Индия, Япония), в условиях которой в деятельности институтов власти сложилось различное соотношение между индивидуалистическими и коллективистскими ценностями. Однако данным странам присущи те идейные ориентиры, которые в конечном счете направляют деятельность государствен­ных институтов на защиту прав и свобод отдельной личности, предохраняя об­щество от произвола власти и гарантируя всем гражданам и их объединениям свободу выражения их интересов. В то же время, как показывает практический опыт, все попытки утверждения вроде бы гуманистических идеалов «социали­стической» демократии с ее принципами «демократического централизма» или механизмами обеспечения «морально-политического единства общества» были неразрывно связаны с массовым попранием гражданских прав населения и ус­тановлением диктаторских режимов. То самое можно сказать и о стремлении некоторых стран утвердить особые образцы «исламской», «конфуцианской» и прочих разновидностей демократии, опирающихся на приоритет тех или иных коллективистских ценностей.

Гражданское общество Важнейшей предпосылкой и одновременно факто­ром формирования политической системы демо­кратического типа является наличие гражданского общества.

Гражданское общество характеризует всю совокупность разно­образных форм социальной активности населения, не обусловленную дея­тельностью государственных органов и воплощающую реальный уровень самоорганизации социума. Описываемое понятием «гражданское общество» состояние общественных связей и отношений является качественным показате­лем гражданской самодеятельности жителей той или иной страны, основным критерием разделения функций государства и общества в социальной сфере.

Гражданское общество представляет собой особую форму соединения ча­стного и общественных интересов граждан, противостоящую государству как собственно «политическому телу» (Гегель). Как правило, оно формируется на основе развития горизонтальной активности населения и выступает в виде раз­ного рода добровольных (экологических, женских, конфессиональных, профес­сиональных и др.) ассоциаций, объединений, комитетов граждан, по-своему структурирующих общество. При этом, по мысли Р. Дарендорфа, гражданское общество не может претендовать на совершенство, а временами даже оно быва-

72

ет «не всегда законно» . Но даже включая в свой состав те или иные объедине­ния, которые не вполне вписываются в формально-правовые рамки, граждан­ское общество выполняет абсолютно необходимую для демократического строя функцию саморегуляции социальных отношений, сдерживания интервенции государства в те отношения, которые люди способны регулировать, не прибегая к помощи политических институтов.

В авторитарных и тоталитарных системах власти гражданская активность имеет, как правило, мобилизованный характер, представляя собой насквозь идеологизированные и инициированные государством формы проявления под­держки правящего режима. Допускаемая в этих системах активность граждан непосредственно определяется статусом, положением людей в иерархическом строении общества, дозволяя одним то, чего не позволено другим. При этом люди действуют в основном в рамках коллективов, индивидуальная активность не поощряется. Все проявления активности осуществляются только в рамках формальных институтов и официального общественного мнения, руководящих установок правящих кругов.

Все осталь­ные проявления общественной самодеятельности относятся к деви- антным (отклоняющимся от признанных норм), подвергающимся санкциям формам поведения либо вытесняются в сугубо бытовую область, сферу досуга.

Короче говоря, в недемократических системах и режимах власти государ­ство устанавливает практически полный контроль над формами гражданской активности людей, действующих только в официальных рамках. В этом смысле государство поглощает общество как самостоятельного субъекта социальной деятельности, отбирая у него функции по самоорганизации и самоуправлению своей жизнедеятельностью. Более того, непосредственное ощущение людьми внутреннего единства общества, осознание ими друг друга как сограждан дан­ного государства подменяется открытым давлением власти на общественное мнение с целью обеспечения собственной легитимности.

При демократии же картина совершенно другая. Гражданское общество фиксирует здесь тот минимально достаточный уровень политических ограни­чений, который, с одной стороны, не позволяет государству вмешиваться в тот круг вопросов, который граждане могут решать самостоятельно, без обращения к государственным институтам, а с другой - обозначают прерогативы и госу­дарственных органов, которые наделяются собственной компетенцией в реше­нии социальных задач. Таким образом, демократия обеспечивает органическое сочетание механизмов власти и самодеятельности, управления и самоуправле­ния, которые в совокупности создают должные предпосылки общественной

стабильности и гармонии. Как писал А. де Токвиль, при таких условиях «сила

73

власти становится менее непреодолимой и не столь опасной» для человека .

Основной политической предпосылкой существования гражданского об­щества при демократии является правовое и законодательное обеспечение (ог­раничение) индивидуальных и коллективных свобод, защищающих права лич­ности, но одновременно и утверждающих порядок, при котором реализация этих прав одним (индивидом) не нарушает прав другого. Такая система в ко­нечном счете не ослабляет, а укрепляет власть, не допуская анархии при утвер­ждении массовых свобод.

Такой порядок воспитывает в людях не бездумную лояльность правящему режиму, а чувство личного достоинства, правовую соз­нательность индивида, его гражданскую ответственность за собственные по­ступки, поддерживает его социальное творчество и инициативность. В резуль­тате государство осознается не как безгрешный и обладающий всевластием ин­ститут социального господства, а как ограниченный в своих полномочиях ин­ститут управления, руководствующийся законом и поддерживающий конструк­тивные идеи граждан.

Как показала политическая история мировой демократии, актив-Л ности общественных ассоциаций и росту их членов прежде всего способствуют сле­дующие структурные факторы:

—повышение образовательного уровня населения; —развитие общественных коммуникаций;

—периоды активизации политического протеста, привлекающиеновых рекрутов в социальные объединения;

—реакция общественности на вновь выдвигаемые правительственные программы преобразований и т.д.

В то же время извечными трудностями становления и развития граждан­ского общества являются не только активность государства, стремление правя­щих элит к усилению своих позиций в социуме и даже превышению собствен­ных полномочий. Серьезную опасность для формирования и существования гражданского общества представляет и деятельность различного рода корпора­тивно-бюрократических структур внутри государства, неизменно принижаю­щих статус самодеятельной активности граждан и стремящихся усилить госу­дарственную опеку над нею. Самостоятельными и крайне важными причинами ослабления позиций гражданского общества служат и непроясненность для на­селения ценностей социальной самодеятельности, отсутствие приверженности общественного мнения ценностям идеологии прав человека. Поэтому граждан­ское общество не возникает там, где люди не борются за свои права и свободы, где отсутствуют традиции критического анализа общественностью деятельно­сти властей и, наконец, где политические свободы воспринимаются людьми как своеволие и отсутствие ответственности за свои поступки.

На Западе вызревание гражданского общества традиционно осуществля­лось по мере развития института частной собственности, укреплявшего матери­альные основы гражданской самостоятельности и активности индивидов, все­мерного расширения и юридического закрепления системы частного права. В России этот путь оказался несколько иным. Общественная самодеятельность и обретение людьми гражданских прав и свобод в нашей стране исторически осуществлялось путем ассоциирования индивидов на базе местного самоуправ­ления, распространения на все общество регулятивных функций общины. Это не только придало национальную специфику процессу становления граждан­ского общества, но и затормозило его развитие, обусловив его большую зави­симость от государства. Существенными факторами, предопределившими рос­сийскую специфику этого процесса, были и низкая популярность либеральных ценностей в обществе, и то, что социальным лидером становления гражданско­го общества, причем как в начале складывания капиталистических порядков в XIX в., так и при аналогичных обстоятельствах в конце XX в., являлся не слой предпринимателей, как на Западе, а интеллигенция. Это не просто сузило эко­номические возможности укоренения гражданского общества, но и придало

данному процессу несколько оторванный от социальной структуры характер. В то же время становление гражданского общества в России протекало и протека­ет при более высоком уровне межэтнической интеграции, что сглаживает мно­гие конфликты, имевшие место на Западе. Преодоление трудностей на пути создания гражданского общества - залог укрепления российской демократии.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме Универсальные свойства демократии:

  1. 9. Теории элит, бюрократии и технократии
  2. § 3. Особенности конституционно-правового статуса личности
  3. § 1. Сущность, структура, содержание, формы и виды конституций
  4. § 2. Федеральные источники конституционного права
  5. ГЛАВА 1. Предмет, объект и методология теории государства и права.
  6. Глава 8. БЮРОКРАТИЯ И ВЛАСТЬ
  7. Введение: рациональные начала социального и правового регулирования
  8. Введение. Предмет и задачи теории прав человека
  9. § 2. Права человека как критерий нравственного измерения политики и государственной власти
  10. М
  11. 9.5. Технологии производства интеллектуального продукта
  12. 2.5. РАЗРАБОТКА ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯВ АНТИЧНЫХ ГОСУДАРСТВАХ (ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ, ДРЕВНИЙ РИМ)
  13. 2. Гражданское общество: понятие, структура, функции.
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -