<<
>>

2. Свойства политики

Определенность политики как особой Структура политических свойств сферы человеческой жизнедеятельно­сти непосредственно выражается в на­личии у нее соответствующих, специ­фицирующих черт и характеристик.
В своей совокупности они позволяют отли­чить политику от иных сфер общества, увидеть границы ее существования. Прежде всего следует отметить онтологические, морфологические и процес­суальные свойства политики.

Так, к онтологическим (раскрывающим сущностные черты данного типа человеческой активности) относится свойство конкурентности, демонстри­рующее, что политическое взаимодействие является результатом столкновения различных групповых интересов и сопутствующих им норм и правил, ценно­стей и традиций, одним словом, самых разных компонентов властного проти­воборства. Данное свойство показывает и то, что политика, как таковая, скла­дывается из постоянного борения ориентирующихся на доминирование разных по происхождению стандартов, ценностей, институтов. Поэтому в ряде случаев методы политического урегулирования могут быть направлены не на примире­ние, а на разжигание конфликтов, не на диалог между группами, а на воспре­пятствование ему.

Важным свойством политики является и ее асимметричность, которая выражает не столько временный характер достигнутого между участниками политической игры баланса сил, сколько невозможность его постоянного под­держания, а следовательно, и подвижность отношений за политическую власть. В силу этого политика предстает как внутренне обратимое, принципиально не­равновесное явление, в котором переплетены сознательные и стихийные дейст­вия, организация и дезорганизация, порядок и хаос, баланс и дисбаланс, ста­бильность и нестабильность, устойчивость и неустойчивость. Целенаправлен­ные действия по руководству обществом подрываются стихийными протестами неудовлетворенной этой линией части населения; законы и нормы стабилиза­ции политической жизни сталкиваются с противоречащими им обычаями и привычками (как верхов, так и низов); упорядоченность и рационализм полити­ческих отношений опрокидываются иррациональными, непредсказуемыми ре­акциями населения и т.д.

На практике часто можно наблюдать, как тот или иной режим быстро переориентируется с защиты одних интересов и ценностей на поддержку и защиту противоположных, переходит от методов убеждения и внушения к использованию силовых, принудительных средств, утрачивает и вновь обретает легитимность.

Нельзя не отметить, что политика формируется и осуществляет свои функции по преимуществу в рациональной форме. Это стоит подчеркнуть, по­скольку история постоянно предоставляет множество фактов неадекватной ре­акции человека, его несоизмеримых с внешними условиями действий, следова­ния суевериям, предрассудкам, ритуалам. Не случайно целый ряд мыслителей и даже отдельные научные школы исходили из того, что бездна политики скры­вает исключительно темные, присущие человеку начала. Г. Лассуэлл, напри­мер, полагал, что политика представляет собой «процесс, через который откры-

17

вается иррациональный базис общества» . Однако история все же показывает, что политика, создавая механизмы рационального выстраивания институтов, вырабатывая механизмы согласования частных и общих позиций, не утрачивает при этом и своего иррационального компонента, хотя по преимуществу высту­пает формой рационализации социальных отношений.

Учитывая неизменно острое соперничество в зоне публичной вла- чреватое самыми непредсказуемыми последствиями, нельзя не знать, что поли­тика представляет собой крайне рисковый (венчурный) вид социальной дея­тельности. Здесь как ни в какой другой сфере общества вложения сил, капита­лов, человеческой энергии могут не дать никакой компенсации затраченных усилий. Неожиданный проигрыш на выборах, внезапная отставка до того бла­гополучного министра, падение правительства и кризис, вызвавший всеобщую дестабилизацию социальных и экономических порядков, и прочие хорошо из­вестные и постоянно встречающиеся факты заставляют относиться к политике как к области действий, обладающей повышенной опасностью для реализации намеченных человеком планов. Вместе с тем это предполагает и поиск особых средств, компенсируюших такие ее моменты, как беспринципность политиков, готовых защищать любые идеи, лишь бы остаться у власти, взяточничество, физическое устранение конкурентов и т.д.

Свойство проникновения Политика, как уже говорилось, спо­

собна проникать в различные сферы социальной жизни, придавая тем или иным проблемам подлинно государствен­ный масштаб. Это свойство инклюзивности свидетельствует о непостоянстве и подвижности круга тех проблем, которые рассматриваются государственной властью в качестве политически значимых. Ведь как писал Ф. Брауд, «ничто по своей природе не является политическим и все им может стать»[11]. По этой при­чине, полагает Н. Фразер, «политизация социального» - неотъемлемый процесс в сложноорганизованных обществах[12].

Иными словами, наряду с признанием проблем, требующих постоянного участия государства в регулировании социальных процессов (обеспечение безопасности общества, поддержание международных связей и др.), у политики в каждый данный момент существуют проблемные вопросы, которые периоди­чески включаются в поле власти или выключаются из него. Поэтому политика в принципе способна изменять свой объем, вследствие чего ее границы имеют в определенной степени условный характер и зависят от исторического контек­ста, а также умения государства увидеть те групповые конфликты, которые требует его непременного вмешательства.

Данное свойство политики превращает искусство руководителей госу­дарства в главный источник формирования политического пространства. От ха­рактера осознания политически значимых интересов непосредственно зависит объем объектов государственно-властного Регулирования, а следовательно, и объем политической сферы. Если несколько перефразировать М. Вебера, то можно сказать, что качество явления, позволяющее считать его «политиче­ским», «обусловлено направленностью интереса», которую придает государст­во «тому или иному событию в каждом отдельном случае»[13].

В придании событиям политического значения заложена принципиальная возможность произвола субъекта в оценке характера групповых интересов и конфликтов. По мнению Р. Даля, политика представляет собой обширное поле для ошибок, преувеличения одних интересов и преуменьшения других, для принятия одних решений и непринятия других.

В произвольном выборе объек­тов политического регулирования либо в использовании неадекватных средств и методов регулирования кроется огромный потенциал напряженности. Как верно заметил французский ученый Г. Эрме, «лучший правитель это тот, кто наилучшим образом защищает интересы граждан от поползновений государст­ва, которое хотело бы против воли граждан осуществлять то, что оно неоправ­данно считает интересами общества»[14].

Следствием отражения такой трудности является то, что некоторые тео­ретические направления обосновывают мысль о неприемлемости властно- политического регулирования общественной жизни, как таковой. Так, анархи­сты полагают, что исходящая от государства власть в основном имеет негатив­ные следствия. Технократически ориентированные мыслители вообще сомне­ваются в возможности добиться результатов с помощью социальных методов.

Показательно также, что различные идеи, ограничивающие роль полити­ческих методов регулирования, не только распространялись на теоретическую сферу, но и активно воздействовали на реально функционирующие системы власти. В частности, это касается западных демократических государств, в зна­чительной мере унаследовавших идеи либеральных мыслителей (А. Смита, А. Бентама, Дж. Милля и др.), которые считали основной проблемой политики строительство общества, где политика была бы ограничена сравнительно не­большой сферой жизни. Поэтому государства либерального типа заранее огра­ничивают область применения политического регулирования интересами и прерогативами независимого от государства гражданского общества. Коль ско­ро сфера гражданского общества развивается на принципах самоорганизации и самоуправления и при этом руководствуется нравственными и правовыми нор­мами человеческого общежития, то государство должно существовать в строго определенных целях и границах. В частности, такими целями могут быть под­держание общественного порядка, соблюдение гарантий личных прав и свобод граждан. В связи с этим оно не может вмешиваться в личную жизнь индивида.

И все же такие принципиальные ограничения политического регулирования в последние годы приобретают больше нормативный характер, поскольку многие социальные конфликты гражданского общества в современных либерально- демократических государствах так или иначе регулируются политическими ме­тодами.

В отличие от либеральных ограничений на политические регуляторы, то­талитарные системы власти вообще лишают государство (как механизм форми­рования политики) необходимой гибкости и тем самым преобразуют политику в иное средство регулирования конфликтов. Например, в государствах этого типа все групповые отношения регулируются силовыми и принудительными способами со стороны властвующих структур. В результате силовые и прину­дительные действия государства становятся единственным средством регуля­ции общественных и даже межличностных отношений. Иначе говоря, государ­ственное вмешательство в этом случае становится средством, уничтожающим всякую конкуренцию в борьбе за государственную власть. В таком случае по­литическая власть вырождается в административный произвол властей, а поли­тика как специфическая сфера жизни растворяется во всем социальном про-

пространственную среду, в которой деятельность борющихся за власть сил ло­кализована в определенных точках, местах, участках территории. Причем в ка­ждом политическом локалитете существуют собственные возможности для по­литического участия и волеизъявления населения, а следовательно, складыва­ются свои практики, конкретные политические институты и структуры, спосо­бы их функционирования и другие параметры организации политической жиз­ни. Реальное взаимодействие этих территориально разделенных очагов полити­ческой жизни и составляет политическую сферу.

Иными словами, с этой точки зрения политика представляет собой разно­видность физического пространства, в одних частях которого складываются, предположим, интенсивные политические отношения, а в других конкуренция за власть существенно ослаблена. Например, в Москве могут приниматься важ­ные политические решения, сталкиваться позиции правящей и оппозиционной партий, и в то же время где-нибудь в сельских районах Сибири, являющихся неотъемлемой частью российского государства, политическая активность насе­ления проявляется спорадически, от случая к случаю и по сути никак не влияет на расстановку сил, конкурирующих между собой за влияние на Кремль.

Или, предположим, в одном месте столицы могут идти митинги оппозиции, а в дру­гих - люди будут лишь смотреть телерепортажи об этих событиях.

Таким образом, политика, понимаемая как пространственно организован­ная сфера, будет функционировать в виде совокупности различных позиций политических субъектов (топосов), совершающих те или иные действия в опре­деленных локальных точках этой среды. То есть политика будет представлять собой совокупность конкретных место свершений, формирующихся там и то­гда, где и когда люди и их объединения предпринимают действия, направлен­ные на захват и использование государственной власти.

В силу этого политика обладает такими характеристиками, как глубина, ширина и длина, которые фиксируют географические пределы и параметры по­литического пространства, предоставляющего людям возможность бороться за власть. В рамках такой географически протяженной территории и возникают реальные конкурентные процессы, центры влияния и оппонирования. Таким образом, точки реального политического напряжения могут не совпадать с официальными центрами власти, могут находиться по отношению к ним на разном удалении, обладать тем или иным влиянием на государственные реше­ния.

странстве, утрачивая свою специфику и назначение.
Неотъемлемым онтологическим свойст вом политики является ее пространст венность (топологичность). Эта черта ха рактеризует политику как объемно
Пространственные свойства политики

В том случае, если точки политической активности будут сильно разне­сены с официальными центрами государственной власти и при этом не будут иметь достаточной информационной связи, то политическое пространство та­кой страны может стать «рыхлым», подверженным воздействию других госу­

дарств и центров политического влияния. Вот почему при всех прочих услови­ях государства с большой территорией, для того чтобы снизить возможности сепаратизма и развала страны, должны уделять особое внимание проблемам (способам, путям) компенсации территориальной разорванности политики. В данном случае показательно, что древнегреческие полисы формировались та­ким образом, чтобы гражданин мог принять участие в собрании, не тратя для этого времени больше, чем день пути. -Пространственная характеристика поли­тики показывает и то, что 1люди, находясь в отдалении или вблизи от центра власти, как правило, формируют и вполне определенный угол зрения на власть. Иначе говоря, в зависимости от определенной территориальной диспозиции люди приобретают и соответствующую политическую оптику. Скажем, чело­век, следящий из провинции за осуществляющейся в столице властью, и чело­век, наблюдающий данные процессы из точки их совершения, чаще всего име­ют несовпадающие представления и оценки о дееспособности и эффективности правления. В целом можно сказать, что, как правило, чем шире такая террито­риальная разнесенность взглядов, тем больше возможностей для роста полити­ческой напряженности. Следовательно, одним из резервов усиления компро- миссности политической жизни является обеспечение территориальной равно­мерности воззрений на власть.

Одним из механизмов такого умиротворения политики выступает изме­нение местоположения акторов, обозрение ими политических процессов из разных точек пространства. К слову сказать, не случайно руководители госу­дарства постоянно совершают поездки по различным районам страны. Помимо прочего, это дает и возможность понять специфику отношения к власти со сто­роны населения, проживающего на разном удалении от центра.

Способность политики разворачивать свои про- Темпоральные свойства цессы во времени объясняется ее свойством тем- политики поральности. Это временное измерение полити­

ки демонстрирует особый тип протяженности существования ее институтов, взаимоотношений правящей и оппозиционной элит, индивидуальных и групповых акторов, государственных и международ­ных организаций.

С одной стороны, политическое время качественно отличается от физиче­ского, астрономического времени. Ведь люди существуют в политике не только в более жестком, регламентированном режиме жизнедеятельности (например, лицам, избранным в парламент или выдвинутым в правительство, полномочия даются на строго определенный срок; граждане исполняют электоральные функции опять-таки в строго установленное время и т.д.). Помимо своей функ­циональной «жесткости» политическое время обладает способностью внезапно заканчиваться, «умирать моментальной смертью». Крах правящего режима, внезапная отставка министра, политическое убийство лидера - эти и подобные им факты говорят о чрезвычайной непредсказуемости временного завершения политических событий. Иначе говоря, у каждого субъекта существует собст­венный срок и ритм жизни в политике. А это ставит акторов перед необходимо­стью точнее соразмерять свои цели с предоставленными на время условиями,

мобилизовывать и концентрировать для этого ресурсы, усилия, энергию.

С другой стороны, время в политике поистине многолико. Реальные по­литические процессы осуществляются сразу в нескольких временных диапазо­нах:

^ в рамках реального времени (в них политические события воспри­нимаются непосредственно с точки зрения их актуальной завершенности);

^ в рамках исторического времени (предполагающего более укруп­ненную оценку происходящего в его взаимосвязи с прошлыми событиями, т.е. требующего обобщения фактов, определенной логики истолкования эволюции группы политических фактов);

^ в рамках эпохального времени (оперирующего значительно более масштабными критериями оценки событий, приспособленными для оценки больших этапов политической истории не только отдельных государств, но и континентов).

Таким образом, одно и то же политическое событие может иметь различ­ные временные координаты, если его измеряют то мгновениями, то состояния­ми целых политических систем, эволюционирующих в истории человечества. Это свидетельствует о том, что политическая реальность существует одновре­менно в разных временных, хрональных (от греч. Ьгопоб - время) полях, разли­чающихся собственными диапазонами, а следовательно, и специфическими критериями оценки событий, фазами и циклами внутреннего развития. Реаль­ная политика есть пересечение временных полей, предполагающих разную сте­пень интенсивности изменений.

Каждый временной диапазон имеет свои точки отсчета, обладает своими возможностями «сжатия» и «переноса» событий. Так, в кризисных процессах, в истории тех или иных государств (организаций) можно выделять различные этапы их формирования и развития. «Судьбоносные» события в масштабе по­вседневности, будучи помещены в иное измерение, меняют свое значение. Временные ритмы, соединяя значимое и незначимое, зачастую скрадывают от современника подлинное значение происходящего. Не случайно сказал поэт: «пораженье от победы ты сам не должен отличать». Одни события со временем мельчают, меняют значение, другие высвечивают масштабность произошедше­го.

Например, большевистскую революцию 1917 г. в России современники называли «октябрьским переворотом», рассматривая его как эпизод в борьбе за власть. Впоследствии приверженцы марксизма, героизировав это событие, ста­ли рассматривать его как «величайшее событие XX века». В то же время мно­гие противники советского режима оценивали его в более широком историче­ском масштабе как пролог становления столь характерного для России очеред­ного деспотического режима.

Дать точную оценку происходящему (и произошедшему), прибавив дос­товерности собственным ощущениям, можно, лишь корректно соединяя мас­штабы представлений. По сути дела, только осваивая научную логику, человек способен отделить основное от наносного, рационально и непредвзято предста­вить череду важнейших событий и тем самым прозреть будущее. Выявить со­бытие и придать ему должный хронополитический масштаб - в этом и состоит искусство ученого. Самый эффективный прием рациональной трактовки вре­менных противоречий - укрупнение масштабов видения, которое дает возмож­ность точнее оценить значение и смысл перемен. Максимально обобщенное ви­дение дает возможность теоретического конструирования политических изме­нений, выявления целостной планетарной логики, позволяющей точнее оцени­вать мелкомасштабные явления.

Морфологические свойства отражают базовые Морфологические свойства ^

особенности строения и источники формооб-

политики

разования политики. В этом смысле наиболее важным свойством является наличие элитар­ных и неэлитарных кругов как основных субъектов политики, чьи акции (по­ступки) и интеракции (взаимодействия) в сфере публичной власти и формиру­ют сферу политической жизни.

Каждая из указанных групп населения выполняет специализированные функции: элиты - по представлению интересов населения и осуществлению управления государством и обществом; неэлитарные группы - по влиянию на отбор элит, контролю за их деятельностью, по воздействию на коррекцию про­водимого государством курса.

В силу этого политика формируется как результат взаимодействия власт­вующих и подвластных, как плод соучастия управляющих и управляемых, итог контактирования профессионалов и непрофессионалов. Причем на разных ста­диях и фазах политического процесса (например, при принятии решений или смене политического режима посредством выборов) может меняться характер и степень согласования их действий, набор выполняемых ими функций, их удельный вес и значение.

Как будет показано далее, многие представители различных школ и тео­ретических направлений в политической мысли нередко абсолютизируют зна­чение одного из двух субъектов политики. Элитисты, к примеру, настаивают на том, что массовые слои населения не нужны для производства политики. Эга­литаристы же, напротив, полагают, что массы способны самостоятельно фор­мировать поле политики, не прибегая к услугам групп, осуществляющих спе­циальные функции управления обществом. Однако практика дает более убеди­тельные аргументы в пользу необходимости и элитарных, и неэлитарных слоев для осуществления политики.

Одним из таких подтверждений является тот факт, что элитарные и не­элитарные слои соединяет система представительства социальных интересов, наличие которых также характеризует базовые свойства политики. Последняя, представляя собой слой специализированных ассоциаций (партий, групп давле­ния и т.п.) и их отношений, показывает, что реализация политических целей не осуществляется непосредственно широкими социальными слоями, а предпола­гает наличие особых объединений и лиц, призванных профессионально выра­жать и защищать интересы населения.

Таким образом, необходимость и неизбежность постоянного выявления и

реализации интересов населения превращает политику в глобальный механизм представления социальных запросов и потребностей групп. При этом реально сложившиеся технологические приемы и способы такого представления инте­ресов нередко влияют на степень их Реализации больше, чем сами конкретные требования людей.

Процессуальные свойства Данная группа свойств характеризует

политики политику как особый тип человеческой

деятельности. Сложность, а временами и неясность взаимоотношений элиты и неэлиты, непредсказуемость последствий рационально предпринимаемых действий, наличие разнонаправленных движе­ний и многие другие аналогичные факты, свидетельствующие об остроте и ин­тенсивности конкуренции за государственную власть, - все эти факторы при­дают политике характер динамичного явления, обусловливают исключитель­ную быстроту политических перемен, делают ее исключительно изменчивой. Политика представляет собой наиболее интенсивно меняющуюся, внутренне подвижную область общественной жизни, где постоянно сталкиваются энтузи­азм и апатия, подъем и упадок, возбуждение и депрессия. Подобные переломы создают возможность исключительно быстрого, а то и внезапного крушения статусов субъектов, изменения норм и правил политической игры, сужения или расширения объемов политических явлений.

Можно привести немало примеров того, как в одночасье рушились ка­завшиеся вечными империи и режимы, как круто менялись судьбы отдельных стран и политиков. Даже в новейшей политической истории России можно увидеть, как внезапно и непредсказуемо для населения страны, росчерком пера трех руководителей прекратил свое существование СССР; как летом 1991 г. в столице внезапно появились танки ГКЧП и как через короткое время на облом­ках советской империи возник новый, ориентированный на демократические ценности режим и т.д.

В то же время важно отметить, что все, даже самые стремительные, поли­тические изменения, как правило, являются следствием реализации определен­ных целей и ценностей, программ и концептов, учений и настроений дейст­вующих в политике сил. Иными словами, политика органически связана с опо­средованием любых действий институтов, групп, структур, органов власти, оп­позиции и других субъектов теми или иными идейными целями, дающими ка­чественную оценку настоящему и будущему, предполагающими ту или иную направленность в проектировании общественных отношений.

Задача политического способа целеполагания, собственно, и состоит в выработке широких социальных целей, которые впоследствии становятся ори­ентирами действий конкретных участников политических процессов. Таким образом, с процессуальной точки зрения политика представляет собой совокуп­ность идейно ориентированных действий разнообразных субъектов. Наиболее отчетливо это свойство проявляется в столкновениях целей и программ правя­щих и оппозиционных партий; курса властей, не пользующегося поддержкой населения, и народных ожиданий; противоположности поляризованных поли- тических культур и идеологий и т.д.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 2. Свойства политики:

  1. 3.4. Ценовая политика предприятия (корпорации) и ее влияние на выручку от реализации продукции
  2. § 1. Общая характеристика политики
  3. § 2. Сущность и основные принципы правовой политики
  4. 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛИТИКИ
  5. 16.1. Государственная политика в информационной сфере
  6. 14.6. Сущность и направленность товарной политики
  7. 7.2. МЕДИА И ИНСТРУМЕНТАРИЙ КОММУНИКАТИВНОЙ ПОЛИТИКИ 7.2.1. Средства и способы повышения эффективности маркетинговых коммуникаций
  8. 7.2. МЕДИА И ИНСТРУМЕНТАРИЙ КОММУНИКАТИВНОЙ ПОЛИТИКИ 7.2.1. СРЕДСТВА И СПОСОБЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ МАРКЕТИНГОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ
  9. 4.2. СВОЙСТВА И КЛАССИФИКАЦИЯ ТОВАРОВ
  10. 4.4. ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ФИРМЫ
  11. 4.2. ТОВАРНАЯ ПОЛИТИКА ПРЕДПРИЯТИЯ
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -