<<
>>

1. Принципы системного описания политики

.

Использованные ранее наиболее общие по- Зарождение и развитие г

нятия и категории политической науки отра-

системного анализа политики

жают столь же фундаментальные черты и

свойства этой

сферы общественной жизни, как таковой.

Однако для того, чтобы разо­браться во взаимоотношениях различных субъектов власти, способах и формах организации их взаимодействия, складывающихся на макроуровне (в рамках отдельной страны или группы стран), необходимо использовать иной, более приземленный научный инструментарий. Его познавательные возможности по­зволяют, с одной стороны, избежать сверхэмпиричности описания политиче­ской реальности, а с другой - выделить наиболее важные и устойчивые факто­ры ее внутренней организации.

Основоположником такого подхода к описанию политической жизни с помощью категорий данного уровня был Аристотель, занимавшийся анализом форм правления в конкретных странах и использовавший при этом понятие «государственное устройство». Впоследствии, правда, в целях отображения та­кой макрополитической организации политики длительное время применялось более распространенное понятие «государство», понимаемое в качестве основ­ного политического института, упорядочивающего всю социальную жизнь, в том числе взаимодействия граждан в сфере власти. В XIX в. А. де Токвиль ввел в научный оборот понятие государственного и политического «порядка», ха­рактеризующего степень упорядоченности политических взаимоотношений различных общественных субъектов и впоследствии по-своему интерпретиро­ванного представителями анархистского течения (У. Годвин, П. Прудон).

В этот же исторический период немало ученых пытались описать целост­ность и упорядоченность политической жизни общества через механизмы цир­куляции элит (В. Парето), интегрирующую роль государственной бюрократии (М. Вебер), цементирующую роль партий как центральных институтов власти (В.И.

Ленин) или набор различных государственных структур (немецкие кон­ституционалисты), влияние геополитических и территориальных факторов (Р. Ратцель), а также некоторые другие элементы власти.

В середине XX столетия в результате активного использования приме­няемых в биологии системных (Л. фон Берталанфи) и кибернетических (Н. Ви­нер) идей описание макрополитических связей стало базироваться на принци­пах системного анализа. Первопроходцем в применении этой методологии в политических исследованиях был известный американский социолог Т. Пар- сонс.

Преимущества системного подхода заключались прежде всего в том, что основной акцент делался на характеристике факторов, обеспечивающих цело­стность политической сферы общества, т.е. на внутренних связях между эле­ментами политики, превосходящих по силе ее внешние связи и тем самым представляющих ее как внутренне интегрированное, качественно определенное явление, обладающее своими вполне сложившимися границами в социальной жизни. При этом в основе рассмотрения политики как органической составной части общества (его подсистемы) лежали представления о выполняемых ею общественных функциях. Функции же политики, которые отличаются от функ­ций других подсистем, имеющих собственное социальное назначение, демон­стрируют также особую роль и значение политических факторов в обществен­ной жизни.

Еще одним отличием системного анализа политики является ее внутрен­няя дифференциация на те структурные компоненты, каждый из которых обла­дает сущностным значением для выполнения политикой ее общественных функций. При этом совокупность свойств выделенных элементов всегда усту­пает свойствам системы в целом. Принципиальной составной частью системно­го подхода был анализ взаимоотношений политики с ее внешней средой, под которой понимались не только социальные, но и природные явления и процес­сы.

Таким образом, применение системного анализа для описания политики позволило обнаружить ту внутреннюю структуру, ту организующую все взаи­модействия в сфере государственной власти матрицу, которая упорядочивает политическую жизнь в конкретном обществе и уравновешивает ее отношения с внешней средой.

Посредством такого рода абстракции, отражающей функ­ционирование сложных образований, состоящих из различных частей, появи­лась возможность выяснять сочетание динамики и статики политических по­рядков в отдельных странах, соотношение изменений и структурной опреде­ленности власти, выявлять степень соответствия политических отношений эко­номической структуре и уровню развития общества в целом, его национальным традициям, идеологиям и ценностям. При системном подходе можно просле­живать процессы концентрации власти в определенных точках политического пространства, институциализацию и структурную дифференциацию властных отношений, характер их формализации в виде конституционных и правовых систем.

Выявление таких универсалий в организации политической жизни дало возможность проводить сравнительные исследования государств и их консти­туционных порядков, партийных отношений и избирательных принципов, де­монстрировать различия в процессах формирования политических коалиций в разных странах и регионах, выяснять особенности национального управления, политических культур и других элементов политики.

В современной политической науке наибольшее

Основные теории

распространение получили теории трех амери- политических систем канских ученых: Д. Истона, Г. Алмонда и К. Дой- ча. Так, глава чикагской школы Д. Истон (1917) в работах «Политическая сис­тема» (1953), «Модель для политического исследования» (1960) и «Системный анализ политической жизни» (1965) предложил вневременную модель полити­ческой системы, не зависящую от каких-либо социально-экономических или культурных детерминант и построенную путем выделения ее наиболее общих и универсальных зависимостей. Не давая возможности соотнести развитие поли­тической системы с понятием «общественный прогресс», такой подход тем не менее позволил выявить ряд более универсальных отличий жизнедеятельности политической системы.

Чисто содержательно Истон рассматривал политическую систему как со­вокупность разнообразных, взаимосвязанных видов деятельности, которые влияют на принятие и исполнение решений.

При этом сущность политической системы он усматривал в целенаправленном распределении соответствующих ценностей, которые и делали возможной взаимосвязь всех человеческих дейст­вий, направляя их на задачи управления. Широта признания ценностей власти со стороны общества признавалась основной предпосылкой жизнестойкости системы. В то же время задача политической системы (которая рассматрива­лась как аналог биологической системы), по его мнению, состояла в обеспече­нии самосохранения, поддержании собственной жизнедеятельности, стабилиза­ции своего положения при помощи деформирующих факторов.

Процесс функционирования системы Истон описывает как процесс взаи­модействия трех ее элементов: «входа», «конверсии» и «выхода». На «вход» подаются различные (экономические, культурные и прочие) требования обще­ственности или выражения солидарности и поддержки гражданами властей по различным вопросам. Далее посредством переработки элитарными кругами этих требований в соответствии с определенными ценностями вырабатываются те или иные решения, которые передаются на «выход» системы, где они преоб­разуются в различные акты государственной политики (законы, указы, симво­лы), предназначенные для ознакомления (в том числе адресного) общественно­го мнения или иных субъектов (других государств и т.д.) и для реализации.

Последний элемент системы «включает» механизм «обратной связи», обеспечивающий взаимодействие «выхода» и «входа» на основе учета властью влияния внешних обстоятельств (т.е. той или иной реакции общественности, степени удовлетворения ее требований и реализации постановлений). Наличие такого механизма, отражающего ценность возвращаемой из общества во власть информации, обеспечивает самоконтроль и саморазвитие политической систе­мы.

Несмотря на свою крайнюю абстрактность, схема Истона, построенная с использованием универсального принципа действия «черного ящика», тем не менее демонстрирует главные параметры жизнедеятельности политической системы, а именно: ее нацеленность на оптимальный для сохранения власти ха­рактер взаимодействия с обществом, а также открытость внешним влияниям, предполагающую сохранение ею постоянной приспособляемости к вызовам среды.

На основе такого подхода последователи Истона, и в частности Г. Спай- роу, разработали критерии, которым должна соответствовать политическая сис­тема. Для того чтобы отвечать общественным потребностям, система должна быть устойчивой (обладать известной продолжительностью существования во времени), адаптивной (обладать приспосабливаемостью к среде), продуктив­ной (обладать способностью позитивно откликаться на проблемы «входа») и эффективной (или - легитимной).

Последователь Истона и сторонник структурно-функционального под­хода Г. Алмонд в течение четырех послевоенных десятилетий развивал не­сколько иной подход к рассмотрению политической системы. По его мнению, главным для нее является не целевой характер функционирования (т.е. распре­деление властных ценностей), а обеспечение легитимности принуждения, на­правленного на стабилизацию власти и общества. В этом смысле для анализа системы недостаточно рассматривать взаимодействия лишь институциональ­ных структур. Принципиальное значение приобретают неформальные (неин­ституциональные) образования. Соединить же воедино все эти элементы и обеспечить их взаимодействие в целях стабилизации политических порядков могла только политическая культура, которая и занимала в структуре полити­ческой системы центральное место. Как полагал Алмонд, «политическая систе­ма состоит из взаимодействующих между собой ролей, структур и подсистем и лежащей в их основе культуры». В силу этого и ослабление политической сис­темы наступало прежде всего вследствие ослабления институтов, обеспечи­вающих социализацию граждан, воспроизводство определенной политической культуры, ввиду нарушения коммуникаций между обществом и государством.

Рассматривая в связи с таким подходом политическую систему как «на­бор всех взаимодействующих ролей» (понимаемых как организованная часть ориентации субъекта), Алмонд весьма причудливо изображал и ее структуру. В политическую систему он включал и элементы, действующие на основе право­вых норм и регламентации (типа парламентов, исполнительно- распорядительных органов, судов, бюрократии и т.п.), и статусы (граждан и групп), и конкретные роли агентов (виды их практик и деятельности), и связи между ними.

Такая более конкретная трактовка системы позволяла встроить в ее модель деятельность партий, групповых объединений, активность отдельных граждан.

В соответствии с выделенными элементами политической системы Ал- монд определил и три группы ее функций:

—функции системы, к которым относились задачи социализации граж­дан, рекрутирования участников политики и взаимодействияс общественно­стью;

—функции процесса, включавшие в себя артикуляцию, агрегирование, выработку решений и контроль за применением норм;

—функции политики, предусматривавшие цели регулированияполити- ческих отношений, распределения ресурсов, реагирования намнение общест­венности и мобилизацию человеческих и иных ресурсов для выполнения власт­ных целей.

Впоследствии подобные идеи были взяты на вооружение и развиты пред­ставителями культурологического подхода У. Розенбаумом, Д. Элазаром, Д. Дивайном и другими учеными, рассматривавшими политическую систему как материальное воплощение политическойкультуры.

Принципиально иной подход в трактовке политической системы был предложен К. Дойчем, разработавшим ее информационно-кибернетическую модель. В книге «Нервы управления: модели политической коммуникации и контроля» (1963) он рассмотрел политическую систему как сложную совокуп­ность информационных потоков и коммуникативных связей, определяемых уровнями тех или иных политических агентов, исполняемыми ими ролями, ре­шаемыми задачами, особенностями процессов переработки, передачи и хране­ния цепи сообщений, а также другими причинами и факторами.

Рис. 2. Схема политической системы К. Дойча.

Дойч исходил из того, что политическая система представляет собой це­ленаправленно организованную совокупность информационных связей, на­правленных в конечном счете на управление и целенаправленное регулирова­ние политических объектов. При этом он различал личные (персональные, не­формальные) коммуникации; коммуникации, осуществляемые посредством ор­ганизаций (правительством, партиями, лоббистскими структурами), и комму­никации, проходящие через специальные структуры - печатные или электрон­ные СМИ. В самом общем виде схема взаимодействий таких информационно- коммуникативных процессов подразделялась им на четыре основных блока (рис. 2).

В самом общем виде такая совокупность системных элементов показыва­ла, как информационно-коммуникативные процессы последовательно диффе­ренцируются в целях исполнения основополагающих функций государственной власти. Так, на первом этапе формируется блок данных, составляемый на осно­ве использования разнообразных (внешних и внутренних, правительственных и общественных, официальных и агентурных) источников информирования ин­ститутов власти, сообщения которых жестко не привязаны к последующей формулировке целей государственной политики. Второй этап - переработка данных - включает в себя соотнесение полученных сообщений с доминирую­щими ценностями, нормами и стереотипами государства, сложившейся ситуа­цией, предпочтениями правящих кругов, а также с уже имеющейся в управлен­ческих органах «старой» информацией. Далее эта отселектированная информа­ция становится основанием для принятия решений с целью урегулирования те­кущего состояния системы и эти решения, в свою очередь, на заключительном этапе обеспечивают реализацию поставленных целей. Полученные результаты уже в качестве «новой» информации через механизмы обратной связи посту­пают на первый блок, выводя систему на следующий виток функционирования.

Ряд ученых, в частности Ю. Хабермас, Г. Гадамер, Н. Луман, развивая идеи коммуникативной трактовки социального и политического мира, впослед­ствии уточнили ряд аспектов организации макрополитического порядка при та­ком подходе. Например, Луман дифференцировал понятие «коммуникации», полагая, что оно прежде всего характеризует смысловой процесс. Различая по­нятия «информация», «сообщение» и «понимание», можно более дифференци­рованно представить себе процессы передачи, хранения и усвоения информа­ции различными политическими агентами.

Т» с с

В современной политической науке насчиты- Постсистемные трактовки по- г

вается более двух десятков определений поли-

литики

тической системы, которые понимают ее то

как комплекс идей, то как совокупность раз­нообразных элементов, то как ряд взаимодействий политики с другими общест­венными сферами. Однако в 80-90-х гг. сложившиеся системные подходы к описанию макрополитических порядков начали утрачивать свою былую попу­лярность. И хотя сегодня эти модели по-прежнему используются, особенно при сравнительных исследованиях, в научном пространстве стали возникать тео­рии, которые либо используют системную методологию как всего лишь от­дельный технологический прием исследования, либо предлагают заменяющие ее идеи.

Так, на волне исследования современных процессов модернизации поя­вились попытки описания системных свойств макрополитики в условиях не стабильных, а переходных обществ. Авторы этого в самом широком понимании «девелопменталистского» (от англ. development - развитие) подхода обращали внимание на важность для организации политической власти характера «зави­симостей» политики (например, от динамики социально-экономического разви­тия), ее структурной дифференциации (обеспечивающей автономность полити­ческой подсистемы общества), а также «способностей» системы, предполагав­ших готовность власти к «обновлению» (т.е. к обеспечению определенной сте­пени адаптации государства к вызовам времени), «мобилизации» (привлечения властью людских и материальных ресурсов для оперативного решения задач), «самосохранению» (недопущению к власти крайних оппозиционеров) и обес­печению тенденции «к равенству» политических участников.

Одновременно с такими интерпретациями системного метода стали воз­никать и принципиально новые идеи. Как уже отмечалось (см. гл. 1), Д Марч, Д. Олсен и ряд других теоретиков выдвинули концепцию «нового институцио- налшма». Рассматривая государство в качестве основного, систематизирующе­го политику общества центра, они в то же время подчеркивали принципиальное значение не только организационных и процедурных, но и символических, не­формальных аспектов его деятельности. С их точки зрения, взаимодействуя и дополняя друг друга, формальные и неформальные нормы и правила политиче­ской игры создают сложные, многоуровневые отношения, организующие и ста­билизирующие политические порядки в обществе.

Причем, придавая столь большое значение институтам власти, Ученые обращают внимание и на возможность возрастания организующей роли не только государственных, но и иных институтов власти - корпораций, клиентел, групп давления и т.д., чьи цели и нормы могут оказывать существенное влия­ние на всю организацию политической жизни. Такое положение, к примеру, ха­рактерно для нынешней пореформенной ситуации в России, где правила поли­тической игры, а порой и приоритеты развития общества определяют приоб­ретшие самостоятельное политическое значение отдельные административные структуры (Администрация Президента); органы, входящие в систему исполни­тельной власти (Министерство обороны и Генеральный штаб); Православная Церковь и особенно коррумпированные и криминальные структуры (по неко­торым данным, контролирующие до половины объема российской экономики).

Английский ученый А. Гидденс предложил идею «структурации», заклю­чающуюся в том, что упорядоченное воспроизводство макрополитики осущест­вляется при сочетании двух процессов: структурации (т.е. воспроизводство субъектами сложившихся норм и правил политического взаимодействия в чет­ко ограниченных пространственно-временных границах) и институциализа- ции (т.е. закрепление постоянно возникающих индивидуальных и групповых практик, в той или иной степени соотнесенных с действующими правилами от­правления власти). Таким образом, в социальном пространстве субъекты и сис­темные требования (нормы) взаимно конструируют здание власти, воспроизво­дя и обновляя политический порядок в обществе.

Концепцию, в которой по сути дела отрицается главенствующая роль не­кой внутренне организующей политику структуры, выдвинул современный французский социолог П. Бурдье. По его мнению, политика, представляющая собой разновидность «социального поля», состоит из множества практик от­дельных субъектов (агентов), обладающих теми или иными «капиталами» (ре­сурсами), «позициями» (местом в политическом пространстве), когнитивными (познавательными) и мотивационными основаниями действий («габитусом»). Таким образом, макрополитический порядок складывается в результате слож­ного динамического взаимодействия этих практик, постоянно изменяющих «капиталы», «позиции» и другие присущие поведению акторов параметры.

В этих и других теоретических моделях макрополитического устройства общества отражаются те изменения, усложнения в организации власти, которые происходят в современных обществах. Данные модели расширяют возможно­сти более точного описания разнообразных источников и механизмов форми­рования политических порядков.

СУш^^т^ структура и функ- Если рационально интерпретировать рас- ции политической системы смотренные нами теории и идеи системного

отображения политики, то политическую систему можно определить как целостную и динамичную совокупность однотипных, дополняющих друг друга ролей, отношений и институтов власти, взаимодействующих на основе единых

норм и ценностей, задаваемых интересами доминирующих в обществе со­циальных групп и позволяющих последним реализовывать свои цели и намерения.

По своей сути политическая система характеризует глубинные, качест­венно определенные основания организации публичной государственной вла­сти в масштабах общества, отображая базовые предпосылки и факторы воспро­изводства отношений государства и социума в целом. Политическая система - это ансамбль однородных, однотипных структур и отношений, обладающий внутренней целостностью и воспроизводящий доминирующие позиции во вла­сти тех или иных социальных сил. Иными словами, политическая система есть качественная характеристика политических порядков, свидетельство степени внутренней упорядоченности, организованности и однотипности составляющих власть базовых элементов.

Системная трактовка политики показывает, что обретение политикой своей внутренней целостности, достижение ею сплоченности важнейших идей и институтов власти происходит постепенно, в результате целенаправленной деятельности правящих кругов. Будучи реальным сочетанием институциональ­ных и неинституциональных элементов, политика может обладать разным уровнем их внутреннего соответствия друг другу, а следовательно, тем или иным уровнем зрелости. При этом она сохраняет и возможность утраты своих базовых свойств, упорядочивающих организацию власти.

Таким образом, с логической точки зрения эволюция политической сис­темы может быть представлено как процесс постепенного повышения взаимо­соответствия ее элементов и, благодаря этому, обретения внутренней целостно­сти, а впоследствии - снижения качественной и функциональной определенно­сти за счет ослабления, деградации и распада базовых элементов и взаимосвя­занных отношений. Например, на начальных стадиях своего развития демокра­тические порядки могут поддерживаться за счет доминирующего влияния госу­дарственных институтов и лишь на более поздних этапах - за счет все более полного вовлечения в эти процессы объединений гражданского общества, на­работки соответствующих традиций и более тесного взаимодействия с между­народными демократическими структурами.

Политическая система как определенная подсистема общества испытыва­ет постоянное влияние внутренней (интросоциетальной) и внешней (экстрасо- циетальной и внесоциальной) среды. В качестве факторов внутреннего влияния могут выступать интересы разнообразных групповых и индивидуальных, эли­тарных и неэлитарных субъектов. Внешнее влияние на публичную власть осу­ществляется соответственно путем воздействия (биологических, геологических, географических и т.п.) факторов природного характера, а также влияния каче­ственно иных социальных процессов (экономических, нравственных и др.) либо тех или иных международных институтов и структур (ОБСЕ, ООН и т.п.). При­спосабливаясь к влиянию всех этих факторов, политическая система призвана постоянно совершенствовать свое строение, искусственно достраивая собст­венные порядки необходимыми институтами и структурами, способствуя при этом целенаправленным изменениям общественных отношений.

В качестве основополагающих структурных компонентов политиче­ской системы обычно выделяют следующие:

• институциональный, раскрывающий наиболее характерные для дан­ного общества способы артикуляции и агрегирования социальных интересов; тип формирования политических ассоциаций, партий, групп интересов; набор институтов, структур и организаций, участвующих в конкурентной борьбе за власть; особенности электоральной системы, государственного строя и т.д.;

• нормативный, характеризующий устоявшийся в обществе тип приня­тия решений; господствующие методы политического принуждения; формы го­сударственного контроля за принятыми решениями; технологии контроля об­щественности за властью; особенности конституционной и судебной систем; принципы и нормы политической этики и т.д.;

• информационный, демонстрирующий принятый в обществе тип куль­турного языка; традиции, обычаи, символы, ритуалы, используемые для обес­печения политического процесса; особенности политической семантики, форм межличностного и межгруппового общения и т.д.

Каждый из названных компонентов (элементов) является базовой харак­теристикой организации публичной политической власти в обществе, необхо­димым и минимально достаточным условием ее функционирования и развития. Эти структурные компоненты в совокупности организуют некую внутреннюю матрицу политической жизни, упорядочивающую все основные проявления по­литической активности элитарных и неэлитарных слоев.

Благодаря своему структурному разнообразию политическая система способна обеспечивать исполнение определенных функций в обществе, к важ­нейшим из которых можно отнести:

• целенаправленное регулирование общественных процессов, ориентиро­ванное на обеспечение устойчивого продвижения общества по пути социально­го развития;

• обеспечение оптимального взаимодействия между социальными и по­литическими, общественными и природными процессами и структурами;

• включение граждан в политическую жизнь на основе господствующих в государстве принципов и норм;

• обеспечение упорядоченности и стабильности политических порядков и

т.д.

Выполнение функций политической системой обеспечивает целостность всего общественного организма, способствует гармонизации развития социума и природы.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 1. Принципы системного описания политики:

  1. 2. Символизм как специфический способ выражения политико-правовой: коммуникации в Древней Руси
  2. § 3. Механизм воздействия денежно-кредитной политики на национальное производство
  3. 1. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
  4. 12.4. Принципы, задачи, функции и стандарты обеспечения национальной безопасности
  5. 16.1. Государственная политика в информационной сфере
  6. 7.1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ КОММУНИКАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ В СИСТЕМЕ МАРКЕТИНГА 7.1.1. Коммуникативная политика, коммуникативные сети и процессы
  7. 7.2. МЕДИА И ИНСТРУМЕНТАРИЙ КОММУНИКАТИВНОЙ ПОЛИТИКИ 7.2.1. Средства и способы повышения эффективности маркетинговых коммуникаций
  8. 7.1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ КОММУНИКАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ В СИСТЕМЕ МАРКЕТИНГА 7.1.1. КОММУНИКАТИВНАЯ ПОЛИТИКА, КОММУНИКАТИВНЫЕ СЕТИ И ПРОЦЕССЫ
  9. 7.2. МЕДИА И ИНСТРУМЕНТАРИЙ КОММУНИКАТИВНОЙ ПОЛИТИКИ 7.2.1. СРЕДСТВА И СПОСОБЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ МАРКЕТИНГОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ
  10. 10.4. Ценовая политика в канале и система скидок
  11. 3.4. ПРАВИЛА ПРИМЕНЕНИЯ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА
  12. 2.1. Принципы управления промышленным предприятием
  13. 4.3. Системный подход к инновационной деятельности
  14. 4.3. Системный подход к инновационной деятельности
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -