<<
>>

3. Особенности перехода к демократии в современных условиях.

Основные тенденции развития В 80-90-х гг. стали выявляться новые ис- «современных» государств торические факторы и тенденции в пере­

ходных преобразованиях, существенно повлиявшие на понимание путей и мето­дов «поздней» модернизации и перехода к современности в условиях постмо­дерна.

С одной стороны, глобальный процесс движения мирового сообщества к индустриальной (постиндустриальной) фазе своей эволюции развивался в тес­ной связи с расширением экономического сотрудничества и торговли между странами, распространением научных достижений и передовых технологий, постоянным совершенствованием коммуникаций, ростом образования, урбани-

с» / ЪУ о

зацией. За счет режимов «молодых демократий» (или так называемой «третьей волны демократии», развертывающейся в мире с 1974 г. - года установления демократического режима в Португалии) усилилось влияние целей и ценностей либерализма. В полной мере проявился и потенциал «демонстрационного эф­фекта», символизирующего позитивное отношение элитарных и неэлитарных слоев населения во многих странах к опыту Запада, к существующим там стан­дартам жизни, сложившимся отношениям государства и личности. Во многом благодаря этому цели «модерна» стали восприниматься как сугубо западное яв­ление.

С другой стороны, в странах первичной модернизации начались некото­рые процессы, качественно повлиявшие на динамику критериев «модерна» и стандартов отношения к этому процессу. В частности, в западных странах зна­чительно повысилась роль постматериальных (непотребительских) ориентации, возникли устойчивые тенденции усиления идейного и культурного плюрализ­ма, заявила о себе глобальная открытость этих обществ новым идеям и ценно­стям, информационная революция. Последствия данных процессов известны: крушение многих устоявшихся ценностных стандартов, нарастание стилевого и культурного разнообразия в образе жизни, ревизия былых форм рационального отношения к действительности.

Формирующиеся элементы культурной эклектики и атмосфера поощре­ния разнообразия наряду с позитивными последствиями преобразований стали провоцировать критику традиционных для западных обществ социальных и по­литических стандартов; пересмотр отношения к законам в сторону большей индивидуальной свободы; более критической оценки роли государства, якобы излишне формализующего человеческие отношения и стесняющего индивиду­альные потребности. В конце концов все это привело к падению былого авто­ритета интеллектуалов и возрастанию значения чисто технических средств об­щения (компьютеров, сети Интернет, ТВ) и ориентации человека в социуме. В этих условиях политика в глазах общественного мнения стала все больше пре­вращаться в элемент массовой культуры, разновидность стандартного развле­чения, утрачивая в общественном мнении значение мощнейшего перераспреде­лительного механизма.

Такие внутрисоциальные изменения дополнялись складыванием неких глобальных тенденций, свидетельствующих, по мнению Э. Гид-денса, о воз­никновении в этой части мира постдефицитной экономики, о возрастании по­литического участия непрофессионалов в делах управления обществом (через экологические, демократические, трудовые движения), о демилитаризации ме­ждународных отношений и гуманизации технологии. Сочетание этих тенден­ций дало ученым основание сделать вывод, что входящие в фазу постмодерна общества отличаются высоким уровнем риска, включающим и возможность экономического коллапса, и рост тоталитарной власти, и возникновение ядер­ных конфликтов, и ухудшение экологической ситуации. Их будущее стало аб­солютно открытым и недетерминированным. «И никакие силы Провидения, - писал Гидденс, - не вмешаются, чтобы спасти нас... Апокалипсис стал баналь­ностью ... нашей ежедневной жизни... подобно всем параметрам риска, он мо-

80

жет стать реальностью» .

Эти признаки цивилизационного кризиса западного общества усложнили и изменили отношение к опыту модернизированных стран со стороны госу­дарств и обществ с еще сильными патриархальными позициями: они, не решив пока многих задач классического «модерна», оказались перед испытанием но­выми целями и ценностями.

Такие изменения не могли не сказаться и на полемике относительно пер­спектив развития переходных обществ. Ввиду крайней противоречивости це­лей, ориентиров и альтернатив перехода в науке возобладали более сложные подходы к пониманию перспектив и динамики переходных обществ. В целом «переход» (транзит) к современности стал видиться еще более противоречивым и локально организованным процессом, чем ранее. В этом смысле постулаты теории модернизации начали трансформироваться в положения транзитоло- гии - отрасли знания, исключающей какие-либо ценностные и целевые крите­рии при описании процесса трансформации переходных государств и обществ.

В то же время применительно к оценке внутренних механизмов и пер­спектив развития традиционных государств (и на основе сложившихся реалий) снова разгорелся спор сторонников демократии и авторитаризма. Привер­женцы либеральных позиций стали рассматривать демократию уже не как цель, а как непременное условие осуществления переходных преобразований. Обос­новывая позитивность ориентации на демократию и ее последовательного раз­вития, они ссылаются на тот факт, что в середине 90-х гг. из 24 государств с наиболее высокими среднедушевыми доходами 20 были демократическими го­сударствами. Факторами усиления демократических целей развития они счита­ют и кризис легитимности авторитарных систем, беспрецедентный рост миро­вой экономики в 60-80-х гг., окончание «холодной войны» и проигрыш в ней тоталитарных государств, а также несомненный авторитет экономических и со­циальных достижений западных стран.

По мнению сторонников либеральных преобразований, в любых пере­ходных условиях рост экономического развития формирует у людей новые ценности, которые в конечном счете так или иначе эволюционируют к демо­кратическим принципам и идеалам. Эту же перспективу отражают и такие фак­ты, как повышение уровня образования населения, развитие мирового рынка торговли, укрепление в обществе позиций средних слоев, политика междуна­родных институтов. Решение же тех проблем, которые возникают в связи с не­обходимостью конкретных структурных преобразований, относилось ими к ка­честву элитарных слоев, овладению ими консенсусными технологиями и к про­цессу формирования политической воли, т.е.

тех проблем, которые решаются за счет отбора соответствующих руководителей.

В то же время, оставаясь реалистами, они признавали наличие не столько авторитарных тенденций, сколько «искушений», которые вызываются объек­тивными обстоятельствами (но которые могут быть устранены чисто субъек­тивными методами). Как пишет, например, А. Пшеворский, «шум несогласных голосов, задержки, вызываемые обязательствами следовать процедурам, ...неотвратимо порождают нетерпение и нетерпимость в среде сторонников ре­форм. Сомнения, противодействия, настаивание на процедурах кажутся им симптомами иррациональности». Поэтому они «...обнаруживают склонность вести дело вопреки народному сопротивлению: ...подавить гласность, чтобы продолжать перестройку. А с другой стороны, поскольку бедствия сохраняют­ся, доверие исчезает, управление кажется все менее компетентным, постольку рождается соблазн... сделать все прямолинейно, одним броском, прекратить пе­ребранку, заменить политику администрированием, анархию дисциплиной, де-

лать все рационально... » .

В противоположность либералам консерваторы полагают, что произо­шедшие в мире изменения, напротив, усиливают перспективы авторитаризма. Это вызвано тем, что усиление влияния цивилизаци-онных факторов в пере­ходных преобразованиях способствует нарастанию политических форм защиты собственных ценностей и ведет к столкновению с Западом и его моделью мо­дернизации. При этом реально большинство стран продолжает жить при авто­ритарных режимах, когда отсутствие сильных классов, способных задать демо­кратические ориентиры, и социальная гетерогенность неизменно способствуют усилению роли авторитарного центра. Поэтому ни одно молодое государство не способно решить конфликт между укреплением демократии и экономиче­ским ростом. Вынужденные вкладывать средства в структурную перестройку экономики, а не в потребление, демократические режимы проигрывают борьбу за симпатии населения и тем самым снижают свою легитимность. Поэтому, считают консерваторы, мир находится на границе эпохи отката демократий, ко­гда оказывается возможным установление этнических, религиозно- фундаменталистских, популистских, коммунистических и прочих диктатур По­этому в современных условиях развивающимся государствам необходима «ориентация на развитие», а не на демократию.

Особенности модернизации °существляя переходные преобразо-

современного российского общества вания, российское общество по-своему

решает возникающие проблемы, дает

собственные ответы на вызовы време­ни. Универсальные параметры нестабильности и несбалансированности пере­ходных процессов не дают возможности детально прогнозировать события, оп­ределять результаты идущей трансформации. В то же время можно сказать, что характер и темпы проводимых преобразований непосредственно зависят от ре­шения обществом основных конфликтов и противоречий модернизации.

В целом российское общество можно отнести к разновидности «делега- тивной демократии». Вместе с тем ее политический облик обусловлен прежде всего динамикой применения присущих ей методов урегулирования и разреше­ния конфликтов. Среди последних выделяются в первую очередь универсаль­ные, типичные для этой стадии развития конфликты, решение которых во мно­гих странах уже создало определенные стандарты и нормативные требования, а их выполнение способствует продвижению страны к целям «модерна». Итак, к типичным конфликтам модернизации можно отнести кризис идентичности, обусловливающий поиск людьми новых духовных ориентиров для осознания своего места в обществе и связей с государством в силу распада тех идеалов и ценностей, которые лежали в основе ранее доминировавшей политической культуры.

Существенными последствиями процесса преобразований являются и ме­тоды разрешения кризиса распределения культурных и материальных благ,

вызванного качественным изменением стандартов и способов потребления, а также ростом социальных ожиданий граждан. В зависимости от того, сможет ли государство найти способы обеспечения устойчивого роста материального благосостояния, причем в приемлемых для людей формах стимулирования и распределения общественных благ, и будут определяться основные формы со­циальной поддержки целей и ценностей демократии.

Характерен для России и кризис участия, обусловленный ломкой при­вычных форм и механизмов вовлечения граждан в политику при увеличении числа стремящихся к участию в управлении и на базе создания нового баланса политических сил. В этом плане темпы и характер преобразований будут непо­средственно зависеть от того, смогут ли власти создать структуры и механиз­мы, способные интегрировать новые «заявки» населения на политическое уча­стие, пресечь агрессивные формы презентации интересов и при этом обеспе­чить равенство различных групп населения, соблюсти предложенные ими пра­вила «политической игры», создать прецеденты правового выхода из кон­фликтных ситуаций, поддержать идеалы и ценности, способные интегрировать общество и государство.

Тесно связано с кризисом участия и противоречие между дифференциа­цией ролей в политической системе, императивами равенства граждан (на участие в политике, перераспределение ресурсов) и возможностями власти к интеграции социума. Пытаясь решить данный круг проблем, вызванных по­стоянным нарушением прав групп и граждан в политической сфере, правящие режимы должны акцентировать внимание на правовых способах решения кон­фликтов, соблюдении равенства всех граждан перед законом, должны реши­тельно пресекать политический радикализм, противодействовать терроризму.

Существенное значение для определения темпов реформ имеют и формы разрешения кризиса «проникновения», свидетельствующего о невозможности правящих сил (прежде всею высших органов государственной власти) целиком и полностью реализовать свои решения во всех сферах общественной жизни. Вынужденные соперничать с множеством центров влияния, обладающих воз­можностью изменять в свою пользу содержание управленческих решений (за­конов, установлений), центральные власти сталкиваются с постоянным сниже­нием эффективности своего политического регулирования. Имея в виду опыт урегулирования подобных проблем в других странах, можно отметить, что применяемые государством методы должны исключать попытки исправления положения любой ценой, попытки силового «продавливания» необходимых решений, перешагивание допустимых границ в политическом торге с оппонен­тами, сползание к популизму и усиление теневых механизмов власти, ведущих к нарастанию коррупции.

Непосредственное влияние на ход общественных преобразований оказы­вает и кризис легитимности, выражающийся в рассогласовании целей и цен­ностей правящего режима с представлениями основной части граждан о необ­ходимых формах и средствах политического регулирования, нормах справед­ливого правления и с другими ценностями массового сознания. Основой пози­тивного решения связанных с этим кризисом проблем является строительство таких социально-экономических и политических отношений, которые отвечают интересам широких социальных кругов населения и способны сформировать у них устойчивую поддержку власти. В этом смысле интеграция общества и вла­сти должна исключать искусственное раздувание противоборства с внешним (или внутренним) противником, стимулирование псевдопатриотических чувств и гражданского самопожертвования.

Попытки урегулирования всеобщих кризисов «модерна» сочетаются с решением проблем, всегда имеющих специфически-национальный характер, обусловленных сопротивлением политических сил, заинтересованных в нацио­налистических, имперских и прочих аналогичных моделях развития российско­го общества. Эти контрмодернистские тенденции непосредственно связаны с деятельностью тех конкретных партий, движений и элитарных группировок в государственной власти, которые обладают различным весом и влиянием в по­литическом секторе. В данном случае сохранение демократической ориентации в борьбе с этими силами предполагает последовательное конструирование вла­стями политических порядков, доказывающих преимущество демократии и опирающихся на здравый смысл общественного мнения.

Наряду с этими противоречиями российское общество пытается решать и ряд противоречий постмодерна. В основном затрагивая механизмы и отноше­ния, формирующиеся на базе применения современных информационных тех­нологий, они еще не получили существенного распространения. Однако, про­являясь в важных сферах политического пространства, эти конфликты оказы­вают существенное влияние на принятие государственных решений, на харак­тер участия государства в урегулировании международных конфликтов, а стало быть, и на отношения с важнейшими зарубежными партнерами.

Высокая конфликтность социальных и политических процессов в услови­ях модернизации определяет необходимость постепенности проведения ре­форм, снижения влияния на процессы демократизации стереотипов традицио­налистской политической культуры, а главное - повышение роли правящих и оппозиционных элит, их способности вести заинтересованный диалог и нахо­дить точки соприкосновения. В данном отношении российское общество испы­тывает определенные трудности, поскольку для него характерно не идеологиче­ское (побуждающее элиты воплощать интересы широких социальных слоев), а корпоративное размежевание элит, свидетельствующее о преобладании во вла­сти интересов кланов, олигархических группировок и т.д. Преодоление этого типа внутриэлитарных связей и обусловливает основные пути укрепления де­мократических тенденций в развитии нашей страны.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 3. Особенности перехода к демократии в современных условиях.:

  1. 7.4. Эволюция вывоза капитала в современных условиях
  2. Тема 4. ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  3. § 2. Западные теории демократии
  4. § 2. Западные теории демократии
  5. § 3. Особенности конституционно-правового статуса личности
  6. §4. Государственно-политический режим современной России
  7. § 4. Переход от классического к современному международному праву (1919 - 1946 гг.)
  8. § 6. Принцип демократии
  9. 25.2. Условия формирования правового государства
  10. 26.4. Формирование гражданского общества в современной России
  11. Глава 6. Проблема функций современного государства
  12. § 2.2. Типология государства: различные подходы. Современный взгляд на проблему
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -