<<
>>

3. Основные идеологические течения в со­временном мире

Политическая история на протяжении столетий продемонстрировала за­рождение и упадок многих идеологических доктрин. Религиозные и нацио­нальные идеологии, анархизм и тьер-мондиализм, экологизм и христианско- демократическая идеология направляли мощные политические движения, то завоевывая какую-то часть политического пространства, то отходя на вторые позиции.
Мы кратко остановимся на характеристике лишь тех идейных конст­рукций, которые в последние полтора-два столетия играют наиболее заметные роли на политической арене.

Унаследовав ряд идей древнегреческих мыслите-

Либерализм

лей Лукреция и Демокрита, либерализм как само-

и неолиберализм стоятельное идеологическое течение сформиро­

вался на базе политической философии английских просветителей Дж. Локка, Т. Гоббса, Дж. Милля, А. Смита в конце ХУП-ХУШ в. Связав свободу лично­сти с уважением основополагающих прав человека, а также с системой частно­го владения, либерализм заложил в основу своей концепции идеалы свободной конкуренции, рынка, предпринимательства. Основополагающим критерием оценки развития общества стала свобода личности.

В соответствии с этими приоритетами ведущими политическими идеями либерализма были и остаются правовое равенство граждан, договорная природа государства, а также в более позднее время сформировавшееся убеждение о равноправии соперничающих в политике «профессиональных, экономических, религиозных, политических ассоциаций, ни одна из которых» не может иметь «морального превосходства и практического преобладания над другими»[42].

Причем, как подчеркивает И. Валлерстайн, если для социалистов главным в идеологических проектах была цель, а для консерваторов - торможение преоб­разований в соответствии с идеалами прошлого, то для либерализма, негативно относящегося к понятию «прогресс», наличию «общесоциальных» тенденций и «законов истории», важнейшим ориентиром было понимание ценности самого процесса жизни, убежденность в необходимости постепенности и рационально­сти изменений.

С момента своего возникновения либерализм отстаивал критическое от­ношение к государству, принципы высокой политической ответственности граждан, религиозную веротерпимость, плюрализм, идею конституционализма. Вместе с тем базовые ценности либерализма обусловили и его известную внут­реннюю противоречивость. Так, на протяжении всей своей идейной эволюции либерализм на каждом повороте истории определял допустимую степень и ха­рактер государственного вмешательства в частную жизнь индивида. Постоян­ного уточнения и переосмысления требовали и вопросы совмещения преданно­сти ценностям демократии и свободы с понятиями верности конкретному Оте­честву. При этом, настаивая на незыблемой ценности прав человека, либераль­ная философия во многом игнорировала развитие его прав. Поэтому вместо ре­ального, изменяющегося и зависимого от эволюции общества и культуры чело­века либерализм представлял его как носителя вечных и неизменных желаний. Пытаясь же освободить человека от пагубных страстей и влияния «прогресса» путем рационализации его жизни, делая рассудок главным инструментом чело­веческой жизни, либерализм превращался в излишне умозрительное учение.

Попытки решения этих вопросов привели к возникновению в либерализ­ме многочисленных внутренних течений, в которых менялись представления о важнейших ориентирах и способах их реализации.

Так, в XX в. наряду с традиционным либерализмом сформировались на­правления, пытавшиеся соединить его основные ценности с тотальной опорой на государство, либо с социально ориентированными идеями, утверждавшими большую ответственность общества за благосостояние людей, нежели отдель­ного индивида, либо с представлениями, напрочь отрицавшими социальную направленность деятельности государства («консервативный либерализм»), и т.д.

Наиболее ярым защитником основополагающих ценностей либерализма явился либертализм, отрицавший возможности его внутренних перемен. Наи­более яркие представители либертализма Ф. Хайек и Л. Мизес считали, что лю­бое экономическое планирование ведет к политической диктатуре, а главную дилемму общественного развития следует видеть в отношениях между плани­рованием (формой тирании) и конкуренцией (символом свободы).

Коль скоро любой коллективизм, с их точки зрения, тоталитарен, то западное общество стоит перед противоречием свободного рынка и хаоса, ведущего к диктатуре. Кроме того, утверждалось, что плюрализм способен сформировать механизмы экспроприации большинством богатого меньшинства, а это также может поста­вить под угрозу основополагающие принципы либерализма. Поэтому наиболее конструктивным политическим выходом из столь опасной ситуации признава­лось развитие индивидуализма, частной собственности и свободного рынка, создание ультраминималистского государства.

В то же время усиление государственного управления экономикой и воз­растание роли социальных целей породили и другую историческую форму - неолиберализм, адаптировавший традиционные ценности либерализма к эко­номическим и политическим реалиям второй половины XX в. Важнейшим дос­тоинством политической системы в нем провозглашалась справедливость, а правительства - ориентация на моральные принципы и ценности. В основу по­литической программы неолибералов легли идеи консенсуса управляющих и управляемых, необходимости участия масс в политическом процессе, демокра­тизации процедуры принятия управленческих решений. В отличие от прежней склонности механически определять демократичность политической жизни по большинству, неолибералы стали отдавать предпочтение плюралистическим формам организации и осуществления государственной власти. Причем Р. Даль, Ч. Линдблюм и другие неоплюралисты считают, что чем слабее правле­ние большинства, тем оно больше соответствует принципам либерализма. Из­вестный теоретик Дж. Роулс в книге «Теория справедливости» поставил в центр либеральной доктрины проблему равенства, причем не столько полити­ческого, сколько социального, что сблизило эту идеологию с базовыми фило­софскими установками социал-демократии.

Неолиберализм, с одной стороны, закрепил выдающееся положение этой идеологии в мире. Либерализм как система политических целей уже воплощено в западных странах. Она все больше приобретает характер не столько четкой программы, сколько мироощущения, мировоззрения, смысловых ориентации более общего характера, в котором на первый план выходят его наиболее об­щие идеалы и культурные принципы.

Эти основные ценности обусловили ко­ренное изменение в массовых политических воззрениях во многих странах ми­ра, легли в основу многих национальных идеологий, ориентиров неоконсерва­тизма и христианско-демократической идеологии. На либеральной основе раз­вились многообразные теории политического участия, демократического эли- тизма и т.д. И видимо, эти грандиозные исторические изменения, вызванные влиянием либерально-демократических ценностей, позволили ряду зарубежных теоретиков (в частности, Ф. Фукуяме) предположить, что мировое сообщество уверенно движется к «концу истории», т.е. к универсализации государств, во­площающих принципы свободы и равенства граждан и потому способных ре­шить все фундаментальные проблемы человеческого сообщества.

Однако, с другой стороны, в неолиберализме сохранились многие осно­вополагающие идеи, которые со временем продемонстрировали серьезную ог­раниченность данной идеологии в изменяющихся условиях. К числу таких по­ложений следует отнести: ориентацию по преимуществу на публичные виды человеческой жизнедеятельности (политическую активность, предприимчи­вость, свободу от предрассудков и т.п.), традиционное отношение к морали как к частному делу человека и негативное отношение к вере (что сужает отноше­ния индивида и общества, провоцирует нарастание одиночества человека), враждебное отношение к интересам различных общностей (народу, нации, го­

сударству, партии и др.) как к «фикциям» (что способствует атомизации со­циума), определенную изоляцию от природы и других людей, эгоизм потребно­стей, автономию воли и разума и др. Такого рода идеи и положения не смогли дать ответы на вызовы времени, не позволили точно спрогнозировать ведущие тенденции развития позднеиндустриальных обществ. Более приспособленными для выработки таких ответов на вызовы современности оказались ценности консерватизма.

Консерватизм (термин впервые употребил Ф. Шатобриан в конце XVIII в.) представляет со­бой двоякое духовное явление. С одной сторо­ны, это психологическая установка, стиль

мышления, связанный с доминированием инерции и привычки, определенный жизненный темперамент, система охранительного сознания, предпочитающая прежнюю систему правления (независимо от ее целей и содержания).

С другой стороны, консерватизм - это и соответствующая модель поведения в политике и жизни вообще, и особая идеологическая позиция со своим философским осно­ванием, содержащим известные ориентиры и принципы политического участия, отношения к государству, социальному порядку и ассоциирующаяся с опреде­ленными политическими действиями, партиями, союзами. Как идеология, кон­серватизм эволюционировал от зашиты крупных феодально-аристократических слоев до защиты класса предпринимателей и ряда основополагающих принци­пов либерализма (частной собственности, невмешательства государства в дела общества и т.д.).

Предпосылкой возникновения этих базовых представлений стали попыт­ки либералов радикально переустроить общество после Великой Французской революции 1789 г. Потрясенные сопровождавшим этот процесс насилием, ду­ховные отцы консерватизма - Ж. де Местр, Л. де Бональд, Э. Бёрк, а впоследст­вии X. Кортес, Р. Пиль, О. Бисмарк и другие пытались утвердить мысль о про­тивоестественности сознательного преобразования социальных порядков.

Консерватизм и неоконсерватизм

Консерваторы исходили из полного приоритета общества над человеком: «люди проходят, как тени, но вечно общее благо» (Бёрк). По их мнению, свобо­да человека определяется его обязанностями перед обществом, возможностью приспособиться к его требованиям. Политические же проблемы они рассматри­вали как религиозные и моральные, а главный вопрос преобразований видели в духовном преображении человека, органически связанном с его способностью поддерживать ценности семьи, церкви и нравственности. Сохранение же про­шлого в настоящем способно, как они полагали, снять все напряжение и потому должно рассматриваться в качестве морального долга перед будущими поколе­ниями. Понятно, что такие принципы, как индивидуализм, равенство, атеизм, моральный релятивизм, культ рассудка, представляли для них антиценности, разрушающие целостность человеческого сообщества.

Таким образом, система воззрений консерваторов базировалась на приоритете преемственности перед инновациями, на признании незыблемости естественным образом сложившего­ся порядка вещей, предустановленной свыше иерархичности человеческого со­

общества, а стало быть, и привилегией известных слоев населения, а также со­ответствующих моральных принципов, лежащих в основе семьи, религии и соб­ственности.

На основе этих фундаментальных подходов сформировались и окрепли характерные для консервативной идеологии политические ориентиры, в част­ности: отношение к конституции как к проявлению высших принципов, кото­рые воплощают неписаное божественное право и не могут произвольно изме­няться человеком; убежденность в необходимости правления закона и обяза­тельности моральных оснований в деятельности независимого суда; понимание гражданского законопослушания как формы индивидуальной свободы и т.д.

В основе политического порядка, по мнению консервативных идеологов, лежит постепенный реформизм, основывающийся на поиске компромисса. Компромисс как единственная гарантия сохранения относительного порядка и пусть несовершенной, но все же социальной гармонии предопределял баланс, адаптацию, приспособление, подстраивание как нормы консервативной идеоло­гии. Современный английский консерватор Ж. Гилмор писал по этому поводу: «Последовательность никогда не была достоинством тори, впрочем, нет ее ни у одной политической партии. Но другие партии считают, что они должны быть последовательными. Мы убеждены в обратном. Мы защищали сначала протек­ционизм, потом свободное предпринимательство, потом снова протекционизм и снова свободное предпринимательство - в зависимости от экономических об­стоятельств. Мы поддерживали то индивида, то государство, потому что госу­дарство и индивид меняются, и когда нам говорят, что мы "вдруг" стали врага­ми государства, мы отвечаем, что того государства, которое мы защищали сто

90

лет назад, уже не существует» .

В первой половине 70-х гг. XX в. консерватизм в основном стал высту­пать в обличье неоконсерватизма. Его наиболее известные представители И. Кристол, Н. Подгорец, Д. Белл, 3. Бжезинский и другие сформировали ряд идей, ставших ответом на экономический кризис того времени, на расширение кейнсианства, массовые молодежные протесты, отразившие определенный кри­зис западного общества. Данная форма консерватизма удачно приспособила традиционные ценности к реалиям позднеиндустриального этапа развития за­падного общества. Многообразие стилей жизни и усиление всесторонней зави­симости человека от технической среды, ускоренный темп жизни, экологиче­ский кризис, нарастание культурного разнообразия и снижение авторитета тра­диционных для Запада ориентации - все это породило серьезный ориентацион- ный кризис в общественном мнении, поставило под сомнение многие первич­ные ценности европейской цивилизации.

В этих условиях неоконсерватизм предложил обществу духовные при­оритеты семьи и религии, социальной стабильности, базирующейся на мораль­ной взаимоответственности гражданина и государства и их взаимопомощи, на уважении права и недоверии к чрезмерной демократии, крепком государствен­ном порядке. Сохраняя внешнюю приверженность рыночному хозяйствованию,

90 GilmorJ. Inside Right: A Study of Conservatism. L., 1977. P. 38.

привилегированности отдельных страт и слоев, неоконсерваторы четко ориен­тировались на сохранение в обществе и гражданине чисто человеческих ка­честв, универсальных нравственных законов, без которых никакое экономиче­ское и техническое развитие общества не может заполнить образовавшийся в человеческих сердцах духовный вакуум.

Основная ответственность за сохранение в этих условиях человеческого начала возлагалась на самого индивида, который должен был прежде всего рас­считывать на собственные силы и локальную солидарность семьи, ближнего окружения. Такая позиция должна была поддерживать в индивиде жизнестой­кость, инициативу и одновременно препятствовать превращению государства в «дойную корову», в силу, развращающую своей помощью человека. В то же время государство, по мысли неоконсерваторов, должно стремиться к сохране­нию целостности общества, к обеспечению необходимых индивиду жизненных условий на основе законности и правопорядка, предоставляя гражданам воз­можность образовывать политические ассоциации, к развитию институтов гра­жданского общества, сохранению сбалансированных отношений природы и че­ловека. И хотя предпочтительным политическим устройством такой модели взаимоотношений государства и гражданина считалась демократия, все же тео­ретики неоконсерватизма настаивали на усилении управления обществом, на совершенствовании механизмов урегулирования конфликтов, снижении уровня эгалитаризма.

Идеи социализма известны в мире с древ­нейших времен, однако теоретическое обос­нование и идеологическое оформление они получили только в XIX столетии. Большое
Коммунистическая и социалистическая идеология
значение для их концептуализации имели эгалитаристские идеи Ж.Ж. Руссо и воззрения его соотечественника Ф. Бабёфа о классовой принадлежности граж­дан и необходимости насильственной борьбы за общественное переустройство.

Первые попытки очертить идеал этого общественного устройства пред­принимались мыслителями Нового времени Т. Мором и Т. Кампанеллой, а в

Конечно, неоконсерваторы не могли решить всех проблем. Предлагав­шиеся ими программы стабилизации и роста не смогли найти адекватных меха­низмов решения проблем, связанных с инфляцией, вовлечением в жизнь укло­няющихся от труда слоев общества, урегулировать отношения богатых и бед­ных стран и т.д. Тем не менее эта доктрина представила человеку целостную картину мира, показала главные причины кризиса общества и способы выхода из него, согласовала моральные принципы с рациональным отношением к кри­зисному социуму, дала людям ясную формулу взаимоотношений между соци­ально ответственным индивидом и политически стабильным государством. Не­оконсерватизм служил защитой человека на новом технологическом витке раз­вития индустриальной системы, определяя приоритеты его деятельности, курс государства, способный вывести общество из кризиса. На этой идейной основе стали синтезироваться многие гуманистические идеи либерализма, социализма и некоторых других учений.

конце XVIII - начале XIX столетия - утопическими социалистами Сен- Симоном, Фурье и Оуэном. В середине XIX в. К. Маркс и Ф. Энгельс дали тео­ретическое обоснование социализма, интерпретируя его как определенную фа­зу исторического становления более отдаленного этапа развития общества - коммунизма, представлявшего, по их мнению, подлинную цель развития чело­вечества. Обосновывая неизбежность становления «социально справедливого общества», немецкие ученые весьма противоречиво истолковали способы дос­тижения этого социального идеала, сохранив возможность различного понима­ния места социализма в данном процессе, возможность применения как эволю­ционных, так и революционных путей его утверждения в обществе. В дальней­шем внутренняя противоречивость марксистского учения обусловила различ­ные варианты его политико-идеологической эволюции.

Так, В. И. Ленин, развивая революционную традицию марксизма, взяв в этом учении его наиболее агрессивные черты, разработал учение об этапах со­циалистической революции, о сломе «буржуазной государственной машины», «диктатуре пролетариата», партии «нового типа», ведущей общество к «высо­там коммунизма». Впоследствии ленинский фундаментализм послужил осно­вой для возникновения сталинского режима, теоретики которого, выдвинув идею об усилении классовой борьбы по мере социалистического строитель-Л ства, создали идейную основу для обеспечения общественных преобразований (обобществления производства, индустриализации народного хозяйства, кол­лективизации села и т.д.) средствами террора и геноцида гражданского населе­ния.

Попытка реализовать эти идеи социализма в послевоенном Китае поро­дила еще одну прикладную разновидность социализма - маоизм (по имени ге­нерального секретаря КПК Мао Цзедуна). Отрицая священные для марксистов «общие закономерности» социалистическог строительства, Мао взял за основу сталинскую идею о необходимости борьбы с внешними и внутренними врага­ми, раскрасив ее теорией «партизанской борьбы», сделавшей маоизм весьма популярным в ряде стран Индокитая, Африки и Латинской Америки. При этом главной исторической силой движения к социализму стало крестьянство, при­званное «перевоспитывать» интеллигенцию и другие слои населения в револю­ционном духе. Понятно, что эти пути продвижения к «светлому будущему» были оплачены массовыми жертвами китайского населения, особенно во вре­мена «культурной революции».

Другая, эволюционистская (или в терминологии российских большевиков - ревизионистская) линия марксизма связана с деятельностью немецких теоре­тиков К. Каутского, А. Бебеля, Э. Бернштейна, которые, напротив, позитивно трактовали роль государства (демократической республики) в становлении со­циально справедливого общества, утверждали приоритет мирных средств дос­тижения целей, классового примирения. Такой характер интерпретации буржу­азного строя больше соответствовал основным тенденциям его эволюции, по­ниманию социализма как определенной формы политики индустриального об­щества, применяемой на поздних стадиях его развития.

Эти основные идеи и подходы реализовались со временем не только в по­литическом движении социал-демократии, но и в политике ряда государств, в частности, в бывшей Югославии, стремившейся укрепить социалистический строй без присутствия иностранных войск (как это было в Восточной Европе), ориентировавшейся на мирное сосуществование с капиталистическими госу­дарствами, признание внутренних конфликтов и противоречий социалистиче­ского строительства, на необходимость ведения борьбы с главным внутренним врагом - бюрократией, на установление рыночных отношений и ограничение роли коммунистической партии.

В целом история XX в. наряду с общегуманистическим содержанием ло­зунгов социалистов выявила и органические пороки этой идеологии, воспре­пятствовавшие в конечном счете ее воплощению в современном мире. Так, для индустриального этапа развития общества неприемлемым оказалось негативное отношение социалистов к экономическому неравенству индивидов, к конку­ренции и принципам неодинакового вознаграждения за труд, обусловленных различиями в способностях, образовании и других характеристиках индивидов. Желая исправить «несправедливость» общества, социалисты пытались заме­нить их механизмами нетрудового распределения доходов, политическим регу­лированием экономических процессов, признавали необходимым сознательное установление государством принципов и норм социального равенства. Поэтому в идеологии социализма государство всегда возвышалось над индивидом, соз­нательное управление - над эволюционным ходом развития общества, полити­ка - над экономикой.

В то же время XX век продемонстрировал не только непрекращающиеся попытки практического воплощения ортодоксальных версий социализма, но и стремление многих мыслителей модернизировать теоретическую основу социа­листической идеологии. Так, австро-марк-систы М. Адлер и О. Бауэр пытались создать «интегративную» концепцию социализма, объединяющую идеи комму­низма и социал-демократии; А. Шафф и Г. Петрович обосновывали доктрину «гуманистического» марксизма. Кроме того, разрабатывались теории «экологи­ческого» и «христианского» социализма и т.д. Однако при всей привлекатель­ности идеи социальной справедливости расхождение предписаний теории со­циализма с реальными тенденциями мирового развития в XX в., а самое глав­ное, явная склонность к силовым средствам управления, неразрывная связь с имиджем тоталитарных режимов Сталина, Кастро, Чаушеску значительно осла­били политическое влияние этой идеологии в современном мире.

Социал-демократия Наибольшее влияние на общественное сознание в XX

в. (в основном в европейских странах) оказала социал- демократическая идеология, явившаяся ветвью социалистической идеологии, отколовшейся в начале века в связи с собственными оценками Первой мировой войны и большевистской революции в России. На протяжении всего своего су­ществования она отстаивала приоритеты социального и межгосударственного мира и связывала идеалы справедливого общественного устройства с принци­пами свободы и трудовой солидарности. Представления о постепенном рефор­мировании буржуазного общества неразрывно соотносились в ее доктрине с отказом от классовой борьбы, с принципами народовластия, социальной защи­щенности тружеников и поощрением рабочего самоуправления. Проповедуемая социал-демократией концепция «социального партнерства» (заменившая и усо­вершенствовавшая концепцию классовой борьбы на принципах «свободы, со­лидарности и справедливости») в условиях стабильного политического разви­тия стала весьма привлекательной программой политического движения. В доктрине социал-демократии большое место уделялось нравственно-этическим факторам общественного развития. Однако неосуществленность выдвигавших­ся ими моделей «демократического социализма», трудности, связанные с реа­лизацией идеи «государства всеобщего благоденствия», смена общественного строя в большинстве стран «реального социализма» и другие факторы негатив­но сказались на восприятии доктрины социал-демократии в мире.

Фаши3м Фашистская идеология, возникшая в 20-х гг. XIX в.,

стала одним из знаковых явлений XX столетия. Ее эво­люция, способы влияния на политические отношения в разных странах также создали неоднозначное отношение к ней в политической науке.

Сегодня в политологии сложилось двоякое понимание фашизма. Одни ученые понимают под ним конкретные разновидности политических идео­логий, сформировавшихся в Италии, Германии и Испании в 20-30-х гг. XX столетия и служивших популистским средством выхода этих стран из послево­енного кризиса. Родоначальником фашизма был лидер левого крыла итальян­ских социалистов в те годы Б. Муссолини. Его теория, базировавшаяся на эли­тарных идеях Платона, Гегеля и на концепции «органистского государства» (оправдывающей агрессивные действия властей во имя блага преданного ему населения), проповедовала крайний национализм, «безграничную волю» госу­дарства и элитарность его политических правителей, прославляла войну и экс­пансию.

Характерной разновидностью фашизма был и национал-социализм Гитле­ра (А. Шиклырубера). Немецкая версия фашизма отличалась большей долей ре­акционного иррационализма («германский миф»), более высоким уровнем то­талитарной организации власти и откровенным расизмом. Использовав идеи расового превосходства А. Гобино, а также ряд положений философии И. Фих­те, Г. Трейчке, А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, теоретики германского фашизма построили свою идеологию на приоритете социальных и политических прав некоего мифического народа, который они называли «арии». В соответствии с признанием его привилегированности была провозглашена политика поддерж­ки государств «культуро-созидающих рас» (к «настоящим ариям» были отнесе­ны немцы, англичане и ряд северных европейских народов), ограничения жиз­ненного пространства для этносов, «поддерживающих культуру» (к ним при­числяли славян и жителей некоторых государств Востока и Латинской Амери­ки), и беспощадного уничтожения «культуро-разрушающих» народов (негров, евреев, цыган). Здесь государству отводилась уже второстепенная роль, а глав­ное место занимала раса, защита целостности которой предполагала и оправды­вала политику экспансионизма, дискриминации и террора.

Конкретно-исторические трактовки фашизма позволяют увидеть его по­литические очертания помимо названных государств также во франкистской Испании, Японии 30-40-х гг., Португалии при А. Са-лазаре, Аргентине при президенте Пероне (1943-1955), Греции конца 60-х, в отдельные периоды прав­ления в Южной Африке, Уганде, Бразилии, Чили. Его наиболее характерные черты зримо проявляются в таких идейных разновидностях этой человеконена­вистнической идеологии, как неонацизм (базирующийся на принципах расовой чистоты и идеале сверхчеловека); национал-либерализм (сохраняющий те же идеи расистской богоизбранности и этнического гегемонизма, но более терпи­мо относящийся к индивидуализму и ряду других буржуазных ценностей) и неофашизм (в котором отсутствуют представления об этническом мессианстве, но вместе с тем отрицается и философия индивидуализма; главное значение придается здесь идеям «почвы», народа, патриотизма, лежащие в основе «есте­ственного государства» с «беспощадным правительством»).

В рамках такого подхода характеристика фашизма непосредственно свя­зывается с описанием разного рода националистических и особенно тоталитар­ных режимов. Так, французский теоретик С. Пэйн описывает фашизм как «форму революционного ультранационализма», а немецкий историк А. Меллер исследует его как «персоналист-скую форму тоталитаризма». Другой француз­ский ученый П. Милза предложил даже учитывать несколько этапов в развитии и эволюции фашизма: I - фашизм существует как форма кризиса экстремист­ских движений, захвативших часть мелкой буржуазии, которая выступала про­тив капитализма и крайне левых сил; II - фашизм приобретает форму союза между крупной частной собственностью и мелкой буржуазией для захвата вла­сти; III - фашизм становится специфическим политическим режимом; IV - ста­дия полного тоталитаризма[43].

Такая картина эволюции фашизма дает возможность более четко видеть угрозы, которые исходят от него особенно в переходных обществах. В них предпосылки фашизма непосредственно определяются отсутствием законов, направленных на борьбу с политическим радикализмом и экстремизмом (осо­бенно в националистической форме), отсутствием целенаправленной, поддер­живаемой государством пропаганды против крайних форм политического уча­стия, благожелательным отношением к историческим фактам сотрудничества с преступными режимами или политическими деятелями, распространением мес- сионерских идей и концепций.

С другой точки зрения фашизм интерпретируется как идеология, не имеющая определенного идейного содержания и формирующаяся там и то­гда, где и когда в идейных и практических устремлениях политических сил на первый план выступают цели подавления демократии, а жажда насилия и тер­рора подчас заслоняет задачи захвата и использования власти. Политическая линия такого движения неразрывно связана с утопическими* идеями превос­ходства тех или иных расовых, этнических, классовых, земляческих и иных групп общества, агрессивностью политических требований, чертами нацио­нального милитаризма, апелляцией к низменным человеческим чувствам и предрассудкам. Политическое оформление подобных идеологических учений и доктрин сопровождается отвержением демократии как системы власти, полным приоритетом национального кодекса нравственности над общечеловеческими ценностями, безудержной демагогией в формировании общественного мнения, насаждением культа вождя. В этом смысле фашизм предстает как ультрареак­ционная, антигуманистическая идеология, на основе которой складываются по­литические движения мобилизационного типа, ориентированные на реализа­цию мифических идей и целей и прокламирующие непрерывную борьбу с вра­гами.

Таким образом, у всех идеологий, относящихся к такому «без цвета и за­паха» фашизму, цели и задачи имеют антигуманистический характер, их род­нит и сходство используемого в борьбе за власть политического инструмента­рия. Поэтому от фашистского перерождения не застрахованы ни национальные, ни социальные, ни религиозные, ни другие идеологии, утверждающие привиле­гированное положение «коренного населения», приверженцев «подлинной ве­ры» и т.д. и предлагающие радикальные средства для обеспечения этим груп­пам требуемого общественного статуса.

Понимая фашизм таким образом, общество должно крайне внимательно относиться к появлению на политическом рынке идей, авторы которых стре­мятся закрепить чье-либо социальное, национальное, политическое, идеологи­ческое и т.п. превосходство в ущерб другим гражданам и не желающие оста­навливаться ни перед какой социальной ценой для достижения поставленных целей. Акцептация таких черт фашизма несколько драматизирует авторитарные методы управления в демократических режимах, однако она позволяет свое­временно увидеть опасность нарастания насилия, национального милитаризма, вождизма и других черт этой агрессивной идеологии, чреватой разрушением цивилизованного облика общества.

Идеологический дискурс Взаимодействие идеологий на политиче­

ском пространстве обозначается в науке

понятием «идеологический дискурс». Причем идейные контакты разнообразных доктрин и программ, как правило, развиваются в двух направлениях. С одной стороны, идеологии прежде всего пытаются очертить отношения со своими наиболее ярыми противниками, кон­такты с которыми формируются на принципах дистанцирования, взаимной за-

крытости друг от друга и острой полемики. В конечном счете такой «диалого­вый» режим дискурса ведет к усилению политической напряженности. С дру­гой стороны, идейные контакты сторонников тех или иных идеологий с более приемлемыми по политическим соображениям конкурентами и партнерами предполагают возможность сближения и даже заимствования ими друг у друга тех или иных программных, теоретических положений, требований, лозунгов и т.д. Такие связи обогащают содержание идейных систем и в конечном счете предполагают синтезирование, объединение родственных или близких по духу доктрин, что не может не укреплять политическую стабильность и порядок в обществе.

Идеологический дискурс - явление многоуровневое. Так, в нем всегда присутствует полемика, выражающая наиболее общие тенденции борьбы тех или иных идей в духовной атмосфере всего человечества. Например, в XVII в. это был спор носителей суверенитетов (народа и короля); во второй половине XIX в., проходившей под знаком интенсивного формирования и развития инду­стриального общества, дискурс нес на себе явный отпечаток идейной конку­ренции социалистической и либеральной идеологий. В настоящее время борьба традиционных и модернизируемых государств «укрупнило» акценты идейной дискуссии. Наряду с поощрением самых разнообразных идеологических споров главный водораздел время провело между идейными течениями, защищающи­ми идеалы гуманизма, человечности и демократии, с одной стороны, и доктри­нами, оправдывающими насилие, физическое принуждение и террор как при­оритетные методы достижения своих политических целей, - с другой.

Такое положение предопределило и соответствующую эволюцию идео­логических систем: с одной стороны, сближаются политические доктрины ли­берализма, неоконсерватизма, социал-демократии, христианско- демократической идеологии и некоторых других, а с другой - одновременно нравственно и идейно объединяются фашистские, экстремистские, шовинисти­ческие, фундаменталистские, расистские и аналогичные учения. Таким обра­зом, выравнивание понятий у приверженцев «гуманистических» идеологий в отношении прав человека, демократии, защиты моральных и семейных ценно­стей и ряда политических ценностей сочетается с распространением и оправда­нием терроризма и насилия как главных способов захвата и использования вла­сти сторонниками иных политических идеалов.

В то же время характер идейного спора на глобальном уровне дискурса все большее влияние оказывает заметно усиливающий свои позиции техно­кратизм, в принципе отрицающий способность социальных доктрин менять что-либо существенное в политическом мире. В качестве единственной силы он признает технику. Как считает, например, X. Шельски, демократия в обществе становится ненужной из-за увеличивающегося могущества техники, не нуж­дающейся в узаконении власти.

Наряду с такими глобальными измерениями дискурса для него характер­ны и особенности идейной полемики, ведущейся на региональном уровне. На­пример, в группе устойчивых, стабильных государств демократической ориен­тации идеологические споры в основном касаются частичных разногласий по вопросам текущей политики. Поэтому острота дискурса здесь невелика, а роль идеологий минимизируется. В странах же, в которых только еще идет процесс национальной консолидации или определяются пути дальнейшего развития го­сударства, дискурс наполнен острыми спорами национальных идеологий, либе­ральных и социалистических воззрений.

И наконец, третьим уровнем дискурса являются споры между ведущими доктринами в рамках одной страны. Здесь проявляется вся специфика полити­ческой палитры властных отношений. Например, в России такое страновое на­полнение дискурса обеспечивает полемика представителей трех основных док­трин: социалистической, националистической и либерально-демократической. От характера этого идеологического соперничества непосредственно зависят и темпы реформирования, и определение будущего нашей страны.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 3. Основные идеологические течения в со­временном мире:

  1. 1.6. Основные этапы развития экономической теории
  2. 1.Типология систем права: основные "правовые семьи" современности
  3. Тема 2. ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПРАВА
  4. 1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ
  5. 1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ
  6. § 2. Основные принципы
  7. § 4. Новое время: основные черты государства и права
  8. 2. Особенности и основные этапы эволюции правовой системы РСФСР
  9. 8.2. Основные теории, объясняющие происхождение права
  10. 21.2. Основные положения правового статуса личности в России и в других странах
  11. § 3. Концепции Нового и Новейшего времени
  12. §11.5. Право и религия в современном мире
  13. §14.3. Основные правовые семьи народов мира
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -