<<
>>

1. Формирование и развитие элитистских подходов

Формирование элитистских Еще в древности люди заметили, что | в представлений обществе существуют две неравновесные

группы: относительно самостоятельное и привилегированное меньшинство, которое властвует и управляет, и большин­ство, которое является объектом власти и управления.

Что касается правящего меньшинства, то длительное время оно изучалось по описаниям жизни госуда­рей, вождей и других выдающихся личностей, находящихся в политике в цен­тре внимания. И лишь в последние столетия характеристика этого слоя стала концептуально связываться со строением и характером организации политиче­ской власти и государства. С этой целью стал использоваться и термин «элита», который еще в XVII в. обозначал товары высшего качества, а впоследствии стал применяться для обозначения высшей знати общества.

Самостоятельные элитистские концепции возникли лишь в конце XIX столетия, в борьбе с, условно говоря, антиэлитистскими теориями и идеями. Например, сторонники французского просветителя Ж.Ж. Руссо, исходя из не­делимости народного суверенитета, считали, что сама передача гражданами даже части своих прав представителям во власти ведет к разрушению системы народовластия, отрицая таким образом целесообразность разделения функций управляющих и управляемых.

Серьезными оппонентами элитистов были ученые и мыслители, отказы­вавшие правящим слоям в каком-либо моральном оправдании их деятельности. Например, сторонники толстовства как социально-этического учения находи­лись в резкой нравственной оппозиции ко всем власть предержащим. Сам Л.Н. Толстой в произведениях «В чем моя вера», «Закон насилия» и некоторых дру­гих неоднократно сурово порицал систему светского правления, полагая, что «государственная власть всегда принадлежит худшим и злым», государствен­ные властители «большей частью подкупленные насильники», а сенаторы, мо­нархи и министры - «хуже и гаже палачей», ибо прикрывают зло, наносимое людям, лицемерием.

Несколько иные аргументы в пользу отрицания этических оснований су­ществования правящего класса в России приводил известный правовед и фило­соф И. Ильин. По его мнению, невозможность эффективного осуществления правящим меньшинством своих функций обусловлена нравственным состояни­ем сознания большинства населения. Эта нравственно и политически неразви­тая часть общества - или «чернь» - напрочь лишена должного правосознания и потому «не ищет лучших людей и не хочет передавать им власть», но, даже «посадив свою власть... не умеет ей дать ни уважения, ни доверия, ни поддерж­ки; она начинает подозревать ее, проникается ненавистью к ней». Понятно, что в таких условиях ни власть, ни государство не могут эффективно осуществ­ляться даже профессионалами.

Характерно, что антиэлитистские подходы сохранились в политической мысли и в значительно более поздний период. Так, в первой трети XX в. испан­ский философ X. Ортега-и-Гасет в работе «Восстание масс» (1930), тоже отме­чая идейно-культурное разобщение высших и низших слоев общества, выдви­нул идею, согласно которой в формирующемся «массовом обществе» широкие слои населения начинают перехватывать управленческие функции правящих кругов, лишая последних их привычных обязанностей.

Однако наиболее серьезным теоретическим оппонентом элитистов стало марксистское учение, в ответ на ряд положений которого, собственно, и сложи­лись подобного рода концепции. Маркс и его сторонники, признавая, что обще­ством правит меньшинство (владельцы или представители владельцев средств производства), высказывали уверенность в том, что на определенных этапах ис­тории, в частности, при переходе от социализма к коммунизму, такое положе­ние сменится иной формой управления обществом, при которой каждый чело­век начнет осуществлять определенные управленческие функции, в результате чего большинство общества возьмет в свои руки функции социальной власти и управления, а государство, как аппарат, стоящий над обществом, постепенно сойдет на нет, «отомрет».

Приверженцы же становящихся элитистских подходов обосновывают свою позицию тем, что история не знает исключений и потому власть мень­шинства над большинством постоянна. Причем положение правящих групп от­нюдь не всегда связано с их материальным положением. С их точки зрения, ис­торический опыт всех цивилизаций - от первых до современных - как сложно- организованных обществ показывает, что правящее меньшинство постоянно концентрирует в своих руках политическую власть, управляя большинством населения и обеспечивая политическое развитие государства и общества. Осно­воположниками данного теоретического направления стали итальянские эко­номисты и социологи В. Парето и Г. Моска.

Учения В. Парето и Г. Моски В. Парето (1848-1923) в своих основных

трудах «Социальные системы» (1902) и «Трактат общей социологии» (1916) сформулировал концепцию, согласно ко­торой равновесие и динамика любой социальной системы детерминируются правящим меньшинством - элитой, проходящей определенные циклы своего развития. Элиты - это то лучшее, что создается в недрах общества; они возни­кают из его низших слоев, в ходе борьбы поднимаются в высшие круги, расцве­тают там, а впоследствии вырождаются и исчезают. Им на смену приходят так называемые контрэлиты, которые проходят те же фазы развития и упадка, а за­тем тоже сменяются новыми элитарными образованиями. При этом смена элит, как правило, знаменует собой чередование у власти разных типов элит, в част­ности, «лис» (изворотливых, хитрых и беспринципных) и «львов» (обладающих чувством преданности государству, консервативно настроенных и не боящихся

применять силу), использующих различные методы управления и властвования.

В целом элиты имеют тенденцию к упадку, а приходящие им на смену контрэлиты - к производству потенциально элитарных элементов. Этот круго­оборот, циркуляцию элит Парето назвал «универсальным законом истории», который позволяет обществу накапливать и использовать все лучшее, что раз­вилось в нем, ради собственного благополучия.

Прекращение циркуляции не­избежно ведет к полному вырождению правящей элиты и накоплению в ней не­гативных для общества элементов, которые препятствуют переходу в элитар­ные слои лучших представителей общества, а также развитию последнего.

Формулируя свою концепцию, Парето исходил из того, что самым важ­ным основанием выделения элитарных групп являются принадлежащие ее представителям определенные психологические тенденции, личностные чувст­ва и компоненты («резидуи»), которые, собственно, и отличают их от остальной массы населения. Таким образом, Парето концептуально оформил многочис­ленные идеи Платона, Ф. Ницше, Т. Карлейля и других мыслителей, которые указывали на наличие определенных человеческих качеств, выражающих (ес­тественное) неравенство людей и разделяющих высшие и низшие слои общест­ва. В этом смысле элита понималась как своеобразная меритократия, т.е. группа лучших людей, обладавших особыми социальными качествами, незави­симо от того, унаследовали они или приобрели их в процессе своего развития.

Интересно, что этим особым, разделяющим людей свойствам впоследст­вии стали придавать не только положительное значение. Еще в XVIII столетии русский писатель П. Боборыкин (а впоследствии М. Бакунин) описал особый тип людей - так называемое «отребье», т.е. тех социальных аутсайдеров, кото­рые занимают особую общественную позицию. А в 60-х гг. XX в. французские мыслители Ж.П. Сартр, М. Дебре и особенно Г. Маркузе развили целое учение о лидирующей политической роли в индустриальном обществе представителей «социального дна», которые в силу своего специфического и уникального опы­та только и могут считаться подлинной элитой общества.

Таким образом, акцент на индивидуальных качествах лиц, обладающих интеллектуальным, нравственным или любым другим превосходством над ос­тальными и на этом основании принадлежащих к элитарным группам, позволя­ет считать В. Парето основоположником так называемого аристократического направления в элитологии. Качественно иной подход предложил еще один ве­ликий итальянец Г.

Моска (1858-1941), заложивший в своих важнейших рабо­тах («Теория управления и парламентское правление», 1884 и «Элементы поли­тической науки», 1896) основы, условно говоря, функционального направле­ния, рассматривавшего элиту как группу управляющих, выполняющих опреде­ленные социальные обязанности.

Правда, вместо понятия «элита» Моска больше оперировал категорией «правящий класс», которая демонстрировала, что наряду со свойствами, отли­чавшими его представителей от остальных, в частности, богатством, военной доблестью, происхождением или владением искусством управления, главной причиной его властного могущества являлась высокая степень внутренней ор­ганизованности и сплоченности данной группы. Именно это свойство и позво­ляет элите концентрировать в своих руках руководство обществом и государст­вом, объединяя население в процессе перехода от одной исторической эпохи к другой.

Главная задача элиты как особого политического класса состоит прежде всего в укреплении своего господства, и даже не столько de jure, сколько de fac­to. Организованность правящего меньшинства непосредственно отражает так называемая «политическая формула», означающая совокупность юридических и моральных средств и методов укрепления им своей власти и положения. В то же время основной функцией государства, воплощающего эту формулу, явля­ется поддержание баланса как в отношениях управляющих и управляемых, так и внутри правящего класса. Отсутствие такого баланса Моска считал причиной формирования режимов, узурпирующих престиж легитимной власти.

Согласно представлениям итальянского политолога, в силу своей органи­зованности политический класс по сути дела монополизирует власть, контро­лируя все действия большинства, в том числе избирательные кампании, кото­рые при таких условиях не в состоянии навязать волю населения правящим группам. Вместе с тем ради сохранения искомого политического баланса выс­шие слои общества вынуждены оправдывать свое господство в глазах общест­венного мнения с помощью абстрактных и рационально не доказуемых полити­ческих образов «народа-суверена», доминирующей общей «воли народа» и т.д.

Пристальное внимание Моска уделил и процессам изменения состава и преемственности в развитии правящего класса. В частности, выделив демокра­тическую и аристократическую тенденции в его развитии, он подчеркнул, что преобладание последней, выражающей стремление группы управляющих так или иначе стать наследственной и несменяемой, ведет к «закрытию и кристал­лизации», а затем - к вырождению элиты.

Параллельно с Моской такие же подходы развивал и немецкий ученый Р. Михельс (1876-1936), уделивший главное внимание описанию партийных элит, но сделавший при этом важные обобщающие выводы. Так, по его мнению, гос­подство элиты непосредственно определяется невозможностью прямого уча­стия масс в управленческих процессах и контроля с их стороны. Таким обра­зом, организация политических взаимодействий, включающая механизмы представительства интересов граждан, неизбежно выдвигает меньшинство на руководящие позиции. Причем естественная динамика организационных про­цессов непременно ведет к вырождению правящих групп в олигархические объединения.

Современные элитистские В современной политической теории пред-

теории ложенные ее основоположниками подходы

получили новое развитие. Так, последова­тели В. Парето П. Блау, Ж. Сорель, Э. Фромм, А. Адлер, Р. Стогдилл и другие ученые составили впечатляющие описания конкретных свойств политических лидеров и элит, раскрыв и уточнив на этой основе связь между индивидуаль­ными свойствами управляющего класса и основаниями господствующего поли­тического порядка. В русле данного направления более четкие очертания обре­ли ценностные концепции. Так, американский ученый Г. Лассуэлл выдвинул идею, согласно которой к элите могут быть отнесены только те, кто обладает особыми способностями к производству и распространению определенных по­литических ценностей (например, обеспечения индивидуальной безопасности человека или его общественного уважения, роста доходов и т.д.), к мобилиза­ции активности населения и формированию определенного политического по­рядка. В рамках ценностных теорий получила развитие и плюралистическая интерпретация элит, согласно которой во власти действуют несколько элитар­ных группировок, и каждая из них обладает собственными механизмами и зо­ной властного влияния, выражает специфические интересы различных групп населения и обладает только ей присущим авторитетом.

Своеобразное теоретическое развитие получили и взгляды Моски. Так, французский исследователь Г. Дорсо обратился к учению о «политическом классе» и предложил рассматривать его как «технический инструмент» «гос­подствующего класса», распадающийся в политическом процессе на «управ­ляющий» и «оппозиционный» сегменты. В силу этого, как считает французский ученый, смена у власти правящего и оппозиционного слоев совершенно не ска­зывается на интересах и статусе правящего класса.

Оригинальную концепцию предложил Р. Миллс, исследовавший на при­мере американского общества политическую элиту как совокупность предста­вителей важнейших «институциализированных иерархий», т.е. высших долж­ностных лиц в составе глав корпораций, политических администраторов и во­енного руководства. При этом, по мнению Миллса, наибольшим влиянием в данном треугольнике власти обладают лица (включая и часть неизбираемой, бюрократической элиты), находящиеся в неформальных отношениях друг с другом и оказывающие основное влияние на весь процесс принятия решений.

Весьма оригинально рассматривал функциональные основания политиче­ских элит и Дж. Гэлбрейт, предположивший, что важнейшее влияние на приня­тие политических решений оказывает так называемая техноструктура, т.е. та анонимная группа лиц, которая контролирует процесс обращения служебной информации и тем самым реально предопределяет характер принимаемых на­верху решений. В этом смысле публичные политики только озвучивают реше­ния, подготовленные их экспертами, аналитиками и прочими помощниками. Таким образом, была теоретически легализована роль так называемых серых кардиналов, нередко стоящих за кулисами власти и определяющих ее важней­шие решения.

Существенное развитие заложенные Моской идеи получили и в трудах представителей структурно-функционального направления (Д. Бернхэм, С. Келлер), акцентирующих внимание на анализе институциональных и ролевых особенностей правящих кругов. Свой вклад в развитие этого направления вне­сли и так называемые неоэлитаристы (X. Зиглер), делающие акцент на поли­тических механизмах, позволяющих элитарным слоям осуществлять свою фак­тическую власть независимо от результатов волеизъявления общества на выбо­рах, плебисцитах и референдумах.

Бурное развитие элитистских концепций и по сей день не привело к ут­верждению единых подходов к интерпретации самостоятельности элит, харак­теристики их отношений с массами, к определению соотношения статусных и личных свойств элитарных кругов при изменении их состава, роли управляю­щих в развитии демократии. По сути дела каждый исторический период серьез­но изменял и обновлял такого рода оценки и идеи. Например, в своих первона­чальных вариантах элитистские теории были весьма негативно расположены к демократии. Впоследствии ситуация радикально изменилась, и элитизм стал рассматриваться как элемент политики, полностью совместимый с механизма­ми представительной демократии. Как утверждал видный политический мыс­литель XX в. И. Шумпетер, элиты могут сделать для утверждения демократии значительно больше, чем самые широкие, заинтересованные в этих ценностях слои населения.

В то же время подавляющее большинство представителей современного элитизма рассматривают деятельность высших управляющих структур в отрыве от обусловливающих их социальных и экономических факторов. В данном слу­чае элиты нередко трактуются как самодостаточные группы, полностью кон­тролирующие все политические процессы. В известной степени это предопре­деляет расширение некоторыми теоретиками (А. Стоун) функционально- ролевых нагрузок правящих групп, рассмотрение их в качестве единственных движителей исторического процесса, массам же при этом отводится роль его пассивных наблюдателей.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 1. Формирование и развитие элитистских подходов:

  1. 1. Формирование и развитие элитистских подходов
  2. 1. Основные теории демократии
  3. 16.1. Правящая элита
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -