<<
>>

3. Формирование и развитие демократических политических систем

Механизмы формирования ов по­строения политических порядков демократи- политической демократии

ческого типа, «расколдовывание» перехода к

данному способу организации публичной власти в той или иной стране являются крайне сложными проблемами полити­ческой теории.

В современных условиях их решение во многом связано с по­ниманием специфики развивающихся стран, переходящих к этому типу власти в рамках так называемой «третьей волны» демократии (см. гл. 14). Однако у этих проблем существуют и более общие основания.

В настоящее время в науке сложились два основных подхода, которые по-своему интерпретируют условия формирования демократических систем и режимов. Так, сторонники структурного направления исходят из того, что де­мократические порядки складываются под доминирующим влиянием макро­факторов, к которым относятся экономические и социальные структуры, право­вые порядки в обществе, соответствующие традиции, обычаи и т.д. Например, марксисты основным фактором становления политических порядков считали отношения собственности, те качественные сдвиги, которые происходили в процессах производства, распределения, обмена и потребления в обществе. Со­гласно такому подходу, демократия должна быть подготовлена соответствую­щим социально-экономическим развитием общества, служить политическим оформлением тех базовых процессов, которые протекают в социальной сфере.

Оппонирующие подобным идеям приверженцы процедурного подхода хотя и полагают, что «не следует игнорировать предварительные Условия для

74

осуществления демократии» , тем не менее считают, что главными условиями перехода к демократии и утверждения ее являются характер правящих элит, их политические ценности и идеальу важнейшие тактики и технологии властвова­ния, используемые ими! В этом смысле, как утверждают, например, А. Пше- ворский, Ф. ШмитЛ тер, Д.

Линц и др., демократия выступает в качестве свое- образног «политического проекта», который реализуется в уже сложившихся условиях той или иной страны. Степень же внутренней готовнос страны к уста­новлению демократического политического порядка рассматривается как со­путствующий фактор, способный либо ускорить, либо затормозить формирова­ние такого рода системы власти.

Классическим примером процедурного утверждения демократии может служить становление соответствующих порядков в послевоенной Германии, когда, несмотря на определенную приверженность населения прежним ценно­стям, новому руководству страны удалось сознательно сформировать необхо­димые структуры и механизмы власти, установить соответствующие конститу­ционно-правовые порядки, институциализировать демократические отношения между государством и обществом. В настоящее время эта система «конститу­ционной демократии» является одним из лучших образцов данной системы власти в Европе и мире.

В то же время многочисленные факты, свидетельствующие о недостаточ­ности одних только волевых усилий правящих кругов для утверждения демо­кратических порядков, вызвал к жизни и некий компромиссный вариант, когда пытались синтезировать постулаты того и другого подходов. В частности, аме­риканский ученый Д. Кэмпбелл в работе «Американский избиратель» (1960) предложил методологию описания становления демократических порядков, об­разно названную им «воронкой причинности». Суть его идеи состояла в после­довательном учете различных факторов, оказывающих влияние на данный про­цесс. Российский исследователь А.Ю. Мельвиль, используя данную идею, предложил учитывать позиции, сужающие факторный анализ с макро- до мик­розначений. В частности, он выделил следующие семь уровней переменных, влияющих на становление демократии:

• внешняя международная среда (международная экономическая ситуа­ция, межправительственные и неправительственные связии отношения);

• государство- и нациеобразующие факторы (единая территория,единое государство, чувство национальной идентичности и т.д.);

• общий социально-экономический уровень развития страны;

• социально-классовые процессы и условия (степень социальной диффе­ренциации и развития общества, отношения между классами и социальными группами);

• социокультурные и ценностные факторы, культурно-политические цен­ности и ориентации, доминирующие в обществе;

• политические факторы и процессы (взаимодействие пар­тий,бщественно-политических движений и организованных групп, их полити­ческие стратегии и тактики);

• индивидуальные, личностные и политико-психологическиеЛакторы (конкретные решения и действия ключевых акторов)[38].

Такая методология дает наиболее широкие возможности для учета самых разнообразных условий и факторов, влияющих на становление демократиче­ских политических порядков в различных странах.

Если же судить по сложившейся на сегодня практике, то можно сказать, что конкретными предпосылками становления демократии как относительно устойчивого политического порядка являются:

-достаточно высокий уровень экономического развития страны; - наличие рыночных отношений и индустриальной экономики;

—урбанизация;

—развитость массовых коммуникаций;

—помощь уже воплотивших демократию зарубежных государств.

Демократия, как правило, невозможна и без довольно высокого уровня благосостояния граждан, наличия определенных духовных традиции, соответ­ствующих политико-культурных оснований.

Последние два-три десятилетия выявили еще один мощный фактор демо­кратизации, а именно демонстрационный эффект западных демократий, чьи экономические и социальные успехи не только вызывают уважение со стороны многих народов, но и воспринимаются во многих странах как прямое следствие демократического типа политических порядков.

Все факторы, влияющие на становление де- Внутренние противоречия и мократии, так или иначе проявляются в во- угрозы демократии левом замысле элитарных кругов, ставящих

целью создание в собственной стране демо­кратических политических порядков. Это определяет центральную роль тех идеальных представлений, которые закладываются в основание практической политики и являются источником созидания социальной реальности.

Однако, несмотря на различия в подходах к демократии или оценках пер­воочередных задач, любая создаваемая модель ее должна непременно учиты­вать наличие у нее внутренних противоречий. Игнорирование внутренних про­тиворечий или неготовность к ним при Практических преобразованиях способ­ны поставить под сомнение проактируемые цели, вызвать истощение государ­ственных ресурсов, спр воцировать разочарование масс или элит в идеалах де­мократически строя и даже создать условия для преобразования демократичен режимов в тоталитарные и авторитарные.

Данные противоречия вызваны не только несовпадением фор мальных и реальных оснований демократии, но и теми внутренним конфликтами, которые заложены в самой природе публичной власл и которые не способна оконча­тельно разрешить даже эта форма политического устройства (реальное нера­венство людей и их способностей, преимущества статусов институтов власти перед статусом личности и т.д.). Итальянский теоретик Н. Боббио образно на­зывал эти противоречия «невыполняемыми обещаниями» демократии, к нали­чию которых надо относиться как к неизбежным политическим трудностям.

Так, с точки зрения этого ученого, идеальная модель демократии, пред­полагая достижение баланса в принципиально асимметричных отношениях по­литического рынка, одновременно предполагает и сохранение гарантий четы­рех основных свобод: свободы убеждений, их выражения, собраний и ассоциа­ций. В идеале это может быть обеспечено за счет прямых связей индивида с ин­ститутами государственной власти, но в действительности политические кон­такты граждан опосредуются многочисленными структурами и ассоциациями (партиями, движениями и т.п.), которые зачастую видоизменяют их отношения, узурпируют права и свободы индивидов, оттесняют их от участия в политиче­ской жизни. Этому же нередко способствует и автономизация бюрократическо­го аппарата, становящегося центром власти и стремящегося осуществлять ее без всякого учета мнений широких социальных кругов. В силу этого демокра­тия может противиться открытости власти, сохраняя ореол секретности приня­тия решений, выработки государственной политики. Так что, даже предполагая осознанность выполнения гражданами своих прав и обязанностей, власть не­редко сталкивается с отчуждением людей от политики и государства. А в ряде случаев демократические принципы не распространяются на социальную сфе­ру, препятствуя формированию системных оснований демократического типа власти.

Призванная воплощать приоритет общественных интересов над частны­ми, демократическая власть в то же время наполняется активностью многочис­ленных групп, действующих зачастую в прямо противоположном направлении и подчиняющих ее (власти) механизмы собственным замыслам и потребностям. К тому же общественные интересы способны служить пристанищем стихийных сил, охлократической волны, подминающей под себя рационализм институтов власти.

Таким образом, демократия, добиваясь сбалансированности политиче­ских отношений, таит в себе двоякую опасность: она может либо стать исклю­чительной формой предпочтения частных, корпоративных интересов (элит, бю­рократии, отдельных групп граждан) над общественными, либо скатиться к ох­лократическим формам правления, предающим забвению любые частные инте­ресы.

Но, возможно, одним из самых существенных противоречий демократии является несовпадение политических возможностей обладателей формальных прав и реальных ресурсов. Этот описанный еще Токвилем парадокс свободы и равенства означает, что, несмотря на провозглашение и даже законодательное закрепление равенства в распределении прав и полномочий граждан, демокра­тия не в состоянии обеспечить это равноправие на деле. И не может по той причине, что разные группы и разные граждане реально обладают неравновес­ными для системы власти и управления ресурсами. В силу этого, к примеру, рядовой гражданин и медиа-магнат в действительности обладают разным весом при демократическом принятии решений. Иными словами, демократия не мо­жет уничтожить преобладающего влияния на власть групп, объединений или отдельных граждан, владеющих важнейшими экономическими, информацион­ными, силовыми и иными ресурсами, перераспределение которых так или ина­че затрагивается государственными решениями. Вот почему сохранение демо­кратии напрямую зависит от примирения интересов и позиций обладателей формальных прав и владельцев (даже теневых) реальных ресурсов. А это, в свою очередь, требует большого искусства от правящих кругов в создании раз­ного рода балансирующих механизмов, согласительных комитетов, в проведе­нии соответствующей информационной политики, в утверждении определен­ных образцов политической культуры в обществе.

Практическое решение внутренних конфликтов этого типа осложняется и рядом других, в частности, функциональных противоречий демократии. Ска­жем, при формировании демократических политических порядков, как правило, хорошо известны служебные задачи и роли правящих кругов (управляющих), но фактически никогда не бывает полной ясности относительно повседневных функций основной массы населения (управляемых).

Такая неопределенность в понимании рутинных форм политического поведения рядовых граждан практи­чески всегда сочетается с абсолютизацией роли институтов власти, снижением влияния на власть широких социальных слоев населения, а следовательно, и определенной невыявленностью их политических интересов.

Существенные сложности для приверженцев демократических порядков создают и противоречия в духовной сфере общества. Так, необходимость про­ведения единой государственной политики неизбежно должна опираться на из­вестную систему ценностей, совокупность идеалов и принципов, определяю­щих приоритеты государства в области экономических или иных обществен­ных преобразований. В то же время такая явная или неявная опора на единство духовных ориентаций населения противоречит принципам идейного плюра­лизма, являющегося базовым элементом всего здания демократии. Иными сло­вами, если, как предупреждал еще А. Хайек, духовная свобода неизбежно предполагает расширение информационного поля власти, то это неизбежно уменьшает возможности целенаправленного информационного регулирования поведением людей. Поэтому, постоянно порождая многомыслие, диверсифици­руя (делая разнообразным) духовное пространство общества, демократия под­рывает свои возможности к выстраиванию единой линии политического разви­тия социума.

Серьезные трудности испытывает демократия и в области международ­ных отношений, ставящих сегодня вопрос о выживаемости ее принципов в этой области политических отношений. В данном смысле даже те колоссальные ус­пехи, которых добились многие развитые страны в плане установления данных политических порядков, не способны решить данные проблемы. В частности, возникновение и обострение на рубеже II и III тысячелетий глобальных кризи­сов (экологического, а также угрозы перенаселения планеты, голода, распро­странения оружия массового поражения и т.д.), необходимость упорядочивания и регулирования мировых финансовых (в том числе криминальных) потоков в рамках складывающегося нового мирового разделения труда и ряд других ана­логичных явлений настоятельно ставят вопрос о пересмотре государствами границ своего демократического контроля за внутренними и внешними поли­тическими процессами. Как справедливо указывает известный американский исследователь Д. Хелд, «глобальные зависимости изменяют демократию»[39].

Поскольку эти процессы затрагивают практически все государства, миро­вое политическое сообщество вынуждено вырабатывать некие общие подходы, оценки и структуры, способствующие выходу из создавшегося положения. Но при этом наиболее обеспеченные ресурсами страны отнюдь не желают посту­паться своими стандартами и подходами, реально доминирующим положением даже в рамках действующего международного права. Таким образом, в услови­ях такого складывающегося порядка отдельные демократические государства, нарушающие или отклоняющиеся от тех или иных международных стандартов (например, соблюдения прав человека или применения силы для урегулирова­ния своих внутренних конфликтов), начинают испытывать серьезное давление международных и региональных сил, не исключающего ограничение ими части своего внешнего суверенитета. В результате возникают острые противоречия между этими государствами и политическими структурами, которые обладают либо формальными полномочиями, позволяющими им выступать от лица ми­рового сообщества (ООН), либо мощными силовыми ресурсами (НАТО), по­зволяющими им брать на себя миссию силового решения возникающих про­блем (даже нередко нарушая при этом сложившуюся систему международного права).

В рамках такого рода процессов в современном мире фактически начина­ет формироваться никем не избранное «мировое правительство» (из руководи­телей наиболее развитых стран мира), появляются и реализуются на практике оправдывающие его действия концепции «ограничения суверенитета» или «транснациональной демократии». Такая политико-идеологическая линия вос­принимается в мире неоднозначно. Если, к примеру, действия европейских стран, оказавших помощь Кувейту в отражении иракской агрессии, были под­держаны подавляющим большинством демократических государств, то военная операция НАТО по разрешению этнического конфликта в Косово вызвала мно­гочисленные возражения и осуждения.

Тот факт, что многие национальные государства не желают ориентиро­ваться на подобные космополитические модели демократии, подчиняться влия­нию межгосударственных и транснациональных центров силы, показывает, что складывающийся новый международный порядок способствует формированию в мире качественно иного политического баланса, который потребует и новых механизмов примирения большинства и меньшинства, согласования интересов в области перераспределения суверенных прав государств и народов, степени их влияния на процессы разрешения международных конфликтов. Но в любом случае эти проблемы в настоящее время создают препятствия для укрепления демократических порядков не только в мире, но и в отдельных странах. Так что, еще не выработав единого отношения к урегулированию подобного рода конфликтов, человечество уже ставит под сомнение основополагающие прин­ципы демократического порядка, право государств, опираясь на общественное мнение своих граждан, самостоятельно определять вектор собственного поли­тического курса.

Противоречия и проблемы развития демократии показывают, что она представляет собой принципиально открытое различным альтернативам и вме­сте с тем весьма несовершенное устройство власти. Более того, она не является единственно возможной и тем более привлекательной для всех стран и народов формой правления. К тому же Ущербная, несовершенная демократия может принести обществу не меньшие трудности, чем деспотические и тоталитарные режимы. И все же именно демократия является сегодня единственной и наибо­лее оптимальной формой политического согласования и обеспечения разнооб­разных интересов и гарантии основополагающих прав граждан в сложносо- ставных обществах. В тех странах, где элиты и рядовые граждане стремятся к соблюдению прав человека, где высок авторитет закона, где люди пытаются с пониманием относиться к интересам других народов, там демократия может буквально преобразить их повседневную жизнь, открыв дорогу к материально­му и социальному благополучию.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 3. Формирование и развитие демократических политических систем:

  1. Глава седьмая. ГОСУДАРСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
  2. МЕСТО ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
  3. § 87. Развитие государственно-политического строя Японии
  4. ТЕМА 8. Современные избирательные системы
  5. 1.4.5. Политические отношения Политическая власть и политическая система
  6. § 1. Обшая характеристика политической системы общества
  7. 13.2. Типология политических систем
  8. 13.4. Общественные объединения в политической системе обществ
  9. МЕСТО ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
  10. 4.1. Понятие и структура политической системы общества
  11. Глава 25. Понятие и характеристика политической системы
  12. Глава седьмая. ГОСУДАРСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
  13. § 10.3. Типология политических систем
  14. 3.1.3. Структура политической системы
  15. Глава 2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ПЕРЕД ЛИЦОМ "РЕВОЛЮЦИИ ПРИТЯЗАНИЙ"
  16. Глава 3. МОДЕРНИЗАЦИОННАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -