<<
>>

3. Динамика социальной структуры в современном мире

Многообразные тенденции развития

социальной структуры в разных

странах мира определяют динамику

политических отношений, порожда­ют множественные формы организации власти, активно влияют на внешнепо­литические связи и контакты государств.

Наиболее яркие и принципиальные различия в политических последствиях социальной дифференциации можно видеть в высокоразвитых, стабильных демократических государствах, а также переходных обществах.

Как показывает опыт последних десятилетий, в развитых индустриаль­ных демократических странах социальная стратификация осуществляется пре­жде всего на основе общего роста материального благосостояния населения, повышения уровня его жизни, усиления ценностных ориентации людей в поль­зу свободного времени и освоения культурных достижений и ценностей. Суще­ственным показателем социальной динамики, оказывающим самое позитивное влияние на динамику политических отношений в этих странах, является и воз­растание уравновешенности межнациональных и расовых отношений.

В то же время на фоне этих общих положительных тенденций усложняет­ся положение «негативно привилегированных» групп (И. Ваккарини), напри­мер, молодежи, женщин, неквалифицированных слоев и некоторых других, для которых характерны наибольшие расхождения между ожиданиями, социаль­ными притязаниями и реально достигнутыми в обществе результатами. Такие группы с большим, нежели другие группы, трудом встраиваются в социально- экономические отношения, достигают среднестатистических жизненных стан­дартов и собственных целей.

При наличии основных циклических тенденций развития капитала, даль­нейшего углубления разделения труда и разработки новых производственных и информационных технологий осуществляется определенная переструктуриза­ция и в профессиональной сфере этих стран. В частности, на фоне динамичной перестройки во «вторичном» (промышленном) секторе существенно уменьша­ется доля населения, занятого в «первичном» (включающем сельское и лесное хозяйство, горнодобывающую промышленность и т.д.) секторе, и качественно возрастает численность работающих в «третичном» (непроизводственном) сек­торе, где увеличивается доля населения, занятого предоставлением услуг, об­служиванием информационных потоков и коммуникаций, банковскими опера­циями и т.д.

В результате интернационализации капиталистических отношений, уси­ления и развития мирохозяйственных связей между странами, формирования региональных и межгосударственных рынков труда практически во всех запад­ных странах образовалась весомая страта иностранных рабочих. С одной сто­роны, это способствует экономической интеграции и упрочению политических связей и контактов между государствами. Правда, представляя собой, как пра­вило, более дешевую рабочую силу и конкурируя с местным населением на рынке труда, иностранные рабочие способствуют увеличению безработицы, а следовательно, и усилению политической напряженности. С другой стороны, статус иностранных рабочих нередко провоцирует нарушение их прав со сто­роны работодателей, вызывает дискриминацию по национальному и демогра­фическому признаку. Не случайно, во многих странах действуют экстремист­ские группировки, требующие ограничения въезда иностранцев, лишения эмиг­рантов права на работу. Нередко регулирование такого рода конфликтов также выходит на политический уровень и даже вызывает обострение межправитель­ственных отношений соответствующих стран.

С 70-90-х гг. в ряде стран (Канаде, США, Германии, Швеции и некоторых других) неуклонно растет численность дееспособного населения, существую­щего благодаря социальной помощи со стороны государства (учащиеся, пен­сионеры, инвалиды, безработные и т.п.). Такая внутренняя политика, означая расширение перераспределительных функций государства и сочетаясь с ростом затрат на различные социальные программы, реализацию проектов и целей, на­правленных на повышение народного благосостояния, однозначно способству­ет упрочению и стабилизации политических порядков в этих странах.

тл с с

В условиях такой социально направленной политики государства, на ос­нове роста благосостояния населения, расширения возможностей информаци­онных и культурных контактов между населением разных стран, стимулирую­щих постоянный поиск новых стилей жизни, в этих странах наблюдается зна­чительный рост разнообразия социокультурной специфики в жизнедеятельно­сти групп.

Формирование соседских общин, конфессиональных и нонконфор­мистских объединений молодежи, досуговых объединений граждан, непрерыв­ных культурных экспериментов в сфере свободного времяпрепровождения и иные аналогичные процессы влекут за собой образование множества различных устойчивых групп, различающихся по ценностным и стилевым особенностям жизни.

В целом можно говорить о явном доминировании тенденций к формиро­ванию более гомогенной социальной структуры, сближению (с экономической точки зрения) положения групп, занятых в разных отраслях хозяйственной жизни, выравниванию различий экономических классов. Но наиболее убеди­тельно подтверждает тенденцию к снижению социальной асимметрии положе­ние и динамика среднего класса, представляющего подавляющее большинство населения данных стран.

Р°ль среднего класса По существу средний класс составляет

в индустриально развитых странах экономическую основу стран данного

типа. Характерно, что его позитивную роль еще в древности отмечал Платон, который полагал, что «среднее сосло­вие» призвано прежде всего экономически обеспечивать содержание основных классов общества - как управляющих государством, так и воинов.

В настоящее время в состав среднего класса входит часть собственников и хорошо оплачиваемые профессионалы в различных отраслях экономики. Это те экономически независимые, с достаточно высокими стандартами потребле­ния люди, которые относительно свободно выбирают сферу приложения своих сил и не расходуют свою энергию на добывание «куска хлеба». Напротив, это те, кто занимается самостоятельным и во многом творческим трудом, обла­дающим Для них большим внутренним смыслом. Таким образом, люди, отно­сящиеся к среднему классу, - это те, которым есть, что терять, а следовательно, и защищать в своей жизни. Поэтому принадлежащие к данной социальной группе люди в основном заинтересованы в укреплении существующего строя и, как правило, придерживаются консервативных политических воззрений. Одна­ко, благодаря стабильности порядков в своих государствах, они нередко поли­тически пассивны и представляют собой то электоральное «болото», за которое идет постоянная борьба соперничающих партий.

Положение среднего класса характеризуется и определенной неравновес­ностью, промежуточностью, предполагающей, что принадлежащие к нему лю­ди обладают статусом, размещающимся между высшими и низшими слоями населения. Трактуя эту промежуточность статуса средних слоев с точки зрения перехода капитализма к социализму, марксисты исходили из того, что их ждет перспектива слияния или с буржуазией, или рабочим классом либо перспектива

социального распада и исчезновения. Но жизнь не подтвердила это предполо­жение К. Маркса. В настоящее время средний класс занимает центральное ме­сто в социальной структуре западного индустриального общества. Благодаря своему положению, именно он стабилизирует политические порядки, способст­вует защите идеалов свободы и прав человека. Менталитет и поведение при­надлежащих к данному классу граждан уравновешивают крайности социально- политических противоречий между бедными и богатыми слоями населения. А его социально лидирующая роль демонстрирует, что различия в собственности или других экономических показателях жизни являются временными разли­чиями и не способны инициировать существенные политические потрясения.

Конечно, не все процессы формирования и функционирования среднего класса имеют политически нейтральный характер. Политическим значением обладают и проблемы, связанные с поиском рабочих мест людьми, получив­шими добротное образование. Вызывает отдельные политические колебания и переток населения из среднего в более низкие слои общества, т.е. судьба лю­дей, которые уже вкусили «хорошую жизнь», но не смогли удержаться на за­воеванных позициях. Это нередко сопровождается возникновением массовых стрессов и разочарований, вызывающих определенные изменения в политиче­ской атмосфере общества.

Словом, высокоразвитые индустриальные общества отнюдь не бескон­фликтны. Социальные противоречия, вызванные безработицей, перестройкой экономических отношений, национальными и расовыми проблемами, способ­ствуют возникновению подчас довольно острых политических противоречий.

В то же время наличие такого мощного социального стабилизатора, каким явля­ется средний класс, господство разделяемых подавляющим большинством об­щества идеалов и ценностей, доминирование законов и уважение традиций ог­раничивают уровень политических притязаний различных групп и слоев от­дельными поправками к политическому курсу режимов. Политические требо­вания групп не подрывают стабильности существующего строя, а смены каби­нетов министров, парламентов, правящих партий осуществляются при незыб­лемой власти закона.
В переходных государствах социальная дифференциация общества складывается под влиянием целого ряда противоречивых, а зачастую и взаимоисключающих тенден-
Социальные факторы политических изменений в переходных обществах
ций и факторов. В самом общем виде наибольшую роль здесь играют две про­тивоположных тенденции. Одна из них связана с социальными последствиями становления и развития рыночных отношений, появлением нетрадиционных источников роста доходов и завоеванием людьми новых статусов в обществе, структурной перестройкой экономики, дальнейшей урбанизацией, расширени­ем хозяйственных и культурных взаимосвязей с другими странами, а также ря-

В противоположность этой группе стран, в государствах, осуществляю­щих переходные преобразования, возникающие там социальные противоречия групп вызывают значительно более острые политические последствия.

дом других аналогичных факторов. В целом их действие способствует усиле­нию вертикальной и горизонтальной социальной мобильности, укреплению от­крытости социальной структуры, а также распространению и укоренению в общественном сознании либерально-демократических ценностей.

Вместе с тем в переходных общественных системах большое влияние имеют и унаследованные от прошлого тенденции, в частности, к воспроизвод­ству отношений, связанных с функционированием дотационных и неконку­рентных секторов экономики, со старой инфраструктурой хозяйствования и разделения труда, прежним привилегированным положением ряда националь­ных групп и т.д.

В основном такие тенденции выражаются в усилении влияния интересов низкодоходных групп общества, в том числе работников неквалифи­цированного физического труда, части управленческого аппарата, пенсионеров, работников малорентабельных и нерентабельных предприятий и учреждений госсектора, слабо вписывающихся в рыночную экономику, жителей малых го­родов и сельской местности, где менее всего заметны результаты реформ, неко­торых категорий учащейся молодежи и др.

В целом их влияние усиливает требования социальной справедливости и равенства, укрепления порядка и усиления государственного патернализма. В конечном счете оно способствует сохранению закрытости социальной структу­ры в этих странах, сдерживанию хозяйственной инициативы населения и в ко­нечном счете направлено на усиление перераспределительных процессов в го­сударстве. Неизбежным последствием такого социального влияния выступает и воспроизводство в политическом пространстве консервативных и даже реакци­онных идей, ценностей, институтов.

ТЛ с с

В результате взаимодействия этих двух макросоциальных тенденций в переходных обществах формируются три типа стратификационных противоре­чий, которые вызывают наиболее значимые политические последствия. К ним относятся, прежде всего, социальные конфликты внутри традиционной страти­фикации, т.е. унаследованные от прежних общественных отношений противо­речия между группами внутри дотационной сферы; внутри новой, рыночной стратификации (например, между группами крупного и среднего капитала), а также между этими двумя типами социальности (к примеру, между мелкими торговцами и работниками государственной сферы обслуживания). В контексте взаимодействия этих трех типов противоречий отношения равенства и неравен­ства одновременно способствуют и усложнению социальной дифференциации, например, за счет возникновения противоречий между работниками, занятыми в разных отраслях и сферах, и упрощению социальной структуры, связанному, в частности, с формированием бедных и богатых слоев.

Наличие противоречивых тенденций ведет к маргинализации общества, образованию множества промежуточных социальных слоев, существующих не как устойчивые общности, а как размытые множества не определившихся со своим положением людей. В силу этого стратификационные процессы сопро­вождаются множественными кризисами идентификации, освоения людьми но­с с ТЛ

вых ценностей и целей. В конечном счете такие социальные процессы неизмен­но усиливают политизацию общественной жизни, способствуют нарастанию несбалансированности групповых отношений и росту политической нестабиль­ности.

Особенности социальной стратификации В целом в нашей стране, как и в

в современном российском обществе других переходных странах,

группы, заинтересованные в

рыночных преобразованиях и побуждающие государство к расширению под­держки предпринимательства, соперничают с силами, не заинтересованными в структурной перестройке экономики и стремящимися сохранить политику пря­мого государственного регулирования и патернализма. Номенклатурные кланы в государственном аппарате, пытающиеся поставить себе на службу ход ре­форм, сталкиваются с протестом широких социальных слоев, стремящихся ут­вердить в обществе принципы социальной справедливости и свободы. Борьба сил и слоев, связанных с криминализированной и «честной» экономикой, при­обретает острейшие формы, вплоть до актов политического террора и т.д.

В то же время формирование современной социальной стратификации в России имеет определенную специфику и историю. Так, еще в 50-80-х гг. в стране шли латентные процессы зарождения квазичастной собственности (на­пример, в виде индивидуально-корпоративной собственности высшей управ­ленческой бюрократии, накопления ресурсов в теневой экономике), которые впоследствии способствовали формированию протокласса крупных собствен­ников (номенклатуры, крупных представителей сферы торговли). В 1985- 1991 гг. начатая открытая номенклатурная приватизация привела к сосредоточению правящим классом в своих руках той государственной собственности, которой они формально распоряжались в советское время. Учреждение классом управ­ляющих многочисленных фондов, совместных предприятий и структур на мес­те государственных учреждений и организаций - вот тот механизм, который способствовал перераспределению общественных ресурсов в индивидуальную собственность управляющих. Так, сохранив власть, номенклатура приобрела и собственность. В ее лице в стране легально сформировалась группа очень бога­тых и влиятельных людей.

В 1992-1996 гг. в стране начал постепенно складываться конкурентный капитализм (в виде директорской и чековой приватизации, обогащения чинов­ников за счет лицензирования и квотирования при регулировании экспортно- импортных операций, возникновения слоя мелких и средних предпринимате­лей). Корпоративный характер отношений власти и бизнеса привел к формиро­ванию благоприятных условий для роста крупного капитала. Например, если в США требовалось в среднем 47 лет, чтобы заработать состояние в 10 млн долл., а в Южной Корее - 13 лет, то в России в те годы это было возможно всего за 3­4 года. В дальнейшем нарастающее влияние крупного капитала привело к его тесному сближению с властью и вхождению во власть (олигархизация). В то же время поддержка среднего и мелкого бизнеса оставалась на периферии внима­ния властей.

Преимущественная ориентация государства на поддержку крупного ка­питала и протекционистская политика в отношении представителей правящего класса привели к стремительному социальному расслоению и массовой нисхо­дящей социальной мобильности. В стране образовалась значительная группа бедняков, по разным данным охватывающая сегодня от 40 до 80% населения. Если, к примеру, минимальная зарплата в США составляет сегодня приблизи­тельно 115- 120% прожиточного минимума, то в РФ - всего 17,5%. Такое зна­чительное снижение уровня жизни населения показывает, что в настоящее вре­мя стратификация имеет тенденцию «свертывания различий» к своему одному политически значимому измерению - экономическому.

По мнению ряда российских ученых, в настоящее время в стране сложи­лась такая стратификация: элита (крупные предприниматели и собственники, политики, высшая бюрократия, генералитет) - 0,5%; верхний слой (крупные чиновники, бизнесмены, высокооплачиваемые специалисты) - 6-7%; средний слой (мелкие частные предприниматели, работающие по найму специалисты) - 21%; базовый слой (полуинтеллигенция, работники массовых профессий сферы торговли и сервиса, квалифицированные рабочие и крестьяне) - 65%; нижний слой (технические служащие, работники без квалификации, люмпены) - 7%.

Социальная стратификация российского общества выявила новые пре­стижные группы, к которым стали относиться финансисты, банкиры, работники налоговых структур, юристы. В то же время в ряде молодежных слоев получила широкое распространение, приобрела особый авторитет криминальная этика. И это не случайно, учитывая, что в настоящее время в теневой экономике (непо­средственно и параллельно) занята большая часть рабочей силы. Из них в 1998 г. 9 млн россиян принимало участие в криминальном бизнесе (охватывающем более 40 тыс. хозяйственных объектов). Коррупция стала атрибутом государст­венного устройства.

В последние годы, несмотря на наличие низких потребительских стан­дартов и переживаемые страной сложности, отмечается постепенное складыва­ние среднего класса. Данный процесс связан прежде всего с определенной пе­рестройкой интеллектуальной сферы, приведением в соответствие количества работников науки, образования и культуры с возможностями и потребностями общества в этих видах деятельности, а также постепенным формированием слоя мелких и средних предпринимателей.

Значительную роль в эволюции социальных отношений, неоднозначно отражающихся на политической стабильности общества и разнообразии поли­тической жизни в стране, играют: миграция из стран СНГ, усиление региональ­ных особенностей, усложнение культурного облика групп. Опыт показывает, что смягчение политической напряженности в России, как и в других странах с переходной социальной структурой, как правило, связано с усилением соци­альной направленности деятельности правительства (особенно в отношении наименее защищенных слоев населения), с борьбой против преступности и привилегий госбюрократии, расширением возможностей профессиональной переподготовки граждан и рядом других мер.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 3. Динамика социальной структуры в современном мире:

  1. 5.1. СУЩНОСТЬ, ПРЕДПОСЫЛКИ И СПЕЦИФИКА СОВРЕМЕННОГО ЭТАПА РЕГИОНАЛИЗАЦИИ
  2. 11.1. Основные тенденции современного демографического развития мира
  3. Глава 6. Рыночная структура мирохозяйственных связей
  4. Основные черты современного этапа развития мирового хозяйства
  5. Современное хозяйство развивающихся государств. «Новые индустриальные экономики»
  6. Организационная структура
  7. Микродинамика
  8. Юрген Хабермас. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СИСТЕМОЙ И ЖИЗНЕННЫМ МИРОМ В УСЛОВИЯХ ПОЗДНЕГО КАПИТАЛИЗМА
  9. 20.2. Общая характеристика структуры и деятельности ООН и ее главных органов и их основные особенности
  10. § 4.Современные концепции естественного права интерсубъективного направления
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -