<<
>>

1. Человек и власть

В своем реальном, повседневном выраже-

Понятие и структура - „

нии политика всегда представляет собой

основных субъектов политики

совокупность различного рода действий (акций) и взаимодействий (интеракций) конкретных субъектов (акторов) в сфере их конкурентной борьбы за государст­венную власть.

Чаще всего в качестве критериев выделения политических субъектов называются либо их конкретные действия в данной сфере, либо сте­пень их реального влияния на принятие политических решений и их реализа­цию и государственную политику в целом, либо степень их организационной оформленности Если же руководствоваться наиболее широким и прагматичным подходом, то под субъектами (акторами) политики можно понимать всех тех, кто принимает реальное участие во властном взаимодействии с государст­вом, независимо от степени влияния на принимаемые им решения и ха­рактер реализации государственной политики. Каждый из действующих субъектов способен применять специфические способы и методы воздействия на центры принятия политических решений, а следовательно, обладает и собст­венными возможностями влияния на власть и относительно самостоятельной ролью в формировании и развитии самых разных политических процессов. Как известно, в политике действует множество всевозможных субъектов. Однако к основным можно отнести лишь субъекты трех типов: индивидуального (мик­роактора), группового (макроактора) и институционального (организацион­ного актора).

Субъекты всех трех типов внутренне структурированы, их содержание отличается большим разнообразием. Так, к группам относятся различные общ­ности и коллективы (от неформальных до официальных, от временных до ус­тойчивых, от локальных до транснациональных объединений). Институты так­же включают в себя целый круг организаций, выполняющих представительские и исполнительские функции в политической системе (партии, движения, лобби, международные организации и т.п.).

К числу индивидуальных субъектов неко­торые ученые, например, Д. Розенау, причисляют три вида акторов: рядового гражданина, чье участие в политике обусловлено групповыми интересами; профессионального деятеля, выполняющего в государстве функции управле­ния и контроля, а также частного индивида, действующего независимо от групповых целей и не выполняющего при этом каких-либо профессиональных обязанностей.

Все основные субъекты политики находятся друг с другом в определен­ных иерархических отношениях. Например, сторонники формально-правовых подходов в качестве основополагающего субъекта рассматривают институт и, соответственно, поддерживаемую им систему нормативного регулирования. В то же время приверженцы бихевиоральной методологии и теории рационально­го выбора считают, что основополагающим значением обладает все же индиви­дуальный субъект, из совокупности действий которого строится вся политиче­ская реальность и для формирования которой принадлежность индивида к группе не имеет решающего влияния.

Поскольку уже говорилось об основаниях подхода, авторы которого ин­терпретируют политику как сферу межгрупповой конкуренции за власть (и что, естественно, заставляет рассматривать в качестве основополагающего полити­ческого субъекта группу), то в данном случае мы не будем повторять критику в адрес противоположных воззрений. Отметим лишь, что пафос выдвижения ин­дивида на первый план при объяснении политики имеет безусловные основа­ния, которые свидетельствуют о его особом статусе в этой сфере общественной жизни.

Особенности индивида как Роль индивида в политике крайне специфич- субъекта политики на. Конечно, он не может затмить значение

групповых объединений для формирования политического пространства в целом. Однако он может повлиять на характер развития абсолютно любой политической системы. Потому-то и недостаточно рассматривать индивида лишь в качестве одного из специфических субъектов политической сферы.

Будучи исходными социальными атомами, из совокупности действий и отношений которых складывается самое общество, индивиды способны высту­пать особой целью деятельности любой системы правления и власти.

По сути дела, олицетворяя статус человека как относительно самостоятельного и сво­бодного существа, чьи интересы и возможности так или иначе противостоят обществу и государству, индивид (личность) символизирует смысл и ценность любой коллективной деятельности. В этом плане отношения государства и ин­дивида выражают отношения власти и человека - этих двух противоположных начал социальной жизни и двух самостоятельных источников общественной власти.

Организуя совместную жизнь людей, государство тем не менее всегда выступает как начало подавления и принуждения людей к поддержанию опре­деленных политических порядков и форм поведения. Государство - это символ повиновения и принуждения человека к обязательному для него поведению и в этом смысле является агентом неизбежного ограничения его свободы и прав. Со своей стороны, индивид выступает как начало свободного и естественного волеизъявления. Имея определенные притязания к государству, связывая с ним возможности реализации своих интересов и перспективы, человек все же оста­ется тем существом, которое обладает собственной программой жизнеутвер- ждения и самовыражения. И если государство способно избрать любой путь своей эволюции, то человек всегда будет стремиться к защите собственного достоинства и свободы, счастья и жизни.

Наличие этих неистребимых человеческих стремлений, неизменность жизнеутверждающих потребностей личности к свободе и счастью составляют стержень гуманизма. Приобретая характер высших моральных принципов, дан­ные требования становятся источником гуманности законов, поднимаясь по своему значению выше социальных отношений в конкретной стране, выше по­требностей различных групп. Они не меняются в зависимости от этапов и типов развития общества, становясь мерой человечности всех социальных образова­ний, критерием, используемым при оценке всех социальных явлений, в том числе универсальной мерой оценки человечности любой политической систе­мы. Так что, оценивая человека как «меру всех вещей» (Протагор), эти гумани­стические принципы способны задать совершенно определенные цели и прин­ципы государственной политике, выступив гуманистическим ориентиром са­моразвития власти.

Иными словами, государство и индивид взаимодействуют между собой как два взаимосвязанных и одновременно в известной степени взаимооппози­ционных начала социальной жизни. Каждый из них не только обладает различ­ными правами и возможностями, но и олицетворяет два различных источника и принципа организации власти в обществе. Конечно, человек и власть меняются, меняются и их интересы, а главное - возможности в преобразовании социума. И все же сложившаяся практика говорит о том, что принципиальные отноше­ния между ними сохраняются. Государство остается внешней Для индивиду­альной жизни силой, обладающей по отношению к личности важнейшими при­нудительными прерогативами, правами и полномочиями. Однако и человек в ряде демократических стран становится высшей социальной ценностью поли­тических отношений, направляя государственную политику. Как же в целом соотносятся возможности государства и личности?

Исторические модели в истории политической мысли в основном

взаимоотношений представлены три основные модели взаи-

власти и человека моотношений государства и личности.

Первая из них в основном представлена патерналистскими (Конфуций) и этатистскими (Платон, Аристотель, Зарату- стра) теориями, обосновывающими системы власти, в которых государство об­ладает неоспоримым приоритетом и преимуществом перед человеком.

Так, еще легисты (^-11 вв. до н.э.) говорили о необходимости сильного деспотического государства, которое контролировало бы все стороны челове­ческой жизни и опиралось на жестокие законы, призванные регулировать неиз­бежную и постоянную войну между правителями и подданными. Конфуций, также отстаивавший доминирование государства, предпочитал трактовать его как большую патриархальную семью, в которой аристократия, чиновничество и тем более простой люд обязаны безропотно повиноваться властителю. Индивид же рассматривался как подданный, не имеющий особых прав. По сути такие же принципы отстаивал и Платон, идеализировавший общесоциальные функции государства и оправдывавший его верховенство над индивидом.

Аристотель тоже едва ли не обожествлял государство, считая его высшей (после общения в семье) формой социального общения.

Характерно, что комплиментарность в отношении государства у Платона и Аристотеля подкреплялась идеями его очищения от неугодных, т.е. тех, кто мог подорвать мощь и нарушить спокойствие государства, от тех «варваров», которые не достойны «государственной жизни». Понятно, что утверждение главной идеи - полного доминирования государства - исключало возможность постановки вопроса о политических правах и свободах человека, признании индивида в качестве гражданина и полноправного партнера государства. Госу­дарство, как утверждалось, должно полностью определять статус и права чело­века, каналы его политической активности.

В дальнейшем такого рода идеи воплотились в понимании государства как реального воплощения общественного разума, источника и гаранта прав человека. Законы государства объявлялись высшим проявлением мудрости и силы, выражением народных интересов. Со средних веков утвердились пред­ставления о государстве как единственном источнике человеческих прав и обя­занностей. Свою лепту в обоснование государственного доминирования внес и марксизм, рассматривавший человека в качестве элемента системы господства класса, чей внутренний мир и права обусловливаются, определяются интереса­ми целого. Обоснование всевластия господствующего класса дополнил образ одномерного (экономического) человека, чья личность растворена в группе, а его права целиком и полностью зависят от коллективных пожеланий.

В политической истории такие теоретические конструкции наиболее ярко подтвердились в практике деспотических и тоталитарных государств, где были полностью подавлены права и свободы личности. Причем до сих пор многие, например, азиатские страны подвергают критике любые попытки признания внегосударственного происхождения прав человека и утверждения их универ­салистской природы.

Другая модель отношений государства и человека основывается на при­знании того, что в основе государства и его политики должны лежать права и природа человека.

Либеральные мыслители (Дж. Локк, Т. Джеферсон, Дж. Мэдисон и др.) настаивали на том, что высшей социальной ценностью является личность, на основе потребностей которой и должна строиться вся государст­венная система власти. Государственному господству противопоставлялись свободные граждане. Признавалось, что совместная и индивидуальная жизнь человека не должна строиться на политическом принуждении со стороны цен­тров власти. Эти ученые и их единомышленники развивали возникшие еще в афинском полисе и римском праве идеи суверенитета личности. И хотя они го­ворили о взаимной ответственности индивида и государства, все же главный упор делали на ограничении и обуздании политической власти, на утверждении ее зависимости от личности. Провозгласив политическое равенство, либералы считали необходимым, чтобы люди получали гражданские права независимо от происхождения, владения и других статусных и социальных характеристик.

Таким образом, государство объявлялось результатом соглашения сво­бодных индивидуумов, граждан, которые ограничивают его возможности вме­шательства в их частную жизнь. В силу этого, выполняя лишь те функции, ко­торыми наделяют его граждане, государство становилось подконтрольным на­роду, гражданскому обществу. Главной же сферой реализации человека счита­лось гражданское общество, т.е. область независимых от государства горизон­тальных связей индивидуумов, межличностного общения, деятельности обще­ственных объединений. Иначе говоря, либералы признавали личность скорее источником, чем участником власти.

В различных модификциях такая модель взаимоотношений государства и личности установилась в ряде современных стран Запада. И хотя до идеальной модели демократии там еще далеко, тем не менее эти государства показали, что личность может реально стать источником и целью государственной политики.

Третья, срединная модель отношений человека и власти также имеет древнее происхождение. Еще семь греческих мудрецов (VII- VI вв. до н.э.) от­стаивали идею компромисса и меры в отношении прав того и другого субъекта власти. Свой вклад в развитие идеи срединности внесли и некоторые другие древнегреческие мыслители - сторонники правила «золотой середины» во взаимоотношениях этих полюсов, т.е. все те, кто призывал к установлению гармоничных отношений между государством и личностью. По-своему решали данный вопрос и русские философы, один из которых, Н.Ф. Федоров, говорил,

37

что человеку «нужно жить не для себя и не для других, а со всеми и для всех» .

Наиболее ярко эта позиция проявилась в христианско-демократической идеологии, которая критикует не только патернализм, но и либерализм за его излишний индивидуализм и преувеличение прав личности по сравнению с пра­вами государства. Эта теория исходит из того, что жизнь человека как творение Божие духовна и уникальна, но ее духовность и уникальность не могут изме­нить такой политический институт, как государство. Индивид - главный источ­ник его деятельности, объект защиты гражданского достоинства и опекунства. Но и государство - не столько источник принуждения, сколько орган, дейст­вующий в интересах всеобщего блага, сглаживания социальных контрастов, поддержания слабых. Государство есть средство совершенствования совмест­ной жизни, согласования интересов и упрочения справедливости.

В силу этого государство и индивид должны действовать в соответствии с принципами солидарности и субсидарности. Первый принцип предполагает, что благо (и горе) каждого неразрывно связано с процветанием (или ослаблени­ем) целого, с заботой каждого друг о друге и о государстве как воплощении гражданских уз. Второй принцип означает, что государство обязано оказывать помощь тем, кто не в состоянии самостоятельно организовать достойную жизнь, у кого нет для этого необходимых средств и духовных сил. Но такая по­мощь должна иметь избирательный и адресный характер, не вырождаясь в под­держку иждивенчества.

Иными словами, не отвергая приоритета индивида и его прав, сторонники такого подхода настаивают на сохранении серьезных социальных функций го­сударства. Причем его социальный облик ставится ими в большую зависимость от уровня политической культуры граждан.

<< | >>
Источник: Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов/А. И. Соловьев -М.: Аспект Пресс, - 559 с.. 2003

Еще по теме 1. Человек и власть:

  1. Глава четырнадцатая. Аксиомы власти
  2. Практикум 4 Статусный портрет человека и его изменение
  3. Социальная природа власти
  4. Психологические концепции власти
  5. Потребности человека
  6. § 2. Философский смысл и обоснование прав человека
  7. § 2. Марксистская доктрина: от государства к человеку
  8. § 2. Права человека как критерий нравственного измерения политики и государственной власти
  9. ОСНОВАНИЯ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  10. ВЛАСТЬ
  11. 12.1.ВЛАСТЬ
  12. 12.1. Власть
  13. Власть
  14. 36. Баланс власти и ее формы
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -