<<
>>

13.1. СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ СТРАНЫ

Проблемы глобализации имеют свою специфику для стран с переходной экономикой, и в частности для России. Дело в том, что необходимость адаптации национального хозяйства к требованиям и вызовам глобализации, нейтрализации рисков, связанных с ней, и ее негативных последствий совпала по времени с процессами трансформации экономической системы в Российской Федерации, переходом от централизованного планового (административно-командного) хозяйства к экономике, основанной на рыночных принципах.
В результате страна оказалась затронутой двумя шоками различной природы, воздействие каждого из которых на национальную экономику взаимно усиливалось в результате взаимодействия с другим. Все это предопределило дополнительную сложность и остроту проблем экономики России, связанных с протеканием в рамках мирового хозяйства глобали- зационных процессов,

С начала 1990-х гг. и вплоть до перехода к экономическому росту в период после кризиса 1998 г. экономические позиции России в мировом хозяйстве неуклонно ухудшались. На пороге реформ научно-технический, интеллектуальный и экономический потенциал страны существенно превышал показатели практически любой развивающейся страны. Однако под воздействием трансформационного кризиса, осложненного рисками глобализации и не всегда продуманной экономической политикой государства, отрыв Россия от Запада и многих других стран мира возрастал все сильнее. Так, за 1990-2001 гг. доля нашей страны в совокупном мировом ВВП сократилась в 2 раза — с 5,5 до 2,6%. Причина этого — резкий спад производства, пережитый страной в 1990-е гг. Показатель российского ВВП в процентах к 1990 г. составил в ]993 г. 74%, в 2000 г. — 66%. Для Австралии, например, за тот же период времени статистические данные свидетельствуют о росте этих показателей, которые составили 106 и 135% соответственно (на душу населения — 102 и 122%), для Германии — 104 и 117% (на душу населения — 102 и 113%), для США — 104 и 129% (на душу населения — 101 и 118%).

Самый высокий рост ВВП был отмечен в Китае: в 1993 г. показатель ВВП страны по отношению к 1990 г. составил 142%, а в 2000 г. — 243% (в расчете на душу населения — 136 и 222% соответственно). В Индии в 1993 г. величина ВВП составляла 111%, в 2000 г. — 164% к 1990 г.1

В последующие годы наблюдались следующие тенденции изменения реального ВВП.

К концу 2004 г. рост реального ВВП в США ускорился, в Японии возобновился после сокращения в середине 2004 г., в европейском Экономическом и валютном союзе (ЭВС) и Великобритании замедлился. Среднегодовые темпы прироста реального ВВП США составили, по данным Центрального банка РФ, 4%, при этом прирост произошел преимущественно за счет увеличения расходов на индивидуальное потребление2. По оценкам и прогнозам Международного валютного фонда, среднегодовые темпы прироста реального ВВП США составили в 2003 г. 2,6% {1,5% на душу населения), в 2004 г. — 3,9% (2,9% надушу населения)3.

Реальный ВВП ЭВС увеличился в 2004 г. на 1,2%. Замедление было связано с уменьшением вклада чистого экспорта4. По оцен-кам и прогнозам Международного валютного фонда, среднегодовые темпы прироста реального ВВП Германии составляли в 2003 г. лишь 0,1%, но в 2004 г. — уже 1,4% (1,5% на душу населения), среднегодовые темпы прироста реального ВВП Франции — только 0,8% в 2003 г. и 2,4% — в 2004 г. (также 1,5% на душу населения) .

Среднегодовые темпы прироста ВВП Китая были стабильно высокими: 7,5% — в 2003 и 2004 гг. Достаточно высокими были и среднегодовые темпы прироста реального ВВП Индии: соответ-ственно 5,6 и 5,9%:.

Что касается России, то динамика ее экономического развития оживилась в начале XXI в. и характеризовалась следующими темпами роста реального ВВП: по данным ЦБ РФ, темпы роста составляли по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года: в 2002 г. — 104,7%, в 2003 г. — 107,3, в январе-сентябре 2004 г. — 107%'. По оценкам и прогнозам Международного валютного фонда, среднегодовые темпы прироста реального ВВП России, будучи отрицательными величинами в 1990-е гг., в 2000 г.

достигли 10%, хотя в последующие годы несколько снизились: 5% - в 2001 г., 4,3 - в 2002 г., 6,0 - в 2003 г, 5,0% - в 2004 г. Однако несмотря на положительную динамику роста реального ВВП в начале XXI в., негативным результатом предыдущего развития стал тот факт, что по большинству показателей Россия оказалась отброшена в середину списка развивающихся стран.

Наслаиваясь на трансформационный кризис, воздействие процессов глобализации на российскую экономику приобрело шоковый характер, а отечественные производители большинства отраслей без какого-либо адаптационного периода оказались в состоянии интенсивной конкуренции с западными компаниями. Многие исследователи связывают это с осуществлением поспешной и слабо подготовленной либерализации внешнеэкономической деятельности, проведенной в России в начале 1990-х гг. и имеющей своим следствием существенное повышение степени открытости национальной экономики, а также доступ иностранных конкурентов на внутренний рынок. По расчетам экспертов, в 2000 г. коэффициент экспортной открытости (экспортная квота)

Российской Федерации составил порядка45%, что свидетельствует об очень высокой степени зависимости экономики страны от внешних связей, большей, чем в ведущих западноевропейских странах, не говоря уже о США. Этот факт при первом знакомстве с ним можно было бы признать позитивным, если бы не одно обстоятельство: вовлечение России в мировую экономику происходит однобоко, т.е. происходит вывоз на мировые рынки преимущественно топливно-сырьевых товаров и продукции первых стадий обработки первичного сырья.

Таким образом, доминирующая в настоящее время модель интеграции экономики Российской Федерации в мировое хозяйство основана на вывозе за рубеж сырьевой продукции (нефти, природного газа) и изделий первых этапов ее переработки (продукции черной и цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности) в обмен на поставки из-за рубежа готовой продукции, в том числе потребительского назначения, а также продовольствия.

В 2001 г. доля топливно-энергетических продуктов (энергоносителей) в российском товарном экспорте превысила 54% (в 2003 г. — 57%), доля черных и цветных металлов и изделий из них — 14,5% (в 2003 г. — 17%). В то же время доля машин, оборудования и транспортных средств, по которой обычно судят о прогрессивности характера экспорта страны, на протяжении всего постсоветского периода развития России не превышала 11%.

Стоимостный объем экспорта энергоресурсов, экспорта черных и цветных металлов продолжает расти. Только за десять месяцев 2004 г. стоимостный объем экспорта энергоресурсов увеличился в 1,3 раза, экспорта черных металлов — в 1,8, экспорта цветных металлов — в 1,4 раза по сравнению с аналогичным периодом 2003 г., тогда как стоимость экспорта машин, оборудования и транспортных средств увеличилась лишь на 12%, при этом он ограничивался странами ближнего зарубежья. Основной вклад (более 75%) в прирост стоимости экспорта в страны дальнего зарубежья внесли поставки нефти, черных металлов и нефтепродуктов.

Еще больше возросла доля энергетических товаров в структуре экспорта: с 57,2% — в январе-октябре 2003 г. до 57,4% — в соответствующий период 2004 г., главным образом за счет роста удельного веса нефти (с 29,7 до 32,7%). Индекс эффективности экспортных операций (ИЭЭО) по совокупности товаров, включающей около 65% стоимости российского экспорта, сокращается: 1,12 — в 2003 г., 1,11 — в 2004 г. Экспортный «товарный» курс при ИЭЭО, равном 1,0, оценивался в январе-октябре 2004 г. в

26,1 руб. за долл., тогда как средний номинальный курс доллара США к рублю составлял в этот период 28,93 руб. за 1 долл.

Диаграмма на рис. 13.1 демонстрирует удельный вес отдельных товарных групп в экспорте Российской Федерации в 200! г.,

В отличие от времен СССР, когда отечественные предприятия, пусть и не всегда удачно и эффективно, участвовали в различных формах промышленного сотрудничества, прежде всего в рамках СЭВ, в современных условиях российские предприятия в своей основной массе не участвуют в международной специализации и кооперации производства.

В процессе рыночных реформ, в том числе приватизации, многие зарубежные связи отечественных хозяйствующих субъектов (кроме, пожалуй, РАО «Газпром») были утеряны, и в настоящее время отечественные компании заново предпринимают усилия по хозяйственной экспансии за рубеж («ЛУКойл», «ЮКОС», ТНК, «СИБУР», «Русал» и др.).

Потенциал изменения нынешней модели интеграции России в мировое хозяйство связан с возможностями перестройки на рыночных принципах и повышения эффективности деятельности наукоемких отраслей машиностроения, химии и в целом научно- технической сферы в стране. Сегодняшние проблемы развития этой сферы во многом обусловлены ее недостаточным финансированием: совокупная доля расходов на НИОКР в ВВП страны составляет около 1%, что по абсолютной величине финансовых средств соответствует затратам начала 1960-х гг., в то время как в развитых странах при значительно больших объемах валового продукта соответствующий показатель колеблется вокруг отметки в 3%. Очевидно, что такой объем финансирования недостаточен для поддержания позиций на передовых технологических рубежах. На настоящий момент доля наукоемкой продукции в общем объеме российской промышленной продукции крайне мала — всего около 2%. В то же время, по экспертным оценкам, Россия все еще обладает 10—15 макротехнологиями из списка новейших высоких технологий, и именно они должны войти в список нацио-нальных приоритетов. При благоприятном развитии ситуации — поддержке сферы НИОКР и наукоемкого производства и продолжении экономического роста в стране — уже в ближайшее время наша страна смогла бы рассчитывать на 20-30% мирового рынка наукоемкой продукции. Сегодня на данном рынке доминируют развитые страны: на семь ведущих стран приходится 46 из 50 основных макротехнологий. За послевоенный период (до 2001 г. включительно) США заработали на экспорте наукоемкой продукции 700 млрд долл., Германия — 530 млрд, Япония — 400 млрд долл.

Определенные благоприятные подвижки в участии России в международном технологическом обмене можно наблюдать в начале XXI в.

Так, в 2000 г. экспорт за рубеж российских технологий стал предметом 1094 соглашений, а импорт — 566. Самую высокую долю в экспорте российских технологий составляют страны ОЭСР (734 соглашения, в том числе с США — 251), эти же страны — источник импорта технологий в Россию (432 согла-шения, с США— 60)'.

Необходимым условием поддержания устойчивого экономического роста в России является увеличение инвестиций в производство в реальном секторе экономики. Это представляется тем более важным, учитывая то, что производственный аппарат в промышленности существенно изношен, заметная часть основных фондов морально и физически устарела (более 70% эксплуатируется свыше 10 лет; даже в отраслях ТЭК, куда поступает львиная доля ресурсов от экспорта, в конце 1990-х гг. износ основных фондов достиг почти 80%). Состояние отечественного производственного базиса таково, что на его основе сложно или вообще невозможно выпускать конкурентоспособную на мировых рынках продукцию. Полная же замена этого базиса или его суще-ственной части требует значительного объема капиталовложений. В течение ближайших 20 лет потребность России в производственных инвестициях из всех источников оценивается экспертами в сумму более 1,2 трлн долл. (что соответствует ежегодной величине не менее чем 100 млрд долл.) . Определенное облегчение ситуации могло бы быть связано привлечением иностранных прямых инвестиций. Однако даже в период начала экономи-ческого роста — в 2000—2001 гг. — ежегодный реальный объем производственных инвестиций не превышал 3,5 млрд долл. (по официальным данным Госкомстата РФ, 34 млрд долл. — в 2001 г.), из которых на долю прямых иностранных инвестиций приходилось не более 3-4 млрд долл. (в 2001 г. в страну было вложено всего 2,5 млрд долл. ПИИ согласно данным Банка России и 4 млрд долл. — по данным Госкомстата РФ). Накопленный в России за годы реформ объем прямых иностранных инвестиций составляет по состоянию на начало 2002 г. всего 18,2 млрд долл. (данные Госкомстата РФ).

Таким образом, серьезного влияния на воспроизводство основного капитала в отечественной экономике иностранные инвестиции не оказывают. По большому счету, не оправдались первоначальные надежды, что иностранный капитал принесет с собой новые технологии, будет способствовать развитию наукоемких производств. Иностранные инвестиции направлялись прежде всего в топливно-энергетический комплекс, в пишевую промышленность и торговлю, что далеко не всегда отвечает интересам технологической перестройки отраслей экономики страны, работающих на внутренний рынок.

Характерно, что удельный вес прямых иностранных капиталовложений в российскую экономику не превышает 0,5-0,6% от общего объема ПИИ в мире, прямые вложения иностранного капитала даже в значительно меньшие по своему экономическому потенциалу страны Восточной и Центральной Европы (Венгрия, Польша, Чехия) в отдельные годы превышали инвестиции в Россию.

С 2003 г. внешнеэкономическое положение России несколько улучшилось, что положительно сказалось на состоянии основных компонентов платежного баланса страны. За период регулярных наблюдений ЦБ РФ с 1994 г. активное сальдо счета текущих операций и валютные резервы достигли наилучших значений. Увеличился приток иностранного капитала в сектор нефинансовых предприятий .

По данным Бюллетеня банковской статистики ЦБ РФ за 2005 г, общий объем прямых инвестиций в Россию составил по состоянию на I января 2004 г. 32,2 млрд долл., а по состоянию на 1 января 2004 г. — уже 86,8 млрд долл., общий объем портфельных инвестиций — соответственно 32,1 и 93,9 млрд долл. Прямые иностранные инвестиций достигли в январе-октябре 2003 г. 8,3 млрд долл., при этом наблюдался отток портфельных иностранных инвестиций в размере 1,3 млрд долл.

Приток иностранного капитала в сектор нефинансовых предприятий составил в январе-октябре 2004 г. 18,2 млрд долл., однако объем прямых иностранных инвестиций сократился по срав-нению с аналогичным предыдущим периодом до 5,5 млрд долл., в то же время приток портфельных инвестиций составил 3,3 млрд долл. Приток капитала в форме ссуд и займов сократился с 10,9 млрд долл. в январе-октябре 2003 г. до 9,4 млрд долл. в аналогичном периоде 2004 г. В результате в структуре чистого притока иностранных инвестиций в сектор нефинансовых пред-приятий произошли заметные изменения: доля прямых иностранных инвестиций сократилась с 46% в январе-сентябре 2003 г. до 30% в январе-сентябре 2004 г., доля ссуд и займов — соответственно с 61 до 52%, доля портфельных инвестиций составила 18%'.

<< | >>
Источник: М.Н. Осьмовa, A.B. Бойченко. Глобализация мирового хозяйства. 2006

Еще по теме 13.1. СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ СТРАНЫ:

  1. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ
  2. 13.1. СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ СТРАНЫ
  3. 13.2. КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ЕЕ ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ФАКТОРЫ
  4. 2. Перспективы развития российской экономики
  5. 24.3. Германская экономика в мирохозяйственных связях
  6. 31.4. Внешнеэкономические связи Бразилии
  7. 34.3. Российская Федерация в мирохозяйственных связях
  8. 34.4. Внешнеэкономические связи со странами СНГ
  9. Глава 9, Экономика и мирохозяйственные связи промышленно развитых стран
  10. Внешнеэкономические связи и мировая экономика
  11. 5. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  12. 5.4. Институциональные проблемы занятости в российской экономике
  13. 6.5. Российская экономика физических лиц и основные тенденции реструктуризации занятости на микроуровне
  14. 8.2. Региональный и отраслевой аспекты приложения иностранных инвестиций в российской экономике
  15. 2.1. Реформы в российской экономике и их отражение в инвестиционной сфере
  16. Модель инвестирования в российской экономике
  17. Российская экономика
  18. 1.2. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ В 1991-2001 ГГ.