<<
>>

17.9.1. Продовольственная безопасность

Продовольственная безопасность — это удовлетворение потребности населения продуктами питания высокого качества в достаточном ко­личестве. В идеале эти потребности определяются научно обоснован­ными медицинскими нормами.

С точки зрения рыночного подхода под продовольственной без­опасностью понимается обеспечение равновесия между предложением продуктов питания и текущим продовольственным спросом на при­емлемом для населения ценовом уровне при достаточном ассортимен­те, а также создание необходимых резервов продовольствия.

Производство продуктов питания для населения является вечной мировой проблемой и по настоящее время остается чрезвычайно ак­туальной, а ее острота нарастает вместе с увеличением населения.

Учитывая, что проблема продовольственной безопасности высту­пает ключевой в жизни людей, в 1996 г. в Вене (Австрия) состоялся Всемирный форум продовольствия, в котором участвовали 130 стран. На нем обсуждался вопрос: «Как накормить население Земли?» Речь шла о продовольственной помощи слаборазвитым странам, где люди умирают от голода. Была поставлена задача — к 2015 г. снизить в мире в два раза численность голодающих людей. Однако следующий форум (2002 г.) признал, что эта задача не выполняется. Следовательно, ми­ровое сообщество, несмотря на огромный научно-технический прогресс, не справляется с голодом и голодной смертью многих миллионов лю­дей. Если в 1996 г. в мире число голодающих составляло 812 млн чело­век, то в октябре 2009 г. — более 1 млрд. Это шестая часть населения планеты. Таким образом, угроза существованию человечества стано­вится все более реальной.

Острейшие продовольственные проблемы характерны и для нашей страны. Их суть — в недостаточном количестве и низком качестве потреб­ляемых населением продуктов питания, прежде всего отечественного производства. Выражаясь точнее, Россия утратила продовольственную безопасность. Так, стандарт ООН суточной потребности в питании до­ступен только каждому десятому российскому гражданину. О скуд­ном потреблении продовольствия наших людей свидетельствует про­довольственная корзина, установленная государственной властью.

По официальным данным, в первом квартале 2009 г. стоимость по­требительской корзины по России в целом составляла 5089 руб., в том числе по трудоспособному населению — 5356 руб.; по пенсионерам — 4045 руб. Стоимость продовольственной корзины в этот же период по трудоспособному населению составляла 2089 руб. в месяц, 70 руб. в сутки; по пенсионерам соответственно 1800 и 60 руб. Как видим, корзина чудовищно низкая. Поэтому легко представить, как питаются бедные и нищие люди и как они вообще живут. Нынешняя продоволь­ственная корзина значительно уступает советской продовольственной корзине 1990 г. и еще более — научно обоснованной продовольствен­ной корзине. В первом случае по мясу — 59, молоку — 56%. Во втором случае — соответственно 65 и 69%. Продовольственная корзина, существующая в настоящее время, едва способна обеспечить физио­логическое выживание индивида, т. е. не дать ему погибнуть от голо­да. Но человеку, например, трудоспособного возраста нужно не про­сто выжить, но и работать. Поэтому он вынужден тратить на еду весь прожиточный минимум, оставляя без удовлетворения потребности в непроизводственных товарах, услугах, а порой — в обязательных пла­тежах и сборах.

Несмотря на крайне неудовлетворительные уровень и качество продовольственной корзины, многомиллионное россий­ское население за последние 18 лет выработало в себе способность об­ходиться мизерным прожиточным минимумом, крохотным объемом продовольственной корзины и чудесным образом не только физиологи­чески выживать, но и производительно трудиться. Это феноменально!

Резкое снижение жизненного уровня преобладающего большинства российского народа в 1990-х гг. объясняется беспрецедентным разру­шением экономики и социальной сферы в результате так называемых ельцинско-гайдаровских «реформ». В ходе их ВВП сократился не ме­нее чем в 20 раз — это больше, чем в Великую Отечественную войну, зарплата и пенсии уменьшились в 2-3 раза, инфляция в 1992 г. воз­росла в 22 раза, а в последующий год — еще в 3 раза, были «замороже­ны» вклады населения в Сбербанке страны. Все это буквально в крат­чайший срок превратило в нищих многие десятки миллионов граждан нашего отечества. Одновременно разразился аграрный кризис, вызван­ный разрушением коллективного производства, ликвидацией экономи­ческих условий для содержания скота в личных подсобных хозяйствах, совершенно неудовлетворительной помощи сельскохозяйственному производству со стороны государства.

Между тем экономическая роль государства даже в либеральных хозяйственных системах (США, Австрия и др.) составляет 30-35%, а в странах социального рыночного хозяйства (ФРГ, Швеция и др.) достигает 50-60% расходов фермеров. (Подобная практика имеет ме­сто в Беларуси, где производителям компенсируются 50% расходов на приобретение оборудования и производство продовольствия.)

Что касается российских сельхозпроизводителей, то они практиче­ски не получают помощи от государства. Именно поэтому большая часть животноводческих хозяйств убыточна, а животноводство в це­лом понесло огромные потери. В 2008 г. по сравнению с 1990 г. пого­ловье крупного рогатого скота сократилось в 2,8 раза (с 58,8 до 21,1 млн). Причем о восстановлении количества скота речь не идет, сохранить бы то, что осталось. Производство молока за этот период уменьши­лось на 23,3 млн т. Стоит ли после этого удивляться, почему на при­лавках так мало отечественных мяса, молока, масла. Откуда же им взяться, если животноводческая отрасль фактически уничтожена!

Крупномасштабное сокращение количества крупного рогатого скота и, следовательно, отечественного мяса и молока сопровождается нарас­танием их импорта, который имеет устойчивую тенденцию к уве­личению объемов. За 1992-2008 гг. импорт мяса достиг 2980 тыс. т, т. е. вырос в 8,9 раза. Страна потребляет 40% американского экспорта рыбы и треть австралийского экспорта кенгурятины.

Мы закупаем за рубежом не только мясо и молоко, но и другие про­дукты питания: масло, сыр, сахар, яйца, т. е. практически весь набор продовольствия, кроме зерна (хотя импортируем 80% семян от по­требности). По экспорту сырья Россия занимает третье (после США и Канады) место в мире. Это позволило высшим чиновникам утверждать, что Россия является зерновой державой. Справедливо ли это утверж­дение? В мировой статистической практике признано, чтобы страна отвечала этому статусу, ей нужно производить на душу населения не менее 1 т зерна в год. Мы же собрали на душу населения в 2007 г. — 576 кг, в 2008 г. — 775, в 2009 г. — 696 кг. Как видим, Россия не дотяги­вает до статуса зерновой державы, а утверждение этих чиновников есть не что иное, как вымысел, миф.

Мы экспортируем кормовое зерно, которое очень потребовалось бы своим скоту и птице. Тем более в России, как и в странах ЕС, две трети общего объема потребности зерна приходится на производство про­дукции животноводства. Это в три раза больше по сравнению с продо­вольственными нуждами для населения. В нашей стране к тому же неэффективно используется кормовое зерно. На производство едини­цы животноводческой продукции у нас расходуется в 2,2 раза больше зерна, чем в государствах ЕС, а удельный вес зерна в комбикормах со­ставляет 76%, в то время как во Франции — 30, в Англии — 38%. В ре­зультате в зернофураже России в пять раз меньше белкового сырья по сравнению со странами ЕС.

Россия обладает значительным природным потенциалом для эффек­тивного развития аграрного производства. На ее долю приходится 12% мировых пахотных земель, 20% мировых запасов пресной воды, 52% мирового чернозема, что создает прекрасные возможности для реше­ния всех проблем продовольственной безопасности. Однако непроду­манные меры по реформированию экономики в 90-х гг. отбросили сель­ское хозяйство на многие десятилетия назад, в результате чего продовольственная зависимость от внешнего мира достигла минимум 40%, что больше чем вдвое превышает границу продовольственной бе­зопасности.

По данным продовольственной и сельскохозяйственной организа­ции ООН (ФАО), доля импортных продуктов питания не должна пре­вышать 17%.

Исходя из положения Конституции РФ (ст. 7) о том, что Россия — социальное государство, продовольственная безопасность является ключевой в жизнеобеспечении людей, поэтому власть провозгласила сельское хозяйство одной из приоритетных отраслей. Но в реальной действительности этого нет, поскольку сельское хозяйство имеет большой дефицит денег, техники, минеральных удобрений и кадров.

Не хватает техники. За 1991-2008 гг. производство тракторов со­кратилось в 21 раз, потому что резко сократились инвестиции. К тому же одни тракторные заводы (например, Алтайский) обанкротились, другие (Волжский, Липецкий, Чебоксарский) нуждаются в восста­новлении и модернизации. Поэтому приходится закупать подержан­ную технику за рубежом. Во многих районах Разанской области вся техника — иностранная.

Мало минеральных удобрений. За годы «реформ» производство минеральных удобрений сократилось в 9 раз, органических удобре­ний — в 7, химических средств защиты растений — в 8 раз. Объем работ по мелиорации земель уменьшился в 15-20 раз. Да и цена произве­денных минеральных удобрений для наших производителей недо­ступна, вследствие чего 90% продаются за рубеж.

Не хватает кадров — некому обрабатывать землю. В 1990 г. в аграр­ном секторе было занято 8,3 млн человек, а к началу 2006 г. — 2,5 млн. Молодежь уезжает в город, оставшиеся стареют. Деревни вымирают. По данным Всероссийской переписи населения 2002 г., в России из 155,3 тыс. сел не имели населения 13,1 тыс., а в 34 тыс. жило не более 10 человек. За 9 с лишним лет после переписи населения деревня еще более обезлюдела. В среднем за год исчезают до 3 тыс. деревень. Особен­но интенсивно пустеют деревни в восточных районах страны: Краснояр­ском, Приморском, Хабаровском краях, Амурской, Иркутской, Ново­сибирской областях.

Россия нуждается в крупномасштабной целевой государственной программе переселения на добровольной основе людей из перенасе­ленных сел, рабочих поселков и городов страны, а также из стран СНГ. Кроме этого, целесообразно стимулировать выпускников средних и выс­ших учебных заведений к переселению в сельскую местность. Только на этой основе можно решить проблему кадров на селе, возродить де­ревню и развить сельское хозяйство.

Существующая с 2007 г. Программа переселения не решает этой про­блемы в силу ее незначительного масштаба и совершенно неудовле­творительных для переселенцев условий. Да и трудно назвать ее програм­мой, поскольку за два года ее существования переселено всего лишь 11 тыс. человек по причине скромного финансирования. Из госбюд­жета было выделено в 2007 г. 4,6 млрд руб., в 2008 г. — 5,7, в 2009 г. — 8 млрд руб. Но Федеральная миграционная служба (ФМС) сама по­просила сократить финансирование до 1,8 млрд руб. под предлогом того, что вряд ли в Россию приедет больше 20 тыс. псрссслснцсв. Да и эта цифра вызывает сомнения, учитывая существующие для пересе­ленцев условия. Так, в Дальневосточном федеральном округе на семью выделяется 60 тыс. руб. и на каждого члена семьи — по 20 тыс. руб. А в Калужской и Тамбовской областях соответственно 20 тыс. и 15 тыс. руб. С такой поддержкой даже крохотная по российским потребностям Про­грамма переселения неминуемо обречена на провал. Что нужно пере­селенцу? Кроме солидной денежной помощи жилище и работа с до­стойной оплатой труда.

Важным фактором, сдерживающим развитие аграрного сектора эко­номики и обостряющим его кризисное состояние, является так назы­ваемый диспаритет цен, под которым понимается опережающий рост цен на промышленные товары по сравнению с ростом цен на сельско­хозяйственные товары. Диспаритет цен имеет давнюю историю. Так, для покупки, например, сенокосилки крестьянин России должен был продать в 1913 г. 150 пудов зерна, а в 1923 г. — уже 847 пудов. В насто­ящее время диспаритет цен в России реально существует. За 1990- 2007 гг. цены на продукцию и услуги промышленности для сельского хозяйства увеличились в 72,1 раза, а на реализуемую сельским хозяй­ством продукцию за этот же период — в 11,3 раза, т. е. темпы роста цен были меньше в 6,4 раза. Из этого следует, что монополии обогащают­ся за счет сельского хозяйства, обескровливая его.

Деревню, аграрное производство нужно срочно модернизировать, ибо Россия по производству продовольствия все более скатывается вниз: если в 1990 г. она занимала 7-е место в мире, то теперь — 70-е. Это свидетельствует о том, что в стране подорваны основы сельскохо­зяйственного производства и над страной нависла реальная продоволь­ственная угроза внутреннего свойства.

Проблема продовольственной безопасности РФ не нова, ее обсуж­дение началось с начала 90-х гг. В 1997 г. Госдума приняла, а Совет Федерации одобрил Закон «О продовольственной безопасности РФ». Но президент Б. Ельцин закон не подписал. К этой проблеме верну­лись почти через 12 лет. Между тем весь этот период импорт продо­вольствия ежегодно увеличивался на 25% при росте отечественной продукции всего лишь на 2-3%. Сколько денег утекло за рубеж, сколь­ко времени упущено!

В ноябре 2009 г. проект Доктрины продовольственной безопасности РФ, подготовленный Минсельхозом, представлен в правительство и Совет безопасности. В декабре он был одобрен, а 1 февраля 2010 г. подписан президентом. В Доктрине предусмотрено, что Россия к 2020 г. должна производить: зерна не менее 95%, сахара — 80, растительного масла — 80, мяса и мясопродуктов — 85, молока и молокопродуктов — 90, рыбной продукции — 80%.

Важно отметить, если Доктрина к 2020 г. будет выполнена, то это означает, что страна формально обеспечила народу продовольствен­ную безопасность, но отнюдь не означает коренного улучшения благо­состояния бедного и нищего населения. Чтобы улучшить уровень и качество потребления продовольствия этими социальными слоями населения, следует в кратчайшие сроки увеличить продовольствен­ную корзину минимум в два раза по сравнению с существующей ныне. Необходимо разработать долговременную государственную програм­му по преодолению бедности и нищеты в стране.

Низкий уровень и плохое качество продуктов питания, потребляе­мых населением, дефицит основных факторов производства, неудов­летворительная помощь сельскому хозяйству со стороны государства, кризис аграрного производства породили утрату продовольственной безопасности человека.

<< | >>
Источник: Вечканов Г. С., Вечканова Г. Р.. Микроэкономика: Учебник для вузов, 4-е изд. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, — 464 е.: ил.. 2012

Еще по теме 17.9.1. Продовольственная безопасность:

  1. 35.1. Продовольственная безопасность и причины ее возникновения
  2. 10.2. Мировая и национальная продовольственная безопасность
  3. 6.1. Сущность, цель и качественное измерение продовольственной безопасности
  4. 6.3. Продовольственная безопасность России и проблемы ее достижения
  5. 5.3. Обеспечение продовольственной безопасности в отдельных зарубежных странах
  6. § 6. Государственное регулирование качества и безопасности продовольственных товаров
  7. ПРОИЗВОДСТВО ПРОДОВОЛЬСТВИЯ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  8. Глава 6.Продовольственная безопасность в современном мире
  9. Тема 35 ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. КРИМИНАЛИЗАЦИЯ И ПУТИ ЕЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ
  10. 10.3. Продовольственная помощь
  11. 5.1. Продовольственная независимость и самообеспечение продовольствием
  12. Свойства продовольственных товаров