<<
>>

16.8. П. Даймонд, Д. Мортенсн, К. Писссаридес о новой методологии и теории рынка труда

В 2010 г. Нобелевская премия по экономике присуждена Питеру Дай- монду, Дэйлу Мортенсену и Кристоферу Писсаридесу «за анализ рынков с моделированием поисковых трений», в том числе за анализ рынка труда.
Эти экономисты разработали новую методологию иссле­дования рынков. Ее суть состоит и потоковом подходе к анализу рын­ка труда. Особенностями методологии являются: во-первых, анализ основан на потоковых переменных, а не на переменных запаса; во-вто- рых, моделирование «трений» в поиске нового места работы работни­ками и фирмами. П. Даймонд исследовал «рынки поиска» вообще, без­относительно к какому-либо рынку, т. е. абстрактно, в то время как Д. Мортенсен и К. Писсаридес распространили его методологию на анализ рынка труда, то есть придали ей конкретную форму выражения. Так произошло слияние абстрактного и конкретного, переход первого во второе, в единое целое. Это обстоятельство позволило Нобелевскому комитету придать премии общее название. Причем согласно заявлению Нобелевского комитета, методология, созданная П. Даймондом, Д. Мортенсеном и К. Писсаридесом, носит универсальный характер, т. е. распространяется на все виды рынков.

По мнению некоторых российских экономистов, поисковая теория рынка труда является неотъемлемой частью современной экономи­ческой науки.

Лидером среди трех нобелевских лауреатов по экономике 2010 г. считается П. Даймонд.

Даймонд Питер, профессор Массачусетского технологического ин­ститута, родился в Нью-Йорке в 1940 г., окончил престижный Йельский университет в 1960 г. как математик. Докторскую степень по эконо­мике получил в Массачусетском технологическом институте (МИТ) в 1963 г. После защиты четыре года проработал в Калифорнийском университете (Беркли). Получив там звание профессора, вернулся в МИТ, в котором работает до сих пор.

В 1974 г. П. Даймонд консультировал Комиссию Конгресса США и Всемирный банк по реформе социального страхования.

Он написал справки о состоянии этой системы в Чили, Китае, Франции, Герма­нии, Италии, Нидерландах, Испании, Швеции, Великобритании, США.

Летом 2010 г. президент США Б. Обама выдвинул кандидатуру П. Даймонда в Совет управляющих Федеральной резервной системы (ФРС) США.

В научном потенциале П. Даймонда книги и статьи в ведущих между­народных журналах. Первая его научная статья опубликована в 1964 г. в журнале «Эконометрика». В 1978 г. вместе с Майклом Ротшильдом он выпустил учебник-хрестоматию «Неопределенность в экономике», до настоящего времени не переведенный на русский язык. Две его по­следние книги в соавторстве с Николасом Баром, по мнению некото­рых российских экономистов, должны быть не только переведены, но и стать обязательным учебником для всех российских экономистов, социологов и юристов.

Модели поиска появились, как известно, в начале 1960-х гг. Но неотъемлемой частью современной экономической науки стали после опубликованных в 1970-х и первой половине 1980-х гг. работ П. Дай- монда, Д. Мортенсена и К. Писсаридеса по проблемам поисковой мето­дологии и теории рынка труда. Важно отметить, что поисковая мето­дология, использованная в исследовании рынка труда, стала приме­няться в других сферах экономики.

Поисковые модели рынка труда, как утверждают некоторые рос­сийские экономисты, позволили объяснить ряд эмпирических фактов, выходящих за рамки традиционного вальрасовского подхода к анали­зу рынков труда.

Рассмотрим вклад в экономическую науку нобелевского лауреата по экономике 2010 г. американского ученого П. Даймонда.

В статье 1971 г. «Модель подстройки цен» П. Даймонд анализирует блага дополнительного пользования с множеством покупателей и фирм-продавцов. В каждый период времени фирмы определяют цены на благо. Покупатели узнают цену одной из фирм, после чего каждый покупатель делает выбор о покупке блага у конкретного про­давца либо продолжает поиск. У каждого покупателя имеется порого­вый предел цены, позволяющий ему купить благо у данной фирмы.

Что касается рыночного спроса фирмы, то он зависит от выбора потре­бителей, позволяющего фирме извлекать максимальную прибыль. Со­гласно таким условиям пороговый предел цен потребителей сводится к равновесной цене, которая принимает форму монопольной цены. В том случае, когда потребители прекращают поиск, поскольку увере­ны в том, что все фирмы устанавливают одинаковые цены, фирмы ус­танавливают монопольные цены на благо. Следовательно, влияние тре­ний в поиске превращает рынок свободной конкуренции в монопольный рынок.

Вплоть до конца 1970-х гг. модели поиска с трениями являлись моде­лями частичного равновесия, т. е. они не ставили целью найти нового работника, а также соглашения между продавцом и покупателем рабо­чей силы об уровне заработной платы. Проблема двустороннего поиска впервые поставлена в работах П. Даймонда, Д. Мортенсена и Э. Мас- кина.

В статье П. Даймонда и Э. Маскина, опубликованной в 1979 г., анали­зируются механизмы выплаты компенсации работнику при увольнении по инициативе нанимателя, позволяющие преодолеть вопросы отрица­тельных экстерналей и придать поиску эффективный результат. В их модели эндогенны и формирования и расторжения соглашения между нанимателем и работником, объективно отражены компенсационные механизмы при расторжении соглашений. Кроме того, в их концепции содержится анализ эффективности поиска при различных компенсаци- оннътх механизмах, когда дополнительный доход делится в равных про­порциях между субъектами контракта.

Отметим, что основные работы П. Даймонда по теории поиска с «тре­ниями» написаны с 1979 по 1982 г. Для его работ характерны четкость, компактность формулировки, научная и практическая важность полу­ченных результатов. Важнейшая идея П. Даймонда — существование «поисковых экстерналий». В статье «Издержки трудовой мобильности, фрикционная безработица и эффективность» (1981) Даймонд анали­зирует влияние пособия по безработице на эффективность равновесия на рынке труда. В статье «Определение заработной платы и эффектив­ность в поисковом равновесии» (1982) для определения оптимального уровня заработной платы при одинаковой переговорной силе работни­ка и фирмы он впервые использует торг по Нэшу.

Согласно этому подхо­ду, равновесная заработная плата находится в прямой зависимости от доли вакансий и величины пособия по безработице и в обратной — от уровня безработицы.

В отличие от своих партнеров по нобелевской премии, которые много внимания уделяли микроэкономике, П. Даймонд стремился включить в модели бизнес-цикла по Дж. Кейнсу динамику активно­сти безработных в поисках работы, т. с. он больше склонялся к моделям макроэкономики.

Нобелевский лауреат по экономике 2001 г. Джозеф Стиглиц, отме­чая заслуги П. Даймонда в развитии экономической науки, писал, что в 1971 г. независимо от него опубликовал статью, в которой показал отсутствие устойчивости в теории конкурентного равновесия.

Известно, что в мире распространены пенсии за счет самих работаю­щих. Но при стабильных уровнях отчисления такая пенсионная система несостоятельна при трех долгосрочных трендах: снижении смертности, снижении рождаемости и более раннем уходе на пенсию. П. Даймонд на вопрос «что делать» предлагает при преобразовании пенсионной сис­темы учитывать четыре условия. Какие? Сохранить уровень потребле­ния, страхование, избавление от нищеты и перераспределение. Для это­го требуется глубокая и всесторонняя проработка проблем. Была ли она проведена в нашей стране при создании пенсионной системы? Пред­ставляется, что нет.

Интересен и поучителен опыт подготовки реформы социального стра­хования в Китае, начавшийся в 2005 г. Вначале была образована между­народная экспертная группа по выработке рекомендаций. В число иностранных специалистов в рабочую группу, кроме П. Даймонда, были включены крупные специалисты из Национального комитета

Сингапура, из США, Великобритании, Чили и других стран. Причем на каждого иностранного специалиста приходилось два китайских, которые в ходе подготовки реформы должны были учиться, чтобы в дальнейшем Китай развивал свою систему социального страхования самостоятель-

Система пенсионного обеспечения содержит элементы страхования жизни для работающих и детей.

Согласно социологическим исследо­ваниям, расходы у одного члена пожилой пары по сравнению с одино­ким пенсионером составляют примерно 65-70%. Поэтому, например, в Швеции для одинокого пенсионера гарантирована социальная пенсия примерно на 15% больше, чем для пенсионера, состоящего в браке.

Мортенсен Дэйл (р. 1939) — профессор экономики Северо-Западно­го университета США. Он также работает в Национальном бюро эконо­мических исследований труда, преподает в Дании, а летом 1989 г. провел летнюю школу в ЦЭМИ РАН. Степень бакалавра получил в Вилла- метском университете в 1961 г., а докторскую — в Университете Карне- ги-Меллона в 1967 г. Удостоен тре престижных премий американских экономических оргоанизаций. Мортенсен написал более 50 статей и две книги: «Разброс зарплат. Почему одинаковым работникам платят по-разному?», «Поиск и нахождение работы, разброс зарплат и безра­ботицы» (2010) в соавторстве с Писсаридесом.

Мортенсен, обобщая идеи Дж. Стиглера, содержащиеся в статьях «Экономика информации» (1961) и «Информация на рынке труда» (1962), о существовании ценовой дисперсии на рынках однородных благ, обусловленной несовершенством информации и необходимостью ее поиска, сопряженного с издержками для покупателей предложил ди­намическую модель поиска, выявляющую положительную зависимость между величиной пособия по безработице и ее продолжительностью, а также обратную зависимость между уровнем образования и уровнем безработицы. Эта модель преподается в курсах по макроэкономике и экономике труда.

В ранних моделях поиска на рынке труда предполагалось, что занятые работники не осуществляют поиск, а трудовые контракты расторгаются по причинам экзогенного характера. Однако такие модели не объясняли эмпирических наблюдений о том, что с уменьшением трудового стажа в фирме возрастает возможность увольнения по инициативе работника. Мортенсен в своей модели (1975 г.) предложил объяснение. В его моде­ли во время трудоустройства работник не обладает полной информаци­ей о фирме и расторжение обусловлено накоплением этой информа­ции.

Мортенсен разрабатывал вопросы влияния пособий по безработице на функционирование рынка труда. В статье 1977 г. он излагает суть сво­ей модели, построенной на выплате пособий по безработице, на приме­ре США. В модели работник получает полезность от потребления благ и свободного времени, работник определяет, сколько времени расходо­вать на поиск. Он принимает условия фирмы о зарплате выше текущего уровня. В результате чего расторжение трудового контракта между фирмой и работником может происходить или добровольно, или по экзогенным причинам, не зависящим от работника.

Модели поиска с трениями до конца 1970-х годов были моделями частичного равновесия, т. е. они не включали задачу фирмы о найме нового работника и контракт об уровне зарплаты. Проблема двусторон­него поиска впервые поставлена Мортенсеном, а также Даймондом и Маскиным в 1978-1979 гг. Суть модели состоит в следующем. Фирма и работник заключают трудовое соглашение, однако продолжают поиск более подходящего партнера. Чтобы расторгнуть контракт, достаточно решения одной из сторон. Согласно Мортснссну, выплата компенсации работнику при увольнении по инициативе фирмы позволяет преодо­леть проблему негативных экстерналий, а поиску — придать более эф­фективное значение.

Экономисты, знакомые с основными работами Мортенсена, к числу научно значимых, относящихся к разработке проблем рынка труда, на­зывают следующие его заслуги:

• считается основателем теории поиска работы и исследований те­кучести рабочей силы, роли в этом НИОКР;

• распространил фрикционную безработицу на модели, которые ранее использовались в описании механизма случайных торго­вых сделок, тем самым построил на них анализ рынка труда и влияния на них государственной политики;

• доведение анализа до моделей экономического равновесия, учи­тывающего разброс заработных плат, время поиска работы и пе­рераспределение рабочей силы;

• дана оценка влияния территориальных передвижений рабочей силы на экономический рост и производительность труда;

• выдвинута связь между темпами инноваций и текучестью рабо­чей силы, возрастающей вследствие инноваций.

Писсаридес Кристофер родился в столице Кипра Никозии в 1948 г. В 1974 г. получил британское гражданство при сохранении кипрского. Учился в Университете графства Эссекс, где в 1970 г. получил степень бакалавра, а в 1971 г. — магистра экономики. Докторскую диссертацию «Индивидуальное поведение на рынках при неполной информации» защитил в одном из лучших учебных заведений — Лондонской школе экономических и политических наук (Лондонская школа экономи­ки).

Став доктором наук, он недолго проработал в Центральном банке Кипра, затем переехал в Великобританию и до 1976 г. преподавал в Университете Саутгемптона, потом вернулся в Лондонскую школу экономики, где в 1986г. стал профессором, работал деканом экономи­ческого факультета, сейчас заведует кафедрой.

Он наездами преподает на Кипре, в Гонконге, Вене, Калифорнии, Сиднее и др. Работает в редколлегиях нескольких экономических журналов, наиболее плотно — в «Economic». Регулярно пишет отчеты о безработице и занятости для международных организаций. Он — президент Европейской экономической ассоциации, член Экономет- рического общества и Общества экономистов по труду. В 2005 г. он вместе с Мортенсеном за труды по безработице получил премию по экономике труда от Института исследований труда в Бонне.

Кроме статей имеет три книги «Теория равновесной безработицы» (1990), «Адаптация рынка труда: микроэкономические основания кратко­срочной неоклассической и кейсианской динамики» (1976), «Поиск и на­хождение работы, разброс зарплат и безработицы» (2010) в соавтор­стве с Д. Мортенсеном. Книга выпущена уже после получения премии.

Опубликованные в 1993-1999 гг. совместно с Мортенсеном четыре статьи заложили основу модели рынка труда, вошедшей в учебники по макроэкономике.

Работа «Создание и ликвидация рабочих мест в теории безработи­цы», написанная совместно с Мортенсеном в 1994 г., является наибо­лее значимой. В работе изложена модель, содержание которой заклю­чается в следующем. Фирмы могут находиться в двух состояниях: либо с вакансией и в поисках работника, либо с нанятым работником. В модели построена кривая, показывающая отрицательную зависи­мость между вакансиями и безработицей. Модель демонстрирует со­существование процессов создания и ликвидации рабочих мест.

Согласно модели, создание рабочих мест происходит во время рецес- сий, а ликвидация рабочих мест и, следовательно, рост безработицы совершаются в результате того, что количество ликвидированных рабо­чих мест превышает количество созданных.

В статье «Равновесная динамика безработицы, вакансий и реаль­ной заработной платы в краткосрочном периоде» (1985) Писсаридес. проводит описание поведения данных переменных после экзогенного шока реальной стоимости выпуска и их переход к новым равновесным значениям. В статье развивается его поисковая модель стационарного состояния с двусторонним поиском и впервые смоделировал решение фирмы о создании вакансий в динамической модели поиска.

Теорию «трений» начал разрабатывать в 1970-х гг. П. Даймонд, по­зднее к нему присоединились Мортенсен и Писсаридес. Их совмест­ные разработки получили название БМР, по первым буквам фамилий лауреатов. Эта модель дает возможность понять, как работает система поиска в рыночной экономике. Модель применялась для оценки вли­яния затрат на увольнение и прием на работу и уровень безработицы.

Согласно классической теории рыночных отношений, продавцы и покупатели находят друг друга без трудозатрат и траты денег. В этой теории цена изменяется в зависимости от соотношения спроса и пред­ложения и устанавливается справедливая рыночная цена. В результа­те реализуется весь товар.

В реальной действительности происходит иначе: в магазинах скапли­ваются излишки товаров, на рынке труда имеются вакансии, на рынках недвижимости — нераспределенные квартиры. А процесс поиска товара занимает определенное время. При этом когда покупатели и продавцы нашли друг друга, сама сделка может не состояться по самым различным причи­нам: не устраивает цена или условия купли-продажи. К тому же время, которое проходит с момента выставления товара на продажу до момента сделки, также обходится в ту или иную сумму денег. И все эти издержки естественно включаются в финальную цену товара.

Таким образом, «трения» между покупателями и продавцами в про­цессе поиска выгодных сделок были предметом научного интереса ла- уреатов-2010. В пояснении на их сайте говорится, что математические модели с целью выяснения того, каким образом покупатели ищут наи­более выгодную для них цену из всех цен, имеющихся на рынке, начали использоваться в 1960-е гг. Однако существенные научные открытия произошли после 1971 г., когда была опубликована статья П. Даймон- да о формировании цены на рынках, на которых покупатели ищут наи­более выгодные цены, а продавцы, в свою очередь, выставляют свои цены, закладывая в них поисковые стратегии покупателя, вследствие чего цены, учитывающие затраты на поиск необходимых товаров, суще­ственно отличаются от цен, которые использовались при применении классической модели конкурентного равновесия.

Модель БМР описывает так называемую равновесную безработицу, то есть такой уровень безработицы, при котором экономика находится в равновесном состоянии. При этом основная ее доля является фрикци­онной. Кроме того, между местами работы и работниками имеется со­ответствие, но лишь в рамках локальной общности, получившей в моде­ли название «остров».

Лауреаты-2010 в процессе развития идеи теории поиска пришли к двум важным выводам.

Первый. На рынке поиска значимое значение имеют факторы, кото­рые не учитываются теми, кто проводит поиск. Так, если один безработ­ный резко увеличивает активность на рынке и начинает искать новую работу, то его шансы устроиться на хорошее место растут, а всех дру­гих — уменьшаются. При этом другие ищущие работу ничего не знают об активности первого.

Второй. В классической рыночной конкурентной модели итог борь­бы всегда является единственно верным и наиболее эффективным, однако в реальной жизни итогом могут стать несколько вариантов, хотя лишь один из них будет наиболее верным и эффективным.

Теория поиска весьма важна для конкретных исследователей, позво­ляющих объяснить, почему в мире существует большой разброс меж­ду заработными платами, стоимостью одних и тех же товаров, а также нереализованные на рынке товары и услуги, на которые, с теоретиче­ской точки зрения, должен быть спрос.

Модель ЭМР разрабатывалась в основном на материале рынка труда. Она показывает, что когда безработный находит понравившееся место, то его заработная плата будет зависеть не только от его профессиональ­но-квалификационных качеств, но и от сложившейся ситуации на рын­ке труда, означающей, например, что чем больше безработных, тем мень­ше возможностей получить приличную заработную плату.

Нобелевские лауреаты 2010 г. посредством своей модели ОМР тео­ретически доказали происхождение кривой Бевериджа, равно как и наблюдаемую логарифмическую зависимость между темпами тру­доустройства и соотношением между количеством вакансий и числен­ностью безработных.

Кривая Бевериджа показывает, что рынок труда в разное время стремится к двум исходным точкам: высокая безработица и неболь­шое число вакансий, с одной стороны, и низкая безработица и боль­шое число вакансий — с другой. Лауреаты доказали: иногда имеют место ситуации, когда может увеличиваться и безработица и число вакансий. В таком случае ответ па вопрос, почему так происходит, нужно искать не в традиционном бизнес-цикле, а на самом рынке тру­да. Например, одной из возможных причин такого парадокса, по мне­нию лауреатов, будет то, что согласование той или иной кандидатуры стало занимать больше времени.

Модели лауреатов позволяют понять, каким образом безработица, сво­бодные рабочие места и заработные платы находятся под воздействием регулирования и экономической политики государственной власти.

Модель ОМР в 1990-е гг. стала базовой для всех исследований рынка труда. Эта модель показала, что если исходить из одинакового времени поиска работы для всех ищущих, то наличие безработных и вакансий возможно одновременно.

Большой интерес к работам лауреатов возник в связи с мировым финансово-экономическим кризисом 2007-2009 гг., который обострил проблему безработицы в так называемых «социальных государствах».

Важное значение лауреаты уделяли социальному страхованию. П. Даймонд считает, что любую систему социального страхования не­обходимо реформировать. При установлении размера пенсии следует учитывать рост продолжительности жизни, величину трудового ста­жа и размер заработной платы. Государство должно гарантировать фиксированный уровень доходов, независимо ни от инфляции, ни от катастрофы финансового рынка. Существующая ныне пенсионная система в нашей стране не только не обсуждалась с населением, но ему даже не объяснялась суть реформы. Это привело к двухкратному зани­жению пенсии. Средний размер месячной пенсии составлял в 2000 г. 823 руб., а в 2008 г. — 4546 руб., или 91% от уровня пенсии в Белорус­сии. В 2010 г. пенсия поднялась до 8000 руб., а у финнов она составля­ет 1350 евро (58 тыс. руб.) или в 7,3 раза больше, чем у нас.

У 76-летнего петербуржца Юрия Андреевича Майорова, полжизни отдавшего армии, пенсия 6700 руб., а у испанской уборщицы Марии Робледо — 32 тыс. руб. Ю. А. Майоров в советское время получал пен­сию 145 руб. и, по его словам, мог позволить себе все, что угодно.

Низкий уровень пенсии — важный фактор снижения продолжительно­сти жизни людей. По средней продолжительности мужчин наша стра­на находится на 164 месте из 224 стран, она составляет у мужчин 62 года, у женщин — 72. По прогнозу Минэкономики РФ, средняя продолжи­тельность жизни составит в 2020 г. 66 лет, в 2030 г. — 75 лет, т. е. в 2030 г. по сравнению с 2010 г. увеличится на 13 лет.

Скоро сказка сказывается... Аналогичная с пенсионной системой наблюдается ситуация с монетизацией льгот для пенсионеров — пере­вод натуральных льгот в денежную форму, что негативно сказалось на жизненном уровне пенсионеров. Однако, например в Москве, монети­зации не было, и натуральная форма предоставления льгот сохраняется до сих пор.

Таким образом, разработанные П. Даймондом, Д. Мортенсеном и К. Писсаридесом модели поиска с трениями, вошли в базовые ин­струменты в арсенале экономистов и позволяют исследовать самые различные и многосложные проблемы, невозможные для изучения в пределах неоклассической методологии и теории рынка труда.

Неоклассическую меновую концепцию занятости Л. Вальраса не разделяют лауреаты-2010, отмечая такие ее недостатки:

• невозможность ответить на простой вопрос, почему возникает и существует безработица;

• остается необъясненным вопрос, почему безработные зачастую от­казываются от работы и предпочитают быть безработными;

• не дается вразумительный ответ, почему вакансии остаются неза­нятыми;

• отсутствует теоретическое обоснование сосуществования вакан­сий и безработицы;

• остается необъясненной обратная зависимость между количе­ством вакансий и уровнем безработицы;

• отсутствует ответ на вопрос, каким образом и почему пособие по безработице оказывает влияние на рынок труда;

• нет ответа на вопрос, какими факторами определяется продолжи­тельность безработицы;

• пет объяснения тому факту, почему разные компании платят раз­ную заработную плату работникам, обладающим одинаковой квалификацией.

Выскажем свое суждение относительно так называемого «рынка труда» вообще и отдельных его аспектов, содержащихся в методологии и теории рынка труда лауреатов-2010.

Меновая концепция занятости восходит к Л. Вальрасу и В. Парето, разработавших теорию общего экономического равновесия, основан­ную на субъективной теории стоимости, вытекающей из концепции предельной полезности. Концепция меновой стоимости исходит из обратной пропорциональной зависимости между уровнем заработной платы и уровнем занятости. Это означает, чем выше зарплата, тем меньше занятость. И наоборот, чем ниже заработная плата, тем при прочих равных условиях, выше занятость и, следовательно, меньше безработица. Если заработная плата обеспечивает равенство спроса и предложения на «рынке труда», т. е. если па нем установлена «цена равновесия», то в обществе, по мнению неоклассиков, обеспечена так называемая полная занятость трудоспособного населения, под кото­рой они понимают наличие естественной «добровольной» безрабо­тицы, уровень которой составляет 3-8% трудоспособного населения страны. Это означает, что понимаемая неоклассиками «полная заня­тость» включает в себя безработицу в качестве обязательного своего элемента. Отвлекаясь от какой-либо идеологии и исходя из здравого смысла понимаемая неоклассиками «полная занятость» фактически не является таковой, поскольку допускает, многомиллионную армию «добровольных» безработных.

Реальная капиталистическая практика отвергает постулат меновой концепции занятости о саморегулировании «рынка труда» и заставила более или менее объективных ученых Запада признать наличие «вынуж­денной» безработицы. В ее основе лежало признание неравновесного состояния капиталистической экономики, обоснованного Дж. М. Кейн- сом и его последователями. Согласно их воззрению, «вынужденная» безработица обусловлена «недостаточным эффективным спросом» на созданный продукт. Рыночная концепция занятости характеризует «рынок труда» в качестве вечной категории.

Меновая концепция занятости не может быть признана научной по следующим основаниям. Прежде всего потому, что продать труд как таковой просто невозможно, ибо он сам по себе не существует в при­роде без наличия определенных условий, без средств производства. Труд воплощается в том или ином продукте, а также в услугах. Из это­го следует, что продать труд — это значит продать продукт или услугу. Наемные работники продают не труд, а способность к труду, т. е. свою рабочую силу. Однако на поверхности это явление представляется платой за груд. Подобному представлению способствуют следующие обстоятельства, искажающие факт купли-продажи рабочей силы. Первое. При найме предпринимателем работника последнему уста­навливаются его обязанности и заработная плата. При этом нанимате­ля отнюдь не интересует то, какова величина стоимости рабочей силы данного работника. Наниматель далек от того, чтобы рассчитать, сколько стоит воспроизводство работника, его иждивенцев и т. д. На­нимателя интересует одно: сколько труда может доставить работник. И если, например, два работника приносят ему одинаковое количе­ство (разумеется, и качество) труда, то и получают одинаковую зара­ботную плату, независимо от того, насколько различны потребности этих работников. Таким образом, и нанимателю и наемному работни­ку представляется, что производится оплата по труду. Возникает во­прос: кто кого авансирует? Наниматель или наемный работник? Внешне выступает, что авансирует наниматель. Фактически же дело обстоит наоборот: авансирует работник нанимателя. Этот факт доста­точно очевиден, поскольку плата осуществляется после того, как ра­ботник проработал определенное время, произведя за этот период как необходимый, так и прибавочный продукт. Второе обстоятельство. Ра­бочему представляется, что единственным условием, благодаря кото­рому он может иметь жизненные блага, является его работа как затраты труда. В сознании работников складывается убеждение, что его труд и без всякого изъятия выступает в качестве необходимого. В его психоло­гии нет деления рабочего времени и созданного им продукта на необхо­димый и прибавочный. Третье обстоятельство. Порядок начисления заработной платы исходит из количества и качества труда работника. Отсюда следует, что заработная плата есть оплата труда, а не стоимости рабочей силы.

Итак, практика взаимоотношений нанимателя и наемного работника складывается таким образом, что сущность заработной платы как платы стоимости рабочей силы выступает в форме оплаты труда. Именно эта видимость нанимателями и их идеологами выставляется за истин­ные отношения между нанимателем и наемным работником как равно­правных агентов на «рынке труда».

Если справедливы взгляды, согласно которым заработная плата яв­ляется платой за труд, то необходимо ответить хотя бы на такие во­просы. Во-первых, почему наемный работник не получает полный (весь) продукт своего труда? Во-вторых, почему заработная плата не увеличивается пропорционально росту производительности труда, а растет более медленными темпами по сравнению с ростом произво­дительности груда? В-третьих, почему на фирмах время от времени снижают расценки и тарифы? И наконец, почему наемный работник не проявляет сознательного отношения к труду и потому требуется доста­точно жесткий контроль за дисциплиной труда? Ведь ясно, что если человек заинтересован в результатах своего труда, то нет необходимос­ти его контролировать.

Но зато весьма прозрачен тот факт, что если бы наемный работник получал по труду, то произошло бы саморазрушение самой системы наемного труда. В таком случае нельзя было бы говорить о существо­вании нанимателей, ибо их бытие мыслимо и возможно исключитель­но в результате присвоения прибавочного труда и продукта.

То, что заработная плата не есть оплата по труду, а определяется в зависимости от сложившегося ее уровня к конкретной стране, отража­ющего стоимость жизненных средств для работника и его семьи, под­тверждает тот факт, что на однотипных предприятиях при том же уровне производительности труда, уровень заработной платы в раз­личных странах неодинаков.

В последние годы в отечественной литературе широко использует­ся понятие «рынок труда». Многие годы в советской экономической литературе при характеристике проблем занятости в капиталистиче­ских странах применялось понятие «рынок рабочей силы». Замена од­ного понятия другим произошло как-то само собой, без всякого теоре­тического обоснования. Причем данные понятия авторы используют вперемежку: называя то «рынком рабочей силы», то «рынком труда». По-видимому они (авторы), не задумываясь, механически перенесли второе понятие из зарубежной литературы. Разумеется, если исходить из того, что на рынке продается труд, то и сам рынок должен иметь адекватное наименование, т. е. ларчик ими открывается просто. Что касается нашей страны, то поскольку официальная экономическая политика своей сутью имеет насаждение в России капиталистическо­го строя, то использование рынка рабочей силы, несомненно, необхо­димо. Для этого вида рынка требуются соответствующие условия. Мало, например, организации на территории страны «служб», «бюро» занятости. Эти органы могут в какой-то мере решить вопрос в грани­цах данного населенного пункта. Но чтобы этот рынок функциониро­вал в стране в целом, нужен, например, рынок жилищ.

Проблема рынка жилищ актуализируется в связи с проблемой мо­ногородов в России. Суть этой проблемы заключается в том, что за­рождение, функционирование и развитие моногородов связано с дей­ствием какого-либо одного предприятия. Экономический кризис привел к его закрытию, в результате чего люди остались без работы и, следовательно, без заработной платы и средств существования. В таком случае возможны лишь два выхода: либо переселение в дру­гие населенные пункты, где имеются свободные рабочие места (вакан­сии), либо создавать новые рабочие места в моногородах. Первый ва­риант достаточно сложный, ибо, во-первых, как уже сказано, рынка жилищ в стране нет. Во-вторых, потребуется профессионально-ква- лификационное переобучение. Судя по всему, ни тот, ни другой вари­ант пока не получил сколько-нибудь заметного распространения. Это обстоятельство может привести к затяжной безработице с последую­щими негативными последствиями.

В теории рынка рабочей силы важнейшее значение имеют парные противоположные категории — занятость и безработица. Парные по­тому, что занятость предполагает наличие своего антипода — безрабо­тицы, и наоборот. Противоположности потому, что занятость означа­ет наличие рабочего места, работы. Безработица — это отсутствие ра­боты, рабочего места.

Занятость населения — объективная закономерность жизнедея­тельности человека, ибо труд есть первое основное условие человече­ской жизни. В процессе труда люди создают материальное и духовное богатство, изменяют природу и собственную природу.

Занятость предполагает функционирование рабочей силы на опре­деленном рабочем месте, соответствующем профессионально-квали­фикационной подготовке работника.

Занятость населения выражает исторически определенные экономи­ческие отношения, складывающиеся между отдельными работниками, трудовым коллективом и обществом в целом по поводу использова­ния физических и интеллектуальных способностей человека — ра­бочей силы.

В последнее десятилетие у нас существенно изменились трактовки категории «занятость населения». Многие ученые отбросили напрочь методологию классической буржуазной политической экономии и мето­дологию К. Маркса. Нет и упоминания о накоплении капитала как усло­вии и причине занятости населения. Будто и не было методологии класси­ков политической экономии, связывающей проблемы труда с социальной формой его организации. Все более отечественные экономисты трудо­вые проблемы из сферы производства переносят в сферу обращения, и так называемый рынок труда. Опираясь на неоклассическую меновую концепцию занятости, совершенно не замечают и кейнсианские подхо­ды к трудовым проблемам, в которых имеются позитивные аспекты.

Недостатком методологии анализа рынка груда лауреатами 2010 г. является игнорирование сущностных экономических законов как глу­бинных основ экономической жизни общества. Лауреаты свои выво­ды строили на наблюдениях, опросах и т. д. Такой подход в научных исследованиях вполне обоснован и допустим, но он используется, как правило, в социологии и позволяет выявить тот или иной процесс как явление. Рынок труда как и другие виды рынков (недвижимость, то­вары, услуги и т. д.) — в основном является экономическим явлением и категорией. Поэтому научное исследование должно основываться на действии экономических законов. В работах лауреатов широко ис­пользуются такие экономические категории как спрос, предложение. Однако они рассматриваются в Экономиксе как поверхностные, внеш­ние экономические отношения.

Методология, разработанная и представленная научной обществен­ности лауреатами 2010 г., безусловно, существенно отличается, напри­мер, от неоклассической методологии. Их исследования, находясь на стыке микроэкономики и макроэкономики, используют элементы кейнсианской методологии, а при анализе вопросов оплаты труда — марксистской методологии.

Занятость и безработица находятся в тесной связи и зависимости от действия ряда экономических законов. К ним, в частности, относятся основной экономический закон, закон прибавочной стоимости (при капитализме), закон роста органического строения производства (ка­питала), закон перемены труда, закон разделения труда и др.

Здесь кратко коснемся закона роста органического строения капита­ла и закона перемены труда. Процесс накопления капитала сопровожда­ется нарастанием концентрации, углублением специализации и уси­лением интенсификации производства, изменяет пропорции между вещественными и личным элементами производительных сил в пользу первых. В результате происходит высвобождение рабочей силы, кото­рая становится свободной от работы, т. е. безработной, как важнейшего элемента рынка рабочей силы (по трактовке лаурсатов-2010, рынка тру­да). Другими словами, машины вытесняют людей из производства, то же самое происходило когда в Англии в связи с развитием овцеводства мелкие крестьяне лишались своего главного средства производства и жизни — земли. Это явление в мировой истории получило название «овцы пожирают людей».

Первоосновой в строении производства (капитала) является его техническое строение. В нем отражаются натурально-вещественные пропорции между применяемыми средствами производства и функци­онирующей (занятой) рабочей силой. Эти соотношения складываются в самом производственном процессе и характеризуются изменением в сторону объективных элементов производительных сил. Рост техни­ческого строения находится в тесной связи с ростом производительно­сти труда. «Масса средств производства, с помощью которых он (рабо­чий. — Г. В.) функционирует, возрастает вместе с производительностью его труда». Следовательно, рост производительности труда означает возрастание массы средств производства по отношению к массе живого труда, создающего объективные условия, порождающие безработицу.

Непосредственные связи рынка рабочей силы (рынка труда, по мне­нию лауреатов-2010) наблюдаются с законом перемены труда. Отме­чая причины, порождающие генезис закона перемены труда, К. Маркс писал: «Современная промышленность... постоянно революциониру- ет разделение труда внутри общества... обусловливает перемену труда, движение функций, всестороннюю подвижность рабочего». Суть зако­на перемены труда заключена в необходимости под влиянием техничес­кого и технологического прогресса перехода рабочего от одной профес­сии к другой, в совмещении профессий (интеграции труда), в изменении трудовых функций в пределах данной профессии (спе­циальности), то есть в обеспечении «абсолютной пригодности» как ча­стичного, так и совокупного рабочего для изменяющихся потребно­стей в труде.

Закон перемены труда включает в себя: дифференциацию (разделе­ние) труда и интеграцию (объединение) труда. В обоих случаях может происходить отраслевая и территориальная подвижность рабочей силы.

Интеграция труда означает возникновение профессий (специаль­ностей) широкого профиля. Интеграции труда принадлежит будущее.

Действие и дифференциации труда, и интеграции труда имеют сво­им результатом перемену труда как в профессиональном, так и в про­странственном аспекте и, следовательно, выдвигает потребность в пе­ремещениях работников между отраслями и территориями.

Таким образом, и закон роста органического строения производства (капитала), и закон перемены труда влияют на рост производительно­сти труда, тем самым способствуя вытеснению из производства людей, делая их, при определенных условиях, безработными. Поэтому иссле­довать проблемы рынка рабочей силы (рынка труда) необходимо в тес­ной связи с действиями этих экономических законов и обеспечит науч­ную разработку вопросов занятости и безработицы.

* * *

Нобелевская премия по экономике учреждена не Альфредом Нобе­лем (1833-1896), а Шведским Банком по случаю своего 300-летия в 1969 г. За 1969-2010 гг. Нобелевскими лауреатами стали 68 выдаю­щихся экономистов мира, из них А8 — экономисты США, 10 — Вели­кобритании, по 2 — Норвегии и Швеции, по одному — Индии, Фран­ции, Германии, Нидерландов, Израиля и СССР.

В 1975 г. Нобелевская премия по экономике была присуждена со­ветскому профессору, экономисту-математику Леониду Витальевичу Канторовичу (1912-1986) «за вклад в теорию оптимального распре­деления ресурсов». С тех пор прошло 36 лет. Однако в России не толь­ко нет нобелевских лауреатов по экономике, но не предвидится даже номинантов. Обидно и грустно за страну. Но против истины сказать нечего.

<< | >>
Источник: Вечканов Г. С., Вечканова Г. Р.. Микроэкономика: Учебник для вузов, 4-е изд. Стандарт третьего поколения. — СПб.: Питер, — 464 е.: ил.. 2012

Еще по теме 16.8. П. Даймонд, Д. Мортенсн, К. Писссаридес о новой методологии и теории рынка труда:

  1. 9.1. Факторы возникновения мон
  2. Задачи
  3. 1.1. Исторические аспекты унификации права международных коммерческих контрактов
  4. 1.3. Методы унификации права международных контрактов
  5. 13.4. Общественные объединения в политической системе обществ
  6. § 1. Изменения права: эволюционизм
  7. СОДЕРЖАНИЕ ПРОГРАММЫ
  8. 8.6. трагедия общественных ресурсов
  9. Общение в процессе обслуживания
  10. Уроки из мира рок-н-ролла
  11. Легендарные группы, легендарные бренды
  12. Виды предприятий оптовой торговли
  13. СИТУАЦИЯ ДЛЯ АНАЛИЗА2
  14. Ситуация для анализа: клуб 100
  15. Управление изменениями
  16. Стратегии роста и расширения
  17. 3. Авторитарные политические режимы.
  18. 1.2. «Бихевиоральная революция» в политической науке