<<
>>

Возможные “твердые курсы” фискальной и монетарной политики. Противоречивость целей макроэкономического регулирования и проблема координации курсов бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики

Некоторые возможные “твердые курсы” бюджетно-налоговой политики правительства:

а) государственный бюджет, балансируемый ежегодно;

б) государственный бюджет, балансируемый в более долгом периоде:

- на циклической основе;

- на функциональной основе.

Курс правительства на ежегодно балансируемый государ­ственный бюджет:

а) снижает степень “встроенной” стабильности экономики;

б) вызывает частые колебания налоговых ставок, которые сни­жают инвестиционную активность;

в) относительно уменьшает доходы сегодняшнего поколения в пользу будущего.

Данные таблицы 12.1 свидетельствуют о сложностях практи­ческой реализации курса на ежегодно сбалансированный бюджет.

Таблица 12.1. Ведущие индустриальные страны: динамика доли сальдо федерального бюджета и бюджета расширенного

правительства в ВВП (в процентах)1*

bgcolor=white>-2,4
г

1

1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 м 2001”
I. Сальдо бюджета

расширенного

правительства

- в среднем

по группе стран -2,7 -4,5 -4,9 -4,2 -4,1 -3,4 -1,9 -1,3 -1,2 -1,1 -0,6
В том числе:
США -3,3 -6.0 -5,1 -3,8 -3.3 -1,2 -0,1 0,5 1,0 1,2
Япония 2,9 1,5 -1,6 -2,3 -3,6 -4.2 -3,4 -4,3 -7,1 -8,4 -6,7
Г ермания -3,1 -2,5 -3,2 -2,5 -3,2 -3.4 -2,6 -1,7 -1,1 -0,7 -1,0
Франция21 -2,2 -4,1 -5,9 -5,5 -5,5 -4,2 -3,0 -2,7 -1,8 -1,5 -1.0
! Италия -10,0 -9,5 -9,4 -9,1 -7,6 -7.1 -2.7 -2,8 -1,9 -1,5- -1.0
Великобритания1’ -2,2 -6,5 -8,0 -6,8 -5,8 -4,4 -2.0 0,2 0,3 0.2 0,2
Канада -7,2 -8,0 -7,6 -5,6 -4.3 -1,8 0.8 0,9 2,8 2,3 2,0
II.
Сальдо бюджета

федерального

правительства

в среднем

по группе стран -3,2 -4,3 -4,4 -3,8 -3,4 -2.9 -1.7 -1,1 -0,8 -0,5 -0,2
В том числе:
США4’ -3,5 -4,9 -4,2 -3,0 -2,6 -1,8 -0,5 0.4 1.0 1,5 1,7
Япония-1 -0,2 -1,7 -2,7 -3,5 -4.0 -4,3 -4,0 -4,9 -5.7 -6.0 -5,0
Г ермания61 -1.8 -1.2 -2,1 -1.5 -1.4 -2,2 -1,7 -1.5 -1.3 -1,1 -1,2
[Франция61 -1,7 -3,9 -4,8 -4,8 -4,2 -3,7 -3,5 -3,0 -2,3 -2.1 -1,9
Италия -10,2 -10,3 -9,9 -9,1 -7,1 -6,8 -2,6 -2,8 -1.5 -1,3 -1,2
Великобритания -4,3 -7,3 -8,2 -6,7 -5,5 -4,6 -2.0 0.3 0,5 0.5 0,6
Канада -4,6 -4,3 -4,6 -3,7 -3.1 -1.3 1,0 1.1 1.1 1,2 0,9

” Данные за 2000-2001 гг. имеют оценочный характер.

С поправкой на изменения, связанные со стабилизацией обменного курса. 11 Исключая продажи активов.

41 Данные бюджетной статистики.

■’ Данные статистики национального дохода (с исключением операций по социальному обеспечению).

Ь! Операции по социальному обеспечению исключены.

Источник: World Economic Outlook. May 2000. -IMF, 2000, p.p. 223 224; October 1999, p.p. 189-190.


Поскольку курс на ежегодно сбалансированный бюджет связан со значительными издержками, постольку бюджеты большинства стран балансируются в более долгосрочной перспективе. При этом в качестве целевых ориентиров фискальной политики, ограничивающих свободу действий правительства и направляющих ее на поддержание определен­ных количественных соотношений, могут выступать следующие:

- снижение общего объема государственного долга;

-стабилизация соотношения долг/ВВП1;

- выравнивание темпов роста государственных расходов и темпов роста ВВП;

- равенство или превышение чистого объема инвестиций над чистым объемом государственного долга.

Указанные целевые ориентиры сдерживают “аппетиты” расходу­ющих государственных ведомств, которые вынуждены соотносить свои требования новых бюджетных ресурсов с этими ограничениями, без которых динамика фактического дефицита государственного бюдже­та может оказаться трудноуправляемой. Некоторые возможные “твер­дые курсы” кредитно-денежной политики Центрального Банка:

1) поддержание стабильного темпа изменения денежной массы;

2) стабилизация рыночной ставки процента;

3) стабилизация номинального ВВП;

4) стабилизация номинального валютного курса.

При стабилизации темпа изменения денежной массы ЦБ уста­навливает на каждый год определенный уровень ее прироста и с помощью операций на открытом рынке, дисконтной политики или изменения нормы резервирования поддерживает стабильное денеж­ное предложение2. При такой политике кривая 1^М имеет положи­тельный наклон: так как предложение денег стабильно, то более высокому уровню выпуска У72 соответствует более высокая ставка процента (см. рис. 12.2). Этот курс ЦБ оказывается эффективным при относительно стабильной скорости обращения денег.

1 Подробнее об этом см. гл. 17 ‘‘Бюджетный дефицит и управление государ­ственным долгом”, а также Приложение 1.

2 Подробнее об этом см. гл. 7 “Денежный рынок: спрос на деньги, предло­жение денег, равновесие на денежном рынке” и гл. 8 “Банковская система. Кредитно-денежная политика”.



При стабилизации процентной ставки ЦБ изменяет денежное предложение с помощью указанных инструментов таким обра­зом, чтобы фактическая среднерыночная ставка процента прибли­зилась к избранному целевому ориентиру. Этот курс позволяет относительно сократить эффект вытеснения частных инвестиций, сопровождающий стимулирующую фискальную политику. В то же время стабилизация ставки процента позволяет относительно стабилизировать динамику валютного курса, так как, при прочих равных условиях, между этими переменными наблюдается поло­жительная функциональная зависимость[48].

Стабилизация ставки процента графически может изобра­жаться в виде горизонтальной кривой £Л/, “зафиксированной” на уровне целевого ориентира (см. рис. 12.3).

1*0

К

У

Рис. 12.3

Если правительство и ЦБ успешно координируют свои дей­ствия, то стабилизация ставки процента может быть достигнута при традиционных наклонах кривых 1Б и ЬМ и их скоординиро­ванных сдвигах (см. рис. 12.4).


ЬМ’
Рис. 12.4

И

У

1*о

Антиинфляционный потенциал курса на стабилизацию тем­пов изменения денежной массы более высокий, чем курса на стабилизацию рыночной ставки процента, однако в первом случае не удается избежать эффекта вытеснения.

Курс на стабилизацию номинального ВВП обладает наи­большим антиинфляционным потенциалом, хотя практическая реализация такой политики осложняется тем, что ВВП изменя­ется со значительным временным лагом к любым мерам. Этот курс предполагает “фиксацию” вертикальной кривой ЕЛ/ на уровне избранного ориентира Уд (см. рис. 12.5).

Рис. 12.5


Если фактический номинальный ВВП оказывается выше за­данного, то ЦБ с помощью мер кредитно-денежной политики снижает денежное предложение, что сопровождается снижением занятости и выпуска. Если фактический ВВП ниже заданного уровня, то ЦБ проводит кредитно-денежную экспансию. Коле­бания уровня занятости при такой политике могут оказаться значительными, хотя в более долгом периоде стабилизация вы­пуска предполагает и стабилизацию уровня безработицы.

“Выпрямление” кривой ЕЛ/. как правило, предполагает ско­ординированные действия ЦБ и правительства, так как кривая ЕЛ/ становится вертикальной при очень высоких ставках про­цента, которые сопровождаются минимизацией спекулятивного спроса на деньги и сохранением, по существу, только трансак­ционного спроса на деньги. Такое значительное повышение процентных ставок может быть достигнуто при долговом фи­нансировании бюджетного дефицита в сочетании с ограничи­тельной кредитно-денежной политикой ЦБ (см. рис. 12.6).

Описанный курс политики оказывается наиболее эффектив­ным в ситуациях, когда снижение уровня инфляции становится первоочередной целью макроэкономического регулирования.

К

Рис. 12.6.


Опыт многих стран свидетельствует, что заслуживает дове­рия политика ЦБ, которая обеспечивает низкий стабильный темп роста денежной массы. Однако такая политика несовместима с фис­кальной политикой правительства, ориентированной на значитель­ный дефицит госбюджета. Эта несовместимость объясняется огра­ниченными возможностями долгового финансирования бюджет­ного дефицита и неизбежным усилением инфляционного давления даже в случае стабилизации темпа роста денежной массы. В усло­виях быстрого роста государственного долга экономические аген­ты не поверят обещанию ЦБ придерживаться низкого темпа роста денежной массы, а недоверие неизбежно дестабилизирует общую макроэкономическую ситуацию. Поэтому систематический конт­роль правительства за динамикой бюджетного дефицита является необходимым условием успешного проведения Центральным Банком антиинфляционной денежной политики.

В переходных экономиках, в том числе и в российской, выбор оптимального сочетания курсов бюджетно-налоговой и кредит­но-денежной политики затрудняется рядом специфических обсто­ятельств. Во-первых, нередко отсутствует необходимый опыт мак­роэкономического регулирования вообще и опыт координации действий правительства и ЦБ- в частности. Во-вторых, объектив­но сложная проблема укрепления доверия к экономической поли­тике правительства и ЦБ еще более усложняется в ситуации экономической нестабильности и недоверия к отдельным офи­циальным лицам. В-третьих, нередко отсутствуют необходимые социальные условия для обеспечения успешного антиинфляцион­ного сдерживания ценой увеличения безработицы. Например, от­сутствие в России развитой инфраструктуры рынка труда, которая позволила бы вытесненным из производства работникам быстро получить новые профессии и новые рабочие места, делает соци­ально рискованным проведение жесткой антиинфляционной по­литики по методике “шоковой терапии”.

Сочетание указанных обстоятельств приводит к преоблада­нию произвольной макроэкономической политики правительства и ЦБ, которая не способствует укреплению доверия и препят­ствует рационализации экономических ожиданий. Однако неко­торые меры экономической политики - например, установление валютного коридора - позволяют думать о том, что правитель­ство и ЦБ начинают процесс “обучения” экономических агентов формам рационального поведения. В пользу вывода о возмож­ном движении в сторону рационализации ожиданий свидетель­ствует и обилие макроэкономической информации в периодичес­кой печати, а также появление в структуре частных фирм специ­альных аналитических подразделений, призванных давать обоснованные, “рациональные” прогнозы будущего состояния экономики, исходя из которых негосударственный сектор будет принимать экономические решения.

В то же время на фоне негибкости рынка труда усиливается тенденция к “жесткости” заработной платы и цен, корректиров­ки которых значительно расходятся по времени. Снижение уров­ня инфляции и стабилизация доли бюджетного дефицита в ВВП России частично достигается путем “задержек” в выплате зара­ботной платы и накопления отсроченных платежей, а также ак­тивного долгового финансирования бюджетных расходов. В этой ситуации эффекты антиинфляционной политики вряд ли могут оказаться долговременными.

Существенные сложности практического осуществления макроэкономической политики связаны с необходимостью ко­ординации «твердых курсов» правительства и Центрального Банка. Так, например, в странах с переходной экономикой фи­нансирование значительных бюджетных дефицитов неинфля­ционными методами было практически невозможным, в осо­бенности на начальном этапе трансформации. Поэтому моне­тизация бюджетного дефицита использовалась фактически повсеместно (см. табл. 12.2).

Инфляция, стимулируемая чрезмерным ростом денежной массы, приводила к обесцениванию денежных средств населения и перераспределению доходов между домашними хозяйствами, предприятиями, банками и правительством. При этом финансо­вый сектор (в том числе ЦБ) и правительство получили зна-

Таблица 12.2. Монетизация и небанковские источники финансирования бюджетного дефицита в некоторых странах

с переходной экономикой (1992-1994 гг.)

Дефицит Монетизация Небанковские
государст­ бюджетного источники
венного дефицита финансирования
бюджета (в % к общему бюджетного дефицита
(в % к объему {в % к общему объему
ВВП) финансирования) финансирования)
В среднем по группе стран
1. Страны, в которых
объем бюджетного
дефицита не
превышал 5% ВВП 1.4 16 84
(Латвия, Литва,
Польша, Словения,
Хорватия, Эстония)
2. Страны, в которых
объем бюджетного
дефицита превысил
5% ВВП (Албания, 9,3 71 29
Беларусь, Болгария,
Венгрия, Казахстан,
Молдова, Россия,
Словакия)

Источник: From Plan to Market. World Development Report 1996. - The World Bank, 1996, p. 37.

чительные выгоды от инфляционного налога, в особенности в России, где в 1992- 1993 годах доход от монетизации дефицита (се­ньораж) превысил 16% ВВП, практически сравнявшись с общей величиной поступлений в государственный бюджет. В странах ЦВЕ этот показатель был несколько ниже - в Венгрии и Польше он составлял 5-6% ВВП в 1990-1992 гг. Впоследствии сеньораж в переходных экономиках, лидирующих на пути реформ, стабили­зировался на «нормальном» уровне - около 1,5% ВВП. Это по­служило серьезным фактором укрепления доверия к стабилизаци­онным стратегиям правительства и ЦБ, позволив этим экономи­кам в 1993-2000 гг. выйти на траекторию устойчивого роста.

Основные термины

Внутренний временной лаг Внешний временной лаг Индекс опережающих индикаторов

“Критика Лукаса”

Активная и пассивная макроэкономическая политика Правила (“твердые курсы”) макроэкономической политики Свобода действий в макроэкономической политике Некомпетентность в макроэкономической политике Политический бизнес-цикл

Непоследовательность макроэкономической политики Доверие к политике правительства и Центрального Банка

<< | >>
Источник: Агапова Т.А., Серегина С.Ф.. Макроэкономика: Учебник/Под обшей ред. д.э.н., проф. A.B. Сидоровича; МГУ им. М.В. Ломоносова. — 6-е изд., стереотип. — М.: Издательство «Дело и Сервис», - 448 с. — («Учебники МГУ им. М.В. Ломоносова»). 2004

Еще по теме Возможные “твердые курсы” фискальной и монетарной политики. Противоречивость целей макроэкономического регулирования и проблема координации курсов бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики:

  1. Координация денежно-кредитной и бюджетно- налоговой политики в Европе
  2. Аргументы за и против координации денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики
  3. ГЛАВА 7 МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА: ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ И ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
  4. Передаточный механизм кредитно-денежной политики, ее связь с бюджетно-налоговой и валютной политикой
  5. 8.2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ТОВАРНОГО И ДЕНЕЖНОГО РЫНКОВ ПРИ ИЗМЕНЕНИИ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ И НАЛОГОВО-БЮДЖЕТНОЙ ПОЛИТИКИ
  6. § 4. Кейнсианцы и неоклассики о приоритетах и результативности налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики
  7. 8.3.3. Взаимодействие бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политик
  8. 7.3. ФИСКАЛЬНАЯ (НАЛОГОВО-БЮДЖЕТНАЯ) ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА
  9. 8.1.5. Эффективность бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политик в зависимости от параметров модели 18-ЬМ
  10. Влияние кредитно-денежной и бюджетно-налоговой политики на платежный баланс
  11. 4.3 ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ И БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКИ
  12. Последствия бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики в случае плавающего валютного курса
  13. ОДНОВРЕМЕННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ФИСКАЛЬНОЙ И МОНЕТАРНОЙ ПОЛИТИК
  14. Фискальная и монетарная политика в классической и кейнсианской моделях
  15. РАЗДЕЛ III ДЕНЬГИ В МАКРОЭКОНОМИКЕ. ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ И НАЛОГОВО-БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ТОВАРНОГО И ДЕНЕЖНОГО РЫНКОВ
  16. 11.3. денежно-кредитная и фискальная политика в кеинсианской модели