<<
>>

Антиинфляционная политика

Когда в стране темп роста уровня цен достигнет таких размеров, что грозит перерасти в гиперинфляцию, тогда первоочередной задачей эко­номической политики правительства становится подавление инфля­ции. Как следует из модели инфляции, необходимым условием ее воз­никновения является ускорение темпа роста количества денег, находя­щихся в обращении.
Этот вывод подтверждается и фактическими данными[102], приведенными на рис. 10.25. Несмотря на существующие в каждой стране национально-институциональные особенности, между темпами инфляции и роста предложения денег наблюдается тесная корреляционная зависимость.
71, %

Рис. 10.25. Среднегодовые темпы прироста М2 и темпы инфляции в 1993-1995 гг.


Поэтому остановить или придержать рост инфляции независимо от того, монетарными или немонетарными факторами она порождена, можно только при снижении темпа предложения денег. Выбор у пра­вительства имеется лишь в отношении того, как сокращать темп роста денежной массы: резко (шоковая терапия) или постепенно (градуиро­вание). Поскольку неизбежным следствием снижения темпа прироста денежной массы, как следует из модели инфляции, является снижение совокупного спроса, уровня производства и занятости, то эта дилемма решается по-разному в зависимости от социально-экономической об­становки в стране.

Достоинство шоковой терапии состоит в том, что при ее последова­тельном проведении у экономических субъектов возникает доверие относительно намерений правительства и их инфляционные ожидания

снижаются. Поскольку л = т/ле1, то инфляция пойдет на убыль, сни­жая, однако, и объем производства.

Постепенное снижение темпа роста денежной массы может воспри­ниматься как свидетельство неуверенности правительства в правиль­ности выбранной цели экономической политики и возможности отка­за от борьбы с инфляцией. В такой ситуации инфляционные ожидания не способствуют снижению инфляции.

Примером удачной шоковой терапии может служить Польша, ока­завшаяся осенью 1989 г. на грани гиперинфляции (месячный уровень инфляции достигал 55%). После либерализации цен и сокращения тем­пов роста денежной массы уровень инфляции резко снизился, сопро­вождаясь на первых порах сокращением ВНП (табл. 10.5).

Таблица 10.5

Последствия шоковой терапии в Польше в 1990—1995 гг.1

bgcolor=white>-11,6
Год Среднемесячный прирост денег, % ИПЦ за год, % Прирост ВНП, % к предыдущему году
1990 6,0 585,5
1991 5,0 70,3 -7,6
1992 3,0 43,0 1,0
1993 2,5 35,3 3,8
1994 2,0 32,2 5,0
1995 1,7 27,8 7,0

Среди республик бывшего СССР примерами успешно проведен­ной шоковой терапии можно считать антиинфляционную политику, проводимую с середины 1992 г.

в Эстонии, Латвии, в меньшей степе­ни в Литве. Введя собственную валюту, эти страны защитили себя от влияния инфляционных процессов в странах рублевой зоны. Одно­временно была осуществлена либерализация цен, ликвидировано большинство субсидий и дотаций, бюджетный дефицит был сведен к минимуму.

В России (см. рис. 10.1) первую волну инфляции, начавшуюся с 1992 г., удалось погасить только к 1996 г. По своей природе это была инфляция спроса, которая в подавленном виде существовала послед­ние 20 лет существования социализма. Основными средствами ее по­давления послужили резкое снижение темпов предложения денег, прекращение финансирования дефицита федерального бюджета за счет кредитов Центрального банка РФ, введение с июля 1995 г. «ва­лютного коридора» для обменного курса рубля к доллару США, ди­рективное ограничение роста цен на продукцию естественных моно­полий[103]:

Год................................................. 1992......... 1993 1994 1995 1996

Прирост М2, % 668 509 300 226 134

Инфляция второй волны была инфляцией издержек. После обвала российской денежной системы в августе 1998 г. обменный курс рубля совершил скачок с 6,2 руб/дол. в июле до 23 руб/дол. в январе 1999 г. Поскольку в то время около 50% товаров народного потребления были импортными, то ИПЦ возрос к началу 1999 г. на 70,6%. Вместе с резким сокращением импорта повышение цен способствовало ожив­лению отечественного производства. Производители смогли повы­сить отпускные цены, и в 1999 г. сводный индекс цен производителей возрос на 47%.

Рост отечественного производства сопровождался увеличением спроса на деньги. Поэтому, несмотря на существенную денежную эмиссию, на которую вынужден был пойти Банк России для финан­сирования дефицита госбюджета и поддержания коммерческих бан­ков (в 1999 г. предложение денег возросло на 57,2%), инфляция быс­тро пошла на убыль[104].

Одним из вариантов шоковой терапии является проведение предва­ряющей либерализацию цен (или совмещенной с ней) денежной рефор­мы конфискационного типа с последующим проведением жесткой мо­нетарной политики. Реформы такого типа предполагают проведение обмена старых денег на новые в определенном соотношении без изме­нения номинального уровня доходов и цен. При этом на суммы подле­жащих обмену старых денег нередко накладываются определенные ограничения, иногда дифференцированные для различных экономи­ческих субъектов. Реформы конфискационного типа могут оказаться полезными при переходе от подавленной к открытой инфляции. Кон­фискационная денежная реформа выравнивает номинальную массу новых денег по сложившемуся уровню реальных доходов, в то время как простая либерализация цен выравнивает уровень реальных дохо­дов по сокращающемуся из-за роста уровня цен объему реальных кас­совых остатков.

Конфискационные денежные реформы разной степени жесткости проводились во многих странах, особенно в послевоенные годы (Венг­рия — 1946 г., ФРГ — 1948 г. и др.). К такому типу относится и прове­денная в 1947 г. в СССР денежная реформа; правда, она была совмеще­на не с либерализацией цен, а с отменой карточной системы. Эта рефор­ма позволила, несмотря на отмену карточной системы, снизить розничные цены в среднем на 17%, а по сравнению с коммерческими — в 2,5—3 раза[105]. Однако следует иметь в виду, что такого рода денежная реформа может оказаться эффективной в долгосрочном аспекте лишь при условии одновременного изменения денежно-кредитной полити­ки в сторону ее ужесточения.

По-иному влияет на инфляционные ожидания экономических субъектов политика постепенного снижения темпов роста денежной массы — градуирование. В этом случае возникает инерция инфляции: экономические субъекты привыкают к постоянному росту цен и заклю­чают контракты с учетом продолжения инфляции, тем самым поддер­живая ее. Продолжительная инфляция сокращает спрос на отечествен­ные деньги и ведет к «долларизации» экономики.

Сравнительные результаты шоковой терапии и градуирования на примере стран, входивших в СССР и применивших разные варианты антиинфляционной политики[106], приведены в табл. 10.6.

Таблица 10.6

Годовые темпы прироста ВВП, инфляции и коэффициент монетизации, %, в ряде стран бывшего СССР, проводящих антиинфляционную политику

bgcolor=white>63
Год Шоковая терапия Градуирование
Латвия Эстония Белоруссия Украина
я бу/у М/у я бу/у М/у я бу/у М/у я бу/у и/у
1991 262 -10,4 - 304 -13,6 - - -1,2 - 161 -11,6 -
1992 959 -34,9 - 954 -14,2 - 1559 -9,6 - 2730 -13,7 -
1993 35 -14,9 32 36 -9 33 1996 -7,6 58 10155 -14,2 32
1994 26 0,6 34 42 -2 34 1960 -12,6 39 401 -23 27
1995 23,1 -0,8 22 29 4,3 33 244 -10,4 15 182 -12,2 13
1996 13,1 3,3 22 15 4 35 39 2,8 15 40 -10 12
1997 7 6 26 12 10,9 39 10 18 10 -3,2 13

Одним из факторов, порождающих инфляционную инерцию, яв­ляется индексация денежных доходов, которая часто ассоциируется с защитой от инфляции , хотя на деле инициирует ускорение роста де­нежной массы и самой инфляции. Попытки следовать этим путем при­вели лишь к увеличению инфляции. Так, в Израиле индексация спо­собствовала росту инфляции с 40% в 1974 г. до 130% в 1980 г. и 425% в 1984 г. В середине 1980-х гг. в большинстве стран индексация как сред­ство приспособиться к инфляции или игнорировать ее была либо суще­ственно модифицирована, либо прекращена.

Как свидетельствует опыт, политика градуирования может оказать­ся успешной, если рост денежной массы и уровня цен не превышает
20—30% в годовом исчислении. Примеров успешного проведения этой политики, когда инфляция достигает нескольких сотен или тысяч про­центов в год, нет.

Дилемма шоковая терапия — градуирование стимулирует разработ­ку моделей «оптимальной» антиинфляционной политики. Рассмотрим их суть на примере одной из простейших таких моделей[107].

Представим издержки общества в связи с существованием инфля­ции и конъюнктурной безработицы следующей функцией:


С1: = \и% + Ь

(10.23)

где р. и 8 выражают сравнительную значимость для общества измене­ния темпа инфляции и уровня безработицы.

Переменные щ и щ находятся в отношении субституции; при цено­образовании по методу «затраты плюс» соотношение их значений пред­ставляет модифицированная кривая Филлипса:

(10.24)

=71® +аи -аЫ{-,

где а — параметр, характеризующий изменение уровня денежной зар­платы в период t по сравнению с периодом (7-1) в зависимости от уров­ня безработицы в периоде А

Задача экономической политики правительства — минимизировать значение функции (10.23) при ограничении (10.24).

Для большей наглядности придадим параметрам модели числовые значения: и = 10; а = 0,8; р = 0,4; 8 = 0,6; и представим решение задачи графически.

На рис. 10.26 изображено семейство изокост (кривых равных издер­жек общества), построенных в соответствии с функцией (10.23) по формуле


Чем ниже расположена изокоста, тем меньшей сумме издержек она соответствует.

Пусть в исходном состоянии экономики существует полная заня­тость при инфляции я = тге = М = 16%; на рис. 10.26 оно представлено точкой А. Через эту точку проходят изокоста С = 102,4, представляю­щая множество сочетаний щ и щ, при которых общественные издерж­ки равны 102,4, и кривая Филлипса щ = 24 - 0,8щ, представляющая множество возможных сочетаний щ и щ при пе = 16%.

%{

Рис.10.26. Оптимальная антиинфляционная политика


Первый шаг «оптимальной» антиинфляционной политики сводит­ся к тому, чтобы перевести экономику из точки А в точку касания кри­вой Филлипса Е) с наиболее низкой изокостой. В нашем примере это изокоста С = 71,8. Точка их касания имеет координаты и = 16; 71= 11,2. Поэтому правительству нужно уменьшить темп прироста денег, а сле­довательно, и темп инфляции до 11,2%. В результате этого установит­ся новое динамическое равновесие при темпе инфляции 11,2% и уров­не безработицы 16%.

Как и в модели инфляции, примем тс| = ; тогда в следующем пе­

риоде кривая Филлипса сместится вниз (Е) —> Тф), принимая вид щ = = 21,2 - 0,8%. Она касается изокосты С = 35,2 в точке с координатами и= 14; 71 = 8. Значит, на втором шаге правительство должно снизить темп прироста денег до 8%. На этом этапе в рассматриваемом примере снижается не только инфляция, но и безработица.

Дальнейшее изменение экономической конъюнктуры в результате «оптимальной» антиинфляционной политики отмечено на рис. 10.26 стрелками.

Иногда в качестве альтернативы чисто монетарным методам борь­бы с инфляцией предлагают так называемую политику цен и доходов. Ее суть в том, что правительство в директивном порядке либо замора­живает цены и номинальные доходы (вариант шоковой терапии), либо ограничивает рост денежной зарплаты ростом средней (по стране) про­изводительности труда, а рост цен — увеличением расходов на оплату труда (вариант градуирования). Аргументы сторонников политики цен и доходов сводятся к тому, что, во-первых, контроль за ценами и дохо­дами делает несбыточными все инфляционные ожидания (и рабочих, и предпринимателей) и таким образом уничтожает инфляционную инерцию, и, во-вторых, он подрывает способность монополий повы­шать цены, а профсоюзов — заработную плату.

Оппоненты политики цен и доходов обращают внимание на то, что без сокращения роста денежной массы подобная политика обречена на неудачу. Обычно при этом указывают на опыт введения контроля за ценами в США администрацией президента Р. Никсона. Контроль был введен в августе 1972 г., когда инфляция (в годовом исчислении) со­ставляла 3—5%. Спустя 2 года она достигла 12%, поскольку рост бюд­жетного дефицита и денежной массы из-за продолжающейся вьетнам­ской войны перекрыл эффект, который, быть может, и был получен в результате введения контроля за доходами. Поэтому такой контроль может рассматриваться лишь как дополнительный инструмент антиин­фляционной политики.

Наиболее жесткие оппоненты политики цен и доходов идут в своей критике дальше. Они указывают, что такая политика не только не сни­жает инфляционных ожиданий, но, напротив, провоцирует их рост. И предприниматели, и профсоюзы ждут не дождутся отмены контроля, и в это время их аппетиты в отношении роста цен и доходов увеличи­ваются. Кумулятивный эффект отложенных инфляционных ожиданий может привести к резкому всплеску инфляции после отмены контро­ля. А накопленные за время контроля отклонения замороженных цен от их рыночного уровня делают такой исход более чем вероятным. Поэтому политика цен и доходов может оказаться успешной лишь при ее продлении на неограниченно долгий срок, что означало бы по суще­ству подавление рынка и перевод открытой инфляции в подавленную.

С этой точки зрения замена рыночного механизма административ­но-командной системой в бывшем СССР явилась не результатом сле­дования идеологическим установкам, а всего лишь побочным продук­том проводившейся в 1930-е гг. политики цен и доходов. Столкнувшись в первые же годы индустриализации с резким ростом номинальной зар­платы из-за конкуренции отраслей и предприятий на рынке труда и стремясь в то же время сохранить высокие темпы индустриализации, правительство постепенно ввело жесткий контроль за уровнем зарпла­ты на каждом предприятии. Средства на зарплату выдавались учреж­дениями Госбанка лишь в меру выполнения предприятиями установ­ленных планов производства и роста производительности труда. Одно­временно была резко ограничена мобильность рабочей силы (введение паспортов, прописки, трудовых книжек, замена свободного найма «орг- набором», распределением и перераспределением специалистов, огра­ничения на право менять место работы). Хотя впоследствии ряд этих мер был отменен или ослаблен, все же их основной костяк позволил в послевоенные годы резко ограничить рост номинальной зарплаты и пе­ревести инфляцию из преимущественно открытой, какой она была в 1930-е гг., в преимущественно подавленную (1955—1991 гг.).

Политика цен и доходов использовалась для борьбы с инфляцией в ряде развивающихся стран в 1980-е гг. Ее результаты неоднозначны. В Аргентине, Бразилии, Перу она не дала положительного эффекта, тог­да как в Мексике и Израиле оказалась успешной. В то же время в Бо­ливии успех в борьбе с инфляцией был достигнут исключительно мо­нетарными методами, без введения какого-либо контроля за уровнем цен и доходов.

На выбор варианта антиинфляционной политики правительства существенно влияет социально-политическая обстановка в стране, по­скольку распределение издержек этой политики между различными социальными слоями общества зависит от выбранного варианта. Если сокращение бюджетного дефицита госбюджета будет осуществляться путем сокращения государственных расходов, то издержки такой поли­тики лягут в основном на сферу, финансируемую за счет бюджета (предприятия, имеющие доступ к дешевым кредитам и безвозмездным дотациям, бюджетники, социальная сфера). Если оно будет осуществ­ляться за счет роста налогов на прибыль и экспортных тарифов, из­держки лягут в основном на предпринимателей и работников негосудар­ственных предприятий. Распределение бремени повышения личных на­логов зависит от того, будет ли это распределение пропорциональным или прогрессивным. Поэтому правительство испытывает постоянное давление «групп интересов» и в случае своей слабости может оказать­ся вообще не способным к выбору и последовательному осуществлению своего политического курса.

В целом из анализа причин возникновения инфляции следует, что ее предотвращению лучше всего способствуют скоординированные действия правительства и частного сектора. Правительству следует в ходе: а) фискальной политики стабилизировать государственные рас­ходы и систему налогообложения; б) денежной политики стремиться к равенству темпов роста предложения денег темпам роста производ­ственного потенциала страны (национального дохода полной занято­сти); в) валютной политики (которая рассматривается в гл. 12) не до­пускать импорта инфляции. В то же время предпринимателям и домаш­

ним хозяйствам при определении политики заработной платы следует придерживаться равенства темпов роста ставки заработной платы тем­пам роста производительности труда.

<< | >>
Источник: Тарасевич Л.С., Гребенников П.И., Леусский А.И.. Макроэкономика: Учебник. — 6-е изд., испр. и доп. — М.: Высшее обра­зование,— 654 с.. 2006

Еще по теме Антиинфляционная политика:

  1. 5. Антиинфляционная политика
  2. 14.3. Антиинфляционная политика
  3. 3.6. Антиинфляционная политика.
  4. § 4. Антиинфляционная политика
  5. 5.4. АНТИИНФЛЯЦИОННАЯ ПОЛИТИКА
  6. 10.1. Антиинфляционная политика: формы и методы
  7. 7.8. АНТИИНФЛЯЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА
  8. Антиинфляционная политика
  9. 22.4. Антиинфляционная политика
  10. 12.3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ АНТИИНФЛЯЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
  11. 12.4. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ АНТИИНФЛЯЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
  12. 21. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АНТИИНФЛЯЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
  13. Основные направления антиинфляционной политики
  14. Приложение: Антиинфляционная политика в России в 90-х гг. XX в.
  15. Антиинфляционная политика государства и важнейшие современные концепции инфляции