<<
>>

зарождение банковского дела В США

Ни в одной стране мира нет такой обширной и сложной банковской системы, как в США. В других странах обычно имеется центральный банк и 10—12 коммерческих банков (со множеством отделений у каждого). В отличие от них в США существует двухуровневая банковская система, в которой имеются банки, получившие чартер[9] от правительств штатов, и банки, получившие чартер от федерального правительства.
Существованием такой системы двойного подчинения объясняется наличие сравни­тельно большого числа банков в стране. Для понимания двухуровневой банковской системы США лучше всего рассмотреть в историческом аспекте различные факторы, которые оказали влияние на формирование ее финансового пространства.

Революционная война На уроках истории США в школе мы узнаем, что американ­ские колонисты были едины в своем стремлении к независимости и готовности бороть­ся за нее. Почти во всем остальном они были несогласны друг с другом. Существовало две основные точки зрения на политическую власть (иметь сильное центральное пра­вительство или сильные правительства штатов, объединенных в федерацию) и на фи­нансовую власть (иметь сильный центральный банк, концентрирующий финансовую мощь или много независимых банков одинаковой финансовой мощи).

Во время войны за независимость Континентальный конгресс столкнулся с этими противоречащими друг другу подходами. К тому же перед ним стояла задача финан­сирования войны за независимость. Все эти проблемы встали перед конгрессом на фоне больших финансовых затруднений. Почти все финансовые каналы колоний были связаны с банками Великобритании, а революция оборвала эти нити. Хотя существо­вали «финансовые компании», принадлежавшие колонистам и управлявшиеся ими, настоящих самостоятельных банков в мятежных колониях не было. Так что Континен­тальный конгресс должен был решить чудовищно сложную задачу финансирования войны, не имея собственной банковской системы.

Финансирование войны за независимость Хотя война обошлась США в 100 млн. долл., что, вероятно, составляло менее 10% годового национального дохода в период с 1775 по 1783 г., Континентальный конгресс с трудом нашел эту сумму. Законы конфедерации были довольно слабыми и не давали Континентальному конгрессу пра­ва взимания налогов с граждан. Конгресс, однако, смог получить займы за границей на сумму почти в 8 млн. долл. золотом; более 3/4 этой суммы предоставила Франция, остальное — Голландия и Испания. Около 2 млн. долл. было получено в виде займов от частных лиц и компаний. Затребованные Конгрессом взносы от штатов принесли всего 6 млн. долл. С точки зрения каждого отдельного штата часто казалось разум­ным занимать выжидательную позицию и позволять платить другим штатам. Это был хороший пример того, что экономисты называют «проблемой независимого наездни­ка» — каждый штат старался предоставить другим штатам возможность нести бремя военных расходов. Поскольку так вел себя каждый штат, поступления в федеральную казну были незначительны.

Континентальные доллары В течение 4-летнего периода, начиная с 1775 г., Кон­тинентальный конгресс дал разрешение на выпуск бумажных денег на общую сумму почти 200 млн. долл. В этот период эти бумажные деньги фактически стоили немно­гим более 40 млн.

долл. золотом. Немногие верили, что эти бумажные деньги, кото­рые называли «континентальками», будут обмениваться на звонкую монету (золотую или серебряную) после революции. Поскольку не было уверенности в будущем обмен­ном курсе денег, текущий курс их обмена на золото постоянно снижался. В то время конгресс не имел права объявить «континентальки» обязательным к приему средством оплаты долговых обязательств. Вместо этого Конгресс просил власти штатов наказы­вать лиц, отказывавшихся принимать их в обмен на товары и услуги.

К 1781 г. «континентальки» стоили х/т своего номинала. Было две причины столь низкого обменного курса: 1) недоверие населения к правительству; 2) огромный рост объема выпущенных «континенталек». Связь между объемом денежной массы в об­ращении и ее стоимостью (покупательной способностью) стала в этот период совер­шенно очевидной и хорошо иллюстрировалась поговоркой: «не стоит и континенталь­ки». С этими деньгами произошло то же самое, что происходит с любым товаром: когда предложение растет быстрее, чем спрос, равновесная, определяемая рынком цена падает. Поскольку «ценой» доллара является его покупательная способность, быстрый рост массы «континенталек» привел к падению их покупательной способно­сти. По-другому это называется инфляционной ситуацией: для покупки некоторого количества товаров и услуг требуется все большее количество денежных единиц.

Первые годы республики После ратификации Конституции США в 1789 г. новое федеральное правительство получило право «выпускать деньги, регулировать их сто­имость и чеканить монету, а также устанавливать стандарты мер и весов». Таким образом, этот раздел Конституции дал федеральному правительству возможность ввести федеральную денежную единицу. Это было важно для будущего развития коммерче­ской деятельности и рынков капиталов (т. е. рынков, на которых производится купля- продажа долговых обязательств и акций компаний). Конституция также позволяла федеральному правительству оплачивать долги «нескольких» (т. е. отдельных) шта­тов. Это еще больше способствовало развитию рынков капиталов.

Точка зрения А. Гамильтона Ключевым положением Конституции является то, что федеральное правительство уполномочено регулировать объем денежной массы в об­ращении. Первоначально усилия в этом направлении не были эффективными, но уже в первые годы существования республики предприняты важные попытки организации стабильной денежной системы. В 1791 г. министром финансов был назначен Алек­сандр Гамильтон (Hamilton). Права, которые предоставляла ему эта должность, ус­тупали только правам президента. Финансовая программа А. Гамильтона отражала его веру в необходимость сосредоточения основных полномочий у федерального пра­вительства, а не у правительств отдельных штатов. А. Гамильтон считал необходимым установить базовую единицу денежной системы, что очевидно из его знаменитого заявления, опубликованного в The Federalist Paper, № 30:

«Деньги, насколько это возможно, должны рассматриваться как жизненно важный принцип внутренней политики страны; как то, что поддерживает ее жизнь и развитие, позволяя ей осуществлять свои важнейшие функции».

По предложению А. Гамильтона в 1792 г. был принят Закон о чеканке монет. Доллар должен был стать базовой денежной единицей, а десятичная денежная система долж­на была заменить британскую систему фунтов, шиллингов и пенсов.

В соответствии со своей убежденностью в необходимости сильного общенацио­нального правительства, А. Гамильтон был поборником идеи общенационального бан­ка; в 1781 г. в письме к Роберту Моррису (Morris) — главе департамента финансов Континентального конгресса — он писал:

«Задачей национального банка является расширение государственного и частного кредита. Тог­да будут расти отрасли экономики, приумножая количество товаров, сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность достигнут расцвета, что обеспечит истинное богатство и про­цветание государства».

Альтернативная точка зрения Если Александр Гамильтон был горячим сторонником сильных коммерческих банков, то Томас Джефферсон (Jefferson) — первый государст­венный секретарь — хотел, чтобы США оставались в основном сельскохозяйственной страной. Т. Джефферсон противостоял банкирам, потому что считал, что их интересы связаны главным образом с промышленной и коммерческой деятельностью.

Тем не менее Т. Джефферсон активно интересовался вопросами денежной эмиссии; в 1776 г. он опубликовал доклад, озаглавленный «Заметки о введении денежной еди­ницы и чеканке монеты в Соединенных Штатах». В этом докладе он предлагал по­ложить в основу американской денежной системы испанский серебряный доллар, имевший удобный размер и уже широко использовавшийся. Т. Джефферсон был так­же одним из главных поборников десятичной денежной системы; он рекомендовал делить денежную единицу на десятые доли — даймы, по испанскому образцу, и на сотые доли — центы, по аналогии с существовавшей в то время «медной» монетой.

Доклад Т. Джефферсона произвел большое впечатление на Роберта Морриса и членов Континентального конгресса. Конгресс принял его предложения, и Александр

Гамильтон сам включил большую часть предложений Т. Джефферсона в свой проект денежной системы новой республики. Позднее, когда он был государственным секре­тарем и надзор за деятельностью федерального монетного двора входил в круг его служебных обязанностей (наряду со множеством других, включая руководство Па­тентным ведомством США), Т. Джефферсон вернулся к своим идеям, изложив их первому Конгрессу США в докладе, озаглавленном «План учреждения единой де­нежной системы и системы мер и весов в США».

Битва титанов и зарождение национальной банковской системы Александр Га­мильтон принадлежал к партии федералистов, которые отстаивали идеи централиза­ции политической власти в руках федерального правительства. Сюда включалось и право контролировать банки, регулировать их деятельность и выдавать чартер банкам. Федералисты считали, что Конституция не предоставляет штатам права регулирова­ния банковской деятельности. Антифедералисты, возглавляемые Т. Джефферсоном, отстаивали права штатов. Они не только добивались для штатов права выдачи чартера банкам и контроля над ними, но они также боролись за принятие законов, которые запрещали бы федеральному правительству вмешиваться во все эти виды деятельно­сти. Т. Джефферсон, вместе с первым генеральным прокурором Эдмундом Рандол - фом (Randolph) и представителем штата Вирджиния, одним из учредителей Консти­туции Джеймсом Мэдисоном (Madison), рекомендовал президенту Джорджу Ва­шингтону (Washington) в 1791 г. наложить вето на закон, разрешающий создание национального банка. Т. Джефферсон писал:

«Я считаю, что в основе Конституции лежит принцип, согласно которому "все полномочия, не отнесенные Конституцией к компетенции Соединенных Штатов и не запрещенные ею к осу­ществлению отдельными штатами, относятся к компетенции Штатов или Народа как такового" (статья XII). Сделать хотя бы один шаг за рамки, которыми, таким образом, обозначены полномочия Конгресса, означает претендовать на безграничную власть, не поддающуюся ника­кому определению.

Организация банка с полномочиями, предусмотренными данным законопроектом, не относит­ся, по моему мнению, к компетенции Соединенных Штатов в соответствии с Конституцией»1.

А. Гамильтон и федералисты основывали свои аргументы в защиту права федерального правительства выдавать чартер банкам на «пункте о подразумеваемых правах» Консти­туции, предоставляющем Конгрессу право проводить законы, «необходимые и эффек­тивные для реализаций полномочий, предоставленных правительству Соединенных Шта­тов Конституцией». Оспаривая этот документ, Т. Джефферсон утверждал в своем «Мне­нии...», направленном Дж. Вашингтону: «Но все они могут быть проведены и без банка. Банк поэтому не является необходимым и, соответственно, не разрешается этой фра­зой». Дж. Вашингтон колебался, следует ли ему накладывать вето на законопроект о национальном банке, но накануне истечения срока наложения вето он получил знамени­тый ответ А. Гамильтона, адресованный Т. Джефферсону и Э. Рандолфу:

«Секретарю Казначейства стало ясно, что этот общий принцип включен в самое определение правительства и существенен для любого действия правительства Соединенных Штатов; говоря конкретнее, любое полномочие, предоставленное правительству, является, по своей природе, про­явлением ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ и включает, по определению этого термина, право исполь­зовать все средства, необходимые и соответствующие, для осуществления какого-либо полномо­чия, если они не попадают под ограничения и исключения, установленные Конституцией, не являются аморальными и не противоречат основным политическим целям общества».

Непосредственно касаясь заявлений Т. Джефферсона, оспаривавшего необходимость учреждения национального банка, А. Гамильтон отвечал:

«Вопрос о том, насколько необходима какая-то мера, чтобы принять ее, не может быть решен на основании законных прав. Это вопрос мнения, и он должен решаться на основании целесо­образности. Соотношение между мерой и и,елъю, между природой средства, используемого для осуществления полномочия, и объектом этого полномочия должно быть критерием консти­туционности, а не большая или меньшая степень необходимости или полезности»[10].

Убежденный доказательствами А. Гамильтона, президент Дж. Вашингтон позволил законопроекту стать законом. Следует иметь в виду, тем не менее, что полномочия федерального правительства в отношении учреждения национальных банков были в тот момент предметом больших споров; если бы не настойчивость А. Гамильтона, вопрос мог быть решен противоположным образом, и тогда в настоящее время в стра­не были бы только банки штатов.

Важно понять, что в этот период (со времени основания республики до конца 1780-х годов) главной функцией банка был выпуск банкнот (bank notes). Банкноты были ли­стками бумаги, представляющими собой долговые обязательства выпустившего их бан­ка; их было легко передавать от одного лица другому. Банкнота отличалась от банков­ского депозита тем, что не требовала, чтобы плательщик указывал получателя платежа. Таким образом, банкноты были аналогичны монетам; при этом они были более порта­тивными, так как в принципе на них могла быть указана любая денежная сумма.

Как средство платежа банкноты были намного важнее депозитов до востребова­ния. В период с 1781 по 1811 г. текущие счета использовались только в городах, причем за это время число банковских учреждений выросло с двух до более сотни банков. В этот период городов насчитывалось мало, передвижение было медленным, связь была затруднена.

К 1789 г., в котором была ратифицирована Конституция, в США имелось три акционерных банка. Это были Bank of North America and Philadelphia, учрежденный в 1782 г.; Bank of New York, основанный в 1784 г.; и Bank of Massachusetts, учреж­денный в 1784 г. Было также организовано несколько неакционерных, или частных, банков. В то время, согласно обычному праву, физические лица по своему выбору могли заниматься любым бизнесом, включая банковское дело. Только в 1800 г. штаты попы­тались ограничить банковскую деятельность этих частных, неакционерных компаний.

<< | >>
Источник: Роджер Лерой Миллер, Дэвид Д. Ван-Хуз. Современные деньги и банковское дело: Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, - 856 с.. 2000 {original}

Еще по теме зарождение банковского дела В США:

  1. § 3. Необходимость экономической реформы в СССР. Зарождение банковской системы рыночного типа и адекватного банковского законодательства (середина 80-х — 1990 гг.)
  2. 25.1. Сущность интернационализации банковского дела и банковских систем
  3. 9. Кристаллизация металлов; зарождение кристаллов, критический зародыш; гомогенное и гетерогенное зарождение кристаллов; рост кристаллов. Кривые Таммана
  4. 7.1.3. Национальные особенности международного банковского кредитования США и других развитых стран
  5. Глава 25. Банковская система США
  6. Банковские и денежные системы США, Англии, ФРГ, Японии, Франции, Италии и Канады
  7. 1. 7. Дела о возврате банковского вклада
  8. 1.5. Дела о возврате банковского вклада
  9. Квалификация выпускника – специалист банковского дела
  10. 7.1. СПЕЦИФИКА ОРГАНИЗАЦИИ БАНКОВСКОГО ДЕЛА В РОССИИ
  11. Раздел 10 ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ БАНКОВСКОГО ДЕЛА
  12. ПРИНЦИПЫ ОРАГНИЗАЦИИ БАНКОВСКОГО ДЕЛА
  13. 1. Мировая история возникновения и развития банковского дела
  14. Мировая история возникновения и развития банковского дела
  15. 1.1. История развития банковского дела
  16. 1.1. История развития банковского дела
  17. 8.1. Мировая история возникновения и разбития банковского дела
  18. Возникновение банковского дела и депозитных учреждений
  19. 1. Понятие международного банковского дела, участники и элемен­ты
  20. 8. Аккаунтинг, связанный с осуществлением международного корреспондентского банковского дела