<<
>>

практические приложения модели потребления, сбережения и инвестиций

В модели робинзонады наш бесстрашный экономист рассчитал оптимальный уровень своего потребления на каждый месяц, исходя из первоначального количества и буду­щих поступлений ананасов. Поэтому одним из ключевых детерминантов его потреб­ления в текущем и будущем месяцах является поток поступлений, переходящий из одного периода в следующий.
Как мы увидим в части V, тот фундаментальный факт, что потребление товаров и услуг индивида зависит в первую очередь от его доходов, является характерной чертой любой экономической модели реального мира.

Соотношение между доходом, потреблением и сбережением Общезначимым был в нашей истории и тот факт, что оказавшийся на острове экономист посчитал опти­мальным потребить в первый месяц только 50 из имеющихся 100 ананасов. Пока не было возможности предоставить кредит, он считал оптимальным отказаться от по­требления 50 ананасов. Этот отказ от потребления представляет собой сбережение.

Для любого индивида или любой хозяйственной системы сбережение, по определению, представляет собой отказ от потребления. Более того, справедливо, что доход в течение данного периода распадается на две составляющие: сберегаемый и потребляемый доход. Так же как 50 потребленных и 50 сбереженных в первый месяц ананасов в сумме состав­ляют доход нашего вымышленного экономиста, равный 100 ананасам, в любой реальной экономике сбережение и потребление в сумме равны чистому доходу.

Соотношение между сбережениями и инвестициями В отсутствие возможности предоставления кредита островной экономист нашел, что в условиях равновесия сбере­жения равны инвестициям. Сберегаемая величина в свою очередь определялась соотно­шением между доходностью от сбережения и предельным продуктом капитала — доба­вочных единиц товаров и услуг, производимых одной добавочной единицей капитала, — в соответствии с уравнением (4-1). Конкретно, единица плюс доходность от сбережения равняется предельному продукту капитала в условиях равновесия. Таким образом, до­ходность от сбережения должна быть такой, чтобы сбережения и инвестиции были равны.

Как мы покажем в части V, то же самое соотношение справедливо для реальной экономики. В экономике, где отсутствует государство, которое изымает часть доходов граждан в виде налогов, равновесие требует, чтобы сбережения были равны инвестици­ям. Более того, если это справедливо, то доходность от сбережения должна находиться в определенной зависимости с предельным продуктом капитала — хотя в реальном мире соотношение между этими величинами сложнее, чем в модели робинзонады. Соотношение между инвестициями и ставкой процента Когда у островного эко­номиста возникла возможность заработать на предоставлении ссуды больше, чем он мог получить при равновесном уровне сбережений и инвестиций, он решил предоста­вить ссуду. Эта ссуда представляла собой альтернативный способ сбережения 50 ана­насов, так что общая сумма сбережений экономиста осталась той же. Однако, по­скольку он согласился одолжить 50 ананасов ученым-естественникам, он отказался от первоначального плана выращивания ананасов, т. е. от инвестиций капитала. Он это сделал, потому что, дав ссуду, мог получить больший доход. Более высокая рыночная ставка процента (60%) заставила экономиста уменьшить объем планируемых инвес­тиций.

Тот факт, что увеличение рыночной ставки процента приводит к снижению плани­руемых инвестиций (капиталовложений в производство), является другим следствием модели робинзонады, применимым к реальному миру. Фактически, как мы увидим в части V, это обратное соотношение между инвестициями и доходностью является очень важным для экономики.

Расчет приведенной стоимости будущей величины Обменный курс между текущим и будущим потреблением в ситуации, в которой оказался наш воображаемый экономист, был равен абсолютной величине наклона графика множества потребительских/произ­водственных возможностей. Наклон этого графика равнялся 1/(1 + г). Умножая эту величину на объем потребления будущего периода, мы автоматически получаем объем текущего периода; иными словами, это позволяет рассчитать приведенную стоимость объема потребления в будущий период.

Когда мы принимаем решения, относящиеся к будущему, например относительно заклада недвижимости, покупки автомобиля в рассрочку, приобретения долгосрочных ценных бумаг, пенсионного обеспечения или покупки облигаций, нам необходимо пе­ресчитать суммы, которые мы будем выплачивать, в стоимости, приведенные к насто­ящему моменту. Это позволяет сравнить эти суммы с доходом или богатством, кото­рыми мы располагаем в настоящем. Очень простое выражение приведенной стоимо­сти, которое мы получили из модели робинзонады — уравнение (4-4), — имеет очень важные приложения, особенно на финансовом рынке. Мы обсудим это более подробно в главе 7.

приложения к РЕАЛЬНОМУ кредитному рынку

В последующих главах части II мы займемся вопросами, связанными с рынками и институтами, имеющими отношение к деньгам и кредиту. Что можно сказать по этому поводу, рассматривая модель робинзонады?

СОВРЕМЕННАЯ

ния относительно распреде­ления своего дохода меж­дутекущим потреблением и сбережением (для будуще­го потребления), они рассматривают доход­ность от сбережения. В такой стране, как США, в которой доход от сбережения обла­гается налогом, необходимо рассматривать доходность от сбережения после выплаты налогов. При любом размере доходов чем выше ставка налога, тем ниже посленалого- вая доходность. Чем ниже доходность от сбе­режения после выплаты налогов» тем более вероятно, что люди предпочтут потребление в настоящем потреблению в будущем, и тем менее вероятно, что они будут откладывать сбережения при данном уровне доходов. Поэтому более высокие налоговые ставки по­рождают нежелание делать сбережения.

Действительно ли плоха низкая норма сбережений и как следствие низкая норма инвестиций? На первый взгляд — да, пото­му что низкая норма инвестиций приводит к снижению темпов экономического роста. А как указывалось в предыдущих главах, эко­номический рост — одна из целей развития национальной экономики.

Является ли норма сбережений в США слишком низкой?
ДИСКУССИя
С 1970-х годов и до настоящего времени высказывается большое беспокойство по поводу снижения темпов экономического роста и повышения производительности тру­да в США. Темп экономического роста из­меряется как ежегодное процентное изме­нение реального (с учетом инфляции) вало­вого внутреннего продукта. Производитель­ность труда измеряется отношением реаль­ного ВВП к количеству труда, которое не­обходимо для его производства. Важным фактом, определяющим как экономический рост, так и производительность труда, яв­ляется темп роста капитала, т. е. инвести­ций. Как показано в этой главе, инвестици­ям необходимо предшествует сбережение.

В разделе «Международный обзор», помещенном в этой главе, показано, что по сравнению с другими развитыми странами в США существует низкая норма сбереже­ний, Возникают два важных вопроса:

1. Почему в США норма сбережений и инвестиций сравнительно низка?

2. Безусловно ли, что низкая норма сбе­режений и инвестиций — это плохо?

Почему норма сбережений в США так низка? Специалисты предлагают различные объяснения вроде тех, что мы обсуждали в «Международном обзоре». Здесь мы кон­кретно рассмотрим, влияет ли на норму сбе­режений в США высокий уровень налого­обложения.

Утверждают, что повышение уровня на­логообложения снижает норму сбережений следующим образом. Доходы от сбереже­ний облагаются налогом. Как уже отмечалось в этой главе, когда люди принимают реше-

Но отставим в сторону вопрос о нало­гах. Важно понимать, что между потребле­нием в настоящем и потреблением в буду­щем существует торговый обмен. Для того чтобы потреблять больше в будущем, об­щество должно больше сберегать в настоя­щем и обращать сберегаемые средства в рост капитала. Не может быть, чтобы для страны всегда было лучше увеличивать темп роста за счет потребления в настоящем; должен существовать оптимальный темп роста, отражающий общественные предпо­чтения относительно настоящего и будуще­го потребления. Короче говоря, возможно, что темп роста в США снизился, потому что население этой страны хочет этого. Люди, возможно, сейчас менее склонны делать сбережения, чем в прошлом, потому что они меньше настроены ждать возможности по­требления в будущем.



Общая и чистая норма сбережений в США, 1981—1991 гг.

1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991
Общая норма сбережений (отношение суммарных сбережений к ВВП) 18,4 16,2 14,7 17,0 15,1 13,5 13,6 14,4 14,2 12,9 12,7
Чистая норма сбережений (отношение чистых сбережений к ЧИП) 6,9 3,6 2,8 6,3 4,0 2,6 2,9 3,6 3,6 2,4 1,9

6 отношении нормы сбережений в США сейчас есть некоторый проблеск надежды, как показано в приведенной ниже табли­це, которая представляет два разных по­казателя нормы сбережений для периода 1980—1991 гг. Первый показатель — это отношение суммарных сбережений к вало­вому внутреннему продукту (т. е. совокуп­ной стоимости товаров и услуг, созданных внутри страны независимо от того, кому принадлежат факторы производства). Вто­рой показатель — чистая норма сбереже­ний, представляющая собой отношение чи­стых сбережений к чистому (с учетом обес­ценения капитала) национальному продук­ту (ЧИП),

Хотя оба показателя нормы сбережений в США колеблются от года к году, таблица показывает, что тенденция к снижению нор­мы сбережений, наблюдавшаяся в 1980-е годы, как будто сменяется обратной тенден­цией в 1988—1989 гг. Норма сбережений в США может еще увеличиться по сравнению с самым низким уровнем в 1990—1991 гг,



Различие между деньгами и кредитом Первое важное следствие из модели робин­зонады, рассмотренной в этой главе, гласит, что деньги и кредит — «разные звери». До предыдущего абзаца слово «деньги» в этой главе не употреблялось, однако мы смогли во всех аспектах обсудить кредитное соглашение. Согласно этому соглашению, эконо­мист предоставил кредит в размере 50 ананасов ученым-естественникам под рыночную ставку процента 60%, что означало, что его процентный доход составит 30 ананасов. Не было необходимости заключать соглашение в денежном выражении, хотя при же­лании сторон это можно было бы сделать. Вместо этого соглашение было сформулиро­вано на основе поставки и обмена реальных товаров — ананасов.

Таким образом, кредит представляет собой право или заявку на реальные ресурсы. Хотя, как правило, говорят о занимаемых и ссужаемых деньгах, деньги и кредит — не одно и то же. В реальной экономике, как мы показали в главе 2, деньги обычно выступают в функции средства платежа, что означает, что большинство кредитных соглашений, как правило, сформулировано с использованием общепринятых единиц измерения, т. е. денег. Тем не менее по своей природе кредит подразумевает передачу прав на реальные товары и услуги. Деньги используются в современной экономике, чтобы дать количественную оценку этому праву, но сам кредит является правом.

Кредит как актив и обязательство Другое важное следствие из модели робинзона­ды состоит в том, что в кредитном соглашении участвуют две стороны, каждая из которых воспринимает кредит со своей точки зрения. С точки зрения заемщика, кре­дит — это обязательство, или обязанность на будущее. В то же самое время, с точки зрения заимодателя, такое обязательство заемщика является активом, или будущим поступлением. Этот фундаментальный жизненный факт так же справедлив в реальном мире, как и в вымышленном мире, где на острове живут экономист и ученые-естественники: он выражает суть кредитного рынка.

Общественный выигрыш от существования кредитного рынка Обсуждавшаяся в этой главе модель иллюстрирует также другой важный факт. Общество в целом, как правило, получает выгоду от существования рынка кредитов. Например, все жители острова (экономист, биохимик и физик) несомненно получили выгоду от кредитного рынка. Все получили доход, превышающий минимум, который был необходим, чтобы каждая сторона вступила в кредитные отношения — экономист как заимодатель по­лучил излишек для производителя в размере 10%, а ученые-естественники как заем­щики получили излишек для потребителя в размере 40%.

В операциях на кредитном рынке в реальном мире участвуют многие заимодатели (производители) и заемщики (потребители). Тем не менее обе стороны кредитной сдел­ки часто извлекают выгоду от участия в операциях на этом рынке, так же как в примере островного кредитного рынка. Именно этот факт и обусловливает существование кре­дитного рынка в реальном мире.

Более того, суммарный выигрыш, получаемый обществом от существования кре­дитного рынка, также может быть измерен как общая сумма излишков для произво­дителя и потребителя, полученных всеми заемщиками и заимодателями. Действитель­но, как мы расскажем более подробно в главе 11, экономисты используют такой по­казатель для оценки эффективности кредитного рынка. Кредитный рынок макси­мально эффективен, когда общая сумма излишков для производителя и потребителя, всех участников рынка является максимально возможной в условиях, преобладающих на рынке. Если этого нет, то существуют оправдания для вмешательства государства в деятельность кредитного рынка с целью повышения его эффективности. Отсутствие теоретической необходимости существования банков и других финан­совых институтов Рассмотренная нами модель робинзонады иллюстрирует еще один интересный факт. С теоретической точки зрения нет никаких фундаментальных при­чин, объясняющих необходимость существования банков и других финансовых инсти­тутов. В принципе люди могут делать займы и давать ссуды непосредственно друг другу, без участия какой-либо третьей стороны, например банка.

Тем не менее финансовые институты, такие, как банки, являются важной чертой реальной экономики. Ряд последующих глав будет посвящен вопросу о том, почему существуют финансовые институты, представляющие собой третью сторону, как они функционируют и какую принципиальную роль играют на денежном и кредитном рынках.

<< | >>
Источник: Роджер Лерой Миллер, Дэвид Д. Ван-Хуз. Современные деньги и банковское дело: Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, - 856 с.. 2000 {original}

Еще по теме практические приложения модели потребления, сбережения и инвестиций:

  1. Приложение 4А ФОРМАЛИЗОВАННАЯ МОДЕЛЬ ПОТРЕБЛЕНИЯ И СБЕРЕЖЕНИЙ
  2. Тема 16 ПОТРЕБЛЕНИЕ, СБЕРЕЖЕНИЯ, ИНВЕСТИЦИИ. РЫНОЧНЫЙ МЕХАНИЗМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДОХОДОВ НА ПОТРЕБЛЕНИЕ И НАКОПЛЕНИЯ
  3. §7. Сбережение, потребление, инвестиции: склонность к сбережению, склонность к потреблению
  4. 17.5. Потребление, сбережения, инвестиции и макроэкономическое равновесие
  5. ПОТРЕБЛЕНИЕ, СБЕРЕЖЕНИЯ И ИНВЕСТИЦИИ
  6. 12.2.Анализ потребления, сбережения, инвестиций как составных частей совокупного спроса
  7. 4.2.7. Оптимальный план потребления, сбережения и инвестиций
  8. Глава 4.ПОТРЕБЛЕНИЕ, СБЕРЕЖЕНИЯ И ИНВЕСТИЦИИ
  9. 2.3. ПОТРЕБЛЕНИЯ И СБЕРЕЖЕНИЯ В КЕЙНСИАНСКОЙ МОДЕЛИ
  10. 8.2.1. Рынок товаров и услуг и модель 18 (инвестиции-сбережения)