<<
>>

ОТСУТСТВИЕ центрального БАНКА. ПАНИКА 1837 года

Вскоре после истечения срока чартера Второго банка Соединенных Штатов имела место банковская паника. Как показано на рис. 15-1, панику сопровождало резкое уменьшение денежной массы и уровня цен; за инфляцией в первой половине 1830 г.
последовала дефляция вплоть до начала 1840-х годов. Вместе с дефляцией наметился резкий спад деловой активности.

Мог ли центральный банк, такой, как Второй банк Соединенных Штатов, предот­вратить панику 1837 г. и последующую депрессию? Это важный вопрос, поскольку основным доводом в пользу существования центрального банка была его потенциаль­ная роль в экономической и финансовой стабилизации.

По этому вопросу существовали две точки зрения. Первая заключалась в том, что банковская паника, дефляция и экономический спад произошли вследствие упразднения Второго банка и неосторожных действий нерегулируемых банков по всей стране, что послужило причиной кризиса их неликвидности и полной неготовности к экономическим спадам. В соответствии с другой точкой зрения «банковская война» Э. Джэксона и Н. Биддла и ликвидация Второго банка не имели никакого отношения к последующему экономическому спаду. Причиной спада в экономике США послужили события за ру­бежом. В конце 1836 г. произошел крах кредитной сферы в Великобритании, и британ­ские банки ринулись погашать американские банкноты, поставив «подножку» американ­ской банковской системе.

Другая точка зрения, одним из автором которой является Мэри Сушка (Sushka) из университета штата Аризона, лежит между этими двумя крайностями[22]. К началу 1830-х годов в соответствии с этой точкой зрения у населения была уверенность в банках, возможно, потому что Второй банк способствовал стабильности банковской сферы. Эта уверенность привела к резкому сокращению использования физически­ми лицами и компаниями золотых и серебряных денег, и в 1830-е годы количество металлических денег в банках увеличилось. Считалось, что бумажные деньги будут служить не хуже металлических, пока банковская система стабильна.

Но после упразднения Второго банка доверие населения к банкам упало. Люди были более склонны хранить металлические деньги. В то же время большинство бан­ков стали более осторожными и консервативными, что побудило их хранить большую долю металлических денег в качестве резервов. Закон об обращении золотых и серебряных денег 1836 г. (Specie Circular Act) потребовал от большинства покупа­телей федеральных земель оплату золотом, это также увеличило количество металли­ческих денег, хранимых частными лицами. Более того, правительство начало перерас­пределение своих депозитов между банками по всей стране, уменьшая предложение металлических денег. И в довершение всего в конце 1836 г. попытки отчаявшихся британских банков погасить американские банкноты и вернуть золото и серебро стали последним ударом. Большой спрос на металлические деньги резко ограничил деятель­ность банков. Когда вкладчики требовали золото или серебро, некоторые банки не могли или не хотели их обменивать на бумажные деньги, что привело к беспрецедент­ной банковской панике. В результате имел место глубочайший экономический спад за все столетие; депрессия продолжалась с 1839 по 1843 г.

Современная точка зрения состоит в том, что у банковской паники 1837 г.

и по­следующего экономического спада был ряд причин. Вполне возможно, что Второй банк Соединенных Штатов смог бы устранить некоторые наиболее болезненные про­явления паники. В то же время многие экономисты-историки ставят под сомнение, что он смог бы предотвратить экономический спад.

БАНКИ ШТАТОВ ПЕРЕД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНОЙ И ПРИПИСЫВАЕМЫЕ ИМ НАРУШЕНИЯ

В период начиная с 1836 г. и вплоть до основания национальной банковской системы в 1863 г. в США существовало два вида банков. Были частные, неакционерные банки и акционерные банки, получившие чартер от правительств штатов. Частные банки функционировали точно так же, как и акционерные банки.

«Свободные» банки Органы законодательной власти штатов Мичиган и Нью-Йорк приняли законы о нерегулируемой банковской деятельности в 1837 и 1838 гг. соответ­ственно. После этого многие штаты последовали их примеру. До этого банк мог по­лучить чартер только после принятия соответствующего закона законодательными ор­ганами этого штата. Законы о нерегулируемой банковской деятельности (free­banking laws) положили конец этой практике; любое лицо или группа могли получить чартер и осуществлять банковские операции при соответствии с общим законодатель­ством о регистрации банков. Требования для получения чартера различались от штата к штату. В табл. 15-1 представлен список штатов, где такие законы были приняты до 1860 г. и где они не были приняты.

ТАБЛИЦА 15-1

Штаты, где были приняты законы о нерегулируемой банковской деятельности и где такие законы не были приняты (до 1860 г. включительно)

Штаты, где были приняты Штаты, не принявшие

законы о нерегулируемой Год принятия законов о нерегулируемой

банковской деятельности закона банковской деятельности

Мичиган 18371 Арканзас
Джорджия 18382 Калифорния
Нью-Йорк 1838 Делавэр
Алабама 18492 Кентукки
Нью-Джерси 1850 Мэн
Иллинойс 1851 Мэриленд
Массачусетс 18512 Миссисипи
Огайо 1851 Миссури
Вермонт 18512 Нью-Хэмпшир
Коннектикут 1852 Северная Каролина
Индиана 1852 Орегон
Теннесси 18522 Род-Айленд
Висконсин 1852 Южная Каролина
Флорида 18532 Техас
Луизиана 1853 Вирджиния
Айова 18582
Миннесота 1858
Пенсильвания I8602

1 В штате Мичиган была запрещена нерегулируемая банковская деятельность в 1840 г. и снова разрешена в 1857 г.

2 По X. Рокоффу, в этих штатах «свободные» банки получили незначительное распространение.

Источник. Перепечатано из публикации А. Ролника и У. Уэбера: Rolnick A. J., Weber W. £., Inherent Instability in Banking: The Free Banking Experience. — Cato Journal, 5 (3), Winter 1986. В качестве источника эти авторы использовали книгу X. Рокоффа: Rockoff Hugh, The Free Banking Era: A Re- Examination. — New York: Arno Press, 1975.


Штат Нью-Йорк во избежание подобных нарушений принял и стал широко при­менять закон, существенно ограничивающий банковскую деятельность. Банки в этом штате были под надзором и часто проверялись. Неудивительно, что при основании системы национальных банков в 1863 г. ориентировались именно на этот закон.

Другая точка зрения на эру «свободных» банков Вышеприведенный анализ — это традиционный взгляд на эру «свободных» (нерегулируемых) банков. В последние годы эта точка зрения на период 1836—1863 гг. была существенно пересмотрена.

Во-первых, надо отметить, что в этот период банковские операции не были абсо­лютно «свободны». Название это пошло от условий свободной регистрации: любой группе было дозволено основать банк, выпускать свои деньги (банкноты), принимать вклады и выдавать ссуды. Необходимо отметить, что штаты, где был принят такой закон, налагали определенные ограничения на банки:

1. «Свободные» банки должны были хранить муниципальные облигации, некоторые из которых были очень рискованными. Поскольку рыночная цена таких облигаций постоянно менялась, они были неликвидны, что увеличивало внутреннюю неустой­чивость банковской системы. К тому же банки имели недиверсифицированные порт­фели.

2. «Свободные» банки должны были обменивать банкноты на золотые и серебряные деньги по требованию. Если же банк этого не делал, это означало, что банк будет закрыт и его активы будут использованы для выплат тем держателям банкнот, которые имели законный приоритет перед другими кредиторами банка. И если клиенты банка хотели увеличить сумму наличных денег по отношению к депозитам, то банку прихо­дилось выдавать свои резервы (золотые и серебряные монеты), даже если клиенты предпочли бы получить банкноты. Это могло способствовать банкротству банков.

3. В большинстве штатов существовала система бесфилиальных банков, открытие банковских филиалов в других штатах было невозможно. В соответствии с требо­ваниями обеспечения облигаций банки не могли держать оптимальный портфель активов; платежеспособность банков слишком сильно зависела от определенных отраслей, расположенных в данной местности.

Недавно экономисты-историки, в частности Артур Ролник (Rolnick) и Уоррен Уэбер (Weber) из Федерального резервного банка Миннеаполиса, подвергли сомне­нию традиционный взгляд. В соответствии с их точкой зрения:

1. Закрытие лишь отдельных «свободных» банков (число которых в определенных штатах было значительным) повлекло потери для держателей банкнот.

2. Банкноты «свободных» банков были достаточно безопасны.

3. Срок существования многих «свободных» банков был достаточно велик.

4. Банкротства банков в основном носили локальный характер, т. е. банкротство не распространялось на банки других штатов или банки данного штата, которые не были держателями облигаций или инвесторами проектов, послуживших причиной банкротства.

Критики этой точки зрения утверждают, что статистика А. Ролника и У. Уэбера показывает, что около 48% всех банков были закрыты и что около 15% банков стали неплатежеспособными, в результате чего держатели банкнот понесли потери. Поэтому возникает вопрос, были ли банкноты «свободных» банков действительно достаточно безопасны. Тем не менее даже эти критики допускают, что все-таки система «свобод­ных» (нерегулируемых) банков была достаточно эффективна, особенно в свете недав­него кризиса в сберегательной отрасли США, которая находилась под жестким кон­тролем (см. главу 13).

гражданская война ш начало КОНЦА ЭРЫ «СВОБОДНЫХ» БАНКОВ

Если бы не начало гражданской войны, то США, несомненно, и далее бы продолжа­ли придерживаться системы «свободных» банков. Раскол страны, однако, навсегда изменил ход развития банковской и денежной систем. Во время войны союз и конфе­дерация имели свои собственные деньги и банковские системы. Обе стороны пережи­ли инфляцию во время войны по мере увеличения эмиссии денег правительствами для финансирования ведения военных действий. Инфляция приобрела особенно значи­тельные масштабы в экономике конфедерации; в результате гиперинфляции в южных штатах деньги конфедератов фактически обесценились еще перед тем, как Армия Вирджинии сдалась в 1865 г.

По мере того как все более очевидной становилась победа союза в войне, в 1863 и 1864 гг. Конгресс союза принимал законы, меняющие американскую денежную и банковскую систему. В 1864 г. Конгресс принял Закон о национальных банках (National Banking Act). Этот закон содержал следующие важные положения:

1. Запрещалось открытие филиалов, кроме тех банков штатов, которые получили чартер федерального правительства и их филиалы уже существовали в других штатах.

2. Обязательные резервы, требуемые для покрытия обязательств по депозитам, нуж­но было хранить в виде кассовой наличности и^и депозитов в банках «резервных» или «центральных резервных» городов (Нью-Йорк, Чикаго, Сент-Луис), причем последние должны были держать в виде кассовой наличности 25% резервов. Под­ходящими резервами были золото, золотые сертификаты, гринбеки (о них мы по­говорим ниже) либо другие денежные инструменты Казначейства, но не банкноты национальных банков. Поскольку эти резервы нельзя было использовать, они ста­новились замороженными активами во время кризиса, способствуя финансовой панике. Такая пирамида из резервов в системе бесфилиальных банков также ухуд­шила проблему, так как в период кризиса каждый банк забирал свои резервные депозиты из соответствующего банка.

3. Банкнот банков штатов не существовало; поэтому национальные банки получили привилегию денежной эмиссии. В качестве меры, адекватной основанию тысяч бесфилиальных банков, федеральное правительство напечатало единообразные банк­ноты, которые будут выпускать в обращение национальные банки при выдаче ссуд. Такие банкноты были однородными, принимались и оплачивались по номиналу национальными банками по всей стране. Таким образом, была создана федеральная валюта.

4. Каждый национальный банк должен был хранить у контролера денежного обраще­ния специальные 2-процентные государственные облигации на сумму 100 долл. за каждые 90 долл. выпущенных банкнот. Это послужило стимулом для национальных банков, так что им было выгоднее выдавать ссуды, используя депозитные счета, чем осуществляя эмиссию банкнот; часто банки устанавливали более высокий процент по ссудам, выданным в банкнотах. Это привело к недостаточной денежной эмиссии, которая, как утверждают, стала причиной нескольких кризисов ликвидности в США. В период кризиса банки не могли расплачиваться по обязательствам другими обяза­тельствами (депозиты за банкноты), но должны были расплачиваться законными средствами платежа (золотом или гринбеками) из своих активов.

Вскоре у такой резервной системы появились проблемы. Время от времени мелкие сельские банки обращались в более крупные городские за наличностью, чтобы удовле­творить потребности вкладчиков в ликвидных средствах. Эти городские банки, увидев, что их резервы соответственно уменьшились, сокращали объем кредитования, таким образом способствуя общей нехватке кредита. Вследствие этого система, допускавшая образование «пирамиды» резервов, стала причиной финансового кризиса, который бы­стро стал распространяться во всей финансовой сфере. В такой системе не было креди­тора последней инстанции для предоставления дополнительных средств во время «сжа­тия кредита». Поскольку хранители резервов (крупные городские банки) сами были коммерческими институтами, они в той же степени были подвержены «сжатию креди­та», что и мелкие банки. Это одна из причин, изменивших общественное мнение отно­сительно необходимости центрального банка и последующего создания Федеральной резервной системы в 1913 г., которой посвящена оставшаяся часть данной главы.

до создания фрс

Большинство из наших современников воспринимают существование ФРС как само собой разумеющееся. Однако ФРС глубоко связана с историей. ФРС не появилась за один день. Ее истоки берут начало в дискуссиях, продолжавшихся десятилетиями и связанных с темой данной книги — деньгами и банковским делом.

Эра гринбеков Во время гражданской войны союз выпустил не обеспеченные зо­лотом и не подлежащие обмену на золото бумажные доллары, известные как гринбе- ки (greenbacks — «зеленые спины»; их называли так, поскольку одна сторона банк­нот была зеленой). После гражданской войны 3/4 всей денежной массы в США состояло из гринбеков и относящихся к ним банкнот, выпущенных правительством США, т. е. денежная масса в США состоял из финансовых инструментов, не суще­ствовавших до гражданской войны. Однако когда Конгресс разрешил выпуск гринбе­ков, он сделал это с явно выраженным намерением изъять их из обращения после завершения гражданской войны. Его целью было возвращение к золотому стандарту как можно скорее по завершении военных действий.

Хотя разрешение Конгресса на эмиссию гринбеков появилось в 1862 г., эра грин­беков (Greenback Era) в экономике и политической сфере США наступила с окон­чанием гражданской войны. Этот период, продолжавшийся до 1879 г., был отмечен глубоким политическим расколом по вопросу дальнейшего использования гринбеков в качестве национальной денежной единицы. Напомним, что государственное вмеша­тельство в денежно-кредитную и банковскую сферу было ограничено после закрытия Второго банка Соединенных Штатов более полувека до этого дня. Для многих из поколения 1860—70-х годов введение гринбеков было федеральным вмешательством в частные отношения и дела штатов.

Банковская паника 1873 г. значительно поменяла политическую подоплеку этого вопроса. Некоторые из тех, кто до этого сомневался в полезности федеральных грин­беков, потеряли доверие к банкнотам частных национальных банков. Споры росли, и в 1874 г. контролируемый республиканцами Конгресс принял закон, который был при­зван дать правовую основу расширения использования гринбеков, известный как Инфляционный закон. Однако президент США республиканец Улисс Грант (Grant, 1822—1885) наложил вето на этот закон. При достижении политического компро­мисса Конгресс принял закон, предписывающий сохранять постоянным количество находящихся в обращении гринбеков, таким образом, откладывая планируемое изъя­тие национальной валюты. Затем в 1875 г., после поражения республиканцев на вы­борах, республиканский Конгресс закончил свою сессию, приняв Закон о возобнов­лении размена бумажных денег на металлические 1875 г. (Resumption Act), поста­новляющий восстановить золотой стандарт в полном объеме в 1879 г.

Ряды политиков затем раскололись на два лагеря сторонников металлических денег (hard money) и бумажных денег (soft money). Первые, включающие в себя пред­принимателей и банкиров восточных регионов страны — и большинство экономистов- теоретиков, — поддерживали возвращение к золотому стандарту и постепенное изъ­ятие из обращения национальной валюты. Защитники бумажных денег из западных регионов — фермеры и другие категории работников вместе с мелкими предпринима­телями — были против этого. Поскольку партия республиканцев в основном была за возвращение к золотому стандарту, в то время как демократы колебались, многие на западе сформировали независимые политические партии. Среди них была даже партия гринбекеров, которые на выборах 1876 г. ратовали только за решение денежно-кре­дитных проблем.

Популизм и движение за свободную чеканку серебряных денег Несмотря на усилия сторонников бумажных денег, республиканцы выиграли выборы 1876 г. Грин- бекеры как формальное политическое объединение исчезли в 1882 г. Их бывшие со­юзники восприняли новую идею свободной чеканки серебряных монет (free silver). Этот термин иногда сбивает с толку. В широком смысле он относился к предложению о неограниченной чеканке серебряных монет, диктуемой потребностью в деньгах аме­риканской экономики. Сторонники этой идеи и стали основателями движения, которое далее вылилось в более широкое политическое и экономическое движение, называемое популизм (populism); его кульминацией стало образование партии популистов в 1892 г.

В западных регионах США были найдены большие залежи серебра, и начиная с 1872 г. имело место снижение цены серебра относительно цен других товаров и услуг. В 1873 г. Конгресс США принял закон, который сторонники движения позже окре­стили как «преступление 1873 г.», прекративший широко распространенный до этого момента выпуск серебряных долларов; значительное количество серебряных монет было отчеканено в 1830-е и 1850-е годы. Сторонники свободной чеканки серебряных денег считали, что этот закон был принят из-за незаконных действий сторонников металлических денег из восточных регионов, пытавшихся возродить золотой стандарт даже при относительной дешевизне серебра в качестве денежного материала.

В основе движения лежала обеспокоенность о периодах дефляции, которые пере­жили США. К примеру, между 1882 и 1885 г. уровень цен на товары и услуги упал практически на 13%. Для многих фермеров с запада и других лиц, бравших ссуды в банках, это послужило причиной неожиданного увеличения суммы их долга, что, ес­тественно, им не нравилось. Эти люди и были стержнем движения.

Самым большим успехом движения был Закон о казначейских векселях 1890 г. (Treasury Note Act), также известный как Закон Шермана о закупках серебра (Sherman Silver Purchase Act). Конгресс принял этот закон при поддержке президента США Бенджамина Гаррисона (Harrison, 1833—1901), который одержал победу над сторон­ником металлических денег Гровером Кливлендом (Cleveland, 1837—1908) в 1888 г. Б. Гаррисон обещал «сделать что-нибудь для серебра», и после принятия закона 1890 г., автором которого был сенатор Джон Шерман, он выполнил свое обещание. Этот закон предписал ежегодные закупки Казначейством серебра и эмиссию банкнот, обес­печенных этим приобретенным серебром.

Движение не выступало за полную замену золота в качестве основы денежной системы страны; скорее, его целью был биметаллизм (bimetallism), в котором золото и серебро вместе будут служить обеспечением национальной валюты. Сторонники этой идеи утверждали, что, в действительности, денежная система, основанная на двух металлах, усилит стабильность национальной денежной единицы, так как если цена одного металла будет колебаться, то стабильность цены другого металла позво­лит возвратить все к прежнему уровню. Противники считали, что падение цены од­ного металла, например серебра, заставит население накапливать более ценные деньги, обеспеченные другим металлом — золотом, что приведет к их дефициту. Экономисты по сей день спорят, какая из точек зрения является правильной.

У сторонников биметаллического стандарта были большие надежды по поводу их плана построения денежной системы. Они уже предвосхищали постепенную интерна­ционализацию биметаллического стандарта и период экономической гармонии и ста­бильности. Их надежды были разбиты паникой 1893 г. и экономической депрессией 1890-х годов.

Паника, изучение проблемы и проекты создания центрального банка Биметалли­ческий стандарт так и не стал популярным. Американский народ выбрал Гровера Клив­ленда — сторонника металлических денег — президентом США в 1892 г. За паде­нием цен на акции в 1892 г. — начале 1893 г. последовала финансовая паника в мае 1893 г. Население стало собирать золото, и менее ценное серебро накапливалось в Казначействе США. Летом 1893 г. имела место еще одна волна банковской паники. Г. Кливленд созвал Конгресс на специальное заседание для пересмотра ежегодных закупок серебра, принятых в соответствии с Законом Шермана 1890 г. В ответ Кон­гресс отменил этот закон.

Грандиозным финалом движения за свободную чеканку серебряных денег стали выборы 1896 г., в которых представитель демократической партии Уильям Дженнингс Брайан (Bryan, 1860—1929) противостоял республиканцу Уильяму Мак-Кинли (McKinley, 1843—1901). У. Мак-Кинли был сторонником металлических денег и фаворитом в предвыборной гонке. К тому времени к демократической партии присо­единилось большинство защитников свободной чеканки серебряных денег, и на наци­ональном съезде демократической партии в Чикаго У. Брайан постарался извлечь выгоду из этой ситуации. Произнося речь, которую многие современники сравнивали с землетрясением эмоций, У. Брайан, опровергая доводы сторонника металлических денег У. Мак-Кинли, заявил:

«Вы не наденете венец из терновника на чело трудящихся, вы не распнете человече­ство на золотом кресте».

Ораторское искусство У. Брайана сделало его общественной сенсацией. Тем не менее он проиграл выборы, что стало последним ударом для движения за свободную чеканку серебряных денег.

В действительности в конце 1890-х — начале 1900-х годов последовал общий экономический подъем. Как раз в тот момент, когда финансовая и экономическая стабильность, казалось бы, уже установилась, еще один кризис разразился на Уолл­стрит и захлестнул все государство (см. раздел «Международный обзор» в главе 12, где описана паника 1907 г.). Это произошло в тот момент, когда очевидный успех сильного центрального правительства во время правления Теодора Рузвельта (Roosevelt, 1858—1919) убедил многих граждан и лидеров, что политика централизации могла прекрасно работать. Т. Рузвельт и Конгресс объявили об изучении проблемы основа­ния института центрального банка. Один из проектов — план Варбурга (Warburg Plan) — предлагал основать централизованную банковскую систему, надзор за кото­рой возлагался на Совет управляющих, состоящий из 42 членов, в который вошел бы министр финансов, контролер денежного обращения, казначей Соединенных Штатов, шесть членов Конгресса, 20 председателей правления филиалов центрального банка, 12 членов, избранных банками—держателями акций, и управляющий советом. В со­ответствии с этим планом предполагалось, что все назначенные члены совета будут работать в течение одного года. Другой проект — План Фаулера (Fowler Plan) — предлагал простую систему, управляемую Финансовым судом (Court of Finance),

СОВРЕМЕННАЯ



Был ли

денежный мотив в книге «Волшебник страны Оз»

Хотите верьте, хотите нет, но ответ на этот вопрос, скорее всего, положительный. Не­сомненно, что Л. Фрэнк Баум (Baum) — автор книги «Волшебник страны Оз», опуб­ликованной в 1900 г., — написал эту книгу для детей. Однако в ней он использовал многое из символики, касающейся дискус­сий того времени о деньгах. Давайте рас­смотрим интересную интерпретацию, кото­рую предложил экономист Хью Рокофф (Rockoff). Оз — название мифической стра­ны, которую посетила Дороти (маленькая девочка из Канзаса), к тому же является со­кращением от множественного числа слова «унция» (Oz — ounces), например унция зо­лота. Город, в котором жил Волшебник, — Эмеральд-Сити (послуживший символом Вашингтона), весь зеленого цвета — цвета денег. То же самое справедливо и для Двор­ца в Эмеральд-Сити (представляющего Бе­лый дом), в котором живет Волшебник. Конечно, перед тем, как войти в город и дворец, Дороти и ее друзья — Пугало, Железный Дровосек и Трусливый Лев — все надели зеленые очки с золотыми застежка­ми. Жители Эмеральд-Сити в основном представляют вашингтонских бюрократов, а вымощенная желтым кирпичом дорога, ведущая к Эмеральд-Сити, не что иное, как путь из золотых брусков в Вашингтон.

Кто же тогда Дороти? X. Рокофф гово­рит, что она в общем представляет Соеди­ненные Штаты, но более конкретно это про­тотип Элизабет Лиз (Lease) — оратора-по­пулиста из Канзаса, в свое время известной как «торнадо из Канзаса». Естественно, тор­надо, перенесший Дороти в страну Оз, явля­ется символом движения за свободную че­канку серебряных денег, вылившегося из западных штатов, чтобы потрясти политиче­ские основы восточной части страны. Ее со­бака Тото, возможно, представляет собой «трезвенника», или сторонника запрещения продажи спиртных напитков (prohibitionist), представителя крыла популистского движе­ния, которое, как и Тото, все время тянет Дороти (Америку) не в том направлении.

Манчкины, наверно, пред­ставляют собой «недально­видных обитателей» вос­точной части страны. Пугало, который дума­ет, что у него нет ума, на самом деле доста­точно сообразителен и представляет собой западных фермеров, которые не могут по до­стоинству оценить свой здравый смысл. Же­лезный Дровосек — символ городского ра­бочего, потерявшего сердце и душу. Трусли­вый Лев, по X. Рокоффу, — это Уильям Дженнингс Брайан, «рычащий оратор» и кандидат в президенты, который хулил зо­лото, но отступил (в определенном смысле Фрэнк Баум считал это трусостью) от своей позиции по политическим мотивам. Конечно, маковое поле, усыпившее Трусливого Льва, скорее всего, те политические вопросы, ко­торые отвлекли Брайана от популистского движения.

Кто же те Злые ведьмы с востока и запа­да? X. Рокофф считает, что они — прези­денты Гровер Кливленд и Уильям Мак-Кин­ли, которые выступили сторонниками золо­того стандарта вопреки ожиданиям попули­стов. Волшебник страны Оз — это человек по имени Маркус Алонзо Ханна (Наппа), близкий советник У. Мак-Кинли, глава На­ционального комитета республиканской партии, которого Фрэнк Баум и многие дру­гие считали тем влиятельным человеком, ма­нипулирующим членами Конгресса и прези­дентами.

В киноверсии этой классической исто­рии Дороти носит рубиновые башмаки. Од­нако в книге ее башмаки были вылиты из серебра. Вспомните из книги, что башмаки Дороти были ключом к возвращению до­мой. Она топнула ими, повторила несколь­ко раз: «Лучше, чем дом, места нет» (как в киноверсии) — и была перенесена назад в Канзас. Символика здесь четко прослежи­вается — серебро фигурирует в качестве составной части национального денежного стандарта; именно так Фрэнк Баум видел ответ на экономические проблемы страны.

ДУИ с к у с сия

Вообще, как любое произведение искус­ства, «Волшебник страны Оз» может быть понят различными людьми по-разному* Мы надеемся, что данное описание денежной символики не снизит его ценности в ваших глазах, когда вы будете читать книгу или смотреть фильм снова. В конце концов, для детей действительно важно то, что у Доро­ти появились хорошие друзья и что она все- таки попала домой.

состоящим из 17 членов, назначаемых президентом, которые должны были представ­лять определенные регионы страны.

Закон Олдрича—Риланда После паники 1907 г., учтя некоторые рекомендации, содержащиеся в планах Варбурга и Фаулера, Конгресс принял Закон Олдрича— Риланда (Aldrich-Vreeland Act) в 1908 г. Этот законодательный акт потребовал от Конгресса учреждения Национальной комиссии по денежному обращению. Конгресс руководил деятельностью этой комиссии, возглавляемой сенатором Нельсоном Олд­ричем (Aldrich, 1841—1915), которая разрабатывала рекомендации реформ, необхо­димых для основания центрального банка. Девять конгрессменов и девять сенаторов проводили продолжительные слушания, которые в 1911 г. вылились в план Олдрича (Aldrich Plan) по созданию центрального банка США.

Вот некоторые из важных рекомендаций Национальной комиссии по денежному обращению:

1. Организация центрального учреждения, которое будет хранить и создавать бан­ковские резервы путем использования кредитных инструментов.

2. Основание координируемой системы клиринга и инкассации чеков.

3. Создание эффективного финансового агента в помощь Казначейству в управлении его долгом и платежами, расходами и валютными сделками.

План Олдрича, в частности, рекомендовал создание единого центрального банка с 15 филиалами в разных регионах страны. Члены Национальной комиссии по денежному обращению считали, что такая система окажется слишком централизованной. Поэтому они предложили, чтобы центральный банк управлялся Объединенным резервным советом (Reserve Association Board). Предполагалось, что этот совет будет состоять из 45 членов, включая министров финансов, торговли, труда и сельского хозяйства; контролера денеж­ного обращения; 14 членов, избираемых держателями акций центрального банка; 12 чле­нов, представляющих фермеров и предпринимателей; председателя и его заместителя.

В общем, существенно пересмотренная версия плана Олдрича была собрана воеди­но с помощью президента США Вудро Вильсона (Wilson, 1856—1924), сенатора Картера Гласса (Glass, 1858—1946) и сенатора Роберта Оуэна (Owen, 1856—1947). Этот хорошо продуманный план, который в 1913 г. обрел форму законопроекта Оуэна (Owen bill) у стал правовой основой централизованной банковской системы. Предпо­лагалось, что надзор над этой системой будет осуществлять Совет управляющих на­циональным денежным обращением из семи членов, которые будут назначены прези­дентом. Трое из них — министры финансов и сельского хозяйства и контролер денеж­ного обращения; другие четверо будут назначаться президентом и представлять наци­ональные интересы в торговле, производстве, банковском и кредитном деле.

Этот план стал основой закона, принятого Конгрессом позднее в том же году. Это был закон о Федеральной резервной системе.

<< | >>
Источник: Роджер Лерой Миллер, Дэвид Д. Ван-Хуз. Современные деньги и банковское дело: Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, - 856 с.. 2000 {original}

Еще по теме ОТСУТСТВИЕ центрального БАНКА. ПАНИКА 1837 года:

  1. 2.1. Место центрального банка в банковской системе 2.1.1. Основные функции центрального банка
  2. 1. Правовой статус Центрального банка: примеры развития зарубежных центральных банков
  3. 79. Правовое положение Центрального банка Российской Федерации (Банка России)
  4. 4. Рассмотрение вопросов, связанных с взаимоотношениями Государственной Думы и Центрального банка Российской Федерации (Банка России)
  5. § 2. Правовое положение Центрального банка Российской Федерации (Банка России)
  6. § 2. Взаимоотношения Центрального банка РФ (Банка России) с кредитными организациями
  7. 17.1. Организация договорных отношений с учреждениями Центрального банка об обслуживании банка
  8. Правовое положение Центрального банка Российской Федерации (Банка России)
  9. ТЕМА 4. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (БАНКА РОССИИ)
  10. Глава 2 Правовое положение Центрального банка Российской Федерации (Банка России)
  11. § 2. Создание Центрального банка Российской Федерации (Банка России) и его роль в банковской системе
  12. Баланс центрального банка