<<
>>

Денежная единица и денежное обращение

Денежная система Китая — одна из древнейших систем мировой цивилизации, она имеет 4000-летнюю историю и претер­пела многие изменения. Практически в течение всей своей много­летней истории Китай для расчета по крупным суммам пользовался золотом, серебром и шелком.
Для повседневных трат в Китае дол­гое время использовались бронзовые монеты с квадратным отвер­стием в середине[144] овальной и других форм (бронзовые монеты во II в. до н.э. отливались в Китае в виде лопат, ножей колокольчиков, музыкальных инструментов). В 500 гг. н.э. произошло вытеснение бронзовых денег более дешевыми — железными. Первые медные день­ги в Китае были выпущены в VI в.

Китай первым в мире стал использовать бумажные деньги, хотя пользовались бумажными деньгами китайцы в полном объеме толь­ко в течение 300 лет, охватывающих правление династии Сун, Ян и Мин. Имели место и другие случаи выпуска бумажных денег, как правило, произведенных оккупационными властями или в экстрен­ных ситуациях, но такие денежные знаки существовали в течение очень коротких промежутков времени.

На первые годы правления династии Юань пришлось самое широкое распространение бумажных денег (откуда и пошло назва­ние — «юань»). Купюры эмитировались с неограниченным сроком действия и конвертировались в серебро, золото или бронзу. При этом, было запрещено свободное хождение золота и серебра в каче­стве платежного средства. Для поддержания оборота наличных де­нег правительство требовало уплаты некоторых налогов банкнота­ми, а не натуральным товаром. Валюта династии Юань находилась в свободном обращении по всей стране, что обеспечило определен­ный период ценовой стабильности.

Но бумажные деньги вновь стали обесцениваться и заменятся реальными деньгами при очередной войне против националистиче­ски настроенной оппозиции. Попытки вернуть бумажные деньги в оборот были неудачными, поэтому в начале XVI в. они закончили свое существование одновременно с усилением влияния консерва­тивной династии Манчу.

Наряду с бумажными деньгами и более длительный период, практически в течение всей своей многолетней истории Китай пользовался золотом, серебром и шелком для расчета по крупным суммам и бронзой для повседневных трат.

В условиях серебряного монометаллизма, который обеспечивал умеренный, но стабильный рост экономики, Китай просуществовал 300 лет. Сторонники бумажной валюты в этот период жестоко преследовались. Ляны серебра исторически лежали в основе де­нежной системы Китая. В XIX в. через «опиумные войны» вместе с банками и конвертируемой валютой англичане развалили сереб­ряный стандарт и вновь распространили на Китай бумажные деньги. В 1889 г. была проведена денежная реформа, в результате которой Китай ввел у себя монетную систему на базе мексиканского доллара. 1 китайский доллар (около 24 г. серебра) — по-китайски юань стал — равняться 100 центам (фыням). До январской реформы 1994 г. в Китае существовали две разновидности юаней: «народные» (красные, т.е. те, которые в обращении сейчас) и «валютные» (зеле­ные, предназначенные в основном для иностранцев — что-то типа сертификатов и чеков бывших в свое время в СССР магазинов «Бе­резка»). Естественно на черном рынке «зеленые» юани стоили на­много больше «красных».

Больше «зеленые» юани (Foreign Exchenge Certificatesb — FEC) не выпускаются, но принимаются всеми тор­говыми предприятиями страны наравне с «народными». Но мно­гие жители отдаленных районов никогда не слышали о таких де­нежных единицах[145].

Денежная единица современной Китайской Народной Республики юань (жэньминьби)[146] делится на 10 цзяо (или мао), равных 100 фынь (фэнь). В 1933 г. юань объявлен единой денежной единицей КНР. Се­годня в Китае в обращении находятся следующие купюры: 1, 2, 5, 10, 50 и 100 юаней; 1, 2 и 5 цзяо; 1, 2 и 5 фэнь. Они выполнены в различ­ных оттенках красного цвета, на бумаге и являются единственным официальным платежным средством на территории КНР[147].

Современный юань введен в обращение в январе 1994 г., после проведенной девальвации. Официальный курс за 1 долл. установлен был в 8,7 юаня. С этого времени он долго держался устойчиво и неизменно. Методами определения оптимального для хозяйства ва­лютного курса было его регулирование в соответствии с уровнем инфляции и состоянием платежного баланса, не принимая во вни­мание никакие валюты, кроме ведущей. При определении курса и процентной ставки не учитывалась «свободная игра рыночных сил» и он фиксировался. Такой подход позволил сохранить высокую конкурентоспособности юаня.

Обменный курс юаня к гонконгскому доллару был установлен как 100 к 106 (ножницы в 6 фыней — копеек — обеспечивали при­быльность кросс-валютных операций), что более десятилетия по­зволило юаню слегка «плавать» вокруг цифры 7,8 1. Так была сло­жена связка трех сил: американский доллар (враг), гонконгский доллар (союзник)[148] и собственно народный юань. Национальная ва­люта Китая с 1993 г. привязана к американскому доллару по фик­сированному курсу. До этого курс юаня был крайне нестабильным. Дважды — в конце 1980-х и в середине 1990-х гг. — происходила значительная девальвация юаня.

Платежи юанями осуществляются как в наличной, так и в без­наличной форме. Для характеристики структуры денежной массы используется система денежных агрегатов. Мо — наличные деньги, М1 — наличные деньги в обращении и средства на текущих бан­ковских счетах, М2 — денежная масса, включающая наличные деньги в обращении вне банковской системы и безналичные день­ги (табл. 23.1).

Масштабы насыщения деньгами Китая характеризуются сле­дующими цифрами: в 1978 г., агрегат Мо составлял в КНР лишь 6%, М1—26%, а М2—32% от ВВП. К концу 2001 г. остатки денеж­ной массы в широком понимании составляли 15,8 трлн юаней (прирост на 14,4 %), объем остатков денежной массы в узком по­нимании — 6 трлн юаней (прирост на 12,7 %). Объем остатков на­личных денег, находящихся в обращении, — 1,6 трлн юаней (прирост на 7,1 %). В 2003 г. агрегат М2 вырос до 19,4 трлн юаней (на 18,5%),

Мх — до 7,1 (20,1%), М0 — до 1,7 трлн юаней (10,1%). При этом прирост ВВП Китая в 2003 г. составил 8,2%х. По подсчетам, в 2004 г. денежная масса возросла в Китае на 14,5% (в начале года ее рост прогнозировался на уровне 17%). Это существенно ниже рекордно­го показателя 2003 г. — 21,6%. При этом объем кредитов в нацио­нальной валюте увеличился на 2,2 трлн юаней, что на 500 млрд юа­ней меньше по сравнению с предыдущим годом.

Таблица 23.1. Динамика денежных агрегатов Китая (М0 Мх М2)
Год М0 Мі М2
млрд темп млрд темп млрд темп
юаней роста,

%

юаней роста,

%

юаней роста,

%

1997 1017,76 115,6 3482,63 122,1 9 099,53 119,6
1998 1120,42 110,0 3895,37 111,8 10 449,85 114,8
1999 1345,55 120,1 4583,72 117,7 11 989,79 114,7
2000 1465,27 108,9 5314,72 115,9 13 461,03 112,3
2001 1568,88 107,1 5987,16 112,7 15 830,19 117,6
2002
(I полу­годие) 1509,74 6314,4 16,960,12

Источник: Чжунго тунцзи чжайяо. www. pbc. gov. en. 2002.11.07. E. 78; Statistical figure.//www.pbc.cn.2002.11.07.

В 2005 г. объем остатков денежной массы в широком понима­нии (М2) и в узком понимании (Мх) возрос на 15%[149]. В последние годы рост денежного снабжения в стране поддерживается на уровне 14—15%[150] и примерно вдвое выше роста ВВП.

На конец марта 2007 г. объем остатков эмиссии денежной мас­сы М2 составил 36,4 трлн юаней (с приростом на 17,27%), денеж­ной массы Мх — 12,79 трлн юаней (с приростом на 19,81 %), де­нежной массы Мо — 2,74 трлн юаней (с приростом на 16,68%)[151]. Рост эмиссии денежной массы в современном Китае является уме­ренным и в основном соответствует экономическому росту страны.

В результате замедления темпов роста объема кредитов, в нача­ле 2008 г. года в стране отмечено снижение темпов роста денежной массы. В конце марта денежная масса в широком понимании вы­росла на 16,29%, прирост был на 0,45 процентного пункта ниже, чем в конце 2007 г.1

Характерной чертой денежной системы КНР является низкая скорость обращения денег. Так, скорость обращения М2 в 2002 г. составила всего 0,6, продолжая впоследующие годы снижаться. Объясняется такое явление прежде всего тем, что в КНР учитывают­ся в ВВП и средних доходах населения, практически исключенные из системы денежных отношений, значительная доля натурального хозяйства, а так же малых и средних предприятий, которым недос­тупно банковское обслуживание. Кроме того, сохраняется высокая склонность населения к сбережениям, вызываемая ограниченно­стью доступных инструментов сбережений, неопределенностью со­циальных условий существования большей части жителей страны. Это позволяет банкам абсорбировать основную долю избыточного предложения денег.

Скорость роста денежной массы Китая среди стран мира харак­теризует табл. 23.2. Скорость роста денежной массы для выбранных стран показывает ее ежегодное увеличение от 1,0% в год для Япо­нии до 69,3% для Венесуэлы2. Более высокие темпы роста денеж­ной массы в конечном счете приводят не к всеобщему процвета­нию, а к инфляционному буму, заканчивающемуся спадом. Гипер­инфляция может произойти, если исчезнет доверие к валюте.

Таблица 23.2. Скорость роста денежной массы Китая среди стран мира
Страна Mo (% Y/Y) M,1 (% Y/Y) M2 (% Y/Y) M3 (% Y/Y) Дата
1 2 3 4 5 6
Австралия 7,3 11,9 n/a 14,0 05.07
Бразилия n/a 20,1 11,9 17,5 12.06
Канада 5,5 11,7 7,7 10,2 05.07
Китай 16,7 19,8 17,3 19,2 05.07
Дания n/a 8,9 10,4 10,9 04.07
Еврозона n/a 6,1 9,4 10,7 05.07
Гонконг 2,3 11,2 6,8 6,8 05.07
Индия 16,9 10,5 10,4 23,9 04.07
Индонезия 21,5 28,1 14,9 n/a 05.07
Япония 1,3 (0,5) 1,5 1,0 01.07

1

2 Dollardaze Mike Hewitt Всеобщая денежная масса dollardaze.org 31 июля 2007


Окончание табл. 23.2
1 2 3 4 5 6
Корея 19,9 11,7 12,5 10,5 05.07
Кувейт 3,1 13,6 18,0 n/a 05.07
Мексика 13,7 10,2 11,4 11,5 05.07
Норвегия 2,7 22,2 14,3 n/a 12.06
Польша 18,7 23,8 16,4 16,1 05.07
Россия 38,1 п/а 59,9 41,2 05.07
Саудовская
Аравия 5,2 11,0 18,4 17,9 05.07
Сингапур 7,5 n/a n/a n/a 03.07
Южная Африка 13,5 19,7 15,7 20,0 05.07
Швеция 1,6 11,2 13,3 15,7 12.05
Швейцария 2,3 (4,0) (5,8) 2,4 05.07
Турция 6,2 5,8 16,8 15,2 12.06
Объединенные
Арабские
Эмираты 11,1 29,2 33,8 36,6 07.07
Велико­
британия 4,5 10,5 15,6 15,8 12.06
США 1,9 (0,6) 6,3 12,0 12.06
Венесуэла 44,1 83,4 69,4 69,3 05.07

Источник: Dollardaze Mike Hewitt Всеобщая денежная масса dollardaze orq 31 июля 2007.

Монополия на эмиссию юаня и поддержание его устойчивого состояния принадлежит центральному банку страны. Основная за­дача Народного банка Китая (НБК) определена как «поддержание стабильной покупательной способности денег в целях содействия экономическому росту страны»[152].

Для формирования стабильного денежного обращения при прове­дении денежно-кредитной политики Китая НБК пользуется правом:

• требовать от кредитно-денежных организаций отчислений в депозитный резервный фонд в установленной пропорции;

• определять базовую процентную ставку центрального банка;

• осуществлять переучет векселей кредитно-денежных органи­заций, открывших счет в НБК;

• предоставлять кредиты коммерческим банкам;

• покупать и продавать на открытом рынке облигации государст­венного займа, другие правительственные облигации и валюту.

Кроме того, в соответствии с потребностями реализации денеж­ной политики, НБК может принимать решения по объемам, сро­кам, процентной ставке и формам кредитования коммерческими банками, однако срок кредита не должен превышать один год.

Проведение государственной денежно-кредитной политики, осуществляется благодаря вертикальному руководству и централи­зованному управлению персоналом и деятельностью филиалов НБК. При разработке денежной политики большое внимание НБК уделяет классическому набору показателей (уровень безработицы, инфляции и темп экономического роста) в их взаимосвязи[153]. Кроме них используются такие показатели функционирования экономики страны, как процентные ставки по кредитам и депозитам, дефицит государственного бюджета и равновесие платежного баланса.

Для предотвращения перехода экономики от быстрого развития к перегреву в 2007 г. в Китае был выработан ряд мер макрорегули­рования и макроконтроля, в том числе повышение уровня обяза­тельных резервов депозитных учреждений, повышение процентных ставок по вкладам и кредитам. Эти меры дали первые результаты в структурном регулировании. В первом полугодии 2008 г. объем ка­питаловложений в основные фонды увеличился на 25,9% по срав­нению с прошлогодним показателем за тот же период, темпы роста показателя снизились на 3,9 процентного пункта,[154] растут и валют­ные резервы страны. В конце 2006 г. они впервые перешагнули от­метку 1 трлн долл., достигнув 1 трлн 66,3 млрд. долл. Китай стал страной с наибольшими в мире валютными резервами, опередив Японию[155].

В условиях падения курса доллара по отношению к евро и иене, это позволило сохранять высокие темпы роста экспорта не только в США, но и в Японию и Евросоюз. За 1999—2001 гг. юань укрепил­ся более чем на 6%[156], а в течение последних восемь лет его номи­нальная котировка к доллару США повысилась на 5%, а с учетом фактора цен — на 30%. Формально получалось, что юань девальви­рован с 5,8 до 8,7 единицы за доллар[157].

Для КНР стабильность юаня определяет многие составляющие современной экономики и реализацию, проводимой с 1985 г. экс­портно-ориентированной политики. За счет наращивания экспорт­ного потенциала и всемерного использования ресурсов мировых рынков для стимулирования национального развития Китай ставит задачу превращения страны в экономически самую мощную держа­ву мира. Реализация такой задачи требует поддержания если не не­сколько заниженного курса, то как минимум фиксированного об­менного курса юаня. Если Китай проведет девальвацию юаня, то резко ограничится импорт и тем самым сократится экспорт готовой продукции, производство которой в значительной мере опирается на зарубежные компоненты.

Кроме того, колебания курса юаня противопоказаны политике привлечения прямых иностранных инвестиций. Без их постоянного притока КНР не в состоянии обслуживать обязательства по пла­тежному балансу, проводить структурную перестройку, создавать новые отрасли и рабочие места. Нестабильность валютного курса может негативно сказаться и на возможностях управления внешним долгом страны, а также приведет к переоценке активов и пассивов китайских компаний, снизив их привлекательность для инвесторов и торговых партнеров на мировом рынке. Поддержание стабильно­го курса также крайне необходимо для стабилизации социально­экономической и политической ситуации в стране.

Однако политика стабильного юаня в сочетании с закрытостью фондового рынка стали препятствием для притока в страну ино­странных портфельных инвестиций. Поэтому Китай начинает по­степенно двигаться в сторону введения «валютного коридора» для юаня в пределах 0,3—2,5% по отношению к доллару и постепенное открытие рынка капитала.

Реформа механизма формирования курса юаня была начата 21 июля 2005 г. С тех пор его эластичность непрерывно усиливает­ся, курс в целом повышается. Однако это лишь первый шаг в дан­ном направлении. В августе 2007 г. Центробанк Китая обнародовал приложения к Отчету об исполнении денежной политики в КНР и подвел итог процесса реформирования курса юаня. За истекший год цели реформирования достигнуты и уровень маркетизации в определении курса юаня непрерывно повышается. Курс юаня по отношению к доллару США иногда повышался, иногда понижался.

С 21 июля 2006 г. по конец июля 2007 г. максимальный курс соста­вил 7,9732 юаня за доллар, минимальный — 8,1128 юаня, юань в це­лом укрепился на 3,8%. В январе 2008 г. промежуточный курс юаня к евро составлял 9,7091, а 5 декабря евро уже стоил 10,4414 юаня. 10 июня 2008 г. на межбанковском валютном рынке страны проме­жуточный курс юаня составил: 10,7812 юаня за евро, 6,4799 — за 100 иен, 0,88607 — за сянганский доллар и 13,6495 — за фунт стер­лингов.

Причина некоторой ревальвации национальной валюты заклю­чается в том, что активный баланс в международных платежах весьма велик и предложение на валютном рынке превышает спрос. В последние годы по мере быстрого роста активного сальдо торго­вого баланса и зарубежных инвестиций происходил масштабный приток в Китай иностранной валюты, поэтому указанный активный баланс непрерывно растет. Нынешний объем инвалютных резервов Китая больше суммарного объема инвалютных резервов Японии, Южной Кореи, провинции Тайвань и ОАР Сянган. В результате обменный курс юаня по отношению к иностранным валютам под воздействием зависимости между спросом и предложением на ва­лютном рынке постепенно повышается. В марте 2007 г. года актив­ное сальдо торгового баланса, которое длительное время сохраня­лось на высоком уровне, снизилось, составив 6,87 млрд долл. США, т.е. уменьшилось на 16,89 млрд долл. по сравнению с предыдущим месяцем, а курс китайского юаня соответственно вырос на 130 пунктов по сравнению с цифрами января и февраля (297 пунктов и 206 пунктов). В апреле активное сальдо торгового баланса вновь увеличилось и составило 16,9 млрд долл., что в два раза больше по сравнению с показателем марта. Поэтому в апреле курс юаня повы­сился на 251 пункт[158].

В результате некоторых изменений в стране происходит пере­ориентация от доллара к юаню. Это объясняется тем, что практика стабильного, но слабого юаня рассчитывалась не на стимулирова­ние экспорта, а на сохранение в китайской экономике устойчивых условий притока иностранного капитала. Китайский экономиче­ский рост и стал возможен благодаря политике слабого юаня. При этом дефицит торгового баланса американской экономики не был сбалансирован адекватным экспортом американских товаров и ус­луг в Китай. Сейчас США вступает в очередную фазу экономиче­ских отношений с Китаем, дефицит внешнеторгового баланса с КНР составил 202 млрд долл. Он вырос по сравнению с предыду­щим годом на 25% и достиг самого высокого значения за всю исто­рию внешнеэкономических отношений США с какой-либо стра­ной[159]. Поэтому еще в 2003 г. аналитики ЦРУ предполагали, что Ки­тай догонит США за пять-шесть лет, т.е. к 2008 г. И делалось это при учете ежегодного роста ВВП КНР в пределах 8—9% вместо то­гдашних 11%. Китай будет постепенно избавляться от доллара, доля которого составляет примерно 70% активов страны[160], и уже начал процесс перераспределения своих резервов в пользу евро. На фоне ослабления американской валюты власти КНР все больше ощуща­ют необходимость диверсификации своих резервов. При этом оче­видно, что не только в Китае, но и других странах прослеживается тенденция перевода валютных активов в евро и фунты стерлингов, которые в отличие от доллара продолжают расти в цене.

В настоящее время продолжать политику «дешевых денег» для КНР неразумно. Это может привести к дополнительному притоку спекулятивного капитала, подталкивая к росту цены на местные ак­тивы и ускоряя потребительскую инфляцию. Поэтому ревальвация юаня действительно могла бы стать одной из мер, которые охладили бы экспорт из Китая. Ревальвация — самый эффективный инструмент для того, чтобы направить больше ресурсов в отрасли промышленно­сти, которые увеличат внутреннее потребление. В 2007 г. китайский юань по отношению к доллару увеличился на 7%, это в 2 раза быст­рее, чем в 2006 г.[161] Согласно паритету покупательной способности, ее курс должен быть на 25% выше, чем он есть сейчас на РОЯЕХ. Одна­ко КНР не выгодно делать неконкурентными свои экспортные отрас­ли, потому что на них и держится вся экономика страны.

Китай зависит от внешней торговли, практически на 70% (в США — 23,6%, в России — 30%). Кроме того, перегрев китайской экономики во многом связан с внутренними факторами, и основой экономической политики в 2008г остаются механизмы снижения притока инвестиций в имущество при увеличении потребительских расходов. Прежде чем ревальвировать свою валюту, Китай, скорее всего, вторгнется на мировые рынки с ценными бумагами, номи­нированными в юанях, и будет способен обеспечить выгодные вло­жения с доходностью 10% только за счет ревальвации юаня для по­ловины всего глобального финансового рынка. Вот тогда инфляция доллара превысит все мыслимые пределы, а юань станет новой ми­ровой валютой[162].

2008 год в Китае сопровождается сдерживанием укрепления юаня и ослаблением давления на собственную валюту, чтобы снизить дальнейший взлет инфляции. Растущая потребительская активность в сочетании с бурным ростом цен на продукты питания, в частно­сти на рис, заставляет идти на непопулярные меры по охлаждению национальной экономики[163]. Поэтому в настоящее время усиление эластичности курса юаня уже носит политический характер. Боль­шие поступления иностранной валюты в Китай увеличивают запасы финансовых средств, вследствие чего оборотные средства в банков­ской системе велики, возросли трудности регулирования и контроля валютной политики.

Наряду с влиянием на долгосрочную стабильность цен на това­ры и услуги возникает такое явление, когда средства поступают в производственные организации, на фондовые биржи или в сферу недвижимости, что увеличивает давление в сторону увеличения ин­вестиций в основные фонды и на инфляцию. При стимулировании сбалансированности в международных платежах, благоприятном и быстром развитии экономики следует использовать комплексные меры, включая валютную политику. В качестве ценовых рычагов и своеобразной «невидимой руки» колебания курса юаня играют оп­ределенную роль в регулировании международных платежей. При эластичности курс имеет возможность усиливаться в долгосрочной перспективе. Если внутри и за пределами Китая не будет больших перемен, то большое активное сальдо в международных платежах по-прежнему сохранится на предстоящий период и будет оставаться довольно значительным. В обстановке, когда трудно полностью «переварить» продукцию за счет внутреннего спроса, приходится искать выход через расширение экспорта.

Важным каналом балансирования активного сальдо в междуна­родных платежах является вывоз капитала. Однако при нынешней рыночной среде Китая в результате действия различных факторов инвестиции за рубежом, основанные на производстве ресурсов и энергетики, перемещении обрабатывающей промышленности в дру­гие страны, не имеют возможности оживиться в короткое время. Поэтому в будущем эластичность курса юаня будет иметь тенден­цию продолжительного усиления. Особая роль курса в стимулиро­вании сбалансированности международных платежей также очевид­на. Поэтому с мая 2008 г. размер колебаний биржевых котировок китайского юаня по отношению к доллару США ограничен ампли­тудой ± 0,5%[164]. Расширение размера колебаний курса будет способ­ствовать увеличению эластичности курса юаня.

Стоит отметить, что при стимулировании сбалансирования ме­ждународных платежей следует исходить из расширения внутренне­го спроса, в частности потребительского изменения формы эконо­мического роста, регулирования политических установок относи­тельно внешней торговли, иностранного капитала и управления иностранной валютой и колебаниями курса, пользоваться комби­нированными методами, нельзя и не возможно разрешать вопросы, опираясь на радикальный рост курса. С другой стороны, при увели­чении его эластичности необходимо в полной мере учитывать фак­торы стабильности макроэкономики, экономического роста и тру­доустройства, обстановку в финансовой системе и уровень контро­ля и управления, посильности нагрузки предприятий, внешней торговли. Необходимо также учитывать влияние на окружающие страны, регионы, международную экономику и финансы.

С точки зрения формирования инвалютного рынка[165] и наличия реального спроса и предложения на иностранную валюту, можно отметить, что в течение 2007 г. в стране в основном была создана система соответствующего рынка, т.е. были сформированы рынки розничной торговли в банках и межбанковской оптовой торговли, имели место различные виды сделок, расширен охват операциями немедленной купли-продажи иностранных валют, долгосрочными операциями с инвалютой и операциями «своп», другими инвалют­ными операциями. Одновременно также уменьшены ограничения на управление инвалютой, постепенно расширяются масштабы ре­ального спроса и предложения, что создает благоприятные полити­ческие условия для выявления базисной роли рыночных спроса и предложения в формировании механизма курса валюты.

Следовательно, уровень эластичности плавающего курса юаня заметно повысился. Ожидаемые результаты, достигнутые в его ре­формировании, проявляются также в том, что в течение года на микро- и макроуровне негативные воздействия нового механизма формированного валютного курса на экономику весьма ограниче­ны. Не наблюдалось признаков резкой ревальвации юаня, не воз­никло также тенденции гигантского потока валюты. Можно пред­положить, что и далее в китайской экономике будет сделан акцент на выявление ключевой роли рыночных спроса и предложения в данном процессе, постепенном повышении гибкости курса юаня, что должно обеспечивать в целом стабильность национальной ва­люты на рациональном и сбалансированном уровне.

Необходимость сделать акцент на стимулировании развития ин­валютного рынка, предполагает прежде всего поощрение финансо­вых структур на энергичное новаторство в области финансов, пре­доставление предприятиям и населению различные по формам средства на предотвращение рисков. Наряду с этим будет происхо­дить уменьшение ограничений в управлении инвалютой, чтобы предприятия и население имели больше возможностей держать у себя иностранную валюту и использовать ее. В дальнейшем урегу­лирование спроса и предложение инвалюты позволит добиться ее оптимальных запасов в интересах национальной экономики КНР.

Кроме того, в процессе повышения уровня маркетизации в оп­ределении курса национальной валюты необходимо также форми­ровать разумные ожидания на рынке. Следует учитывать, что для решения нынешних проблем международного дисбаланса необхо­димо расширить потребление, снизить запасы инвалюты, увеличить импорт, урегулировать политику льгот в отношении предприятий с участием иностранного капитала, а также улучшить эластичность валютного курса и т.д. В этом отношении валютный курс может сыграть соответствующую роль. Однако для обеспечения междуна­родного баланса невозможно опираться лишь на ревальвацию на­циональной валюты. Надо учитывать не только курс юаня по отно­шению к доллару, но и его курс по отношению к курсу валют других главных торговых партнеров, принимать во внимание номинальный и реальный курс за вычетом фактора цен. Хотя номинальный курс не меняется, но повышение цен на рабочую силу, землепользова­ние, энергоносители и др. приведут к ревальвации реального курса, а его колебания в действительности оказывают определенное воз­действие на международную конкурентоспособность предприятий и макроэкономику.

Народный банк Китая совместно с заинтересованными органа­ми осуществляет вышеупомянутые меры и одновременно внима­тельно следит за ситуацией с международными платежами и анали­зирует ее, своевременно регулирует соответствующую политику, действенно предупреждает риски, защищает экономическую и фи­нансовую безопасность страны.

Изменение ситуации на международных валютных рынках, серьезные перемены в китайской экономике, последствия вступле­ния КНР во ВТО поставили в центр внимания поэтапный переход к полной конвертируемости юаня. Полная конвертируемость предпо­лагает отказ Китая от административного установления основных процентных ставок или ввод конвертируемости юаня по капитальным операциям. Этот сложный процесс рассчитан как минимум на пять — семь лет, поскольку тесно увязан с формированием рынка капита­лов внутри страны и началом функционирования рыночного меха­низма определения основных процентных ставок.

Следовательно, запущенная в 2005 г. новая стратегия активного выхода Китая во внешний мир, путем перехода к курсу «сильного юаня» с опорой на золото и серебро, сегодня позволила Китаю держать первое место по мировой добыче золота в азиатском ре­гионе[166] и закрепится на четвертом месте в мире (после Австралии) по золотодобыче.

Валютные резервы Китая в связи с притоком большого количе­ства прямых иностранных инвестиций, активным сальдо торгового баланса, а также с учетом деятельности спекулятивных фондов, имеющих намерения играть на повышении курса китайской нацио­нальной валюты юаня, резко увеличились. Опубликованные Народ­ным банком Китая данные показывают, что к концу декабря 2006 г. валютные запасы Китая составили 1,0663 трлн долл. США, т.е. на 30,22% больше по сравнению с предыдущим годом. В последние два года национальные валютные резервы растут со скоростью 200 млрд в год. В феврале 2007 г. они превзошли показатель Япо­нии. Китай вышел на первое место в мире по таким запасам[167].

По сообщению Государственного управления валютного кон­троля (ГУВК) КНР, в Китай из других стран все больше приходят «горячие деньги». Статистические данные, опубликованные Тамож­ней и Министерством коммерции, показали, что до сих пор трудно было определить, откуда пришло 120,9 млрд долл. По мнению ана­литиков, 120,9 млрд долл. из выросших в 2007 г. инвалютных резер­вов явились «горячими деньгами», переводимыми в спекулятивных целях из других стран[168].

В январе — марте 2008 г. инвалютные запасы Китая выросли на

135,7 млрд долл., а объем активного сальдо торгового баланса в этот период составил только 46,4 млрд долл., прямые иноинвестиции — 15,9 млрд разница в суммах достигла 73,4 млрд и составила более половины роста инвалютных запасов.

Бурный рост валютных резервов — следствие дисбаланса китай­ской национальной экономики, а положительное торгового сальдо отражает недостаток внутреннего спроса в стране. На макроэконо­мическом уровне это проявляется в превышении внутренних сбе­режений над внутренними инвестициями. Рост валютных запасов за счет прямых зарубежных инвестиций означает, что Китай уступает собственные хорошие инвестиционные возможности иностранцам. Определенный период времени в Китае непрерывно растет актив­ное сальдо торгового баланса, в результате чего страну «наводняют» американские доллары. В нормальной ситуации их чрезмерное ко­личество повышает обменный курс юаня. Однако увеличение ва­лютных запасов, вызванное притоком «горячих» денег в Китай со всего мира в ожидании ревальвации китайского юаня, привело к быстрому росту цен на недвижимость и другие национальные акти­вы. В целях стабилизации курса национальной валюты Централь­ный банк Китая закупает почти всю поступившую в страну инва­люту и управляет ею на своем балансе. Вся эта инвалюта переведе­на в государственные валютные резервы.

Одной из причин роста валютных резервов является валютный своп, совершенный Центральным банком и некоторым коммерче­скими банками[169]. Китайский рынок валютных деривативов юань/ инвалюта находится в самом начале своего развития, поэтому на данном этапе основной валютной операцией должно быть хеджиро­вание рисков, а спекулятивные сделки с использованием деривати­вов не могут поощряться. Китайский юань все еще не является пол­ностью конвертируемой валютой, свобода передвижения капитала пока не достигнута. Поэтому пока невозможно обеспечить покрытие сделок резидентов с нерезидентами по покупке и продаже валютных деривативов юань/инвалюта и эффективно избежать рисков.

В связи с этим Государственное управление валютного контро­ля Китая издало циркуляр, согласно которому организации и физи­ческие лица — резиденты Китая не имеют права без специального разрешения участвовать в операциях с валютными деривативами юань/иностранная валюта на внешних рынках. Банки должны в рамках своей уставной деятельности предоставить клиентам про­дукты, позволяющие застраховаться от риска колебания обменного курса юаня. Однако циркуляр также предусматривает, что населе­ние может в соответствии с установленным порядком осуществлять в банках операции по приобретению инвалюты на юани и управле­нию зарубежными активами. Это официальный канал, позволяю­щий физическим лицам застраховаться от рисков.

НБК использует валютные резервы на международных финан­совых рынках для получения прибыли. Обычно в западных странах существует мнение, что минимальные валютные запасы предпола­гают оплату импортирующих товаров в течение трех — шести меся­цев. Международный валютный фонд привел статистику валютных резервов ведущих стран и на основе имеющихся опыта и правил высказал следующее мнение: что касается объема валютных запа­сов, то нижний его предел — одна пятая импорта после уплаты за­долженности, а верхний — одна треть. Кроме того, доля валютных резервов к ВВП не должно превышать 10%. К концу 2005 г. указан­ный показатель в Китае достиг примерно 35%. Если судить по нему, то очевидно, что у страны слишком большие валютные запасы[170].

Огромные валютные резервы вызывают в стране ожесточенные споры о том, как государство должно ими управлять и как их ис­пользовать. В этих спорах в основном можно выделить три аспекта.

• кто должен управлять столь огромными запасами — Минфин или Центробанк?

• как потратить излишние резервы — на закупку материального или финансового продукта?

• нужно ли урегулировать структуру иностранных валют в имеющихся запасах — сохранить огромные долларовые резер­вы или обменять их на другую валюту?

Специалисты больше всего обсуждают идею расходования этих средств. В Китае за счет весьма осторожного использования значи­тельных валютных ресурсов намереваются создать систему обеспе­чения финансовой стабильности путем резервирования природных ресурсов, увеличения государственных запасов стратегических ре­сурсов. Кроме того, Китай намерен использовать свои огромные долларовые запасы в инвестиционной деятельности, что чревато немалым инвестиционным риском. Например, регулирование США своей макроэкономической политики привело к изменению курса доллара, в результате стоимость долларовых активов Китая автома­тически сокращается, а это облегчает США бремя погашения сво­его внешнего долга перед Китаем. КНР, скорее всего, еще не раз столкнется с подобной ситуацией.

Популярность национальной валюты Китая стала результатом ус­корения экономической интеграции «поднебесной» с соседствующими странами и регионами. Юань уже сейчас широко используется в при­граничной торговле: некоторые страны-соседи подписали с КНР соот­ветствующие соглашения. В мае 2004 г. такое соглашение с Китаем за­ключила, в частности, Россия. Китайская валюта употребляется все чаще при торговле между провинцией Хэйлунцзян и Россией, а также Северной Кореей, провинцией Гуанси и Вьетнамом, Лаосом, провин­цией Юнь-нань и Мьянмой, Внутренней Монголией и Монголией. Во

Владивостоке российские коммерсанты принимают юани и покупают на них китайские товары. В Монголии на юань приходится около 60% валютных сделок. Национальная валюта Китая имеет свободное обра­щение на рынках Улан-Батора. За границей в обращении находится предположительно более 30 млрд. юаней. Кроме сопредельных стран и регионов пункты для обмена юаней также действуют и в развитых странах, включая США, Францию и Германию. Согласно китайским официальным данным, отток валюты по каналам приграничной тор­говли превышает 10 млрд юаней[171]. Юани охотно принимают у китай­ских туристов и в отдаленных от КНР странах, например в Сингапуре. Для всех таких стран обменный курс юаня жизненно важен.

Другим важным фактором, расширяющим сферу обращения китайских юаней за рубежом, являются активные инвестиции ки­тайских предпринимателей своих средств в экономику сопредель­ных стран.

Необходимость совершенствования механизма формирования курса китайской национальной валюты и усиления регулирующей роли рычагов валютного курса в отношении экономики — очень актуальная задача современного Китая. С «сильным юанем» против «слабого доллара» Китай вкладывает наработанный финансовый капитал за рубеж, подчиняя себе прежде всего те сырьевые ресурсы и объекты транспортной инфраструктуры, которые будут ему необ­ходимы для обеспечения бесперебойной работы своей страны в ка­честве «всемирной фабрики XXI века».

Китай готов дальше углублять реформу валютной системы, улуч­шать управление валютной системой, создавать больше удобств для финансирования текущих торговых операций, стабильно продвигать процесс конвертирования по объектам капитала, расширять канал вывоза капитала, активно культивировать и развивать валютный ры­нок, совершенствовать механизм формирования механизма обменно­го курса китайского юаня, усиливать управление оборотным кратко­срочным капиталом, мониторинг и предупреждение рисков в области международных платежей в целях обеспечения основной сбаланси­рованности международных доходов и расходов.

23.1.

<< | >>
Источник: Жуков Е.Ф., Эриашвили Н.Д., Зеленкова Н.М.. Деньги. Кредит. Банки. 4-е изд., перераб. и доп. - М.: — 783 с. 2011

Еще по теме Денежная единица и денежное обращение:

  1. ПОНЯТИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. НАЛИЧНОЕ И БЕЗНАЛИЧНОЕ ОБРАЩЕНИЕ. ЗАКОН ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. ДЕНЕЖНАЯ МАССА И СКОРОСТЬ ОБРАЩЕНИЯ ДЕНЕГ.
  2. Денежная единица и денежное обращение
  3. Денежная единица и денежное обращение
  4. Денежная единица и денежное обращение
  5. Денежная единица и денежное обращение
  6. Денежная единица и денежное обращение
  7. 2. ПОНЯТИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. НАЛИЧНОЕ И БЕЗНАЛИЧНОЕ ОБРАЩЕНИЕ. ЗАКОН ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. ДЕНЕЖНАЯ МАССА И СКОРОСТЬ ОБРАЩЕНИЯ ДЕНЕГ.
  8. ГЛАВА 6. НААИЧНО-ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ. ЗАКОН ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ И МЕТОДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ
  9. 8. Основы валютных отношений. Взаимосвязь нац. денежной единицы с иностранной валютой. Виды валютных курсов. Валютное регулирование. Денежное обращение
  10. 13. ЗАКОН ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. ДЕНЕЖНАЯ МАССА И СКОРОСТЬ ОБРАЩЕНИЯ ДЕНЕГ
  11. 2.2. Закон денежного обращения. Денежная масса и скорость обращения денег
  12. Закон денежного обращения. Денежная масса и скорость обращения денег
  13. 3.2.1. Накопленная сумма денежной единицы (будущая стоимость единицы)
  14. 4.2. Накопленная сумма денежной единицы (будущая стоимость единицы)
  15. 10.2.1. Будущая стоимость денежной единицы (накопленная сумма единицы)
  16. 10.2. РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ КАК ЧАСТЬ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА
  17. § 2. Правовое регулирование денежного обращения в Российской Федерации. Основы налично-денежного оборота
  18. 20. Деятельность, осуществляемая ЦБ РФ в связи с денежной эмиссией и организацией налично-денежного обращения в РФ
  19. 20. Деятельность, осуществляемая ЦБ РФ в связи с денежной эмиссией и организацией налично-денежного обращения в РФ