<<
>>

Успех

Ш Еъш финансистом по самэй своей грир>- де и ше связаннее с этом тддаьм тскухт^ HIM схватьвал так яе, как пззг схватьвает тончатшкв гвреяивания, вое оттенки ч^даотв.

Теодор Драйзер

Флоренция— крупнейший центр культуры Возрождения.

Величайшая слава Флоренции— Медичи, за несколько веков совершившие множество подвигов и в военных, и в политических столкновениях. Расширив псле деятельности своего банка на всю Европу посредствсм целой сети торго- вых контор, они сделались самыми известными среди нового нарсждавше- гося класса капиталистов.

Дкованни Медичи, по прозвищу di Bicci, был проницательным! и ловким политикам!. В 1421г. он исправил городской кадастр и оказался по- лезньм флорентийцам, не забывая, впрочем, о собственных доходах. ИМЕННО ОН организовал сеть банков, которые положили основание мзгу- црсгву его рода.

Из всего многочисленного семейства Медичи упомянем Лоренцо Медичи— Лоренцо Великолепного— только потому, что это был не совсем обычный банкир. Все его богатства служили поощрению искусств, покровительству литературы и наук. Он писал стихи, отличавшиеся чистотой стиля и изяществом, и превратил Флоренцию в гигантскую художественную галерао, где и по сей день стоят длинные очереди туристов со всего мира. Справедливости ради надо сказать, что Лоренцо больше заботился о меценатстве и политической власти, нежели о торговле и финансах.

Страсть Лоренцо к гуманитарным наукам и литературе повлекла за собой быстрый упадок компании, основанной его предкам!. Один за другим закрывались ее филиалы: в 1469 г.— венецианский, в 1478 г.— в Лондоне и Брогге, в 1494 г.— миланский.

В эпоху Возрождения крупнейшими банкирами были представители семейства Фуггеров, их называют даже промежуточным звеном между Медичи и Ротшильдами.

Первый из известных Фуггеров — Ганс Фуггер жил в XIV в., был простьм ткачсм из деревни Грабен неподалеку от Аугсберга, а в XVI в.

семейство владело М/льтинаддиональной фирмой, факториями в Антверпене, Кельне, Франкфурте, Майнце, Нюрнберге, Хохенкирхине, Лейпциге, Аугсбурге, Хале, Инсбруке, Данцинге, Бреслау, Кракове, Вене, Б/дапець те, Бсльцано, Мдлане, Венеции, Риме, Неаполе, Мадриде, Севилье, Лиссабоне. Представительства Фуггеров были в Амстердаме, Страсбурге, Любеке, Гамбурге, Люнебурге, Штеттине, Франкфурте-на-Одере, Регенс- бурге, Познани, Торунье, Пресбурге, Чеслау. У них были копи: Тайа, Гашгейн, Байя Маре, Швац, Нейзл...

Перам из великих Фуггеров йш Якоб Г, который основал в Аугсбур- ге свои ткацкие мастерские и, кроме того, занялся богатейшими место- рождениями в Тироле.

Из сами сыновей особенно преуспевал в банкирском деле Якоб ГГ, по прозвищу Богач. В 1507г. он одолжил Максимилиану Австрийскому 70 тысяч флоринов в качестве залога и получил владения Вайсенхорн №ргеттен и графство Кйрхберг, которые долгое врамн оставались в семействе Фуггеров.

В 1519 г. Футгеры поддержали кандидатуру Карла V на императорский престол. Якоб Фуггер заплатил электерам 544 тысяч флоринов, не считая векселей, подлетавших оплате после вьйоров. Потом! он сумел до- вольно ловко возместить свои расхода], не прося даже у самого кандидата никакой формальной гарантии. В 1563 г. активы банка Фуггеров оценивались в 5 661 493 флорина.

К легендарным банкирам относится семейство Ротшильдов. Эмблема Ротшильдов представляет собой пять стрел, соединенных цепочкой, что символизирует союз пяти сыновей Мейера Амшеля, родившегося 23 февраля 1743 г. во Франкфурте-на-Майне. Он, как и большинство немецких евреев, не имел фамильного имени.

Само слово «ротшильд» обозначало семейную принадлежность и образовалось от Zum rothen Schilg (в переводе с немецкого— «у красного шита»). Фактически это просто прозвище, возникшее из-за красного шита, украшавшего скромный фасад его родительского дома.

Позже, в 1769 г., Ротшильды получат баронский титул, и на швеске с гессен-кассельским гербом будет начертано: «Мейер Амшель Ротшильд.

Поставщик Двора». Случилось это так. Амшель собирал старые 1медали и вышедшие из оборота монеты. Но не потому, что это увлекало его. Он знал, что принц Вильгельм, ландграф Гёссен-Кй.ссепьский, в чьам! подданстве состоял Амшель Ротшильд, был страстным нумизматом. Перед будущим великим финансистом широко открылись дворцовые ворота. Это была первая ступенька на пути восхождения могучей династии Ротшильдов.

Через пятнадцать лет благодаря ловкости и умению оказывать услуги двору Амшель Ротшильд стал самым доверенным! лицом Его Высочества и получил желанный пост придворного банкира.

Умело используя эту должность, он заложил основу своей будущей империи. Распоряжаясь доверенными ему огромными капиталами (Вильгельм Сыл одним из самых богатых принцев того времени), Ротшильд создал по воз! Европе сеть трепанных лично аму агентов, играл на бирже в своих интересах.

Мейер Амшель Ротшильд, основатель банкирского дома, пользовался значительным влиянием в финансовой и политической жизни европейских государств. Но и почти столетие спустя (20 февраля 1844 г.) Генрих Гейне в письме из Парижа, упсминая Рошильдов, отметил, что «...влияние этих людей в германских канцеляриях очень велико».

Немецкий писатель Людвиг Берне оставил следующие воспоминания: «Старый Ротшильд... родоначальник царствующей династии, был славный человек, само благочестие, сама доброта. У него было кроткое лицо с острой бородкой, на голове— треугольная шляпа, платье же более чем скромное, почти бедное. Так он ходил по <1ранкфурту, и всегда, словно свита, окружала его толпа бедняков, которых он наделял милостыней или добрыми советами; если на улице вы повстречали вереницу нищик с утешенными или веселыми лицами, это значило, что здесь только что прх>- шел старый Ротшильд».

Олновья Ротшильда создали свои банковские дома: Ссломон— в Вене, Джеме— в Париже, Натан— в Лондоне и Кардман— в Неаполе. Формально независимье друг от друга, они там! не менее были связаны священными узами крови и имели обшую курьерскую службу (скаковые лошади, мальпосты, т.е.

почтовые кареты, эстафеты и даже почтовые голуби!), которая позволяла им обмениваться известиями о всех политических собьь тиях чуть ли не раньте, чам! эти события происходили на самом деле.

Натану Ротшильду справедливо приписывается большая часть финансовых успехов самейства Ротшильдов за период с 1815 по 1835 г. Он со- действовал процветанию дела своего отца больше, чам кто-либо из его Ератьев, хотя и они, конечно, не сидели слота руки. Вот что доверил о себе сам Натан Вошильд, о своих первых шагах на финансовом поприще: «Я заведовал в отцовской фирме английскими товарами. К нам во Франкфурт в 1798 году приехал один крупный оптовый торговец, главенство-вавший на хлопчатобумажном рынке. Я как-то его обидел, и он поэтому отказался показать мне свои образцу. Это, помню, происходило во втор>- ник. Тогда я сказал отцу: «Я отправляюсь в Англию». Я говорил только по-намЕцки. В четверг я уже йш в дороге. Чем более я приближался к Англии, тем дешевле становились английские товары. По прибытии в №нчестер я на все мои деньги накупил тамошних изделий, которые были очень дешевы, и нажил большие барыш. Я вскоре убедился, что там мжно заработать сразу на трех предметах— на хлопке, на краске и на вьщелке мануфактурного товара. Поэтому я сказал фабриканту: «Я буду снабжать вас хлопком и краской, а вы меня— мануфактурным товарам». Вследствие этого я зарабатывал на каждом мэам обороте и гретом в со- стоянии был продавать свои товары дапевле, чем кто-либо другой. В о- чень короткое врамн я превратил свои двадцать тысяч фунтов в 60 тысяч. Весь мэй успех основан был на следующем правиле: «Я могу исполнить все то, что мш сделать другой человек, а потому я фду конкурировать с торговцам!, не показавшим мне свои образцу, и со всеми остальными».

В то время Натану Ротшильду не было еще 24 лет. Он не получил никакого образования и не знал ни одного иностранного языка. Биографы отмечают его необьнайную самоуверенность. Свое отношение к людям он сформулировал следукшим образом: «Я никогда не имел и не буду иметь дела с лсдыми, которым не веет.

Бели они не умнет усдрхить свсих ссб- ственных дел, то чам могут они григодиться мне». Столь жесткое гредо финансового титана было одним из главных дравил его жизни.

Это напоминает слова другого гения, но не финансового мира, а литературного— Оноре де Бальзака. В одном из лучших своих произведений «Отец ГЬрио» Бальзак заметил: «Общество не лобит несчастного и избегает его. По поводу несчастья, постигшего человека, оно всегда вьскажет колкое слово насмешки или равнодушное: «Сам виноват!» Не будьте несчастными, потому что все вас станут избегать и бояться».

В кругу своей семьи Натан Ротшильд занимает совершенно особое место. йце в юные годьг он отказывается от принципов меняльной лавочки, от осторхжного накопления, от правил выжидательной политики.

Ему нужна была более широкая арена, соответствуащя грандиозному запасу его энергии, находчивости, проницательности, ума. Он обожает быстрые, решительные удары и терпеть не может ждать.

Наступило время, когда в №нчестере аму стало тесно, он переселился в Ловдон и оказался в центре мирювой торговли.

Попав в Лондон в самый разгар борьбы с Наполеоном, Натан Рот-шильд ратил, что Англия рано или поздно должна победить. Это предпсяо- жение помогло ему вьйрать верную стратегию действий на целые десять лет (1804—1814). Он не сшибся и в награду за это получил миллионы.

Сам Натан Ротшильд так вспоминал об этом периоде своей жизни: «Вскоре после основания моей фирмы в Лондоне я скупил все векселя герцога Веллингтона, не стоившие почли ничего. Но я знал, что Англия заплатит за них в случае удачи ее единственного способного генерала, и на самим деле я получил все полностью до последнего фартинга... Другой раз я узнал, что Ост-индская компания имеет в продаже золота на 800 тысяч фунтов стерлингов. Я псшел и купил его.

Мне было известно, что Веллингтон, командовавший в то время войсками в Португалии и не получивший своевременно денег, нуждался в звонкой монете. Я не ошибся. Правительство, узнав о моей операции, пристало за мною и объявило, что evy нужно много золота.

Я отдал. Но никто не знал, как доставить его в Португалию. Я принял это дело на себя и перевел деньги через Францию (!). Это был наилучший оборот, сделанный мною когда-либо».

В Англии Натан Ротшильд считался купцом, однако его главньм делом и настоящим призванием была биржа. При своей необыкновенной прюзоряивости он умел наживать большие деньги. Это, как говорили, сделало его царим лондонской бирки в то вреш, когда avy не было ещэ и тридцати лет. Никто, подобно avy, не мог сказать о себе: «В течение пяти лет я умножил свой капитал в 2500 раз».

К главным биржевым рекордам Натана Ротшильда относится его вир>- туозная игра накануне битвы при Ватерлоо. В ход шли обманные маневры, предпринимались быстрые рискованные шаги, четкая стратегия обеспечивалась гибкой тактикой. В результате Натан Ротшильд нажил более одного миллиона фунтов стерлингов в один только день.

Кроме главных финансовых побед были еще десятки и сотни менее значительных. Авторитет его «после победа при Ватерлоо», как он цутя называл свою знаменитую операцию, стал несокрушимым. Ем/ поверили все, особенно правительства, которье постоянно нуждались в нам и обращались с гросьбами об устройстве займов. Он не отказывал, но три од- нсм условии: чтобы в стране все было спокойно. Таким образсм он влиял на внутреннюю политику еврюпейских государств.

Он занимался и торговлей, имел свои рудники, например, альмаден- ские рудники ряути в Испании. В 1831г. Испания взяла у Натана заем и в обеспечение травильной уплаты процентов заложила ем/ альмаденс- кие рудники. Результатом этой сделки было повышение цены испанской ртути вдвое. Тогда торговцы обратились к Индии в надежде купить там ряуть дешевле. Но Ротшильд опередил их и тут: рудники Индии также оказались в зависимости от него. Пришлось платить по назначенной им таксе.

Английский филиал и после Натана Ротшильда прюдслжал субсидирю- вать государство. В 1875 г. гравительству Дизриэли был дан заем на 99 миллионов золотых франков для выкупа у египетского хедива принадле- жавшей evy части Суэцкого канала.

Приехав в Париж в 1811 г. с миллионам золотых франков, Джемо де Ротшильд оставил после своей смеряй состояние, исчислявшееся двумя миллиардами. Это был один из самых влиятельных людей в Париже.

Глава французского филиала с 1905 г. Эдуард де Ротшильд грославил- ся противодействием стабилизации франка, проводившейся Пуанкаре, а также национализации железных дорюг.

Некоторые представители семейства Ротшильдов увековечены гениальными современниками: Оноре де Бальзак описал Джемса де Ротшильда в малопривлекательном, даже карикатурном образе банкира Нусингена, а Альфонс де Ротшильд послужил Гй де Мопассану грототипсм героя в ро- мане сМипый друг». Поэт Генрих Гейне дружил с Джемсом Ротшильдом. О служащих «барона Джемса» он писал: «Я предпочитаю встречаться с бароном у него в конторе, чтобы наблюдать, как люди... пресмыкаются перед ним. Здесь вы увидите такие изгибы позвоночника, которые трудно повторить даже самому умелому акробату. Мне доводилось быть свидетелем того, как, подходя к барону, человек судорсжно складавается вдвое, словно прикоснувшись к вольтовой батарее».

Похожую картину нарисовал позднее Змипь ЗОЛЯ В романе «Деньги»: «...многие биржевики, собравшиеся уехать, стоя окружили божество и, угодливо согнув хребты, почтительно смотрели, как он взял дрожащей рукой стакан вода и поднес его к свсим бледньм губам...»

Оноре де Бальзак в очерке «Банкир», написанном в 1831г., дает обобщенный портрет банкира своего времени:

«.. .Ничего нет изяшцее и по языку и по манерам!, чем современный финансист. Еы с изумлением сльшите, как из его уст за четверть часа исходит и ученая диссертация о повышении и понижении курса, об экспорте и импорте, и вслед за тем изяшцое рассуждение, произносимое с той же важностью, с той же значительностью, о бантике галстука или покрое фрака.

.. .й>1 никогда не поверипе, что человек, по випимосш столь легксмыс- ленный, способен к серьезным расчетам и к крупной спекуляции; и, однако, та же рука, которая столь грациозно играет лорнетом или тросточкой, так же непринудительно делает бухгалтерскую выпись о дебете и кредите, не забывая ничтожнейшей дроби, например сотой доли сантима; соблюдая мудрое правило, согласно которому ручейки становятся полноводными реками, финансист никогда не скинет самой малой разницу...»

В том же очерке О. де Бальзак описывает «жизнь фешенебельного банкира»:

<43 девять часов легонькая коляска везет его к биржевому маклер/, его агенту, чтобы условиться о предстоящих в тот день операциях.

В одиннадцать часов он завтракает в Парижском кафе».

В полдень он ревизует свои конторы, заглядывает в книги, изводит конторщиков, пишет письма, ссорится с компаньоном, потом неизменно примиряется с ним, не по любви, а ради выгоды.

В три часа он мчится на биржу, сокрушается о гибели корабля, оплакивает судьбу собрата — жертвы банкротства, дает приказ о покупке и продаже ренты, выслушивает или распространяет ложные слухи.

В пять часов он присутствует на собрании акционеров.

В тесть часов он за туалетом.

В самь часов он обедает у Вэри или у сДровансальских братьев».

В девять часов он в лсже театра Б/фф или опер>г.

В полночь он бросает столбики золота на карточный стол или отваживается на тур вальса с богатей наследницей.

В два часа он в элегантном будуаре наедине с танцовщицей.

В четьре часа он, наконец, в постели, угашенный трудом и наслаждениями, если только можно назвать наслаждениями ту развлекательную шумиху, которую привычка сделала для него необходимостью».

Совершенно иной портрет банкира рисует Эмиль Золя в романе «Деньги»:

«Вешал гундеруан, король банкиров, хозяин биржи и всего мира, че-ловек лет шестидесяти с огромней лысой головой и круглыми глазами навыкате; лицо его выражало бесконечное упрямство и крайнею усталость. Он никогда не бывал на бирке и даже нарочно не посылал туда официальных представителей; он никогда не завтракал в публичных местах».

Суцесгвовал, вероятно, некий стереотип образа банкира, о кетсрсм пи-сал О. де Бальзак: «На сцене финансист изображается как персонаж непо- воротливый, грубый, склонный к пышности, скупой с бедными, щгдрый с богатыми, жергвуаций сто тысяч франков ради животной страсти и отказывающий в трех франках бедняку, которьй молит его о милостыне».

Барон Ротшильд, величайший финансовый гений рынка ценных бумаг, дал очень простую формулу успеха: «покупать депево и продавать дорого».

Совершенно ясно, что, покупая дешево и продавая дорого, получим грибыпь, т.е. добьемся успеха, к чему стремится каждый нормальный человек гри любого рода инвестировании.

Осенью 1996 г. династия Ротшильдов впервые раскрыла тайны семейного капитала— обнародовала информацию о том, что 1,3миллиарда долларов ей обеспечила швейцарская группа «Ротшильд континьюэйшн», под контролем которой находятся инвестиционные банковские операции семьи в 30 странах, а также семейный торговый банк «Ротшильд энд санз».

Детали раздела прибыли в «Ротшильд континьюэйшн» были представлены газете «Файнэншл тайме» после того, как Ивлин де Ротшильд, лидер семейного бизнеса, объявил программу объединения лондонского и австралийского подразделений по операциям с золотыми слитками и государственными ценными бумагами.

Распространяя сведения о размерах семейного капитала, Ивлин де Ротшильд страмился убедить инвесторов и банкиров в экономической надежности «Ротшильд континьюэйшн». «Это стало необходимым, — пишет Дкон Геппер в «Финансовых известиях» (31 октября 1996г.),— в связи с тем, что после краха банка «Бэрингс» инвесторы стали с большей осто- рсжностью относиться к частным торговым банкам».

Акционерный капитал группы «Ротшильд континьюэйшн» в конце 1995г. составил примерно 475 миллионов фунтов, тогда как его конкурент— банк <4Продерс» держит в акциях 849миллионов фунтов.

Контрольный пакет в «Ротшильд континьюэйшн» держит семейная трастовая группа «Ротшильд конкордиа». С марта 1995 по март 1996 г. прибыль до вычета налогов в «Ротшильд континьюэйшн» составила 240 миллионов швейцарских франков, из которых 129 миллионов компания получила за счет продажи своей доли в брокерской группе «Смит нью корт».

В иоле 1996г. газеты всего мира облетела неожиданная весть. Банкир Амшель Ротшильд, принадлежавший к британской ветви этой семьи финансистов, был найден повешенным в парижской гостинице «Брдстсль».

Тело банкира, с 1990 г. возглавлявшего «Ротшильд Эссет Менеджмент», было обнаружено в понедельник вечером гостиничной прислугой. Полицейский чиновник сделал заявление прессе: «Мл установили, что это было самоубийство».

Амшелю Ротшильду исполнился всего 41 год. Он был женат и имел троих детей, считался наследником своего кузена— 66-летнего сэра Ивлина и одним из наиболее вероятных претендентов на пост руководителя ведущего финансового учреждения франко-британской банковской династии Ротшильдов— лондонского банка «Н.М. Ротшильд и сыновья».

И вдруг Амшель перечеркнул все стратегические семейные планы, воспользовавшись банньм полотенцем!, которое скручивал до тех пор, пока не наступило удушье.

Некоторые газеты считали, что Ампель всегда был белой вороной среди Ротшильдов: он не кончал ни Оксфорда, ни Кембриджа, не имел особых финансовых талантов, свободное время любил проводить на своей ферме, а до 32-летнего возраста был профессиональным автогоншиком.

Нынешний глава лондонского банка, сообщает парижский еженедельник «Пуэн», устранил из числа возможных претендентов наиболее способных родственников, в частности Джекоба, фата Амшеля, и его сына Натаниэля. Это произсшло в результате сеушного путча, котсрьй в 1980 г. подготовил старейшина династии Виктор Ротшильд. Правда, переворот завершился тем!, что сам гатриарх, котсрьй тогда стоял у руля «Н.М. Ротшильд и сьь новья», оказался за бсршсм, а его место занял сэр Ивлин.

Клановые интриги не помешали, однако, талантливому Джекобу быстр» основать несколько преуспевающих инвестиционных фирм и страховую комь- панию, носшую его имя, а в дальнейшем!, в своо очередь, стать лсрдсм.

Все эти разногласия в британском клане, как писали французские газеты, повышают шансы представителя французской ветви— 54-летнего Давида Ротшильда возглавить банк «Н.М. Ротшильд и сыновья». Давид имеет собственный банк, созданный в 1984 г.

Давидовский французский банк «Ротшильд э компани» с оборотом 45,5миллиардов франков прюцветает. А вот британский «Н.М. Ротшильд и сыновья» переживает нелегкие времена.

Как бы то ни было, между британцем Ивлином и французом Давидом!, кажется, царит грочное согласие. Этому способствует и то, что британский сэр заседает в управленческом совете французского банка, а французский барюн в 1992 г. стал вторым человеком в британском.

«Нас всегда отличало то, что мы работаем! в рамках семьи», — любит повторять сэр Ивлин Ротшильд. Это всегда было характерно для динас-тии, которая в 1998 г. готовится отпраздновать свое 200-летие.

Однако, чтобы добиться подлинного успеха на поприще кланового слияния французской и британской ветвей этой могущественной финансовой династии, Давиду Ротшильду предстоит помириться со своим другим кузеном— 70-летним Эдмюном, тоже, между прючим, барюном, которьй пред-ставляет небольшую, но чрезвычайно рентабельную финансовую компанию, носяцую его имя, и является самьм богатьм из всех членов династии. Состояние Эдмюна оценивается в 3миллиарда франков.

Генрих Гейне записал одно весьма точное наблюдение из жезни великих банкирюв: «Основную армию врагов Ротшильда составляют те, кто ничего не имеет; все они думают: «Него нет у нас, есть у Ротшильда». К ним присоединяется толпа тех, кто потерял свое состояние; вместо того чтобы отнести noiepo на счет своей глупости, они обвиняют в прожорливости тех, кто сохранил свое состояние. Чуть у кого иссякли деныи, он становится врагом Ротшильда».

Банкиры издавна герюи анекдотов и легенд, причем, похоже, одного толка. Рассказьваюг, например, что один невозможно богатый банкир, по имени Буте, ослеплял знать рюскошными пирами. Был в то время такой каприз моды: ко всякому изысканному обеду подавать стручки зеленого гсрсшка, особенно в феврале, когда он наиболее дерог. Однако от одного из подобных обедов прекраснейшая из гостей все же отказалась. Объяснила она это тем, что больна и ей разрепено пить одно молоко, но ее сердце разорвется, если она будет лишь смотреть, с каким злорадством остальные дамы поедают наимоднейшие блюда. «Доверьтесь мне, — успокоил ее банкир, — Й>1 получите только молоко и все же не отстанете от других». Дат прибыла на обед. Едва она вступила в вестибюль дворца, как ее взгляд упал на корюву, до блеска вычищенную щетками! и что-то жукшую из серебряной кормушки. «Вот корюва, которая будет счастлива предложить Вам молоко», — сказал банкир. В кормушке был зеленый горхшек в количестве, рассчитанном на корювий аппетит, — с копну...

Вот еще одна история дро банкирский обед. Один из предков рюда Чиги, Агостино, был до умопомрачения денежным человеком. Один из его обедов почтили знатнейшие жители Рима, там йш даже сам папа со сво- ИМИ кардиналами. По окончании обеда хозяин дома держал краткую речь. «Теперь никто не достоин, — сказал он, — есть из тех же тарелок, пить из тех же кубков, которыми пользовались такие гости». Он кивнул слугам, те собрали серебряные тарелки, блюда, кубки золоченого серебра, шнбсли на балкон и на глазах у гостей! пофосали в Тибр. Кйкой размах! На другой день по Випму поползли слухи. Говорили, что догвддишй банкир к этой идее добавил другую: перед началам обеда приказал натянуть сеть под балконам и, когда гости разошлись, велел выловить весь серебряный клад до единого дред|мвта...

Известно, что Ротшильд держит именную ложу в <4УЬтрюпслитен опера» в Нью-Йорке.

В сезон 1995 г. в Большом театре в Москве ценителям прекрасного были предоставлены так сказать «дополнительные услуги». С этого времени, как и до 1917 г., стало возможным абонировать ложи. По гримеру Ротшильда на сезон ложу абонируют крупные банки. По условиям догово- ра купить можно не всю ложу, а места в рюзницу. Каждое из 8 мест в блажах левого бенуара стоит в разньв дни от 40до 80дсдларюв. Однако стоимость кресла мсжно снизить до 20дслларюв. Из ложи действительно хорюшо видно и идеально слышно. Кажется, что аряисты поют и танцуют только для тебя. Рядам, за кулиской, приготовлен столик. Осда, в аванло- жу, за 5 минут до антракта официант принесет заказ, сделанный перед началам действия. Во Франции 100-дсяларювое вино считается очень до- ротим, в баре же Большого театра аналогичная бутылка стоит не менее 400 делларюв. Каждый четверг сюда с шотландского озера Лох-Несс заво- зят устриц, каждую пятницу из Франции— омарюв.

<< | >>
Источник: Черняк В. 3.. Популярная история экономики и бизнеса. 2002

Еще по теме Успех:

  1. Успех
  2. Почему одни инновации добиваются успеха, а другие — нет
  3. ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВАШЕГО ДЕЛОВОГО УСПЕХА
  4. Разработка новых товаров: анализ успехов и провалов
  5. Разработка новых товаров: анализ успехов и провалов
  6. Практикум Тест "Потребность в достижении успеха" (18, с. 110)
  7. Тест "Мотивация к успеху" (18, с. 109)
  8. 2.3.5. Причины неуспеха новой продукции
  9. «Формула успеха» Дж.Аткинсона
  10. «Формула успеха» Дж.Дткннсона
  11. 3.1. Прогнозные, плановые исследования – фактор успеха
  12. 7.1. Тест «Мотивация к успеху» [27, с. 201]
  13. 7.2. Тест «Потребность в достижении успеха» [26, с. 202]