<<
>>

4.2. Инновации как фактор экономического процветания западных стран

Инновации как фактор экономического процветания западных стран весьма неоднородны и проявляются в самых разнообразных формах. Среди них:

Инновации в торговле.

Инновации в технологии.

Инновации в организации.

12

Инновации и торговле обусловили, no-первых, расширение внутренней и внешней торговли; во-вторых, открытие и вовлечение в товарооборот новых территорий и новых ресурсов; в-третьих, развитие институтов, обслуживающих торговлю.

Инновации через расширение внутренней торговля способствовали становлению национальной экономики. Рост товарооборота внутренней торговли был постепенным и последовательным. Сначала внутренний рынок носил потребительский характер. Потом в ры- ночные отношения вовлекались производители материальных благ: ремесленники, крестьяне, рыбаки. Торговля для них была способом превратить продукты труда в деньги, поэтому они занимались ею между делом.

По мере роста объема торговли появлялись торговые посредники. Сначала их роль выполняли торговцы вразнос, потом лавочники. Их число постепенно растет. Лавки густой сетью покрывают все европейские страны. Веком лавок становится XVI в. По мнению Лопе де Вега, «здесь все превратилось в лавки».

Иногда увлечение торговлей достигало крайности. Таким примером является тюльпанная мания. В 1554 г. естествоиспытатель Бусбек вывез тюльпан из Андрианополя в Западную Европу. В Нидерландах, куда он попал в 1630 г., внезапно вспыхнула страстная любовь к новому растению. Каждый пытался его приобрести, поэтому цена цветка взлетела выше его веса в золоте. Стоимость одной тюльпанной луковицы под названием Адмирал Лифкен составила 4400 фл. В течение двух лет только в одном городе Голландии было куплено и продано тюльпанов более чем на 10 млн. фл. В результате такой торговли многие разорились, немногие обогатились.

По мере развития экономики и роста товарооборота торговлей начали заниматься купцы, для которых она стала профессиональным делом.

Увеличению товарооборота способствовали биржи.

Первая биржа возникла в Антверпене (1531 г.), потом появились биржи в Тулузе и Лионе (1549г.), в Руане (1556 г.), в Гамбурге (1558 г.), в Лондоне (1566 г.), в Бурже (1570 г.), в Амстердаме (1586 г.), Любеке (1605 г.), Бремене (1613 г.) [25, с. 275]. В Нью-Йорке биржа возникла в 1792 г. Иногда возникали даже ложные биржи. К примеру, в Германии функционировали платяные, птичьи, голубиные биржи, биржи почтовых марок и биржи натурщиц. Позднее закрепилось понятие биржи как формы организованною рынка заменимых ценностей, продающихся по стандартам.

Для купцов биржа стала «превосходной школой». Ока давала не только коммерческое, но и моральное воспитание.

Создавались товарные, фондовые и валютные биржи. В ходе их становления вырабатывались определенные правила биржевой торговли, закрепленные нормативными актами. К примеру, по германскому законодательству биржи были закрыты для ряда лиц (т.е. им не разрешалось лично совершать сделки). Доступа на биржи лишались [25, с. 37]:

опороченные лица, т.е. лица, лишенные гражданских прав;

мошенники (лица, осужденные приговором суда за злостное банкротство);

лица, состоящие под опекой;

банкроты, т. е. лица, осужденные приговором суда за простое банкротство;

лица, состоящие под конкурсом (т.е. неплатежеспособные);

умалишенные.

В разные периоды биржи переживали спекулятивные горячки. Предметом усиленных спекуляций неоднократно становились железнодорожные акции. Торговля ими началась на берлинской бирже в 1841 г. В ней участвовали ученые, чиновники, доктора, офицеры, помещики, фабриканты, ремесленники и многие др. Всякие сословные, религиозные и возрастные различия при этом исчезли. Всех объединял дух наживы. Однако в итоге одни из них обогатились, другие (их значительное большинство) разорились. Спекулятивная горячка продолжалась до тех, пор пока не вмешалось правительство, издав соответствующие нормативные акты

Особо крупный размах приобрела спекуляция сахаром и кофе. Она охватила все слои населения. Дамы на балах объединялись для покупки партий кофе, а служанки с этой целью организовывали специальные конторы.

Оценки деятельности биржи были полярными.

Одни называли биржу «ядовитым деревом», другие - «Монте-Карло без музыки», третьи - «капиталистической мышеловкой», четвертые - «игорным домом», морально растлевающим и развращающим население, приносящим много вреда, горя и бедствий [25]. Несмотря на это, институт бирж прочно вошел в экономику западных стран и способ- 8 - ствовал ее развитию.

Для профессиональных торговцев потребовалось устранение множества феодальных ограничений личной свободы и частой освещённости. Купцам предоставили свободу передвижения и включения сделок, им разрешили проживать в городах.

Развитие городов, особенно на территориях Голландии и Северной Италии, оказало существенное влияние на рост товарооборота.

Городская промышленность специализировалась на производстве определённых изделий, для выпуска которых вывозилось сырьё из регионов ресурсного типа. Иногда рост городов приводил к открытию новых природных богатств и новых торговых путей. Начало специализации городов Северной Италии было положено в XI-XIII в. Пик специализации английских городов приходится на начало XIX в., когда началось развитие Манчестера, Ливерпуля, Бирмингема, Лидса и др. Англия превратилась в «страну городов и фабричных по-селков».

Инновации через расширение внешней торговли сопровождали:

Появление и освоение пользующихся спросом продуктов, не имеющих мировых аналогов.

Открытие и освоение новых морских путей, что привело к возникновению мирового рынка.

Следуя правилу «успех приходит к первому», многие купцы занимались поиском новых товаров. Здесь на первое место вышли экзотические продукты Востока, которые приносили огромные прибыли, особенно Голландии и Англии. Так, Ост-Индской компанией перец перепродавался в 8-10 раз дороже, чай - в 3-4 раза [26. с. 88]. В 1813 г. огромные доходы Великобритании приносила торговля китайским чаем.

Голландия снабжала католическую Европу благочестивой сельдью, а некоторые страны - сыром. Прибыльная торговля сельдью Голландии досталась в наследство от ганзейцев. Голландские фермеры продавали всю выращенную пшеницу, которая пользовалась большим спросом у европейских потребителей, а для себя покупали дешёвую рожь. Однако Голландия главным образом специализировалась на разведении домашнего скота и производстве молочной продукции. Сельскохозяйственное производство требовало огромного количества навоза для удобрений. Спрос на него был настолько высок, что некоторые предприятия наладили сбор городских нечистот и экскрементов голубей. Такая деятельность принесла не только доходы, но и сделала голландские города экологически чистыми Немалые прибыли Голландии давала и торговля цветами. Так, выращенную здесь гвоздику Ост-Индская компания перепродавала в семь раз дороже [26, с. 88]. Не имело мировых аналогов и развитое судостроения в Голландии. Строительство кораблей здесь обходилось в несколько раз дешевле, чем в большинстве европейских стран, и в 1,5-2 раза дешевле, чем в Англии. Поэтому голландские корабли покупали почти все страны мира, в том числе и Россия.

Великобритания снабжала все европейские страны овечьей шерстью, вывозила огнестрельное оружие, торговала различными пряностями.

В XVI в. годовой ввоз в Европу превышал объем венецианского и генуэзского экспорта более чем в 30 раз, т.е. возрос с 200 до 7000 т [13, с. 45]. Резко увеличился оборот риса и сахара. На европейском рынке появились такие новые товары, как кофе и табак.

Рост товарооборота на внешнем рынке был тесно связан с развитием транспортной инфраструктуры и прежде всего морского судоходства. Значительные изменения в судо-строении произошли в XV в. с появлением трёхмачтовых парусников. Новая система парусов повысила скорость и надёжность судна, сделала его более манёвренным. Была усовершенствована и конструкция судов. Так, обшивка внахлёст по технологии викингов была заменена на обшивку встык по технологии римлян. Суда увеличились в размере, их мореходные качества улучшились. На борт теперь можно было брать больше запасов свежей воды, продуктов и снаряжения, так необходимого для длительных путешествий. Новые суда сделали возможным торговлю между отдалёнными странами и обеспечили доступ к берегам Америки и Азии. Впоследствии на этих судах были предприняты дальние походы с целью от- крытия новых морских путей. Коммерческая эксплуатация новой технологии кораблестроения выявила её выгодность, позволила начать освоение африканского и американского побережий Атлантического океана.

После открытия новых морских путей некоторые европейские страны предприняли попытки установить исключительный контроль над новыми землями. Они породили два источника противоречий. Во-первых, это вызвало недовольство правительств других стран, во- вторых, были ущемлены интересы коренных жителей новых стран, не получивших правительственных привилегий на торговлю. Это недовольство вылилось в контрабанду и пиратство. Контрабанда процветала в британских колониях в Америке. Согласно принятым в Британии законам о мореплавании, с 1660 г. вся прибрежная и колониальная торговля была закреплена за британскими кораблями с британским экипажем. Такие исключительные права на торговлю приносили значительные доходы. Другие страны не имели права совершать торговые сделки. Однако часть населения не признавала таких ограничений и успешно занималась торговлей. Размеры американской торговли не уменьшились и после увеличения прямых налогов - гербового сбора и налога на патоку.

Контрабандисты промышляли и в самой Британии. Среди контрабандных товаров были различные продукты питания, спиртное и одежда. Население охотно покупало такие товары. Снисходительность общества поощряла деятельность контрабандистов, считавших свой промысел невинным занятием.

История мировой торговли неразрывно связана с пиратством. Оно приносило огромные доходы, особенно Англии. Только в одной Испании доходы Англии составляли ежегодно 3 млн. дукатов [26, с. 85]. Грабили не только англичане и не только испанские корабли. Пиратским нападениям постоянно подвергались города и порты в Южной Америке.

Позднее пираты получили легальный статус каперов. Однако, с точки зрения испанцев, Фр. Дрейк был пиратом, тогда как англичане считали его героем. Когда Дрейк вернулся из успешной экспедиции 1577-1580 гг., королева Елизавета сразу на борту флагмана пожаловала ему звание рыцаря. Пайщикам товарищества, финансировавшего его экспедицию, Дрейк привез прибыль в 4700 % [19, с. 100]. Членами этого товарищества являлись сама королева и ряд её министров. Прибыль королевы Елизаветы оценивалась в 300 тыс. фунтов, включая ее доход на долю акций и подарки [19,с. 100].

Открытие и освоение новых морских путей привело к возникновению мирового рынка. Новый свет стал рынком сбыта для товаров из европейских стран и способствовал их индустриализации. Центр экономической жизни переместился из Средиземноморья в Атлантику. Возникли новые центры мировой торговли (Антверпен, Лиссабон и др.). Если Лиссабон строил свою торговую политику на ввозе товаров из Америки и Индии, то Антверпен превратился в подлинный центр мировой торговли: он ввозил и вывозил товары из всей Европы.

Существенные изменения произошли и в технике торговли. В XVI в. осматривали уже не весь товар, а только его образцы, что и способствовало появлению антверпенской биржи. Постепенно роль центра мировой торговли переходит к Амстердаму, а затем к Лондону.

На дальнейший рост внешнего товарооборота существенной влияние оказали правила мировой торговли и политика государств, которая была неоднозначной. Особую остроту принимали вопросы рыночного ценообразования. Поэтому приходилось решать проблемы такого характера:

Первое. Утверждение относительной свободы торговли означало защиту от произвольного вмешательства политики властей. Относительная свобода торговли однако вступала в противоречие с фискальными потребностями государств.

Второе. Правила торговли (цены и другие условия торговли) определялись территориальными нормативными актами. Однако их соблюдения правители могли требовать только от своих подданных.

Третье. Вплоть до XIX в. правители территорий использовали экспортную и импортную торговлю для обеспечения максимальной выгоды своему государству. Поэтому вводились монополии для государственных предприятий и частных компаний на определенные? товары международной торговли.

Четвертое. В структуре мировой торговли важное место занимала хлеботорговля. Хлеб был основным продуктом питания среднеевропейского потребителя, и расходы на его приобретение были значительными. В годы неурожаев торговля хлебом приобретала политический характер. Обычно на буханку хлеба устанавливали твердые цены. Однако зачастую зерна по твердым ценам не хватало, поэтому разрешалось менять вес (величину) буханки хлеба. От ее приемлемого варианта нередко зависела судьба правительств.

Перемещение центра экономической жизни из Средиземноморья в Атлантику привело к интенсивному освоению новых территорий и новых ресурсов. Были освоены полностью или частично территории Индии, Китая, Канады, Австралии и других стран.

Резко возрос экспорт английских хлопчатобумажных тканей в Индию. В 1820 г. он достиг 2 млн. ф. ст. Легкая промышленность Индии, основанная на ручном труде, была ликвидирована [26,с. 107].

Англия предприняла попытку освоить и китайский рынок, наводнив его дешевыми английскими хлопчатобумажными тканями. С этой целью были даже организованы «две опиумные вОЙНЫ». В результате Англия добилась наиболее благоприятных условий для освоения китайских территорий: ей были предоставлены права на концессию, а в Гонконге были открыты пять «договорных портов») и др.

Примечательно, что в ХП-ХГУ вв. англичане вывозили в другие страны овечью шерсть для обработки. Однако затем производство сукна и шерстяных тканей развивается внутри самой страны. Если в середине XIV в. из Англии вывозили около 30 тыс. мешков сырой шерсти, то через 200 лет всего 5-6 тыс. мешков. Однако за этот же период времени вывоз английского готового сукна возрос с 5 до 122 тыс. кусков [13, с. 50].

Освоив территории Западной Африки, Англия вывозила оттуда пальмовое масло, какао и другие цепные продукты.

Австралию англичане освоили в течение первой половины XIX в. Это позволило не только освоить новый рынок, но и переселить на новую территорию избыток населения.

Инновации через развитие институтов, обслуживающих торговлю. Развитие торговых отношений в европейских государствах потребовало новых институциональных механизмов, которые были не только изобретены, но и успешно освоены. К ним относятся:

Правовая защита контрактов и прав собственности.

Развитие векселей и банковского дела.

Становление системы налогообложения.

Развитие экономических партнерств, не связанных родством.

Формирование системы моральных и религиозных норм, отвечающих интересам коммерческих кругов, и др.

Правовая защита контрактов и собственности. Европейскому торговому праву были присущи такие черты:

Первое. Логический подход к разрешению правовых вопросов. Этот принцип был унаследован от римского права.

Второе. Обеспечение предсказуемости торговых сделок. Предсказуемость стала идеалом западного права. Она позволяла предугадать поведение людей в самых разнообразных ситуациях и снижать торговые и инвестиционные риски. В правовых системах других стран предсказуемость отсутствовала. К примеру, в Китае возникали ситуации, когда человек, продавший свой дом другому, некоторое время спустя приходил к чему и просил пустить его назад. Согласно древнему обычаю, хозяин принимал его, чтобы не навредить «гармонии интересов».

Третье. Отсутствие предубежденности против иностранцев. Безукоризненной честностью по отношению к тяжбам иностранцев отличалось английское торговое право.

Четвертое. Надежность. Самым надежным торговым правом считали английское. Оно было меньше подвержено влиянию той или иной партии, причудам монархов и т. д. Эги и другие преимущества привели к бурному росту английской торговли и к превращению

Лондона в мировой финансовый центр.

Пятое. Хлебная торговля была всегда в центре внимания государства и ограждалась многочисленными нормативными актами. Сначала в Англии в 1685 г. за вывозимую за рубеж пшеницу выплачивалась правительственная премия в размере 5 шиллингов за квартер (2,9 л.), но только в том случав, когда цена за нее не превышала 48 шиллингов за квартер [26, с. 109]. В результате экспорт пшеницы постоянно возрастал: в 1701-1725 гг. было вывезено 5,4 млн. квартеров; в 1726-1745 гг. - 7 млн.; в 1746-1765 - 9,5 млн. квартеров [26, с. 109].

Однако во второй половине 60-х гг. XVIII в. ситуация изменилась. Англия из экспортирующей страны превратилась в импортирующую. Хлебная торговля стала проблемой английской экономики. Хлеба не хватало, а цены на него резко колебались. В результате в 1800-1813 гг. цена за квартер составила 100 шиллингов. Тем не менее в угоду крупному землевладению был установлен протекционизм. Согласно новым «хлебным законам» 1815 г. ввоз хлеба в страну был разрешен, но только в том случае, если внутренняя цена превышала 82 шиллинга за квартер [13, с. 56, 57]. Это ухудшило положение различных слоев населения, включая состоятельных граждан. Более того, возникли трудности с экспортом английских промышленных изделий, поскольку другие страны также приняли ответные меры. Ненавистные населению законы были отменены в 1846 г. Их отмена положила начало фритредерству, т. е. неограниченной свободе торговли. Такая хозяйственная политика Англии была необычными явлением для того времени. Англия продолжала её совершенствовать и в 1849 г. отменила Навигационные акты, которые в XVII-XVIII вв. защищали морскую торговлю от иностранных конкурентов, но в новых условиях потеряли свой смысл.

Шестое. Объектом купли-продажи становилась и земля. Её юридическое обеспечение в США потребовало неоднозначных подходов. Впервые купля-продажа земельными участками в этой стране была разрешена в 1787 г. Потом был принят целый ряд нормативных актов. Закон 1796 г. разрешал продавать земельные участки, но только площадью до 640 акров (1 акр = 0,40 га). Причём половину суммы нужно было платить сразу. Такие условия продажи и покупки земли были под силу только состоятельным гражданам. Закон 1800 г. преду-сматривал продажу земельных участков, размер которых был уменьшен в два раза и составил 330 акров [26, с. 153-154]. Деньги вносить нужно было частями.

Сначала 1/4 часть потом другую, но с рассрочкой на два года; потом третью, но с рассрочкой на три года; четвертую - с рассрочкой на четыре года. Но даже при таких благоприятных условиях большая часть населения не могла приобрести землю.

Закон, принятый в 1804 г, снижал размер продаваемого земельного участка до 160 акров, в 1820 г. - до 80, в 1832 г. - до 40 акров. Цена за один акр в течение этого периода была снижена с 2 долл. до 1,25 долл. Наконец, в 1862 г. был принят Гомстед-акт, предусматривавший бесплатную раздачу земли площадью до 160 акров (около 65 га) с уплатой 10 долл. специального сбора [13, с. 68]. После пяти лет обработки лично фермером земля переходила в его собственность, т. е. практически была осуществлена бесплатная передача земли.

Развитие векселей и становление банковского дела. Любая экономика, испытывающая затруднения, неизменно прибегала к орудиям кредита. Возникновению «великого средства обращения безналичности» способствовали как коммерсанты, так и ремесленники.

Из-за отсутствия платёжных средств торговля становилась непредсказуемым занятием. Это относилось как к местной, так региональной и внешней торговле. В результате в местной торговле стали появляться «меловые деньги» (лавочник, выдавая определенные продукты покупателю, записывал их стоимость мелом на стене), бухгалтерские деньги (платежи через счетные книги) и т. д. Более того, складывается сеть торговых отношений между купцами и производителями ремесленных и продовольственных товаров. Купцы скупали на корню всю пшеницу у крестьян, а у животноводов - шерсть до стрижки овец и т. д.

В региональной и внешней торговле ситуация и ещё более усложнялась. Средневековая торговля затруднялась многообразием денежных единиц и наличием неполноценных монет. К тому же перевозка большого количества денег в мешках становилась весьма опасным занятием. Поэтому ради уменьшения риска коммерсанты обращались к услугам менял. День- ги теперь они могли получить в любом городе от агента менял при предъявлении расписки. Таким образом купцы избегали всякого рода неожиданностей в торговых сделках, а менялы получали прибыль. Постепенно в коммерческой среде сложилась деловая практика по принципу: деньги не должны путешествовать из города в город, а должны стать «недвижным средством».

Необходимость в деньгах такого рода складывалась и в ремесленной среде. Ремесленники приезжали к земледельцам, чтобы выявить их потребности в продовольственных товарах и ремесленных изделиях, а затем в течение года записывали, что давали и что получали. В конце года они подводили итоги и рассчитывать небольшим количеством наличных денег. Таким образом возникла своеобразная форма натурально-денежного обмена на срок. Складывались и другого рода отношения. Сеньор авансировал крестьян семенной пшеницей с условием выплаты долга из нового урожая и т.п. Так формировался кредит, который предполагал обмен двух поставок, разделенных во времени, по принципу «я тебе оказываю услугу, ты мне её возместишь позднее». В результате сложившихся потребностей появился вексель.

Потом векселя стали пересылать с одной ярмарки на другую, из одного города во второй и т.д. Встречались и злоупотребления, одним из них стал перевод векселя на себя. В 1592 г. такие операции в Германии осуществлялись в пользу Фуггеров, а в 1592 г. - лионских банков во Франции. В Генуе, городе нестандартных новшеств, подобные операции практиковались еще в XV в. «Подписание нового векселя» в период затруднений экономик осуществлялось и в XVII в. Незавидная участь ожидала тех, кто должен был платить по векселю, а денег не имел.

В ХIV-ХV в. в Италии особое значение приобрели кредитно-ссудные операции флорентийцев. Крупнейшими флорентийскими банкирами были Альберти, а со второй половины XV в. - Медичи. В Венеции и Генуе постепенно складывалась система государственною долга, которую затем использовали другие европейские страны.

В Италии появились и первые учреждения, выдававшие ссуды под залог вещей и взимавшие при этом 5 %. Их создателями стали францисканские монахи. Сначала такие учреждения называли «горой милосердия», затем - ломбардами (по названию местности в Северной Италии). В 1512 г. они существовали в 87 итальянских городах.

Крупные финансовые сделки осуществляли и в других странах, к примеру в Германии, где главенствовали Фуггеры и Вельзеры.

Однако банковская система европейских стран в основном формировалась в последующие столетия. Веком ее совершенства считают XIX в. Так, во Франции банковская система была создана в первой половине XIX в. В это время она складывалась из банков, кредитных обществ и сберегательных касс. Банки были созданы ещё во времена Наполеона I, в частности тогда был открыт Французский банк. Среди кредитных обществ ведущее место занимали «Поземельный кредит» и «Движимый кредит». Первая сберегательная касса появилась в 1818 г. Потом банковские учреждения широко распространились в стране и способствовали мобилизации крупных капиталов.

Период массового учредительства французских банков приходится на 50-е гг. XIX в. Основой банковской системы становится Французский эмиссионный банк, имевший большое количество филиалов в различных регионах страны. Ведущее место занимал банк братьев Пирера («Креди мобилье»), который в 60-е гг. создал мощную сеть филиалов и контролировал 17 акционерных обществ с капиталом 3,5 млрд. франков [26, с. 129]. В 1855 г. в результате слияния 67 национальных учетных контор организуется банк «Национальная учетная контора», в 1865 г. открывается банк «Лионский кредит», специализирующийся на размещении во Франции зарубежных займов. Банковская система и её инструментарий совершенствуются и становятся более надежными.

В Германии период массового учредительства банков также приходится на 50-е гг. XIX в. Он сопровождается мобилизацией крупных капиталов. В эти же годы были заложены основы кредитной системы. Ведущее место в мобилизации крупных капиталов заняли ак-ционерные общества. За 20 лет в Пруссии их было создано 295 с общим капиталом в 2,4 млрд. марок. В промышленность Рейнской области осуществлялся прилив иностранного капитала, в том числе бельгийского, английского, голландского, французского и др.

Становление системы налогообложения. Сначала правители территорий практиковали конфискацию собственности, что не способствовало социальному согласию. Затем конфискации сменили регулярные и заранее установленные налоги. Такого права не существовало в исламских и азиатских странах. Эффект от внедрения новшества сказался не сразу, однако впоследствии оно способствовало усиленному развитию торговли.

В связи с введением налогов у купцов и торговцев появились возможности рассчитывать все варианты торговых операций и, сообразуясь с прибылью, выбирать оптимальный. В Англии и Голландии, где право устанавливать налоги имели парламенты, купцы и торговцы приобрели большое влияние, а обе страны в разное время оспаривали право называться мировыми торговыми державами. Во Франции сложилась иная ситуация: вплоть до 1789 г. существовали препятствия для развития рынка. Доверие у купцов и торговцев к государству и его налоговой системе окончательно сложилось только в XIX в. Тогда они стали вкладывать деньги не только в торговлю и векселя, но и в развитие различных отраслей промышленности.

Одним из первых государств, тщательно занимавшихся разработкой налогообложения, была Римская империя. До начала III в. н. э. налоги здесь собирали при чрезвычайных ситуациях. Потом были введены прямые и косвенные налоги. Косвенные налоги взимались с купцов, торговцев, содержателей товарных складов, с тех, кто занимался перевозкой товаров, и др. Места их сбора были разнообразными: городские ворота, базары, порты, дороги, т. е. там где происходили торговые сделки. Среди косвенных налогов видное место занимали 1 % налог с оборота и 4 % особого налога с оборота при торговле рабами.

У афинян практиковались ввозная и вывозная пошлины, которые сначала составляла 1 %, потом - 20 %. Позднее был введен 10%-ный налог за все товары, следовавшие через Босфорский пролив [4, с.70].

В ранний период существования Византийской империи (до VII в.) практиковали более 20 прямых налогов. Пошлину торговцы сначала выплачивали в размере 12,5 %, потом - 10 %. Изобретательность в области налогообложения здесь не знала предела: налог на строящиеся суда, налог на снабжение продуктами, налог за взвешивание, «локтевой» налог, т.е. контрольное измерение тканей, и т.д. [4, с.115].

В эпоху средневековья население не могло понять, почему власть имущие узурпировали право взимать налоги. Впервые необходимость системы налогообложения попытался объяснить Фома Аквинский. Его главный аргумент - защита интересов отечества. Он ввел два критерия: 1. Распространение на всех; 2. Неограниченное право государства.

Особое внимание вопросам налогообложения уделяла Флоренция. Среди косвенных налогов здесь видное место занимали промысловый налог и налог с оборота. Взимались также налоги с ввозимых товаров в город, рыночные пошлины, сборы за хранение товаров на берегу реки. Владельцы магазинов выплачивали налоги за маркизы и витринный налог. Булочники платили за содержание лавок, за продажу своих продуктов. Цена на хлеб возрастала не только потому, что случались неурожайные годы, но из-за промыслового налога на оборудование, в том числе и на мельницу. Налоги на продовольственные товары составляли 1,5 %; на ремесленные изделия - 2,5 % [4, с. 165].

Во Флоренции была предпринята попытка не только привести все налоги в систему, но и выработать определённые механизмы их сбора. С этой целью были созданы 73 налоговые группы (по сходным профессиям). Затем их представляли на открытые торги. Каждая группа продавалась тому откупщику, который предлагал самую высокую цену. При этом учитывалась и его добропорядочность. Прибылью откупщика являлась разница между оценочной суммой налогов и реальной величиной налоговых поступлений. Особенностью налогообложения Кёльна было отсутствие прямых налогов. Основой городского бюджета являлись косвенные налоги. Их было немало. Только на кёльнское пиво в XIV-XVI вв. было установлено шесть налогов и столько же начислений на его цену. Среди них «пивной пфенниг», «бюргерский солодовый пфенниг», «солодовый пфенниг пивовара», «налог на импортное пиво», «специальный налог на красное пиво» и др. В XVII-XVIII вв. происходило дальнейшее совершенствование налогообложения как в области упорядочения их числа, так и механизмов сбора. Система откупов, которая была основана на предпринимательском расчёте и преследовала цель давать государству как можно меньше, уже не устраивала власти. Государство уже не только берёт, но и даёт, перераспределяет, содействует благоденствию большинства населения и устанавливает социальный мир.

В Германии налога на зарплату и подоходного налога не существовало. А в середине XVIII в. главным налогом был акциз, ставки которого колебались от 5 до 25 %. В кайзеровской Германии действовал принцип: «империи - косвенные налоги, государствам, входящим в неё, - прямые налоги». Однако они не покрывали расходов государства. Ситуация изменилась с введением имперского социального страхования.

Во Франции XVIII в. 50 % бюджета страны формировалось за счет прямого налога. В Англии, к примеру, за счет прямых налогов финансировалась только У часть бюджета. Французский налог (талья) выплачивало крестьянство. Помимо этого существовали подушный и подоходный налоги. В среднем налоги, выплачиваемые крестьянами и буржуазией, давали 10-15 % всех валовых доходов. Однако единая налоговая территория в стране создана не была.

Англия оказалась единственной страной, в которой сформировалась система налогообложения. Прямые и косвенные налоги были дополнены местными налогами на содержание бедных. В сельской местности выплачивали подушный налог.

В XIX в. налоговая система совершенствуется в интересах государства и различных слоев населения. Становление системы цивилизованного налогообложения осуществлялось в последующее столетие.

Развитие экономических партнерств, не связанных родством. Самой древней формой хозяйственной организации были семейные предприятия. Главным источником их финансирования служили денежные средства семьи, а предпринимательские и управленческие функции осуществляли члены семьи или родственники.

Тем не менее уже в эпоху средневековья для реализации крупных деловых проектов (морская торговля, судостроение и г. д.) использовали возможности финансирования со стороны как правительства, так и солидных фирм. Особенно прослеживалась такая тенденция в XVI в. В XVII в. была создана новая модель организации в виде экономического партнерства, не связанного родственными отношениями. Его основными формами стали товарищества и компании, основанные на идеях верности, доверии и взаимной поддержки. Все деловые операции были объединены рамками одной хозяйственной единицы, которая представляла собой непрерывно развивающееся дело. Дело продолжали потомки его основателей. Долговечность дела обеспечивалась естественной сменой поколений и постоянными инновационными процессами.

Одним из ранних решений крупных деловых проектов были истинные товарищества (т. е. объединения двух компаньонов, один из которых оставался на берегу, а другой отплывал на корабле в место назначения). Обычно такое товарищество создавалось на одно плавание, которое, однако, могло длиться несколько месяцев. Таких товариществ в Генуе в 1155-1164 гг. насчитывалось до 400, а в Марселе в XIII в. - до 360. Аналогичные товарищества создавались и в других приморских городах.

Наряду с этим появились товарищества с коллективным именем, разновидностью которых стали коммандитные товарищества. Они включали компаньонов двух типов: одни из них несли ответственность всем своим имуществом, другие - только в пределах своего вклада. Впервые коммандитные товарищества появились во Франции. 1. Формирование системы моральных и религиозных норм, отвечающих интересам коммерческих кругов. Основы деловой этики, определяющей типы поведения коммерсантов (по мнению М. Вебера), заложены кальвинистской ветвью протестантизма. Кальвин призывал: «Нам следует стремиться к таким целям, которые не отклоняют нас от путей невинно- 15 - сти» [19, с. 136]. Он предложил деловому миру идею, которая затем широко рас-пространилась: стремление к почестям и богатству допустимо только при наличии прилежания, усердия и надёжности.

На этой основе постепенно складывается кодекс чести коммерсантов. Его приоритетами стали преданность своему делу, надёжность, усердие, бережливость, выполнение взятых обязательств, честность, пунктуальность, верность групповым интересам. Эти приоритеты были очень важны в период формирования рыночных отношений.

Церковь постепенно отдалялась от принятия хозяйственных решений, хотя она раньше и навязывала их на уровне правительств (к примеру, фабричное законодательство в Англии). Представители делового мира, в свою очередь, становились менее чувствительными к церковным запретам. Если они не подтверждались собственной деловой практикой, то коммерческие круги их отвергали (в частности, ограничения на ссудный процент).

Система моральных ценностей и этических норм поведения, подходящая для рыночных отношений, создавалась столетиями. Еще в ХIV-ХV вв. итальянские купцы стремились «не только дешевле покупать, дороже продавая», но и «быть честными и вести себя степенно» [14, с. 95]. Таких принципов придерживались в среде воинов и моряков.

Инновации в технологии. В самом общем виде все инновации в технологии можно свести к трём технологическим и одному организационному изобретениям.

К технологическим изобретениям относятся, во-первых, использование силы воды и пара в фабричном производстве; во-вторых, замена дерева как конструкционного материала на железо и сталь; в-третьих, инновации в средствах связи.

К организационному изобретению относится переход от ремесленных мастерских к фабричному производству.

Условия и принципы формирования технологических изобретений. Технологические инновации в западных странах развивались неоднозначно. Однако можно выделить некоторые общие черты и принципы их формирования.

Первое. Раньше инновации в технологии были связаны с производством предметов потребления и касались совершенствования их технологий. К концу XVII в. громоздкие повозки были заменены на более удобные и лёгкие; полностью изменился облик дворцов, особняков и церквей; появились изменения в одежде, хотя материалы для её изготовления были те же самые, что и в XV в.

Второе. Инновации в технологии прежде касались механики. Так, в XVII в. были созданы механические часы. Однако интерес к часам сначала не носил прикладного характера. Помимо коллекционеров их покупали модники и любители изящного. Точное время становится символом фабричной дисциплины труда значительно позже. Затем появился хронометр, изобретённый плотником Харрисоном. Эксплуатация морских хронометров обеспечивала безопасность плавания. В XIX в. часы были востребованы железнодорожным транспортом. С этого времени высокоточные часы становятся символом новой эпохи.

Третье. Прагматический подход характеризует изобретательскую и инженерную мысль. Однако здесь чётко прослеживаются два пути: донаучный и научный.

Вплоть до XIX в. промышленные технологии были результатом труда ремесленников и инженеров, не имевших научной подготовки. Они возникали, как правило, на основе опыта и традиций. А предприимчивые ремесленники, взяв за основу купеческую формулу успеха, благодаря личной одарённости, терпению и профессиональному мастерству внедряли инновации в производство. Технические новшества были ответом на сформировавшиеся экономические потребности.

Позднее технологические изобретения становятся результатом научных исследований. Особенно интенсивно проходит этот процесс в Англии, где не только создается система подготовки научных и инженерных кадров, но и организуются университеты с целью рас-пространения знаний и внедрения инноваций в производство.

Такому необычному для того периода времени явлению способствовали следующие факторы:

Относительно высокий уровень образованности в обществе, которое воспринимало всё новое не только в своей стране, но и во всём мире.

Наличие денежных средств, позволяющих субсидировать научные исследования.

Конкуренция со стороны других государств мира и прежде всего Голландии.

Королевское общество, выполнявшее роль Академии наук в Англии, возникло ещё в

1662 г. Его основными принципами стали эксперименты, наблюдения за жизнью природы, точные математические расчёты.

В течение XVIII в. в Англии было создано множество научных центров, где готовили кадры для промышленности (университеты в Глазго, Эдинбурге, Манчестере и др.). Возникли академии, где давали научно-техническое образование. В 1799 г. был создан Королевский институт, целью которого стало широкое распространение знаний и внедрение изобретений и усовершенствований в промышленности. Девиз «знание - сила» взят на вооружение промышленностью.

Высокий уровень образования и достаточно чётко функционирующая система подготовки квалифицированных кадров были присущи Швейцарии. Сочетание передовых отечественных и мировых технологий с высокопроизводительным квалифицированным трудом, несмотря на скудные природные ресурсы, невыгодное географическое положение, обеспечили ей экономическое процветание ещё в первой половине XIX в.

Однако в одних странах горстка учёных занимается наукой ради личного обогащения, в других тысячи талантливых учёных решают актуальные вопросы полезного развития общества.

В западных странах научная деятельность реализуется на основе следующих принципов:

Отсутствие иерархического управления. Деятельность учёных стимулируют интеллектуальные интересы, нацеленные на раскрытие тайн и загадок природы.

Финансирование научной деятельности осуществляется через различные источники: бюджеты университетов, правительственные гранты, субсидии, национальные благотворительные фонды.

Содружество западных учёных - это содружество экспериментаторов. Их объединяют методы Галилея и Бэкона.

Технологические изобретения осуществляются на уровне фирмы и на уровне страны.

На уровне фирмы были созданы научно-исследовательские лаборатории, которые решали возникающие проблемы, а затем способствовали потребительскому использованию полученных результатов.

Первая НИЛ появились в США в 1836 г. Она была создана в Бостоне химиком Ч. Т. Джексоном. В Германии промышленные лаборатории появились в конце XIX в.

Применение достижений науки в промышленности прежде всего предполагало тестирование, измерение, анализ и описание существующих процессов и продуктов. Научное тестирование и измерение стало использоваться в сталелитейной промышленности в 1864 г. в США. Затем НИЛ были открыты при Пенсивальской (1874) и при Барлипгтонской железной дороге в 1876 г. К 1889 г. в американской промышленности было создано 139 подобных НИЛ, а к 1918 г. - ещё дополнительно 553 [19, с. 257].

Источники инновационных идей и поиск новых. Основными источниками инновационных идей являются:

Научные исследования и НИОКР.

Скудные природные ресурсы.

Сформировавшиеся экономические потребности.

Продукция конкурентов.

Новые законы.

Потребности в формировании межгосударственных экономических отношениях. Научные исследования и НИОКР. Одним из основных источников инновационных идей являются научные исследования и НИОКР и прежде всего сами технологические изобретения. Они позволили не только создать новые отрасли промышленности, но и использовать собственные возможности для дальнейшего развития технологического процесса. Крупные технологические изобретения создают широкое поле деятельности для последующих инноваций. Сначала они были грубыми, примитивными, их полезные свойства были ограничены. Однако в каждом из них была заложена плодотворная идея, которая затем становится стимулом для преобразований и дальнейшего длительного технологического прогресса. К примеру, прообразом океанских кораблей были парусники с полным вооружением и обшивкой вгладь, которые начали строить ещё в XV в. В течение последующих четырёх столетий в них вносили технологические инновации. Среди них было всего несколько крупных и множество мелких усовершенствований. В результате появились испанские галеоны (XVI в.) и голландские корабли, тоннаж которых составлял у торговых от 200 до 600 т, а у военных - до 1 600 т (XVI в.). Это было небывалым явлением для того периода времени. Самым значительным достижением Голландии того периода стал специализированный коммерческий курьер, который был создан для перевозки зерна и древесины. По некоторым параметрам он похож на современный танкер. В дальнейшем появились английские бриги XVIII в. А в XIX в. на корабли поставили паровые двигатели Дж. Уатта и обшили их дешёвой сталью.

Аналогичным способом осуществлялся технологический процесс и в других отраслях экономики: развитие паровых двигателей и станков в текстильной промышленности (XVIII в.), совершенствование бессемеровского конвертера (XIX в.), развитие железнодорожного транспорта (XIX в.), совершенствование воздушного и автомобильного транспорта (XX в.) и др.

Скудные природные ресурсы. В качестве источника инновационных идей иногда выступали скудные природный ресурсы.

Система польдерного осушения. К I в. н.э. территория Нидерландов представляла собой преимущественно болотистую низину с большой морской лагуной в северо-западной части страны. В настоящее время 17 % территории Нидерландов находится под водой, т. е. ниже уровня моря. Самая низкая точка располагается на севере Роттердама. Более половины территории находится не выше 1 м над уровнем моря. Встречаются и холмы, но они занимают 2 % от всей площади. Такие непривлекательные с точки зрения среды обитания и развития экономики природные условия побудили нидерландцев жить по принципу «необходимость - мать изобретений». И они изобрели - польдеры - рукотворную землю. В Нидерландах даже появилась поговорка «бог создал море, а голландцы - берега» [18].

Ещё в глубокой древности жители прибрежных регионов поняли, что придётся отвоёвывать территорию у моря. Они начали со строительства дамб. В целях стимулирования их строительства был издан ряд законодательных актов. Так, в 1230 г. в «Саксонском зерцале» прямо указывалось: кто не хочет строить плотины, тому нет места за плотиной. Технология строительства дамб была проста, а орудия весьма примитивны: лопата, заступ, тачка. Ширина дамб иногда составляла 100 м, а высота 15м. Наиболее интенсивно велись работы в северной и северо-западной части (Голландия, Фрисландия и другие провинции). В XIII в. голландцы не только сооружали дамбы, но и проводили осушительные работы. Так появились польдеры, т.е. земельные участки, отгороженные дамбами и осушенные с помощью откачки воды и сброса её в море. Осушенные земли использовали в сельскохозяйственных целях.

Осушение начали проводить жители и других провинций. В результате площадь осушенных земель возрастала во все последующие столетия (за исключением XVIII в.) (табл. 2).

Площадь осушенных земель в Нидерландах (1200 гг. - 2000 гг.) [18, с. 182]

Таблица 2 Столетия Площадь осушенных земель, км2 1200-1300 350 1300-1400 350 1400-1500 425 1500-1600 710 1600-1700 1120 1700-1800 500 1800-1900 1170 1900-2000 2500 Значительный размах осушительные работы приняли в XVII в. - «золотом веке» Ни-дерландов. Площадь осушенных земель в этом веке составила 1120 кв. км, что было больше, чем в XIV в. в 3,2 раза, в XV в. - 2,5 раза, в XVI в. - 1,6 раза. Это объясняется, во-первых, ростом торговли и промышленности; во-вторых, увеличением количества населения. В XVII в. Нидерланды добились небывалых успехов и их стали именовать «образцовой капиталистической страной».

Объём осушительных работ в XVIII в. снизился в 2 с лишнем раза. В этот период времени страна потеряла лидирующее положение на мировом рынке (во второй половине века она уступила первенство Англии) и решала внутренние проблемы, обусловленные недостаточным уровнем развития промышленности. В XIX в. страна восстановила деловой статус в области системы польдерного осушения. В XX в. площадь осушенных земель составила 2 500 км , что превосходило уровень XIX в. в 2,1 раза. Всего за 1200-2000 гг. осушительные работы охватили 7 125 кв2. Ныне половину всей территории Нидерландов составляют искус-ственные осушенные земли.

Первый крупный Гаарлемский польдер был построен близ Амстердама в Голландии по проекту инженера Легваттера в 1641 г. Польдеры сооружали не только за дамбами, но и на месте торфоразработок. Они были расположены ниже и выше моря. Рекорд заглубления относится к польдеру оз. Эйссел - 35 м.

Высокие польдеры, т.е. расположенные на несколько метров выше уровня моря, находились в поймах рек. Вода самотёком спускалась в отводные каналы, а потом в шлюзы, открывающиеся во время морского отлива. Сооружение таких польдеров практиковали в Фрисландии и Тронингене. Польдеры, расположенные вдали от моря и рек, имели, как правило, две кольцевые дамбы. Между ними размещался отводный канал, куда сбрасывали воду.

Освоение польдеров занимало много лет. Осушенные земли сдавались в аренду фермерам. Впоследствии земля стала использоваться под строительные и транспортные нужды.

Специальная общественная служба эксплуатации польдеров сложилась ещё в средние века. Каждая городская и сельскохозяйственная община выбирала «смотрителя плотин».

Самым грандиозным успехом голландцев стало осушение целого морского залива Зейдер-Зе. Первый проект этого осушения был составлен ещё в 1667 г. X. Стевином. Однако для того времени он был слишком смелым. В конце XIX в. проект осушения залива предложил инженер-гидротехник К. Лели, который с дополнениями был принят к осуществлению, но не сразу. Необычность проекта, его масштабность, трудоёмкость, дороговизна и неприятие налогоплательщиками заставили нидерландский парламент отклонять его финансиро-вание целых 25 лет. Принять его заставила сама природа. В 1916 г. на страну обрушилось наводнение с многометровым нагоном морской воды, катастрофическое по своим последствиям. Осушение залива начали в 1920 г., когда его автор К. Лели стал министром транспорта и водного хозяйства. Строительные работы по возведению дамбы велись одновременно с сооружением польдеров.? В 1927 г. был построен первый опытный польдер Андейк площадью 40 га; в 1930 г. - Вирингермер (20 тыс. га); в 1937-1942 гг. - Северо-восточный польдер с центром в Эмме- лорде (48 тыс. га); в 1950-1957 г. - самый большой польдер Восточный Флеволанд (54 тыс. га); в 1959-1968 г. - Южный Флеволанд (43 тыс. га).

В настоящее время польдеры используются для сооружения промышленных предприятий, жилых домов, транспортного и энергетического строительства. На территории польдеров появляются целые города и промышленные регионы. Идея рукотворной земли оказалась привлекательной для других стран. Но она была востребована только в начале XVII в. англичанами.

Сформировавшиеся экономические потребности. Зачастую источником инновационных идей являются сформировавшиеся экономические потребности в товарах и услугах.

В начале XIX в. в западном обществе резко обострилась проблема сохранения продовольственных продуктов. Особую остроту она приобрела в армии и в городах. С целью её решения Наполеоновским обществом поощрения промышленности была объявлена премия в 10 тыс. франков. Её получил парижский кондитер Н. Апперт, который в 1810 г. изобрел консервирование. Сохранение продуктов осуществлялось в стеклянных банках, сначала выдерживающихся в кипящей воде, а затем наглухо запечатывающихся. Консервирование в жестяных банках, покрытых оловом, появилось два десятилетия спустя (1830 г.).

Продукция конкурентов. Что касается продукции конкурентов, то особенно тщательно изучаются её качество и условия, в которых она производится. При выявлении нестандартных элементов вносятся изменения в свою продукцию с использованием различных инноваций.

В этом отношении показателен случай, связанный с предпринимательской деятельностью Г. Форда, у которого в 1905 г. возникла идея новой модели автомобиля. Однако для её реализации был нужен новый материал. Его он открыл случайно, познакомившись с продукцией конкурента. На авторалли в Палли-Бич (1905 г.) в результате столкновения был разбит французский автомобиль. После аварии Г. Форд, которого заинтересовал французский автомобиль, подобрал осколок. Он был лёгок и твёрд. Передав его своему помощнику, Г. Форд попросил собрать о нём информацию. Позже выяснилось, что осколок был из стали, содержащей ванадий. Запросы, отправленные на все заводы США, выявили, что никто из них не может поставить такую сталь. Выписав из Англии специалиста, умевшего заводским способом получать ванадий, Г. Форд стал искать завод по его производству. После длительных поисков такой завод он нашёл в Кантоне, который и выполнил его заказ по производству этой стали. Позднее на заводах фирмы организовали выпуск двадцати двух видов стали, в состав которых входил ванадий. До опытов, производимых Г. Фордом, в автомобильной промышленности было только четыре сорта стали. Французский департамент торговли и промышленности, проведя в 1910 г. сравнительный анализ частей американской и французской моделей автомобиля, состоящих из стали, выявил, что сталь на фордовском автомобиле крепче. Более того, она создала основу для значительной экономии в весе [22].

Выбор инновационных идей и проектов. При отборе инновационных идей и проектов может возникнуть неопределённость, касающаяся, во-первых, технологической реализации и величины издержек производства, во-вторых, - реакции потребителей но новый товар

Такая непредсказуемость влияла на выбор инновационных идей. Предприниматели могли проиграть, но существовали и возможности большой выгоды. Производство микро-компьютеров, от которого отказались все ведущие американские производители компьютеров, французское плановое управление, японское министерство торговли, в итоге оказалось эффективным. При наличии одного центра принятия решений вероятность реализации инновационной идеи значительно уменьшалась.

Выбор инновационных идей осуществляли не только предприятия, но и представители отдельных профессий. Торговцы, организовавшие домашнюю текстильную промышлен-ность, да и сами ремесленники не выступили в роли основателей британской фабричной системы. Им стал производитель париков Р. Аркрайт, который сначала обратил чужие идеи в

станки, а потом создал фабрики, их использующие.

Причём вознаграждение за инновации носитель идеи получал как вознаграждение за патент. Основывая предприятие, изобретатель иногда получал вознаграждение в виде доли от прибыли на основе соглашения с другими участниками процесса. Однако чаще всего вознаграждение получали не инноваторы, а предприятия. Его величина зависела от коммерческого успеха предприятия и размеров прибыли.

Сопротивление инновациям и его преодоление. Сопротивление инновациям осуществлялось как неформальными методами, так и с помощью государственного и религиозного контроля. Трудосберегающие машины ломали, а фабрики полностью сжигали. Как правило, государственный и религиозный контроль в западных странах отсутствовал. На технологические изобретения не требовалось разрешения. Поэтому изобретений было немало.

В одних странах могли запретить или ограничить введение тех или иных инноваций, а в других странах их поощряли. К примеру, английский закон требовал, чтобы перед каждым автомобилем бежал человек с красным флажком. В других странах (США, Германия) все ограничения, касавшиеся автомобильного транспорта, были отменены. Несмотря на противодействие английских законов, автомобильная революция в стране развивалась.

В самой Англии законодательные ограничения по поводу введения инноваций были обусловлены следующими причинами:

возможностью появления безработицы;

наличием конкурентной продукции других стран;

колониальной политикой страны.

Английский парламент, опасаясь безработицы, еще в 1551 г. принял закон, который запрещал использовать новые устройства в текстильной промышленности. В 1589 г. пастор английской церкви В. Ли изобрел простую вязальную машину, делавшую 1000 стежков в минуту (вязальщик высокой квалификации - только 100). Впоследствии она была усовершенствована. Однако В. Ли в патенте было отказано. Впервые свои машины он представил в Ноттингамшире, где они были разрушены толпами вязальщиков. Позднее во Франции он построил фабрику благодаря покровительству Генриха IV. Однако после его смерти фабрика была закрыта. Но вязальная машина продолжала распространяться и совершенствоваться.

Главным конкурентом Англии в XV - середине XVIII в. была Голландия. Изобретённый в этой стране вращающийся ткацкий станок, ткущий одновременно большое количество лент, был запрещён английским правительством в 1638 г. Но это не могло задержать его внедрение в промышленность.

Английское законодательство препятствовало внедрению определенных технологических инноваций и в колониях. Так, в 1750 г. был издан «железный закон» (Айрон-акт), согласно которому категорически запрещалось создавать в колониях сталеплавильные печи, железоделательные мастерские, прокатные станы и др.

Технологические изобретения и их развитие. Первым технологическим изобретением можно считать использование силы воды и пара в фабричном производстве на судоходном транспорте [19, с. 152]. Для изобретения парового двигателя понадобилось не одно столетие. До появления парового двигателя основным источником энергии были водяные и ветряные мельницы, тягловые животные и мускульная энергия человека. Самыми дешевыми были водяные и ветряные мельницы. В европейских странах до XVIII в. было немало мастерских, работавших на энергии от водяных или ветряных мельниц. С помощью водяных мельниц мололи зерно, откачивали воду из шахт, приводили в движение прядильные машины, снабжали города водой. Вода оставалась основным источником энергии и на ранних этапах развития индустриализации. Впервые паровой двигатель стали использовать в Англии в 1725 г. для откачки воды из шахт и других хозяйственных нужд. Изобрёл его Ньюкомен.

Однако изобретателем парового двигателя считают Дж. Уатта, лаборанта университета в Глазго, а датой его появления -1769 г. Через 45 лет он так изменил конструкцию прежнего двигателя, что потребление УГЛЯ сократилось на две трети. Он ввёл отдельный цилиндр для конденсации пара, двухтактный двигатель, центробежный регулятор, для управления впрыскиванием пара при разных нагрузках и другие усовершенствования. Дж. Уатт изобрёл паровую машину «двойного действия», пригодную для применения в различных областях производства и на транспорте. Впервые паровая машина была применена на хлопчатобумажных фабриках. С 1788 г. по 1803 г. хлопчатобумажное производство достигло небывалых объёмов, и этот период времени стали именовать «золотым веком» [26, с. 116].

Впоследствии Дж. Уатт вместе с фабрикантом Дж. Болтоном наладили широкое производство паровых машин.

В начале XIX в. последователи Дж. Уатта создали паровой двигатель высокого давления (1815 г.). Позднее на этой основе появились топки, котлы, двигатели и передаточные механизмы, пригодные для локомотивов и судов.

Так, механик-самоучка Д. Стефенсон усовершенствовал паровую машину и создал паровоз. Его скорость составляла 20 км, но для того периода времени она была колоссальной.

Первая немецкая паровая машина была изобретена в 1785 г. [26, с. 135]. Однако внедрение паровых двигателей в стране началось позже. На всех предприятиях Силезии в 1837 г. их насчитывалось всего 8 общей мощностью 158 л. с. А на хлопчатобумажных фабриках английского графства Ланкашир функционировало 714 паровых машин общей мощностью 20 тыс. л.с. [13, с. 62]. Число паровых машин в Пруссии в 1837-1849 гг. увеличилось с 419 до 1444 [26, с. 135]. В середине XIX в. насчитывалось 90 пароходов и 429 паровозов [26, с. 135]. В США в силу изобилия водной энергии и дешевизны водяного двигателя широкое использование паровых машин началось лишь в 40-е гг. XIX в.

Аналогичная ситуация складывалась и во Франции, где применение пара в начале XIX в. было редким явлением. В 1800 г. во французской промышленности имелось всего 15 паровых двигателей (в Англии их насчитывалось 300) [13, с. 58]. В 1830 г. число паровых двигателей увеличилось и составило 625 [26, с. 124]. Их широкое распространение началось в середине XIX в. Так, если в 1852 г. их было 6 тыс., то в 1869 г. - 26 тыс., т. е. увеличение в четыре с лишним раза [26, с. 127].

Создание паровых двигателей, во-первых, произвело подлинную революцию в развитии производства; во-вторых, способствовало становлению фабричного производства; в- третьих, выявило практический характер научных достижений; в-четвертых, значительно снизило издержки производства. К примеру, стоимость английских промышленных товаров, произведенных с помощью машин, непрерывно снижалась. Фунт бумажной пряжи, стоил в 1788 г. 35 шиллингов, в 1800 г. - 9 , а в 1833 г. - всего 3 шиллинга, т.е. цена уменьшилась почти в 12 раз.

Второе технологическое изобретение - это замена дерева как конструкционного материала на железо и сталь.

До XV в. процесс производства железа был медленным, трудоёмким, требовал много руды и топлива, а выход был незначительным. Производство железа осуществлялось в плавильных печах, высота которых в течение XIV и XV вв. увеличивалась. В результате этого появились доменные печи. Они сверху загружались древесным углём, рудой и флюсом для устранения примесей. Из нижней части выливалось железо. Оно, как правило, было в форме болванок, которые содержали до 3 % углерода. Болванки поочерёдно нагревались и ковались. Печи работали 20 недель в году. Летом они закрывались из-за недостаточного напора воды. Производительность плавильных печей с поддувом за год составляла 360 т (12 т в неделю). Однако стаффордширские печи давали до 1660 т в год [26, с. 162].

Производительность печей сдерживали:

дальность и дороговизна перевозок древесного угля;

размеры печей, ограниченные мощностью привода для воздуходувных насосов. Эта проблема была успешно решена изготовлением одного из первых двигателей Дж. Уатта.

Усложнение конструкций и увеличение размеров печей позволили наладить производство чугуна, позднее - стали. Соединение этих процессов существенно снизило затраты на топливо.

Однако в конце XVII в. выплавка чугуна потребовала много древесного угля, запасы которого истощались. Начались поиски новых видов сырья и новых технологий. В начале

в. кузнецы в процессе плавки чугуна стали добавлять кокс. А инженер А Дерби предложил добавлять негашеную известь, что позволило выплавлять чугун высокого качества. В 1756 г. он основал чугуноплавильный завод, который давал в год до 8 тыс. т чугуна. В 1700 г. во всей Англии было произведено 18 тыс. т чугуна [26, с. 116].

В Германии первая доменная печь для выплавки чугуна на каменном угле появилась в Силезии в 1796 г. [26, с. 135].

Первая доменная печь на минеральном топливе в США начала действовать в 1837 г. За 1847-1857 гг. было построено 100 доменных печей. Выплавка чугуна всё время возрастала. Если в 1810 г она составляла всего 55 тыс. т, то в 1830 г. уже 180 тыс. т, а в 1860 г. - 1 млн. т [26, с. 150].

Вплоть до второй половины XIX в. процесс выплавки стали был медленным и дорогим. После серии .экспериментов в течение ряда лет Г. Бессемер ввел в производство конвертер - огнедышащее устройство, которое позволило выпускать самую дешевую сталь в мире. Это стало грандиозным достижением XIX в. и положило начало эпохи стали.

Первый ручной горн (да и тот иностранный) появился в Германии в 1824 г. [28, с. 242-244]. Средневековые методы выплавки стали здесь использовали вплоть до 40-х гг.

в. Коксование угля начали проводить в Силезии. Однако широкое распространение про-изводства чугуна и стали пришлось на вторую половину XIX в. К 1855 г. в Руре насчитывалось 25 печей и примерно столько же в Силезии. Эти печи давали 50 % всего германского чугуна.

Производство бессемеровской стали началось в 1863 г. Сначала его осуществляли мартеновским способом. В 1881 г. стали использовать технологию выплавки Гилкриста- Гомаса. В 1895 г. Германия по производству стали догнала Великобританию, а в 1914г. превосходила в два раза [28, с. 142-144].

Началась замена дерева как конструкционного материала на железо и сталь. Сначала машины делали из дерева с некоторыми чугунными и стальными деталями. Теперь их полностью изготавливали из чугуна и стали.

Эти материалы стали использовать в самых разнообразных отраслях производства. В 1779 г. был построен первый железный мост через р. Северн в Колбрукдейле, высота которого над водой составляла 12 м, ширина пролётов - 31м. Из чугуна и стали изготавливались колёса, рельсы, локомотивы. Из них же делали двигатели внутреннего сгорания, которые нашли применение в автомобилях, самолётах, дизельных локомотивах.

Строились небоскрёбы, армированные сталью. Из чугуна и стали сооружались суда. Новые конструкционные материалы увеличили срок службы изделий, повысили скорость средств передвижения, позволили создавать более точные и сложные механизмы. Из чугуна и стали начали изготавливать военную продукцию (броня, пушки и т. д.). Изготовление различных видов оружия потребовало новых сортов стали и новых технологий её штамповки и обработки. Производство приобретало политический характер, поскольку каждое государство стремилась создать мощный ВПК. Это стало особенно заметно в 1850-е гг.

Третье технологическое изобретение - инновации в средствах связи. Основными из них являются изобретения печатного станка, телеграфа, телефона, прокладка атлантического кабеля в 1859 г., применение паровых двигателей в типографиях и многое другое. В основном эти инновации возникали в XIX в. Однако наборная машина появилась ещё в XV в. и стала его величайшим изобретением. В конце века насчитывалось 200 печатных станков, что позволило выпустить примерно 15 млн. книг [28]. В последней четверти XVII в. каталоги самой большой в Европе книжной франкфуртской ярмарки содержали 40 тыс. названий. Внедрение паровых двигателей в печатном деле сделали ежедневные газеты и книги дешёвыми и доступными для многих сотен тысяч европейцев. В 1814 г. немецкие изобретатели К. Кенниг и Г. Ваммер создали установку для скоростного книгопечатания [26, с. 135].

В 1837 г. в Англии У. Кук и Ч. Уинстон запатентовали электромагнитный телеграф- ный аппарат. Несколько позже, в 1847-1852 гг., была проложена телефонная линия между портами Дувр и Кале.

Технологические изобретения по странам. По количеству технологических изобретений лидировала Англия, где они проникли во все сферы экономики.

Инновации в технологии широко использовались в станкостроении. Во второй половине XIX в. были изобретены ткацкий станок с суппортом, строгальный станок, который позволил обрабатывать детали с точностью до малых долей дюйма. В результате этого началось производство инструментов различных модификаций.

В 50-е гг. XVIII в. началось строительство британской системы каналов. Владельцы угольных копей построили каналы между Уэрсли и Манчестером в 1795 г., в результате чего цены на уголь снизились вдвое [26, с. 117]. Потом была сооружена сеть каналов, соединившая Манчестер с морем, рекой Трент и районами гончарного производства. Когда строительство Большого соединительного канала было закончено, транспорт стал дешевле в 4 раза. Помимо этого начались разработки соли и усиленное развитие гончарного дела.

Позднее водные пути были сформированы так, чтобы соединить судоходные реки друг с другом. До середины XVIII в. было сооружено 1000 миль, а с 1750 по 1820 гг. - 3000 миль судоходных водных путей [28]. Британская система каналов оставалась основным средством передвижения вплоть до появления железнодорожного транспорта.

Англия первой в мире создала железнодорожную сеть. Первая в мире железная дорога в 1825 г. соединила Стоктон и Дарлингтон. Она открыла эру строительства железных дорог. Потом Англия стала строить железные дороги во всех странах мира, в том числе и в колониях и полуколониях.

В итоге железнодорожный транспорт изменил структуру экспорта. Если раньше он состоял преимущественно из предметов широкого потребления, то теперь в нём всё больше становилось товаров производственного назначения: паровозы, рельсы, железнодорожные платформы и многое другое.

Были технологические изобретения и в области традиционного автодорожного транспорта. В конце XVIII в. Ж. Макад разработал способ твёрдого покрытия поверхности дорог.

Инновации в сельском хозяйстве касались не только введения новых зерновых культур и севооборотов, но нестандартных новшеств, не имевших аналогов в мире:

чередование полей зерновых культур с временными пастбищами;

огораживание и укрепление полей.

Открытая система полей, существовавшая ранее, препятствовала введению новых зерновых культур и чередованию полей с пастбищами из-за разногласий между земледельцами и скотоводами. Огораживание полей началось XVII в. и активно проводились на протяжении первых шести десятилетий XVIII в. К этому времени около половины полей были огорожены. По уровню производительности труда в сельском хозяйстве Англия оказалась далеко впереди всех стран.

Широкое использование технологических изобретений во всех отраслях экономики превратило Англию в индустриальную державу. Её стали называть «главной фабрикой мира».

В США инновации в технологии обусловлены спецификой становления страны:

Первое. В XVII в. Североамериканский континент был английской переселенческой колонией. Структура населения была неоднородной как но социальному и этническому происхождению, так и по политическим и религиозным убеждениям.

Второе. Колонизация происходила в острой борьбе с коренным населением - индейцами, которые в конечном итоге были лишены своих земель.

Третье. В стране ощущалось влияние иностранного, особенно английского, капитала.

Четвертое. Вместо паровой машины здесь применялось водяное колесо в силу изобилия водных ресурсов.

Пятое. Использование изобретений и открытий было более оперативным и эффективным.

Шестое. Стандартизация производства, изделий, механизация и автоматизация тех-нологических процессов осуществлялись быстрыми темпами.

Седьмое. Мануфактурное и фабричное производства существовали параллельно.

Инновации в технологии наряду с динамикой наверстывания вывели США в число лидеров по ряду изобретений. В США были изобретены пароход, швейная машина, кольт, пишущая машинка и др.

Развитию инноваций в области прядения и ткачества США во многом обязаны английскому рабочему С. Слейтеру. В США была объявлена премия за изобретение ткацкой машины. Английские законы запрещали вывоз чертежей ткацкой машины. Однако С. Слейтер восстановил их по памяти. Первая текстильная фабрика была основана в 1791 г. М. Брауном, где с помощью С. Слейтера был установлен станок Аркрайта. Позднее С. Слей- тер открыл фабрику с применением водяной и паровой машины.

Хлопкоочистительная машина была изобретена Э. Уитни в 1793 г. В 1815 г. после открытия хлопчатобумажной фабрики Ф. Лоулем началась последовательная автоматизация производственных процессов, что открыло новую эру в промышленности.

В последующие годы (20-40-е гг. XIX в.) были изобретены цилиндрическая машина для механической набойки тканей, станок по набойке тканей и др. В течение 40-50-х гг. появляется мюль-машина. Она состояла из 1088 веретён, производила в день 3264 мотка пряжи и заменила труд 3000 человек [26, с. 149]. В 1860 г. в США функционировала 1091 хлопчатобумажная фабрика с числом веретён более 200 тыс. В южных штатах насчитывалось 159 фабрик и 300 тыс. веретён [26, с. 149].

В результате резко возросло потребление хлопка. Если в 1800 г. оно доставляло 19 тыс. кип, то в 1870 г. - 1163 тыс. кип [1, с. 132]. Американские ткани на всемирной выставке в Лондоне в 1851 г. получили первую премию.

Металлургия долгое время оставалась отсталой отраслью. Но затем производство чугуна резко возросло за счет введения ряда инноваций в технологии. Если в 1800 г. производство чугуна составило всего 0,04 млн. т, то в 1870 г. - 1,7 млн. т [1, с. 232].

Инновации в технологии позволили создать собственное машиностроение. К середине XIX в. появились крупные заводы паровых двигателей (Нью-Йорк, Пенсильвания). Были построены паровозостроительные заводы в Балтиморе, Питсбурге, Филадельфии и других городах. Местные крупные заводы стали изготавливать станки, оборудование для предприятий легкой промышленности, железнодорожные рельсы и др. Началось производство машин машинами.

В 1830 г. была открыта железная дорога Балтимор - Огайо длиной в 21 км. К 1860 г. построили 49 тыс. км железной дороги, а в 1870 г. их протяжённость составила 85 тыс. км [1, с. 232]. Усиленно развивается речной транспорт. Пароходы по реке Гудзон начали ходить ещё в 1807 г. Инновации в США затронули не только промышленность и транспорт, но и сельское хозяйство. В 40-50-е гг. было налажено производство механических сеялок, молотилок, сенокосилок, культиваторов. Высокой производительностью отличались жатвенная машина Маккормика и комбинированная молотилка с веялкой Хейрема [13, с. 66].

Инновации в технологии в сочетании с другими факторами обеспечили США лидерство в мировой промышленности. Если в 1860 г. США занимали третье место в мире, уступая Англии и Франции, в 1870 г. - второе после Англии, то в 1880 г., 1890 г. и в 1900-1913 гг. они были первыми [1, с. 232]. Удельный вес в мировой промышленной про-дукции в 1913 г. в США составлял 36 %. В Англии он был равен 14 % [1, с. 233].

Особенностью развития экономики Франции была значительная доля производства предметов роскоши, основанного на ручном труде высококвалифицированных ремесленников, который не могла заменить техника. Тем не менее технологические изобретения стали внедряться ещё в конце XVIII в. в текстильной промышленности. Так, в 1790 г. во Франции насчитывалось 89 прядильных машин, в 1805 г. - 3300 [26, с. 124]. Механизация ткацкого дела началась с 1803 г. Особенно она ускорилась после изобретения Ф. Жираром в 1805 г. знаменитого станка по производст- ву узорчатых тканей. Позднее Ф. Жирар изобрел многопрядильную машину. Ему была вручена премия в 1 млн. франков. Число установленных механических веретен непрерывно увеличивалось. К примеру, по сравнению с 1845 г. оно возросло на 56 % [26, с. 128].

Развивалась и тяжёлая промышленность. Выплавка чугуна в 1830 г. по сравнению с 1815 г. удвоилась, в 1846 по сравнению с 1832 г. возросла в 2,6 раза, с 1851 по 1869 г. - в 3 раза. Производство чугуна в 1870 г. составило 1,2 млн. т, в 1880 г. - 1,7 млн. т, в 1890 г. - 2 млн. т, в 1900 г. - 2,7 млн. т, в 1913 г. - 5,2 млн. т [1, с, 235]. Непрерывно возрастало производство стали. С 1851 по 1869 г. оно увеличилось в 8 раз. В последующие десятилетия 1870, 1880, 1890, 1900 и 1913 гг. её производство соответственно составляло 0,08, 0,4, 0,7, 1,6 и 4,7 млн. т [1, с. 235].

Крупнейшим в металлургии был завод в Крезо, на котором работали 10 тыс. человек. Завод выпускал также вагоны, паровозы, рельсы, различные машины, которые использовались не только в стране, но и за рубежом. В 1851 г. на всемирной выставке в Лондоне французская техника заняла второе место, уступив только английской. В дальнейшем металлургические предприятия объединились в предприятие Камите де Форж, существующее и ныне. Ему принадлежали сотни доменных печей.

Увеличилась и добыча угля. Если в 1870 г. она составляла 13,2 млн. т, в 1880 г. - 19,4, в 1890 г. - 26,1, в 1900 г. - 34,4, то в 1913 г. - 40,8 млн. т [1, с. 235].

Использование паровых двигателей в промышленности в 1830-1846 гг. увеличилось в 7 раз. Длина железнодорожной сети выросла более чем в 9 раз. Однако тяжёлая промышленность уступала по своему развитию лёгкой. В производстве мировой промышленной продукции Франция в 1860 г. занимала второе место, уступая только Англии. Постепенно Франция утратила лидирующие позиции: в 1870 г. она занимала второе место, в последующие десятилетия (1880, 1890, 1900 и 1913 гг.) - только четвёртое, уступая США, Англии и Германии [1, с. 235].

Германия, в отличие от США, не имела столь благоприятных условий для развития экономики. Развитие её экономики сдерживали политическая раздробленность (на территории страны насчитывалось около 300 мелких государств), таможенные пошлины (при перевозке товаров из Дрездена в Магдебург пошлины приходилось платить 166 раз), цеховая сис-тема, сохранявшаяся вплоть до 60-х гг. XIX в. [26. с. 134].

Даже в первой половине XIX в. Германия была аграрной страной, являясь придатком таких промышленных держав, как Англия, Голландия и Франция. Из Германии в основном вывозили лес и сельскохозяйственное сырьё. Промышленные изделия производились преимущественно трудом ремесленников.

Индустриализация, сопровождающаяся внедрением организационных и технологических изобретений, началась в 60-е гг. XIX в. Именно в этот период мощность паровых двигателей увеличилась почти в 3 раза. Однако динамика наверстывания выявила целый ряд особенностей развития экономики. Основными из них являются:

1. Инновации в структуре народного хозяйства. В стране была создана собственная структура промышленности, не имевшая мировых аналогов. К примеру, возникновение анилиновой промышленности на основе получения красителей из каменного угля. Первый синтетический краситель был случайно открыт английским ученым Г. Перкинсом. В 1856 г. он получил из анилина (на основе угольного дёгтя) блестящую розовато-лиловую краску. Г. Перкинс являлся учеником А.В. Гофмана, немецкого химика, который с 1845 г. по 1864 г. работал в Королевском химическом колледже в Англии, но потом вернулся в Германию. А.В. Гофман внёс значительный вклад в становление анилиновой промышленности. В результате появилась новая отрасль в экономике и возник новый мировой рынок. [28, с. 242-248]. 1. Технологическое изобретение типа динамо-машины Э.В. Сименса в 1867 г. способствовало появлению еще одной новой отрасли экономики - электротехники и организации производства электроэнергии совершенно на новой основе. Ранее функционировала мощная и хорошо развитая английская газосветная промышленность. Теперь Германия решила про- 26 - блему с помощью электрических моторов.

Механизация немецкой промышленности осуществлялась на базе собственного машиностроения за счёт введения ряда отечественных и мировых изобретений. В 1803 г. в стране был изобретен цилиндрово-сверлильный станок, в 1807г. - горизонтальный, в 1835 г. - камнеточильная машина (Ж. Пешель), в 1836 г. - набивной станок (П. Гуммель) и др. Число машиностроительных предприятий в связи с этим возрастало. За 1846-1861 гг. оно увеличилось со 130 до 300 [26, с. 138].

Создание мощной военной промышленности. Её основой стали артиллерийские заводы Круппа, расположенные в Рейнской области. В середине XIX в. Германия выплавляла стали меньше, чем во Франции, в 1870 г. превзошла её (соответственно 0,2 и 0,08 млн. т), в 1890 г. - 2,2 и 0,7 млн. т, в 1900 г. - 6,6 и 1,6, в 1913 г. - 18,4 и 4,7 млн. т, т.е. больше чем в 4 раза. Производство стали в Германии в 1913 г. превосходит и её производство в Англии, соответственно 18,4 и 7,7 млн. т, т.е. в два с лишним раза. В 1913 г. больше стали производила только одна страна в мире - США (31,3 млн. т) [1, с. 233, 235].

Инновации в технологии осуществлялись наряду с организационными. Это прежде всего проявляется в высокой степени концентрации производства и труда. На машиностроительном предприятии Борзига в 1857 г. насчитывалось всего 37 рабочих, а в 1869 - 1600 [13,с.62].

Но особенно высокая степень концентрации производства и груда складывалась на предприятиях Сименса и Шукерта, где накануне первой мировой войны работали 80 тыс. человек [1, с. 242-248].

Высокие темпы развития промышленности. Её прирост составил только за 40-е гг. 13 %. Высокие темпы роста были присуши и железнодорожному транспорту. Первая железная дорога Нюрнберг-Фюрт была сооружена в 1835 г. Её длина равнялась 12 км. В 1848 г. общая протяжённость железных дорог составила 2,5 тыс. км. Однако Германия уступала в этом отношении Англии и Франции. Бурное развитие железных дорог происходило в 50-е гг. В их строительство в 50-е гг. было вложено 400 млн. марок, а в 70-е гг. - 4 млрд. марок [13, с. 63]. За 1851-1870 гг. протяжённость железных дорог увеличилась в 3 раза. На железной дороге функционировало 245 паровозов, из которых только 36 были немецкими [13]. Однако их число непрерывно возрастало. За 1851-1870 гг. число пароходов увеличилось в 8, а товарных вагонов в 12 раз.

Хлопчатобумажная промышленность развивалась в основном в Саксонии и сначала сводилась к переработке готовой английской пряжи. Потом ситуация изменилась. В 1846 г. в областях Таможенного союза насчитывалось 313 прядильных фабрик и 750 тыс. механических веретён [13, с. 136]. Льнопрядильное производство на машинной основе развивалось в Силезии. В 1839 с. в Пруссии уже функционировало 11 фабрик, которые изготавливали льняную пряжу. Центром производства шёлка был древний город Крефельд. Его изделия отмечались наградами на Лейпцигских ярмарках. В 1846 г. здесь работало 8 тыс. шёлкоткацких станков [13,с. 136].

В результате динамики наверстывания Германия постепенно занимает лидирующие позиции в производстве мировой промышленной продукции. В 1870 гг. она находилась на четвертом месте, уступая Англии, .Франции и США, в 1880-1890 гг. - на третьем, а в 1900-1913 гг. уже на втором месте, уступая только США [1, с.232].

Формирование системы фабричного производства. Становление системы фабричного производства (СФП) характеризуется следующими чертами:

Первое. Развитию СФП предшествуют инновации в торговле и обслуживающих её институтах.

Второе. Одним из условий успешного функционирования СФП является наличие капитала. Его источники в различных западных странах неоднородны. Однако, как свидетельствует деловая практика, основными из них являются само предприятие и банковская система.

Первые фабрики в Англии не требовали больших капиталов. К примеру, первая фаб-рика Аркрайта в Кромфорде была застрахована на 1500 фунтов, вторая - на 3000 фунтов. Введение паровых двигателей и строительство многоэтажных корпусов в конце XVIII в. увеличили стоимость страховки до 15 тыс. фунтов. Однако текстильное производство первых фабрикантов было весьма прибыльным делом. Фабрики сами финансировали своё производство, поскольку прирост был большим, а потребности в капитале умеренными. Причём снижения зарплаты рабочих и сокращения душевого потребления в стране не наблюдалось. Согласно данным, в 1760-1800 гг. в Англии не было общего сокращения душевого потребления. После 1800 г. душевое потребление резко возросло. Более того, владельцы фабрик основывали совместные банки, что свидетельствует о наличии избыточных финансовых ресурсов. Наличие такого источника финансирования подтверждено деловой практикой многих предпринимателей XIX в., в частности Г. Форда. Он создал финансовую концепцию, согласно которой:

Истинным источником финансирования может быть только само предприятие. «Капитал должен течь из фабрики, а не из банка» [22, с. 128-129].

«Умеренная прибыль справедлива, слишком высокая - нет». Поэтому необходимо постоянно снижать цены [22, с. 133].

Снижение цен предполагает введение более эффективных методов груда и производства. .

Кредит для предпринимателей - «это самое утончённое искушение». «Чужие деньги зачастую поддерживают лень» [22, с. 129].

Лучший капитал у предпринимателя «не кредит из банка, а его голова» [22, с. 160].

Следует отметить, что такая политика осуществлялась Г. Фордом, которого признавали гением в решении изобретательских и социальных вопросов, даже тогда, когда зарплата его рабочих была в два раза выше, чем на аналогичных предприятиях. Для Г. Форда предприятие, которое «скверно платит», всегда неустойчиво, а снижение зарплаты является «самым легким и отвратительным способом» справиться с трудным положением.

Банковская система финансировала фабрики с помощью различных кредитов, депозитов и т. д.

Третье. Создание новых фабрик и заводов стало одним из способов разрешения появившейся в Европе острой проблемы - обеспечения занятости населения.

Трудовые ресурсы западных стран XIX в. (за редким исключением) складывались из армии труда сельскохозяйственных работников, вытесненных по тем или иным причинам из аграрного сектора; армии труда, появившейся в результате ликвидации старой системы ученичества; и замены ручного труда машинным.

К примеру, в Англии армия труда сельскохозяйственных работников появилась в результате огораживания и перехода от общинной обработки земли, при которой каждая семья имела несколько полосок земли на разных полях, к отрубам.

Для огораживания было характерно следующее. Права на общинную землю принадлежали крупным землевладельцам. Крестьяне имели право выпаса. Для огораживания требовалось решение парламента. Крестьянам при положительном исходе дела предоставлялось право на огораживаемую землю. Однако крестьяне в парламенте были представлены в меньшинстве. Поэтому произошло обнищание сельскохозяйственных работников.

Организация отрубов имела положительные и отрицательные стороны. Одни крестьяне организовывали эффективное хозяйство и получали доходы, другие разорялись и пополняли ряды фабричных рабочих.

При старой системе ученичества за содержание и обучение ученика выплачивалась значительная сумма вперёд. Оплата труда учеников не производилась. Обычный срок обучения - семь лет. Оно предусматривало две цели: первая - научить ученика всем навыкам ремесла; вторая - эксплуатация труда учеников. Её отрицательными результатами стали:

Ограничение доступа к занятости и производству материальных благ.

Неэффективное использование трудовых ресурсов.? Ликвидация старой системы ученичества обеспечила промышленность новым трудо-выми ресурсами, причём с уже имеющимися определёнными навыками ремёсел.

Четвертое. СФП представляла собой постоянно изменяющийся процесс, в ходе которого использовались новые источники сырья и технологии; создавались новые, невиданные ранее изделия и возникали новые мировые рынки.

Пятое. Становление СФП осуществлялось с параллельными инновационными преобразованиями в аграрном секторе, в результате которых доля занятых в нём резко сократилась и составила в XIX в. всего 5 %, в средние века она была равна 80.90 %. Инновационные изменения в сельском хозяйстве касались прежде всего использования механической энергии. Инновации в аграрном секторе помимо этого затронули совершенствование методов и приёмов ведения хозяйства (организация ферм, региональная специализация вследствие совер-шенствования транспорта и др.), агротехники, улучшение пород скота, совершенствование методов их выращивания и др.

Шестое. СФП выявила новые подходы к собственности на средства производства. В совместном пользовании оказались почти все имеющиеся средства производства, поскольку отдельные работники не располагали достаточными денежными ресурсами для их приобретения.

Личная собственность на средства производства способствовала их эффективному ис-пользованию и бережному отношению к ним. Рабочие, не имевшие собственности на средства производства, относились к ней, как рабы. Широко было распространено воровство сырья и готовой продукции.

Хотя рабочие не владели орудиями труда, они могли иметь собственность иного рода: свою долю в акционерных предприятиях, кооперативах и т.д.

Седьмое. Высокая концентрация труда и производства практически затронули все основные отрасли промышленности.

Предприятия с повторяющимся циклом производства и большим числом рабочих встречались и ранее. К примеру, государственный арсенал Венеции, на котором строили суда; английские металлургические заводы, обычно расположенные в сельских районах вблизи залежей древесного угля и медных рудников, иногда насчитывали тысячи рабочих. Однако высокая степень концентрации производства и труда характерна для второй половины XVIII в.

Восьмое. СФП коренным образом изменила отношения между владельцами предприятий и рабочими. Владельцы решали финансовые и коммерческие вопросы, а рабочие выполняли производственные функции. Появилась иерархия. Сначала владельцы предприятий, соблюдая гильдейский принцип, предоставляли своим рабочим жилища. Однако впоследствии некоторые из рабочих их покинули, купив собственные дома. Это обеспечило рабочим, во-первых, большую личную независимость, во-вторых, отдалило их от фабрикантов.

Девятое. Почти во всех западных странах наблюдалось снижение издержек производства, которое сопровождалось снижением цен на промышленные товары. На предприятиях Э. Карнеги (США) добились резкого снижения издержек производств за счёт введения бессемеровской технологии производства рельсовой стали. Если в начале 1870-х гг. производство 1 т стали обходилось почти в 100 долл., то в 1890 г. - всего в 12 долл., т.е. в 8 с лишним раза снизились затраты на её изготовление [19, с. 223].

Сконцентрировав перегонку нефти на своих трех предприятиях, «Стандарт ойл» сократила затраты на производство галлона керосина. До 1882 г. они составляли 1,5 долл. в 1882 г. - 0,54 цента, а в 1885 г. - 0,45 цента, издержки производства уменьшились в 3,3 раза.

Технология производства алюминия на предприятиях Холла позволила снизить затраты с 87,5 франка за 1 кг до 3,75 франка в 1895 г., т.е. в 23 раза [ 19, с. 223].

Введение машин, набивающих сигареты, позволило США сократить издержки с почти одного доллара до примерно шести центов за 1000 шт. Аналогичное снижение произошло и в Англии.

Первые три германские фирмы, производящие в массовом масштабе голубой ализа- рин, сократили затраты на производство с 200 марок за 1 кг. в 1870 г. до - 9 марок в 1888 г. Издержки производства, таким образом, снизились в 22,2 раза [19, с. 223].

В США индекс розничных цен снизился со 100 в 1880 г. до 82 в 1890 г. [19, с. 221]. Примечательно, что это было общее сокращение цен.

Десятое. Главным результатом системы фабричного производства стал экономический рост. Особенно он заметен в британской промышленности. В период с 1791 по 1796 гг. она импортировала для текстильной промышленности в среднем 27 млн. фунтов хлопка в год; с 1896 по 1900 гг. - 1799 млн. фунтов, т.е. произошёл рост в 67 раз [19, с. 189]. Производство чугуна в чушках в 1720 г. составляло 25 тыс. т, а в 1800 г. - 200 тыс. т. К 1880 г. Британия уже производила 7 749 тыс. т чугуна, т.е. рост произошел в 39 раз [62, с. 169]. Рост охватил и другие отрасли промышленности. Если принять индекс промышленного производства 1913 г. за 100, то, он составил в 1810, 1830, 1850, 1870 гг. соответственно 7,3, 20, 28,5 и 44. Причем в производстве средств производства он соответственно равнялся 3,1, 6,5, 13,7, и 28,6; в производстве предметов потребления - 9,2, 18,9, 30,8, и 43,3. Аналогичная ситуация складывалась и в других странах.

Экономический рост в мировой промышленности сопровождался ростом сельского хозяйства, кредита и других отраслей. В 1850 г. общий оборот мировой торговли составил 14,5 млрд. марок, на долю инноватора - Англии приходилось 5,24 млрд. марок, а в 1870 г. эта доля составляла 14 млрд. марок при общей сумме в 37,5 млрд. марок. Общая доля Франции, Германии и США за это время увеличилась с 4,9 до 12 млрд. марок [13,с.57].

Одиннадцатое. Вместе с тем выяснилось, что ряд отраслей непригоден для системы фабричного производства. К ним относятся сельское хозяйство, транспорт, оптовая и розничная торговля, издательская деятельность, банковское и страховое дело и др. Индустриа-лизация этих отраслей осуществлялась путем введения отдельных инновационных изменений, совершенствования методов ведения дела, снижения цен на товары и услуги и др.

Лидером системы фабричного производства стала Англия и прежде всего её тек-стильная промышленность, в которой технологические и организационные изобретения осуществлялись одновременно.

Первым значительным изобретением в текстильной промышленности стал механический прядильный станок. Его изобрел Д. Аркрайт примерно в 1769 г. Этому изобретению предшествовал целый ряд инноваций. В 1733 г. механик Дж. Кэй создал летучий челнок, который повысил производительность труда вдвое; в 1738 г. появилась первая прядильная машина, в которой был механизирован весь производственный процесс, но машина приводилась в движение вручную; в 1765 г. Д. Харгривс изобрёл совершенную механическую прялку, на которой сразу можно было работать многими веретёнами (до 20). Однако она тоже приводилась в движение вручную [26,с. 115].

Первую фабрику с прядильной машиной на водяном колесе также создал Д. Аркрайт. Потом он организовал несколько фабрик в Мидленде, в Манчестере и Шотландии [19, с. 193]. Его называют «отцом английской фабричной системы». К 1790 г в Англии было создано 150 фабрик. Все они располагались на берегах рек или около запруд, поскольку двигателем было водяное колесо. Мощность водяных колес в среднем составляла 5 л.с., иногда превышала 10 л.с. По заказу Людовика XIV плотником Реннекином была изобретена и серия водяных колёс (громадная машина Марли). Реальная мощность её составляла 75 л. с., потенциальная - достигала 124 л.с.

Другим важным технологическим изобретением стал механический ткацкий станок. Его создал в 1785 г. Э. Картрайт. Производительность станка в 40 раз превышала производительность ткача, работающего вручную. В процессе усовершенствований в XIX в. они стали более надежными.

Ткачество развивалось параллельно с прядением. Однако на рынке преобладали низкосортные и дешевые ткани. Их выпуск был рассчитан на покупателей с низкими доходами. Тем не менее ткачество уступало механическому прядению. Пряжа пользовалась широким спросом, потому ее производство было сопряжено с меньшим рыночным риском.

Производительность ткацких станков возрастала, а качество тканей улучшалось. Ко-личество ручных станков сокращалось. Если в 1829-1831 гг. в Соединённом королевстве работало 225 тыс. ручных станков и 60 тыс. механических, то в 1844-1846 гг. их стало соответственно 60 тыс. и 225. К 1850 г. ручное ткачество практически исчезло, а на механических станках стали производить ткани отменного качества [19].

Организационные инновации проявились в текстильной промышленности в двух основных формах. Во-первых, был осуществлён перенос производства из жилищ рабочих на территории фабрик. Раньше торговцы снабжали ткачей всеми необходимыми материалами, но работали они дома. На ручных или ножных станках производили необходимые ткани и пряжу. Готовую продукцию закупали те же торговцы. Теперь все рабочие работали на фабриках в течение определённого времени. Во-вторых, предприятия текстильной промышленности, в отличие от других отраслей (к примеру, сталелитейной, гончарной и др.), специализировались на определенной стадии процесса изготовления ткани и размещались рядом друг с другом, т. е. формировались региональные текстильные комплексы, развитие которых было значительно ускорено за счет внедрения парового двигателя.

Технологические инновации и система фабричного производства в итоге привели к нестандартным явлениям, затрагивающим как экономические, так и политические вопросы.

Во-первых, традиционные хозяйственные связи постепенно заменяются рыночными отношениями, которые становятся основной чертой западной экономики. Отношения между работодателями теперь регулируются законами спроса и предложения. С этого времени условия найма определяются тем, что предлагает наниматель и принимает наёмный рабочий. Они могут быть ограничены законодательством, но незначительно (к примеру, использование женского и детского труда и т.п.) и требованиями профсоюзов, во-вторых, сложилось такое общество, при котором ни один класс не мог стать господствующим, как это было в эпоху феодализма.

Инновация в организации. Личная свобода выбора хозяйственной деятельности начиная с XV в. постоянно возрастала. Этого, однако, было уже недостаточно. С появлением фабрик в XVIII в. хозяйственная деятельность осуществлялась не только отдельными лицами, но и группами людей.

С возникновением транспортных систем и ростом производства сложилась потребность в формировании более многочисленных групп. Эта проблема разрешилась с изобретением публичной корпорации. Она имела по сравнению с ранее существующими формами организации предприятий два преимущества:

Первое. Распределение инвестиционного риска между отдельными участниками, которое осуществлялось путём приобретения ими и продажи своих долей участия в различных предприятиях.

Второе. Увеличение размеров корпораций, которое привело к использованию традиционных иерархических структур, аналогичных правительственным, армейским и церковным, но на новой основе.

Для осуществления хозяйственной деятельности такие корпорации наделялись особыми привилегиями. Помимо этого они имели и политические полномочия. Однако их правовой статус не был урегулирован вплоть до XIX в., когда был отработан механизм их простой регистрации. Комплекс законов, принятых в 1895-1914 гг., позволил создать условия для их эффективной работы.

Предшественником публичной корпорации принято считать римскую коллегию. Несколько человек, имея официальное разрешение, могли создать коллегию, которая владела собственностью, несла материальную ответственность и имела право возбуждать судебные дела. Основные положения её хозяйственной деятельности и организационная структура были отражены в уставе.

В средние века форму корпораций приняли гильдии торговцев и ремесленников. У них был устав, но он носил формальный характер. Гильдии владели собственностью, но она в основном была представлена благотворительными фондами. Их использовали для помощи членам гильдий. Вместе с тем гильдии зачастую наделяли правительственными полномо-чиями. К примеру, их высшие должностные лица могли производить проверки, расследо-вания и практиковать систему наказаний. В Англии, кстати, гильдии использовали как инструмент для сбора налогов.

Позднее корпорации выступили в двух формах: привилегированных и акционерных компаний. Привилегированные компании объединяли торговцев гильдии, наделённых правительственными монополиями на ведение торговли. Для вступления в них торговцы выплачивали определённый взнос. Они не вели торговлю на свои деньги, у них не было акций. Многие европейские страны практиковали такие компании.

Акционерные компании начиная с XVI в. создавались в Голландии, Англии, Франции, Дании и в других странах. Обычно их утверждали для ведения монопольной торговли.

Акционерные компании иногда выполняли и политические функции. Наиболее ярким примером является Ост-Индская компания, созданная в Голландии в 1602 г. Её именовали «государством в государстве». Она имела свои крепости, армию для защиты складов и контор. Этой компании были предоставлены права на заключение мирных и торговых соглашений.

Иногда акционерные компании создавались для осуществления колонизационных проектов. С этой целью в Англии была создана Ост-Индская компания. В Америке были организованы Виргинская компания, компания Массачусетского залива и др. Американские колонии зачастую были основаны английскими корпорациями.

Во Франции было создано до 78 корпораций, включая и французскую Ост-Индскую компанию. Аналогичные компании существовали в Дании и в других европейских странах. В дальнейшем эти компании утратили своё значение. На смену им пришли лицензированные корпорации, что произошло примерно в первой половине XIX в Они возникли прежде всего в строительстве и эксплуатации железных дорог, мостов, каналов, шоссе и в управлении банками в США. Затем подобные компании появились в сфере коммунальных услуг (газо- электроводоснабжении и городском рельсовом транспорте) и в конце XIX в. - в телефонной связи. На прежние эти корпорации были похожи наличием правительственных полномочий и монополий. Так, корпорации по строительству и эксплуатации железных дорог и каналов имели право принудительного выкупа земельной собственности, а банки - эмиссии бумажных денег под собственные кредитные ресурсы.

Предшественником современной деловой корпорации считают акционерные компании, основы которых были заложены английскими торговцами в XVII в. От корпорации акционерные компании отличались тем, что для их создания не нужно было принимать особые декреты. Однако они не могли успешно функционировать из-за отсутствия или несовершенства правовых норм. Более того, в Англии были приняты попытки воспрепятствовать их развитию. С этой целью был издан закон 1720 г. В нём акционерные компании объявлялись источником беспорядка. Этот закон действовал до 1825 г. Началась эра совершенствования правовых норм в отношении акционерных компаний. Так, в 1834 г. им было предоставлено право возбуждать дела в суде и быть подсудными через систему государственных обвинений.

В США также попытались совершенствовать правовые нормы деятельности акционерных компаний. Американское корпоративное право было более совершенным. Более того, после 1837 г. некоторые штаты (к примеру, Коннектикут) приняли законы о корпорациях, на основе которых разрешилось обрести статус корпорации без особых решений законодательных органов. К ним, однако, не относились корпорации, имевшие права принудительного выкупа недвижимости, и банки.

Только во второй половине XIX в. правительства Англии и США пришли к выводу, что традиционная система жесткого контроля над образованием корпораций не должна затрагивать акционерные компании. Либерализация общих законов о корпорациях в США была осуществлена в 1880-е гг. В это время началась интеграция массового производства и массового сбыта. К тому же этот период совпал с завершением строительства трансконтинентальных железных дорог и началом развития телеграфной и телефонной сети. Более того, акционерные компании в 1880-1896 гг. стали преобразовываться в тресты. Корпоративные законы, ориентированные на местные рынки, перестали действовать.

В 1889 г. в Нью-Джерси были приняты законы, регулирующие создание холдинговых компании. Эти компании наделялись правом владеть акциями компаний, входящих в тресты. Потом в 1891 г. был издан закон об общем статусе корпораций. Он допускал осуществление операций сразу в нескольких штатах и возможность владения акциями других корпораций. Тресты теперь были преобразованы в корпорации. Одни из них назывались фирмами- производителями, другие холдинговыми компаниями.

Становление корпораций во Франции осуществлялось аналогичным образом, но с некоторыми особенностями. При создании корпораций государство составляло за собой право «регулировать всё до последней мелочи». До 1856 г. в экономике Франции преобладали два типа предприятий: акционерные общества и коммандитные товарищества. Акционерные общества могли функционировать только с разрешения правительства, для коммандитных товариществ оно не требовалось. Более того, немало английских фирм стали регистрировать свои предприятия во Франции как коммандитные товарищества. До 1856 г. только в одном парижском округе находилось много коммандитных товариществ с капиталом в 581 млн. франков. В связи с этим в 1866 г. в стране был принят закон, ограничивающий их деятель-ность. В результате через год число коммандитных товариществ уменьшилось, а их суммарный капитал составил всего 74 млн. франков [19, с. 213].

Подобная ситуация складывалась и в Бельгии, где действовало немало французских фирм. Сначала правительство Бельгии издало закон, признававший их деятельность незаконной. Затем в 1854 г. обе страны договорились о возможности функционирования французских фирм в Бельгии, а бельгийских - во Франции. Соглашения подобного рода принимались и в других странах.

Иначе сложилась ситуация в Германии. Банкиры Рейнской области взяли на себя двойную роль: политических посредников и учредителей железнодорожных и промышленных предприятий. Для реализации своих проектов они создавали синдикаты банкиров, имевших связи с чиновниками, занимавшими ключевые посты в правительстве. Они становились акционерами на самых выгодных условиях. Таким образом, германские банкиры не допустили возникновения в стране множества конкурирующих промышленных фирм.

Экономические трудности, которые переживали США в конце XIX в., обусловили возникновение в среде инвесторов двух убеждений. Первое. Подавить конкуренцию можно с помощью объединения конкурирующих предприятий. Второе. Крупные предприятия эффективнее малых. Это привело к массовой «трестификации». Тресты создали не только рынок ценных бумаг, но и публичную промышленную корпорацию. На это ушло 25 лет беспрерывных слияний и консолидации крупных компаний. Наконец, в 1914 г. крупнейшие предприятия в США превратились в публичные промышленные корпорации. Трестов осталось немного, поэтому, выполнив свою роль, они потеряли былое значение.

Инновации в технологии затронули не только металлургию, но и машиностроение, что выразилось прежде всего в совершенствовании станков и оборудования. Такие параллельно осуществляемые инновации в технологии породили возможности для массового производства сельскохозяйственных машин, пишущих машинок, кассовых аппаратов, швейных машин, велосипедов и позднее - автомобилей. Примерно в 1890 г. многие фабрики установили собственные электрогенераторы. Размещение станков теперь осуществлялось исходя из рациональной последовательности этапов производства. Обозначились и новые подходы к размещению самих фабрик. Были созданы новые отрасли. Среди них гигантская отрасль промышленности - автомобилестроение.

Вместе с этим применение электричества сделало выгодными и небольшие предприятия, которые создавались в определённых отраслях, к примеру в швейной. Бурное развитие промышленности потребовало не только значительного капитала, но и новых форм предпри- ятий как с точки зрения высокой прибыли, так и меньшего риска.

Наряду с этим произошли и существенные изменения в организации самих предприятий. В первую очередь они затронули функции каждого отдельного предприятия, число которых значительно расширилось. Обычно производственные предприятия сами или с помощью других выполняли следующие функции: конструирование и разработку продукта, про-изводство сырых материалов и полуфабрикатов, сборку готового продукта и его сбыт на местном, региональном или национальном рынках.

При производстве сырья и полуфабрикатов предприятия использовали как традиционные, так и новые подходы. К примеру, текстильная промышленность Англии удовлетворяла свои потребности в хлопке за счет торговли с Ливерпулем и Манчестером. До сих пор не удалось найти факты, свидетельствующие о попытках владельцев текстильных предприятии выращивать хлопок.

Аналогичные процессы происходили в США. Так, в автомобилестроении процесс интеграции остановился на производстве автомобилей. Самое мощное предприятие «Дженерал моторс» стало гигантским потребителем стали, но саму её не производило. Хотя и были исключения из правил: Г. Форд организовал производство стали.

Однако в других отраслях возникли организационные инновации, которые проявились в вертикальной интеграции. Объяснялось это тем, что в стране не было надежных рынков, на которых можно было закупить все необходимое сырьё и полуфабрикаты Они стали весьма заметным явлением в нефтяных, сталелитейных продовольственных компаниях. Нефтяные компании строили собственные нефтепроводы, владели танкерами и баржами. Изобретенная Дж. Рокфеллером вертикально интегрированная компания до сих пор широко распространена в мире.

Производители стали, для удовлетворения собственных нужд вовлекались в добычу железной руды, угля и нефти. Они организовали производство рудовозов, создали собственные транспортные системы. Интеграция производства и сбыта осуществлялась путём использования системы оптовой и розничной сети сбыта продукции непосредственно потребителям. В США для реализации продукции на национальном рынке на предприятиях создавались собственные отделы сбыта. Нередко они имели свои конторы, а иногда и ремонтные участки. Отделы сбыта брали на себя и предоставление рекламных услуг.

Первыми свою продукцию непосредственно потребителям стали сбывать нефтеперерабатывающие предприятия. Собственные системы оптового сбыта иногда охватывали весь национальный рынок, а некоторые производители даже создавали свои экспортные организации. К тому же сочетание различных форм сбыта в конечном итоге привело к уменьшению затрат на доведение товара до потребителя. Однако сбыт товаров непосредственно потребителям осуществлялся тогда, когда их приобретали в большом количестве. Причем, как правило, продавали технически сложные изделия. Для продажи таких изделий требовались особо подготовленные продавцы, которые могли разъяснить все тонкости их эксплуатации. При этом гарантировалось качество изделия. К тому же специалисты предприятий- производителей оказывали более квалифицированную помощь при установке, ремонте и обслуживании своих изделий. В итоге у некоторых предприятий, обслуживающих национальный рынок, их отделы сбыта оказались более мощными, чем у крупнейших торговых фирм ХVIII-Х1Х вв.

Однако в конце XIX в. большинство отделов сбыта производителей массовой продукции признали более приемлемой практику деловых отношений со своими оптовиками. Исключение составляли такие компании, как «Стандарт-Ойл», «Зингер» и производитель кассовых аппаратов «Нейшнл Кеш Реджистер».

В целом система оптовой и розничной торговли достаточна неплохо справилась со сбытом продукции. Если в 1879 г. доля оптовой торговли в национальном доходе составляла 220 млн. долл., в 1899 - 810, то в 1909 г. - 1300 млн. долл. Для розничной торговли эти показатели соответственно составили 560, 1340 и 2320 млн. долл.[19, с. 228].

Акционерные компании превратились в самую выгодную форму предприятия благо- даря функционированию рынка ценных бумаг. Если в США такие компании до 1890 г. были редким исключением, то после 1914 г. они стали массовым явлением.

Торговля ценными бумагами имеет долгую историю. По Ф. Броделю, она своими корнями восходит к городам Ганзы и к ярмарке XV в., где торговали ценными бумагами рудников. В XVII в. торговля ценными бумагами получила широкое распространение в Амстердаме. Рынок ценных бумаг в Лондоне был создан в 1773 г. В Нью-Йорке продажа ценных бумаг началась в 1792 г. За 1820-1930 гг. в США было открыто 250 местных фондовых рынков. Однако до 1890 г. в США торговали исключительно акциями железнодорожных компаний и предприятий коммунального обслуживания. Потом появились акции текстильных предприятий Новой Англии. Их продавали на Бостонской фондовой бирже [19, с. 229].

По развитию рынков промышленных акций Англия опережала США. В 1882 г. на Лондонской бирже продавали акции производственных компаний с суммарным капиталом в 54 млн. фунтов, а через 25 лет - в 872 млн. фунтов [19, с. 230].

Широкой торговле акциями промышленных предприятий в США предшествовала торговля сертификатами трестов, выпущенными в 1880 г. После выхода в Нью-Джерси в 1891 г. закона, упорядочившего правовой статус трестов, их акции стали котироваться на Нью-Йоркской фондовой бирже. В основном практиковались привилегированные акции, но выпускали и обычные. С 1890 по 1893 гг. было осуществлено 28 выпусков привилегиро-ванных акций. Однако инвесторы испытывали к ним недоверие. Так, известный крупнейший банкир Д.П. Морган, активно вкладывавший денежные средства в железнодорожные компании, как правило, не принимал участие в подписке на промышленные акции вплоть до 1898 г. Для многих инвесторов ситуация изменилась после паники 1893 г. Во-первых, на время прекратился выпуск промышленных акций. Во-вторых, при сравнении промышленных акций с железнодорожными за четыре года выявилась их надежность, подтвердившаяся в период депрессии. В-третьих, число промышленных корпораций, акции которых котировались в финансовых кругах, увеличилось с 30 в 1893 г. до 176 в 1897 г. [19, с. 233].

Акции, имевшие хождение на рынке, предполагали инвестиционный риск и риск, обусловленный делегированием полномочий. Инвестиционный риск наряду с другими факторами, определялся тем, что корпорации, созданные предпринимателями, были долговечнее своих создателей. Не все предприниматели были уверены в том, что их наследники и преемники станут компетентными и честными менеджерами, озабоченными проблемами экономического процветания предприятий.

Собственность на имущество в корпорации как бы находилась на двух уровнях: корпорации как юридического лица и акционеров, представляющих свой капитал. Риск первого уровня оставался достаточно высоким. Однако риск второго уровня уменьшали да счет диверсификации портфеля акций, т.е. инвесторы вкладывали деньги одновременно в несколько предприятий или в несколько отраслей по принципу «в одну корзину все яйца не клади». Поступая таким образом, инвесторы уменьшали свой совокупный риск. Вместе с тем такие крупные предприниматели, как Э. Карнеги и Г. Форд, управляли своим громадным имуществом, не используя диверсификацию. Тем не менее впоследствии Э. Карнеги продал свое дело и диверсифицировал свое имущество. Аналогичным образом поступили и наследники Г. Форда.

Типичный диверсифицированный портфель современного инвестора состоит из десяти сделок: четыре из них несостоятельны, три - еле живы, две сделки обеспечивают прибыль, а одна является весьма эффективной [8, с. 85].

Помимо инвестиционного риска учредителям необходимо учитывать и риск, обусловленный делегированием полномочий. Владельцы, доверяя управление своим предприятиям менеджерам, рискуют. Менеджер может действовать исходя и из своих собственных интересов, а не из интересов собственников. Иногда риск возникает из-за некомпетентного решения тех или иных вопросов. Сначала инвесторы и учредители корпораций были весьма заинтересованы в контроле за действиями управленческого аппарата. Потому они входили в советы директоров, активно участвовали в выборе высшей администрации, привлекали независимых аудиторов и т.п. Позже с введением законов о ценных бумагах, упорядочивших правила их продажи и покупки и снизивших риск, контроль владельцев значительно ослаб.

В последние десятилетия одним из важных средств контроля стало поглощение одной компании другой.

В некоторых странах появились своеобразные «табели о рангах» акций, к примеру, в США. Для акций самого высокого, уровня, т.е. крупнейших процветающих компаний, был установлен термин «голубые чипсы». Такие акции являются самыми престижными и самыми надежными.

На втором месте находились акции компаний, хорошо себя зарекомендовавших. Однако их положение было несколько хуже, чем компаний высокого ранга. Третье место занимали гак называемые компании роста. Они молоды, а успех ничем не гарантирован. На четвертом месте пребывали «грошовые» акции, их выпускали рискованные предприятия.

Согласно данным статистики, вложение денег в акции является наилучшим видом инвестирования. Если, например, кто-то в 1890 г. вложил определенную сумму денег в акции, то, несмотря на две мировые войны и кризисы между ними, его капитал ежегодно возрастал на 10 %. В настоящее время по количеству владельцев акций первое место занимают США (66 %), второе - Япония (25 %), третье - Германия (17 %). Среди предприятий ситуация несколько иная: на первом месте находится Германия (30%), на втором - Япония (29 %), на третьем - США (25 %) [23].

Разнообразие экономических предприятий. Разнообразие экономических организаций в западных странах обусловлено приспособлением не только к экономической деятельности, но и к инновациям. Открыв новые возможности удовлетворения постоянно растущих потребностей, западные страны активно участвовали в освоении новых территорий и новых технологий. Типы и размеры предприятий были разнообразными. Большие компании стали основными потребителями капитала, а малые - главными нанимателями рабочей силы. Крупные корпорации не участвовали в аграрном секторе, тем не менее его успехи впечатляют.

В качестве главного источника разнообразия предприятий выступает конкуренция, выполняющая ряд функций. Основными из них являлись дифференциация по самым различным параметрам и ликвидация устаревших форм экономической деятельности. При выборе конкурентоспособной стратегии с целью снижения издержек производства учитывали эко-номию на масштабах производства, специализацию и управление производственными по-токами. При выборе стратегии, основанной на сокращении издержек производства путем расширения, фирма разрабатывала изделия и организовывала их сбыт, рассчитанный на большой рынок. В случае специализации предприятия избирали узкий сегмент с меньшим разнообразием продуктов. Иногда разрабатывался несерийный продукт, занимающий важный сегмент рынка. Наиболее ярким примером в этом отношении является американская фирма «Уинзлоу Клокс», которая разработала нестандартный «швыряемый» будильник. Элегантность будильника, изготовленного на основе новейшей электронной технологии, и доставляемое психологическое удовлетворение привлекли к нему внимание не только покупателей с высокими доходами, но и деловых людей, любящих изящные вещи [8, с. 47].

Если предприятия использовали управление производственными потоками, то в этом случае происходило соединение нескольких стадий производства, что вело к увеличению размеров предприятия как по числу работников, так и по величине материальных активов и прибавочного продукта.

В большинстве крупных отраслей, как правило, складывается три группы производителей, хотя нередко их деятельность пересекается: полноценные производители, изделия ко-торых имели свой собственный фирменный знак; контрактные производители, не дающие имени своим продуктам; производители, специализирующиеся на выпуске товаров определенного качества и видов. Первые две группы представляют крупные предприятия, третья - небольшие компании. Искусство соперничества фирм основывалось на изобретательности различных приёмов, обеспечивающих предприятиям солидные различных приёмов, обеспечивающих предприятиям солидные преимущества перед их конкурентами. К ним относились инновации, прогнозы и ценообразование.

Некоторые инновации, используемые предприятиями, до сих пор приносят значительные прибыли. Показателен в этом отношении деловой опыт американского предпринимателя Р. Крока, который внедрил франшизинг [8, с. 7, 8]. Ему удалось создать на этой основе уникальную и до сих пор процветающую империю ресторанов «Макдональдс». Её основой является система Кью-Эс-Си-Би (QSCB - по первым буквам от английских слов - «качество», «обслуживание», «чистота» и «ценность»).

Способность предвидеть объём и структуру продаж изделий всегда являлась мощным фактором в конструировании конкурентоспособной стратегии фирмы. Их компании определяют по-разному, исходя из своих потенциальных способностей и возможностей, поэтому у них складываются и различные перспективы. Преимущества доставались тем, кто сумел наиболее правильно определить приоритеты будущего, т. е. мегатенденцию своей компании.

На размеры предприятий влияет и политика ценообразования, основным элементом которой является ценовая конкуренция. Одно из её направлений - ценовое лидерство. Компании устанавливают цены либо ниже себестоимости, либо выше себестоимости, но ниже обычной цены. Ценовое лидерство практикуют компании с меньшими издержками производства. Обычно они устанавливают цены на уровне издержек производства своих конкурентов или ниже их уровня. В результате конкуренты, как правило, свёртывают свое производство или уменьшают его долю. Освобождающееся место занимают предприятия с меньшими издержками. К такой политике ценообразования в различные десятилетия XX в. прибегала неоднократно компания 1ВМ. Аналогичные методы использовали и специализированные предприятия.

В ходе экономического роста конкуренция успешно выполняет и другую свою функцию - она ликвидирует все устаревшие формы экономической деятельности.

Наряду с этим постоянно возникают новые предприятия, что особенно ярко проявилось в XX в. Новых предприятий много. Они, как правило, невелики и большинство из них погибает. Однако немногие преуспевшие способствуют экономическому росту. Новые предприятия с новыми технологиями освоили производство автомобилей, самолётов, алюминия, нефти и др. Некоторые старые компании сохранили свои ведущие позиции в экономике, ориентируясь на новые предприятия. Одним из преимуществ новых предприятий является рост числа рабочих мест. По оценкам западных исследователей, только в США ежегодно теряется 8 рабочих мест, что именуют «уровнем смертности рабочих мест» [19, с. 288].

Рост числа рабочих мест определяет скорость, с которой экономика движется из «прошлого в настоящее». Новые рабочие места образуются за счёт либо расширения старых компаний, либо создания новых предприятий.

Число деловых предприятий постоянно увеличивается. Если в США в 1835 г. насчитывалось 1 209 000 предприятий, то в 1913 г. - 1 617 000 [19,с.296].

Внутри каждой отрасли выявилось сочетание крупных компаний с небольшими предприятиями. Как правило, крупных корпораций нисколько, а малых фирм - множество. Особенно это заметно в нефтепереработке и автомобилестроении. Так, в США четыре автогиганта занимались разработкой, сборкой и сбытом автомобилей. Все необходимые для сборки автодетали и узлы им поставляло множество малых предприятий. Для себя они нашли новые ниши и особые функции и производили свои изделия дешевле и с прибылью. Вместе с тем существовали и специализированные предприятия (их немало), которые выпускали лимузины, вездеходы и др., а шасси закупали у большой четверки. Аналогичная ситуация складывалась в производстве стали, электро- и химической промышленности и др. Такая тенденция сохранилась и в середине XX в. Небольших фирм насчитывается в авиастроении в США 141, в производстве электронных компьютеров - 513, в производстве фотооборудования и материалов - 555. Только в одной отрасли их мало: в производстве сигарет их всего 13. Производством автозапчастей и деталей занимались 1743 предприятия, а штамповкой автомобильных деталей - 788 [19, с 289].

По результатам исследования Дж. Гловера, который провел сравнительный анализ 54 отраслей американской промышленности с 1929 г. по 1971 г., больших корпораций в 1929 г. было 200, в 1971 стало - 559. К большим он относил такие компании, активы которых составляли 250 млн. долл. и более. Для сравнительного анализа Дж. Гловер избрал четыре параметра: распространенность (т.е. число больших компаний в отрасли), присутствие (т.е. сумма активов), средний размер больших компаний, относительное присутствие (т. е. активы в процентном исчислении) [19].

Проранжировав все компании, Дж. Гловер обнаружил что 86,6 % всех больших корпораций в 1971 г принадлежали только 20 отраслям, а 13,4 % - 30 отраслям. Оставшиеся четыре отрасли вообще не имели крупных компаний

В двадцатку лидеров вошли следующие отрасли электроэнергетика, газовая, нефтяная, телефон и телеграф, автотранспорт, железнодорожный транспорт, химикаты, торговля, производство стали и чугуна, компьютеров и офисного оборудования, радио- и электронного оборудования, авиатранспорт. На указанные 11 отраслей приходилось 71,4 % всех активов больших компаний, 10,7 % - на шесть отраслей, проранжированных только по трем вместо четырех параметров: цветные металлы, деревообработка и бумага, авиатехника, фармацевтика, резина и шины, табак [19, с 292].

В 1929 среди крупнейших компаний находилось 43 железнодорожных, в 1971 г. их осталось всего 13. Из 21 самых крупных компаний 1971 г было восемь новых. Из оставшихся других 102 крупных компаний 1929 г. дожили до 1971 г. только 22. Вместо них появилось множество новых

Некоторые крупные корпорации значительно улучшили своё положение. К примеру, крупнейшая нефтяная корпорация «Стандарт Ойл» увеличила свои активы с 5 421,2 млн. долл. (долл. 1971 г.) в 1929 г. до 20 315,2 млн. долл. в 1971 г , т.е. почти в 4 раза; «Форд» со-ответственно 2 334,4 млн. долл. и 10 509,8 млн. долл., т.е. в 4,6 раза; «Крайслер» 643,3 млн. долл. и 4 999,7 млн. долл., т.е. в 7,7 раза [19, с 294].

Большие корпорации являются высокотехнологичными, капиталоёмкими и трудосберегающими. Они, как правило, развиваются в обрабатывающей промышленности, на транспорте и в сфере коммунальных услуг. Они составляют не более четверти всей хозяйственной деятельности. Малые предприятия поглощают значительные трудовые ресурсы. Индивидуальных собственников и партнеров-совладельцев в США почти вдвое больше, чем наёмных рабочих в гигантских корпорациях.

<< | >>
Источник: Зубарева Т. С.. История экономики ч. 3. 2002

Еще по теме 4.2. Инновации как фактор экономического процветания западных стран:

  1. 4.3. МЕЖДУНАРОДНАЯ ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ КАК ФАКТОР И СЛЕДСТВИЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  2. Введение
  3. ИДУСТРИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА 4.1. Экономическое преобразование западных стран и его приоритеты
  4. 4.2. Инновации как фактор экономического процветания западных стран
  5. 4.3. Политика экономического роста западных стран в послевоенные годы и её особенности
  6. Глава 5 ИННОВАЦИИ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  7. 17.2. Факторы экономического роста
  8. 4.4. Социальное доверие как фактор институциональной эффективности экономических форм организации занятости
  9. 3. Факторы экономического роста: инвестиции и технический прогресс
  10. § 1. Понятие капитала в экономической теории. Капитал как фактор производства
  11. § 5. Научно-технический прогресс (НТП) как внешний фактор экономического роста. Оценка вклада НТП в экономический рост в динамических моделях
  12. 8.1. Финансовое равновесие как фактор экономической безопасности государства
  13. 6.3. ИНВЕСТИЦИИ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  14. 12.1. ИННОВАЦИИ КАК ФАКТОР УВЕЛИЧЕНИЯ ВРП И ВМП
  15. 12.2. Научно-технический прогресс как фактор экономического роста