<<
>>

2. Права и обязанности взыскателя и должника

Основными субъектами правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, являются стороны, т.е. взыскатель и должник. Без взыскателя и должника правоотношения в исполнительном производстве потеряли бы смысл, поэтому в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" стороны, взыскатель и должник, среди лиц, участвующих в исполнительном производстве, выделены первыми.

В названном Законе взыскатель определяется как гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ, а должник - как гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения. В исполнительном производстве может быть несколько взыскателей или должников (ст. 29). В Законе также оговорено участие в исполнительном производстве несовершеннолетних в качестве сторон, правопреемников в случае выбытия одной из сторон и представителей сторон (ст. 30, 32, 33).

Кроме того, в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" закреплены общие права и обязанности сторон в исполнительном производстве.

Так, при совершении исполнительных действий стороны имеют право знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать устные и письменные объяснения в процессе исполнительных действий, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, заключать мировое соглашение, обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя.

Вместе с тем стороны обязаны при совершении исполнительных действий исполнять требования законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве.

Помимо общих прав и обязанностей у сторон есть свои специфические права и обязанности. В отношении взыскателя можно выделить такие права, как право обратиться к судебному приставу-исполнителю с требованием о возбуждении исполнительного производства (ст. 9), право знать, где находится исполнительный документ в данный момент, поскольку на судебном приставе-исполнителе лежит обязанность извещать взыскателя обо всех перемещениях исполнительного документа (ст. 11); право обращаться с заявлением о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа или судебного приказа к исполнению (ст. 16); право получать информацию от налоговых органов о наличии у должника счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях (ст. 46); право требовать от должника возмещение расходов по его розыску и других авансированных сумм, связанных с осуществлением принудительного исполнения (ст. 28, 83); право предъявить организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации (ст. 91); право отказаться от взыскания, от получения предметов, изъятых у должника при исполнении соответствующего исполнительного документа (ст. 23, 56); право оставить за собой не реализованное в 2-месячный срок арестованное имущество должника (ст. 54).

В настоящее время Приказом Министерства РФ по налогам и сборам от 23.01.2003 N БГ-3- 28/23 утвержден Порядок предоставления налоговыми органами информации взыскателю о наличии у должника-организации счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях . Получение указанной информации осуществляется по почте путем направления заказного письма в налоговый орган. Ответ взыскателю налоговым органом также отправляется по почте заказным письмом. Налоговый орган предоставляет информацию взыскателю о факте наличия у должника- организации только открытых счетов.

Российская газета. 2003. 20 февраля.

Следует отметить, что правовое положение взыскателя таково, что для соблюдения его интересов в исполнительном производстве прав, предоставленных ему Федеральным законом "Об исполнительном производстве", явно недостаточно. Государство не может быть безразличным к фактическому исполнению выносимых судебными органами решений, а фактическое исполнение во многом предопределяется теми действиями по обеспечению исполнения, которые были предприняты в ходе всего рассмотрения гражданского дела, начиная с его возбуждения и подготовки к судебному разбирательству. В связи с этим в ГПК РФ (гл. 13) закреплено право истца как предполагаемого взыскателя обращаться в суд с заявлением об обеспечении иска, причем такое обеспечение допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Обеспечение иска является одной из важных гарантий защиты прав граждан и юридических лиц, предусмотренных как гражданским процессуальным, так и арбитражным процессуальным законодательством (гл. 8 АПК РФ). Обеспечение иска представляет собой "институт, предусматривающий принятие судом мер, которые гарантируют возможность реализации исковых требований в случае удовлетворения иска" . Правильное использование этого института обеспечивает надлежащее исполнение судебных постановлений в порядке исполнительного производства как при рассмотрении гражданского дела, так и при рассмотрении гражданского иска в уголовном деле. Значение обеспечения иска заключается в том, что им защищаются законные интересы истца, когда ответчик будет действовать недобросовестно или когда вообще непринятие мер может повлечь невозможность исполнения судебного постановления.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1997. С. 192.

При обеспечении иска особенно тесно переплетаются исковое и исполнительное производство, видны их взаимосвязь и взаимозависимость.

Это проявляется в том, что самые незначительные ошибки и упущения, допускаемые судом в исковом производстве, в том числе и при обеспечении иска, могут отрицательно сказаться и на исполнении судебных решений и чаще всего на нем сказываются, в том числе и на самой возможности исполнения. А.А. Добровольский правильно указывал, что "все судебные процессуальные действия, начиная от предъявления иска и кончая исполнением решения, происходят именно по поводу того требования, которое заявлено истцом к ответчику через суд или иной орган" , поэтому очень важно, чтобы требование истца не только нашло свое подтверждение в судебном решении, но и получило реальное воплощение в жизнь.

Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1961. С. 44.

На практике часто встречаются случаи, когда ответчик, узнав о предъявленном к нему иске, заблаговременно заботится о том, чтобы требование истца к нему никогда не было исполнено, принимая меры к сокрытию имущества, подлежащего обеспечению, его реализации, передаче другим лицам и т.д. , поэтому в ГПК РФ верно решен вопрос о порядке рассмотрения заявления об обеспечении иска. Согласно ст. 141 ГПК РФ заявление об обеспечении иска разрешается судьей, рассматривающим дело, в тот же день без извещения ответчика и других лиц, участвующих в деле.

См.: Козлова Н. Тайна пропавших 27 миллиардов // Российская газета. 1998. 27 июня.

Согласно арбитражному процессуальному законодательству (ст. 90 АПК РФ) арбитражный суд по своей инициативе не принимает мер по обеспечению иска. На основании ст. 139 ГПК РФ вопрос об обеспечении иска также решается по заявлению лиц, участвующих в деле. Это не случайно, так как на современном этапе развития российского права значительно повышается роль в защите права его субъектов и в первую очередь граждан и юридических лиц. При этом компетентные органы государства в случаях и в пределах, предусмотренных законом, могут дополнять или восполнять инициативу субъективно заинтересованных в исходе дела лиц .

Таким образом, в настоящее время принцип диспозитивности получает в российском праве все большее развитие.

См.: Пятилетов И.М. Распоряжение сторон гражданскими материальными и процессуальными правами в суде первой инстанции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1970. С. 6 - 8.

В то же время, соблюдая принцип процессуального равноправия сторон, учитывая, что обеспечение иска "затрагивает имущественные интересы как должника, так и других его кредиторов" , необходимо в полной мере защитить их интересы, закрепив законодательно обязанность лица при подаче заявления об обеспечении иска предоставлять обеспечение возможных для ответчика убытков или давать обязательство о возмещении ущерба, причиненного мерами по обеспечению иска, в случае отказа в иске.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дел в суде первой инстанции" // Российская газета. 1996. 27 ноября.

Указанное законодательное решение закреплено как в гражданском, так и в арбитражном процессах. Согласно ст. 146 ГПК РФ и ст. 94 АПК РФ суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. В случае непредоставления заинтересованным лицом обеспечения возможных для ответчика убытков, вопрос о необходимости применения мер по обеспечению иска будет разрешаться судьей, исходя из конкретных обстоятельств дела. После вступления в законную силу решения суда, которым в иске истцу отказано, ответчик вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца. При этом аналогично должны решаться вопросы о возмещении убытков ответчику после прекращения производства по делу и оставлении иска без рассмотрения.

Говоря об обеспечении иска, следует также отметить, что возможность принятия судом мер, гарантирующих в дальнейшем реализацию требований взыскателя, предусмотрена не по всем видам гражданского производства.

Если в исковом производстве предусмотрено обеспечение иска, то в приказном производстве не закреплено обеспечение заявленных требований. Как писал В.О. Вильнянский, просьбы о выдаче судебного приказа "имеют целью не столько выяснить вопрос о праве, сколько получить от судебной власти право на принудительное взыскание с уклоняющегося ответчика его долга или на принудительную передачу имущества при помощи судебной исполнительной власти" , при этом значительно "упростить судебные процедуры, ускорить защиту прав и интересов кредитора" .

Гражданский процессуальный кодекс советских республик: Текст и практический комментарий / Под ред. А. Малицкого. Харьков, 1926. С. 210.

Решетняк В.И., Черных И.И. Заочное производство и судебный приказ в гражданском процессе. М., 1997. С. 69.

Однако без обеспечения заявленных требований судебный приказ теряет принудительный характер и становится бесполезным нововведением. Взыскатель, опасаясь, что должник, получив копию судебного приказа, в предоставленные ему законом 10 дней (ст. 128 ГПК РФ) может сокрыть истребуемое имущество или денежные средства, вынужден обращаться в суд в порядке искового производства, где возможно обеспечение иска. Таким образом, есть основания полагать, что в предусмотренный законом порядок приказного производства требуется внести изменения, связанные с установлением возможности обеспечения требований при подаче заявления о выдаче судебного приказа.

При определении правового положения взыскателя нельзя не остановиться на норме, предусмотренной ст. 83 Федерального закона "Об исполнительном производстве", которая касается авансирования расходов по совершению исполнительных действий взыскателем. Авансовый взнос взыскателя, перечисляемый им на депозитный счет соответствующего подразделения судебных приставов-исполнителей, включает в себя расходы, связанные с перевозкой, хранением и реализацией имущества должника, с розыском должника и его имущества, с переводом (пересылкой) по почте взысканных сумм, с оплатой работы переводчиков, понятых, специалистов и иных лиц, привлеченных в установленном порядке к совершению исполнительных действий (ст. 82 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Установив порядок авансирования расходов по совершению исполнительных действий взыскателем, законодателю необходимо лучше продумать вопрос о возврате последнему всех затрат, которые он понесет, добиваясь реального исполнения судебного или иного акта.

В связи с этим нельзя признать удачной редакцию п. 3 ст. 83 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в которой записано, что "при завершении исполнительных действий авансовый взнос полностью возвращается взыскателю". Закон не устанавливает механизма возврата взыскателю авансового взноса. Непонятно, кто и каким образом должен возвратить взыскателю его денежные средства. По нашему мнению, такая абстрактная защита прав взыскателя в законе недопустима.

Не находит оправдания и то, что законодатель, предусмотрев широкие полномочия для судебного пристава-исполнителя, в случае отказа или уклонения должника от возмещения расходов по его розыску или розыску его имущества предусматривает для взыскателя отыскивание бесспорных сумм, связанных с исполнительным производством, в судебном порядке, причем не указывает, в каком, приказном или исковом производстве отыскиваются эти суммы, а лишь освобождает взыскателя от уплаты государственной пошлины. Порядок взыскания расходов, произведенных в связи с розыском ответчика, или должника и его имущества, или ребенка, отобранного у должника по решению суда, определен только для органов внутренних дел и подразделений судебных приставов, которые могут обращаться в суд с заявлением о выдаче судебного приказа по указанным требованиям в порядке приказного производства (ст. 122 ГПК РФ).

Для того чтобы реально защитить права взыскателя при исполнении судебного или иного акта, необходимо, по нашему мнению, прежде всего изменить ст. 77 Федерального закона "Об исполнительном производстве", предусмотрев в ней первоочередной порядок возмещения взыскателю его требований в полном объеме, и ст. 84, установив в ней, что в случае отказа или уклонения должника от возмещения взыскателю расходов, понесенных последним в связи с производством исполнительных действий, указанные расходы взыскиваются с должника судебным приставом-исполнителем, который выносит постановление о таком взыскании с утверждением его старшим судебным приставом.

Установление первоочередного порядка возмещения взыскателю его требований в полном объеме требует внесения изменений и дополнений в ряд других законодательных актов, регулирующих исполнительное производство, чтобы данный порядок возмещения требований взыскателя не вызывал никаких затруднений и в любом случае трактовался единообразно.

Следует внести изменения и дополнения в ст. 25 и 64 Гражданского кодекса РФ, определяющие порядок удовлетворения требований кредиторов при признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) и при ликвидации юридического лица. В указанных нормах необходимо установить, что в случае имеющегося в отношении таких должников возбужденного судебным приставом-исполнителем исполнительного производства в первоочередном порядке возмещаются в полном объеме требования взыскателя, в том числе связанные с возбуждением исполнительного производства и принудительным исполнением, а также иные расходы, связанные с принудительным исполнением исполнительного документа. Соответствующие изменения должны быть внесены и в ст. 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. С нашей точки зрения, только так можно защитить надлежащим образом права и интересы взыскателя в исполнительном производстве.

Российская газета. 2002. 2 ноября.

При характеристике правового положения взыскателя в исполнительном производстве обращает на себя внимание то обстоятельство, что судебному приставу-исполнителю принадлежит активная роль в принудительном исполнении судебных и других актов, а взыскатель как лицо, непосредственно заинтересованное в реальном исполнении исполнительного документа, оказывает ему лишь посильную помощь в осуществлении исполнительных действий. Однако некоторые положения Федерального закона "Об исполнительном производстве" позволяют усомниться в таком утверждении.

Так, согласно ст. 26 указанного Закона к случаям возвращения исполнительного документа взыскателю без исполнения относится и тот, когда у должника отсутствуют имущество или доходы, на которые может быть обращено взыскание, а принятые судебным приставом-исполнителем все допустимые законом меры по отысканию его имущества или доходов оказались безрезультатными. Подтверждается это обстоятельство актом, составленным судебным приставом-исполнителем и утвержденным старшим судебным приставом. На наш взгляд, указанное положение Закона может привести к усилению тенденции формального отношения судебного пристава-исполнителя к своим служебным обязанностям, тем более что судебный контроль над производством данных исполнительных действий согласно действующему законодательству фактически утрачен. Недопустимость возврата исполнительного документа взыскателю без исполнения по указанному основанию станет еще более очевидной в случае авансирования взыскателем расходов по исполнению.

В этой связи заслуживает внимания точка зрения Д.Я. Малешина, который утверждает, что исполнение судебных постановлений является частью гражданского процесса, а установленный законом "одинаковый порядок исполнения судебных актов и актов иных органов, вынесенных согласно различной специальной процедуре, вызывает замечания и предлагает установить различный порядок исполнения судебных и иных постановлений" . Такое различие должно касаться прежде всего степени участия суда в исполнительном производстве, т.е. исполнение вынесенного решения должно осуществляться при активном непосредственном участии суда. Следовательно, возвращение исполнительного листа, выданного на основании судебного решения, взыскателю без исполнения в связи с невозможностью взыскания можно допустить только с санкции судьи суда общей юрисдикции или арбитражного суда.

Малешин Д.Я. Суд в процессе исполнения судебных постановлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 14.

По другим исполнительным документам отсутствие у должника имущества или доходов, на которые может быть обращено взыскание, должно тщательно проверяться старшим судебным приставом и только в исключительных случаях являться основанием для возвращения исполнительного документа взыскателю без исполнения ввиду невозможности взыскания. Окончание исполнительного производства по данному основанию должно быть утверждено старшим судебным приставом.

Как уже нами отмечалось, в ст. 29 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что в исполнительном производстве могут участвовать несколько взыскателей. В настоящее время это положение Закона приобрело большую значимость, так как в судебной практике в связи со становлением финансового рынка и созданием всевозможных финансовых компаний возникло достаточно новое явление - "массовые потери населением денежных средств, помещенных в различные инвестиционные институты" . Например, обманутыми вкладчиками "Независимого нефтяного концерна" ("ННК"), прекратившего свою деятельность в апреле 1994 г., было подано в межмуниципальные суды г. Москвы более 3-х тыс. исковых заявлений о взыскании с "ННК" причитающихся им денежных сумм. Общее же число вкладчиков составило примерно 17 тыс. человек . Случай, когда взыскателями по исполнительному производству становятся тысячи и десятки тысяч человек, - неединственный . В результате совершения незаконных действий на финансовом и фондовом рынках, а также нарушения прав потребителей в судебной практике возникли так называемые групповые иски и иски о защите прав неопределенного круга лиц и вытекающие из этих исков исполнительные производства, в которых необходимо установить очередность удовлетворения требований множества как заявивших, так и не заявивших о себе взыскателей.

Федорова Л. Гражданин и стихия финансового рынка // Хозяйство и право. 1996. N 3. С.

103.

См.: Петрухин И. Защита прав граждан от незаконной предпринимательской деятельности // Законность. 1995. N 8. С. 21 - 22.

См.: Петрухин И. Перспективы возмещения ущерба гражданам, пострадавшим от неплатежеспособности юридических лиц // Государство и право. 1995. N 9. С. 23; Родионов А. Пока закон бессилен... // Российская газета. 1997. 12 февраля.

Как правило, при исполнении решений судов по указанной категории дел органы принудительного исполнения сталкиваются с проблемой возмещения ущерба тысячам взыскателей при крайней недостаточности средств должников. Согласно действующему законодательству при недостаточности взыскиваемой с должника суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам указанная сумма распределяется между взыскателями в очередности, установленной ст. 78 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Поскольку все взыскатели в данном случае относятся к взыскателям одной очереди, то действует правило, в соответствии с которым при недостаточности взысканной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди эти требования удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме.

Однако надо иметь в виду, что в таких исполнительных производствах со временем могут появиться и другие взыскатели, которые позже, но в пределах срока исковой давности, обратились за защитой своих нарушенных прав. Возникает вопрос, как можно исполнить решение суда или их совокупность, зная или предполагая, что эта совокупность неполная, и кто-то из промедливших с предъявлением иска лиц может остаться без взыскания.

С нашей точки зрения, приемлемый вариант предлагает И. Петрухин, который считает, что судебный пристав-исполнитель сначала должен установить общую сумму претензий (для этого надо знать число вкладчиков и размер каждого вклада с процентами), потом - сумму, взысканную с должника реально и подлежащую разделу. Далее установить долю второй суммы в первой и в соответствии с этим процентным соотношением производить выплаты . При таком расчете образуется "резервный фонд", из которого будут расходоваться средства по удовлетворенным заявлениям лиц, обратившихся в суды позже. По истечении срока исковой давности остатки "резервного фонда" должны быть разделены между взыскателями пропорционально суммам вкладов. Если будет выявлено новое имущество должника, то и оно подлежит разделу между вкладчиками. Такая процедура учитывает интересы как обратившихся, так и не обратившихся в суды лиц, ставя их в равное положение, и в то же время не препятствует исполнению (иногда частичному) вступивших в законную силу судебных решений.

См.: Петрухин И. Перспективы возмещения ущерба гражданам, пострадавшим от неплатежеспособности юридических лиц. С. 27.

В.А. Рязановский верно замечал, что очень важно правильное решение вопроса об осуществлении и защите прав всех взыскателей, так как для государства это "служит средством для поддержания правопорядка. И не вполне верно (в общей форме даже неверно) утверждение, что для государства безразлично, уплатит ли Иванов свой долг Петрову и т.п. В отдельном конкретном случае - да, безразлично, но для государства не может быть безразлично, чтобы подобное явление стало общим, чтобы кредиторы были лишены возможности получить долги и т.п." . При появлении множества потерпевших от финансовых махинаций различных компаний, вызвавших беспрецедентный по своим масштабам неконтролируемый отток денежных средств населения в "никуда", был принят Указ Президента РФ от 18 ноября 1995 г. N 1157 "О некоторых мерах по защите прав вкладчиков и акционеров" .

Рязановский В.А. Единство процесса. С. 33 - 34.

Собрание законодательства РФ. 1995. N 47. Ст. 4501; Российская газета. 1995. 23 ноября.

Указом предусматривалось образовать Федеральный общественно-государственный фонд по защите прав вкладчиков и акционеров, являющийся некоммерческой организацией, учредителями которой выступают федеральные органы исполнительной власти совместно с общественными объединениями, созданными в целях защиты прав вкладчиков и акционеров, в том числе с комитетами по защите обманутых вкладчиков и акционеров. Для выполнения возложенных на Фонд задач ему предоставлялось право создавать региональные отделения, а также открывать филиалы и представительства как на территории Российской Федерации, так и за рубежом. В соответствии с предоставленным правом на местах были созданы региональные и местные фонды по защите прав вкладчиков и акционеров. Эта инициатива органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, местного самоуправления, а также общественных объединений была одобрена Указом Президента РФ от 11 сентября 1997 г. N 1009 "О региональных и местных фондах по защите прав вкладчиков и акционеров" .

Там же. 1997. N 37. Ст. 4268.

Основной целью созданных Федерального, региональных и местных фондов по защите прав вкладчиков и акционеров является осуществление компенсационных выплат лицам, которым был причинен ущерб на финансовом и фондовом рынках Российской Федерации, т.е. "восстановление нарушенных имущественных прав вкладчиков и акционеров с помощью выплат за счет средств, поступивших от реализации и управления арестованным имуществом и собственных средств" . Фонды также формируют базы данных и ведут реестры как вкладчиков и акционеров, чьи права были нарушены, так и юридических лиц и граждан-предпринимателей, нарушивших соответствующие правовые акты. Кроме того, фонды хранят и управляют имуществом, на которое в целях обеспечения исков наложен арест, а также реализуют (контролируют реализацию) имущество в порядке исполнительного производства. В порядке исполнительного производства фонды обеспечивают распределение средств, полученных от реализации арестованного имущества, иного переданного фондам в установленном порядке имущества, а также денежных средств, направляемых в фонды (письмо Минфина России от 13 июня 1997 г. N 05-01-05 "О мерах по обеспечению прав вкладчиков и акционеров") .

Хинкин П. Негосударственные формы защиты прав инвесторов // Хозяйство и право. 1997. N 5. С. 75.

Нормативные акты по финансам, налогам, страхованию и бухгалтерскому учету // Хозяйство и право. 1997. N 11. С. 184 - 185.

Если сравнивать правовое положение должника и взыскателя, то нетрудно заметить, что оно различно в силу того, что одна сторона является обязанной, а другая имеет бесспорные материальные права к первой стороне, которые подлежат принудительной реализации. Принудительная реализация заключается в том, что в случае отказа должника добровольно исполнить свою обязанность судебный пристав-исполнитель применяет к нему меры принудительного исполнения, которые позволяют восстановить нарушенные права взыскателя помимо и даже вопреки воли должника. Судебный пристав-исполнитель совершает те действия, которые обязан был бы совершить должник, если бы на то была его добрая воля. Аспект этого сравнения сводится к тому, что процессуальными действиями судебного пристава-исполнителя достигается тот результат, который обязан произвести должник за счет своих собственных благ.

Определяя специфические права должника в исполнительном производстве, следует прежде всего отметить его право в 5-дневный срок после возбуждения исполнительного производства добровольно исполнить возложенную на него обязанность по исполнительному документу (ст. 9 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Только по истечении указанного срока судебный пристав-исполнитель может приступить к принудительному исполнению и взыскать с должника на основании ст. 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительский сбор.

На наш взгляд, для недобросовестного должника этого срока вполне достаточно, чтобы принять меры к сокрытию имущества, денежных средств и т.д., чем воспрепятствовать исполнению исполнительного документа, поэтому предложение о добровольном исполнении следует заменить положением, когда суды общей юрисдикции, арбитражные суды, иные органы при вынесении решений будут устанавливать сроки для их добровольного исполнения либо указывать на немедленное исполнение, разъясняя должникам, что принудительное исполнение будет сопряжено для них со значительными материальными затратами. Тем более, что возможность определить срок исполнения решения суда в настоящее время установлена в ст. 204, 206 ГПК РФ, на основании которых срок исполнения решения суда определяется при принятии решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или денежных сумм, о чем указывается в резолютивной части решения.

В ст. 9 Федерального закона "Об исполнительном производстве" установлено, что судебный пристав-исполнитель по заявлению взыскателя одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства вправе произвести опись имущества должника и наложить на него арест в целях обеспечения исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям. По мнению П.А. Скобликова, с которым трудно не согласиться, законодатель необдуманно "оставляет на усмотрение судебного пристава-исполнителя вопрос о том, налагать ли арест на имущество должника, тем самым он, возможно, ставит это должностное лицо перед искусом взятки со стороны должника" .

Скобликов П.А. Истребование долгов и организованная преступность. С. 38.

Исправить сложившееся положение можно, изменив редакцию ст. 9 Федерального закона "Об исполнительном производстве" следующим образом: обязать судебного пристава- исполнителя одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства по заявлению взыскателя в целях обеспечения исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям производить опись имущества должника и налагать на это имущество арест.

Далее, определяя специфические права должника в исполнительном производстве, необходимо отметить, что должник обладает правом указать судебному приставу-исполнителю те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь, хотя окончательная очередность обращения взыскания определяется все-таки судебным приставом- исполнителем (ст. 46 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Кроме того, при обращении взыскания на имущество должника, в том числе денежные средства и иные ценности, судебный пристав-исполнитель должен учитывать, что взыскание обращается в том размере и объеме, которые необходимы для исполнения исполнительного документа с учетом взыскания исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий (ст. 46 ФЗ "Об исполнительном производстве").

При реализации арестованного имущества должнику предоставляется право в течение двух месяцев со дня наложения ареста на имущество самому исполнить исполнительный документ, не доводя до принудительной продажи имущества. Если в двухмесячный срок нахождения на реализации имущество должника не будет продано, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. В случае отказа взыскателя от имущества оно возвращается должнику, а исполнительный документ - взыскателю (ст. 54 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Одной из наиболее важных гарантий, защищающих интересы должника, является запрет обращать взыскание на определенное имущество, необходимое для поддержания жизнедеятельности должника и состоящих на его иждивении лиц, при исполнении исполнительных документов в отношении граждан (ст. 50 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Перечень видов имущества граждан-должников, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, конкретизируется в ст. 446 ГПК РФ. На наш взгляд, этот перечень нуждается в уточнении, так как имеет примерный характер. Уточнение необходимо осуществить в нормативных правовых актах, регулирующих исполнительное производство и деятельность судебных приставов-исполнителей по принудительному исполнению судебных и иных актов.

Обеспечивая интересы должника в исполнительном производстве, законодатель не оставил без внимания вопрос об усилении ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение судебных и других актов.

В ч. 1 ст. 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве" закреплено, что в случае неисполнения должником исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа, по постановлению судебного пристава-исполнителя с должника взыскивается исполнительский сбор в размере 7% от удерживаемой суммы или стоимости имущества, а по исполнительным документам неимущественного характера - в размере 5 минимальных размеров оплаты труда с должника- гражданина и 50 минимальных размеров оплаты труда с должника-организации. Для должника исполнительский сбор по своей сути является мерой принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства и применяется как санкция штрафного характера, как определенная дополнительная плата, возникающая в связи с совершением им правонарушения в процессе исполнительного производства.

Постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании с должника исполнительского сбора утверждается старшим судебным приставом и может быть обжаловано в суд в 10-дневный срок. В случае обжалования исполнение такого постановления приостанавливается, и взыскание не может быть осуществлено до вынесения судом решения по делу (п. 2 ст. 441 ГПК РФ). При этом следует иметь в виду, что указанное постановление судебного пристава-исполнителя носит производный (вторичный) характер по отношению к основному исполнительному документу, на основании которого было возбуждено исполнительное производство, и не может его подменить или служить юридическим основанием для нового, самостоятельного исполнительного производства по тем же требованиям, которые содержатся в основном исполнительном документе.

Как разъяснил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 30 июля 2001 г. по делу о проверке конституционности положений подп. 7 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 77 и п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве" , юридическая сила постановления о взыскании исполнительского сбора обусловлена его природой как особого рода правоприменительного акта, издаваемого в порядке административной юрисдикции государством с целью пресечения правонарушений, совершаемых в процессе принудительного исполнения судебных и иных актов. Однако указанный правоприменительный акт ни в коем случае не должен нарушать права и интересы других участников исполнительного производства, в частности взыскателя.

Российская газета. 2001. 8 августа.

В п. 1 ст. 77 Федерального закона "Об исполнительном производстве" указано, что исполнительский сбор взыскивается в первоочередном порядке из сумм, полученных судебным приставом-исполнителем с должника; далее погашаются штрафы, наложенные на должника в процессе исполнения исполнительного документа; возмещаются расходы по совершению исполнительных действий; оставшаяся денежная сумма используется для удовлетворения требований взыскателя. Такое положение, закрепленное в Законе, существенным образом нарушает права и интересы взыскателя, так как взыскание исполнительского сбора в первоочередном порядке в случае недостаточности денежных средств, взысканных с должника, не позволяет исполнить судебный или иной акт, обязательный для судебного пристава-исполнителя, и удовлетворить требования взыскателя.

На этом основании Конституционный Суд РФ Постановлением от 30 июля 2001 г. признал п. 1 ст. 77 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не соответствующим Конституции РФ, так как установленный в Законе порядок распределения взысканной с должника суммы создает возможность неисполнения законных требований взыскателя, нарушает справедливый баланс между публичными и частными интересами на стадии исполнительного производства, искажает существо обязанности государства гарантировать защиту конституционных прав и свобод, в том числе право собственности, не отвечает конституционно значимым целям исполнительного производства.

Таким образом, взыскание исполнительского сбора с должника при несоблюдении им без уважительных причин срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, должно производиться после удовлетворения всех требований взыскателя в полном объеме.

Это положение подтверждается практикой Верховного Суда РФ, который принял определение об отмене постановления судебного пристава-исполнителя подразделения службы судебных приставов г. Печоры от 21.02.2000. Этим постановлением судебный пристав- исполнитель наложил штраф в размере 10 минимальных размеров оплаты труда на директора Печорского филиала ОАО Комирегионбанка "Ухтабанк" за помещение требования о взыскании исполнительского сбора в картотеку к расчетному счету должника по третьей очереди в связи с недостаточностью денежных средств на счету должника. Верховный Суд по конкретному гражданскому делу разъяснил, что ссылка в постановлении судебного пристава-исполнителя на ст. 77 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не обоснована, так как в ней не установлена очередность взыскания исполнительского сбора и противоречит п. 2 ст. 855 ГК РФ, в соответствии с которым сумма исполнительского сбора (как подлежащая перечислению в федеральный бюджет и государственный внебюджетный фонд развития исполнительного производства) подлежит списанию со счета должника в третью очередь.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. признано не соответствующим Конституции РФ и положение п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которому с должника взыскивается исполнительский сбор в случае неисполнения им исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа, так как это положение в силу формальной неопределенности в части, касающейся оснований освобождения должника от уплаты исполнительского сбора, допускает его применение без обеспечения должнику возможности надлежащим образом подтверждать, что нарушение установленных сроков исполнения исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения возложенной обязанности.

Таким образом, на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. в исполнительном производстве в равной степени восстановлены и защищены как права взыскателя, так и права должника. Теперь должнику предоставлена возможность доказать свою невиновность в нарушении 5-дневного срока добровольного исполнения исполнительного документа. При наличии уважительных причин пропуска указанного срока на должника не может быть возложено взыскание в виде исполнительского сбора.

В целях усиления ответственности должника за уклонение от исполнения судебного и иного акта Федеральный закон "Об исполнительном производстве" предусматривает положения об увеличении по сравнению с ранее действовавшим размером материальной ответственности должника.

Согласно ст. 85 указанного Закона при неисполнении без уважительных причин требований исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о наложении на должника штрафа в размере до 200 установленных законом минимальных размеров оплаты труда. При повторном и последующих нарушениях без уважительных причин размер штрафа каждый раз удваивается. При этом на основании ст. 73 в случае, если участие в исполнении должника необязательно и судебный пристав-исполнитель или взыскатель сами организуют исполнение, то с должника взыскивается трехкратный размер расходов по совершению исполнительных действий.

Статья 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предусматривает ответственность в виде штрафа в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в предоставлении недостоверных сведений о доходах и об имущественном положении должника, а также несообщение должником об увольнении с работы, о новом месте работы или месте жительства.

За нарушения, допущенные должником, может наступить и уголовная ответственность при наличии в умышленных действиях лица признаков состава преступления. Привлечение к уголовной ответственности осуществляется по представлению судебного пристава-исполнителя в соответствующие органы.

В Уголовном кодексе РФ имеется ряд норм, устанавливающих ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве. Статья 177 УК РФ предусматривает ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта; ст. 315 устанавливает ответственность за злостное неисполнение вступивших в законную силу судебных актов, а равно воспрепятствование их исполнению лицами, которые обязаны в пределах предоставленных им полномочий исполнять предписания судебного акта; ст. 157 закрепляет ответственность за злостное, систематическое и продолжительное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание детей и совершеннолетних трудоспособных детей - на содержание нетрудоспособных родителей.

Помимо привлечения должника к уголовной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение судебных и иных актов он может быть привлечен и к гражданско- правовой ответственности. Причем в действующем законодательстве гражданско-правовая ответственность должника также усилена по сравнению с ранее установленными санкциями.

Не секрет, что на эффективность исполнительного производства в большой мере влияет заинтересованность его участников, в частности должника, в скорейшей реализации исполнительных документов. Законодательствам многих западных стран известны меры гражданско-правовой ответственности, применяемые к должникам с целью стимулирования быстрейшего исполнения ими судебных и иных решений. Например, французские судьи уже в прошлом веке ввели и разработали систему мер принуждения должника к исполнению обязательств, которые обеспечивали бы кредитору скорейшее получение реального исполнения: если должник уклонялся от исполнения обязательства, к которому его обязывало судебное решение, то он присуждался к уплате кредитору определенной денежной суммы, особого штрафа за каждый день промедления в исполнении. Сумма штрафа устанавливалась по усмотрению суда, размер его мог возрастать в зависимости от срока промедления, и он никак не был связан с действительным ущербом, который понес кредитор. Должник, оказавшись перед перспективой уплатить несоразмерно большую сумму, очевидно, предпочитал исполнить обязательство. С 1972 г. это правило стало нормой закона (ст. 491 Гражданско-процессуального кодекса Франции) .

Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. М., 1993. С. 279.

Существовавший до недавнего времени порядок реализации исполнительных документов в нашей стране мало стимулировал должников на своевременное исполнение решений судов и других актов, поскольку не устанавливал санкций за фактически бесплатное использование чужих денежных средств. Однако санкции за пользование чужими денежными средствами в настоящее время предусмотрены и нашим законодательством.

Так, ст. 395 Гражданского кодекса РФ устанавливает ответственность в виде неустойки за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица в размере учетной ставки банковского процента, существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

Не вызывает сомнений, что в практику деятельности по реализации исполнительных документов о взыскании денежных сумм необходимо ввести ответственность недобросовестных должников, предусмотренную ст. 395 ГК РФ, с учетом разъяснений, данных в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ . Причем требования об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с задержкой должником реального исполнения вряд ли должны рассматриваться путем возбуждения нового гражданского дела и его вторичного разрешения судом.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ" // Российская газета. 1996. 13 августа; Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 с дополнениями от 4 декабря 2000 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами" // Российская газета. 1998. 27 октября; 2001. 5 января.

Данные требования, "возникшие вследствие задержки должником реального исполнения исполнительных документов, практически бесспорны, ибо основаны на тождественном фактическом составе" . В подобных случаях взыскатель должен иметь право обратиться с заявлением, а при отсутствии такого заявления взыскателя - судебный пристав-исполнитель - в суд общей юрисдикции или в арбитражный суд, если исполнительный документ выдан арбитражным судом, по месту нахождения судебного пристава-исполнителя о вынесении определения и выдаче исполнительного документа на взыскание с должника соответствующих денежных сумм, исчисляемых согласно ст. 395 ГК РФ. Право взыскателя на проценты за пользование чужими денежными средствами должно быть ему разъяснено.

Ярков В.В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской юрисдикции. С. 44.

Такая позиция об ответственности должника нашла отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами", в п. п. 23 и 24 которого разъяснено, что при разрешении судами споров, связанных с применением ответственности за причинение вреда жизни или здоровью гражданина, суд возлагает на причинителя вреда обязанность возместить вред в деньгах, вследствие чего у причинителя вреда возникает денежное обязательство по уплате определенных судом сумм. С момента вступления решения в законную силу, если иной момент не указан в законе, на сумму, определенную в решении при просрочке ее уплаты должником, кредитор вправе начислять проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Начисление указанных процентов применяется и при рассмотрении споров, возникающих в связи с неосновательным обогащением одного лица за счет другого (п. п. 25, 26 указанного Постановления), и при рассмотрении споров, связанных с исполнением договора займа (п. 15), и при исполнении других видов договоров, предусмотренных ГК РФ.

В целях быстрого и реального исполнения должником исполнительного документа законодательством об исполнительном производстве, помимо мер ответственности за неисполнение исполнительного документа, предусмотрены меры принудительного исполнения. Меры принудительного исполнения закреплены в ст. 45, 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Хочется отметить, что меры ответственности и меры принудительного исполнения настолько объединены единством исходных положений и общностью задач, что их нередко смешивают и не проводят между ними необходимого различия. Это в особенности допускается при характеристике и определении правовых санкций и мер принудительного исполнения. Так, М.М. Агарков трактовал санкцию как указание на меры непосредственного принуждения, применяемого органами государства к нарушителям правовых норм. Под мерами непосредственного принуждения он понимал обращение взыскания на имущество лица либо его личность (лишение свободы). Соответственно санкцию гражданско-правовых норм М.М. Агарков находил не в ГК, а в ГПК, регулировавшем принудительное взыскание .

Теория государства и права: Макет учебника. М., 1948. С. 415 - 416, 423 - 425, 432.

О.Э. Лейст, отмечая чрезмерное сужение понятия санкции М.М. Агарковым, в связи с этим писал: "Действительно, с этой точки зрения, санкцию, в случае правонарушения, применяют не суды и другие государственные органы, а только органы непосредственного принуждения (судебные исполнители). Санкцией за административный проступок, например, следовало бы признать не штраф, а принудительное взыскание штрафа" . Эта правильная аргументация, к сожалению, не применялась О.Э. Лейстом к своим собственным трактовкам санкций. Поскольку мерами непосредственного принуждения являются меры, предусмотренные ст. 45, 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве", а органами непосредственного принуждения являются судебные приставы-исполнители (судебные исполнители), то О.Э. Лейст, как и М.М. Агарков, фактически включал в понятие санкции и меры принудительного исполнения, вопреки своей же аргументации .

Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М., 1962. С. 21.

Там же. С. 28.

По мнению И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшина, юридическая ответственность с тех пор, как она возникла, всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное деяние. Являясь реакцией на совершенное правонарушение, юридическая ответственность имеет государственно- принудительный характер. Он выражается прежде всего в том, что ответственность возлагается в случае правонарушения независимо от воли и желания правонарушителя и имеет по отношению к нему внешний характер .

См.: Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 43 - 44.

В этой связи справедливо полагал О.С. Иоффе, что реальное исполнение, даже если оно будет принудительным, нельзя считать мерой ответственности . Обязанность реального исполнения вытекает непосредственно из самого обязательства. И если бы последствия правонарушения ограничивались только ею, это было бы равноценно полной безответственности нарушителя, который как до, так и после нарушения нес бы одну и ту же обязанность - выполнить принятое на себя обязательство. И поскольку ответственность всегда составляет определенный вид имущественных или личных лишений, она должна выражаться в каком-либо дополнительном бремени, вызывая тем самым для нарушителя определенные отрицательные последствия.

См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 97.

К. Нам считает, что ответственность включает в себя лишь такие последствия правонарушения, которые выражаются в возникновении новых обязанностей либо в их видоизменении, вытекающих из существующего правоотношения. Эти видоизменения, как и любые обязанности, должны быть связаны с определенными отрицательными последствиями для правонарушителя .

См.: Нам К. Ответственность за нарушение обязательств: теория и законодательство // Хозяйство и право. 1997. N 4. С. 131.

Следовательно, отношения в области ответственности, как бы они ни возникали, в любом случае самостоятельны и легко отделимы от мер принуждения к исполнению обязанности. Принуждение к исполнению обязанности нельзя считать ответственностью, поскольку государственное принуждение направлено лишь на обеспечение существующей обязанности. В данном случае нет дополнительной обязанности, являющейся результатом правонарушения, не возникает особых новых обязанностей. Меры принудительного исполнения выступают формой (средством) реализации санкций норм различных отраслей права (гражданского, гражданского процессуального, административного и т.д.) только через исполнение решений судов и других органов, подлежащих исполнению. В этом смысле можно говорить, что меры принудительного исполнения являются последней инстанцией, охраняющей от нарушения нормы гражданского права и других отраслей права .

См.: Заворотько П.П. Процессуальные гарантии исполнения судебных решений. С. 541 -

542.

Меры принудительного исполнения, закрепленные в действующем законодательстве, отвечают данной нами характеристике и включают в себя:

- обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации;

- обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника;

- обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц;

- изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе;

- иные меры, предпринимаемые в соответствии с действующими законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа, в частности, привод, применяемый за уклонение без уважительных причин от явки по вызову судебного пристава-исполнителя или к месту совершения исполнительных действий.

В настоящее время основной мерой принудительного исполнения имущественного характера, применяемой к должнику, остается обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста и его реализации. Согласно опросу судебных приставов-исполнителей данная мера является самой сложной в практическом применении. Одной из причин, вызывающей трудности при производстве описи и ареста имущества должника, судебные приставы- исполнители назвали невозможность обеспечить присутствие понятых при производстве описи и аресте имущества в связи с повсеместным отказом граждан участвовать в указанном исполнительном действии.

Необходимость присутствия понятых при производстве описи и аресте имущества должника закреплялась как в ранее действовавшем законодательстве (п. 61 Инструкции об исполнительном производстве, ст. 371 ГПК РСФСР), так и установлена в Федеральном законе "Об исполнительном производстве". Понятые согласно Закону являются лицами, участвующими в исполнительном производстве (ст. 39). Ими могут быть только дееспособные граждане, достигшие возраста 18 лет, не заинтересованные в совершении исполнительных действий и не состоящие между собой или с участниками исполнительного производства в родстве, подчиненности или подконтрольности. В ст. 40 Федерального закона "Об исполнительном производстве" закреплены права и обязанности понятых.

Следовательно, на основании действующего законодательства судебный пристав- исполнитель, прежде чем пригласить понятых (не менее двух) для участия в производстве описи и ареста, должен выяснить у них все вопросы, перечисленные выше: и дееспособность, и возраст, и заинтересованность понятых в исполнительных действиях, и родство их между собой и другими участниками исполнительного производства, и возможную подчиненность и подконтрольность друг другу, а также разъяснить им права и обязанности. Учитывая, что на практике необходимость присутствия не менее двух понятых при производстве описи и ареста имущества должника и так вызывает значительные трудности, введение новых требований для судебного пристава- исполнителя, связанных с личностью понятого, является, по нашему мнению, большим препятствием при совершении указанных исполнительных действий.

Дореволюционное российское законодательство наделяло судебного пристава широкими полномочиями, самостоятельностью и независимостью в процессе исполнения решений судов. В связи с этим при производстве описи и аресте имущества должника судебному приставу достаточно было составить подробную опись имущества, прошнуровать ее, запечатать своей печатью и приложить свои печати к каждому предмету или привесить ярлыки с номерами к особым помещениям, где хранилось описанное имущество (ст. 980, 993, 998 Устава гражданского судопроизводства). Присутствие понятых при совершении судебным приставом указанных действий не требовалось.

Таким образом, есть основания полагать, что для ускорения процесса реализации судебных и других актов, упрощения порядка описи и ареста имущества должника, а также укрепления позиций судебного пристава-исполнителя как должностного лица необходимо отказаться от участия в описи и аресте имущества должника понятых, а судебного пристава-исполнителя наделить единоличными полномочиями по совершению исполнительных действий, указанных в ст. 39 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Все вышеперечисленные меры принудительного исполнения, за исключением привода, имеют имущественный характер, и только привод направлен на личность должника. По нашему мнению, для усиления воздействия на должника необходимо шире применять меры принудительного исполнения, направленные непосредственно на личность должника.

При социалистическом способе ведения хозяйства в нашей стране и отсутствии рыночных отношений в экономике применение к должнику одних мер принудительного исполнения имущественного характера, скорее всего, было оправдано. Не случайно, что применение к должнику мер личного характера считалось "унижением должника в глазах окружающих" .

Комментарий к Инструкции о порядке исполнения судебных решений / Под ред. Г.П. Батурова. М., 1981. С. 15.

Однако дореволюционному российскому законодательству, как уже отмечалось, были известны меры принудительного исполнения как имущественного, так и личного характера, умелое сочетание которых приводило в конечном итоге к достаточно эффективному исполнению судебных и других решений. Для усиления эффективности исполнительного производства и более ответственного поведения должника при исполнении судебных и иных актов в российском законодательстве об исполнительном производстве, по нашему мнению, также следует предусмотреть принудительные меры, направленные на личность должника, действовавшие в дореволюционном российском праве, а именно: отобрание у должника подписки о невыезде и вызов должника в судебное заседание для представления сведений о средствах к удовлетворению взыскателя (ст. 1222.1 - 1222.7 Устава гражданского судопроизводства 1864 г.) .

Устав гражданского судопроизводства: 4-е изд., испр. и доп. СПб., 1899.

Отобрание подписки о невыезде у ответчика возможно еще на стадии возбуждения гражданского дела и подготовки его к судебному заседанию, а также во всяком положении дела до вступления решения в законную силу, как применение одной из мер по обеспечению иска. Следовательно, ст. 140 ГПК РФ необходимо дополнить п. 6, предусматривающим отобрание у ответчика подписки о невыезде. Таким образом, список возможных мер по обеспечению иска будет расширен. Применяться данная мера по обеспечению иска должна судом по заявлению истца и ходатайству лиц, участвующих в деле, исходя из конкретных обстоятельств дела и обеспечения в дальнейшем исполнения решения суда. Если к ответчику в процессе рассмотрения гражданского дела не применялась подписка о невыезде, то эту меру принудительного исполнения, как и любую другую, может применить к должнику судебный пристав-исполнитель в целях воздействия на должника и склонения его к быстрейшему исполнению исполнительного документа.

Еще одна мера принудительного исполнения, а именно вызов должника в судебное заседание для предоставления сведений о средствах, необходимых для исполнения исполнительного документа, должна применяться независимо от того, была ли отобрана у должника подписка о невыезде или нет. Вызов должника в судебное заседание для дачи объяснений о своих средствах должен производиться судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя по заявлению взыскателя. Причем, если должник заявит, что не имеет средств для удовлетворения требований взыскателя или этих средств недостаточно, взыскателю необходимо предоставить право повторять свою просьбу о вызове должника для дачи объяснений о своих средствах до тех пор, пока исполнительный документ не будет исполнен. Однако должнику также должно быть предоставлено право и без заявления взыскателя явиться в суд для дачи объяснений о своих средствах, так как при выяснении в судебном заседании, что у должника достаточно средств для исполнения исполнительного документа, ему будет отменена подписка о невыезде.

В данном случае необходимые изменения следует внести в Федеральный закон "Об исполнительном производстве" (ст. 45), расширив круг мер принудительного исполнения путем включения в него: 1) отобрание у должника подписки о невыезде; 2) вызов должника в судебное заседание для предоставления сведений о средствах, необходимых для исполнения исполнительного документа.

Законодательством об исполнительном производстве урегулировано правовое положение не только взыскателя и должника, но и определен порядок обеспечения гарантий защиты прав других лиц, чьи интересы затрагиваются при производстве ареста имущества должника, в частности, членов семьи должника, а также близких родственников и сособственников.

Согласно ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве" взыскание обращается на принадлежащее должнику имущество. В случае, когда должник имеет имущество, принадлежащее ему на праве общей собственности, взыскание обращается на его долю, определяемую в соответствии с федеральным законом. В ст. 256 ГК РФ установлено, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества. Соответствующая статья имеется и в Семейном кодексе РФ (ст. 45). Существуют исключения, когда взыскание может быть обращено на все имущество, являющееся совместной собственностью супругов: взыскание производится по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом будет установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи (ст. 45 Семейного кодекса РФ).

Однако указанное правило и исключения из него не отвечают реалиям создавшегося положения в исполнительном производстве. Анализируя проникновение организованных преступных групп в сферу истребования долгов, П.А. Скобликов верно выделяет пробелы и противоречия действующего законодательства об исполнительном производстве, замечая, что "не всегда возможно обратить через суд взыскание на имущество, которым фактически владеет должник, даже если оно не подпадает под установленный гражданским процессуальным законодательством перечень предметов, на которые не может быть обращено взыскание. Потому, как давно известно, что немало предусмотрительных людей оформляют приобретенные ими квартиры, дачи, автомобили, гаражи и прочее имущество на подставные фигуры: близких и дальних родственников, любовниц, друзей, иных лиц, пользующихся доверием" .

Скобликов П.А. Истребование долгов и организованная преступность. С. 14.

В дореволюционном законодательстве России вопрос об обращении взыскания на совместную собственность супругов и о совершении сделок должником решался, как нам кажется, логически верно. Закон устанавливал предположение, что совместное имущество супругов принадлежит тому из них, с которого производится взыскание, пока и насколько не будет установлено противное. При взыскании с одного из супругов описи и аресту подвергалась вся движимость, находящаяся в общей их квартире, за исключением платья и белья другого супруга и вещей, о принадлежности которых этому супругу представлены доказательства (ст. 976 Устава гражданского судопроизводства). "Такое правило необходимо в интересе кредиторов, от которых иначе всегда ускользало бы это имущество, имеющее иногда значительную ценность" . Кроме того, взыскание обращалось даже на обособленное имущество супруга, если, во-первых, оно перешло к нему дарственным путем от должника в течение последних 10 лет, и, во-вторых, оно было приобретено одним супругом у другого (должника) возмездно на деньги последнего, если не доказано, что приобретение сделано не на деньги должника (ст. 554 Устава судебных торгов) .

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С.

434.

Там же. С. 435.

В настоящее время многие авторы пришли к выводу, что потребности практики обосновывают необходимость расширения активности судебных приставов-исполнителей в сфере выявления совершенных должником под угрозой принудительного исполнения фиктивных сделок по отчуждению имущества, на которое по закону можно обратить взыскание . П.В. Логинов, обобщая практику рассмотрения дел об освобождении имущества от ареста, писал, что "имеются факты необоснованного освобождения имущества должника от ареста, что приводит к нарушению прав взыскателей... Часто к нарушениям процессуальных правил производства ареста имущества относят внесение судебным исполнителем в опись имущества, явно не принадлежащего должнику. Использование этого "нарушения" в качестве основания к отмене ареста на описанное имущество приведет на практике к тому, что судебные исполнители начнут проявлять "излишнюю осторожность" .

См.: Смецкая А.М. Исполнение судебных постановлений путем обращения взыскания на имущество граждан и на заработную плату: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1968. С. 8; Ярков В. Обращение взыскания на имущество должника // Хозяйство и право. 1998. N 6. С. 51.

Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1995. С. 68, 72.

По нашему мнению, усиление активности судебного пристава-исполнителя по выявлению имущества должника, отчужденного по фиктивным сделкам или приобретенного им на подставных лиц, должно выражаться прежде всего в том, чтобы установить презумпцию принадлежности этого имущества должнику. Исходя из данной посылки, судебный пристав-исполнитель должен производить те же действия, что и при исполнении исполнительных документов о возмещении вреда, причиненного, в частности, преступлением, а именно: делать запросы в налоговые органы, в учреждения банков и другие кредитные организации, в ломбард, ГИБДД, ЖСК, ДСК и другие регистрирующие органы о наличии денежных средств или имущества, принадлежащих не только должнику, но и членам его семьи, а также близким родственникам . Имеются основания полагать, что только включение в опись и арест всего перечисленного позволит выявить денежные средства и имущество, реально принадлежащие должнику, и в полной мере обеспечить интересы взыскателя.

См.: Коршунов Н.М. Конфискация и взыскание имущества, нажитого преступным путем, и возмещение вреда по делам о хищениях и других корыстных преступлениях. М., 1994. С. 8 - 9.

В случае несогласия других лиц с выводами судебного пристава-исполнителя о принадлежности того или иного имущества должнику и возникновения в связи с этим спора заинтересованные граждане и организации вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи (ст. 92 ФЗ "Об исполнительном производстве", ст. 442 ГПК РФ). Заявленный другими лицами спор о праве гражданском, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства. Иски об освобождении имущества от ареста предъявляются к должнику и взыскателю как собственниками, так и владельцами имущества, не принадлежащего должнику. В случае, если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекаются лица, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. В силу ст. 30 ГПК РФ иски об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения арестованного имущества независимо от основания наложения ареста, места жительства или нахождения сторон.

При решении вопросов, связанных с освобождением имущества от ареста, судам следует руководствоваться разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, данными в Постановлении N 5 "О практике рассмотрения судами Российской Федерации дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)" от 23 апреля 1985 г. в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 11 от 21 декабря 1993 г.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 3. С. 8; Сборник постановлений Пленумов по гражданским делам. М., 1996. С. 254 - 258.

В разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ еще раз подчеркивается, что должник не вправе обращаться в суд с иском об освобождении имущества от ареста. Однако на практике должники нередко обращались в суды с исковыми заявлениями об освобождении от ареста имущества, принадлежащего их несовершеннолетним детям, как их законные представители. Многие авторы верно считают, что должники, являясь ответчиками в делах об освобождении имущества от ареста, не могут одновременно представлять интересы истцов , поэтому иски в защиту имущественных интересов несовершеннолетних детей должника могут быть предъявлены в суд другим родителем, их опекуном (попечителем) либо прокурором.

См.: Вдовин В., Зайцев И. Процессуальные вопросы освобождения имущества от ареста // Советская юстиция. 1982. N 6. С. 5.

В настоящее время в вопросе защиты прав и интересов других лиц в исполнительном производстве при производстве описи и ареста имущества должника законодатель пошел еще дальше, предоставив возможность суду независимо от наличия заявления заинтересованных лиц самому отменять арест имущества в целом или исключать часть имущества из описи, если при совершении указанных действий будет установлено, что судебный пристав-исполнитель допустил нарушение федерального закона (ч. 3 ст. 442 ГПК).

Такой порядок рассмотрения нарушений, допущенных судебным приставом-исполнителем при производстве ареста имущества должника, наверное, оправдан, когда нарушены права и интересы несовершеннолетних граждан, а также граждан, которые в силу состояния здоровья, возраста, недееспособности и других уважительных причин самостоятельно не могут обратиться в суд. В то же время следует помнить, что интересы лиц, которые самостоятельно не могут обратиться в суд за защитой нарушенных прав, согласно ст. 45 ГПК РФ призван защищать и представлять в суде прокурор.

Нельзя не видеть, что установление обязанности суда без заявления заинтересованных лиц возбуждать гражданское производство является нарушением действующего в гражданском процессе принципа диспозитивности, который предполагает возбуждение гражданского производства в суде только по инициативе заинтересованных лиц. Сам суд гражданские дела возбуждать не должен, иначе происходит смешение основных начал гражданского процесса с уголовным и административным процессами, где субъективные публичные права и право на наказание не подлежат свободному распоряжению, а осуществляются только государственными органами. Следовательно, законодатель в данном случае нарушил общую тенденцию развития гражданского процессуального законодательства, предполагающую более широкое применение принципа диспозитивности в гражданском процессе.

Определяя значение исков об освобождении имущества от ареста (исключении из описи), можно отметить, что они являются важной гарантией защиты субъективных прав всех лиц, чьи интересы были затронуты в процессе принудительного исполнения. Одновременно они ставят под судебный контроль деятельность органов по принудительному исполнению судебных и других актов. Это в свою очередь является условием и гарантией соблюдения законности, а также эффективного и быстрого исполнения судебных актов и актов иных органов.

Говоря об обращении взыскания на долю в общем имуществе должника, очень важно остановиться на соблюдении гарантий прав не только взыскателей, должников, но и сособственников должника. Некоторые авторы забывают об этом и, что называется, "перегибают палку". Так, Г. Осокина и Б. Хаскельберг предложили изменить редакцию ст. 255 ГК РФ и принудительно обращать долю должника по требованию кредитора в собственность остальных сособственников, т.е. лиц, которые как раз и выразили свой отказ приобретать эту долю . Как правильно отмечает С.П. Еремеев, такого основания для возникновения права собственности просто не может быть, "а формулировка "о взыскании в пользу кредитора солидарно с сособственников компенсации стоимости доли должника" одновременно содержит в себе и большую некорректность. С остальных сособственников ничего нельзя взыскать в пользу кредитора, поскольку они не состоят в отношениях с кредитором по данному обязательству и не могут отвечать по долгам должника перед кредиторами. Речь по смыслу ситуации должна идти только об обращении взыскания на долю самого должника в общем имуществе" . В связи с этим представляется, что действующая редакция ст. 255 ГК РФ лучше защищает права не только взыскателей, но и сособственников-недолжников, чем тот ее вариант, который предложили Г. Осокина и Б. Хаскельберг.

См.: Осокина Г., Хаскельберг Б. Обращение принудительного взыскания на долю в общем имуществе // Российская юстиция. 1995. N 10. С. 14.

Еремеев С.П. Основания возникновения и прекращения права общей собственности // Дело и право. 1996. N 12. С. 23 - 24.

Действующая редакция ст. 255 ГК РФ предусматривает, что в случае отказа остальных участников общей собственности от приобретения доли должника кредитор вправе требовать в суде обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов. Российское законодательство дореволюционного периода шло еще дальше и устанавливало, что если взыскание обращается на имущество, принадлежащее нескольким лицам на праве общей собственности, то имущество это подвергается описи в целом составе, но с публичного торга продается лишь право должника на его долю, без предварительного выдела оной, причем покупщик, приобретший эту долю, становится совладельцем вместо должника (ст. 1188 Устава гражданского судопроизводства) .

См.: Яблочков Т.М. Учебник Русскаго Гражданскаго Судопроизводства. Ярославль, 1910. С. 229.

В ГПК РСФСР не был учтен отечественный дореволюционный опыт, и на судебного исполнителя возлагались несвойственные ему функции: определение доли должника в общем имуществе производилось судом по представлению судебного исполнителя. Обращение взыскания на долю должника в общей собственности было возможно только после определения и выдела этой доли (ст. 378 ГПК РСФСР). Это положение ст. 378 ГПК РСФСР противоречило общей направленности российского гражданского процесса, одним из основных принципов которого, как уже отмечалось, является принцип диспозитивности. Вопрос об обращении взыскания на имущество должника, являющегося участником общей собственности, следует разрешать на основании ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которой при обращении взыскания на долю должника в общем имуществе предварительного выдела этой доли не требуется.

Определяя правовое положение должника, нельзя не отметить, что оно во многом зависит от того, кто выступает в качестве обязанного лица: физическое или юридическое лица. В ранее действовавшем законодательстве об исполнительном производстве выделялись особенности исполнения решений в отношении граждан (гл. 2 Инструкции об исполнительном производстве, гл. 39 ГПК РСФСР) и в отношении различных юридических лиц (гл. 3 Инструкции об исполнительном производстве, гл. 40 ГПК РСФСР). В новом Федеральном законе "Об исполнительном производстве" такого разграничения исполнения в отношении граждан и юридических лиц не существует, хотя и выделены особенности обращения взыскания на имущество должника- организации.

Статья 56 ГК РФ позволяет обращать взыскание на любое имущество должника, если должником является юридическое лицо, кроме финансируемых собственником учреждений (ст. 121 ГК РФ). Можно сказать, что ГК РФ фактически отменил ранее действовавшее положение, устанавливающее перечень имущества юридических лиц, на которое нельзя было обращать взыскание. Это отмечается и в Указе Президента РФ N 199 от 14 февраля 1996 г. "О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций" , которым утверждено Временное положение о порядке обращения взыскания на имущество организаций, и при комментировании арбитражного процессуального законодательства .

Российская газета. 1996. 21 февраля; Собрание законодательства РФ. 1996. N 8. Ст. 741. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ. М., 1995. С. 433.

При реализации исполнительных документов в отношении юридических лиц - коммерческих и некоммерческих организаций, следует исходить из положения ст. 56 ГК РФ, согласно которому юридические лица, кроме финансируемых собственником учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом. Следовательно, взыскание обращается на имущество должника, принадлежащее ему как на праве собственности, так и на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления (за исключением имущества, изъятого из оборота или ограничиваемого в обороте), независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится. Иными словами, взыскание должно обращаться на любое имущество, принадлежащее должнику (ст. 58 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Есть основания полагать, что круг мер принудительного исполнения и мер обеспечения принудительного исполнения в отношении субъектов предпринимательской деятельности, отвечающих по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом, должен быть более широким и разнообразным с учетом новых видов материальных отношений, в рамках которых осуществляется исполнение. Можно ввести такие новые меры принудительного исполнения, как наложение ареста на продукцию должника с последующей передачей для реализации взыскателем или под контролем взыскателя; предоставление права взыскателю иметь на предприятии должника своего представителя с целью контроля за количеством выпускаемой продукции и ее реализацией; передача имущества должника взыскателю на конкретный срок (например, транспортных средств); размещение средств должника в уполномоченных банках; ликвидация субъектов предпринимательской деятельности, не исполняющих решение суда.

Как уже говорилось, в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" имеется гл. 5, посвященная особенностям обращения взыскания на имущество должника-организации. Нормы данного Закона позволяют прийти к выводу, что теперь "все формы собственности: частная, государственная, муниципальная и иные виды - признаются и защищаются в России равным образом" , и взыскание на имущество должника-организации обращается без каких-либо ограничений.

Лесницкая Л.Ф. Обращение взыскания в процессе исполнительного производства на имущество товарищества с ограниченной ответственностью // Комментарий судебной практики. Вып. 3 / Под ред. К.Б. Ярошенко. М., 1997. С. 79.

Нормы Федерального закона "Об исполнительном производстве", посвященные особенностям обращения взыскания на имущество должника-организации, вобрали в себя многие идеи Временного положения о порядке обращения взыскания на имущество организаций, утвержденного Указом Президента РФ. Так, в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" сохранен порядок наложения ареста на имущество должника-организации и его реализации, закрепленный прежде в Указе Президента РФ, позволяющий в известной мере учесть интересы должника и третьих лиц. В соответствии со ст. 59 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в первую очередь осуществляется арест и реализация имущества должника-организации, непосредственно не участвующего в производстве, - ценные бумаги как наличные денежные средства в рублях и иностранной валюте, так и хранящиеся на депозитных и иных счетах должника, валютные ценности, легковой автотранспорт, предметы дизайна офисов, картины и иное.

В составе первой очереди имущества должника, подлежащего аресту и реализации, согласно Постановлению Правительства РФ N 516 от 27 мая 1998 г. "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций" и одноименному Указу Президента РФ от 29 мая 1998 г. N 604 , учитывается и дебиторская задолженность должника, т.е. "права требования, принадлежащие должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг" (п. 1 Постановления).

Российская газета. 1998. 4 июня; Собрание законодательства РФ. 1998. N 22. Ст. 2472.

Собрание законодательства РФ. 1998. N 22. Ст. 2414.

Во вторую очередь подлежат описи и аресту готовая продукция (товары), а также иные материальные ценности, непосредственно не участвующие в производстве и не предназначенные для непосредственного участия в нем. Лишь в третью очередь подвергаются описи и аресту объекты недвижимого имущества, а также сырье и материалы, станки, оборудование, другие основные средства, предназначенные для непосредственного участия в производстве.

Производству описи и ареста имущества должника-организации третьей очереди законодатель уделил особое внимание. В Федеральном законе "Об исполнительном производстве" определено, что в случае ареста принадлежащего должнику-организации имущества третьей очереди судебный пристав-исполнитель обязан в 3-дневный срок направить в

Федеральную службу России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению уведомление о произведенном аресте с приложением сведений о составе и стоимости имущества, на которое наложен арест, а также о сумме требований взыскателя. Копия указанного уведомления направляется в налоговый орган (п. 1 ст. 60 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Положение о Федеральной службе России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, утвержденное Постановлением Правительства РФ N 537 от 1 июня 1998 г. // Российская газета. 1998. 10 июня.

В соответствии с возложенными задачами Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению дает заключение о возможных последствиях обращения взыскания на имущество должника и целесообразности возбуждения в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника (п. 4 Положения о Федеральной службе России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению). В случае принятия Федеральной службой России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению решения об осуществлении ею действий по возбуждению в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации, судебный пристав-исполнитель ходатайствует перед судом об отсрочке исполнения исполнительного документа до возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника. После возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации исполнительное производство и реализация его имущества, на которое обращено взыскание, приостанавливаются до рассмотрения арбитражным судом вопроса по существу (п. п. 3, 4 ст. 60 ФЗ "Об исполнительном производстве", ст. 436 ГПК РФ).

Кроме того, обращению взыскания на имущество должника-организации посвящено Положение о производстве по делам организаций, в отношении которых приняты решения об обращении взыскания на имущество, утвержденное распоряжением Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению от 27 декабря 1999 г. N 48-р . Указанное Положение определяет порядок производства по делам организаций, в отношении которых приняты решения судебными приставами-исполнителями об обращении взыскания на их имущество. Этот порядок предусматривает анализ правового положения организаций-должников, проведение оценки возможных последствий обращения взысканий на их имущество, осуществление действий по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании организаций-должников банкротами в рамках действующего законодательства.

Российская газета. 2000. 16 февраля.

Таким образом, предусмотренный законом порядок обращения взыскания на имущество организации-должника направлен на предотвращение неоправданного прекращения основной деятельности предприятий и их последующего банкротства, а следовательно, и на защиту интересов взыскателей.

При исполнении решений в отношении государственных органов и органов местного самоуправления необходимо учитывать, что в исполнительном производстве они могут быть как взыскателями, так и должниками. Ранее государственные органы могли выступать в качестве взыскателей и одновременно исполнять заявленные требования. Например, налоговые органы при взыскании недоимок и штрафов с недобросовестных налогоплательщиков являлись заявителями по делу и, следовательно, взыскателями и исполняли такие требования. В некоторых случаях налоговые органы сами выступали в качестве должников, например, при удовлетворении требований налогоплательщика о возмещении ущерба, причиненного ему налоговыми органами. Орган исполнения в таком случае в соответствии с действующим законодательством всегда - судебный пристав-исполнитель. При этом в законе подчеркивается, что налоговые органы не являются органами принудительного исполнения (ст. 5 ФЗ "Об исполнительном производстве").

В настоящее время служба судебных приставов-исполнителей - единственный орган принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. Это подтверждается положениями, закрепленными в части первой Налогового кодекса РФ, в которых установлено, что постановление налогового органа о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика - организации или налогового агента - организации в течение трех дней направляется судебному приставу-исполнителю для исполнения в порядке, предусмотренном Федеральным законом "Об исполнительном производстве" (ст. 47 Налогового кодекса РФ). Взыскание налога за счет имущества налогоплательщика - физического лица или налогового агента - физического лица на основании вступившего в законную силу решения суда также производится в соответствии с Федеральным законом "Об исполнительном производстве", т.е. судебным приставом- исполнителем (ст. 48 Налогового кодекса РФ).

Утверждение судебного пристава-исполнителя как единственного государственного уполномоченного на совершение действий по принудительному исполнению судебных и иных актов нашло отражение в совместном Приказе Минюста РФ и Министерства РФ по налогам и сборам от 25 июля 2000 г. N ВГ-3-10/265/215 "Об утверждении Порядка взаимодействия налоговых органов РФ и служб судебных приставов органов юстиции субъектов РФ по принудительному исполнению постановлений налоговых органов и иных исполнительных документов" . В указанном документе закреплено, что постановление налогового органа о взыскании налога, сбора или пеней за счет имущества должника направляется судебному приставу-исполнителю для осуществления принудительного исполнения. На основании постановления налогового органа судебный пристав-исполнитель обязан в 3-дневный срок с момента получения такого постановления возбудить исполнительное производство и принять все предусмотренные законом меры для исполнения исполнительного документа.

Российская газета. 2000. 30 августа.

Кроме того, на основании Инструкции о порядке применения органами федерального казначейства мер принуждения к нарушителям бюджетного законодательства РФ, утвержденной Приказом Минфина РФ от 26 апреля 2001 г. N 35н , в случае неисполнения кредитной организацией в течение одного месяца постановления органа федерального казначейства по субъектам РФ о списании денежных средств со счета получателя средств федерального бюджета, указанное постановление направляется в службу судебных приставов для исполнения в соответствии с законодательством РФ об исполнительном производстве (п. 16 Инструкции). Таким образом, законодатель не пошел на расширение системы органов, осуществляющих принудительное исполнение судебных и иных актов, а установил единый порядок исполнения, что, на наш взгляд, верно и вполне оправдано.

Российская газета. 2001. 21 июля.

Что касается правового положения в исполнительном производстве должника-гражданина, то оно действующим законодательством определено достаточно четко. В гл. 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве", помимо изложения порядка обращения взыскания на имущество должника, закреплен порядок обращения взыскания на заработную плату и иные виды доходов должника при исполнении решений о взыскании периодических платежей, о взыскании суммы, не превышающей двух минимальных размеров оплаты труда и при отсутствии у должника имущества или недостаточности имущества для полного погашения взыскиваемых сумм (ст. 64).

При исполнении исполнительных документов установлено, что с должника не может быть удержано более 50% его заработной платы и приравненных к ней платежей, и лишь в определенных законом случаях процент удержаний может быть увеличен до 70% (при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, и возмещении за ущерб, причиненный преступлением) (ст. 66).

В данном случае нельзя согласиться с предложением В.В. Яркова - уменьшить сохраненные за должником заработную плату и приравненные к ней платежи до гарантированного минимального размера заработной платы, установленного на текущий период . В настоящее время это означало бы оставить самого должника без средств к существованию, так как устанавливаемый минимальный размер заработной платы не отражает действительный прожиточный минимум гражданина. Скорее всего, следовало бы уменьшить сохраненные за должником заработную плату и приравненные к ней платежи до гарантированного прожиточного минимума, установленного Правительством РФ на текущий период.

См.: Ярков В.В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской юрисдикции. С. 42.

<< | >>
Источник: Морозова И.Б., Треушников А.М.. Исполнительное производство. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Городец, — 528 с.. 2004

Еще по теме 2. Права и обязанности взыскателя и должника:

  1. Статья 128. Извещение должника о вынесении судебного приказа
  2. Обязанности банка по ведению счета
  3. 5.2 Обращение взыскания на имущество должника: понятие и объекты взыскания
  4. 5.3 Процедуры по обращению взыскания на имущество должника
  5. 7.4 Порядок защиты прав и законных интересов участников исполнительного производства
  6. 2. Права и обязанности взыскателя и должника
  7. 6.4.4. Реализация имущества должника
  8. §8.3. Особенности обращения взыскания на имущество должника-организации при его прекращении
  9. §10.2. Обращение взыскания на имущественные права
  10. 6.3. Арест имущества должника. Понятие и основания
  11. 1.1. Место исполнительного производства в системе права Российской Федерации
  12. Вопрос 8. Принципы исполнительного права
  13. Вопрос 2. Выявление имущества должника. Арест имущества и его оценка
  14. 9.2. Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий
  15. 2. 1. Дела о взыскании с банков и иных кредитных организаций денежных сумм, не списанных со счетов должника
  16. 5. Предоставление должнику отсрочки или рассрочки исполнения, изменение порядка и способа исполнения судебного акта
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -