<<

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Роль прямых иностранных инвестиций: мифы и реальность

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) чрезвычайно важ­ны для экономики России, так как являются не только допол­нительным источником для внутренних капиталовложений, но и способом получения доступа к новой, более совершенной тех­нологии, к системе сбыта на внешних рынках, к новым источ­никам финансирования.

Иностранные капиталы, необходимые для реструктуризации экономики, Россия может получить только в том случае, если условия размещения инвестиций будут в ней относительно луч­ше, чем в странах, конкурирующих за привлечение капитала. Кроме того, необходимо осуществлять постоянный поиск по­тенциальных инвесторов и проводить активную информацион­ную и промоутерскую деятельность, открывая им дверь на рос­сийский рынок.

Предпосылкой успешного продвижения по пути формиро­вания стратегии с помощью ПИИ служит освобождение от бы­тующих в настоящее время иллюзий относительно роли и мес­та ПИИ. К ним можно отнести следующие.

1. Формирование благоприятного инвестиционного клима­та является достаточным условием для усиления притока ПИИ в отрыве от макроэкономических реалий.

Жизнь показала, что улучшение инвестиционного климата является важным, но не исключительным условием для увели­чения ПИИ.

2. Портфельные инвестиции трансформируются автомати­чески в ПИИ.

Додефолтовская ситуация подтвердила, что портфельные инвестиции в основном носят спекулятивный характер, не трансформируя реальный сектор.

3. Выгодно в первую очередь привлекать крупные инвести­ционные проекты.

Изучение стратегий ТНК показывает, что страна-реципиент должна ориентироваться на все большее привлечение средних и малых ТНК. Средние и малые ТНК способны быстро запол­нить недостающие ниши на национальном рынке, и их действия носят менее выраженный монополистический характер. Стра­тегия малых форм ТНК направлена обычно на инвестирова­ние с нуля и предполагает кооперацию с местными производи­телями.

4. Российские финансово-промышленные группы (ФПГ) могут самостоятельно, не привлекая ПИИ, диверсифицировать российскую промышленность.

ФПГ, действующие в незрелой хозяйственной среде, зачас­тую склонны к захвату рынков и выкачиванию привилегий у государства. Модернизация производства не становится для них исключительной стратегической установкой. Поэтому промыш­ленная трансформация со стороны ФПГ не может рассматри­ваться как альтернатива ПИИ, тем более что рубль, затрачен­ный иностранными инвесторами на производство, в большин­стве случаев «дороже» рубля отечественных производителей, поскольку он внедряет более новый технический уровень про­изводства.

5. Формирование структур продвижения ПИИ является само по себе ПИИ-стратегией.

Любые инвестиционные структуры, в том числе и в области ПИИ, рискуют превратиться в бюрократические препоны, если их действия подчиняются не стратегическому плану и четкой концепции, а текущим интересам, не стыкующимся с долго­срочной динамикой развития хозяйственной системы.

6. Большие потоки ПИИ возможны без государственной ПИИ-политики. Их может генерировать исключительно част­ный сектор даже в условиях переходной экономики.

В развитых странах экономическая и политическая стабиль­ность, а также уровень правовой защиты частной собственнос­ти обеспечивают достаточную защиту иностранного капитала и без специального законодательства и побудительных механиз­мов.

В переходных экономиках требуются специальные зако­ны, гарантирующие защиту и регулирование иностранных ин­вестиций. Кроме того, повышенные риски, связанные с рабо­той в незнакомой хозяйственной среде, должны перевешиваться системой стимулов, включая специальные меры для повыше­ния имиджа, которые выставляет заинтересованная в иностран­ных инвестициях страна-реципиент. Более того, государство должно создавать режим для ПИИ, способный направить ми­ровые потоки именно в свою страну. Такие задачи невозможно решать без специальной ПИИ-политики. В ситуации переход­ного периода экономический либерализм не может сам по себе обеспечить экономическую эффективность и промышленную мощь страны.

7. Задача привлечения ПИИ возникает, когда иностранный инвестор сам проявит интерес к вложениям капитала в Россию.

Такой подход вызван традициями изоляционизма. Он не учитывает нарастания межгосударственной конкуренции за ПИИ в контексте глобализации.

8. Сутью ПИИ-политики является система побудительных механизмов, выставляемой страной-реципиентом.

Подобное представление довольно распространено. Одна­ко оно не учитывает, что использование системы стимулов яв­ляется только одним из инструментов реализации ПИИ-стра­тегии. Поэтому одни побудительные механизмы не могут заменить более широкий спектр отношений, регулирующих привлечение ПИИ.

Преодоление указанных иллюзий является предпосылкой поиска эффективной, наступательной ПИИ-политики в рос­сийских условиях.

Приложение 2

IPO в России

Современная история IPO берет начало с 1970-х гг., когда была осуществлена либерализация мирового финансового рынка. С тех пор рынок IPO испытывал и взлеты и падения. В России IPO появились значительно позже. С 2002 г. стали го­ворить о «буме» IPO российских компаний. Статистика подтвер­ждает наличие «бума» публичных размещений. Так, в 2005 г. сум­марный объем IPO российских компаний вырос в семь раз по сравнению с 2004 г. и достиг 5,2 млрд долл., а в 2006 г. состоя­лось 19 размещений на общую сумму примерно 20 млрд долл. При этом половина средств пришлась на размещение государ­ственной нефтяной компании «Роснефть», которая привлекла 10,4 млрд долл.

Рост объемов иностранных инвестиций, приходящихся на IPO российских компаний, свидетельствует о большом потен­циале российского фондового рынка. С увеличением количе­ства российских IPO растет приток иностранного капитала в Россию, что положительно сказывается на фондовом рынке.

Проведение IPO в России способствует также улучшению инвестиционного климата в стране, привлечению иностранно­го капитала и выходу российского рынка ценных бумаг на ми­ровой уровень. При условии сохранения наметившихся тенден­ций и проведения хотя бы 50—70% из заявленных IPO можно ожидать, что в ближайшие несколько лет фондовый рынок Рос­сии будет сравним по оборотам с иностранными фондовыми рынками.

Обычно выделяют следующие стратегические цели осуще­ствления IPO (см. рисунок).

1. Привлечение финансовых ресурсов. Выход на публичный ры­нок является прежде всего инструментом финансирования даль­нейшего развития компаний. Объемы привлекаемых средств позволяют компаниям реализовывать самые амбициозные про­екты, которые, как правило, требуют значительных вложений. К тому же эти средства не надо возвращать, что делает их привле­кательными с точки зрения использования в проектах длитель­ного характера. Средства, полученные при IPO, позволяют про­вести диверсификацию бизнеса, решить насущные проблемы, обеспечивают в определенной степени финансовую независи-

Рис. П1. Стратегические цели IPO


мость компании, дают толчок к ее более динамичному разви­тию, а также наделяют определенными конкурентными преиму­ществами. Таким образом, в большинстве случаев привлечение финансовых средств посредством IPO является основополага­ющей целью компании при принятии решения о выходе на пуб­личный рынок капитала.

2. Выход на западный рынок капитала. Потребность отдель­ных российских компаний в привлечении западных инвести­ций, выходе на мировой рынок, а также привлечении зарубеж­ных финансовых средств требует от компании определенной публичности, в первую очередь за рубежом. Это толкает компа­нии на западные площадки с целью их популяризации среди зарубежных инвесторов, получения более высокого кредитно­го рейтинга, что позволяет привлекать дешевые иностранные займы. В этом плане выход отечественной компании на запад­ные площадки, например такие, как лондонская и нью-йоркс­кая, представляется вынужденным и целесообразным шагом. Это дает возможность компании заявить о себе и тем самым получить положительный отклик инвестиционного сообщест­ва. К тому же многие отечественные компании, имеющие в структуре иностранный капитал, выходят на IPO по требова­нию иностранных акционеров, которые стремятся таким обра­зом увеличить прибыль и диверсифицировать риски, связан­ные с продажей своих акций.

3. Создание положительной репутации компании. Создание положительной репутации является необходимым условием привлечения крупных финансовых средств, в том числе и для привлечения стратегического инвестора. IPO открывает путь к более дешевым источникам капитала за счет повышения уров­ня публичности компании.

Надо сказать, что создание положительного имиджа позво­ляет компании не только оптимизировать структуру капитала, получить доступ к дешевым источникам привлечения средств, но и открывает новые возможности для развития бизнеса и консолидации рынка.

4. Реклама компании на внешнем и внутреннем рынках. Разме­щение акций на зарубежных биржах позволяет компании не только заявить о себе широкому кругу инвесторов, но и реаль­но оценить, особенно путем простого размещения, существую­щий интерес со стороны западных инвесторов, а также реаль­ную котировку компании на мировом рынке. К тому же дина­мичное развитие рынка М&А, усиливающаяся конкуренция между основными игроками, а также ограниченность в источ­никах финансирования заставляют по-иному взглянуть на воз­можности IPO.

Таким образом, необходимость проведения IPO обусловле­на прежде всего разработанной компанией стратегией своего развития, оценкой тех выгод, которые она планирует извлечь из публичного размещения, наличия интереса инвесторов к акциям компании, а также способностью компании осуще­ствить само размещение.

К недостаткам проведения IPO в России относят в первую очередь неразвитость отечественного рынка и отсутствие необ­ходимого объема финансовых ресурсов. Именно в связи с этим до 2005 г. большая часть IPO была проведена на зарубежных рын­ках. С увеличением IPO российских компаний увеличилось и число первичных размещений непосредственно на российских фондовых биржах. Связано это отчасти с тем, что не каждая ком­пания готова к размещению на мировых рынках, отчасти с су­щественно большими затратами на размещение за рубежом. Кроме того, в 2006 г. был упрощен процесс проведения IPO на российских фондовых биржах, создаются комфортные условия для прихода на рынок иностранных инвесторов, упрощена про­цедура преимущественного выкупа. В целях ограничения отто­ка фондового рынка на западные биржи Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) снизила квоту на выпуск рос­сийскими компаниями депозитарных расписок с 40 до 35% и обязала их размещать на внутреннем рынке не менее 30% пред­назначенных для IPO акций. По новым правилам эмитенты могут лишь уведомлять ФСФР о размещении ценных бумаг, а не регистрировать отчет о его итогах.

Из положительных моментов можно отметить также откры­тие на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) секции для инновационных и растущих компаний и специаль­ной площадки на фондовой бирже РТС для представителей ма­лого и среднего бизнеса RTS Start, которые должны стать ана­логами AIM для российских компаний.

Приложение 3

Страны BRIC

Термин BRIC впервые предложил в 2001 г. Джим О'Нейл, менеджер Goldman Sachs. Широкое распространение он полу­чил в 2003 г., когда Goldman Sachs опубликовал прогноз о росте развивающихся экономик. BRIC — это аббревиатура, обозна­чающая рынки Бразилии, России, Индии и Китая — стран, эко­номики которых к 2050 г. могут стать доминирующими в мире. Прогнозируется, что в 2050 г. ВВП Китая превысит ВВП США, ВВП Индии займет 3-е место в мире, а экономики России и Бразилии будут сравнимы с экономикой стран «Большой се­мерки». В совокупности ВВП стран BRIC может превысить об­щий объем ВВП стран «Большой семерки».

На основании многих экономических расчетов следует осу­ществлять долгосрочные инвестиции в страны BRIC. Economist пишет, что прогноз роста экономик BRIC не только строится на грубой экстраполяции роста ВВП, но и учитывает такие по­казатели, как рост населения, размер инвестиций, рост произ­водительности труда и т.д. Однако долгосрочный прогноз мо­жет быть неточным, например, политическая конъюнктура и ошибки правительств этих стран будут существенно влиять на экономическую ситуацию. Несмотря на оптимистичный про­гноз Goldman Sachs, мнения, публикуемые в иностранных из­даниях относительно инвестиций в BRIC, и в частности в Рос­сию, значительно различаются — от абсолютно пессимистич­ных до оптимистичных.

Financial Times пишет, что ранее инвесторы предвзято отно­сились к развивающимся странам и не разделяли их на отдель­ные рынки. Таким образом, когда рейтинг одного рынка падал, рейтинг снижался и у остальных. В настоящее время ситуация изменилась, многие издания, например Economist и Guardian, отмечают специфику каждой страны и ее рынка. Так, Индия занимает львиную долю в предоставлении услуг аутсорсинга и разработки программного обеспечения, в то время как Китай — производственный центр мира, Россия и Бразилия специали­зируются на энергетических и сырьевых ресурсах. Economist называет одним из наиболее привлекательных факторов для инвестиций в любую из стран BRIC уровень расходов населе­ния и бизнеса, который к 2009 г. может превысить уровень рас­ходов любой из стран «Большой семерки». Согласно опросу, проведенному FDI Magazine среди топ-менеджеров английских инвестиционных компаний, Китай и Индия относятся к наи­более привлекательным рынкам для инвесторов, за ними сле­дуют Россия и Бразилия. На момент опроса 2/3 менеджеров уже проводили операции в Китае, '/2 — в России и Индии, чуть мень­ше половины респондентов — в Бразилии. Значит, инвесторы уверены в странах BRIC, хотя такая уверенность вызывает и опасения в переоценке этих рынков.

Журнал Forbes опубликовал статью, в которой анализируют­ся причины, побуждающие иностранных инвесторов идти на развивающиеся рынки и брать повышенный риск. Отмечаются два вида факторов, которыми руководствуются инвесторы на развивающихся рынках: выталкивающие, которые делают раз­витые рынки менее привлекательными, и притягивающие, свя­занные с потенциалом роста развивающихся рынков. Основ­ным выталкивающим фактором называется снижение прибыль­ности Carry Trade на развитых рынках из-за увеличения резервной ставки и соответственно уменьшения спреда и дохо­дов. Carry Trade популярна среди банков и хеджинговых фон­дов, т.е. инвесторов, которым доступен «большой финансовый рычаг». Другой фактор — снижение кредитного рейтинга ком­паний развитых рынков, на фоне которого компании развива­ющихся рынков выглядят более привлекательно. Снижение рей­тинга вызвано снижением прибыльности, которое в свою оче­редь обусловлено конкуренцией со стороны более дешевых компаний развивающихся рынков и растущими обязательства­ми по пенсиям и медицинскому страхованию. Более того, ин­весторы не находят приемлемой стоимости на развитых рын­ках и обращают внимание на развивающиеся. Среди других при­чин называются бурный экономический рост и улучшение кредитных рейтингов этих стран. Увеличение прибыльности компаний и улучшение прозрачности рынков положительно влияют на объем иностранных инвестиций. Авторами делается вывод, что возможности для инвестиций на развитых рынках снижаются, а на развивающихся — увеличиваются.

В газете The Guardian отмечалось, что депозитарные распис­ки стран BRIC, размещенные в основном на Лондонской бир­же, являются настолько важным инструментом, что в борьбу за них включилась Нью-Йоркская биржа, не желающая терять рынок и проигрывать конкуренту. Биржа планирует открыть представительство в Лондоне. В статье Financial Times Марк Мобиус, менеджер Franklin Templeton с 30-летним опытом ра­боты на развивающихся рынках, пишет, что, хотя экономики BRIC могут развиваться в следующем порядке: Китай, Брази­лия, Россия и Индия, это не означает, что фондовые рынки бу­дут следовать в аналогичной последовательности. По мнению Мобиуса, акции на развивающихся рынках имеют шанс быть недооцененными. Интерес инвесторов к рынкам BRIC просле­живается во многих изданиях. Так, в газете The Guardian упо­минаются инвестиционные фонды Schroders и Allianz RCM BRIC Stars, которые целенаправленно инвестируют в назван­ные страны, хотя 30% портфеля последнего могут быть направ­лены в другие государства, связанные с ростом экономик стран BRIC. Такие инвестиции рассматриваются как долгосрочные с повышенным риском.

В этом же издании приводятся мнения других менеджеров о том, что, хотя страны BRIC потенциально интересны, не сле­дует вкладывать в любой рынок более 5% портфеля. Возвраща­ясь к фонду BRIC Stars, который составляет около 25 млн англ. ф. ст., инвестированных в акции 58 эмитентов, газета Financial Times пишет, что, несмотря на не совсем впечатляющие резуль­таты фонда из-за майской коррекции рынков, его показатели превзошли инвестиции в другие развивающиеся страны.

Многие издания отмечают повышенную волатильность рын­ков BRIC. В частности, журнал Forbes описывает события мая 2006 г., когда рынки Индии и России сократились на 20%, а Бра­зилии — на 16%. Считается, что это нормальный и полезный ход событий. По замечанию Financial Times, признаками раз­вивающихся рынков всегда были как высокая доходность, так и повышенный риск. За три года FTSE All Share Index вырос только на 80%, в то время как MSCI Emerging Markets Index — на 125%. Во время недавнего падения рынков показатели пер­вого снизились только на 8%, второго — на 20%.

Тему волатильности продолжает журнал Economist, который пишет, что торги на Индийской бирже были остановлены из-за значительного падения акций. Тем не менее индийские акции оставались на 6G% выше уровня 2GG5 г. Главными причинами кризиса в Индии считаются дефицит текущих счетов и методы его финансирования за счет портфельных инвестиций, в част­ности в 2GG5 г. дефицит составлял 2% от ВВП. Японские инвес­торы, являющиеся крупнейшими на индийском рынке, уви­дели в этом признаки кризиса и стали выводить активы. В жур­нале Economist приводится другой пример экстремальной волатильности, не связанный с недавней коррекцией, — раз­мещение депозитарных расписок сети супермаркетов. Так, ак­ции «Пятерочки» на Лондонской бирже сначала взлетели на 8G%, а затем упали на 35%. Financial Times предлагает альтерна­тивный, более безопасный подход к инвестированию — инвес­тировать в акции компаний развитых рынков, которые работа­ют на развивающихся рынках и зависят от них.

Россия. Financial Times в материалах назвал ряд факторов, располагающих к инвестициям в Россию, среди них: высокие темпы роста экономики, увеличение среднего класса и его по­купательной способности, обильные ресурсы нефти и газа, по­гашение внешнего долга. Положительно оценивается увеличе­ние спроса на нефть и газ, повышение объемов добычи кото­рых должно благотворно повлиять на прибыльность российских экспортеров. The Guardian и OECD Observer отмечают, что ин­весторов привлекают в первую очередь российские нефть и газ. Сырьевые ресурсы России, так же как и Бразилии, ценны не только для развитых рынков, но и для других стран BRIC. Имен­но Китай и Индия были крупными стратегическими инвесто­рами в IPO «Роснефти», пытаясь тем самым защитить долго­срочные поставки энергетических ресурсов. Financial Times зак­лючает, что пока существует потребность в ресурсах — следует инвестировать. Economist дорисовывает положительную карти­ну, публикуя ряд статей позитивного характера. Журнал пишет, что число российских компаний, размещающих эмиссии на иностранных биржах, растет. В 2GG5 г. на Лондонской бирже удалось привлечь 4,6 млрд долл., а в 2GG6 г. «Роснефть» осуще­ствила одну из крупнейших эмиссий.

Также удачно разместила депозитарные расписки АФК «Си­стема», хотя с оговорками о меньшей подверженности «Теле­кома» политическому риску и при хороших отношениях между менеджментом компании и Правительством Москвы, что обес­печивает защищенный вход на российский рынок. Times обри­совывает изменение отношения инвесторов к российскому рын­ку на примере совместного венчурного предприятия, создан­ного BHP BILLITON, крупнейшей в мире горнодобывающей компании, и «Норильским никелем». В настоящее время руко­водство BILLITON положительно оценивает сделку, хотя за год до этого он заявлял, что Россия не готова для иностранных ин­вестиций. OECD Observer продолжает, что, хотя основной объем инвестиций привлекается нефтяной отраслью, проявляется тен­денция инвестирования в потребительский рынок и многие за­рубежные компании желают установить линии по производству потребительских товаров в России. Financial Times указывает на повышенный интерес иностранных автопроизводителей к растущему российскому рынку. Так, завод Ford уже работает под Санкт-Петербургом, Isuzu открывает завод совместно с «Север­сталь-авто», а General Motors, Nissan и Toyota заявляют о своих намерениях открыть производства в России как часть плана по размещению своих производственных мощностей в странах BRIC. Только на долю Nissan придется около 200 млн долл. ин­вестиций в строительство автозавода.

Financial Times рассматривает либерализацию валютной сфе­ры как необходимый шаг по созданию условий для иностран­ных инвестиций. В настоящий момент только Бразилия и Рос­сия имеют свободно конвертируемые валюты. Снятие ограни­чений в валютной сфере России послужило примером для Индии, которая сегодня изучает такую возможность. В отчете OECD пишет, что, хотя либерализация рубля — положитель­ный фактор, тем не менее этого не достаточно для привлечения инвесторов. Россия должна делать больше и не останавливать­ся на достигнутом. Несмотря на то что объем инвестиций вы­рос за последние два года, относительно ВВП и уровня разви­тия экономики он меньше, чем подобные показатели других стран. Большинство инвестиций приходит из офшорных зон и, вероятно, реинвестируется самими российскими предприяти­ями. Как отмечалось ранее, Россия имеет хороший инвестици­онный потенциал за счет богатых природных ресурсов, низкой себестоимости рабочей силы и большого потребительского рын­ка. Но, несмотря на позитивные сдвиги, остаются высокие ба­рьеры входа во многие отрасли, например в энергетическую, транспортную и страховую. Более того, остается проблема кор­рупции и нужна более прозрачная политика ведения бизнеса. Согласно опросу, проведенному OECD среди иностранных ком­паний, работающих в России, получение разрешения на работу и регистрация прав собственности занимают очень много вре­мени. Для привлечения инвесторов эти сроки должны быть уменьшены.

По данным Всемирного банка, ситуация с открытием биз­неса в России намного лучше, чем в других странах BRIC. Так, для открытия нового бизнеса в России требуется в среднем 35 дней, в Китае — 40, в Индии — 89 и в Бразилии — 155 дней. Далее OECD называет позитивным шагом для привлечения иностранных инвесторов закон об офшорных зонах, располо­женных на территории Российской Федерации, хотя некоторые его пункты должны быть более прозрачными и менее диск­риминационными.

Опубликован и целый ряд статей, предостерегающих инве­сторов от инвестиций в Россию. Economist пишет, что в тече­ние всей истории Россия была рискованной страной. Реклам­ные проспекты российских компаний, размещающих свои бумаги на иностранных биржах, содержат десятки страниц, опи­сывающих возможные риски. Среди них ограниченная защи­щенность миноритарных акционеров, коррупция, непоследо­вательность в налоговом законодательстве и непредсказуемость решений судебных и регулирующих органов.

Одной из главных негативных причин Forbes и Economist называют незащищенность акционеров и отсутствие стандар­тов корпоративного управления. Приводится пример ЮКОСа, подтверждающий, что власть пока еще сильнее закона. Возмож­но, действия против ЮКОСа были вызваны желанием бороть­ся с нарушением налогового законодательства, однако несис­тематичные мероприятия выглядели скорее как сведение сче­тов, чем как желание «очистить стойла». Несмотря на то что некоторые иностранные инвесторы уже забыли об этом инци­денте, эффект все еще остается, и другие инвесторы боятся ин­вестировать в Россию. Отмечается, что одной из причин раз­мещения депозитарных расписок «Роснефти» на Лондонской бирже была попытка узаконить действия в отношении «Юган­скнефтегаза» и урегулировать участие иностранных инвесторов в подобных мероприятиях. Россия нуждается в стабильных пра­вах на собственность и непредвзятой юридической системе, ко­торые являются важными критериями для иностранных инвес­торов. Более того, существует мнение, что в нестабильных ус­ловиях российские компании хотят защитить себя от нападок государства присутствием иностранных инвесторов в их капи­тале. Тем не менее это не спасло ЮКОС.

Всемирный банк публикует индекс защищенности инвес­торов, или индекс раскрытия. Чем выше показатель индекса, тем более спокойно могут чувствовать себя инвесторы. Для Рос­сии показатель составляет 3, для Индии и Китая — 4, для Бра­зилии — 5. OECD отмечает, что новое законодательство часто принимается без предварительной консультации с бизнесом, что добавляет непредсказуемости в политике государства.

Другим негативным фактором Economist называет присут­ствие в экономике большого числа государственных компаний («Газпром», поглотивший «Сибнефть», и «Роснефть», поглотив­шая «Юганскнефтегаз»), эффективность управления в которых ниже, чем в частных компаниях. Forbes также отмечает, что кон­солидация крупных предприятий вокруг Кремля делает их ме­нее привлекательными для инвесторов. Продолжая тему недо­статка демократии и увеличения в экономике доли государ­ственных компаний, Economist печатает историю господина Браудера, который, работая в России и являясь управляющим одного из инвестиционных фондов, открыто критиковал недо­статки крупных государственных компаний. В результате ему было отказано во въезде в Россию.

Fortune печатает статью под названием «Вытащить кирпи­чик из BRIC», речь в которой идет об исключении России из группы BRIC. Журнал отмечает, что Россия обладает ощутимым ростом ВВП, квалифицированной рабочей силой и солидным запасом природных ресурсов, однако этого недостаточно. Стра­на сможет достичь намеченного долгосрочного роста, если бу­дет проводиться соответствующая политика со стороны госу­дарства. Рост ВВП России обусловлен только экспортом нефти и газа, а ощутимая диверсификация остальных отраслей отсут­ствует. В результате страна подвержена высокой цикличности. Коррупция и бюрократия не позволяют развиваться среднему и мелкому бизнесу.

Китай. Тема экономики Китая, пожалуй, самая обсуждаемая в последнее время. По данным OECD Observer, объем иност­ранных инвестиций в Китай в 2004 г. составил 55 млрд долл., основная часть которых приходится на долю Гонконга. Financial Times и Economist акцентируют внимание на рынке аутсорсин­га в Китае и Индии. Выделяются два его вида: аутсорсинг в сфе­ре информационных технологий, который требует высокой ква­лификации кадров, и аутсорсинг бизнес-процессов, например обработки анкет и счетов. В 2007 г. расходы развитых стран на аутсорсинг бизнес-процессов составили 24 млрд долл., а инфор­мационных технологий — 50 млрд долл. В настоящее время ос­новная масса аутсорсинга приходится на Индию, хотя в буду­щем Китай постарается укрепить свои позиции в этой сфере. Высказывается мнение, что Индия становится дороже для аут­сорсинга и мультинациональные компании хотят распределить риск. Китай обладает всеми необходимыми ресурсами для аут­сорсинга бизнес-процессов — персонал хорошо обучен и при­вык подчиняться строгому порядку. Однако Китай отстает от Индии на пять—десять лет в аутсорсинге информационных тех­нологий, где требуется креативность, а также в аутсорсинге ус­луг, связанных со свободным владением английским языком. Несмотря на то что китайские трудовые ресурсы хорошо чита­ют на английском, уровень разговорного языка не достаточно высок. Более того, китайские разработчики программного обес­печения владеют только теоретическими знаниями, им не дос­тает практического опыта. Реальная квалификация выпускни­ков китайских вузов не настолько хороша, как показывают их дипломы. Высказываются мнения, что в будущем, по мере уве­личения инвестиций в обучение кадров, ситуация будет менять­ся в пользу Китая.

Economist публикует статью, в которой говорится, что, не­взирая на положительный эффект от иностранных инвестиций, их повышенный объем, волна слияний китайских и иностран­ных компаний тревожит правящую партию. Доли многих госу­дарственных копаний были проданы по заниженным ценам, более того, иностранные инвесторы, владеющие 25% компаний, могут оказывать существенное влияние на принимаемые реше­ния. В связи с этим предлагается защитить экономику Китая от захвата ее иностранными инвесторами и сосредоточиться на развитии своих инноваций, не зависимых от иностранных парт­неров. Например, Китай решил строить сам сверхскоростные железнодорожные магистрали, а не полагаться на немецкие, французские и японские компании, желающие принять актив­ное участие в таких проектах. Многие китайские компании жа­луются на то, что налог на доходы для них составляет 33%, в то время как для иностранных предприятий — только 15%. В свя­зи с этим правительство планирует ввести единую ставку нало­га 25% для всех организаций. Отмечается, что в 1990-х гг. пра­вительством Китая было принято решение об открытии стра­ны иностранным инвестициям, так как выживание партии было связано непосредственно с ростом экономики. Хотя иностран­ные инвестиции будут, несомненно, поощряться и в будущем, в настоящее время полностью открыть экономику для инвес­тиций — не самый лучший вариант. Продолжая данную тему, Forbes отмечает, что возможное проведение политических ре­форм вызовет нестабильность и существенно увеличит риск. FDI Magazine приводит мнение английских менеджеров, кото­рые склоняются к ведению бизнеса в Китае в форме менее рис­кованных предприятий, таких как совместные венчурные фон­ды и альянсы.

Индия. По заявлениям Economist, в 2005 г. Индия привлекла 29% инвестиций, направляемых в развивающиеся страны. Не­смотря на такой инвестиционный потенциал, многие издания, в частности Forbes и Financial Times, считают, что привлекатель­ность индийских активов снижается из-за их переоцененности. Более того, Economist и Forbes подчеркивают, что протекцион­ная экономическая модель Индии и неразвитость инфраструк­туры остаются главными препятствиями на пути увеличения объема инвестиций.

Financial Times пишет, что многие инвестиционные банки с Wall Street, среди которых Goldman Sachs и Merrill Lynch, пла­нируют отказаться от совместного бизнеса с индийскими парт­нерами, с тем чтобы открыть свои полноправные представитель­ства в Индии. Активность на рынке ценных бумаг заставляет их усилить свое присутствие в этом регионе. Forbes считает, что в настоящее время Индия и Китай — одни из самых желаемых розничных рынков, объем которых оценивается в 300 и 700 млрд долл. соответственно; прогнозируется их значительный ежегод­ный рост. В Китае крупными розничными сетями охвачено при­мерно 20% рынка, в то время как в Индии только 3%, остальная часть рынка приходится на мелкие частные магазины. Рознич­ные рынки этих стран перекрывают объем рынков Европы. Индийское законодательство в сфере иностранных инвестиций ограничивает вход на розничный рынок крупных игроков, та­ких как Wal-Mart. Согласно индийским законам только одно- брендовые иностранные компании, например Nike, могут со­здавать совместные предприятия на территории этой страны и владеть долей в них не более 51%. Вход на рынок для мульти- брендовых компаний, обычно представляющих крупные ритей- леровые сети, пока закрыт. Тем не менее все остальные отрасли экономики открыты для 100% инвестиций.

Economist информирует, что для поддержки текущего роста ВВП банковский сектор Индии нуждается в серьезной рефор­ме. Национальные банки не обладают достаточным капиталом и не имеют средств для кредитования бизнеса. Прибыльность индийских кредитных организаций подорвана системой распре­деления активов. Так, 36% ссуд следует направлять в приори­тетные отрасли, указанные государством, 25% резервов — в го­сударственные бумаги и 5% содержать в наличных деньгах. Бо­лее того, по сравнению с китайскими банками, которые могут кредитовать 130% депозитов, индийским банкам разрешено кредитовать только 60%. Индийское правительство контроли­рует 75% активов в банковском секторе, в то время как в Китае надзор еще сильнее — Банк Китая контролирует 83%.

Бразилия. Практически все издания, среди которых находят­ся Economist и Forbes, публикуют мнение, что основной про­блемой Бразилии остается коррупция. Широко освещается от­ставка предыдущего министра финансов из-за коррупционно­го скандала. Financial Times пишет, что политическая обстановка в стране остается нестабильной из-за участия президента в скан­дале.

По данным Всемирного банка, по уровню коррупции Рос­сия и Бразилия находятся на 90-м месте из 145 возможных по­зиций, Китай — на 71-м, Индия — на 59-м. FDI Magazine назы­вает коррупцию главной проблемой для всех стран BRIC. Тем не менее, по мнению Financial Times, экономика страны нахо­дится в достаточно хорошем состоянии. Инвесторы проявляют интерес к кредитным и телекоммуникационным отраслям. До­минирующей отраслью остается сырьевая, которая наиболее популярна среди инвесторов. ВВП этой страны растет прежде всего за счет экспорта сырьевых ресурсов и продукции сельс­кого хозяйства. Спрос на железную руду подогревается расту­щими потребностями Китая.

В обзоре использованы материалы Economist, Forbes, Fortune, Guardian, Times, Financial Times, Organization for Economic Cooperation and Development (OECD Observer), Foreign Direct Investment (FDI Magazine), World Bank.

Приложение 4

Страновые рейтинги инвестиционной привлекательности

Кредитный рейтинг эмитента по международной шкале Standard & Poor's выражает текущее мнение об общей креди­тоспособности эмитента долговых обязательств, гаранта или поручителя, делового партнера, его кредитоспособности и на­мерении своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства.

Кредитный рейтинг долговых обязательств по международ­ной шкале Standard & Poor's выражает текущее мнение о кре­дитном риске по конкретным долговым обязательствам (обли­гациям, кредитам банков, займам и другим финансовым инст­рументам).

Рейтинг финансовой устойчивости по международной шка­ле выражает мнение Standard & Poor's о возможности страхо­вой компании платить по ее полисам и контрактам в соответ­ствии с их условиями.

Долгосрочный рейтинг Standard & Poor's оценивает способ­ность эмитента своевременно исполнять свои долговые обяза­тельства. Долгосрочные рейтинги варьируются от наивысшей категории — «ААА» до самой низкой «D». Рейтинги в интерва­ле от «АА» до «ССС» могут быть дополнены знаком «плюс» (+) или «минус» (—), обозначающим промежуточные рейтинговые категории по отношению к основным категориям.

Краткосрочный рейтинг представляет собой оценку вероят­ности своевременного погашения обязательств, считающихся краткосрочными на соответствующих рынках. Краткосрочные рейтинги также имеют диапазон от «А—1» для обязательств наи­высшего качества до «D» для обязательств самого низкого ка­чества. Рейтинги внутри категории «А—1» могут содержать знак «плюс» (+) для выделения более надежных обязательств в дан­ной категории.

Помимо долгосрочных рейтингов у Standard & Poor's име­ются специальные определения рейтингов привилегированных акций фондов денежного рынка, паевых облигационных фон­дов, платежеспособности страховых компаний и компаний, работающих с производными инструментами.

ААА — очень высокая способность своевременно и полнос­тью выполнять свои долговые обязательства; самый высокий рейтинг.

АА — высокая способность своевременно и полностью вы­полнять свои долговые обязательства.

А — умеренно высокая способность своевременно и полно­стью выполнять свои долговые обязательства, однако большая чувствительность к воздействию неблагоприятных перемен в коммерческих, финансовых и экономических условиях.

ВВВ — достаточная способность своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства, однако более высокая чувствительность к воздействию неблагоприятных перемен в коммерческих, финансовых и экономических условиях.

ВВ — вне опасности в краткосрочной перспективе, однако более высокая чувствительность к воздействию неблагоприят­ных перемен в коммерческих, финансовых и экономических условиях.

В — более высокая уязвимость при наличии неблагоприят­ных коммерческих, финансовых и экономических условий, од­нако в настоящее время имеется возможность исполнения дол­говых обязательств в срок в полном объеме.

ССС — в настоящий момент существует потенциальная воз­можность невыполнения эмитентом своих долговых обяза­тельств; своевременное выполнение долговых обязательств в значительной степени зависит от благоприятных коммерчес­ких, финансовых и экономических условий.

СС — в настоящее время высока вероятность невыполнения эмитентом своих долговых обязательств.

С — в отношении эмитента возбуждена процедура банкрот­ства или принято аналогичное действие, но платежи или вы­полнение долговых обязательств продолжаются.

SD — выборочный дефолт по данному долговому обязатель­ству при продолжении своевременных и полных выплат по дру­гим долговым обязательствам.

D — дефолт по долговым обязательствам.

Рейтинги могут быть двух категорий: первая инвестицион­ная, вторая — спекулятивная. Спекулятивная категория озна­чает, что эмитент уязвим к внешним обстоятельствам и при не­благоприятном их изменении не сможет вернуть свой долг.

Рейтинги категорий «ААА», «АА», «А» и «ВВВ» — рейтинги инвестиционного класса.

Рейтинги категорий «ВВ», «В», «ССС», «СС» и «С» — рей­тинги, обладающие значительными спекулятивными характе­ристиками.

Прогноз рейтинга показывает возможное направление его движения в ближайшие два-три года:

«Позитивный» — рейтинг может повыситься;

«Негативный» — рейтинг может понизиться;

«Стабильный» — изменение маловероятно;

«Развивающийся» — возможно повышение или понижение рейтинга.

Согласно данным за 2006 г. страны имеют следующую рей­тинговую оценку Standard & Poor's:

ААА — США, Австрия, Австралия, Канада, Дания, Финлян­дия, Франция, Германия, Норвегия, Великобритания, Швеция, Сингапур, Испания;

АА — Бельгия, Италия, Португалия, Швейцария, Япония, Новая Зеландия, Тайвань, Андорра;

А — Гонконг, Малайзия, Ирландия, Исландия, Венгрия, Сло­вения, Кипр, Чехия, Эстония;

ВВВ — Россия, Таиланд, Южная Корея, Китай, Литва, Польша, Словакия, Латвия, Хорватия, Мексика, Казахстан;

ВВ — Индия, Бразилия, Колумбия, Перу, Болгария, Турция, Азербайджан, Вьетнам, Румыния;

В — Венесуэла, Боливия, Пакистан, Уругвай, Монголия, Ук­раина, Индонезия;

ССС — Эквадор, Камерун;

СС — Доминиканская Республика;

SD — Аргентина, Гренада.

В середине марта 2007 г. японское рейтинговое агентство JCR впервые присвоило России суверенный рейтинг. Обязатель­ствам в иностранной валюте присвоен инвестиционный рей­тинг А—/Стабильный, а в рублях — А/Стабильный. Это расшиф­ровывается как «высокий уровень способности выполнить фи­нансовые обязательства».

Однако поможет ли присвоение рейтинга заметно увеличить долю японцев на российском рынке, еще пока неясно. JCR не самое авторитетное японское рейтинговое агентство: на рынке страны помимо международных S&P и Moody's работает и не­сколько более крупное R&I, рейтинга которого Россия не имеет.

<< |
Источник: Е.Р. Ор­лова, О.М. Зарянкина. Иностранные инвестиции в России : учеб. пособие. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Издатель­ство «Омега-Л», — 203 с. — (Библиотека высшей школы).. 2009 {original}

Еще по теме ПРИЛОЖЕНИЯ:

  1. Приложение 3. ГРУППИРОВКИ СТАТЕЙ УК РФ. Приложение 4. Статистические показатели преступности в Российской Федерации
  2. Приложение 4. Деловая культура и ее влияние на формирование стратегических альянсов Приложение 5. Определения понятия «система»
  3. Приложение 6. Методологические приложения 6.1. Исторические типы финансов
  4. Приложение 3. Об актуальной необходимости создания государственной программы запрета табака в России Приложение 4. Перечень Управлений Росздравнадзора по субъектам Российской Федерации
  5. Приложение 10. СХЕМА ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА ЕВРОПЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА Приложение 11. ПЕРЕЧЕНЬ КОНВЕНЦИЙ ВСЕМИРНОЙ ТАМОЖЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  6. Приложение 22 Схема организационной структуры департамента маркетинга Приложение 23 Схема организационной структуры департамента продаж Приложение 24 Образец Положения о департаменте маркетинга
  7. Приложения
  8. ПРИЛОЖЕНИЯ
  9. Приложение 4. 5.6.
  10. Приложение
  11. 4.8.15. Приложение (Сопровождающие документы)
  12. Приложения
  13. Приложения