<<
>>

4.3. Природа и функции форм сетевой локальности и их место в структуре экономических отношений

Исследователи, занимающиеся изучением локальных сетей, основанных на социальной близости, отмечают, что теоретическое объяснение этого феномена страдает существенной неточностью и часто порождает ошибки в трактовке его природы.
Концепции, уместные для описания традиционных отношений, зачастую смешиваются с теми, которые возникли в результате исследования самых современных тенденций в западных экономиках . В этом контексте отмечается, что поиск модели экономических отношений, основанных на близости, которая была бы одновременно и достаточно универсальной для международных сопоставлений, и достаточно специфичной для описания постсоветской практики, пока не увенчался успехом .
Естественно, что поиск универсального решения этой проблемы — дело будущего. Один из путей ее решения заключается в
принципиальной дифференциации двух (и более) уровней социальной организации рыночного пространства, которые взаимно обусловливают и детерминируют друг друга. Речь идет, с одной стороны, об относительно автономном существовании и взаимодействии традиционных локальных порядков социальной интеграции, которые выполняют свою важную социальную функцию, с другой стороны — о тех рыночных и индустриальных формах интеграции, которые формируются в системе производства благ и их экономического обмена.
Имеется в виду, что традиционные социальные порядки, являющиеся основанием возникновения различных форм соци-альной близости — социальных сетей, не являются чем-то исключительным или новым в современной системе экономической координации. Они, обладая «традиционной» автономией, лишь дополняют другие его формы и способы социальной координации (рыночные, индустриальные, гражданские и др.). Поэтому при анализе социальных сетей, в рамках которых конституируются различные формы коммунальной близости, нельзя как абсолютизировать, так и игнорировать их роль в плюралистической системе социальной координации всего общества в целом.
Современные французские социологи Л. Болтански и Л. Теве- но, акцентируя внимание на этой проблеме, выделяют в качестве гипотезы несколько относительно автономных сфер современного гражданского (сложного) общества, которые, с одной стороны, регулируют отношения социальных субъектов (индивидов, групп, организаций, ассоциаций, общностей и т.п.) внутри этих сфер. С другой стороны — подчиняются регуляции «синтетических» норм, обеспечивающих достижение равновесия и компромисса между этими сферами и соответственно теми «внутренними» нормативными порядками, которые их регулируют и приводят к относительно эквивалентному состоянию.
По мнению Л. Тевено, в современном гражданском обществе действует плюрализм способов координации различных социальных порядков, в том числе гражданского, рыночного, индустриально-фирменного, коммунального и некоторых других. Этот способ координации не совпадает с границами организованных или институционально зафиксированных видов деятельности , т.е., например, с фирмами и контрактами. Конкретный вид экономической деятельности, даже четко определенный, может осуществляться на основе различных форм социальной координации, которые, к тому же, разнятся в зависимости от фирмы. Проблема координации в таком плюралистическом мире заключается в соотнесении различных принципов оценки или неодинаковых способностей к ней, которые имеют различные люди.
Речь идет о системе социальной эквивалентности, которая объясняется через категорию «соглашение» (convention).
Она является фундаментальной предпосылкой объяснения форм нормативного действия и взаимодействия в условиях функционирования современных развитых обществ. На основе согласования конвенций, отражающих различные типы социальных порядков, обеспечиваются относительная целостность, динамическое равновесие и одновременно «пластичность» всей социальной системы в целом. Эта система социальных конвенций и соглашений различного рода является предпосылкой функционирования и согласования нормативных порядков, регулирующих все сферы жизнедеятельности со-временного гражданского общества .
Данные соглашения (convention) являются основанием социального устройства современного общества, обеспечивая целостность и устойчивость различных социальных порядков, которые составляют его социальную основу. Например, рыночный порядок содержит два уровня, которым подчиняются социальные субъекты (акторы): с одной стороны, право действовать в соответствии со своими экономическими интересами (для достижения прибыли). С другой стороны — их подчинение определенной системе соглашений, т.е. обязанность действовать в соответствии с универсальными принципами и правилами.
Внутри индустриального порядка, который противоположен рыночному, действует другой принцип — эффективности, который устанавливает эквивалентность отношений между предметами и людьми в соответствии с их включением в систему индустриальных организаций. Это предполагает существование иной системы коллективных конвенций, структурирующих социальное пространство взаимодействия людей по способу иерархических позиций, которые они могли бы занимать в определенном порядке для того, чтобы гомогенизировать разные позиции их взаимодействия, привести их к солидарности и обеспечить стабильность рабочих мест в процессе труда.
Совсем иное содержание имеют конвенции в системе коммунальных (домашних) порядков, где наблюдается самый высокий уровень социального доверия между людьми, отношения между которыми складываются на эмоциональных, личностных контактах. Эта система социального взаимодействия — одна из важнейших ипостасей социальной жизни каждого конкретного человека, в рамках которой люди перемещаются в пространстве «доброй ауры». Ей противопоставлены другие, более абстрактные порядки (и конвенции) коллективного взаимодействия (рыночного, индустриального и гражданского типа). Они объединяют тех же людей в соответствии с действием иных социальных механизмов — например, механизмов гражданской и политической солидарности, индивидуального экономического интереса и конкуренции, или про-изводственного (корпоративного) управления.
В этом контексте в современном гражданском обществе сосуществуют и взаимодействуют социальные порядки, отличающиеся друг от друга по формам легитимности порядков значимости внутри них. Порядки значимости, соответствующие различным формам социальной координации, находятся в критическом отношении друг к другу. Перенесение одного порядка в другой чревато несправедливостью .
Например, несправедливыми являются факты получения должности исполнительного директора благодаря не компетентности, а связям; признание художника не в соответствии с его талантом, а в связи с активной кампанией в СМИ; выбор политика, обусловленный большим размером его избирательного бюджета, и т.п.
В итоге получаем фундаментальную типологию разнообразных выражений несправедливости (коррупция, неадекватность (неравенство), привилегии и т.д.), проистекающей из-за подмены одной аутентичной процедуры проверки другой. Угроза заключается в том, что в этом случае возникает единственный и жесткий социальный порядок, в котором растворяются и теряют динамизм все остальные порядки, отсюда возникает систематическое накопление на одном полюсе преимуществ, а на другом — потерь.
Поэтому ни один из порядков «значимого» не может быть единственным основанием координации, когда частная оценка приобретает универсальный характер. Стремление к компромиссу, помогающему преодолеть противоречия между несколькими порядками, характерно для организаций как экономических (в них присутствуют как минимум рыночный и индустриальный порядки), так и политических.
Это еще раз доказывает, что различные формы социальной близости, которые возникают в структуре социальных сетей (ком-мунальных порядков), могут быть социально эффективными только в том случае, если они не ущемляют, не дискриминируют, а дополняют другие социальные порядки, в том числе рыночные, фирменные и т.п.
По мнению Л. Тевено, теории, нацеленные на анализ исключительно публичной сферы, имеют тенденцию к недооценке качеств человека, обусловленных его участием в отношениях, основанных на близости. Игнорируя плюрализм форматов действия, такие подходы не могут учесть переходы от одного формата к другому, на-пример, когда принцип верховенства закона требуется конкретизировать для частного случая, когда в политике стремятся учитывать повседневные нужды и т.п.
Речь идет о том, что индивиды в гражданском обществе не должны быть «привязаны» к определенной системе социальной близости и доверия внутри тех или иных социальных сетей. Они находятся в режиме социальной автономии, выбирая различные приоритеты и форматы своего взаимодействия, в том числе и в рамках других форматов и других способов социальной координации.
В противном случае, если социальный порядок коммунальной близости начинает доминировать, возникают многочисленные случаи социальной дискриминации, которые, с одной стороны, ограничивают членов сетевого множества в свободном выборе ими тех или иных рыночных альтернатив, противоположных критериям сетевой близости. С другой стороны — закрывают доступ в социальные сети тем, кто не соответствует этим критериям. Кроме того, доминирующие, или «замкнутые», социальные сети могут служить основой для многочисленных злоупотреблений, которые являются в том числе следствием сговора членов этих сетей, закрытых для гражданского, рыночного или административного контроля.
Таблица 4.2. «Порядки значимого» в структуре различных социальных порядков в интерпретации Л. Тевено Порядок значимого Типы социальных порядков Рыночный Индустриальный Традиционный, коммунальный Гражданский Способ оценки Цена Производи-тельность, тех-ническая эф-фективность Уважение, ре-путация, бли-зость Коллективный, общественный интерес Формат информации Денежная информация Измеряемая: серии, стати-стика Устная инфор-мация пока-зательная, подробная Формальная, нормативная информация Значимые объекты Рыночные блага и услуги Инвестиции, техника, метод Наследие, специфические активы Право, регу-лирование Элементарные отношения Обмен Функциональная связь Доверие Г ражданская солидарность Квалифика-ция субъекта Заинтересо-ванный субъект Профессионал, эксперт Субъект, вну-шающий дове-рие Репрезента-тивный субъект Организация времени Настоящее, краткосрочное Долгосрочное планирование Привычное Стабильное Организация пространства Глобальное: рынок Картезианское пространство (технической калькуляции) Полярное: основанное на близости Однородное
Источник: Тевено Л. Ценности, координация и рациональность: экономика соглашений или эпоха сближения экономических, социальных и политических наук. С. 95.
Таким образом, в концепции Л. Тевено рассматривается более универсальная плюралистическая система координации людей, действующих в зависимости от ситуации в различных форматах социального взаимодействия. Она не редуцируется до уровня эмпирических примеров, которые являются конкретной иллюстрацией, с одной стороны, различных типов взаимодействия и координации в рамках рыночных, индустриальных, коммунитарных и гражданских порядков; с другой — возможных «переходов» субъектов из одного порядка в другой. Концепция основывается на принципе плюрализма существования и координации различных социальных порядков друг с другом, а не на доминировании одного социального порядка над другими (табл. 4.2).
В этом контексте феномен социальных сетей и порождаемые им различные конфигурации социальной близости могут быть продуктивны только в том случае, если они находятся в социальном равновесии с другими социальными порядками и не внедряются на их «территорию». Таким образом, социальные сети как один из важных элементов современного общества должны находиться в состоянии социального баланса с другими социальными порядками. Это и должен обеспечивать соответствующий механизм координации между ними, позволяющий, во-первых, достигать ком-промисса, во-вторых, привлекать при необходимости социальных посредников, которые благоприятствуют переходу от одного порядка к другому. Возникает некая система критериев (правда, достаточно абстрактных), на основании которых можно оценить эффективность баланса и равновесия различных социальных порядков, являющихся необходимым условием развитого гражданского общества. На основании этой концепции можно заключить следующее.
Рыночные и фирменные формы организации не являются «стерильными», оторванными от коммунальных форм социальной жизни общества, причем это в равной степени касается и так назы-ваемых развитых, и переходных обществ.
Феномен сетевой близости является объективным отражением взаимодействия различных форм социальной организации (например, фирменной и коммунальной), которые не существуют в автономном режиме и не отделены жесткими барьерами друг от друга.
В сфере экономических отношений возникают многообразные симбиозы коммунальных, рыночных и фирменных методов интеграции, которые могут порождать то, что и называется сетевыми формами социального содружества. Причем при определенных условиях они могут демонстрировать высокую экономическую эффективность, и наоборот, существенно отставать по «рентабельности» от классических рыночных и фирменных способов организации.
Для доказательства последнего положения может быть рассмотрен пример, связанный с балансом и дисбалансом сетевых социальных порядков, включенных в систему экономической интеграции . Согласно предположению К. Менара, внутри современных западных экономик действуют три базовых способа организации — рыночные, формально интегрированные (например, фирмы) и гибридные (сетевые образования). Каждая из них может в зависимости от тех или иных условий демонстрировать различные уровни эффективности.
С точки зрения К. Менара, производственные издержки, связанные с покупкой на рынке, всегда предпочтительней получения ресурса или комплектующего в рамках соглашений между фирмами («гибридов») или его производства . В этом контексте формулируются следующие три гипотезы, определяющие зависимость степени специфичности ресурсов от выбираемых форм экономической организации.
Первая гипотеза гласит: когда задействованные в трансакции активы низкоспецифичны, т.е. им можно легко найти замену, трансакционные издержки всегда ниже на рынке, чем в рамках «гибридных» соглашений и внутри интегрированной организации.
Вторая гипотеза строится на предположении, что только при определенной степени специфичности активов (К1) их повышение способствует формированию «гибридных» форм организации, трансакционные издержки при которых ниже, чем в условиях рынка и в организационных иерархиях.
Третья гипотеза утверждает, что если активы излишне специфичны (К > К2), то издержки рыночной (ценовой) системы и издержки контрактации с другими фирмами оказываются больше, чем внутри организационных иерархий (рис. 4.1).
Если предположить, что экономические агенты рациональны, то они будут предпочитать такие организационные решения, которые увеличивают их удовлетворение и снижают издержки. Эти агенты, по версии К. Менара, имеют тенденцию в разных ситуациях выбирать соглашения, обеспечивающие минимум издержек, т.е. располагаться на кривой, огибающей снизу три графика. Отсюда получается, что при заданной величине производственных издержек превалирует та управленческая структура, которая сводит
Трансакционные издержки

Специфичность активов
Рис. 4.1. Выбор между тремя базовыми способами организации по О. Уильямсону
трансакционные издержки к минимуму. То есть в самом общем смысле эффективна та организация трансакций, при которой их характеристики наилучшим образом увязываются с управленческой структурой.
Если допустить, что, характеризуя «гибридные» формы организации, К. Менар причисляет к ним и сетевые содружества, то из его модели вытекает следующее. Эффективность сетевых структур но-сит относительный, а не универсальный характер. Иначе говоря, учет динамических факторов приводит к осознанию изменчивости и обратимости способов организации . В этом аспекте, ориентируясь только на критерий эффективности, можно вывести три следствия из его гипотезы.
Использование сетевых «гибридов» в структуре организации может быть рентабельным, выгодным только в определенных случаях.
Их доминирование может дискриминировать в конечном счете другие формы экономической организации (рыночные или фирменные), которые могут быть в иных случаях более эффективными.
На этой основе подтверждается предположение Л. Тевено о необходимости сохранения баланса между коммунальными «гиб-ридными», рыночными и индустриальными (фирменными) способами экономической организации, что является необходимым условием равновесного (справедливого) распределения ресурсов, шансов и выгод между их членами.
<< | >>
Источник: Агабекян Р. Л., Баяндурян Г. Л.. Институциональная экономика: бизнес и занятость : учеб. пособие. — М. : Магистр,2010. — 462 с.. 2010

Еще по теме 4.3. Природа и функции форм сетевой локальности и их место в структуре экономических отношений:

  1. 4.5. Уровни коммунально-сетевой близости и степень их «проникновения» в структуру рыночных и фирменных форм экономической организации
  2. 4.2. Особенности и противоречия экономической организации бизнеса и занятости в условиях сетевых форм сотрудничества
  3. 16.1. Влияние проникновения зарубежных сетевых структур на состояние и развитие сетевой розницы в России
  4. Булганина С.Н.. Природа и структура экономических субъектов, 2003
  5. Глава 7.ДЕНЬГИ: ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРИРОДА И ФУНКЦИИ
  6. 3. Департаментализация. Функциональная, дивизиональная и матричная структуры. Структура «команда» и сетевая структура
  7. 25. Департаментализация. Функциональная, дивизиональная и матричная структуры. Структура «команда» и сетевая структура
  8. 10.1. Место и функции государства в различных экономических системах
  9. 38. Место инвестиций в экономической структуре
  10. Место инвестиций в экономической структуре
  11. 87. РОЛЬ И МЕСТО ООН В РАЗВИТИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
  12. ЛЕКЦИЯ № 12. Место инвестиций в экономической структуре
  13. § 6. ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ОСНОВАННЫЕ НА ПРИНЦИПЕ ЗАПРЕТА ЗАВЕДОМО КРИМИНАЛЬНЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  14. 7. СНГ: природа учредительных актов, организационно-правовая структура, роль в формировании межгосударственных отношений на постсоветском пространстве
  15. 1.5. Функции денег в системе экономических отношений. Функция денег как меры стоимости, обращения, средства накопления и сбережения, средства платежа. Функция мировых денег
  16. 8.1.Понятие и целевая функция фирмы. Экономическая природа фирмы
  17. 11.9. Сетевые структуры
  18. Сетевые и кольцевые управленческие структуры
  19. 4.1. Сетевые структуры интеграции бизнеса и занятости в развитых экономиках
  20. Расходы на экономические функции: источники финансирования, структура и механизм