<<
>>

Ограничения при принятии решений

Это означает, что ограни­чения, возникающие в рамках задачи принятия решений, опосредующей экономическое действие, включают не только «стандартные» ограниче­ния на доступные материально-вещественные, трудовые, природные и т.п.
ре­сурсы. Они включают также и ограничения на доступную информацию, а так­же временное ограничение — на величину того отрезка времени, в течение ко­торого необходимо оптимально (с точки зрения той или иной целевой функции) распределить ресурсы.

Если время сбора необходимой информации в условиях существования других ограничений (например, на денежные средства для ее приобретения) превышает максимально допустимое, индивид вынужден принимать решение при неполной информации, заведомо теряя в эффективности использования имеющихся у него ресурсов.

Предположим, что правительство объявило конкурс на исполнителя весьма выгодного контракта, установив ограниченные сроки подачи предложений, и объявив, что победитель ус­танавливается не только по критерию цены, но и по критерию качества проработки проекта по исполнению контракта. В таких условиях фирма, не способная в течение установленного срока разработать детальный план исполнения контракта, может оказаться в проигрыше, несмотря на адекватные возможности выполнения контракта по существу.

Очевидно, в данном примере временное ограничение определяет повышенные расходы других ресурсов на его выполнение. Если бы фирма, например, не стремилась разработать бизнес-план только собственными (ограниченными) си­лами, а наняла для его разработки сторонних специалистов (естественно, понеся большие издержки), она вышла бы на конкурс с более качественной документа­цией и смогла бы стать его победителем. Иначе говоря, данный пример демон­стрирует некоторую «взаимозаменяемость» временного и ресурсных ограниче­ний.

Рассмотрим, однако, другой пример: пусть рабочий получил задание выточить некоторую деталь на токарном станке.

Очевидно, это задание предполагает вы­полнение целой серии отдельных действий, каждое из которых, в принципе, может осуществлять многими разными способами: заготовку от места их хране­ния до станка можно нести быстро или медленно, по прямой или по иной линии, заготовку можно крепить, закручивая гайки с больш ей или меньш ей силой, ре­зать можно разными резцами, скорость резания тоже можно выбирать в доволь­но ш ироком диапазоне, и т.д. Если бы наш работник реш ил оптимизировать все свои действия, в явном виде ставя и решая соответствующие задачи распреде­ления ресурсов, нетрудно догадаться, что, получив задание в прошлом году, он все еще реш ал бы такие задачи в году нынешнем. Дело в том, что, скажем, толь­ко оптимизация режимов резания требует постановки сотен экспериментов для получения необходимых данных, а формулирование, например, критерия опти­мизации траектории движения индивида вообще представляет собой задачу, ко­торую не ясно как решать. Этот пример подчеркивает также важность такого типа ограничений, как ограниченные калъкулятивные способности людей, не­возможность проведения ими без соответствующего инструментария длитель­ных и масштабных вычислений.

Разберем еще один пример. Пусть группа граждан, желающая совместно за­няться предпринимательством на территории России, стремиться зарегистриро­ваться в качестве юридического лица. Она может подготовить некоторый набор документов, который, как ей кажется, вполне достаточен для этого, затратив на это свои усилия, время и средства, и прийти с ним в регистрационные органы. Если этот набор не соответствует требованиям закона, эти органы, естественно, не зарегистрируют такое юридическое лицо. Наша группа граждан может в те­чение неопределенного срока повторять свои безуспеш ные попытки, используя, в сущности, метод проб и ошибок, однако не добиться успеха. Ведь упомянутые выш е ограниченные калъкулятивные и предсказательные способности не по­зволят им угадать, какие именно документы и в какой форме необходимо пред­ставить в регистрирующие органы для получения желаемого статуса.

Приведенные положения, примеры и рассуждения ясно показывают, что реаль­ные экономические агенты, — хозяйствующие субъекты, — принимают реше­ния не только на основе неполной, ограниченной информации о ресурсах и спо­собах их использования, но и ограничены в возможностях обработки и пере­работки этой информации для выбора наилуч шего варианта действий. Тем са­мым, реальные экономические агенты, согласно терминологии, предложенной Гербертом Саймоном, являются ограниченнорационалъными субъектами.

Ограниченная рациональность — это характеристика экономических агентов, решающих задачу в ы бора в условиях неполной информации и ог- раниченн ы1х возможностей по ее переработки.

Между тем, разумеется, никакой нормальный человек в очерченных выш е си­туациях с обработкой детали на токарном станке или подготовкой документов для регистрации предприятия не ставит и не решает задач последовательной оп­тимизации каждого из своих действий, или предсказания набора требований к документам. Вместо этого люди используют образцы (ш аблоны, модели) пове­дения.

Так, применительно к примеру с принятием технологического ре ш ения, вместо расчетов оптимальной траектории и скорости движения от склада заготовок к станку рабочий идет так, как привык ходить: привычка — это типичный и мас­совый образец поведения. Вместо того, чтобы экспериментально обнаруживать наилучш ий режим резания для материала, с которым он еще не работал (если опыт работы уже есть, то действует привычка), рабочий воспользуется справоч­ником, в котором записаны оптимальные режимы обработки различных мате­риалов.

Для примера с подготовкой документов для регистрации предприятия, вместо «экспериментального» выявления требований к этому набору люди используют нормативно-правовые документы, например, текст Гражданского кодекса РФ (ч. 1, гл. 4) и других нормативных актов.

Легко видеть, что такая запись в справочнике или положение нормативного акта (а также и привычка, если попытаться ее логически реконструировать) пред­ставляет собой готовую модель рационального (оптимального) действия:

если текущая ситуация есть Б, действуй способом А(%).

(1-1)

При этом подразумевается, что способ А(%) таков, что получающийся результат является наилучшим из возможных с точки зрения типичных для ситуации Б критериев принятия реш ений.

Независимо от того, имеется ли готовый шаблон поведения непосредственно в памяти индивида (выработан он на основе собственного опыта, серии проб и ош ибок, или же получен в процессе обучения, также не имеет значения), или обнаруживается во вне шних источниках информации, его применение происхо­дит по вполне стандартной схеме:

• идентификация ситуации;

• подбор шаблона вида (1.1), включающего идентифицированную ситуацию;

• действие способом, соответствующим шаблону.

Если сравнить приведенные этапы с этапами процесса принятия реш ений, нали­цо очевидная экономия усилий (а стало быть, экономия ресурсов и времени) при определении того, какое действие осуществлять. Прибавив к этому то обстоя- тельт во, что перечисленные действия зачастую выполняются неосознанно, в «автоматическом режиме», легко прийти к выводу о том, что

Шаблон ы и образц ы поведения представляют собой средства экономии ре­сурсов в рамках задач определения наилучших способов действий.

Выделенная характеристика моделей поведения, используемых экономически­ми агентами в ходе рационализации использования своих ограниченных ресур­сов для определения того, каким способом их использовать, неявно предполага­ет, что индивиды либо пользуются внутренними образцами (привычками), либо сами выбирают какие-то вне шние образцы для подражания (для следования им). При этом они, следуя образцам и шаблонам, в полном соответствии с положе­ния экономической теории, ведут себя рационально, максимизируют свою по­лезность (ценность, сти мость и т.п.).

Однако непосредственное наблюдение показывает, что в жизни есть и другие ш аблоны и образцы поведения, следование которым мешает человеку макси­мизировать свою функцию полезности.

Рассмотрим еще один пример, имеющий на этот раз не условный, а вполне конкретный характер. В западных университетах при проведении письменных экзаменов зачастую в аудито­риях нет преподавателей или других сотрудников факультета.

Казалось бы (с точки зрения ти­пичного отечественного студента), созданы идеальные условия для списывания, пользования шпаргалками и т.п. Однако никто из экзаменуемых не ведет себя так. Объяснение (точнее, его первый, поверхностный слой) очень просто: если кто-то из сдающих экзамен решится на такое, его коллеги немедленно сообщат от этом преподавателю («донесут» или «настучат», как приня­то говорить), и нечестный студент получит заслуженный нулевой балл (если вообще не будет изгнан).

Со стороны студентов, честно пишущих свои работы, такое поведение («доно­сительство») будет простым следованием привычке, которая, как многие другие привычки, имеет вполне рациональное основание. Ведь в зависимости от ре­зультатов экзаменов студенты получают соответствующий рейтинг, а в зависи­мости от рейтинга формируется спрос на выпускников со стороны работодате­лей. Следовательно, студент, пользующийся шпаргалкой или списывающий на экзамене, получает необоснованное конкурентное преимущество при приеме на работу и определении его оклада. Сообщив о его неправильном поведении, дру­гие студенты устраняют, тем самым, недобросовестного конкурента, что явля­ется вполне рациональным действием.

В то же время для того из экзаменующихся, кто обладает недостаточными зна­ниями для успешной сдачи экзамена, упомянутая привычка других явно меша­ет совер ш ить действие, способное принести ему пользу. Вместе с тем, будучи уверенным в том, что обман обязательно раскроется (что грозит значительной утратой полезности), такой студент, несмотря на искус, все же воздержится от попытки получить неадекватно высокий балл.

В этой ситуации можно сказать, что он также следует образцу или ш аблону по­ведения, — однако вопреки своему желанию, рационально сопоставляя выгоды и издержки отклонения от этого, фактически навязанного ему другими образца.

Модели или образц ы поведения, говорящие о том, как следует себя вести в той или иной ситуации, принято наз ы1 вать правилами или нормами.

Обобщая сказанное, мы можем заключить, что в реальной жизни, кроме извест­ных из экономической теории ресурсных, временных и информационных огра­ничений на выбор направлений действий и способов использования ресурсов, существуют и другие типы ограничений, связанные с существованием норм или правил[1].

1.1.

<< | >>
Источник: Аузан Александр. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА. 2006

Еще по теме Ограничения при принятии решений:

  1. § 3. Принятие тактического решения
  2. 7.4. Принятие тактического решения
  3. 2.1. Финансы маркетинга. Основы принятия ценовых решений
  4. 2.1. Финансы маркетинга. Основы принятия ценовых решений
  5. 4.1. Системный подход к принятию маркетинговых решений
  6. 6.3. Механизм принятия управленческих решений
  7. ТЕМА 5. ПРИНЯТИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
  8. Процесс принятия управленческих решений
  9. 2.3. Процесс принятия управленческих решений
  10. 2.3. Процесс принятия управленческих решений
  11. 5.3. Выработка и принятие управленческих решений