<<
>>

Глава 18. Юридическая процедура: некоторые проблемы теории

в науке теории государства и права проблемы теории юридиче­ской процедуры разрабатываются давно, однако крупных моно­графических исследований проведено очень мало[152]. Даже из того не­большого числа имеющихся научных трудов и разработок можно за­ключить, что наличие процедурного механизма было характерно для социального регулирования в обществе с древности.
Прав В.Н. Про­тасов, который замечает, что «реализация всех разновидностей со­циальных норм нуждалась в процедурах и соответствующих проце­дурных нормах. Ритуалы, церемониалы, иные обряды — все это виды процедур, связанные с социальным регулированием»[153].

И это на самом деле так. Например, эти виды процедур мы на­блюдаем у славянских народов еще на первом этапе развития, и эти процедуры использовались ими довольно широко. Люди катали по вспаханному полю священника, чтобы получить хороший урожай, или после посевной звали священника во ржаное поле петь моле­бен. Весной перед выгоном скотины в поле хозяева обходили свой двор с образом и ладаном, завершая это действо угощением пасту­хов. При закладке избы под углы клали монеты.

У всех первобытных народов имелась процедура (обряд) захоро­нения умерших. По-разному она проходила, да и процедура захо­ронения неодинаковая (в саване, в гробу, сидя, лежа и т.д.). Но, как правило, эта процедура отражала скорбь и печаль по поводу ухода умершего в мир иной. Так, в африканском племени масаев похоронные церемониалы по члену семьи совершал глава большой семьи. Если умирал глава семьи, то ответственность за похороны возлагалась на старшего сына или, при его отсутствии, братьев по­койного. При этом действовали правила, связанные с имуществен­ным расслоением, которое на поздних стадиях догосударственного общества становилось все более явственным[154].

Позднее, с появлением норм права, правоотношений, в которые вступали люди (по поводу пользования и распоряжения вещами, семейных дел, залога, получения и возврата денег и др.), процедура, как и нормативность, обрела новое «дыхание» и нашла наиболее полное выражение в правовом регулировании разнообразных об­щественных отношений, где люди стали иметь дело с гражданским и уголовным разрешением своих дел в судах, судебными решения­ми, логическими оценками своих и чужих действий и бездействий и т.д.

С помощью определенных процедур, с точки зрения закона, с позиции логически построенных схем, граждане, судьи, чиновни­ки и др. начали добиваться конкретных своих целей, желаемых ре­зультатов. Юридическая процедура представлялась ими с разных сторон: и как логический процесс реализации норм права, и как по­следовательно меняющие друг друга акты поведения людей, и как деятельность, внутренне структурированная конкретными правовы­ми отношениями.

Известно, что Г.Ф. Шершеневич при характеристике разных процедур применения норм права умело использовал все эти «ком­поненты», не обходя стороной и сами судебные решения присяж­ных, и процедурный образ действий судей, и правомерные, и пре­ступные акты поведения отдельных людей, и положительные моменты правового регулирования, и др. Он справедливо отмечал, что с наибольшей ясностью процесс (процедура) применения права раскрывается в процессуальной деятельности суда. Даже в судебном решении, если только это не вердикт присяжных заседателей, разли­чаются следующие процедуры: изложение обстоятельств дела, моти­вировка и юридический вывод или решение в точном смысле слова.

Процедурно-логическое строение судебного решения представ­ляет собой не что иное, как силлогизм, в котором роль большой посылки играет норма права, малой посылки — конкретное быто­вое отношение. Судья, реализуя конкретные процессуальные про­цедуры, не призван определять, какой образ действий по самой сущности дела был бы наиболее желательным: он определяет толь­ко то, под какое правило закона подходит этот случай, т.е. что про­цедурно предписал законодатель делать в подобного рода случаях, а потому — какое намерение надо предположить у него относи­тельно данного случая. Метод должен иметь всецело и исключи­тельно дедуктивный или силлогистический характер. Попытки оп­ровергнуть силлогистическое строение судебного решения не могут считаться удачными. Любое судебное решение обнаружит его ло­гическую и процедурную природу.

Юридический процесс связан с правоотношением в разных ас­пектах.

Он состоит из отдельных правоотношений и в то же время сам есть сложное правоотношение. Системная модель правоотно­шения служит для юридического процесса базовой моделью, на ко­торой могут изучаться те или иные параметры и качества процесса[155].

В то же время юридическая процедура — не только юридиче­ский процесс, но и четкий мыслительно-логический процесс, кото­рый является логическим процессом правоотношения и правореа- лизации. Этот логический процесс представляет собой различные логические процедуры познания, т.е. формы, вид и способы обнару­жения судьей, человеком, обвиняемым, пострадавшим и др. в воз­никшем правоотношении новых интересующих сведений, связей, свойств, отношений по делу. В этом смысле субъекты получают бо­лее глубокую и обширную информацию об обстоятельствах дела, о судебном решении и о себе. Выстраивается определенная логиче­ская процедура, включающая в себя те или иные мотивировки, юридические выводы, судебные решения как силлогизмы, малые посылки, попытки опровергнуть силлогические построения, поли­силлогизмы, критику фактов и др. Эта процедура со стороны субъ­ектов предполагает освоение отдельных «элементов правовой мате­рии» с позиций чувственного познания, а затем конкретного. Так и должно быть при исследовании юридической процедуры.

Еще Аристотель заметил, что первая форма взаимодействия жи­вого организма с внешним миром — чувственная. Мир постигается действием, а действие всегда индивидуально, конкретно. Опыт, на­капливаемый в результате непосредственного, чувственного взаи­модействия со средой, «есть знание единичного», знание факта. Вещи, факты, явления — все вначале существует для познания вне связи друг с другом, обособленно, самостоятельно, но впоследствии создается гармонический мир[156].

Очевидно, что механизм образования юридической процедуры представляет собой некое системно-познавательное образование (путь познания идет от чувственного к конкретному), которое не только непосредственно связано с правореализацией и правоприме­нением, но и, более того, входит в состав (как часть) всей системы правового регулирования общих отношений.

Для последней позна­вательно-процедурное образование имеет «сквозное», «пронизываю­щее» значение и в этом смысле обеспечивает действие трех «эле­ментов правовой материи», а именно правотворческого, регулятивного и охранительного.

Актуально при этом отметить важную роль в научном понима­нии юридической процедуры категории основного отношения или, точнее, основного правоотношения. Это правоотношение выступает в качестве главного, первостепенного отношения, урегулированного нормами права, потому что ради него та или иная юридическая процедура появляется, действует, применяется. И это правоотно­шение характеризует сущность, черты и виды процедур.

По критерию выделения основного правоотношения юридиче­ские процедуры в правовой системе общества делят на материаль­ные, процессуальные и правотворческие. Для материальной проце­дуры характерны наличие материального права, ориентированного на регулирование нормального позитивного поведения субъектов, наличие своих моделей «материального регулирования», программ, этапов их осуществления и достижение целей позитивного процес­суального поведения. Так, для процедуры, касающейся реализации договора строительного подряда, характерны свои черты и особенно­сти материального свойства. Исходя из соответствующих норм граж­данского права (ст. 740, 745, 755, 756 и др. ГК РФ) подрядчик и за­казчик вступают в правоотношение. Согласно договору между ними подрядчик обязуется в установленный договором срок построить какой-то объект или выполнить иные строительные работы, а за­казчик — создать ему для этого необходимые условия, принять объ­ект или работы и уплатить обусловленную цену.

Процессуальная процедура характеризуется теми же признака­ми, что и обычная юридическая процедура (как ее вид). В то же время она по сравнению с материальной процедурой более строгая, четкая и динамичная. В ней нормативно определяются этапы, ста­дии, действия субъектов и др. Главным для нее является все же ма­териальное охранительное правоотношение, т.е. в ней реализуются через данное правоотношение меры правового принуждения и пра­вового воздействия.

Производство в суде первой инстанции весьма сложно с точки зрения реализации процессуальной процедуры, ибо включает в се­бя осуществление ряда серьезных этапов, а именно: возбуждение гражданского дела в суде, подготовку дела к судебному разбира­тельству, само судебное разбирательство, принятие постановления суда первой инстанции, заочное производство, судебный приказ и особое производство. Только возбуждение дела представляет со­бой стадию гражданского процесса, состоящую из двух взаимона­правленных процедур: предъявление иска и принятие его судом к своему производству. Содержание процессуальных действий, со­вершаемых участниками на этой стадии процесса, регулируется гл. 12 ГПК РФ.

Само гражданское производство возбуждается в суде по заявле­нию лиц, перечисленных в ст. 4 ГПК РФ: суд возбуждает граждан­ское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов. В случаях, предусмотренных

Кодексом, другими федеральными законами, дело может быть воз­буждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в за­щиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопреде­ленного круга лиц или в защиту интересов России, субъектов Федерации, муниципальных образований. По делам искового про­изводства подаются исковые заявления, по делам неискового про­изводства — заявления.

Подача в суд искового заявления представляет собой реализа­цию процедур, касающихся права истца на предъявление иска. Это важнейшее процессуальное действие, с которым связывается начало процесса по делу. Наличие права на предъявление иска обязательно для возбуждения гражданского дела. Однако наряду с этим требует­ся соблюдение условий, порядка и формы реализации этого права. В частности, принимая заявление, судья обязан проверить, имеет ли заявитель иска право на его предъявление, соблюдены ли усло­вия предъявления иска, соблюден ли истцом установленный зако­ном порядок предъявления иска, соблюдена ли форма подачи иско­вого заявления.

Условиями предъявления иска являются дееспособность, полно­мочия на подачу иска при подаче заявления от своего имени в защи­ту другого лица, допустимость рассмотрения дела в суде (недопусти­мо рассматривать дело, уже находящееся на рассмотрении другого суда, в том числе третейского).

Отсутствие этих условий даже при на­личии права предъявить иск влечет возвращение искового заявления.

Процедура предъявления иска:

• соблюдение правил подсудности дела. Установив, что иск предъявлен не в тот суд, которому подсудно дело, судья воз­вращает дело. Судья возвращает исковое заявление и разъяс­няет заявителю, в какой суд ему следует обратиться;

• соблюдение обязательного досудебного порядка, установлен­ного федеральным законом (например, претензионного поряд­ка рассмотрения требований грузополучателя и грузоотправи­телей к перевозчику) или предусмотренного договором сторон;

• оплата заявления государственной пошлиной. Иск подается в форме искового заявления, содержание которого должно соответствовать закону.

В соответствии со ст. 147 ГПК РФ после принятия иска судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательст­ву и указывает действия, которые следует совершить сторонам, дру­гим лицам, участвующим в деле, и сроки совершения этих действий. Подготовка дела как процедурная стадия процесса начинается с мо­мента вынесения судьей определения и продолжается до момента, когда он назначает дело к разбирательству в судебном заседании.

Глава 16 ГПК РФ регламентирует процедуру подготовки дел к су­дебному разбирательству. В ст. 148 законодательно указываются за­дачи этой стадии гражданского процесса: уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения де­ла; определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон; разре­шение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участ­никах процесса; представление необходимых доказательств сторо­нами, другими лицами, участвующими в деле; примирение сторон.

Следующая задача — определить полный состав участников процесса. Все участники процесса, кроме судьи, делятся на две группы: 1) лица, участвующие в деле; 2) лица, содействующие пра­восудию (переводчики, свидетели, эксперты, специалисты, предста­вители). К лицам, участвующим в деле, относятся те участники процесса, которые имеют личный или общественный интерес в ис­ходе дела. Стороны, третьи лица, заявители, заинтересованные лица в делах особого производства имеют личный интерес — на них рас­пространяется законная сила судебного решения. Прокурор, государ­ственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане, выступающие в интересах других лиц, имеют общест­венный интерес, т.е. интерес охраны правопорядка и законности.

Судебное разбирательство происходит с соблюдением строгих процедур, т.е. с обязательным извещением лиц, участвующих в де­ле, о времени и месте судебного заседания. Даже лицам, в отноше­нии которых ставится вопрос о признании их недееспособными, обеспечивается возможность личного участия в рассмотрении дела. Исключение составляют лица, признанные в установленном поряд­ке безвестно отсутствующими или недееспособными. Извещение первых невозможно, а участие вторых противоречит закону и до­пускается только по делам об отмене решения суда, которыми они признаны недееспособными.

В гражданском судопроизводстве в первой инстанции дела рас­сматриваются единолично судьей, за исключением случаев, преду­смотренных федеральным законом. Коллегиально гражданские дела рассматриваются в составе трех судей.

В судебном заседании основная роль принадлежит председа­тельствующему. Он руководит судебным заседанием, руководству­ясь установленными процедурами. В результате он создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоя­тельств дела, устраняет из судебного разбирательства все, что не имеет отношения к рассматриваемому делу. Возражения кого-либо из участников процесса относительно действий председательствующе­го заносятся в протокол судебного заседания. Председательствующий дает разъяснения относительно своих действий, а при коллегиальном рассмотрении дела разъяснения даются всем составом суда.

Руководящее положение председательствующего не подрывает равенства прав состава суда в решении всех вопросов, возникающих при рассмотрении дела и постановлении судебного акта. Председа­тельствующий, например, не вправе ограничивать допрос свидете­лей, который ведется кем-либо из других судей, пределы исследо­вания фактических обстоятельств дела, если другие судьи на этом настаивают.

Руководя судебным заседанием, судья должен строго соблюдать все процессуальные процедуры и правила, обеспечивающие защиту права участников процесса, порядок рассмотрения гражданских дел, уделять внимание культуре поведения судебного разбиратель­ства. Председательствующий принимает меры по обеспечению по­рядка в судебном заседании. Распоряжения председательствующего обязательны для всех участников процесса, а также для граждан, присутствующих в зале заседания суда.

Судебное разбирательство происходит в условиях, обеспечи­вающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса. Разрешение гражданского дела выражается в процедурных суждениях суда по фактам, устанавливаемым в су­дебном заседании, по действиям, совершаемым участниками процес­са, по мерам, принимаемым в отношении участников процесса, и т.д. Эти суждения высказываются в форме постановлений — властных волевых актов суда, обязательных для исполнения всеми участни­ками процесса и обеспеченных государственным принуждением. Судебные постановления принимаются в форме судебных приказов, решений суда, определений суда.

Заочное производство и заочное решение в общепроцедурном смысле представляют собой разрешение гражданского дела, произ­водимое в отсутствие хотя бы одной стороны. В частности, по про­цедуре, указанной в законе, суд может вынести обычное (оконча­тельное) решение заочно, например, если сторона просила суд рассмотреть дело в ее отсутствии, а суд считает это возможным по имеющимся в его распоряжении материалам.

Однако процедурно это понятие употребляется в более узком смысле. Под заочным понимается решение, вынесенное в исковом производстве судом в отсутствие ответчика, извещенного судом о времени и месте рассмотрения дела, если он не явился и не зая­вил письменной просьбы о рассмотрении дела в его отсутствие. За­очное решение суда вступает в законную силу по истечении сроков его обжалования.

Правотворческая процедура реализуется в рамках правоотноше­ния, через которое граждане реально получают и осуществляют свое право «творить» законы и иные нормативные правовые акты. Эта процедура имеет своей целью помогать разным людям при их желании непосредственно участвовать в процессе правотворчества.

При реализации норм права юридические процедуры взаимо­действуют не только с основным правоотношением, но и с други­ми, связанными с ним, отношениями. Более того, рассмотрение процедуры — не какие-то изолированно-абстрактные образования. Это сложнейшие системно-познавательные и регулятивные образо­вания, которые возникают, развиваются и действуют во взаимодей­ствии с другими явлениями и отношениями, прежде всего в сфере действия материальных, процессуальных и «правотворческих» пред­писаний и норм. Так, материальная процедура является не только средством возникновения основного правоотношения (гражданского), но и средством выявления и реализации иного правоотношения. Процессуальная процедура имеет множество целей: выявление пра­воохранительного правоотношения, его реализацию между судом и истцом в обычном процессе, между судом и заинтересованной стороной в заочном и особом производствах и др.

Материальные процедуры весьма разнообразны по своему со­держанию, что предопределяется спецификой механизма их функ­ционирования, разнообразием регулируемых отношений — матери­альных регулятивных правоотношений. Содержание материальной процедуры определяется содержанием «своего» основного отноше­ния, поэтому она не может быть использована для реализации ино­го, «не своего», правоотношения. Так, процедура осуществления наследственного права гражданина не может выступить процедурным средством обмена квартиры того же гражданина. Эта закономерность действует и в пределах одной отрасли права, где материальные про­цедуры ограничены и порой не взаимодействуют друг с другом.

В результате разнообразие регулятивных правоотношений при­водит к множественности материальных процедурных форм. При всем многообразии материальных процедур их различия сводятся к различию содержательных аспектов. Они не затрагивают тех ис­ходных особенностей, которые определяют их специфическую при­роду и позволяют относить именно к материально-процедурным регуляторам общественных отношений.

Материальные процедуры можно разграничить на две большие группы по признаку их связи с правоприменением. Первую соста­вят процедуры позитивного применения права (например, порядок реализации гражданами права на пенсию), вторую — процедуры, не связанные с правоприменением, которые характерны для граждан­ско-правового регулирования (порядок заключения договоров, по­рядок исполнения обязательств и т.д.). Однако общий процедурный механизм действия и общие закономерности расположения в пра­вовой системе объединяют их в один, общий вид материально- правовых процедур, определяют их материально-правовую сущность.

Специфика процессуальной процедуры по сравнению с матери­ально-правовой определяется особенностями охранительных право­отношений, которые являются для данного вида процедур основ­ными и отличаются от регулятивных правоотношений основаниями возникновения, нормативной базой, содержанием, целевой направ­ленностью. Смысл существования охранительных правоотношений в системе правового регулирования состоит в том, что в их рамках реализуется обязанность (право) государства обеспечивать нормаль­ное действие механизма права.

Этот момент приводит к обязательному присутствию в составе охранительного правоотношения, а следовательно, и в составе про­цесса властного элемента. Процессуальная процедура — это один из видов юридической процедуры, которая имеет целью выявление и реализацию материального охранительного правоотношения, что определяет ее своеобразие и особый механизм действия в матери­ально-правовой регулятивной сфере.

Теоретики справедливо отмечают, что существенным признани­ем юридической процедуры является наличие в ней предварительно установленной модели (программы), в соответствии с которой они претворяются в жизнь. Эта модель включает в себя определенный порядок, последовательность в совершении правовых и иных дейст­вий, операций и др., реализация которых приводит к желаемой це­ли[157]. Это могут быть модели (программы) реализации права, приме­нения гражданско-правовых норм, регулирующих договорно- правовые отношения в области поставки товаров для государствен­ных нужд, реализации норм, касающихся производства в суде дел публично-правового характера.

Модели юридических процедур могут быть классифицированы по разным критериям, например: на частные (содержатся в нормах частного права), публичные (содержатся в нормах публичного пра­ва), отраслевые материальные (содержатся в нормах гражданского права), отраслевые процессуальные (содержатся в нормах граждан­ско-процессуального права), договорные (определяются правореа- лизующим договором), индивидуальные (регламентируются кон­кретным юридическим актом) и др.

С точки зрения теории познания, необходимо выделять факти­ческую и нормативную процедурные модели. Первая — то, что есть на самом деле, что мы видим, ощущаем, исходя из окружающего нас бытия и фактических норм права. Нормативная модель проце­дуры — некий нормативный идеал, эталон, т.е. то, какой должна быть юридическая процедура. Эта модель не сводится к какой-то одной фактической норме, совокупности или системе этих норм. Она должна содержать свои идеальные нормы, некие нормативные эталоны элементов «правовой материи».

Все мышление и вся работа в сфере юридических процедур должны базироваться на новых системных идеях познания и бытия. Еще Гегель, исследуя процессы познания, увязывал любое мышле­ние со всем новым в познании с бытием. Раз новые понятия выра­жают содержание наших новый знаний, рассуждал он, значит, в ко­нечном счете эти понятия и «есть сущность самих вещей»[158].

При определении параметров и условий формирований необхо­димых нормативных моделей процедуры потребуются знания общей концепции юридической процедуры, ее общих тенденций, анализ конкретных ситуаций (по фактическим нормативным моделям), изучение бывших в прошлом нормативных регуляторов, процедур и сравнение их с настоящими, обнаружение интересных повторяю­щихся процедурных явлений и устойчивой тенденции, выработка не­обходимого варианта процедурной модели. Когда будет сформиро­вана и начнет применяться на практике необходимая нормативная модель, то важно «отслеживать» внутренние и внешние причины развития процесса преобразования юридических процедур.

Внешние причины:

• изменения во всем обществе и в правовой системе, вызы­вающие серьезные изменения в процедурах. Изменения могут происходить независимо от самого общества и правовой систе­мы или под их воздействием;

• проникновение в сформированную нормативную модель про­цедуры чуждых норм, отношений, элементов и др.

Внутренние причины будут допускать: 1) непрерывный количе­ственный рост дифференцированных норм, между которыми будут обостряться противоречия и коллизии; 2) накопление «ошибок» в самой нормативной модели процедуры, которые могут повлечь себе подобные; 3) прекращение самого процесса совершенствова­ния эталонной нормативной модели процедуры.

Исходя из понимания «зрелой» эталонной модели, необходимо определить некоторые формы преобразования, непосредственно связанные с изменением каждого элемента модели. Это, в частно­сти: преобразование, приводящее к уничтожению всех «вредных» взаимосвязей элементов нормативной модели процедуры; преобра­зование нормативной модели в качественно иное, но равное по степени организованности состояние. Оно происходит вследствие: изменения состава основных и процедурных норм; функционального изменения отдельных властных процедур; преобразования норма­тивной модели в качественно иное, но низшее по степени органи­зованности состояние; преобразования нормативной модели проце­дуры в качественно иное, но высшее по степени организованности состояние. Оно происходит как в рамках одной формы изменения, так и при переходе модели одной формы применения к другой. Этот тип преобразования представляет особый интерес, так как связан с прогрессивным, поступательным развитием нормативной модели.

Определяя параметры функционирования нормативных моделей процедуры, важно принимать во внимание и другие факторы. К ним, в частности, относятся соответствие создаваемых нормативных мо­делей требованиям времени, их расположение на необходимом уровне в правовой системе, согласованность основных (для осуще­ствления которых процедура предназначена) и собственно проце­дурных норм, демократизм юридических процедур, их многовари­антность, законность и др.[159]

Разработанные процедурные нормы должны обрести достойное место в правовой системе общества. Если, скажем, мы имеем дело с нормами, которые будут помогать реализации законов, то соот­ветственно процедурные нормы должны получить законодательный уровень в правовой системе, как и основные нормы. Однако это пока не удается реализовать в основном законе.

Известно, что конституция любой страны содержит процедур­ные нормы, но закрепить сам порядок реализации этих норм нико­му не удалось. Просто издаются взамен этого специальные консти­туционные законы, устанавливающие тот или иной процедурный механизм конституционных норм. Различие в уровнях регулирова­ния обусловлено самой природой основного закона. Конституция не предполагает детализированной регламентации, иначе она утра­тит свойства глобальности и стабильности. Тем не менее, в про­цедурной регламентации, в том числе норм конституции, нужно стремиться к тому, чтобы разрыв между основным уровнем и про­цедурным в законодательной иерархии был минимальным, и требо­вание единого законодательного уровня, означающее, что проце­дурные нормы должны устанавливаться нормативным правовым актом не меньшей юридической силы, чем основные нормы, долж­но соблюдаться.

Основные нормы и процедурные нормы в ходе действия не должны «сталкиваться», вступать в противоречие и тем более препят­ствовать нормальному процессу правового регулирования. Напротив, они должны быть всегда согласованы, взаимоувязаны и действовать в направлении одного, желаемого результата, двигаться к одной це­ли. Иначе «пострадают» сами юридические процедуры.

Кроме того, юридическая процедура, по возможности, должна быть многовариантной. Всякая процедура должна предлагать вари­анты реализации основной нормы и предоставлять субъектам право выбора актов поведения, свои права и обязанности. Это важно прежде всего в области материального права.

Демократизм юридической процедуры — это свойство ее власт­ности. В частности, применительно к гражданско-процессуальной деятельности это проявляется в равенстве граждан перед законом и судом, в гласности судопроизводства, процессуальном равнопра­вии (равенстве) сторон. Так, в соответствии со ст. 6 ГПК РФ пра­восудие по гражданским делам осуществляется на началах равенст­ва перед законом и судом всех граждан независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и долж­ностного положения, места жительства, отношения к религии, убе­ждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств, а также всех организаций независимо от их органи­зационно-правовой формы, формы собственности, места нахожде­ния, подчиненности и других обстоятельств.

Равенство означает одинаковый объем прав и обязанностей всех граждан и организаций, участвующих в суде в том или ином каче­стве, одинаковое отношение суда к правам и обязанностям, а так­же действиям граждан и организаций, участвующих в рассмотре­нии конкретного дела, запрет на оказание судом предпочтения каким-либо лицам либо органам по основаниям, не предусмот­ренным законом.

В гражданском процессе рассмотрение и разрешение дел во всех судах происходит в открытом заседании. Под гласностью понимает­ся свободный доступ в зал судебных заседаний всех желающих по­слушать процесс граждан, а также их право на письменные заметки о процессе и фиксацию всего происходящего в зале. Лица, участ­вующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств ау­диозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъем­ка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и теле­видению возможны с разрешения суда.

Закон допускает исключение из принципа гласности в интере­сах сохранения различного рода тайны. Разбирательство в закрытых судебных заседаниях осуществляется по делам, содержащим сведе­ния, составляющие государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребенка, а также по другим делам, если это преду­смотрено законом.

Процессуальное равноправие является условием состязательно­сти. Суть его выражается в установленных законом равных возмож­ностях сторон на защиту своих прав и интересов. Предоставляя од­ной стороне конкретные процессуальные права, закон наделяет аналогичными правами и другую сторону. Аналогичность прав не означает их полной тождественности. Стороны пользуются неоди­наковыми процессуальными правами, которые, однако, обеспечи­вают их равное положение в процессе. Если истцу предоставляется право изменять предмет и основания своих требований, то ответчи­ку — право изменять основания возражений, ранее выдвинутых против иска, право признавать иск, предъявлять встречный иск. Таким образом, ни одна из сторон не пользуется каким-либо пре­имуществом перед другой.

При разрешении спора обе стороны в равной мере могут рассчи­тывать на оказание помощи со стороны суда, но по их ходатайству.

Любая юридическая процедура должна быть законной. Особен­но ярко это требование проявляется в области гражданско-про­цессуального права, где, например, говорят о процессуальном со­держании законности. Это выражается в том, что при рассмотрении судом отнесенных к его ведению дел должна строго соблюдать­ся установленная процессуально-процедурная форма деятельности, т.е. порядок определения лиц, участвующих в деле, возбуждения процесса, подготовки дела к судебному разбирательству, ведения судебного заседания, обжалования судебных актов, а также их ис­полнения.

При разрешении споров необходимо руководствоваться законо­дательством о судопроизводстве в судах общей юрисдикции. Зако­нодательство находится в ведении России. Ее субъекты не имеют права принимать нормы, регламентирующие процесс отправления правосудия в федеральных судах.

В гражданском процессе можно совершать только те процессу­альные действия, которые предусмотрены Конституцией РФ, Феде­ральным конституционным законом «О судебной системе Россий­ской Федерации», ГПК РФ и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами, при рассмотрении дела у миро­вого судьи — также Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации». В случае отсутствия нормы процессу­ального права, регулирующей возникшие в ходе гражданского судо­производства отношения, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют аналогию закона, а при отсутствии та­кой нормы — аналогию права.

Важна и эффективность юридической процедуры. В условиях современного демократичного общества открылись новые возмож­ности повысить эффективность юридических процедур, как и пра­вового воздействия на общественные отношения путем демократи­зации общественной жизни, ее гуманизации, через возвышение роли права в гражданском обществе, основанном на достоинстве каждого из его членов.

Для юридической процедуры актуальны задача преодоления от­чуждения граждан от властных структур, установление доверия на­селения к правоохранительным органам, прежде всего к суду. Суд должен стать в демократическом обществе высшей и наиболее ав­торитетной инстанцией при разрешении любых дел и споров между людьми. Судебная процедура, будучи по своей природе важнейшей процедурой, в демократическом обществе должна восприниматься как надежный и сильный защитник справедливости и ущемленных прав, гарант от произвола и злоупотреблений со стороны тех, кто правит страной.

<< | >>
Источник: М.М. Рассолов, В.П. Малахов, А.А. Иванов. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специально­сти «Юриспруденция» — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ- ДАНА: Закон и право, — 447 с.. 2011

Еще по теме Глава 18. Юридическая процедура: некоторые проблемы теории:

  1. Глава восьмая. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  2. Глава девятая. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  3. Глава десятая. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ РЕГУЛЯТОРОВ
  4. Глава одиннадцатая. СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ, ПОНЯТИЕ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА
  5. Глава шестнадцатая. ПРАВОТВОРЧЕСТВО
  6. 1.1. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  7. § 1. Понятие арбитража. Основные теории правовой природы арбитража
  8. Глава 17. Проблемы теории правового регулирования
  9. Глава 18. Юридическая процедура: некоторые проблемы теории
  10. Глава 23. Проблемы теории правового государства и гражданского общества
  11. Глава 24. Проблемы теории социального государства. Права человека
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -