<<
>>

§2. Сущность, понятие и содержание права

История возникновения и развития права, как формы человеческой культуры и цивилизации, при всем многообразии подходов и теорий демонстрирует основное его назначение, а именно – выступать мощным социально-нормативным регулятором, определителем возможных и обязательных вариантов поведения индивидов и их организаций.

Тем не менее, известное замечание Канта о том, что юристы все еще ищут определение права, до сих пор не потеряло своей актуальности. Право – это грандиозный, неисчерпаемый для познания феномен. Более того, любые стремления искусственно упростить это многомерное («многомирное») явление неизбежно приводят к выхолащиванию его сути. Существуют сотни, возможно, и тысячи определений права. Но среди них нет ни одной так называемой общепризнанной дефиниции, разделяемой всеми, кто изучает право. В мировой практике к подобной ситуации чаще всего относятся более чем спокойно. Ученые-юристы считают, что нет никаких оснований видеть трагедию в том, что цивилизованное человечество никак не может прийти к согласию в вопросе о том, что есть право. Облик этого универсального явления неизбежно меняется от эпохи к эпохе, от страны к стране, от народа к народу. «Право подобно хамелеону. Он меняет окраску в каждом новом месте, и лишь тем, кто знают его, могут его приручить»[386].

В правовой науке вполне справедливо ставится вопрос о сущности права, предполагающий поиск некоторого устойчивого ядра, сохраняющегося в праве в независимости от времени, места, народа. Под сущностью в философии и методологии всегда понимается то, что составляет суть явления, процесса, вещи, совокупность устойчивых, постоянных характеристик, определяющих свойства этих объектов. И поскольку правовые нормы имели разное содержание, принимали разные формы на протяжении истории человечества, становится теоретически и практически важным сформулировать фундаментальные, неотъемлемые свойства права как социального института.

Последние начинают проявляться даже после небольшого понятийного анализа. «Занимающемуся правом следует сначала выяснить, откуда пришло наименование права», - писал римский юрист Ульпиан.

Известно, что право — это одно из сложных, тонких, многоаспектных научных понятий. «Слово «право» употребляется в нескольких смыслах … «право» означает то, что всегда является справедливым и добрым – каково естественное право», - отмечал римский мыслитель Павел. Категория «право» и в русском языке используется в разных значениях. Мы говорим «право», когда имеем в виду систему не юридических норм, кореня­щихся в обычаях или морали (моральное право, материнское — матриархальное или отцовское – патриархальное право в родовой общине, правила приличия). Употребляем слово «право» смысле допустимой (законом, обычаем или нрав­ственностью) меры поведения субъекта (право на жилище, право собственности) и называем это правом в субъективном смысле. Используем термин «право в объективном смысле», понимая право как систему норм, закрепленных в текстах нормативно-правовых актов. Утверждаем естественные права как систему возникающих по факту рождения, неотъемлемых социально-юридических гарантий (право на жизнь, свободу, неприкосновенность и т.д.). Корень «прав» содержится в словах «правильный», «справедливый», «правый», «правда».

Ближе всего по значению право к понятиям «правда» и «справедливость».

В Древнем Китае моральные и правовые нормы как бы сливались воедино. Примерно то же самое наблюдалось в древ­ней Индии. В праве Древней Греции важное, место занимало понятие «дике» (справедливость), в римском праве — egitas (справедливость) и «естественный разум» (naturalis ratio). Дигесты римского императора Юстиниана начинаются с превос­ходного определения Цельса: «Право есть наука о добром и справедливом». Древние источники феодального права имено­вались правдами: Салическая правда франков (конец V — начало VI в. н. э.), Бургундская и Вестготская правды (VI — VII вв. н. э.), Польская правда (XIII в.).

Даже один из жесто­чайших «кодексов» феодализма «Каролина» (1532 г.) назван его творцом — императором Карлом V наставлением о том, «каким образом надлежит осуществлять судопроизводство по уголов­ным делам в наибольшем соответствии с правом и справедли­востью».

Таким образом, стремление воплотить в законах и других юридических источниках права справедливость свойственно позитивному праву, созданному многими государствами прошлого и современности. Созданное государством право должно было восприниматься как нечто справедливое, как некий официальный эталон справедливости, признанный в данном обществе. Тем более, что само понятие справедливости всегда предполагало защиту интересов всех членов данного общества.

Обзор современной юридической литературы дает основания утверждать, что термин «право» в современной правовой науке используется в нескольких значениях:

1. правом называют социально-правовые притязания людей, например, право человека на жизнь, свободу или право народа на самоопределение и т.д. Эти притязания связывают с самой природой человека и общества и, чаще всего, называют естественными правами. Права, относящиеся к естественным, существуют независимо от того, закреплены они где-либо или нет. В отличие от них, в правовой науке традиционно выделяют позитивное право, которое является результатом целенаправленной волевой деятельности законодателя, судов, общественных организаций и т.д., и поэтому всегда выражено в законах и других источниках;

2. под правом понимается система юридических норм. Это, так называемое право в объективном смысле. Например, в словосочетаниях «уголовное право», «трудовое право», «гражданское право», «российское право» речь идет о праве именно в объективном смысле;

3. выделяют право в субъективном смысле, т.е. право как официально признанные возможности, которыми располагает физическое лицо или организация. Граждане имеют право на труд, имущество, осуществление предпринимательской деятельности др.;

4. достаточно часто термин «право» использует в наиболее широком смысле, обозначая им все правовые явления, в том числе и естественное право, право в объективном и субъективном смысле.

Однако подобное употребление представляется весьма неудачным, т.к. наиболее точно в этих случаях использовать категорию «правовая система» (можно говорить об англосаксонском праве, романо-германском праве, национальной правовой системе и т.д.

Сущность права как и любого явления подобного уровня сложности никогда не лежит на поверхности, но всегда требует особых процедур реконструкции, позволяющих обнаружить подлинный смысл и природу данного явления. Вообще, данная проблема имеет несколько теоретических аспек­тов. Один из них - гносеологический (познавательный) заключается в философской проблеме познания сущего. Способен ли эмпиричес­кий подход к явлению, процессу, вещи, в данном случае праву обеспечить до­статочное знание изучаемого объекта? Или этот подход необходимо должен быть дополнен логическим знанием, формулирующим поня­тия, категории, объясняющим причины тех или иных явлений?

Со времен античности ответ (в рамках традиций европейского познания) сводится к признанию приоритета логического, понятийного знания, которое тем не менее, неразрывно связано с такими ценностями, как справедливость, свобода, гармония. У Платона, например, предназначение права состоит в том, чтобы раскрывать, что есть справедливость в отношениях между людьми и в сознании индивида, поэтому между справедливостью и правом устанавливается гармония. Согласно Аристотелю право должно логически выводиться из гармонии природного устройства: справедливое – то, что соответствует этому природному устройству и выводится из наблюдения вещей, живых существ и человеческих обществ. Соответственно, для того чтобы определить, каким должно быть право, необходимо установить конечные цели и сущность предмета наблюдения.

С другой стороны, достаточно ли, например, знания текста той или иной статьи законодательного акта, или необходимо выявить право­вую норму, которая выражена в этой статье, понимать ее социальное назначение, выявлять причины появления и т.д.? Ответ очевиден - только логический подход позволит практиче­ски правильно, справедливо, а в необходимых случаях и гуманно при­манить эту норму.

Например, позволит суду вынести обоснованный, справедливый приговор или обоснованное, справедливое решение.

Второй аспект проблемы сущности права заключается в попытке выделить уже в самой сущности главный, основополагающий компонент. Поэтому право нуждается в постоянной рефлексии, и на протяжении всей собственной истории занято самопознанием.

В поисках точного определения права мы можем опираться на разнообразные тезисы, выдвигавшиеся в разное время исследователями различных философских и методологических ориентаций: представители исторической и психологической школы права, последователи естествено-правовых доктрин, Гегель и марксисты, иные персонажи в этом богатом на известные имена процессе правопознания предлагали самые разнообразные трактовки этой категории, по-разному расставляли акценты.

Кроме всего прочего, сложность вопроса проистекает из неоднородности уст­ройства правовых систем в разные эпохи и в разных стра­нах, а также из нашей неуверенности в определении гра­ниц собственно права и правил другой природы, действу­ющих в обществе. Действительно, можно ли вообще под крышу права собрать всё разнообразие регулятивных систем, называемых правилами поведения и даже обеспечиваемых возможностью государственного принуждения? Ответы на данный вопрос просто удивляют своим разнообразием.

Родоначальник немецкой классической философии И. Кант уделил достаточное внимания рассмотрению сущности права и государства. В «Метафизике нравов» он пишет: «…право – это совокупность условий, при которых произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего законы свободы». Кант сформулировал нравственный принцип естественного права (категорический императив): поступай так, чтобы твоя свобода совмещалась со свободой всех и каждого. Государство же, используя весь имеющийся у него арсенал средства, должно обеспечить торжество права. Нельзя не отметить огромный гуманистический пафос кантова подхода: в основу своих суждений о праве и государстве немецкий мыслитель помещает прогрессивную идею достоинства человеческой личности.

В XIX в. наиболее широкий философский подход к сущности права был представлен в трудах Гегеля. Он уже не исходил из обычного признания естественного права (что было свойственно для ряда более ранних авторов), а стремился фило­софски объяснить сущность позитивного права. Для юриста, писал Гегель, право есть то, что законно, а философ должен раскрыть, что есть право по своей сути. И эту суть он видел в определении меры свободы, ее диалектическом развитии в разных систе­мах права. «Право состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли. Тем самым право есть вообще свобода как идея»[387]. Высшей своей формы идея свободы, по Гегелю, достигает в законе государства.

Во второй половине XIX в. сложились социалистические и коммунистические учения (в том числе марксизм), исходившие из классовой природы права. Они отражали обнажившиеся противоречия раннего капитализма: жестокое подавление первых выступлений пролетариата, запрещение профсоюзов, цензовый характер политической демократии. «Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, - пишут К.Маркс и Ф.Энгельс в знаменитом «Коммунистическом Манифесте»». Все это послужило причиной для вывода К. Маркса и Ф. Энгельса о классовой природе права. В системе марксистского учения закономерным было понимание права как возведенной в закон воли господствующего класса, определяемой, прежде всего, материальными условиями и интересами жизни этого класса. Волевая теория, активно развиваемая ещё Гегелем, таким образом, была наполнена исключительно классовым содержанием. В этом же ключе мыслил сталинский теоретик государства и права А.Я.Вышинский: в марксовой характеристике права он просто отбрасывает слово «ваше» и получает известную всем формулу – определение права как возведенный закон воли господствующего класса.

Примерно в это же время складывается позитивная теория права. Ее основателем можно считать И. Бентама. Он подверг критике естественно-правовые учения исходя из философии утилитаризма. В меру должного поведения человека он ищет в практической личной пользе. Однако в отличие от исторической школы права И. Бентам утверждал принципы сознательного творения права законодателем. Право для него – это нормы государства, направленные на удовлетворение интересов человека. «Главное назначение правительства в ограждении индивидов от страданий»[388].

Вообще, юридический позитивизм может быть подразделен на три больших группы теорий, возникающих в разное время и существующих в разных странах: этатический, социологический и антропологический. Данные виды различаются ориентацией на особые сферы правового опыта. Например, социологический позитивизм стремится проникнуть в достаточно глубокие пласты правового мира: через скрупулезный анализ целей, интересов, потребностей и желаний участников правового общения вскрыть социальные истоки государственных актов и действий, объяснить их содержание и направленность, успехи и неудачи.В рамках антропологического позитивизма внимание исследователя сосредоточено на изучении правозначимых эмоций, переживаний, интуиций, разнообразных подсознательных реакций как факторов поведения индивидов в юридической сфере. Однако в действительности не многие из этих знаний могут превратиться в собственно правовые, быть включены в предмет юридической науки ( и развитие психологической теории права это достаточно убедительно подтверждает). Исходное начало этатического позитивизма – функционирование государственно-правовых институтов, прежде всего, законов, юридических прецедентов, парламентов, судов, чиновников, правительств и др. Право в рамках данной доктрины понимается как порождение и инструмент государства, т.е. этатизируется, подвергается полному огосударствлению, соответственно, рассматривается в качестве одной из форм осуществления государственной политики. Этатический позитивизм возникает в ХIX в. сразу в двух одинаково распространенных и влиятельных вариантах: «законнический позитивизм» и «позитивизм решений» (аналитический позитивизм). Первая версия позитивизма базировалась на правовом опыте европейских континентальных стран и, поэтому, рассматривала в качестве определяющего элемента систему нормативно-правовых актов (законы, подзаконные акты), вторая – в полной мере отразила опыт англосаксонской правовой семьи и прежде всего правовых систем США, Англии, в связи с чем, исходный материал правового анализа видела в юридических решениях, судебных (правовых) прецедентах и т.д.[389]

В 19 веке позитивизм становится одним из основных направлений в теории права. Его представителями в Германии были П. Лабанд и К. Бергбом, в России – Г.Ф.Шершеневич, в Англии – Д. Остин, основавший школу юриспруденции. Сторонники юридического позитивизма восприняли идеи философского позитивизма О. Конта, Д. Милля о том, что сущность явлений не познаваема. Они снимали вопрос о сущности права как феномене цивилизации и сводили право лишь к действующим в государстве нормам. Шершеневич утверждал, что, «можно познать только явления, но не их сущность». Позитивисты обращали внимание на формальную сторону права, считая, что юридическая наука не объясняет жизненных основ права, а исследует лишь его нормативную действительность. Таким образом, главный тезис юридического позитивизма – признание правом только норм, создаваемых государством. В.Хвостов отмечал, что право – это те нормы поведения, которые взяты под защиту государства. При этом позитивисты не отрицают и то, что в праве воплощаются идеи справедливости. Однако, только та справедливость, которая получает защиту государства, и есть право. Позитивистская теория достаточно детально раскрывает внешние отличительные признаки права, но не «схватывает» его сущности. Создатель «чистой теории права» Г.Кельзен представлял все право в виде «лестницы норм», на вершине которой стоит «основная норма», а в самом низу – индивидуальные акты, судебные решения и даже конкретные сделки. Соответственно, Кельзен утверждал, что никакого иного, кроме опирающегося на государство, права не существует, а обязательность правовых норм проистекает не из нравственности, но исключительно из государственного авторитета. Права, по его мнению, представляет собой порядок должного поведения лиц в обществе.

Среди современных представлений о сущности права, сложившихся во второй половине ХХ века, следует отметить теории неопозитивизма, или новой аналитической юриспруденции. В этот период авторов отличает стремление к изучению права «таким, какое оно есть». Д.Хэрт, П.Гудмен, С.Шулен видят в праве «норму признания», позволяющую законы прошлого считать действительными в настоящем. Такие нормы они обнаруживают в конституции, законах, прецедентах, обычаях.

В отличие от неопозитивизма социологическая юриспруденция полагает, что нормы, записанные в законах и других актах государства, еще не есть само право. Гораздо важнее то право, которое складывается в жизни, существует и проявляется в многообразии конкретных правоотношений, т.е. так называемое «живое право», противопоставляемое представителями данного направления «праву в книгах». Социологическая школа права в своей развитой форме делает попытку изучить воздействие различных социальных факторов на нормативно-регулятивную систему и обратное воздействие этой системы на удовлетворение конкретных, реальных, социальных потребностей людей и организаций. Такие авторы, как Е. Эрлих, Ф. Жени, Г. Канторович – в Европе, Р. Паунд, К. Левеллин, О. Холмс – в США, на первое место выдвигают фигуру судьи как «истинного творца права». В то же время известный американский правовед Л. Фридмэн, анализируя различные подходы к определению права, пишет: «Существует достаточно большое количество определений права. Д. Блэк, например, определил право как правительственный социальный контроль. Но существуют и другие определения, и некоторые из них значительно шире определения Блэка. Правовед Лон Фуллер однажды определил право как «институт принуждения поведения человека власти правил». Конечно, правительство занимает значительное место в деле подчинения поведения людей правилам. Но не только оно занимается этим. Фуллер преднамеренно составил свое определение таким образом, чтобы не ограничивать «принуждение» только официальными правилами, то есть нормами налагаемыми правительством. Он сказал просто: правилами. Если мы рассмотрим это определение в более широком смысле, то придем к выводу, что правительство не имеет монополии на право ни в этом, ни в любом другом обществе»[390].

Г. Берман под правом понимает определенное состояние общества – законы, правовые учреждения, мировосприятие, обычаи и т.д. Он стремится показать, что право это не некое явление, обособленное и оторванное от социального бытия, но явление всецело ему принадлежащее, проявляющееся в деятельности судов, чиновников, общественных организаций и т.д. [391] Достаточно интересная позиция по вопросу о сущности права выражается в работе современного французского правоведа Ж.-Л. Бержеля. Утверждая принципы теории относительности в юриспруденции, Бержель считает право социальной дисциплиной, образован­ной совокупностью правил поведения, которые в рамках более или менее организованного общества регулируют социальные отношения и соблюдение которых обеспечива­ется в случае необходимости путем государственного принуждения.

«В таком случае право как таковое является одновре­менно продуктом событий социального порядка и прояв­лений воли человека, явлением материальным и совокуп­ностью моральных и общественных ценностей, идеалом и реальностью, явлением исторического плана и норматив­ного порядка, комплексом внутренних волевых актов и актов подчинения внешнему, актов свободы и актов при­нуждения. Различные же проявления права выражают в большей или меньшей степени то, что зависит от конкретной юри­дической системы: либо социальное устройство, либо мо­ральные ценности, индивидуализм или коллективизм, власть или свободу»[392]. Французский юрист справедливо утверждает, что право (по природе своей!) предлагает различные модели. Оно не производит автома­тически неизменные по своим характеристикам эффекты, потому что право - это одновременно фундамент того, что должен выполнять человек, живущий в обществе, и совокупность правил, регулирующих отношения между людьми. Право – это одновременно моральная и социальная система, а также позитивные юридические правила. Правовая норма, посредством которой находит внешнее вы­ражение юридический порядок, следовательно, не может быть отделена от глубинной правовой основы, то есть от основа­ний и целей всей юридической системы

Психологическая школа права, созданная в начале 20 века выдающимся российским юристом Л. Петражицким, начинается с критики «волевой» концепции права. По мнению Петражицкого, наряду с «официальным правом», установленным государством существует право, осознаваемое людьми в виде особых императивных состояний. Люди переживают свой долг перед обществом, а с другой стороны осознают право требовать исполнение обязанностей со стороны других. Известный русский правовед Н.Н. Алексеев следующим образом оценивал психологическую теорию: «Одним из главных последствий эмоциональной теории Л.И. Петражицкого является требование, чтобы познание всего, называемого нами правом, достигалось на основании непосредственного испытания и адекватного восприятия подлежащих переживаний и эмоций»[393].

В свою очередь, сам Н.Н. Алексеев стремится постичь сущность права, открыть его подлинное бытие через определение его структуры. «В указанном смысле одинаково одномерны такие определения, как «право есть норма», «право есть воля», «право есть интерес», «право есть свобода», «право есть порядок» и т.д…Не нужно прилагать особых усилий к тому, чтобы доказать, что ни одно из не точно, что право может быть не только нормой, но и волей, не только волей, но и интересом, не только интересом, но и свободой и т.д. – словом, что право не сводимо к одному измерению (курсив мой - А.М.)»[394]. Поэтому, Алексеев отказывается от каких бы то ни было определений права, стремится не объяснить (гносеологический инструмен более характерный для естественно – научного познания), а именно понять (подлинно гуманитарный способ решения проблем) природу права. «Что бы уяснить сущность воззрений на многомерную природу права, нужно вообще покинуть почву определений. Взамен определений следует дать описание правовой структуры в ее основных данностях»[395]. В качестве элементов последней, отечественный мыслитель выделяет:

· субъекта (наиболее глубокий элемент правовой структуры), носителя обнаруживающихся в праве ценностей, «субъект мыслится нами, как деятель, как носитель актов, обнаруживающих ценности…;

· обнаруживающиеся в праве ценности, «наличность какой-либо ценности является безусловным предположением для правовых явлений, т.к. если бы её не было, не существовало бы также и проявлений заинтересованности и небезразличия. Не существовало бы таким образом ни обнаружения дозволенного, ни понуждения к необходимому»;

· основные определения, которыми характеризуется особое, специфическое, правовое отношение ценностей, как между собой, так и к их носителям. «Мы полагаем, что при значительном множестве таких определений существуют однако два основных предикамента всякого правового феномена, - и, именно, понятие «правомочия» и «правообязанности»…»[396].

В российской теории права в последние годы получает достаточно широкое развитие либертарная теория. Ее авторы (В.С. Нерсесянц, Р.З. Лившиц, В.А. Четвернин и др.) стремятся преодолеть классово-волевой подход, различные позитивистские концепции и раскрывают сущность права через его соотнесение с свободой, справедливостью и формальным правовым равенством. «Выйти из порочного круга антиправового советского легизма можно было лишь на основе последовательного юридического правопонимания. Поэтому для выяснения и критики неправового характера так называемого «социалистического права» и законодательства, определения путей движения от неправового социализма к правовому сторою, к правовому государству и правовому закону принципиально важное значение имело именно различение права и закона и анализ с этих позиций сложившейся ситуации. В таком контексте и была выдвинута либертарно-юридическая концепция различения права и закона, обосновывающая понимание права как всеобщей формы и равной нормы (меры) свободы индивидов»[397]. Последовательно утверждая самоценность права, приобретенную им в ходе эволюции содержания, объёма, масштаба и меры формального (правового) равенства, представители либертарного правопонимания, по сути, обосновывают ряд положений, известных ещё со времен римского права. Например, Павел вполне определенно утверждал, что «не из правила выводится право, но из существующего права должно быть создано правило» (Д. 50.17.1). Таким образом, следуя основным положениям данной теории, право – это нормативная форма выражения свободы посредством принципа формального равенства людей в общественных отношениях. Данный подход (кроме всего прочего) – это хороший пример сложного ответа на сложный вопрос. На фоне примитивизированного понимания сущности социалистического права как классового инструмента подобное решение проблемы несомненно представляет большой интерес с точки зрения перспектив развития общей теории права и государства в России. Таким образом, сложная природа права, его динамизм, естественно, приводит к многовариантности определений его сущности. Обобщая последние, известный отечественный правовед Г.В. Мальцев в своем докладе, сделанном на научно-методологическом семинаре, проводимом институтом государства и права РАН в 2002 г. в г. Ростове-на-Дону, выделил три (имеющих место и в современной российской юридической науке) основных подхода к пониманию права:

- право как система действующих в государстве юридических норм (нормативистский подход);

- право как многообразие правовых отношений (социологическое направление)

- право как нормативное выражение имеющих место в духовной сфере жизни общества идей, ценностей, идеалов.

И, скорее всего, подобная ситуация может быть оценена положительно. Современная наука (несмотря ни на что) все же стремится отойти от догматизированного представления подходов в пользу методологического плюрализма и теоретической толерантности.

Проблема сущности права неизбежно упирается в вопрос о его содержании. Обычно различают историческое содержание права и логическое содержание права. Конкретно–историческое содержание права – это результат исторического подхода к правопониманию. Под историческим типом права подразумевается конкретное содержание правовых принципов и правовой политики, всей системы юридических норм, устанавливаемых и охраняемых государством соответствующего исторического типа. Действительно, в рамках марксисткой теории исторические типы права соотнесены с историческими типами государства, которые, в свою очередь, выделяются на основе формационной теории. Поэтому, различают рабовладельческое, феодальное, буржуазное и социалистическое право. Подобная типология достаточно ограничена, так как с точки зрения настоящего момента оказывается не в состоянии охватить все многообразие исторических типов права. Например, в 90-х годах ХХ века возникают правовые системы постсоциалистических государств (современная Россия, страны Восточной Европы, республики бывшего СССР), можно обнаружить так называемые смешанные типы права, включающие характеристики и буржуазного и социалистического типов (например, в современной Швеции), активно развиваются религиозные модели права (мусульманское право, индусское право и др.), которые не могут быть отнесены ни к одному из «формационных типов».

Современное правоведение все более и более тяготеет к различного рода цивилизационным теориям, в рамках которых право рассматривается в «связке» с определенным типом цивилизации. Много говорят о романо-германском праве, англосаксонском праве, славянском праве и т.д.

Логическое содержание права предполагает, что какими бы разными не были правовые системы у различных народов в определенные исторические эпохи, речь идет об одном – о применении равного масштаба к неравным людям. Право (если оно действительно таковым является) абсолютно безразлично имущественное, семейное положение индивида или место возникновения какой-либо организации, личность ее руководителя. Оно стремится к установлению формального равенства всех субъектов перед законом. Даже если норма содержит какие-то привилегии, например, льготы для той или иной категории работников, то они опять же являются равными для тех, кто обозначен как адресат этой нормы (многодетные матери, военнослужащие, студенты, инвалиды и т.д.). В истории неоднократно отмечались ситуации, когда логическое содержание право выхолащивалось. Так исчезал одинаковый масштаб и его адресат – равные люди. В этой ситуации исчезает и право.

Для норм, действующих в сфере управления, содержание права может быть определено в соответствии с принципом «запрещено все, что не разрешено». Иной принцип «разрешено все, что не запрещено», действует по отношению к гражданам, например, в имущественной сфере, обуславливая самостоятельность договаривающихся сторон.

Анализ различных теорий, рассматривающих сущность права, приводит к формулировки двух основных подходов к его понятию. Первый – право понимается как система правил поведения, издаваемых государством, иными организациями, гарантированных к исполнению. Это так называемая узкое, монистическое понимание права. Второй – право понимается как мера свободы личности, соотносится со справедливостью и равенством, свободой выбора, интересами разных индивидов и т.д. Это так называемое плюралистическое широкое понимание права. Взаимодействие этих двух подходов позволяет максимально приблизиться к сущности и, соответственно, к определению права.

На основе признания общесоциальной сущности права можно сформулировать следующее определение.

ПРАВО – ЭТО ОБУСЛОВЛЕННАЯ ПРИРОДОЙ, ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА, ВЫРАЖАЮЩАЯ СВОБОДУ ЛИЧНОСТИ И УТВЕРЖДАЮЩАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ, СИСТЕМА РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, КОТОРОЙ ПРИСУЩИ НОРМАТИВНОСТЬ, ФОРМАЛЬНАЯ ОПРЕДЕЛЁННОСТЬ В ОФИЦИАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКАХ И ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬЮ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИНУЖДЕНИЯ.

Данное определение раскрывается и конкретизируется через систему признаков. Поэтому рассмотрим важнейшие свойства (признаки) права, которые характеризуют его как особую систему регулирования общественных отношений.

1. Социальность. Данный признак характеризует основное содержание права, обеспечивающее его общесоциальную и классовую функции: организацию производства, организацию и осуществление государственной власти, регламентацию товарно-денежных отношений и отношений собственности, господство классов или социальных групп в обществе.

2. Нормативность. Право имеет нормативный характер, выступает как система норм, характеризуемых логической структурой («если – то – иначе»), установлением масштаба, меры поведения, определяющих границы дозволенного, запрещенного, предписанного. Социально-правовые притязания, стремления, желания индивида или организации неизбежно должны приобрести форму субъективного права. Только тогда они получают официальное признание и гарантированную защиту государства. Однако для того, чтобы социальные притязания человека воплотились в его субъективных правах, они должны быть зафиксированы в нормах права, в праве в объективном смысле. Таким образом, нормативность в правовой сфере – это не просто формирование типичного правила, а нечто большее – гарантия осуществления субъективного права.

3. Формальная определенность. Правовые нормы, как правило, фиксируются в письменном виде в специальной форме. В этом смысле, право теснейшим образом сопряжено с другим феноменом культуры – письменностью. Правовые нормы закреплены в законах, судебных и административных прецедентах и т.д. Государство, таким образом, придает форму правовому содержанию. Связь общества, государства и права в рассматриваемом аспекте описывается формулой «содержание права создается обществом, а форма права – государством». Кроме этого, формализм права определяется порядком создания законов, их изменений, отмены, что действительно «работает» на стабилизацию общества, на точность применения, исполнения, соблюдения и использование правил поведения.

4. Обязательность. Правовые нормы обеспечиваются возможностью государственного принуждения. Это весьма специфический признак права, отличающий его от иных форм социального регулирования (обычаев, традиций, корпоративных норм и т.д.). Государственное принуждение реализуется в двух направлениях. Во-первых, оно обеспечивает защиту субъективного права и преследует цель заставить правонарушителя исполнить обязанность в интересах пострадавшей стороны (например, взыскание долга с должника в пользу кредитора, возмещение причиненного ущерба и т.д.). Во-вторых, в определенных законом случаях виновный привлекается к юридической ответственности и подвергается наказанию. В этом случае государство использует достаточно большой арсенал имеющихся у него средств (лишение свободы, смертная казнь, штраф и т.д.). Следует подчеркнуть, что в данном случае речь идет именно о возможности государственного принуждения, а не о принудительном характере самого права, как писали многие ученые-юристы (например, Р. Иеринг) еще в дореволюционных трудах. Сами правовые нормы не являются принудительными, чаще всего они положительно воспринимаются обществом как социально необходимые и полезные регуляторы. Поэтому к принудительной стороне права обращаются лишь в случаях нарушения последнего.

5. Интеллектуально-волевой характер права. Право – это проявление воли и сознания людей. Интеллектуальная сторона права состоит в том, что оно есть форма отражения социальных закономерностей и общественных отношений. В праве отражаются и выражаются потребности, интересы, цели общества отдельных лиц или организаций. Волевое начало право предполагает, что в основе его содержания лежат социально-правовые притязания отдельных лиц или их групп, и в этих притязаниях выражается их воля. Кроме этого, в том, что регулирующее и охранительное действие права возможно лишь при «участии» сознания и воли лиц, которые реализуют юридические нормы.

6. Неперсонифицированность. Этот признак подчеркивает, что юридические нормы не имеют, как правило, конкретного определенного, индивидуального адресата, а направлены неопределенному, абстрактному кругу лиц. Еще Цельс утверждал, что права не устанавливаются исходя из того, что может произойти в единичном случае, а Ульпиан справедливо отметил – права устанавливаются не для отдельных лиц, а общим образом. С этим признаком связана и неоднократность действия юридической нормы, ее обязательная протяженность во времени.

7. Системность. Право представляет собой достаточно сложное системное образование. В настоящее время в свете новых подходов к пониманию права особую значимость приобретает деление его на три элемента: естественное, позитивное и субъективное. Правовые нормы не существуют изолированно. Они всегда взаимосвязаны между собой и образуют системы различной сложности (отрасли, институты права и др.).

8. Процедурность. Право как система норм включает в себя четкие процедуры создания, применения и защиты. Наличие процессуального порядка – это характерный признак права, определяющий его связь с различными звеньями государственного аппарата (судом, прокуратурой, полицией и др.).

9. Институциональность. Появление права не может быть стихийным или случайным, но всегда связано с определенным сознательным процессом сождания норм права – правотворчеством, осуществляемым определенными органами государства, которое тем самым как бы признает возникшие в обществе (самоорганизационно) правила поведения собственно правовыми. Возникновение права в ряде правовых систем (англосаксонской правовой семьи) также связано с деятельностью судов и различных административных органов (судебный и административный прецедент).

Следует выделить и принципы права. Принципы права – это руководящие идеи, характеризующие содержание права, его сущность и назначения в обществе. Принципы права определяют пути совершенствования правовых норм, выступая в качестве руководящих идей для законодателя. Вряд ли можно говорить об универсальных, присущих любому историческому типу права, принципах. Скорее всего они изменялись от эпохи к эпохе, сообразно господствующим в обществе и государстве ценностям, религиозным доктринам, обычаям, традициям, политическим установлениям.

Благодаря принципам правовая система адаптируется к важнейшим интересам и потребностям человека и общества, становится совместимой с ними. В настоящее время чаще всего говорят о общеправовых принципах, отраслевых и межотраслевых. Например, к отраслевым принципам можно отнести принцип индивидуализации наказания в уголовном праве, к межотраслевым – принцип состязательности, свойственным как к гражданскому процессу, так и к уголовному процессу. Современные авторы единодушны в общей характеристике правовых принципов, считают, что это объективно присущее право качества. Однако конкретный перечень общеправовых принципов варьируется в зависимости от позиции того или иного исследователя. Так, В.К. Бабаев выделяет принцип демократизма в формировании и реализации права, законности, национального равноправия, гуманизма и т.д[398]. В.Н. Синюков, исследуя специфику российского права выделяет принципы народовластия, верховенство права, равенство граждан перед законом и судом, незыблемости и неотчуждаемости прав человека, законности[399].

Достаточно обширный перечень общеправовых принципов предлагает В.И. Леушин и В.Д. Перевалов. Они выделяют принцип справедливости, принцип уважения прав человека, принцип равноправия, принцип законности, принцип правосудия. Кроме этого, можно говорить о таких принципах, которые в юридической науке получили наименование правовых аксиом. Среди последних, такие проверенные временем положения, как: закон обратной силы не имеет; все, что законом не запрещено, дозволено; никто не может быть судьей в своем собственном деле и д.т.[400]

<< | >>
Источник: Любашиц В.Я., Мордовцев А.Ю., Мамычев А.Ю.. Теория государства и права. 3-е изд., доп. и перераб. - М.: — 704 с.. 2014

Еще по теме §2. Сущность, понятие и содержание права:

  1. Сущность, понятие и ценность права и государств
  2. 1. Понятие формы права
  3. Тема 1. ПОНЯТИЕ НОРМЫ ПРАВА И ЕЕ ПРИЗНАКИ
  4. Тема 1. ПОНЯТИЕ ИСТОЧНИКОВ ПРАВА
  5. § 1. Понятие системы права. Отрасль права, правовой институт
  6. 2. Сущность исковой формы защиты права
  7. § 4. Понятие военного права и военного законодательства
  8. 3.1. Понятие информационного права. История становления информационного права
  9. 1.1. Понятие конституционного права зарубежных стран
  10. § 1. Понятие принципов права и их классификация
  11. 4.1. Общее понятие принципов права
  12. § 1. Понятие системы права. Отрасль права, правовой институт
  13. 10.1. Понятие нормы права и ее признаки
  14. 11.1. Понятие источников права
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -