<<
>>

1. Сущность и понятие права и государства

Последовательное преодоление недостатков естественно- правового подхода (в сфере юридической аксиологии так же, как и в вопросах юридической онтологии и гносеологии) ведет не к позитивизму и легизму, а к юридическому либертаризму как теоретически более развитой форме юридического право- понимания и соответствующего толкования понятия права и государства, уяснения ценностно-правового значения закона (позитивного права) и государства.
В рамках юридико-либертарной концепции правопонима- ния и соответствующего правового понимания государства внутреннее единство юридической онтологии, аксиологии и гносеологии обусловлено тем, что в их основе лежит один и тот же принцип формального равенства, понимаемый и трак­туемый как исходное начало юридической онтологии (что есть право и государство?), аксиологии (в чем ценность права и го­сударства?) и гносеологии (как познается право и государство?). В онтологическом плане право есть формальное равен­ство, причем это формальное равенство включает в себя та­кие компоненты, как абстрактно-всеобщую равную меру, фор­мальность свободы и справедливости. Право как форма (право­вая форма общественных отношений) и есть в онтологическом плане совокупность этих формальных свойств и характеристик права — равенства, свободы и справедливости. При этом право как форму, правовую форму фактических отношений (а вместе с тем и формальные компоненты этой правовой формы — равенство, свободу, справедливость) нельзя смешивать с самими фактическими отношениями, с фактичес­ким содержанием общественных отношений, опосредуемых и регулируемых правовой формой. Так что равенство, свобода и справедливость, согласно либертарно-юридической трактов­ке, это правовые формальности, формально-содержатель­ные (а не материально-содержательные, не эмпирические) компоненты, свойства и характеристики права и правовой формы. Как в онтологическом, так и в аксиологическом и гносео­логическом отношениях весьма существенно то обстоятельство, что абстрактно-всеобщая равная мера, свобода и справедли­вость только в их формальном (формально-правовом) выра­жении и значении, т.е.
только в качестве особых форм выра­жения и проявления общего смысла принципа формального равенства (и не противореча ему), могут войти в единое, внут­ренне согласованное и непротиворечивое понятие права (и правовое понятие государства) и быть составными компонента­ми, свойствами и характеристиками всеобщей правовой (и го­сударственно-правовой) формы общественных отношений. Различные определения понятия права, представляющие собой разные направления конкретизации смысла принципа правового равенства, выражают единую (и единственную) сущ­ность права. Причем каждое из этих определений предполагает и другие определения в общесмысловом контексте принципа правового равенства. Отсюда и внутренняя смысловая равно­ценность таких внешне различных определений, как: право — это формальное равенство, право — это всеобщая и необходи­мая форма свободы в общественных отношениях людей, пра­во — это всеобщая справедливость и т.д. Ведь всеобщая фор­мально-равная мера так же предполагает свободу и справедли­вость, как последние — первую и друг друга. Эти определения права через его объективные сущност­ные свойства выражают в целом природу, смысл и специфи­ку права, фиксируют понимание права как самостоятельной сущности, отличной от других сущностей. Как эти объективные свойства права, так и характеризуемая ими сущность права относятся к определениям права в его различении с законом, т.е. не зависят от воли законодателя, исторически и логичес­ки предшествуют законодательству. К этим исходным сущностным определениям права (или к определениям сущности права) в процессе так называемой "по- зитивации" права, его выражения в виде закона, добавляет­ся новое определение — властная общеобязательность того, что официально признается и устанавливается как закон (по­зитивное право) в определенное время и в определенном соци­альном пространстве. Но закон (то, что устанавливается как позитивное право) может как соответствовать, так и противоречить праву, быть (в целом или частично) формой официально-властного призна­ния, нормативной конкретизации и защиты как права, так и иных (неправовых) требований, дозволений и запретов.
Толь­ко как форма выражения права закон (позитивное право) представляет собой правовое явление. Благодаря такому зако­ну принцип правового равенства (и вместе с тем всеобщность равной и общесправедливой меры свободы) получает государ­ственно-властное, общеобязательное признание и защиту, приобретает законную силу. Лишь будучи формой выражения объективно обусловленных свойств права, закон становится правовым законом. Правовой закон это и есть право, получившее официаль­ную форму признания, конкретизации и защиты, словом — законную силу, т.е. позитивное право, обладающее объектив­ными свойствами права. Правовой закон это адекватное выражение права в его официальной признанности, общеобя­зательности, определенности и конкретности, необходимых для действующего позитивного права. Реальный процесс "позитивации" права, его превраще­ния в закон, наряду с необходимостью учета объективных свойств и требований права, зависит от многих других объек­тивных и субъективных факторов (социальных, экономических, политических, духовных, культурных, собственно законотвор­ческих и т.д.). И несоответствие закона праву может быть след­ствием правоотрицающего характера строя, антиправовой по­зиции законодателя или разного рода его ошибок и промахов, низкой правовой и законотворческой культуры и т.д. В борьбе против правонарушающего закона в процессе ис­торического развития свободы, права и государственности сформировались и утвердились специальные институты, про­цедуры и правила как самой законотворческой деятельности (и в целом процесса "позитивации" права), так и авторитетного, эффективного контроля за соответствием закона праву (разде­ление властей, система сдержек и противовесов в отношени­ях между различными властями, общесудебный, конституци­онно-судебный, прокурорский контроль за правовым качеством закона и т.д.). В общеобязательности закона (позитивного права) есть два различных, но взаимосвязанных момента — официаль­но-властный и правовой. Первый момент состоит в том, что закон как установле­ние государственной власти наделяется ее поддержкой и защи­той, обеспечивается соответствующей государственной санкци­ей на случай нарушения закона и т.д.
С этой точки зрения ка­жется, будто общеобязательность закона — лишь следствие произвольного усмотрения государства, обязательности его велений, приказов, установлений. Здесь же лежат корни легиз- ма, согласно которому обязательный приказ власти и есть право. Второй момент состоит в том, что закон наделяется обще­обязательностью (государственным принуждением) и защитой только потому, что он выступает именно как право, а не про­сто как какое-то иное общеобязательное, но неправовое ус­тановление и явление. Ведь и официальные власти, и легисты говорят не только об общеобязательности закона, но одновре­менно утверждают, что это и есть право. В этой претензии закона быть правом проявляется то принципиальное обстоятельство, что у закона (позитивного права), как и государства, нет своей собственной сущности, отличной от сущности права. Кстати говоря, у общеобязатель­ных установлений и актов власти нет даже собственного наи­менования и единого общего названия, почему и приходится обозначать их с помощью разного рода добавочных прилага­тельных ("позитивное", "действующее", "официальное", "уста­новленное и т.д.) к слову "право" (в контексте нашего подхо­да мы обозначаем их обобщенно и условно как "закон"). С позиций признания правовой природы и сущности закона ясно, что общеобязательной силой должен обладать только правовой закон. Иначе пришлось бы признать, что ничего соб­ственно правового нет, что с помощью силы и насилия мож­но всякий произвол превратить в право. Но объективная при­рода права проявляется и там, где ее отрицают: даже тира­нические, деспотические, тоталитарные акты выдаются их авторами и апологетами за "право" и "справедливость". Возможность злоупотребления понятием права и формой закона в антиправовых целях, разумеется, не обесценивает роль и значение закона как правового по своей природе явле­ния, как необходимой общеобязательной формы выражения и действия права в социальной жизни людей.
Двуединая задача здесь состоит в том (в достижении та­кого состояния и результата), чтобы только праву придава­лась законная (официально-властная, общеобязательная) сила и вместе с тем чтобы закон был всегда и только право­вым. В контексте различения и соотношения права и закона об­щеобязательность закона обусловлена его правовой природой и является следствием общезначимости объективных свойств права, показателем социальной потребности и необходимости властного признания, соблюдения, конкретизации и защиты принципа и требований права в соответствующих официальных актах и установлениях. И именно потому, что, по логике вещей, не право — следствие официально-властной общеобязатель­ности, а наоборот, эта обязательность — следствие права (го­сударственно-властная форма выражения общезначимого соци­ального смысла права), такая общеобязательность выступает как еще одно необходимое определение права (а именно — права в виде закона) — в дополнение к исходным определени­ям об объективных свойствах права. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и в том, что общеобязателен только правовой закон. Основное различие между исходными определениями пра­ва, фиксирующими объективные свойства права, и этим до­полнительным определением состоит в том, что объективные свойства права не зависят от воли законодателя, тогда как об­щеобязательность правового закона, подразумеваемая объек­тивной природой права, зависит и от воли законодателя (от официально-властного опосредования между требованиями права и формой их конкретного законодательного выражения, от властных оценок и решений), и от ряда объективных усло­вий (степени развитости социума, наличия условий, объектив­но необходимых для появления и действия правовых законов, и т.д.). Применительно к праву в его совпадении с законом (т.е. к правовому закону, к позитивному праву, соответствующему принципу и требованиям права) все названные определения права (права в его различении с законом и права в его совпа­дении с законом) имеют субстанциальное значение, раскрыва­ют различные моменты сущности правового закона и, следо­вательно, входят в его общее (и единое) понятие.
Из сказанного ясно, в принципе возможны дефиниции по­нятия права в его различении с законом и дефиниции права в его совпадении с законом (т.е. дефиниции правового закона — позитивного права, соответствующего объективным требовани­ям права), но логически невозможно единое понятие (и соот­ветствующая дефиниция) права в его различении с законом и антиправового (правонарушающего) закона. Поэтому, говоря ниже об общем (и едином) понятии пози­тивного права и соответствующих дефинициях, мы везде име­ем в виду правовой закон, т.е. позитивное право в его совпа­дении, но не в расхождении и противоречии с объективными свойствами и требованиями права. Здесь везде мы оперируем правовыми определениями и правовыми понятиями, подразу­мевающими объективную правовую природу и характер соот­ветствующих феноменов. Сочетание различных определений позитивного права, ко­торое соответствует объективным требованиям права, в одном понятии означает их объединение (совмещение, уплотнение, синтез, конкретизацию) по одному и тому же основанию, по­скольку речь идет о различных проявлениях и определениях единой правовой сущности. Причем эти различные определения права (в силу их понятийного и сущностного единства) не толь­ко дополняют, но и подразумевают друг друга. Именно это дает логическое основание в дефиниции (по необходимости — краткой) общего понятия такого позитивного права (т.е. право­вого закона) ограничиваться лишь некоторыми основными оп­ределениями (характеристиками), резюмирующими в себе и одновременно подразумевающими все остальные определения сущности права. Из смысла излагаемой либертарно-юридической концеп­ции различения и соотношения права и закона вытекает, что даже самая краткая дефиниция общего понятия такого по­зитивного права (правового закона) должна включать в себя, как минимум, два определения, первое из которых содержа­ло бы одну из характеристик права в его различении с за­коном, а второе — характеристику права в его совпадении с законом. С учетом этого можно сформулировать ряд соответству­ющих дефиниций. Так, позитивное право, соответствующее объективным требованиям права (закон в его совпадении с правом), можно определить (т.е. дать краткую дефиницию его общего понятия) как общеобязательное (т.е. обеспеченное го­сударственной защитой) формальное равенство; как равную меру (или масштаб, форму, норму, принцип) свободы, облада­ющую законной силой; как справедливость, имеющую силу закона; как общеобязательную форму равенства, свободы и справедливости; как общеобязательную систему норм равен­ства, свободы и справедливости. В более развернутом виде определение общего понятия права (правового закона, т.е. позитивного права, соответству­ющего объективным требованиям права) можно сформулиро­вать так: право — это соответствующая требованиям прин­ципа формального равенства система норм, установленных или санкционированных государством и обеспеченных воз­можностью государственного принуждения. Существенное отличие данного либертарно-юридического определения от распространенных и привычных легистских (по­зитивистских) дефиниций права состоит в указании на необхо­димость соответствия системы государственно установленных и защищенных норм требованиям принципа формального ра­венства. Это означает, что государственно установленная и защищенная система норм должна быть нормативной конкре­тизацией (т.е. конкретизацией в виде определенных норм) принципа формального равенства. Только в таком случае си­стема норм будет системой норм права. Здесь определяется отличие права от неправа. Все приведенные либертарно-юридические дефиниции права по своему смыслу равноценны, поскольку определяют одно и то же понятие позитивного права, соответствующего объективной природе и требованиям права. Различия этих де­финиций (акцент на тех или иных субстанциальных определе­ниях права), зачастую диктуемые актуальными целями и кон­кретным контекстом их формулирования, не затрагивают су­щества дела, тем более что одни субстанциальные определе­ния права (и соответствующие дефиниции) подразумевают и все остальные, прямо не упомянутые. Не следует забывать, что речь идет лишь о кратких дефини­циях, а не о полном и всестороннем выражении понятия права, на что может претендовать лишь вся наука о праве и государстве. Важно, что эти дефиниции выполняют свое основное на­значение, включая в общее понятие позитивного права суб­станциальные характеристики права и в его различении с за­коном, и в его совпадении с законом. Приведенные дефиниции носят общий характер и рас­пространяются на все типы и системы позитивного права (прошлые и современные, внутригосударственное и междуна­родное), правда, лишь в той мере и постольку, в какой и по­скольку последние соответствуют объективной природе и тре­бованиям права и действительно позитивируют право, а не произвол. Поэтому данные дефиниции выступают также как масштаб и критерий для проверки и оценки правового каче­ства различных практически действующих систем и типов по­зитивного права, для определения того, действительно ли в них речь идет о позитивации права или формы права и зако­на используются в антиправовых целях, для прикрытия про­извола и насильственных установлений тирании, деспотизма и тоталитаризма. Изложенная либертарная формально-юридическая концеп­ция понятия права в онтологическом плане позволяет рас­крыть те объективные сущностные свойства права, лишь на­личие которых в законе (позитивном праве) позволяет харак­теризовать его как правовое явление, т.е. как явление, соот­ветствующее сущности права, как внешнее проявление и осуществление правовой сущности. В аксиологическом плане данная концепция раскрывает объективную природу и специфику ценностей права, которое как особая форма долженствования, цель и ценностное нача­ло определяет ценностно-правовое значение фактически дан­ного закона (позитивного права) и государства. В теоретико-познавательном плане эта концепция высту­пает как необходимая гносеологическая модель теоретическо­го постижения и выражения знания и истины о законе (пози­тивном праве) в виде определенного понятия права, сущнос­тью и принципом которого является формальное равенство. Таким образом, данная концепция выражает процесс по­знавательного перехода от простого мнения о праве (как не­кой субъективной властной его данности в виде фактического закона) к истинному знанию — к знанию истины о праве, к понятию нрава, т.е. к теоретическому (понятийному) знанию об объективных (независящих от воли и произвола властей) свой­ствах, природе, сущности права и формах ее проявления. В центре либертарного правопонимания стоят проблемы связи права и закона, понимания и трактовки объективных свойств права как сущностных свойств закона и критерия пра­вового качества закона, вопросы разработки понятия правового закона (и законного права, т.е. права, наделенного законной си­лой) и т.д. С позиций данного подхода искомой истиной о праве и законе является объективное научное знание о природе, свойствах и характеристиках правового закона, о предпосыл­ках и условиях его утверждения в качестве действующего права. Такой юридико-гносеологический подход позволяет выя­вить различие и соотношение объективного по своей приро­де процесса формирования права и субъективного (властно- волевого) процесса формулирования закона (актов позитивно­го права) и проанализировать позитивацию права как твор­ческий процесс нормативной конкретизации правового принципа формального равенства применительно к конкрет­ным сферам и отношениям правовой регуляции. И лишь в та­ком смысле уместно говорить о законодательстве как о зако­нотворчестве, как о творческом выражении (в результате творческих усилий законодателя, учитывающего положения и выводы науки) начал и требований права в конкретных нормах общеобязательного закона (позитивного права). Понимание закона (позитивного права) в качестве право­вого явления включает в себя и соответствующую трактовку проблемы общеобязательности закона (позитивного права), его обеспеченности государственной защитой, возможности применения принудительных мер к правонарушителям и т.д. Такая специфика санкций закона (позитивного права), соглас­но либертарно-юридической гносеологии, обусловлена объек­тивной природой права (его общезначимостью и т.д.), а не волей (или произволом) законодателя. А это означает, что подобная санкция (обеспеченность государственной защитой и т.д.) правомерна и юридически обоснована только в случае правового закона. Необходимость того, чтобы объективная общезначимость права была признана, нормативно конкретизирована и защи­щена государством (т.е. дополнена его официально-властной об­щеобязательностью), выражает вместе с тем необходимую связь права и государства. Государство, по смыслу юридико- либертарного правопонимания, выступает как правовой ин­ститут, как правовая организация публичной власти, необхо­димая для возведения общезначимого права в общеобяза­тельный закон с надлежащей санкцией, для установления и защиты определенного правопорядка. Насилие, согласно дан­ной концепции, правомерно лишь в форме государственной санкции узаконенного права (правового закона). Сущностное и понятийное единство права и государства оз­начает, что основные положения либертарно-юридического по­нимания и понятия права относятся также к пониманию и поня­тию государства. Из правового понимания государства следует, что правовой принцип формального равенства является одновре­менно и принципом государства, принципом его институциональ- но-властной организации и функциональной деятельности. По своей сущности государство как правовое явление и понятие — это организационно-властная форма выражения, конкретизации и реализации принципа формального равен­ства, его смысла и требований. Именно поэтому право и госу­дарство являются необходимыми всеобщими формами норма­тивного и институционально-властного выражения свободы людей[20]. Эта свобода индивидов выражается прежде всего в том, что они выступают как формально равные лица — как субъекты права и субъекты государства. С учетом сказанного можно дать следующее определение общего понятия государства: государство — это правовая (т.е. основанная на принципе формального равенства) организация публичной (политической) власти свободных индивидов. Правовая сущность государства и представленное в нем правовое начало (принцип формального равенства свободных людей, признание их правосубъектности и государствосубъек- тности) в том или ином виде проявляются во всех исторических типах и формах государства, во всех аспектах и направлениях организации и функционирования государственной власти. Сте­пень развитости государства (его сущности, организационных форм, функциональных проявлений и т.д.) определяется в ко­нечном счете мерой развитости воплощенного и реализованного в нем принципа формального равенства людей. Социально-исторические этапы развития права и государ­ства — это прогрессирующие ступени осуществления начал формального равенства, свободы и справедливости в человечес­ких отношениях.
<< | >>
Источник: Нерсесянц В. С.. Общая теория права и государства : учебник / В. С. Нер­сесянц. — М. : Норма : ИНФРА-М,. — 560 с.. 2012

Еще по теме 1. Сущность и понятие права и государства:

  1. § 2. Учение И. Канта о праве и государстве
  2. Раздел II. Сущность, понятие и ценность права и государства
  3. Сущность, понятие и ценность права и государств
  4. § 1. Понятие и сущность бюджетной компетенции (прав)
  5. § 2. Критика теории «повода к иску» и понятие права на иск в материальном смысле
  6. § 2. Понятие и признаки государства
  7. Тема 9. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПОНЯТИЕ ПРАВА
  8. 5.1. Понятие права собственности на землю
  9. § 1. Понятие права и его принципы
  10. § 2. Понятие права
  11. £ 2. Понятие права
  12. 1. Сущность и понятие права и государства
  13. 1. Сущность и понятие права и государства
  14. §2. Сущность, понятие и содержание права
  15. 26. Понятие, сущность и определение права
  16. § 2. Понятие права
  17. § 1. Сущность и понятие права
  18. § 2. Понятие права
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -