<<
>>

3. СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И МОРАЛИ: ЕДИНСТВО, РАЗЛИЧИЕ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ

В учебных и практических целях очень важно выявить как тесную взаимосвязь всех видов социальных норм, так и их специфику. Особен­ но это касается права и морали, представляющих для юридической науки приоритетный интерес.
: /

Еще древние философы (Платон, Демокрит, Цицерон, Аристотель) указывали на значимость этих двух главных определителей обществен­ ного поведения, их сходство и несовпадение. Отграничив право от мо­ рали, мы тем самым покажем отличие его от других социальныхлорм, место и роль этого регулятора в общей системе нормативного регули­ рования1. ; !М

Юристы по роду своей деятельности изучают, толкуют, применяют прежде всего правовые нормы — это их специальность. Но они для оценки поведения субъектов правовых отношений и правильного раз­ решения возникающих коллизий постоянно обращаются и к этическим критериям, ибо в основе права лежит мораль. '

Русские правоведы (B.C. Соловьев, И.А. Ильин и др.) неизменно подчеркивали, что право есть лишь минимум нравственности или юри­дически оформленная мораль. Право — средство реализации нравст­венно-гуманистических идеалов общества. Без уроков нравственности, морали, этики право немыслимо. B.C. Соловьев, например, определял право как «принудительное требование осуществления минимального добра или порядка, не допускающего известного проявления злак

Мораль — важнейший социальный институт, одна из форм общест­венного сознания. Она представляет собой известную совокупность исторически складывающихся и развивающихся жизненных принци­пов, взглядов, оценок, убеждений и основанных на них норм поведения,

1 Мы не вдаемся здесь в полемику, ведущуюся в литературе вокруг понятия права, но придерживаемся мнения, согласно которому право — это исходящие от государств3 нормы, призванные выражать идеи гуманизма, нравственности, справедливости,,естест-венных прав человека, меру свободы личности; баланс интересов между различными слоями общества.

В целом понятие права, как заметил еще И.А. Ильин, упирается в понятие нормы. Именно поэтому ни одна из предлагающихся ныне концепций права не исключает из его состава нормы, а лишь дополняет их рядом других компонентов.

определяющих и регулирующих отношения людей друг к другу, обще­ству, государству, семье, коллективу, классу, окружающей действи­тельности1..

Приведенное определение отражает лишь наиболее общие черты морали. Фактически же содержание и структура этого явления глубже, богаче и включает в себя также психологические моменты: эмоции, интересы, мотивы, установки и другие слагаемые. Но главное в мора­ли — это представления о добре и зле.>

Нравственность предполагает ценностное отношение человека не только к другим, но и к себе, чувство собственного достоинства, само­уважения, осознание себя как личности. И. Кант заметил: «Кто превра­щает себя в червя, не должен потом жаловаться, что его топчут нога­ми»2. Честь, достоинство, доброе имя охраняются законом — это важ­нейшие социальные ценности. Честь — дороже жизни. Когда-то из-за чести шли на дуэль, в таких поединках погибли Пушкин, Лермонтов. Представления о честном и бесчестном — еще один стержень морали. Высшим законом и высшим судом для личности является собственная совесть, которая по праву считается самым полным и самым глубоким выражением нравственной сущности человека.

Мораль имеет внутренний и внешний аспекты. Первый — выражает глубину осознания индивидом своего собственного «Я», меру ответст­ венности, духовности, общественного долга, обязанности. Еще древние говорили: «Нет ни одного момента в жизни человека, свободного от долга». Здесь проявляется известный кантовский «категорический им­ ператив», в соответствии с которым в каждой личности заключено некое высшее и безусловное нравственное правило («внутреннее зако­ нодательство»), коему она должна добровольно и неукоснительно сле­ довать, i

Смысл этого императива прост: поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой.

Он ставит границы собственному произволу, себялюбию, эгоизму. Так гласит и одна из христианских заповедей. По Канту, две вещи поражают наше воображение — звезд­ное небо над нами и нравственные законы внутри нас. Последнее и есть императив.

Мораль и нравственность — одно и то же. В научной литературе и в практическом

°"Иходе они употребляются как идентичные. Впрочем, некоторые аналитики пытаются

Установить здесь различия, предлагая под моралью понимать совокупность норм, а под

Равственностью — степень их соблюдения, т.е. фактическое состояние, уровень морали.

Данном случае мы исходим из тождественности этих понятий.. Что касается этики, то

То особая категория, означающая учение, науку о морали, хотя и она содержит в себе

Ределенные оценочные критерии.

Кант И. Метафизика нравов. Соч. Т. 4. Ч. 2. М., 1965. С. 376.

Все это составляет понятие совести, т.е. способности человека к самооценке и самоконтролю, к суду над самим собой. «Закон,.живущий ; в нас, — писал Кант, — называется совестью; совесть есть, собственно соотношение наших поступков с этим законом»1. Цицерон видел з со­вести главное украшение человека. Эта мысль отразилась и в народной мудрости: «Если хочешь крепко спать, возьми с собой в постель чистую

СОВеСТЬ»-. : | • ; :.',«

Второй аспект морали'— конкретные формы внешнего проявления указанных выше качеств, ибо мораль не может быть сведена к; голым принципам. Эти две ее стороны тесно переплетены. «Человек естъ'ряд j его поступков....Каков человек внешне, т.е. в своих действиях, таков он и внутренне»2. Поэтому нельзя о человеке судить по тому, что он сам о себе думает или декларирует. Только поступки могут раскрыть'его действительную сущность. Но поступки — плоды помыслов. ;' •'(

Соотношение между правом и моралью сложное, оно включает в себя четыре компонента: единство, различие, взаимодействие и про­ тиворечия. Внимательное сопоставление права и морали, выяснение взаимосвязей между ними позволяют более глубоко познать io6ai эти явления3.

:! ,

Единство права и морали состоит в том, что: I

во-первых, они представляют собой разновидности социальных норм, образующих в совокупности целостную систему нормативного регулирования ив силу этого обладают некоторыми общими чертами, у них единая нормативная основа;

BiO - в т о р ы х, право и мораль преследуют в конечном счете одни и те^же цели и задачи — упорядочение и совершенствование обществен­ ной жизни, внесение в нее организующих начал, развитие и обогащение личности, защиту прав человека, утверждение идеалов гуманизма, справедливости; '

в-третьих, у права и морали один и тот же объект регулирова­ ния — общественные отношения (только в разном объеме), они адресу­ ются к одним и тем же людям, слоям, группам, коллективам; их требо­ вания во многом совпадают; f

в-четвер ты х, право и мораль в качестве нормативных явлений определяют границы должных и возможных поступков субъектов, слу­ жат средством выражения и гармонизации личных и общественных интересов; ; г

в-пятых, право и мораль в философском плане представляют собой надстроечные категории, обусловленные прежде всего экономи­ческими, а также политическими, культурными и иными детерминиру­ющими факторами, что делает их социально однотипными в данном обществе или в данной формации; :

в-шестых, право и мораль выступают в качестве фундаменталь­ных общеисторических ценностей, показателей социального и куль­турного прогресса общества, его созидательных и дисциплинирующих начал. Цель права — «установить совместную жизнь людей так, чтобы на столкновения, взаимную борьбу, ожесточенные споры тратилось как можно меньше душевных сил»1. Таково же, в сущности, и назначение морали. Ведь право — возведенная в закон нравственность.

Однако наряду с общими чертами право и мораль имеют существен­ные различия, обладают своей спецификой. Учет своеобразия этих фе­номенов имеет, пожалуй, более важное значение, чем констатация их общности. Именно поэтому онтологические статусы и признаки права и морали заслуживают пристального сравнительного анализа.

Отличительные особенности данных явлений заключаются в сле­дующем.

1. Право и мораль различаются прежде всего по способам их уста­новления, формирования. Как известно, правовые нормы создаются либо санкционируются государством и только государством (или с его согласия некоторыми общественными организациями), им же\отменя-ются, дополняются, изменяются. В этом смысле государство является политическим творцом права; правотворчество — его исключительная прерогатива. Поэтому право выражает не просто волю народа, а его государственную волю и выступает не просто регулятором, а особым, государственным регулятором.

Конечно, процесс правообразования идет не только «сверху», но и «снизу», вырастает из народных глубин, обычаев, традиций, юридичес­кой практики, прецедентов, но в конечном счете правовые нормы «пре­подносятся» обществу все же от имени государства как его официаль­ного представителя.

По-другому формируется мораль. Ее нормы создаются не государ­ством непосредственно, и они вообще не являются продуктом какой-то специальной целенаправленной деятельности, а возникают и развива­ются спонтанно в процессе практической деятельности людей. Для того чтобы нравственная норма получила право на существование, не нУЖно согласия властей; достаточно, чтобы она была признана, «сан­кционирована» самими участниками социального общения — класса-

Илъин И.А. Порядок или беспорядок? М., 1917. С. 24.

ми, группами, коллективами; теми людьми, кто намерен ею руководст­ воваться. В отличие от права мораль носит неофициальный (негосу­ дарственный) характер. >

Это вовсе не означает, что государство не оказывает никакого .вли­ яния на становление морали. Такое воздействие оказывается по.мно­ гим линиям: через право, политику, идеологию, средства массовой ин­ формации, всю систему отношений, но прямо оно нравственные нормы не устанавливает. «Моральные заповеди не могут быть предметом по­ ложительного законодательства»1. • . , •'

В любом государстве действует только одно, им же создаваемое право, в то время как мораль не является единой и однородной,5 она дифференцируется в соответствии с классовым, национальным^ рели­гиозным, профессиональным и иным делением общества.

Это лишний раз показывает генетическую связь права с государством и отсутствие таковой у морали, хотя и мораль, несмотря на указанную выше' соци­альную дифференциацию, в целом все же соответствует определенно­му типу общества, государства или формации (рабовладельческой,'фе­одальной, буржуазной и т.д.).

2. Право и мораль различаются по методам их обеспечения. Если право создается государством, то оно им и обеспечивается, охраняется, защищается. За правом стоит аппарат принуждения, который следит за соблюдением правовых норм и наказывает тех, кто их нарушает,.ибо норма права — не просьба, не совет, не пожелание, а властное требова­ ние, веление, предписание, обращенное ко всем членам общества и подкрепляемое в их же интересах возможностью принудить, заставить. Иными словами, юридические нормы носят общеобязательный^ не­ пререкаемый характер. Отсюда не следует, что каждая отдельно взятая норма относится ко всем. Речь идет о принципе — о том, что в праве объективно заложен принудительный момент, без которого оно не было бы эффективным регулятором жизнедеятельности людей, атри­ бутом власти. ' . ''- ;Х;

Но право утверждается, проводится в жизнь не только и не столько с помощью «карающего меча». Угроза санкций — потенциальна,^ на случай конфликта с законом. Ведь большинство граждан соблюдает правовые нормы добровольно, а не под страхом наказания. Использу- ются, конечно, и методы убеждения, воспитания, профилактики, дабы побудить субъектов к правопослушанию. Реализация права — слож­ ный процесс. • ;'

По-иному обеспечивается мораль, которая опирается не на силу государственного аппарата, а на силу общественного мнения. НаруШе~

ние нравственных норм не влечет за собой вмешательства государст­ венных органов. В моральном отношении человек может быть крайне отрицательной личностью, но юридической ответственности он не под­ лежит, если не совершает никаких противоправных поступков. Само общество, его коллективы решают вопрос о формах реагирования на лиц, не соблюдающих моральные запреты. При этом моральное воздей­ ствие может быть не менее действенным, чем правовое, а иногда и более эффективным. Последствия же аморального поведения могут быть са­ мыми тяжелыми! и непоправимыми. i

3. Право и мораль различаются по форме их выражения, фиксации. Если правовые нормы закрепляются в специальных юридических актах государства (законах, указах, постановлениях),труппируются по отраслям и институтам, систематизируются (сводятся) для удобства пользования в соответствующие кодексы, сборники, уставы, состав­ ляющие в целом обширное и-раэветвленное законодательство, то нрав­ ственные нормы не имеют подобных четких форм выражения, не учи­ тываются и не обрабатываются, а возникают и существуют в сознании людей — участников общественной жизни. Их появление не связано с волей законодателей или других правотворящих лиц.

Моральные нормы и принципы, возникая под влиянием определен­ных социальных условий в различных слоях и группах общества, рас­пространяются затем на более широкий круг субъектов, становятся устойчивыми правилами и мотивами поведения. При этом нельзя точно указать ни время, ни причины, ни порядок возникновения тех или иных этических норм, ни сроков их действия. Возникая постепен­но, стихийно, они также незаметно уходят в прошлое, теряют силу.

Но моральные нормы — это не только неписаные заповеди и требо­ вания (хотя таких абсолютное большинство). Многие из них содержат­ ся, например, в программных и уставных документах различных обще­ ственных объединений, литературных и религиозных памятниках, ис­ торических летописях, хрониках, манускриптах, запечатлевших прави­ ла человеческого бытия. ••.•.•'

Некоторые нравственные правила органически вплетаются в ста­тьи и параграфы законов, иных правовых актов, о чем подробно будет сказано ниже. Тем не менее в отличие от права, которое представляет собой логически стройную и структурированную систему, мораль — относительно свободное, внутренне несистематизированное образо­вание.

4. Право и мораль различаются по характеру и способам ихвоздей- Стпвия на сознание и поведение людей. Если право регулирует взаимоот- н°шения между субъектами с точки зрения их юридических прав и обязанностей; правомерного — неправомерного, законного — незакон-

ного, наказуемого — ненаказуемого, то мораль подходит к человечес­ ким поступкам с позиций добра и зла, похвального и постыдного,1 чест­ ного и бесчестного, благородного и неблагородного, совести, •• чести, • долга и т.д: Иными словами, у них разные оценочные критерии, соци­ альные мерки. >••

В связи с этим нормы права содержат в себе более или менее "по­дробное описание запрещаемого или разрешаемого. действия, точно указывают нужный вариант поведения, отличаются четкостью; фор­мальной определенностью, властностью, как правило, заранее устанав­ливают санкцию за нарушение данного предписания, тогда как нравст­венные нормы не имеют такой степени детализации и не предусматри­вают заблаговременно объявляемый вид ответственности. • ,• •

5. Право и мораль различаются по характеру и порядку ответст­ венности за их нарушение. Противоправные действия влекут за собой реакцию государства, т.е. не просто ответственность, а особую, юриди­ ческую ответственность, причем порядок ее возложения строго регла­ ментирован законом — он носит процессуальный характер. Его соблю­ дение столь же'обязательно, как и соблюдение материальных правовых норм. Человек наказывается от имени государства, поэтому к юриди­ ческой ответственности нельзя привлечь в произвольной форм'е.;'!

Иной характер носит «воздаяние» за нарушение нравственности. Здесь четкой процедуры нет. Наказание выражается в том, что наруши­ тель подвергается моральному осуждению, порицанию, к нему приме­ няются меры общественного воздействия (выговор, замечание, исклю­ чение из организации и т.п.). Это — ответственность не перед государ­ ством, а перед обществом, коллективом, семьей, окружающими людь­ ми. Мораль не располагает тем набором средств принуждения, котбрый имеется у права — заранее продуманная и широко известная система санкций. . i . ., ; .^ |;

6. Право и мораль различаются по уровню требований, предъявляе­ мых к поведению человека. Этот уровень значительно выше у морали, которая во многих случаях требует от личности гораздо больше, чем юридический закон, хотя он и предусматривает за некоторые проти­ воправные действия весьма суровые санкции. Например, мораль без­ оговорочно осуждает1 любые формы нечестности, лжи, клеветы, обмана и т.д., тогда как право пресекает лишь наиболее крайние и< опасные их проявления; Мораль не терпит никакого антиобщественного поведе­ ния, в чем бы оно1 ни ^выражалось, в то время как право наказывает наиболее злостные случаи таких; эксцессов. !

Нравственность'выверяет поступки людей категорией совести,! по­велевает блюсти не только закон, но и долг, внутренние побуждения, считаться с мнением окружающих со граждан. Она более требовательна

к поведению индивида. Право не в состоянии заставить человека быть всегда и во всем предельно честным, порядочным, правдивым, справед­ливым, отзывчивым, благородным, идти на самопожертвование, совер­шать героические поступки и т.д. Этого законом не предпишешь. Мо­раль же призывает и к этому. Она ориентирует человека не на средний уровень, а на идеал. «Авторитет нравственных законов бесконечно выше»1. Мораль — оселок, эталон права.

Заметим здесь, что| в нашей литературе появились возражения про­тив формулы «право есть минимум нравственности», поскольку она якобы умаляет право, отодвигает его на второй план, делает чем-то второстепенным. Думается, опасения эти напрасны. Указанная форму­ла вовсе не ставит право на второе место, не принижает его ценности и роли в обществе, а просто фиксирует тот факт, что право действительно не охватывает и не может охватить всех требований морали, что оно регулирует более узкий круг общественных отношений и что оценоч­ные критерии нравственности более строгие. В.А Туманов совершенно справедливо подчеркивает, что «за отказ от права приходится рано или поздно платить не только крахом демократии, но также и моральной деградацией, и духовным обнищанием»2. Это означает, что «отказы­ваться» ни от права, ни от морали ни в коем случае нельзя.

7. Право и мораль различаются по сферам действия. Моральное пространство гораздо шире правового, границы их не совпадают. Право, как известно, регулирует далеко не все, а лишь наиболее важные области общественной жизни (собственность, власть, труд, управле­ ние, правосудие), оставляя за рамками своей регламентации такие сто­ роны человеческих отношений, как, например, любовь, дружба, товари­ щество, взаимопомощь, вкусы, мода, личные пристрастия, и т.д. Право не должно переходить свои границы и вторгаться в сферу «свободных и добровольных душевных движений» (И. А. Ильин). ;

Вторжение его в эти зоны было бы, во-первых, невозможным в силу неподверженности их внешнему контролю; во-вторых, ненужным и бессмысленным с точки зрения государственных интересов; в-третьих, просто недемократичным, антигуманным, «тоталитарным». Здесь дей­ствуют моральные, этические и другие социальные нормы, традиции, пРивычки, обыкновения. Нравственность ^отличие от права проника-ет во все поры и ячейки общества, ее оценкам поддаются в принципе Все виды и формы взаимоотношений между людьми. Она «универсаль-на и вездесуща»3, не знает исключений и поблажек.

з Гегель. Соч.Т. 6. М., 1934. С. 182.

l. См.: Учения о праве // Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. н-Новгород, 1993. С. 18-19.: ' - •

См.: Мукашева ЕЛ. Право, мораль, личность. М., 1986. С. 71.

Однако следует помнить, что сферы действия права и морали не совпадают лишь частично. В< главном же своем объеме они перекры­вают друг друга. Это значит, что решающий круг общественных от­ношений составляет предмет регулирования как права, так и морали. Соотношение здесь такое: все, что регулируется правом, регулируется и моралью, но не все, что регулируется моралью, регламентируется правом.

8. В философском плане различие между правом и моралью; со­стоит в том, что последняя выступает одной из форм общественного сознания (наряду с политикой, идеологией, наукой и искусством и т.д.), в то время как право (если понимать под ним юридические нормы, законы) обычно не рассматривается в этом качестве. Формой общественного сознания выступает не право, а правосознание,:-т.е. взгляды на право.

Законодательство обычно рассматривается как атрибут государст­ва, один из его институтов, инструментов, а не как идеи, суждения, представления, хотя, конечно, они,тесно переплетаются, поскольку в законах как раз и воплощаются господствующие в обществе правовые воззрения. Впрочем, вопрос этот в литературе спорный, его решение зависит от того, как трактуется право — в'узком или широком смысле. 9. Наконец, у права и морали различные исторические судьбы. Мо­раль «старше по возрасту», древнее, она всегда существовала и будет существовать в человеческом обществе, тогда как право возникло лишь на определенной ступени социальной эволюции и в будущем их судьбы также, возможно, разойдутся. Не в том смысле, что право «отомрет», а в том, что оно будет все более приближаться к нормам морали. ;

Таковы общие и отличительные черты права и морали. При этом само собой разумеется, что границы, соединяющие и разъединяющие эти два явления, не остаются статичными, раз навсегда данными. Они подвижны, изменчивы, смещаются в ту или иную сторону в ходе обще­ственного развития под влиянием происходящих перемен. То1,''что в одно время регулируется правом, в другое — может стать объектом лишь морального воздействия и наоборот. Даже в пределах одного типа общества, но на разных этапах его развития соотношение между правом и нравственностью меняется.

Взаимодействие права и морали. Из тесной взаимосвязи указан­ных регуляторов вытекает такое же тесное их социальное и функцио­нальное взаимодействие. Они поддерживают друг друга в упорядоче­нии общественных отношений, позитивном влиянии на личность, ф°Р" мировании у граждан должной юридической и нравственной культурь1> правосознания. Их требования во многом совпадают: действия субъек­тов, поощряемые правом, поощряются и моралью.

Мораль осуждает совершение правонарушений и особенно пре­ступлений. В оценке таких деяний право и мораль едины. «Мораль требует, чтобы прежде всего было соблюдено право и лишь после того, как оно исчерпано, вступают в действие нравственные опреде­ления»1.

Конечно, истина конкретна, поэтому могут быть такие деяния, по отношению к которым мораль либо индифферентна, либо даже не порицает их, например недоносительство, отказ давать свидетельские показания против родственников и т.д. Но в принципе право и мораль по абсолютному большинству правонарушений занимают единую по­зицию.

Всякое противоправное поведение, как правило, является также противонравственным. Право предписывает соблюдать законы, того же добивается и мораль. Во многих статьях ныне действующей Конститу­ции, Декларации прав и свобод человека, других важнейших актах оценки права и морали сливаются. Это и не удивительно — ведь право, как уже говорилось, основывается на морали. Оно не может быть без­нравственным.

Не случайно право нередко представляют в виде юридически офор­мленной нравственности, ее норм и принципов. Такие заповеди хрис­тианской морали, как «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй», берутся под защиту правом, которое карает за их нарушение. Как видим, взаимодействие права и морали нередко выражается в прямом тождестве их требований, обращенных к человеку, в воспитании у него высоких гражданских качеств. Еще Цицерон указывал, что законы при­званы искоренять пороки и насаждать добродетели.

В процессе осуществления своих функций право и мораль помога­ют друг другу в достижении общих целей, используя для этого свойст­венные им методы. «Там, где право отказывается давать какие-либо предписания, выступает со своими велениями нравственность; там, где нравственность бывает не способна одним своим внутренним автори­тетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей приходит право со своим внешним принуждением»2. Как видим, они объективно Нужны друг другу.

Задача заключается в том, чтобы сделать такое взаимодействие возможно более гибким и глубоким. Особенно это важно в тех отно-'иениях, где проходят грани между юридически наказуемым и обще-Ственно порицаемым, где правовые и нравственные критерии тесно ПеРеплетены.

2 Гегель. Работы разных лет. Т. 2. М., 1973. С. 32.

Новгородцев П.И. Право и нравственность // Правоведение. 1995. № 6. С. 113.

Известно, что разного рода криминогенные элементы в ряде случа­ ев пытаются обойти закон или даже прикрыться им, создать видимость правомерной деятельности. Здесь как раз и призвана в полной мере заявлять о себе мораль, ибо для подобных субъектов самое неприят­ ное — это свет, гласность, моральное разоблачение, бойкот,окру­ жающих. '

Сегодня моральные основы нашего бытия подорваны, процветает не только правовой, но и нравственный нигилизм. Преодоление этих явлений — важнейшая предпосылка социального и духовного возрож­ дения России. С нарастанием негативных процессов усиливается и степень непримиримости к ним людей, которые хотели бы видеть юри­ дические и моральные рычаги более действенными и результативными в борьбе за оздоровление общества. i

Право и мораль плодотворно «сотрудничают» в сфере отправления правосудия, деятельности органов правопорядка, юстиции. Выражает­ ся это в различных формах: при разрешении конкретных дел, анализе всевозможных жизненных ситуаций, противоправных действий, а также личности правонарушителя. Фактические обстоятельства мно­ гих дел оцениваются с привлечением как юридических, так и нравст­ венных критериев, без которых невозможно правильно определить признаки таких, например, деяний, как хулиганство, клевета, оскорбле- 1 ние, унижение чести и достоинства, понятий цинизма, корысти, стяжа­ тельства, «низменных побуждений», выступающих мотивами; многих правонарушений. . V'1

То же самое относится к делам о выселении за невозможностью совместного проживания, о расторжейии брака и решении вопроса о детях, трудовых спорах. Во всех этих случаях требуется не только пра­вовая, но и моральная характеристика субъектбв и самих этих кон­фликтов.

«Правосудие, — писал выдающийся русский юрист А.Ф. Кони, — не может быть отрешено от справедливости, а последняя состоит вовсе не в одном правомерном применении карательных санкций. Судебный деятель всем своим образом действий относительно людей, к деяниям которых он призван приложить свой ум, труд и власть, должен стре­миться к осуществлению нравственного закона»1. Римские юристы на­зывали право искусством добра и справедливости, а себя жрецами.

Нельзя нарушить государственный закон, не нарушая морали.; Поэ тому при разрешении любого дела на судейском столе помимо прав0 вого незримо «лежит» и нравственный кодекс. И они не только не исключают, а предполагают и дополняют друг друга. В принципе пра

1 Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 4. М., 1967. С. 31. "\

вовой кодекс должен основываться на моральном. И. А. Ильин отмечал, что когда человек имеет дело с нормами, выражающими правовое и нравственное сознание человека, то он получает возможность повино­ваться им не только за страх, но и за совесть.

Правовые нормы служат и должны служить проводниками морали, закреплять и защищать нравственные устои общества. И эффектив­ность права во многом зависит от того, насколько полно, адекватно оно выражает эти требования. Сила законов во сто крат увеличивается, если они опираются не только на власть (особый аппарат); но и на мораль. В свою очередь, действие морали, как и других социальных норм, в немалой степени зависит от четко функционирующей юриди­ческой системы. Ведь все эти регуляторы составляют единое норматив­ное поле. B.C. Соловьев определял право как «принудительное требо­вание осуществления минимального добра или порядка, не допускаю­щего известных проявлений зла»1.

Противоречия между правом и моралью. Тесное взаимодействие норм права и морали не означает, что процесс этот ровный, гладкий, бесконфликтный. Между ними могут возникать и довольно часто воз­никают острые противоречия, коллизии, расхождения. Нравственные и правовые требования не всегда и не во всем согласуются, а нередко прямо противостоят друг другу. Эти нестыковки, противоречия имеют как социальное, так и диалектическое происхождение, вытекают из действия закона единства и борьбы противоположностей.

Следует сказать, что оптимальное совмещение этического и юриди­ческого всегда было трудноразрешимой проблемой во всех правовых системах. И, как показывает опыт, идеальной гармонии здесь обычно достичь не удается — противоречия неизбежно сохраняются, возника­ют новые, усугубляются старые. Их можно в какой-то мере сгладить, ослабить, уменьшить, но не снять полностью.

Разумеется, отдельные из них можно волевым порядком устранить, Другие — не допустить, но в целом как объективное явление они оста­ются. Вообще, вершин 'нравственности еще ни одному обществу до­стичь не удавалось, равно как и право никогда не выражало всей пол-Коты моральных императивов. Отсюда — «недоразумения» между дан­ными феноменами. При этом бывают коллизии поверхностные и глу­бинные, устойчивые. Не следует смотреть на них во всех случаях как На какое-то «зло», с которым необходимо непременно «бороться».

Соловьев B.C. Оправдание добра. Нравственная философия. Собр. соч.: В 2 т. М., S. Т. i.e. И.

Причины противоречий между правом и моралью заключаются уже , в том, что у них разные методы регуляции, различные

подходы, критерии при! оценке поведения субъектов. Имеет значение неадекватность отражения ими реальных общественных процессов, ин­ тересов различных социальных слоев, групп, классов. Расхождения между правом и моралью вызываются сложностью и противоречивос­ тью самой жизни, бесконечным разнообразием возникающих в ней ситуаций, появлением новых тенденций в общественном развитии; не­ одинаковым уровнем нравственного и правового сознания людей, из­ менчивостью социальных условий и т.д. ;;.!;

Право по своей природе более консервативно, оно неизбежно от­ стает от течения жизни, к тому же, в нем самом немало коллизий. Даже самое совершенное законодательство содержит пробелы, недо­ статки. Мораль же более подвижна, динамична, активнее и эластичнее реагирует на происходящие изменения. Эти два явления развиваются неравномерно, у морали преобладают элементы гибкости, стихийнос­ ти. Отсюда в любом обществе всегда разное правовое и моральное состояние. .•. i 3|i!

Право и мораль не антиподы, а «соперники», они по-разному (оце- нивают одни и те же факты, между ними тонкие грани и взаимоперехо­ ды. На этой почве нередко происходят «лобовые столкновения», так как мораль требует от человека гораздо большего, чем право/ судит строже. «Нечто позволительное с точки зрения права может быть чем- то таким, что моралью осуждается»1. В этом легко убедиться налро- стых житейских примерах. *-.,,

Первая ситуация. Известно, что фактический (незарегистрирован­ ный) брак не влечет никаких юридических последствий, и отец ребен­ ка, родившегося в таком браке, не обязан по закону платить алименты, оказывать материальную помощь. По закону — да, а по совести, по морали? , »

Вторая ситуация. Восемнадцатилетняя девушка, выйдя замуж, по­ требовала выделения своей доли из общей жилплощади, на которой проживали отец, мать и старший брат. Несмотря на уговоры и катего- рически'е возражения родителей против дележа (размена) квартиры, она твердила одно: я имею право. Никакие моральные соображения, возмущение соседей, знакомых ее не смущали. \ ic.

Третья ситуация. Молодые матери, не желая воспитывать .своих детей, оставляют их в роддоме. В «отказных расписках» они пишут, что не будут иметь претензий к будущим их усыновителям. Законом это не запрещено, право молчит, а нравственное чувство оскорбляется,'эти мамы ощущают на себе мощный моральный прессинг. Правда, в пос­леднее время участились случаи оставления детей в родильных!домах

1 Гегель. Работы разных лет. Т. 2. М., 1973. С. 32.

из-за нужды, материальных затруднений, что в какой-то мере оправды­вает их и морально.

Например, только в одной Тюмени и только за 1997 г. отказались от своих новорожденых 42 матери, заявив, что у них нет средств на содер­жание детей. Надо полагать, Тюмень — не исключение. В более круп­ных городах соответственно и цифры будут более высокими.

Так же неоднозначно оцениваются правом и моралью, например, аборты (искусственное прерывание беременности), супружеская не­верность или, скажем, бесконечное заключение и расторжение одним и тем же лицом брака, разные формы «комбинаторства», «умения жить» и т.д. Подобных морально-правовых дилемм и коллизий в жизни нема­ло. По некоторым из перечисленных примеров законодатель несколько раз менял свою позицию.

Кроме того, бывают просто недемократические, антигуманные зако­ны. Например, в советском Уголовном кодексе были статьи, фактичес­ки поощрявшие доносительство и требовавшие от свидетелей давать изобличающие показания против родителей и близких родственников. В период сталинщины вообще действовало репрессивное законода­тельство, нарушавшее элементарные права человека. История знает жестокие, бесчеловечные, фашистские законы, не укладывающиеся в рамки морали.

Недопустима с моральной точки зрения смертная казнь. Тем не . менее во многих странах мира она существует, и с этим в силу необхо­димости приходится считаться. Более того, по данным многочислен­ных социологических опросов, примерно 70—80% населения выступа­ют за ее сохранение по наиболее тяжким видам преступлений. Таково пока правосознание большинства людей. Россия в этом отношении не исключение. Вообще же, смертная казнь — сложная социальная, эти­ческая и юридическая проблема, требующая отдельного разговора.

Хотя в основе права лежит мораль, это вовсе не значит, что право механически закрепляет все веления морали, независимо от их сути и принадлежности. Мораль неоднородна, отражает устремления различ­ных социальных групп, слоев, классов, в ней могут противоборствовать взаимоисключающие взгляды. Ф. Энгельс писал: «Представления лк>дей о добре и зле так менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили друг другу»1. В идеале все нормы права Должны основываться на нормах морали, как бы воспроизводить их на языке законов, но так бывает далеко не всегда.

Мораль, как правило, «шагает впереди», но иногда и юридические Установления служат для морали ориентиром и могут оказывать на нее

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С.поколебать «общего принципа о том, что в основе права лежит мораль, а не наоборот. Другое дело — противоречия между ними. И при столкновении права и морали предпочтение должно отдаваться, все же моральным требованиям как более высоким.

Нередко создаются ситуации, когда закон нечто разрешает, а мбраль запрещает, и наоборот, закон запрещает, а мораль разрешает. Отсутст­ вие же согласия и «взаимопонимания» между ними сказывается: в ко­ нечном счете на регулятивных и воспитательных возможностях обоих этих средств. Требуется корректировка соответствующих норм, гармо­ низация нравственного и правового сознания. Иногда жизненные1 кол­ лизии ставят суды в затруднительное положение. j

В нашей печати приводился факт, когда молодой человек, инженер по образованию, предъявил иск о возмещении материального ущерба, причиненного ему в результате пожара, возникшего по вине малолет­него ребенка в доме, где он снимал комнату. Ребенок и все имущество при пожаре погибли. Несчастье и большое горе владельца дома'ни­сколько не смутили его. В исковом заявлении он скрупулезно переч'ис-лял все свои вещи, вплоть до галстуков и носков. При этом общая сум!ма иска по тем временам (70-е гг.) была незначительной. Ясно, что тйкое поведение этого гражданина в данной конкретной ситуации не могло получить одобрения со стороны общественного мнения и морали, хотя оно и является с точки зрения закона правомерным. Позиции права и нравственности в оценке возникшего конфликта разошлись. ' V1

Формально суд может удовлетворить иск, но мораль будет не на его стороне. Впрочем, найдутся и такие, кто вполне согласится с подобным решением. В этом и заключается противоречие между нравственным и правовым сознанием. Поэтому не всегда верно утверждение, что, риз по закону, по праву, то, значит, и «по совести», по морали, как и наоборот. В жизни все гораздо сложнее. Нередко человек судит себя сам, взвеши­ вает на весах справедливости свои поступки. > >

Приведем еще один характерный случай. Он и она, не зарегистри­ровав брак, прожили вместе, одной семьей, 5 лет. С первых дней она, чтобы доказать свое доверие к нему/ежемесячно вносила на его сбер-

I 1 Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. С. 69. ' ' .

книжку часть своей зарплаты. То же самое делал и он. Потом, не сой-; лясь характерами, разошлись. И вот он рассуждает: «Когда перед этим я задумывался о необходимости разойтись, я не знал, как должен по­ступить с деньгами, скопившимися на книжке. Но наконец понял, что ничего предосудительного не совершу, если оставлю все деньги себе. Так я и сделал. Но почему-то мои сослуживцы и знакомые порицают меня, заявляя,.что я совершил подлость». -. , •, | • • ,;

Таким образом, «фактический» супруг, попросту говоря, обобрал «фактическую» супругу, не переступая при этом грани закона, но попал под жесткий моральный бойкот. Множество острейших коллизий между правом и моралью возникает вокруг дележа наследства после смерти родственников. • . . , •

Существует и проблема морального злоупотребления правом. На­пример, в свое время были весьма распространены случаи (да и сейчас еще сохранились), когда владельцы старых, подлежащих сносу домов «дарили» часть этих строений своим родственникам, зная, что государ­ство обязано затем предоставить жилплощадь каждому жильцу сноси­мого владения. Или такая форма обмана: супружеская чета, прожив вместе 30 лет, вдруг затевает «развод». При этом с отцом остается взрослая дочь, а с матерью — взрослый сын.,«Разводники» понимают, что в этом случае каждому положена отдельная комната. В результате вместо двух комнат получали четыре.. .

В условиях кризисного состояния российского общества противо­речия между правом и моралью крайне обострились. Резко понизился порог нравственных требований, предъявляемых к личности. «Перво­начальное накопление капитала», «черный бизнес», безудержная пого­ня за наживой, легализация многих сомнительных форм обогащения сильно подорвали моральные устои.

Изменились социальные и духовные ценности, критерии престижа индивида. «Героями нашего времени», как правило, становятся ловкие, нахрапистые дельцы, люди, «умеющие жить». Мораль их уже и не особенно осуждает, а скорее оправдывает. Этим даже бравируют. Обес­ценен честный труд. «Простых работяг» массовое сознание не поддер­живает, а «жалеет» как не приспособившихся к новым реалиям.

Мораль стала более терпима и снисходительна к разного рода лов­ качеству, жульничеству, противоправным действиям. Наблюдается общее падение нравов, культуры, совестливости. Возросло число л*одей с низменными страстями и помыслами. Честный человек — не или полурелигиозный характер (например, соблюдение поста, рамадана). Подобные социальные стереотипы име­ются у всех нарбдов, они могут быть разными в разных слоях одного и того же общества, у разных этносов, национальных групп. Это древней­шая форма социальной регуляции.

Соблюдение некоторых обычаев (обрядов, ритуалов, церемоний) является для индивида не менее императивным требованием, чем ис­полнение законодательных предписаний, ибо здесь, как правило, ощу­щается жесткое давление общественного мнения, пересудов и молвы окружающих; боязнь подвергнуться осуждению со стороны знакомых, друзей, коллег; нежелание оказаться в положении человека, не уважа­ющего общепринятые нормы поведения (гостеприимство, добрососед­ство, уважение старших; присутствие на похоронах, выражение сочув­ствия родным и близким покойного, традиция отмечать различные радостные события, неофициальные праздники, дни рождения, устрой­ство свадьбы, новоселий и т.д.). Традиции обязывают...

Поэтому каждый стремится к тому, чтобы не ронять своего досто­инства в глазах других людей, не выбиваться из общего ряда, следовать сложившемуся порядку вещей, поступать как все, как принято, как. завещано. Те, кто не придерживается этих канонов, могут оказаться в положении бойкота со стороны окружающих, прослыть «белой воро­ной», эгоистом и т.д.

В юридической науке обычаи подразделяются на правовые (обыч­ное право) и неправовые, или общегражданские. Правовые обычаи по­тому и называются правовыми, что они получают отражение в праве, Им охраняются, защищаются, приобретая тем самым юридическую силу. Одни из них прямо закрепляются в законе, другие лишь подразу-^еваются, третьи логически вытекают из тех или иных правовых норм, всего они просто упоминаются, что означает, что ими можно

руководствоваться1. Например, в п. 1 ст. 19 ГК РФ говорится: «Гра^. данин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество если иное не вытекает из закона или национального обычая». ;

Но во всех случаях правовые обычаи должны находится в пределах правового поля, в сфере правового регулирования, а не за их граница­ ми. И, конечно, они не могут противоречить действующему законода­ тельству.: Правовые обычаи призваны способствовать правореализаци- > онному процессу, дополнять и обогащать механизм юридического опосредования разнообразных общественных отношений. Правовой обычай является одним из источников (форм) права. ;«

Примеры правовых обычаев. Статья 5 ГК РФ, посвященная рбы- чаям делового оборота, гласит: «Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области правопри­ менительной деятельности правило поведения, не предусмотренное за­ конодательством, независимо от того, зафиксировано оно в каком-либо документе». В ст. 848 того же Кодекса говорится: «Банк обязан совер­ шать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним банковскими правила­ ми и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборо­ та, если договором банковского счета не предусмотрено иное». Анало­ гичные ссылки на обычаи содержатся в статьях 852, 853, 862 и других нормах Гражданского кодекса. , ^.

Статья 129 действующего Кодекса торгового мореплавания от 31 марта 1999 г. гласит, что день и час подачи уведомления о готовности судна к погрузке определяется соглашением сторон, а при отсутствии соглашения — обычаями данного порта.

Статья 99 Конституции РФ, не употребляя слова «обычай», тем не менее закрепляет давно сложившееся правило, согласно которому «первое заседание Государственной Думы открывает старейший по возрасту депутат». По мнению Е.В. Колесникова, именно на основе соответствующих обычаев изданы указы Президента РФ о Дне Госу­ дарственного флага РФ, о символике России, о возвращении некото­ рым городам и населенным пунктам их старинных названий; введена процедура инаугурации (вступления в должность) избранных народов президентов и губернаторов, принятия ими присяги2. Сохраняется обычай увековечивать память выдающихся людей — государственных и общественных деятелей, полководцев, писателей, поэтов, художни­ ков; лиц, погибших в Великой Отечественной войне. |.

1 Подробнее см.: Сергеева Т.В. Обычай гак источник права// Правоведение. 1997. № !•• "•' См.: Колесников Е. В. Источники российского конституционного права. Capa'i0"' 1998. С. 179-190. : •••

Что касается неправовых (общегражданских) обычаев, то их вели­кое множество, и те из них, которые носят прогрессивный характер, право поддерживает; к другим относится безразлично (нейтрально), поскольку они не причиняют никакого вреда, с третьими (вредными) ведет борьбу, стремится вытеснить их (пьянство, некоторые местные традиции горских народов — калым, выкуп невесты, кровная месть, феодально-байские пережитки в семье, разного рода предрассудки, от­дельные нормы шариата, публичные казни и т.д.). Есть обычаи, кото­рые связаны с религиозной или расовой нетерпимостью, неравенством

полов и т.д.

Но, например, ношение холодного оружия (кинжала) как атрибута национального костюма допускается. Снисходительно относится право и к умыканию невесты (чаще всего — с согласия «похищаемой») при условии, что жених ее не обесчестил. Хотя по закону такое деяние наказуемо. Право, государство подходят к тем или иным обычаям дифференцировано — старые, неугодные отсекаются; новые, полезные поощряются. Следует иметь в виду, что в обычаях есть немало кон­ сервативного, застывшего, неприемлемого. Это — наслоение ушедших времен. .

В связи с развитием в России рыночных отношений и переходом от запретительных методов правового регулирования к дозволительным роль юридических обычаев возрастает. К этому ведет расширение эко­номической свободы личности, действие принципа «не запрещенное законом разрешено», стимулирование предпринимательства, частной

инициативы.

Право и религия. Как известно, церковь отделена от государства, но она не отделена от общества, с которым связана общей духовной, нрав­ственной, культурной жизнью. Она оказывает мощное воздействие на сознание и поведение людей, выступает важным стабилизирующим

фактором. !

Все представители религиозных организаций, объединений, кон­фессий, общин, которые существуют на территории Российской Феде­рации, руководствуются при осуществлении ими конституционного права на свободу совести как своими внутрирелигиозными правилами и убеждениями, так и действующим законодательством РФ. В настоя-Щее время только Русская Православная Церковь насчитывает 127 епархий, свыше 19 тыс. приходов и 478 монастырей.

Последним основным правовым актом, регулирующим деятель­ность всех видов религий в России (христианство, иудаизм, ислам, Уддизм), является Федеральный закон «О свободе совести и о рели-Гиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г.

Данный закон определяет также взаимоотношения между церко­вью и официальной властью, в нем переплетаются правовые^ неко­торые религиозные нормы. Церковь уважает право, законы, установ­ленный в государстве порядок, а государство гарантирует возможность свободной религиозной деятельности, не противоречащей принципам общественной морали и гуманизма. Свобода вероисповедания — важ­нейшая черта гражданского демократического общества. Возрождение религиозной жизни, уважение чувств верующих, восстановление по­рушенных в свое время храмов — несомненное духовное достижение новой России.

0 тесной взаимосвязи права и религии говорит тот факт, что многие христианские заповеди, такие, например, как «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй» и другие закреплены в законе и рассматрива­ ются им как преступления. В мусульманских странах право вообще основывается в значительной мере на религиозных догматах (нормах адата, шариата), за нарушение которых предусмотрены весьма суровые наказания. Шариат — это исламское (мусульманское) право, а адат - система обычаев и традиций1. • '

В первые годы советской власти у нас тоже допускалось в порядке исключения применение подобных норм в некоторых местностях Средней Азии и Кавказа. А, например, в Чечне они до сих пор приме­ няются, но уже без одобрения федеральных властей. В 1997 г. чечен­ ский шариатский суд приговорил несколько человек, в том числе одну женщину, к расстрелу, и приговор публично был приведен в исполне­ ние. Шариатское право заменило собой светское законодательство. Это значит, что Чечня постепенно становится мусульманским государст­ вом. Высший шариатский суд республики пытается стать над .всеми структурами власти, влиять на деятельность парламента, президента, правоохранительных органов; он снимает и назначает ответственных чиновников, подвергает их наказаниям. Создана служба шариатской безопасности. . ' • м

Религиозные нормы как обязательные правила поведения верую­щих содержатся в таких известных исторических памятниках, как. Ста­рый Завет, .Новый Завет, Коран, Талмуд, Сунна, Священные: книги буддизма, а также в текущих решениях различных соборов, коллегии, собраний духовенства, руководящих структур церковной иерархии. Русской Православной Церкви известно каноническое право. f,;

В Конституции РФ, говорится: «1. Российская Федерация — свет­ское государство. Никакая религия не может устанавливаться в каче-

1 Подробнее об этом см.: СюкчяйкечЛ. Р. Шариат: религия, нравственность, прап° // Государство и право. 1996. № 8. '' :.

стве государственной или обязательной. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом» (ст. 14). «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соот­ветствии с ними» (ст. 28).

«Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение воинской службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой» (п. 3 ст. 59). Однако закон об альтернативной гражданской службе пока не принят.

Следует отметить, что в последнее время свобода вероисповедания все чаще стала вступать в противоречие с идеями прав человека, гума­низма, нравственности и других общепризнанных ценностей. Сегодня в России действует около 10 тыс. так называемых нетрадиционных религиозных объединений. Не все из них выполняют действительно общественно полезные или по крайне мере безвредные функции. Име­ются отдельные культовые группы, секты, чья деятельность далеко не­безобидна и носит, по сути дела, социально деструктивный, морально осуждаемый характер, особенно зарубежные, в том числе католичес­кие, протестантские. Штаб-квартиры некоторых религиозных сооб­ществ находятся в США, Канаде и других странах. , .

В прессе обращается внимание на то, что как только граждане Рос­сии начали проявлять массовый интерес к религии, в страну хлынул поток всевозможных миссионеров с настойчивым намерением втянуть в орбиту своих вероучений как можно больше людей. Открывают у нас свои представительства, центры, резиденции. Известно, что на протя­жении 70 лет религиозные устремления советских граждан всячески глушились, подавлялись, но потом вдруг все сразу было разрешено. " результате возник процесс, который фактически стал неуправляе­мым и не отвечающим общественному благу. Из одной крайности уда-рились в другую.

Недаром некоторые религиозные структуры называются «тотали­тарными», например, такие, как «Белое братство», «Свидетели Иего-ВЬ1>>, «Адвентисты Седьмого дня», «Мормоны», «Глобальная страте-Ия», «Харизматическая церковь», «Церковь последнего завета», дви-*ение «пятидесятников» и др. Их «тоталитаризм» состоит в том, что °ни пытаются всю жизнь человека поставить под свой контроль, огра-1 ичивают всякие иные связи и отношения — личные, общественные, е^ейные, гражданские; отговаривают от службы в армии, навязывают в°и правила, стремятся полностью завладеть душой «верующего»,

подчинить себе его волю. Человеку, попавшему в ту или иную секту трудно потом из нее выйти. Иногда от члена секты требуют жертво­ приношения, на это.й почве совершаются ритуальные убийства и само­ убийства. ,.• •"'.•.• .;,

Как невиданный вандализм, оскорбление чувств верующих, разжи­гание религиозной вражды и экстремизма была расценена российской общественностью акция на выставке-распродаже в столичном Манеже, где каждый желающий мог за|небольшую плату разрубить православ­ные иконы или нарисовать на них свастику, т.е. надругаться. По данно­му факту было возбуждено уголовное дело. Решительно осудил осквер­нение святынь Патриарх Московский и всея Руси Алексий II'i i,

Таким образом, в сфере реализации права на свободу совесщзаро- дились:и активно распространяются негативные тенденции, которым право, власть, законы должны эффективно противостоять, не допус­ кать разрушения многообразного духовного мира личности, благотвор­ ного влияния на жизнь общества традиционного для нашей страны православия, других цивилизованных религий. ;

Право и корпоративные нормы. Корпоративные нормы — это'пра- вила поведения, по которым живут и действуют различные обществен­ ные организации, движения, объединения, ассоциации, фонды, центры, союзы и другие образования негосударственного характера (професси­ ональные, творческие, научные, женские, молодежные, ветеранские, просветительские, спортивные, культурные, экологические, оборон­ ные, технические и т. д.). :

Эти правила содержатся в соответствующих уставах, решениях, по­ ложениях, программах, других документах указанных структур. 'Кор­ поративные нормы тесно связаны с правовыми, особенно теми, кото­ рые определяют порядок образования, регистрации и деятельности;'об- щественных организаций и объединений. Специфика корпоративных форм во многом зависит от специфики той или иной организации, а многообразие форм — от разнообразия норм общественной самодея­ тельности, граждан. ' :

Конституция РФ провозглашает: «Каждый имеет право на объеди­нение, включая право создавать профессиональные союзы для зашиты своих интересов. Свобода деятельности общественных организаций га­рантируется» (ст. 30). «Общественные объединения равны перед зако­ном» (ст. 13).

Однако существуют и определенные ограничения. Так, в упомяну той статье 13 (п. 5) говорится: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели которых'или действия которых: на- ----------------------------------------------------------------------------------------------- ,| ,|

1 См.: Российская газета. 1998. 29 дек. л

правлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопаснос­ти государства, создание вооруженных формирований, разжигание со­циальной, расовой, национальной и религиозной розни».

При этом признается политическое многообразие, многопартий­ность, фиксируется, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Хотя само собой разу­меется, что у Российского государства есть определенные жизненные идеалы и ориентиры.

Корпоративные нормы — один из видов социальных норм, они вхо­дят в общую нормативно-регулятивную систему общества. Нормы об­щественных организаций регламентируют в основном их внутренние вопросы и отношения (цели, задачи, функции, права и обязанности членов, условия выступления и выхода или отчисления, формирование руководящих органов, меры ответственности, взыскания, членские взносы и т.д.).

Некоторым общественным организациям государством делегиро­ вано право издавать отдельные нормативно-правовые акты, например, профсоюзным, кооперативным, хозяйственным, коммерческим и дру­ гим. В этом случае создаваемые ими нормы, опираются уже на прину­ дительную силу государственной власти, за их нарушение могут пос­ ледовать юридические санкции. Немало подобных норм содержится в уставах конкретных колхозов, жилищных, строительных, дачных, га­ ражных и других кооперативов. Нередко эти уставы просто дублируют нормы соответствующих ведомственный инструкций и поэтому мало чем отличаются от правовых, за исключением сугубо внутриорганиза- Ционных. :

В период выборов многие общественные объединения, политичес­кие партии, движения выступают субъектами государственно-право­вых отношений, они имеют право выдвигать своих кандидатов в депу­таты, назначать своих представителей в избирательные комиссии, при этом несут соответствующие обязанности и ответственность за соблю­дение законодательства.

Правовые и политические нормы. Право и политика традиционно Рассматриваются как явления тесно взаимосвязанные и взаимообу-сдовленные. Достаточно сказать, что преобладающая часть всей внут­ренней и внешней политики любого государства реализуется через пРаво, законы, а последние, в свою очередь, выступают выразителями Проводниками этой политики. Если же иметь в виду такой ведущий Равовой акт, как Конституция, то она, как известно, закрепляет осно-Ь1> принципы, цели, направления государственной политики, фикси-и гарантирует политические права и свободы граждан, их участие

в государственной, и общественно-политической жизни страны^ Кон­ституция представляет собой политико-юридический документ.

Со времен Аристотеля политика обычно трактуется как искусство управления людьми, обществом, государством. Управление же осу­ществляется опять-таки с помощью права, юридических средств; и ин­ститутов. Особенно это характерно для правовых государств с развитой демократией, совершенными законами, правовой культурой. Но даже и тоталитарные, полицейские государства не могут обойтись без права. Другое дело — в каких целях оно используется.

' Политика есть также искусство возможного, искусство компромис­ сов, согласования желаемого и объективно достижимого, умение счи­ таться с реальностью. За пределами возможностей начинается волюн­ таризм, субъективизм, а нередко и авантюризм, все то, что находится уже вне правового поля, вне юридических процедур. Свободная от права политика есть произвол, своеволие. > < v.

Б более строгом смысле слова политика определяется в науке как особая, обширная область взаимодействия между классами, партиями, нациями, народами, государствами, социальными группами, властью и населением, гражданами и их объединениями. Конечно, это наиболее общая, абстрактная дефиниция, но она верно отражает важнейший и сложнейший пласт общественной жизни, самостоятельный мир поли­ тических ценностей, идеалов, интересов. Данную сферу как раз урегу­ лируют политические нормы. , \:

Политические нормы — это правила поведения многочисленных и разнообразных субъектов политики (индивидуальных и коллектив­ ных), участников политического процесса, политических отношений. Эти нормы содержатся в различных политических манифестах, лро- граммах, решениях, заявлениях, декларациях, уставах политических партий и движений. ' • . • ,-;;,

В тех случаях, когда политические нормы получают отражение в законах, конституциях, они приобретают также характер правовых. Во­дораздел между политическими и юридическими нормами провести порой весьма трудно, так как они тесно переплетены, а.чаще всего сливаются (например, в статьях Конституции). Это наблюдается^ в Д£" ятельности как законодательной, так и исполнительной власти/ 'Ведь законы, иные нормативные акты имеют, как правило, не только эконо­мическое, но и политическое обоснование. Но между правовыми ч политическими нормами могут быть и противоречия.

В политической области имеются свои традиции, общепринятые правила, требования, принципы, эталоны. Существует политическая этика, т.е. свод устоявшихся канонов, которых обычно придерживают ся честные, добросовестные политики. Главные из них — это соблЮД6

ние законов, морали, установленного порядка, уважение оппонентов, правдивость, служение общественному долгу, благу.

К сожалению, современная российская политика — не самая, мягко говоря, чистая сфера отношений между людьми. Жизнь постоянно де­монстрирует примеры нарушения (несоблюдения) элементарных пра­вил политического поведения. Особенно это проявляется в период вы­боров (война компроматов, дискредитация соперников, распростране­ние о них ложной информации, интриги, подкуп избирателей, пустые обещания кандидатов в депутаты, теневое финансирование, заказные статьи в прессе, проникновение во власть криминала и т.д.).

Участники политических баталий очень часто действуют по прин­ципу: цель оправдывает средства, победителей не судят. Создаются и используются так называемые избирательные технологии, имиджмей-керовские фирмы, другие хитроумные приемы. Оказывается психо­логическое давление на избирателей вплоть до угроз; вошло в практику манипулирование общественным мнением. Власть, право, законы при­званы эффективно противостоять всем этим явлениям, пресекать наи­более грубые извращения нормальной, цивилизованной, политики. Политические нормы должны также строго соблюдаться, как и пра­вовые.

<< | >>
Источник: Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, — 776 с. 2003

Еще по теме 3. СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И МОРАЛИ: ЕДИНСТВО, РАЗЛИЧИЕ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ:

  1. ТЕМА 7. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ПРАВО И ПРАВОСОЗНАНИЕ. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА
  2. 4.3.2. СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И МОРАЛИ: ЕДИНСТВО, РАЗЛИЧИЕ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ
  3. 2. Соотношение права и морали
  4. Глава девятая. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  5. Глава десятая. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ РЕГУЛЯТОРОВ
  6. § 3. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие, противоречия
  7. § 2. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие и противоречия
  8. 3. СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И МОРАЛИ: ЕДИНСТВО, РАЗЛИЧИЕ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, ПРОТИВОРЕЧИЯ
  9. § 4. Право в системе социальных норм. Социальная роль и ценность права
  10. 72. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие, противоречия
  11. Глава 8. Проблемы соотношения и взаимосвязи права с иными видами социальных норм
  12. ЧАСТЬ 2. ТЕОРИЯ ПРАВА
  13. 12.1. Право в системе нормативного регулирования общества
  14. § 1. История идей взаимодействия государства и общества
  15. 35. Соотношение права и морали
  16. Глава девятая. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  17. Глава десятая. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ РЕГУЛЯТОРОВ
  18. 11.2. Современная система отраслевых принципов российского трудового права
  19. Коммуникативная концепция права (проблемы генезиса и теоретико-правового обоснования)
  20. § 5. Особенности структурного понятийного ряда правовой категории "правопорядок" в международном публичном и международном частном праве.
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -