<<
>>

Глава 23. Проблемы теории правового государства и гражданского общества

в последнее время обострились проблемы правового государства в связи с концепцией гражданского общества в контексте на­циональной идеи России во всемирно-историческом аспекте. При­чем эти проблемы ставятся в плане разработки концепции построе­ния цивилитарного правового государства, а также выработки идеи формирования свободных граждан и свободных собственников, на­стоящих экономических и правовых отношений, независимо «от по­литической власти цивилитарного гражданского общества»[171].

Однако что такое «теории», правовое государство и гражданское общество, не каждый человек может объяснить. Социологические опросы показывают, что 55% российских граждан вообще ничего не слышали про гражданское общество, 22% затрудняются объяснить, что это такое, и лишь 12% связывают это с правом, законами, пра­вовым государством[172].

Главная проблема теории правового государства — это исследова­ние связи внутреннего порядка общества, возможного в нем хаоса, анархии и т.д. и правового государства. Наблюдается определенная закономерность: чем меньше люди способны обуздать свои внут­ренние эмоции, страхи, тем больше вероятность их обуздания и по­давления извне, помимо их воли и желаний. Если в обществе име­ют место нетерпимость, анархия, хаос, война законов и др., то рано или поздно это кончается установлением той или иной формы дик­татуры. А диктатура, в свою очередь, ведет к полному подавлению всех прав и свобод.

Уже давно люди нашли приемлемое решение этой проблемы — создают институты демократии и правового государства. Деятель­ность государства основана на силе, но в правовом государстве эта сила существует, более того, строго подчинена законам, нормам пра­ва. Отвергая постановку вопроса о первичности права по отношению к государству, германский правовед Г. Хенкель в свое время утвер­ждал, что государство есть право как нормирующая деятельность, а право есть государство как нормирующая деятельность, как нор­мированное состояние.

В правовом государстве они взаимно пред­полагают и дополняют друг друга.

Государство становится правовым именно потому, что подпадает под власть права, закона. Праву принадлежит приоритет перед госу­дарством, государство есть не что иное, как сила, отданная на служе­ние праву. В правовом государстве четко и точно определены как формы, пути и механизм деятельности государства, так и пределы свободы граждан, гарантируемые правом. Государство крепко связа­но правом, может разрабатывать и принимать тот или иной закон, но в свою очередь, обязано действовать в рамках закона, подчиняться ему. Государство, издавшее закон, обязано уважать этот закон до тех пор, пока он применяется и продолжает действовать, хотя государст­во и правомочно его пересмотреть, даже отменить. Более того, оно подсудно своему собственному суду и может быть осуждено им.

Следующая проблема — исследование двух принципов правового государства: это правопорядок в государстве и защищенность граж­данина. Теоретикам государства и права принадлежит такая теория, что в государстве должны властвовать не отдельные личности, а пра­во и законы. Задача государства состоит в том, чтобы регулировать от­ношения между свободными гражданами на основе строгого соблюде­ния норм права, которые призваны гарантировать свободу личности, неприкосновенность собственности, жилища и другие права человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина должны яв­ляться высшей ценностью государства. В то же время закон при­зван установить и обеспечить правопорядок, а не справедливость.

Тем не менее, нельзя безоговорочно принять позицию тех, кто считает, что право регулирует внешнее поведение, в то время как нравственность — исключительно внутреннее поведение. Ведь су­ществуют тождественные по содержанию нормы права и нормы нравственности, например, такие, как «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй», хотя они по-разному реализуются в государст­венно-правовой и морально-этической сферах. Нормы права призва­ны отражать прежде всего взаимные претензии и обязанности, выте­кающие из формирующихся в цивилитарном обществе отношений.

Основное отличие норм права от норм обычая и морали состоит в том, что действенность первых обеспечивается силой государства, а вторых — обществом. В правовом государстве только законно из­бранные государственные органы вправе применять силу в качестве инструмента принуждения. Право никогда не может заменить или вытеснить основного инструмента государства — силу. Слабость власти — вина государства. Она зачастую в глазах людей менее про­стительна, чем жестокость и произвол со стороны государства. Не случайно, например, в Европе в период религиозных войн форми­ровалось убеждение, что тирания как форма правления государства лучше гражданской войны, ввергающей народ в хаос. Нередко для большинства людей важнее эффективность и дееспособность вла­сти в обеспечении правопорядка в обществе, чем ее легитимность и демократичность. Именно из-за слабости власти, ее неспособности защищать интересы как граждан, так и национально-государственные интересы, Веймарская республика рухнула под натиском национал- социалистического движения, установившего в Германии самую жес­токую диктатуру.

Правовое государство призвано достичь приемлемого взаимо­понимания с властью государства и принципом самостоятельности подвластного. Это трудная задача, если учесть сложность отноше­ний власти и права. Если, скажем, власть содержит в себе момент бесконтрольности и произвола, то право не признает их. Во власти всегда есть бесправие, а в праве — безвластие. Но это не значит, что право и власть несовместимы и исключают друг друга. На прак­тике они не только взаимодействуют, но и дополняют друг друга.

Достижение некоего равновесного состояния между этими дву­мя началами обеспечивается, в частности, конституционным судом, призванным признать незаконным любой акт государственных орга­нов, если он противоречит конституции или ущемляет права и сво­боды личности. Конституционный суд защищает не только част­ные права, но и публичные интересы, не только права индивида, но и конституцию. Правовое государство, в отличие от деспотиче­ского или полицейского, само себя ограничивает определенной со­вокупностью постоянных норм права и правил.

Главная проблема теории правового государства — глубокое ис­следование различных аспектов идеи конституции — разделения и ограничения власти для обеспечения свободы в обществе. В тео­рии разделения власти независимость различных ветвей власти ос­новывается на том факте, что в любом государстве существуют фундаментальные функции, которые в силу коренных различий в самой их природе можно реализовать раздельно.

Государственную власть следует разделить на несколько ветвей, каждая из которых обладает собственными специфическими функ­циями. Глава государства, парламент, правительство, судебная власть имеют строго очерченные права и полномочия. Условием обеспече­ния политической свободы является установление оптимальных взаимоотношений между различными ветвями и органами власти. Ни одна из ветвей властей не должна быть неограниченной или пре­обладать над другими ветвями. В то же время законодательная, ис­полнительная и судебная ветви власти — не самодовлеющие образо­вания. Они представляют собой проявления или различные элементы единой суверенной государственной власти. Проблема состоит в том, как наделить государство достаточными властными полномочиями, чтобы оно было способно обеспечить правопорядок и эффектив­ность управления, и в то же время ограничить эти полномочия с тем, чтобы исключить незаконное ущемление прав и свобод человека и гражданина[173].

Следующая проблема теории правового государства — ком­плексное изучение необходимых основ легитимизации правопорядка в обществе и государстве. Ограничения составляют фундамент лю­бого конституционализма, поэтому та или иная система ограничений занимает центральное место в любой конституции. Основной закон определяет механизм реализации народного суверенитета, принципы разделения полномочий между различными ветвями и уровнями вла­сти, фиксируя то, какие органы или ветви осуществляют соответст­венно законодательные, исполнительные и судебные функции, как они формируются, взаимодействуют друг с другом, какими правилами, нормами и процедурами в своих действиях руководствуются и т.д.

Конституция определяет фундаментальные принципы политиче­ского устройства, а не постоянно меняющиеся законы. Этим прин­ципам соответствуют все законы и иные нормативные акты госу­дарства и правительства, которые должны согласовываться с кон­ституционными нормами. Конституцию можно рассматривать как своеобразный ограничитель политической власти, призванный не допустить ее господства над обществом и людьми. Она дополняет существующие в обществе вопросы власти, такие, как общепринятые морально-этические правила и нормы системы ценностей, промежу­точные институты (семья, община, церковь, заинтересованные группы и др.).

В правовом государстве должен господствовать закон, а не чи­новники. Функции государства состоят в регулировании отношений между гражданами на основе закона. Предусматривается строгое со­блюдение принципа верховенства права и закона, призванное обес­печить права и свободы граждан во всех сферах жизни, а со стороны граждан — уважение к законам и институтам существующей власти. При таком понимании сила государства, на которой оно основано, за­конна лишь в том случае, если реализуется в строгом соответствии с правом, всецело служит закону. Причем закон, каким бы суровым он ни был, обязывая отдельного гражданина к соблюдению обще­принятых правил поведения, в то же время ставит четко границы правомочий государства в отношении индивидуальной свободы.

Еще И. Кант сформулировал основополагающую идею правово­го государства следующим образом. Каждый гражданин должен об­ладать той же возможностью принуждения в отношении властвующе­го к точному и безусловному исполнению закона, что и властвующий в его отношении к гражданину. Законодатель так же подзаконен, как и отдельный гражданин. Подзаконность государственной власти дополняется признанием за отдельной личностью неотъемлемых и неприкосновенных прав, предшествующих самому государству. Именно при таком подходе свободу можно рассматривать как право каждого индивида делать то, что позволяют законы. В правовом го­сударстве законы имеют одинаковую силу для всех без исключения членов общества, независимо от их социального, политического или иного положения.

Защита отдельного человека от власти и про­извола соответствует защите всех. Личное право невозможно без га­рантии в праве, уравновешивающей всех друг перед другом.

Прочная власть — это власть, строго соблюдающая законность. Прочность власти зависит как от ее эффективности, так и от ее за­конности. Сущность правового государства заключается в определе­нии способов, которыми осуществляются цели и содержание право­порядка. Правовое государство призвано обеспечить оптимальные условия для реализации способностей и интересов гражданина как суверенного и самостоятельного субъекта в рамках, установленных в соответствии с принципами всеобщности и взаимности правовых предписаний. Однако важно различать законность и правозакон- ность (т.е. правовую законность). Для понимания этого положения необходимо прежде всего осознать различие между законом и пра­вом, что не всегда правильно понималось. Так, Кельзен утверждал, что поскольку законность есть формальное соответствие нормам права, всякое государство есть правопорядок и, соответственно, правовое государство. Верно, что закон представляет собой важный инструмент в деятельности любого государства, обеспечивающий его универсальность. Он обладает некоторым свойством всеобщно­сти в том смысле, что его правомерность и авторитет должны при­знать все и, соответственно, все должны ему подчиняться.

Тем не менее, если согласиться с этой позицией, то любой за­кон, принимаемый в любом государстве, следует признать «право- законным». Государство не может функционировать без законов и определенных норм права. Любое государство есть и определен­ный законом правопорядок. Если, скажем, мы говорим о римском обществе, но в то же время исходим из того, что правовое государ­ство — это исторический феномен, возникший на известном этапе исторического развития западного общества, то это, по сути, озна­чает, что республиканский и имперский Рим имел право, правопо­рядок, но не был правовым государством. Причем это относится и к иным формам правления, будь то деспотическая, аристократи­ческая, олигархическая, республиканская и т.д.

Но истории известны примеры, когда этот принцип нарушался. Даже в условиях демократии большинство может действовать за­конно, вместе с тем нарушая принципы правозаконности и спра­ведливости. Поэтому демократия способна привести к установле­нию самой жестокой диктатуры. Об этом, в частности, убедительно свидетельствуют факты прихода к власти Гитлера в 1933 г.

В тоталитарном государстве действия государственного аппарата, как правило, не ограничиваются какими бы то ни было заранее ус­тановленными законами, правовыми нормами и правилами. В услови­ях персонификации политических режимов, отождествления госу­дарства с личностями конкретных вождей или фюреров (как в СССР, так и в Германии), право и закон служили режиму, а не наоборот. Подчиняясь партийно-политическим и идеологическим целям ру­ководителей своих партий, они слишком часто приносились в жертву политической, идеологической, революционной или какой-либо иной целесообразности, руководствуясь соображениями обеспечения на­ционально-государственных, классовых и иных интересов. Эти мо­менты могут быть отражены в законе, указе или постановлении прави­тельства или какого-либо другого государственного органа, но от этого их действия отнюдь не станут правозаконными. Можно узаконить любой орган, любой режим, при этом не делая их правозаконными.

Как известно, гражданское общество и правовое государство возникли и развивались как реакция против идеала средневековой теократии. Одна из основных задач теории правового государства состоит в том, чтобы всестороннее исследовать светское начало, ко­торое столь же важно, как и правовое начало. Отодвигается на вто­рой план строгое единство политики и религии, утверждается раз­двоение общественного и частного, общества и государства, права и морали, идеологии и науки, религиозного и светского и т.д. Рели­гия, мораль, наука, искусство и другие духовные константы начи­нают существовать в полном своем объеме и в своем истинном ка­честве с их отказам от политического характера. Так, «христианское государство» нуждается в христианской религии, чтобы восполнить себя как государство. Демократическое государство, действительное государство, порой не нуждается в религии для своего политического восполнения. Оно может абстрагироваться от религии.

С аналогичной тенденцией сталкиваются и наука, литература, искусство, все, что составляет духовную сферу, комплекс институтов и организаций, призванных осуществить духовное воспроизводство общественной жизни, обеспечить воспитание подрастающего поко­ления. При всей необходимости государственной поддержки и по­мощи это та сфера, где требуется большая степень самостоятельно­сти, инициативы, самовыражения и т.д., так как именно здесь че­ловеческая сущность проявляется в наиболее концентрированном виде. Это та сфера, где недопустимы партийный или классовый подход, идеологизация, политизация, государственное вмешательст­во и тем более огосударствление.

При этом необходимо исходить из признания того, что нет и не может быть идеальной власти и идеального государства. Человечест­во пока не придумало некую совершенную форму государственного устройства, которая была бы эффективна, жизнеспособна, справедли­ва и т.д., одинаково нравилась бы всем и одинако выражала бы инте­ресы и волю всех групп, слоев, сословий, классов, одновременно соот­ветствовала бы принципам защиты прав человека и свобод личности.

Это относится ко всем формам власти, в том числе демократии. Известно, что все сторонники аристократической формы правле­ния, начиная с Гераклита и Платона, всячески ругали ее и предава­ли анафеме. Иные же ученые и мыслители, будучи не всегда про­тивниками демократии, предупреждали о ее недостатках и таящихся в ней угрозах.

При всех достоинствах и преимуществах институтов демократии очевидны относительность и ограниченность таких ее атрибутов, как парламентаризм, система народовластия, всеобщего избирательного права. Они не способны раз и навсегда разрешить все стоящие перед цивилитарным обществом проблемы. Решение одних проблем чрева­то возникновением новых, порой более серьезных, проблем.

В последние годы место и роль государства как главного субъекта власти и носителя суверенитета, его перспективы подвергаются пере­оценке в связи с теми процессами, которые происходили на уровне глобальных международных отношений. Наиболее ярко эти процессы проявляются в растущей тенденции к экономической и политической интеграции и образованию множества международных межгосударст­венных и неправительственных организаций, которые приобретают все более возрастающую роль в качестве субъектов международных правовых отношений. Все более растущее влияние на характер и дея­тельность международно-правовых структур оказывают транснацио­нальные и многонациональные корпорации. Они созданы частными лицами, олигархами и т.д., которые формулируют и реализуют свои цели самостоятельно, пересекая государственные границы. В социаль­ном плане они создают целый ряд проблем, которые оказывают влияние на роль государств в международно-правовой сфере.

Эти перемены не могут не сказываться на роли и функциях от­дельно взятых государств. Их результатом является то, что благосо­стояние простых граждан более не зависит исключительно от дейст­вий, предпринимаемых правительством их стран. Все в большей степени они оказываются в зависимости от действий и решений по таким вопросам, как обеспечение газом, нефтью, обменный курс, установление процедурных ставок, валютная политика, кредит и т.д., принимаемых далеко за пределами их собственных стран. Благодаря размыванию границ между национальными экономиками пробле­мы, ранее считавшиеся исключительно внутригосударственными, приобретают международно-политический характер. Имеет место огромное взаимопроникновение внутренней и внешней политики. Все меньше остается сфер, в которых правительство отдельного го­сударства могло бы принять свои решения, не оказав влияния на внутреннюю обстановку других стран. Темпы технологических из­менений, особенно в сфере информатики и телекоммуникаций, способствуют ускорению этого процесса.

Не стало ли суверенное национальное государство в качестве главного субъекта международной политики достоянием истории? Осознавая реальность и значимость этих тенденций, пока рано спи­сывать национальные суверенные государства в архив истории. Ком­плекс изменений способствует значительному осложнению между­народных отношений, при этом не изменяя ее основополагающих принципов. Хотя и происходят определенные изменения характери­стик национального суверенитета, пока нельзя говорить о какой бы то ни было отмене роли силы ни внутри отдельно взятых госу­дарств, ни на международной арене. Власть, наделенная монополи­ей на легитимное насилие, остается в руках государства. За редким исключением международные организации не обладают собствен­ным источником финансирования, лишены территориальной осно­вы и поэтому не могут осуществить самостоятельный контроль над природными ресурсами других стран.

Вовлечение государств в международные организации не означа­ет, что они отказываются от своего суверенитета в пользу этих орга­низаций. Государства приспосабливаются к новым условиям, ищут новые пути и средства реализации своих национальных интересов. Да и сами международные организации создаются суверенными го­сударствами для решения лишь определенного комплекса проблем, которые не под силу решить отдельно взятому государству. Это обес­печение международной безопасности, борьба с терроризмом, регули­рование международной торговли, помощь развивающимся странам, координация экономической политики индустриально развитых стран и т.д. Именно с этой целью были созданы и функционируют ООН, Международный валютный фонд, Мировой банк, Организа­ция экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), ГАТТ, МОТ и др. Все они построены на государственном принципе, преду­сматривающем суверенное равенство всех входящих в нее государств.

Нет оснований утверждать, что государства уступят свою неза­висимость и право самим решать свои проблемы какой-то абст­рактной наднациональной, надгосударственной организации. Госу­дарство наряду с семьей, языком, культурой и т.д. является одним из фундаментальных институтов, составляющих инфраструктуру жизнедеятельности человека как общественного существа. Пока го­сударство — главный двигатель и творец истории, и в этом смысле оно не является просто политическим выражением одного какого- то интереса[174].

Теорию правового государства должны интересовать концепция и практика реализации идей гражданского общества. Правовое госу­дарство, как отмечает С.А. Батова, предполагает наличие гражданского общества, которое в самом общем виде представляет собой такую сту­пень общественного развития, которая характеризуется развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими от­ношениями между его членами, разнообразием форм собственно­сти, незыблемостью прав и свобод человека, развитым самоуправ­лением, независимостью средств массовой информации. И эта совокупность отношений развивается относительно независимо от государственной власти[175].

Правовое государство неразрывно связано с гражданским обще­ством. Оно не только принуждает, но и берет на себя осуществле­ние всех его общественных, социальных задач, его также называют «социальным правовым государством»[176]. Это общество ориентиро­вано главным образом на человека, гражданина, независимость, равноправие, достоинство и самоуважение личности.

Сокровенные мысли о гражданском обществе не новы, они поя­вились в древности. Рассуждение о нем можно найти в «Политике» Аристотеля и «Государстве» Платона. Важную роль в разработке и об­разовании принципов гражданского общества и его роли во взаимо­отношениях с государством сыграла известная теория общественного договора. Представители этой теории (Г. Гроций, Т. Гоббс, Ш. Монтескьё, Ж-Ж. Руссо, А.Н. Радищев) в своих трудах обосновали наличие со­вершенно новых для своего времени понятий, таких, как «граждан­ская свобода», «политическая свобода в обществе», «право народа на собственные действия». Согласно их воззрениям государство, его власть создаются в результате договора, по воле людей, которые обязаны охранять условия общественного договора. Государство по теории общественного договора — орган, представляющий интере­сы всего общества. Народ имеет право лишить государство, нару­шающее договор, властных полномочий, полученных в результате договора, либо вовсе устранить его.

Позднее ученые-мыслители отметили, выявили и иные крите­рии отличия гражданского общества от государства, его политиче­ских учреждений. Это в свое время сделали И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс, М. Вебер. Каждый из них сыграл свою роль в раскрытии содержания гражданского общества. Под гражданским обществом стали понимать качественно обособленную сферу отношений, глав­ным образом имущественных, семейных, нравственных, которые должны быть независимы от государственной власти.

Однако это были первые подходы к осмыслению общей кон­цепции гражданского общества в связи с государством. Ведь из­вестно, что далеко не всякое общество, состоящее из граждан, яв­ляется гражданским, так же как не любое государство, издающее и применяющее законы, является правовым. Гражданское общество — особая структура отношений людей в обществе, сфера внеполити- ческая, внегосударственная. Это экономические, социальные, культур­ные, семейные, духовные, нравственные, религиозные, корпоративные отношения людей, существующие наряду (одновременно) с государ­ством. На эти элементы и признаки гражданского общества указы­вали в свое время многие мыслители.

«В гражданском обществе, — отмечал Гегель, — главным эле­ментом, главным субъектом является человек. В гражданском об­ществе каждый для себя цель — все другие для него ничто». Однако для достижения своих целей и интересов человек должен вступать в отношения с другими людьми. В понимании Гегеля гражданское общество — это прежде всего частная собственность, религия, се­мья, мораль, долг, образование, законы, а также вытекающие из них юридические отношения между членами общества, ибо без них, без соотношения с другими людьми человек не может достичь своих целей[177].

У Гегеля проводится четкое различие между обществом и госу­дарством, имеется свой взгляд на структуру гражданского общества, отмечается прогресс, исторически восходящий путь развития обще­ства. Проблема гражданского общества как особого феномена была обусловлена прогрессом, потребностями исторического развития, не­обходимостью определения дальнейших более эффективных путей развития общества, государства, демократии, свободы человека, бо­лее разумных их взаимоотношений во все набирающих силу тенден­циях к самостоятельному развитию государственных и общественных начал. Гражданское общество — довольно сложное, многоаспектное и динамическое явление. Это общество, где существует особый способ жизни граждан, основанный на разуме, свободе, справедли­вости, праве и демократии, общество, в условиях которого создают­ся реальные возможности для реализации личных, экономических, социальных, правовых и духовных целей.

Н.И. Матузов справедливо указывает на ряд общих идей и прин­ципов, лежащих в основе гражданского общества любой страны. К ним в частности, относятся:

• экономическая свобода, многообразие форм собственности, рыночные отношения, конкуренция;

• безусловное признание и защита естественных прав человека и гражданина;

• легитимность и демократический характер власти;

• равенство всех перед законом и правосудием, надежная юри­дическая защищенность личности;

• правовое государство, основанное на принципе разделения и взаимодействия власти;

• политический и идеологический плюрализм, наличие легаль­ной оппозиции;

• свобода мнений, слова и печати, независимость средств мас­совой информации;

• невмешательство государства в частную жизнь граждан, их вза­имные обязанности и ответственность;

• гражданский мир, партнерство и национальное согласие;

• эффективная социальная политика, обеспечивающая достой­ный уровень жизни людей.

Что касается структуры гражданского общества, то ученый главными составными его элементами называет личность, семью, школу, церковь, общественные объединения, политические партии, профсоюзы, независимые средства массовой информации, институ­ты представительной и непосредственной демократии, систему вос­питания и образования, социальные группы, слои, средний класс, а также все негосударственные (неправительственные) структуры, учреждения, связи, отношения[178].

Это далеко не исчерпывающий перечень элементов гражданско­го общества, он богаче и многообразнее. Только в России за по­следние годы зарегистрировано и действует несколько сот тысяч различных неполитических, непроизводственных, негосударствен­ных организаций, объединений, фондов, центров, агентств, клубов. Совсем недавно образована из самых авторитетных граждан Обще­ственная палата РФ как орган общественного контроля и разреше­ния острых споров в нашем государстве. Этот орган начал активно работать, участвует в жизни всего общества, в частности, принима­ет живое участие в подготовке наиболее важных для людей законо­проектов, в разрешении межнациональных конфликтов, регулиро­вании споров в области соблюдения прав человека и гражданина.

Таким образом, формируемое в России гражданское общество формой своего существования предполагает народную демократию, пре­доставляющую всем людям равные юридические возможности участия в жизни государства. Гражданское общество, демократия и правовое государство нередко трактуются как синонимы индивидуалистиче­ского общества, организованного на правовых принципах и целях. При этом гражданское общество как общество свободных и неза­висимых собственников противопоставляется государству. Своего главного противника теоретики либерализма видят не в отдельных субъектах гражданского общества и не в возможной внешней угро­зе, а в публичной власти собственного государства, которое, обладая монополией на властные воздействия, может посягать на ценностно- приоритетные индивидуальные права свободы граждан. Либеральная идея правового государства проповедует такую организацию государ­ственной власти, которая подчинена праву, понятому как осуществ­ление верховенства прав и свобод человека и гражданина.

Иную, не индивидуалистическую, а религиозно-личностною трактовку прав человека и соборное обоснование гражданского об­щества можно найти у H.A. Бердяева. Он отмечал: «В людях, слиш­ком поверивших в либеральную идею и исповедующих доктрину либерализма, в либеральных движениях и партиях слишком мало онтологического. Это в большинстве случаев поверхностные люди и поверхностное движение. Но в истоках либеральной идеи есть большая связь с онтологическим ядром жизни, чем в истоках идей демократической и социалистической. Ибо поистине свобода и пра­ва человека, человеческой личности, человеческого духа имеют большую связь с духовными основами жизни, чем всеобщее изби­рательное право или обобществление орудий производства. Свобода и права человека, не отчуждаемые во имя утилитарных целей, ко­ренятся в глубине человеческого духа. И поскольку либерализм их утверждает, он связан с природой личности, которая имеет онтоло­гическую основу. Либерализм нельзя обосновать позитивистически, его можно обосновать лишь метафизически. По позитивным осно­ваниям человека можно лишить самого священного его права, если это понадобится. Либералы-позитивисты лишь по непоследова­тельности и по поверхности своего сознания готовы признать не­отъемлемые права и свободы человека. Духовным источником сво­боды и прав человека является свобода и право религиозной совести. Но глубже еще неотъемлемые и священные свободы и пра­ва человека обоснованы в церкви Христовой, признающей беско­нечную природу человеческого духа и защищающей его от неогра­ниченных посягательств внешнего государства и общества»[179].

Формируемое сегодня в России гражданское общество представ­ляет собой общественное единство, спонтанно слагающееся из воль­ного сотрудничества людей и из свободного соглашения воль от­дельных членов общества. Его юридическая форма есть некий договор, соглашение и известная «договорная теория», которая пы­талась все общество как единство, в частности, его государство, ис­толковать по образу гражданского общества. При всей спорности этой теории в применении к государству не подлежит сомнению то, что общество немыслимо без той спонтанно слагающей его ткани, которая создается из взаимодействия и соглашения отдельных его элементов. Гражданское общество — как бы общественная связь, изнутри сцепляющая отдельные элементы в свободное целое[180].

Важное качество гражданского общества и правового государст­ва — развитое и сильное местное самоуправление. Для гражданско­го общества и правового государства в современной России это один из заметных показателей процесса становления нового демо­кратического строя. Местное самоуправление как особый вид наро­довластия, институт публичной власти наиболее близок к населению. В нем реализуются воля народа, права граждан на участие в управ­лении делами общества, в решении собственных проблем. Местное самоуправление, являясь элементом гражданского общества, одно­временно требует быстрейшего формирования и эффективного функционирования правового государства. В местном самоуправле­нии воплощаются такие признаки, как народовластие, гибкое управ­ление общественными делами, гарантированность и защита прав и свобод человека и гражданина, разделение власти, суверенитет народа.

Правовое государство в гражданском обществе может и должно гибко регулировать развитие экономики страны на основе требова­ний рынка, осуществлять быстрый сбор налогов, решать вопросы оперативного управления социальной сферой, осуществлять поли­тику, направленную на поддержание достойного уровня жизни ма­лоимущих слоев населения, бороться с преступностью, охранять общественный порядок и т.д. Следовательно, правовое государство и гражданское общество неразделимы. Нет гражданского общества — нет и правового государства, равно как без правового государства не может существовать и развиваться гражданское общество.

Правовое государство необходимо гражданскому обществу хотя бы для того, чтобы умерить негативные последствия рыночных ре­форм, регулирования различных отношений ради предотвращения экономического хаоса, справедливого распределения материальных ценностей и духовных благ, которыми располагает общество. Про­никновение правового государства в суть гражданского общества и нерасторжимость гражданского общества и правового государства олицетворяют единство и целостность соответствующего экономи­ческого, политического и культурного строя. Нарушение равнове­сия этих факторов жизнедеятельности расстраивает гармоничное развитие общества и государства.

Связь и взаимодействие гражданского общества и правового го­сударства не исключают возможности возникновения противоречий между ними. При всей гармоничности гражданского общества и пра­вового государства эти противоречия могут возникнуть в случаях, когда нарушаются разумные пределы, мера и форма вмешательства в прерогативы каждой из них. И эти противоречия легко снимаются при отсутствии их антагонистичности. Гражданское общество пони­мает необходимость регулирования правовым государством экономи­ческих отношений, допускает такое регулирование и ориентирует его на создание социально ориентированной рыночной экономики.

Правовое государство с согласия гражданского общества должно регулировать и другие сферы, в частности, устанавливать порядок проведения собраний, митингов, демонстраций, пикетов, нарушение которых влечет применение принудительного механизма. Однако ре­гулирование соответствующих общественных отношений со стороны правового государства осуществляется под постоянным и строгим кон­тролем со стороны гражданского общества, при необходимости суще­ственно воздействующим на государственные решения, добиваться даже их отмены в случае противоречия идеалам гражданского общества.

Правовое государство является частью гражданского общества в том смысле, что является единственной структурой, представляю­щей общество и управляющей им. И в этом состоит двойное отличие правового государства от гражданского общества. Оно, во-первых, является частью целого, во-вторых, той необходимой частью цело­го, которое обеспечивает нормальное функционирование целого. Правовое государство выступает от имени всего народа, нации, осуще­ствляет управление всем обществом и обеспечивает безопасность всей страны. Олицетворяя собой население страны, правовое государство создает общенародные, общенациональные представительные, ис­полнительные, судебные и иные органы, структура которых иерар- хична по вертикали. В отличие от этого, структура иных социальных образований гражданского общества строится по горизонтали.

Правовое государство, его органы обладают монополией на принуждение, используемое лишь при нарушении законодательства и в пределах, им установленных. Иные негосударственные социаль­ные образования гражданского общества не могут использовать при­нуждение. Их отношения между собой и гражданами существуют на добровольных основах, на соответствующих соглашениях. Граждане могут быть привлечены к юридической ответственности только по решению государственного органа, прежде всего суда, и только за доказанное противоправное действие. Должностные лица государ­ства несут юридическую ответственность не только за правонару­шения, но и за служебные ошибки, упущения, неквалифицирован­ные решения. Более того, само государство подчиняется праву, изданным им самим законам. А к государству, нарушающему собст­венные законы и иные акты, могут применяться и применяются принудительные санкции со стороны общества, социальных сил, до­бивающихся отмены антиправовых, противозаконных его решений. Кроме того, известно, что если не само государство, то междуна­родное сообщество применяет принудительные санкции к государ­ству, которое игнорирует принципы и нормы международного пра­ва, нарушает права и свободы человека и гражданина.

Некоторые исследователи считают, что формированию и развитию гражданского общества противостоит государство, которое своим аппаратом ограничивает общественную самодеятельность, инициати­ву, энергию. Чтобы этого не происходило, изыскиваются пути огра­ничения государственной власти, сведения его функций до минимума. Попытки обуздать государство имеют свои основания. Но, как показы­вает опыт, добиться ущемления государства не всегда удается, ибо огра­ничение в действиях государства чревато, в частности, ослаблением безопасности страны и граждан, тем, что государство не в состоянии осуществлять функции, полезные и необходимые тому же обществу.

Имеется, однако, иная альтернатива: привлечь само государство к активному участию в формировании и развитии гражданского общества, сделать государство одним из составных полезных частей гражданского общества. Правовое государство гражданскому обще­ству не противник, а союзник. Надо использовать огромный потен­циал этого государства, поставить его на службу эффективного дейст­вия и деятельности гражданского общества. Первейшая задача современного государства состоит в том, чтобы преодолеть это отчуж­дение совместными усилиями государства и общественности. Мож­но было бы освободить государство от некоторых традиционных обязанностей, передав их тем или иным общественным организа­циям, с которыми должно быть установлено тесное сотрудничество. Такая передача не должна осуществляться за счет ослабления госу­дарства. Наоборот, сила государства — в его тесном, согласованном и солидарном взаимодействии с общественными формированиями, гражданами, со всем населением страны[181].

<< | >>
Источник: М.М. Рассолов, В.П. Малахов, А.А. Иванов. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специально­сти «Юриспруденция» — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ- ДАНА: Закон и право, — 447 с.. 2011

Еще по теме Глава 23. Проблемы теории правового государства и гражданского общества:

  1. Глава двадцать вторая. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО
  2. § 10. Государство и гражданское общество
  3. 4.1. Понятие и сущность гражданского общества
  4. 4.3. Гражданское общество и Россия
  5. 2.2. Понятие и сущность гражданского общества
  6. ГЛАВА Ш МЕЖДУНАРОДНОЕ ТАМОЖЕННОЕ ПРАВО И ПРОБЛЕМЫ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ УКРАИНЫ
  7. 2. Правовое государство в постсоветской России
  8. Глава 1. Проблемы предмета и методологии государства и права
  9. Глава 4. Проблемы типологии государства
  10. Глава 14. Проблемы теории правоотношения
  11. Глава 17. Проблемы теории правового регулирования
  12. Глава 18. Юридическая процедура: некоторые проблемы теории
  13. Глава 19. Проблемы законности, правопорядка и общественного порядка
  14. Глава 23. Проблемы теории правового государства и гражданского общества
  15. Глава 24. Проблемы теории социального государства. Права человека
  16. Глава двадцать вторая. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО
  17. § 2. Развитие идей правового государства в России
  18. Концепция правового государства в становлении современной российской государственности
  19. Тема 7. Государство в политической системе
  20. Коммуникативная концепция права (проблемы генезиса и теоретико-правового обоснования)
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -