<<
>>

Глава 17. Проблемы теории правового регулирования

проблема теории правового регулирования в связи с правомер­ным поведением весьма актуальна в современной юридической науке. Особенности правового регулирования в современном циви- литарном государстве и обществе как категории состоят в том, что она в единстве охватывает самые существенные элементы «право­вой материи» — нормы права, действие права в демократическом обществе, сам процесс правового регулирования поведения людей, его механизм, правомерное поведение как цель государства и ре­зультат правового регулирования.

Исходным элементом в этой теории является действие права в обществе, причем действие в широком смысле этого слова. Под ним следует понимать социальное действие права, его норм как ре­гуляторов общественных отношений с целью достижения желаемых задач демократического общества и правомерного поведения каж­дого гражданина, человека.

Право и его нормы рассматриваются не в статике, а в динами­ке, т.е. в действии, в ходе их функционирования. В процессе этого действия право и его нормы переходят из одного социального со­стояния в другое (разрешают дела, споры и т.д.), и переводят содер­жащуюся в себе волю людей, их информационный «заряд» в практи­ческую плоскость. Действие права делает реальными присущие ему законность, справедливость, ценности граждан, их образ жизни. Право обретает как бы две стороны: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя касается восприятия норм права, его смысла, содержа­ния разными субъектами, а внешняя — форм и средств их проявле­ния, а также видов поведения (правомерное, неправомерное) участ­ников правоотношений.

И в этом смысле, как показала Р.В. Шагиева, действие права непосредственно связано с правовой деятельностью в современном обществе[137]. Действие права, исходя из общей концепции деятельности в сфере права, может рассматриваться в этом смысле как разнопо­рядковое регулирующее воздействие на общественные отношения в пределах территории государства, определенного времени и круга субъектов.

Тогда его задачей будет официальное подтверждение границ правового в общественной жизни и придание им юридиче­ской значимости. Такое действие права можно будет представить политико-правовым, потому что его результатом тогда станут соци­альные блага (законы, судебные решения и т.д.), имеющие полити­ко-правовой характер, т.е. по содержанию оно будет направлено на организацию правовой деятельности, а по форме носить политиче­ский характер.

Действие права не может в современном обществе исследовать­ся без юридической деятельности, обеспечивающей ему (действию права) необходимую степень «признания». Именно в ходе юридиче­ской деятельности создаются правовые тексты, в которых возводят­ся в обязательный ранг официальные эталоны действия права. Та­ким образом, действие права в определенной степени может рас­сматриваться как относительно самостоятельный вид социальной действительности, точнее, как один из подвидов деятельности по­литической, осуществляемой различными субъектами обществен­ных отношений, обладающими государственно-властными полно­мочиями.

Правовая деятельность может быть определена как такая социаль­но значимая активность (свобода выбора и свобода самовыражения), которая осознанно и целенаправленно предпринимается субъектами — носителями субъективных прав и юридических обязанностей в раз­личных сферах общественной жизни в целях удовлетворения их раз­нообразных потребностей специфическим духовно-практическим способом (в рамках правоотношений) и которая поэтому признает­ся обществом и государством правильной, справедливой, а в случае необходимости — дающей возможность вынести решение и вызвать юридически значимые последствия1.

Действие права осуществляется в обществе не произвольно. Оно основано на законодательстве, на четких нормах права, морали. И его «запускает» в жизнь и сопровождает потом специальный «ин­струмент». Таким «инструментом» в ходе действия права выступает правовое регулирование. Следовательно, правовое регулирование — это часть действия права, которая характеризует специфическое нор­мативно-организационное воздействие на поведение и деятельность отдельных субъектов для достижения фактических целей права.

Необходимым свойством правового регулирования является способность регламентировать отношение на основе норм права. Правовое регулирование, указывая субъектам права (а не вообще любым субъектам) вид и меру действия, предусматривает правовые последствия (положительные и отрицательные), оно властно обес­печено государственной силой принуждения. Для правового воз­действия эти четкость, определенность не характерны. Норма оказывает воздействие на поведение людей определением право­способности граждан и организаций, юридическим фактором и пра­воотношением. При определении правоспособности нормы права еще не регулируют поведение людей, а лишь воздействуют на их волю и сознание.

Следовательно, для правового регулирования по сравнению с воз­действием характерна большая конкретность в определении юриди­чески возможного и должного поведения субъектов общественных отношений. Норма права начинает регулировать поведение людей лишь на стадии юридического факта (при совершении ими право­мерных действий) и заканчивает его в момент прекращения дейст­вия правоотношения, когда будет достигнут определенный право­вой эффект.

Спорно утверждение А. С. Пиголкина о том, что понимание правового регулирования охватывает собой все формы воздействия права на общественную жизнь: правотворчество, общевоспитательную роль права, осуществление правовых предписаний в конкретных действиях субъектов права, обеспечение исполнения этих предпи­саний, законность, правопорядок, правовую культуру и т.д., само правомерное поведение, а также все то, что создает основу и пред­посылку для такого поведения, обеспечивает его[138]. Скорее всего все это относится к правовому воздействию. И в этом контексте по­следнее — результативное, нормативно-организационное влияние на общественные отношения как специальной системы собственно правовых средств (норм права, правоотношений, актов реализации и применения), иных правовых явлений (правосознания, правовой культуры, правовых принципов, правотворческого процесса)[139].

Разграничение регулирования и воздействия позволяет выяснить место и роль каждого элемента правового регулирования в системе правового воздействия, установить связи и взаимодействия среди этих элементов. Термин «правовое регулирование» относится к праву как системе норм и специфическим правовым средствам (правоот­ношениям, актам реализации норм права), термин «воздействие» — ко всем вышеназванным, а также ко всем прочим правовым явле­ниям и категориям.

Следовательно, правовое регулирование вбирает в себя специфи­ческую деятельность государства, связанную с подготовкой и выра­боткой правовых установлений и определением средств обеспече­ния их реализации. Содержанием правового регулирования будут многоаспектная деятельность правотворческих государственных ор­ганов, связанная с выбором типа, методов, способов правовой рег­ламентации, определением соотношения нормативных и индиви­дуальных средств правового регулирования, формированием юридического обеспечения и т.д.; непосредственная деятельность субъектов общественных отношений, которая связана с поиском и использованием необходимых правовых норм, средств правового влияния, методов и др., в целях согласования своего поведения с тре­бованиями правовых предписаний.

Наряду с регулированием, реализуемым непосредственно субъ­ектами общественных отношений, т.е. наряду с саморегуляцией субъектов, допускается государственное регулирование или, как по­казал В.В. Лазарев, государственно-правовое регулирование в виде специально организованного механизма. Правовое регулирование общественных отношений рассматривается в этом случае как соци­альная функция государства. Отсюда следует значение, которое при­обретает тот механизм, с помощью которого достигаются цели права и государства, т.е. механизм государственно-правового регулирования.

Механизм государственно-правового регулирования позволяет:

• собрать вместе все части юридической системы и факторы, на нее влияющие;

• расставить их по своим местам;

• увидеть те основные функции, которые выполняют юридиче­ские, социальные и другие факторы в процессе правового ре­гулирования;

• понять процесс трансформации правовых принципов и норм в поведение (правомерное и противоправное), возникновение законности и правопорядка или правового нигилизма;

• обосновать необходимость совершенствования правового ре­гулирования в обществе, уровня юридической культуры все­го населения и профессиональной культуры всех должност­ных лиц, прежде всего работников правоохранительных органов[140].

Такой расширительный подход к осмыслению правового регу­лирования общественных отношений полезен и актуален для со­временного общества, но слабо исследован и еще ждет своей разра­ботки. С учетом этого подхода мы будем говорить о широкой трактов­ке самого понятия правового регулирования, т.е. о больших пределах действия его механизма. Однако эта широта должна иметь и свои разумные пределы. В этом отношении пределы правового регулиро­вания должны представляться как некая разумная граница, отде­ляющая область правового от неправового и очерчивающая рамки применения норм права, предельность его воздействия на сознание и поведение человека.

Конечно, пределы правового регулирования обусловлены неюри­дическими факторами: они вытекают из природы человека и общест­ва, предопределены общей культурой и цивилизованностью людей. В тесной связи с пониманием этих пределов находится понятие предмета правового регулирования. Предмет правового регулирова­ния должен определять, что регулируется правом. К нему относятся те виды общественных отношений, действий людей, организаций и др., которые объективно могут быть урегулированы правом и ко­торые требуют правового воздействия. Значит, не все действия, от­ношения в обществе могут быть объектами правового воздействия, а лишь определенная их часть, та, которая имеет нормативный ха­рактер, повторяема, отличается массовым проявлением, поддается правовому контролю и др.

Выделение тех сфер общественной деятельности, которые тре­буют правового упорядочения, — сложная научная, практическая проблема. От правильного ее решения зависит эффективность дей­ствия всего права. Возможности права таковы, что оно действует в разных областях жизни человека, хотя его результативность при­менительно к этим областям общественной жизни далеко неодина­кова. Очевидно, можно утверждать об объективной подверженности правовому регулированию отношений, складывающихся в сферах производства, распределения и потребления материальных благ, в сфере отправления государственной власти, управления, в области взаимо­отношений личности и государства и т.д.

Непосредственным предметом правового регулирования высту­пают многообразные действия, деятельность субъектов обществен­ных отношений. Содержание правового регулирования зависит от положения взаимодействующих в отношении сторон и объектов, по поводу которых возникает это взаимодействие. Следовательно, ме­тод — это совокупность приемов и способов правового регулирова­ния. Принято различать следующие основные приемы, способы правового регулирования:

• позитивное обязывание — возложение на лиц (субъектов) обязанности к активному поведению;

• дозволение — предоставление лицам права на свои собствен­ные активные действия;

• запрещение — возложение на лиц обязанности воздерживать­ся от совершения действий, запрещенных законом;

• в качестве дополнительных способов называют поощрение и рекомендации — своеобразные стимулы к правовому по­ведению.

Сочетание основных способов образует специфические методы правового регулирования — директивный (императивный) или ав­тономный (диспозитивный). Императивный метод — строго обяза­тельный, не допускающий отступлений от требований нормы права. Он чаще всего присущ административному и уголовному праву, хо­тя используется и конституционным правом, встречается в иных отраслях права.

Диспозитивный метод основан на учете инициативы, самостоя­тельности в выборе того или иного поведения субъектов общест­венных отношений. Он допускает возможность сторонам урегули­ровать собственные действия по своему усмотрению. Законом лишь определяются пределы такого усмотрения либо устанавливаются определенные процедуры. Этот метод специфичен для гражданско­го, семейного права. В его основе лежат свободное (неподчинен­ное) положение субъектов правоотношений и договоров как источ­ник возникновения.

В зависимости от сочетаний запретов и дозволений различают два основных типа регулирования: 1) общедозволенное, в основе которого находится общее дозволение и которое строится по прин­ципу «дозволено все, кроме того, что прямо запрещено нормами права»; 2) запретительное, в основе которого лежит общий запрет и которое строится по принципу «запрещено все, кроме того, что прямо разрешено законом». На преобладание общедозволенного или запретительного регулирования влияют разнообразные факторы — исторические традиции, уровень культуры, характер правовой си­стемы, особенности регулирования отношений и др.

Правовое регулирование — длящийся во времени и в простран­стве процесс. Он имеет следующие стадии:

• начальную (организационную), в которую входят определение право- и дееспособности граждан, установление правового ста­туса граждан, определение компетенции органов власти, ус­тановление правового положения различных юридических лиц (хозяйственных, общественных и т.п. организаций);

• переходную, преобразующую, которая наступает после со­вершения субъектами права юридически значимых действий (бездействия), влекущих определенные юридические послед­ствия. Предполагает установление юридического факта, после которого вырисовывается конкретная правовая связь между субъектами права через их субъективные права и юридиче­ские обязанности (конкретное правоотношение). Юридиче­ский факт (событие или действие, бездействие) и конкретное правоотношение — две взаимосвязанные, но самостоятельные части этой стадии;

• заключительную, или результат правового регулирования, — последствия, достигнутые в процессе регулирования. Она, как правило, закрепляется в актах реализации и проявляется как реализованные гражданами субъективные права и обязанно­сти, выполненные органами государства задачи, реализован­ная юридическая ответственность и т.д.

Результат является конечным моментом в правовом регулирова­нии, но это не прекращает регулирование вообще. Оно продолжает осуществляться во времени и в пространстве в отношении субъектов, которые непрерывно включаются в сферу регулирования. Правовое регулирование общественных отношений и процесс его реализации — весьма сложное и многоаспектное явление. Это и специфический, организованный механизм, с позиций структуры и действия, функционирования, причем механизм, в отношении которого сре­ди ученых-юристов до сих пор идут споры. Так, первым заговорил о механизме правового регулирования С.С. Алексеев. Он предло­жил понимать под ним «взятую в единстве всю совокупность юри­дических средств, при помощи которых обеспечивается правовое воздействие на общественные отношения»[141]. Это определение, включая в себя «всю совокупность юридических средств», несо­мненно, давало слишком широкое понимание механизма правово­го регулирования.

В другой своей работе ученый определяет механизм правового регулирования как взятую в единстве систему правовых средств (юридических норм, правоотношений, актов и др.), при помощи которых осуществляется правовое воздействие на общественные отношения[142]. В этом определении «вся совокупность» заменена «системой». Однако оба определения имеют общий недостаток — правовое регулирование определяется через правовое воздействие. В таком подходе изначально содержится неточность. Тем не менее, определение механизма правового регулирования получило наи­большее признание в юридической литературе.

Имелись и другие подходы к проблеме механизма правового ре­гулирования. Так, В.М. Горшенев рассматривает механизм правового регулирования с позиции правовых форм деятельности органов го­сударства и общественных организаций, т.е. через правотворческую и правоприменительную деятельность соответствующих субъектов[143]. В.Н. Хропанюк определяет механизм правового регулирования как систему правовых средств, с помощью которых осуществляется упорядоченность общественных отношений[144].

А.В. Малько считает, что механизм правового регулирования — «это система правовых средств, организованных наиболее последо­вательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права»[145]. Все отмечают та­кой важный признак механизма правового регулирования, как «система правовых средств», но в остальном единства во взглядах не наблюдается.

Все это свидетельствует об уязвимости широкого определения механизма правового регулирования как воздействия права на об­щественные отношения. Сегодня, очевидно, нужно дать более узкое определение: механизм правового регулирования — это система правовых средств (элементов), с помощью которых осуществляется взаимосвязанное регулирование общественных отношений опреде­ленного качества.

Регулирование общественных отношений — это действие права, но не всей его системы и не в любых формах и направлениях, а регламентация правовыми средствами определенного качества общественных отношений, осуществляемая в конкретной обстановке. Это расстановка участников регулируемых отношений по их юри­дическим местам с помощью соответствующих правовых средств (правовых актов, правомочий, юридических фактов, обязанностей). Действие прав в обществе в широком смысле (социальный меха­низм действия права) — это правовая ориентация, правовые уста­новки, социальная среда, правовая информация, социальные по­следствия действия права и т.п.

Среди теоретиков права нет единого взгляда на внутреннюю структуру механизма правового регулирования, т.е. на систему пра­вовых средств. Так, С.С. Алексеев считает, что механизм правового регулирования состоит из трех основных элементов, или частей: юридических норм, правовых отношений и актов реализации субъ­ективных юридических прав и обязанностей[146]. А.В. Малько вполне обоснованно добавляет к ним юридический факт и охранительный правоприменительный акт[147]. В.А. Шабалин называет в качестве са­мостоятельного элемента механизма правового регулирования за­конность[148] и правосознание.

Стадии и элементы механизма правового регулирования ученые совмещают с самим процессом правового регулирования в общест­ве[149]. Все это требует активизации научных исследований проблем механизма правового регулирования на современном этапе и более тесной их увязки с исследованиями и разработками проблем меха­низма государственно-правового регулирования и механизма дейст­вия права в целом.

Может быть, следовало бы согласиться с В.В. Лазаревым, кото­рый, не вдаваясь в пространные дискуссии о том, что понимать под механизмом правового регулирования, его структурой, этапами и др., довольно успешно проанализировал некоторые аспекты со­держания механизма государственно-правового регулирования, в ча­стности, его понятие, элементы, общие функции, методы функцио­нирования[150].

Приобретают актуальность и слабо разработанная в теории пра­ва проблема правомерного поведения как цели государства и ре­зультата действия права и проблема поведения личности в юриди­ческой науке. Эти исследования ведутся теоретиками права в не­сколько суженном виде.

Необходимо вести речь о воздействии права вообще на лич­ность (в ходе действия права, правового регулирования и т.д.). Причем с точки зрения правовой регуляции возникают три пробле­мы: 1) регулятивное значение права в целом и структурных элемен­тов нормы в частности на поведение человека; 2) нормы права в механизме мотивации поведения субъектов правового регулиро­вания; 3) «отработка» эффективных нормативно-правовых устано­вок как особого фактора правомерного поведения.

Известно, что право содержит модели желаемого, возможного и должного поведения субъектов, однако вопросы, связанные с тем, как отражаются в нормах права сами моделируемые явления, изу­чены теорией права еще недостаточно. Особый интерес представля­ет позиция В.Н. Кудрявцева, который показал особенности регуля­тивного воздействия права на различные уровни поведения (тело­движение, действие, операции, деятельность)[151].

Анализ регулятивных возможностей той же нормы права мо­жет быть произведен с иных позиций, в частности, путем сравне­ния соотношения компонентов нормы права со структурными элементами поведения личности. Такой подход обоснован, если иметь в виду, что целесообразное правовое регулирование волево­го поведения невозможно, если содержание правовых норм (субъ­ективные права, юридические обязанности), ядро правовых норм (предписание) не учитывают составные части сознательного, воле­вого поступка человека.

Допустим, что норма права состоит из трех структурных эле­ментов — гипотезы, диспозиции, санкции. Но что касается уясне­ния элементов поведения, то картина вырисовывается далеко не та­кая четкая, поскольку в различных отраслях общественных наук в понятие поведения вкладывается различный смысл. Главными, ос­новными, системообразующими в поведении являются отношения человека к человеку и деяние, реализующее это отношение. Отно­шение, не воплощенное в каком-либо деянии, — не поведение, точно так же и деяние, не реализующее какого-либо отношения, не является поведением, а представляет собой элементарное или сложное, но все-таки физическое действие.

Важными правовыми средствами, оказывающим регулятивное воздействие на поведение, являются субъективные права и юриди­ческие обязанности, которые, придавая норме права представитель­но-обязывающий характер, фиксируют отношение человека к чело­веку, т.е. отношения субъектов права. В правах одного субъекта и соответствующих им обязанностях другого четко определяется ха­рактер их социального отношения друг к другу.

Но регулятивная нагрузка, которую несет, например, диспози­ция нормы, не ограничивается правовым конструированием отно­шения человека к человеку. Диспозиция, кроме того, называет то деяние, посредством которого должно реализоваться отношение.

Предусмотренное в норме права возможное или должное поведение регламентируется с разной степенью детализации. В одних случаях в диспозициях норм права содержится указание на результат пове­дения, в других — наряду с этим и способ, каким этот результат может или должен быть достигнут.

Не регламентируется способ, а указывается лишь само деяние в тех случаях, когда его осуществление антиобщественными (непра­вомерными) способами невозможно. В тех или иных условиях реали­зация определенного отношения осуществляется такими способами, каждый из которых не может быть общественно неприемлемым. В иных случаях при наличии возможностей способов неправомерного поведения не указывается способ поведения, поскольку другие нор­мы права запрещают эти антиобщественные деяния.

В правовых предписаниях обычно не указываются способы пра­вомерных деяний и потому, что положительные способы поведения настолько укрепились в общественной практике, что нет необходи­мости регламентировать их детально. Детальная регламентация спо­собов поведения имеет место в тех случаях, когда не накоплен опыт реализации вновь возникающих общественных отношений и когда быстро меняющиеся условия жизни людей делают малоэффектив­ными прежние деяния.

Таким образом, при правовом регулировании поведения в дис­позициях норм права фиксируются такие его элементы, как отно­шение и деяние, реализующее это отношение. Причем нормы права отражают те отношения и деяния, которые уже получили или начи­нают приобретать в общественной жизни известное распростране­ние и реализация которых без государственно-правового воздействия, регулирования может оказаться затруднительной из-за возможных эксцессов, выходящих за пределы логики этих отношений.

Любое поведение человека представляет собой фрагмент соци­альной действительности. Его форма и содержание поведения зави­сят от многообразных обстоятельств. Разумеется, степень влияния различных обстоятельств на поведение не может быть одинаковой. От одних фактов поведение зависит больше, от других меньше. Не­которые из них являются решающими условиями для совершения того или иного поступка. Кроме того, возможность осуществления того или иного поведения зависит от социальных характеристик че­ловека, его социальной роли, профессиональной подготовки, тру­довой квалификации, уровня правовых знаний и т.д.

Поведение личности, таким образом, имеет определенные соци­альные предпосылки. Под ними подразумевается совокупность со­циальных характеристик личности и жизненных обстоятельств, без которых оно объективно не может быть осуществлено.

При анализе норм права с точки зрения отражения в них этой закономерности человеческих поступков значительную роль играет гипотеза нормы права. Гипотеза всегда содержит указание на те ус­ловия, при которых поведение, предусмотренное в диспозиции, может или должно быть совершено. В гипотезе описывается не со­вокупность обстоятельств, в которых может пребывать субъект пра­ва, не все его социальные признаки, а лишь те, которые, по мне­нию законодателя, являются объективно необходимым условием реализации модели поведения, заключенной в диспозиции нормы.

Регулятивное значение гипотезы нормы права состоит в том, что она ориентирует человека на воплощение модели поведения, со­держащейся в диспозиции, в реальное поведение при наличии соот­ветствующих требованиям нормы субъективных признаков и именно при тех обстоятельствах, которые предусмотрены нормой права. Оказывая регулятивное воздействие на поведение, гипотеза не оп­ределяет внутреннего строения поведения, как это делает диспози­ция, а фиксирует социальные предпосылки или условия, при нали­чии которых моделируемое нормой поведение должно или может быть совершено.

Санкция как структурный элемент нормы права содержит в себе указание на меры государственного принуждения на случай нару­шения требований правовых предписаний. Она является средством, обеспечивающим адекватную реализацию модели поведения, со­держащейся в норме права, в реальном правомерном поведении личности. Государство, определяя в санкциях неблагоприятные для личности последствия, угрожающие наступлением в случае право­нарушения, ориентирует на соблюдение требований права. Извест­но, что для лиц, убежденных в неотвратимости наказания и не пре­одолевших психологического барьера боязни его, возможность применения мер ответственности является серьезным фактором, удерживающим их от совершения правонарушений. Разные виды мер государственного принуждения обусловлены неодинаковой степенью общественной опасности правонарушений и неоднознач­ностью общественных отношений, являющихся объектом противо­правного посягательства.

О правомерности или противоправности поведения личности можно судить, сравнивая его с моделью, имеющейся в соответст­вующей норме права. Если элементы поведения личности по своим признакам соответствуют элементам модели поведения, содержа­щейся в норме права, то правомерность поведения не вызывает со­мнений. Одно и то же деяние объективно и субъективно может реализовать различные отношения человека к человеку, поэтому в зависимости от характера отношения меняется и характер поведе­ния. Как при теоретическом анализе, так и при практической ква­лификации правомерно поведения, необходимо учитывать все его структурные элементы и их связи.

Одно и то же деяние в рамках одного правоотношения может реализовать правомерное, а в рамках другого — противоправное по­ведение. Поведение, регулируемое правовой нормой, как и любое другое волевое поведение, в своих основных чертах до своего осу­ществления воспроизводится в виде субъективного образа, возни­кающего из потребностей, мотивов, целей.

Вполне обоснованно можно предположить, что, регулируя по­ведение, норма права не может не учитывать его мотивационный аспект. Однако как она его учитывает? Ведь в действительности пси­хологическая мотивация, определяющая отношение людей к чему- либо и толкающая их на совершение различных действий, разнооб­разна. Нормы права не в состоянии непосредственно регулировать эти элементы психологического механизма поведения. Посредством правовых норм невозможно требовать от человека или запретить ему испытывать те или иные потребности, переживать определен­ные побуждения, ставить перед собой конкретные цели. Другое де­ло, как они будут воплощены в поведении. Правовые нормы могут определить возможность, необходимость или недопустимость их реализации в поведении и определяют способ последнего.

Часто невозможно, например, урегулировать потребности лю­дей. Право не может непосредственно подчинить своим норматив­ным предписанием (урегулировать) потребность человека как со­стояние психического организма. Правовые нормы могут оказывать воздействие на потребности не непосредственно, а через регуляцию поведения. Предлагая те или иные варианты поведения, нормы права учитывают и потребности, которые удовлетворяются этими актами поведения.

Обычно относительно понятное указание на потребности, удов­летворяемые соблюдением тех или иных норм права, содержится в преамбулах законов и иных нормативных актов, где обосновыва­ется необходимость их принятия, основное назначение. В нормах, как правило, потребности, средством удовлетворения которых эти нормы являются, не указываются. Но о несомненной связи норм права с потребностями людей, социальных групп и общества свиде­тельствует то, что нормы регулируют взаимоотношения между людьми. Взаимоотношения тесно связаны с потребностями двоя­ким образом. Во-первых, они складываются в связи с удовлетворе­нием людьми различных потребностей. Во-вторых, удовлетворение потребностей происходит в рамках исторически сложившихся от­ношений между людьми.

Связь между взаимоотношениями людей и их потребностями по­рождает необходимость всестороннего учета последних при правовом регулировании общественных отношений. При условии следования этой необходимости каждая модель поведения, содержащаяся в нор­ме права, будет иметь рациональное обоснование и определенное функциональное назначение. В тех случаях, когда в правовых нормах предусматривается использование конкретных материальных и духов­ных благ, законодатель исходит из социально-целесообразной прак­тики использования этих благ для удовлетворения соответствующих потребностей.

Нельзя, конечно, полагать, что во всех случаях правомерное по­ведение, соответствующее норме права, направлено на удовлетво­рение отраженной в ней потребности. Поскольку при правовой квалификации поведения соответствие реально удовлетворяемой поведением потребности и потребности, на которую направлена норма, не всегда имеет юридическое значение, действительную по­требность личности как явление субъективного порядка не всегда можно обнаружить, возможны осознаваемые или неосознаваемые отклонения от потребности, отраженной в норме права, то субъект своим правомерным поведением удовлетворяет потребность, не предусмотренную для данного поведения.

В управомочивающих нормах отражаются, как правило, такие объективно полезные потребности людей, необходимость удовле­творения которых осознается ими правильно. В государственном принуждении нужды нет, так как такие потребности являются са­мостоятельным побуждением к деяниям. Государство, наделяя субъ­ектов определенными правами, выражает свое позитивное отноше­ние к этим потребностям. Более того, оно возлагает на себя обя­занность всемерно способствовать их удовлетворению. Наделяя субъекта правами, государство учитывает не все и не любые потреб­ности личности, а лишь те, удовлетворение которых предпочтительно в общественном и личном плане, с одной стороны, а с другой — те потребности, удовлетворение которых оно может обеспечить на данном этапе развития общества.

Обязывающая норма путем возложения на субъект обязанности совершать определенные действия создает корреспондирующие субъекту соответствующие условия для удовлетворения им своей потребности. Обязанное лицо действует всегда в пользу другого ли­ца1, например, обязанность совершеннолетних детей оказывать мате­риальную помощь нетрудоспособным родителям. Одним из условий удовлетворения потребностей родителей является помощь их детей.

Запрещающие нормы налагают запрет на такое поведение лич­ности, которое может воспрепятствовать удовлетворению потребно­сти других лиц. Показательны в этом отношении нормы уголовного права, запрещающие такие поступки. Но, анализируя особенности отражения потребностей обязывающими и запрещающими норма­ми, нельзя не заметить и того, что некоторые нормы направлены прежде всего на удовлетворение потребностей не других лиц, а лиц, которым эти нормы адресованы. Такова, например, обязанность соблюдать технику безопасности в производственной деятельности, обязанность периодически проходить профилактический медицин­ский осмотр лицам, работающим во вредных условиях труда.

Таким образом, правовые нормы способствуют адекватному от­ражению людьми объективно и социально необходимых личных, общественных, групповых потребностей, ориентируют их поведение на удовлетворение этих потребностей. Важно знание не только мо­делей поведения, заложенных в правовых нормах, но и осознание тех потребностей, на удовлетворение которых ориентируют нормы. Удовлетворение этих потребностей, обеспеченных правовой гаран­тией, создает необходимые условия для дальнейшего развития не только личности, но и общества.

Потребности, отраженные в нормах права, могут быть удовле­творены по усмотрению личности поведением, нейтральным с по­зиции права, и даже противоправным поведением. Но правовая норма, предусматривая модель поведения для удовлетворения опре­деленной потребности, связывает возможность или необходимость ее удовлетворения с определенными социальными условиями, ко­торые представлены в гипотезе нормы. Потребность, отраженная в норме права, может преобразоваться в побуждение, т.е. в мотив реального поведения, модель которого содержится в диспозиции нормы, лишь при наличии обстоятельств, указанных в гипотезе.

Структурное строение нормы четко соответствует следующей психологической реальности. От того, в какой ситуации удовлетво­ряется потребность, зависит характер поведения. Мотивирующее значение потребности всегда зависит от ситуации ее удовлетворения. Отражение в гипотезе нормы права ситуации удовлетворения по­требности дает знать субъекту, что в данной ситуации потребность, отраженная в норме, должна стать побудителем его поведения.

Мотивация волевого поведения после формирования мотива разворачивается по линии определения цели и способов осуществ­ления будущего поведения. Необходимо уяснить, как учитываются эти психологические моменты нормой права. Испытывая определен­ную потребность, субъект в соответствии со своими возможностями и условиями окружающей его среды определяет, что ему необходимо сделать для ее удовлетворения, т.е. ставит цель. Формирование цели означает, что человек имеет ясное представление о содержании своего будущего поведения. Необходимо учитывать и ее двоякий характер — цель нормы права (цель законодателя, достигаемая с помощью нормы) и цель субъекта нормы.

На случай неприятия личностью мотивационной модели, пред­лагаемой нормами права, санкция предусматривает иную мотива- ционную схему в целях реального правомерного поведения. Преду­смотренные санкцией неблагоприятные юридические последствия являются в случае осознания человеком возможности их наступ­ления реальной угрозой на пути удовлетворения личностью раз­нообразных потребностей. Так, лишение свободы посягает на по­требность человека в свободе; денежные штрафы идут вразрез с материальными потребностями. Кроме того, факт применения санкции отрицательно сказывается на нравственных потребностях личности.

Санкции, таким образом, отражают и актуализируют потребно­сти, на удовлетворение которых норма не рассчитана. Отраженную в норме потребность санкция заменяет другой, оставляя остальные элементы мотивационного аспекта без изменения. Такая модель мотивации рассчитана на людей, игнорирующих позитивную моти- вационную модель, предлагаемую нормой права.

<< | >>
Источник: М.М. Рассолов, В.П. Малахов, А.А. Иванов. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специально­сти «Юриспруденция» — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ- ДАНА: Закон и право, — 447 с.. 2011

Еще по теме Глава 17. Проблемы теории правового регулирования:

  1. Тема XVIII. Международно-правовое регулирование экономического со-трудничества
  2. 1. Понятие и правовая природа третейского (арбитражного) соглашения
  3. 3. Конституционно-правовое регулирование политической системы
  4. § 1. Понятие арбитража. Основные теории правовой природы арбитража
  5. § 2. Нормативно-правовая основа предпринимательства. Понятие предпринимательского права
  6. Глава3. Проблемы соотношения государственной власти и государства
  7. Глава 14. Проблемы теории правоотношения
  8. Глава 17. Проблемы теории правового регулирования
  9. Глава 18. Юридическая процедура: некоторые проблемы теории
  10. Глава 23. Проблемы теории правового государства и гражданского общества
  11. 31.1. Государственно-правовое регулирование классово-политической борьбы
  12. 8.3. Правовое регулирование отношений по трудоустройству
  13. 8.4. Правовое регулирование отношений по обязательному социальному страхованию
  14. 16.1. Правовые модели социального партнерства: прошлое, настоящее, будущее
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -