<<
>>

Глава 5. Проблемы формы государства

вопрос о форме государства исследуется юридической наукой

с древних времен, причем тогда мыслители основное внимание обращали на формы государственного правления, хотя исподволь анализировали и другие моменты, касающиеся понятия «форма го­сударства».

Так, Ш. Монтескьё в своей работе «О духе законов» под формами государства понимал образы правления и среди этих об­разов правления выделял республиканский, монархический и дес­потический. Республиканское правление — это такое правление, при котором верховная власть находится в руках или всего народа, или части его. Монархическое правление — форма правления, при которой управляет один человек, но посредством установленных не­изменных законов. Между тем в деспотическом правлении все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица. Как для республики, утверждал мыслитель, нужна добродетель, а для монархии честь, так для деспотического правительства нужен страх. В добродетели оно не нуждается, а честь была бы для него опасна.

Таковы принципы трех видов правления. Это не значит, что в такой-то республике люди добродетельны, но это значит, что они должны быть таковыми. Из этого не следует также, что в таком-то монархическом государстве господствует честь, а в таком-то деспо­тическом — страх. Из этого следует лишь, что так должно быть, ибо иначе эти государства не будут совершенными.

Еще раньше Т. Гоббс касался проблемы формы государства, и в понятие этой формы он вкладывал организацию или образ прав­ления делами общества. Он отмечал, что различных форм государств может быть только три. Различие государств заключается в различии суверена, или лица, являющегося представителем всех и каждого из массы людей. Поскольку верховная власть может принадлежать или одному человеку, или собранию большого числа людей, а в собрании имеют право участвовать или каждый, или лишь определенные люди, отличающиеся от остальных, то могут быть только три вида государ­ства.

Ибо представителем должны быть или один человек, или боль­шее число людей, а это — собрание или всех, или только части. Если представителем народа является один человек, тогда государство представляет собой монархию; если собрание всех, кто хочет участ­вовать в управлении, тогда демократия, или народовластие; а если верховная власть принадлежит собранию лишь части горожан, тогда это аристократия. Иных видов государства быть не может. Тирания и олигархия — лишь разные названия монархии и аристократии.

Государство и государственная власть могут приобретать самые разнообразные формы. Они традиционно фиксируются такими по­нятиями, как «форма государственного правления» и «форма госу­дарственного устройства». Общим для них является понятие формы государства, которая характеризуется и формой государственного правления, и формой государственного устройства. Понятие «фор­ма государства» является одним из важнейших вопросов в теории государства и права.

Однако до сих пор в отношении понятия «форма государства» нет достаточной ясности. Многие авторы относят к форме государ­ства не только форму государственного правления или форму госу­дарственного устройства, но и форму государственного или госу­дарственно-правового режима, политический режим, не только статику (структуру), но и динамику (функционирование, средства, приемы, методы и способы осуществления, а иногда и развитие) государственной власти[28]. Однако форма государства — это совокуп­ность устойчивых отношений между органами государства, т.е. спо­собы их существования друг с другом, в том числе характер распре­деления государственной власти между ними, а также пути их образования (формирования), взаимной ответственности и способы осуществления государственной власти.

Несмотря на различные подходы к определению формы госу­дарства, можно выделить три основных элемента формы государства: 1) форму правления; 2) форму государственного устройства; 3) го­сударственный режим. Их совокупность позволяет максимально зафиксировать все устойчивые и значимые отношения между госу­дарственными органами, территориальными образованиями и насе­лением государства, их статику и динамику, т.е.

наиболее четко оп­ределить форму государства как явление.

Под формой правления понимается совокупность устойчивых взаимоотношений между высшими органами государства, прежде всего порядок их формирования, а также порядок распределения между ними властных полномочий и взаимодействия между собой. В качестве высших формоопределяющих органов государства тра­диционно рассматривают глав государств (монархов или президен­тов), высшие представительные органы (парламенты, иные колле­гиальные органы законодательной ветви власти), правительства (как коллегиальный орган исполнительно-распорядительной вла­сти) и высшие судебные учреждения.

В научной литературе сформировался подход, в рамках которого выделяют две основные формы правления — монархию и респуб­лику, каждая из которых имеет свои разновидности. В основу такого деления положено сразу два критерия: 1) участие (неучастие) насе­ления в процедуре формирования высших органов государственной власти; 2) принадлежность высшей государственной власти одному или многим лицам[29].

Под монархией понимается такое государство, где верховная власть принадлежит одному лицу по наследству (династически) в рам­ках той или иной системы престолонаследия. Монархия как форма правления имеет не юридическую, а религиозную природу, получает от нее легитимацию и государственный смысл. Монарх — лицо юри­дически безответственное, он не может быть привлечен к какой- либо ответственности, не может быть отстранен от престола. В его руках сосредоточена вся полнота государственной власти. От его имени издаются законы, осуществляется исполнительная власть, он единолично представляет государство на международной арене. Его деятельность и потребности финансируются из государственного бюджета. Он имеет право отмены приговора и помилования, право на особый церемониал, особый титул. Такую разновидность монар­хии принято называть абсолютной.

Абсолютная монархия насчитывает более 4 тыс. лет. Она пре­терпевала значительные изменения, трансформируясь, приспосаб­ливаясь к конкретным историческим условиям.

В настоящее время государств с такой формой правления практически не осталось. Не­смотря на то, что сейчас примерно 1/6 всех существующих госу­дарств имеет монархическую форму правления, речь идет не об аб­солютной монархии, а о двух ее разновидностях — дуалистической и парламентарной. Однако им присущи главные признаки, свойст­венные любой монархии: наличие монарха, который занимает свою должность независимо от волеизъявления населения, хотя его пол­номочия могут быть сильно ограничены, он делит их с представи­тельными и исполнительными органами власти государства.

При дуалистической монархии наряду с монархом существует парламент, который осуществляет законодательную власть. Монарх не вправе вмешиваться в деятельность парламента, но сохраняет контроль над правительством. Он может единолично назначать и смещать министров и правительство. Эта форма правления суще­ствует в Марокко, Брунее, Бутане, Тонга, Иордании.

В парламентарной монархии власть монарха ограничена еще существеннее. Парламент не только независим от монарха, но и на­значает правительство. Политические партии, получившие большин­ство на выборах в парламенте, формируют правительство помимо монарха. Правительство ответственно исключительно перед парла­ментом. Юридически монарх вправе издавать законы, но они при­обретают юридическую силу только после согласия (контрасигна- ции) представителя правительства либо премьер-министра. Сам монарх осуществляет церемониальные функции, иногда внешнепо­литические функции. Общеизвестен недостаток этой формы прав­ления: в случае формирования однопартийного правительства оно полностью может контролировать парламент, что не всегда прино­сит желаемый эффект.

При республиканской форме правления в противовес монархии все население участвует в формировании высших органов государ­ственной власти, и власть в этом случае никогда не принадлежит одному лицу. Традиционно выделяют парламентскую и президент­скую республиканские формы правления. Критерием выделения разновидностей республиканских форм правления является порядок формирования исполнительной власти.

В парламентской республике верховная власть принадлежит парламенту, который избирается населением и выполняет законо­дательную функцию от выборов до выборов. Он же формирует пра­вительство, члены которого — представители доминирующей в пар­ламенте политической силы. Правительство ответственно только перед парламентом и может осуществлять исполнительную власть лишь до того момента, пока пользуется поддержкой парламента и на­селения. Правительство, как правило, возглавляет премьер-министр, который фактически выступает связующим звеном между прави­тельством и парламентом, координируя их деятельность. При такой форме правления может быть и должность президента, который из­бирается парламентом и в законодательную деятельность не вме­шивается: не обладает правом вето, не может отправить правительст­во в отставку. В основном он выполняет представительские функ­ции, и его статус аналогичен монарху в парламентарной монархии, с той лишь разницей, что он занимает должность срочно и выбор- но, а не пожизненно, как монарх. Такая форма правления сущест­вует в Венгрии, Германии, Индии, Италии, Польше.

Для президентской республики характерно четкое отграничение законодательной и исполнительной ветвей власти друг от друга. В ней и президент, и парламент избираются населением независимо друг от друга. Президент формирует правительство, которое ответст­венно только перед ним. Парламент занимается законодательной ра­ботой, не может отправить в отставку правительство, но может на­чать процедуру отстранения президента от должности (импичмент), но только в том случае, если президент совершит уголовное преступле­ние. К президентским республикам можно отнести США, Сирию и др.

Эта классификация форм правления, хотя и является более или менее устоявшейся, но в последнее время, особенно в постсоциали­стических государствах, переживших тоталитарные диктатуры, под­вергается критике и корректировке. И это справедливо: постсоциа­листический, современный взгляд на государство и право требует и новых взглядов на их формы, порядок устройства, организацию и режим.

Тем более возникает не только ряд теоретических, но и практических вопросов, которые с помощью старых, даже усто­явшихся подходов, нельзя решить. Так, среди ученых-юристов раз­горелись споры относительно того, к каким формам правления можно отнести Францию или современную Россию. Известно, на­пример, что во Франции и России президент не относится ни к од­ной из ветвей власти, является главой государства. В формировании правительства принимают участие и президент, и парламент. Сформированное правительство несет ответственность как перед президентом, так и перед парламентом. Формы правления имеют черты и президентской, и парламентской республики, т.е. являются некими «смешанными».

Что это означает? И где грань разумного и негативного в этом «смешанном»? И вообще, эффективно ли все это с точки зрения организации власти и управления в обществе? Более того, стоит проблема определения формы правления таких государств, которые формально являются республиками, но фактически имеют с ними мало общего (Германия периода 1933—1945 гг., в которой вся пол­нота государственной власти была сосредоточена в руках фашист­ского вождя — фюрера).

Вся законодательная деятельность фашистской Германии была закреплена за правительством, которое подчинялось фюреру. Допус­калось, что принимаемые законы могли не соответствовать конститу­ции. Сам фюрер одновременно управлял всеми и государственными, и партийными учреждениями. Последние, оперируя идеологией, на всех уровнях частично подменяли государственные учреждения. К таким государствам с «неопределенной» формой правления мож­но отнести и СССР, а также бывшие советские республики восточ­ной Европы, «сверхпрезидентские» республики стран Африки и Ла­тинской Америки, где президент избирается, но конституционно закреплена либо пожизненность его должности либо только одна идеология, носителем которой официально является сам прези­дент. Власть президента практически ничем не ограничена. Эту форму правления можно даже принять за монархию. Примером мо­гут служить государства Малави, Гана при президенте Нкруме,

Гвинея при президенте Мобуту, Туркменистан. В связи с этим мно­гие ученые говорят об идеократической, или монократической, форме правления[30].

Классификация нуждается в серьезной «переработке», посколь­ку почти во всех существующих государствах (включая большинст­во монархий) граждане или подданные обладают многими правами и свободами, участвуют в формировании высших органов власти, а республики настолько дифференцировались и не похожи друг на друга, что только формальные различия между ними превосходят их отличие от монархий. В настоящее время предпринимаются успешные попытки разработать иные, отвечающие демократическим реалиям классификации форм правления государства. Так, И.Н. Гомеров предлагает следующую классификация форм правления: парламен­тарная, президентская, полупрезидентская, сверхпрезидентская, во­енно-полицейская, псевдопарламентарная и монархическая формы государственного правления[31].

Парламентарная форма правления предполагает наличие колле­гиального органа представительной власти (парламента), коллеги­ального органа исполнительной власти (правительства) и системы высших судебных органов. Между ними государственно-властные функции распределены равномерно. Это достигается путем того, что значительная часть парламента мирно сосуществует и сотруд­ничает с правительством, судебные органы действуют автономно, самостоятельно и независимо от парламента, правительства и главы государства, подчиняясь только законам. Правительство может дей­ствовать только в том случае, если пользуется доверием парламента (нижней палаты или обеих палат), неся перед ними только коллек­тивную ответственность. Коллективная ответственность правитель­ства перед парламентом — отличительный признак этой формы правления. Правительство всегда формируется в ходе внутренней парламентской борьбы, из числа членов партий, победивших на выборах, и в большинстве случаев оно является коалиционным. Ес­тественно, что ответственность за деятельность правительства ло­жится на него, а не на отдельных министров, входящих в него. Парламент обладает правом отставки правительства через процеду­ру постановки вопроса о доверии правительству.

Лицо, занимающее высшую государственную должность, обла­дает символическими полномочиями (например, президент в Гер­мании, Австрии, Греции, Италии) либо это наследственный монарх (Бельгия, Великобритания, Дания, Испания, Норвегия, Япония). Его задача — не управлять государством (это задача правительства), а представлять государство внутри страны и вне нее. Он не облада­ет ни чрезвычайными, ни законодательными полномочиями.

В Германии, где наряду с Федеральным канцлером существует Президент, последний обладает гораздо меньшими полномочиями, чем первый. Канцлер в силу ст. 65 Основного Закона ФРГ является создателем и гарантом «основных положений политики». Президент же, наоборот, исполняет роль «нейтральной силы», самим фактом своего существования способствует интеграции населения, выпол­няет большей частью идеологическую функцию государства. Это особенно необходимо в тех случаях, когда ни одна из партий не по­лучает большинства мест в парламенте. В подобном случае он обя­зан собрать лидеров ведущих фракций для консультаций и своим актом решить вопрос о назначении главы правительства после пе­реговоров с ними. В законодательно определенных случаях он мо­жет распустить парламент, но поскольку парламент и принимает эти законы, фактически он может сделать это только с согласия са­мого парламента.

Следующая форма правления — президентская. Для нее характер­но то, что и президент, и парламент избираются всеобщим прямым или косвенным голосованием граждан. Каждый вновь избранный президент назначает собственное правительство, но с предвари­тельного согласия парламента. Правительство не несет коллектив­ной ответственности перед парламентом. Президент не имеет права распустить парламент. В силу этого президент и парламент зани­мают независимое положение по отношению друг к другу: президент контролирует правительство и все уровни администрации, парла­мент принимает законы. Но парламент, решая бюджетные вопросы, может существенно ограничить функции президента. Иногда верх­няя палата (Сенат Конгресса США) дает согласие при назначении на некоторые высшие посты. Парламент ратифицирует заключен­ные и подписанные президентом международные договоры.

Комитеты и комиссии парламента постоянно контролируют применение и исполнение законов органами исполнительной вла­сти, могут организовать публичные слушания того или иного во­проса с обязательным вызовом представителей администрации. Президент является главнокомандующим. Кроме того, он может не подписать принятый парламентом законопроект (право вето). Но парламент может его преодолеть большинством голосов. При дан­ной форме правления реальная власть распределена равномерно между президентом, парламентом и судебной властью.

При полупрезидентской форме правления президент, являясь главой государства, напрямую избирается населением. Парламент также избирается населением. Однако наряду с главой государства действует премьер-министр, который непосредственно руководит правительством. Само же правительство не назначается, а только формируется президентом из представителей большинства парла­мента. Правительство отвечает как перед президентом, так и перед парламентом. Это главное отличие от президентской формы прав­ления. Такая форма правления существует, например, во Франции и современной России.

Фактически реальные властные полномочия распределены между высшими органами власти неравномерно, поскольку большинство из них сконцентрировано в руках президента. Он считается арбитроми в разрешении любых проблем, де-факто не несет юридической и по­литической ответственности, определяет и может реализовывать основ­ные направления как внутренней, так и внешней политики. С парла­ментом президент общается изредка, посредством парламентских посланий. Они зачитываются в палатах, но обсуждению не подлежат.

Президент подписывает принятые законы, но обладает правом ве­то. Более того, любой принятый закон он может направить в кон­ституционный суд для проверки его соответствия конституции. Президент может организовать референдум, поставив на него лю­бой вопрос, касающийся организации государственной власти или международного соглашения. После одобрения на референдуме он может подписать акт, минуя парламент.

Президент обладает правом роспуска парламента (нижней пала­ты). При чрезвычайных ситуациях он может взять на себя всю пол­ноту власти, подменяя собой иные государственные органы. Фак­тически при такой форме правления президент, обладая реальными рычагами исполнительно-распорядительной власти, в любой мо­мент может «дистанцироваться» от неудач правительства, выполняя функции «гаранта преемственности государства».

Во Франции существует несколько иная ситуация, когда боль­шинство решений Президента должно быть контрасигновано Пре­мьер-министром. Если Премьер-министр и Президент — члены од­ной партии, это не вызывает разногласий. Но если президентская партия утратила большинство в парламенте, Президент вынужден назначать Премьер-министра из числа деятелей коалиционной оп­позиции. Из нее же формируется и новое правительство. Возможны разногласия и дуализм в системе государственной власти.

В рамках этой классификации можно выделить и супер(сверх) президентскую республику с гипертрофированной властью прези­дента. Хотя конституционно закреплено разделение властей, на практике правительство фактически всегда назначает президент, полномочия парламента и судебной власти значительно ограничены.

Президент совмещает должности главы государства и главы прави­тельства, но даже если этого и не происходит, он полностью доми­нирует и над правительством, и над парламентом.

Президент избирается большинством населения. Он является верховным главнокомандующим, может вводить не только чрезвы­чайное положение, но и прямое президентское правление в отдель­ных частях страны, назначать там своего представителя, приоста­навливать действие некоторых нормативных правовых актов. Он может созывать парламент на специальные сессии, активно воздей­ствует на законодательный процесс путем наложения вето.

Традиционно в качестве противовеса президенту законодатель­но устанавливают запрет переизбрания его на следующий срок. Парламент (нижняя палата) имеет возможность объявить импич­мент президенту, но только в случае совершения им тяжкого госу­дарственного преступления и только квалифицированным боль­шинством голосов. Немаловажно при этом, что для привлечения к ответственности высших чиновников также требуется квалифици­рованное большинство голосов депутатов в парламенте и высшей судебной инстанции.

Несмотря на законодательное закрепление полномочий, реальное политическое содержание этой формы правления зависит от кон­кретной внутриполитической обстановки, личности самого прези­дента, соотношения политических сил и степени развитости поли­тической системы. Примером государств с этой формой правления могут служить большинство государств Латинской Америки.

Военно-полицейская форма государственного правления, как правило, является разновидностью вышеперечисленных форм прав­ления. Для нее характерно прежде всего то, что вся полнота госу­дарственной власти сосредоточена в одних руках. Представительные органы ликвидируются, судебные органы прямо или косвенно под­чиняются исполнительной власти. Во главе государства может на­ходиться законно избранный президент или иной лидер либо при­шедший к власти путем переворота человек. Способ его прихода к власти значения не имеет. Не исключено, что значительная часть населения поддерживает его, и существующая власть какое-то вре­мя может быть легитимной. Такая форма правления существует, как правило, короткий промежуток времени, по истечении которо­го власть стремится легитимироваться путем создания другой, более признаваемой населением формы правления.

Псевдопарламентарная форма правления характеризуется тем, что представительные органы существуют на всех уровнях и номи­нально принимают законы. Однако они являются членами одной партии, которые, подчиняясь партийной дисциплине, полностью контролируют как процесс выборов в парламент, так и его деятель­ность. Под контролем партии находятся не только представитель­ные, но и исполнительные и судебные органы. Процедуры назначения или избрания членов правительства различны и формообразующего значения не имеют, поскольку при любой из них правительство от­ветственно перед партийными организациями. Примером государст­ва с этой формой правления может служить СССР периода до 1989 г.

В современной теории государства и права существует проблема определения формы государств, которые де-юре относятся к монар­хиям или республикам, но де-факто таковыми не являются. Чаще всего такие отклонения от изначальных форм связаны с возникно­вением сильных идеологий, подчиняющих себе и формирование, и функционирование всех органов государства. Возможно и «чистое» существование такой формы (Ватикан). Может быть, есть смысл применительно к таким государствам утверждать об идеократиче- ской форме правления[32].

Форма государственного устройства — это совокупность устойчи­вых взаимоотношений между центральными, региональными и мест­ными органами государственной власти. Эти отношения, будучи ус­тойчивыми, отражают степень централизации государственной власти. Именно централизация государственной власти определяет порядок формирования, компетенцию и ответственность государст­венных органов «по вертикали», являясь вторым формообразующим элементом устройства государственной власти. В тех государствах, где существуют органы местного самоуправления, они, как прави­ло, не входят в систему органов государственной власти. Отноше­ния органов местного самоуправления и государственных органов вышестоящего уровня сильно влияют на форму государственного устройства, следовательно, эти отношения являются формообра­зующими. Обычно выделяют две основные формы государственно­го устройства: унитарное и федеративное государство, каждое из которых имеет свои разновидности.

Унитарное государственное устройство предполагает самую вы­сокую степень централизации как государственной, так и политиче­ской власти. Как правило, такая форма государственного устройства присуща мононациональным государствам, хотя есть и полинацио­нальные унитарные государства. Характерным признаком является деление территории государства на административно-территориаль­ные образования, которые не имеют ни собственного законодатель­ства, ни собственного избираемого правительства, ни собственного судоустройства. Все государственные органы, относящиеся к аппа­рату принуждения, которые существуют в этих территориальных образованиях, подчиняются только центральной власти во всех во­просах проводимой ею политики. В таких государствах единые гра­жданство и бюджет.

Все местные органы власти — прямое продолжение централь­ных органов власти, от которых они зависят политически и финан­сово. Примерами таких государств являются Польша, Белоруссия, Таиланд, Колумбия. Унитарные государства называют простыми, централизованными или симметричными. В некоторых унитарных государствах административно-территориальное деление вообще от­сутствует (Мальта, Бахрейн).

Встречаются унитарные государства, территория которых делит­ся не только на административно-территориальные единицы, но и включает в себя национально-территориальные единицы. Как правило, они образуются в местах компактного проживания нацио­нальных меньшинств. Такие единицы, хотя и входят в состав уни­тарного государства, имеют автономию, т.е. некоторую степень са­мостоятельности в решении местных вопросов. Как правило, автономные образования имеют некоторые права, которые им пре­доставляет центральная власть и которых нет у других администра­тивно-территориальных единиц. Администрация автономии само­стоятельно решает вопросы коммунального хозяйства, культуры, национальные вопросы, вопросы охраны общественного порядка, но не более того. Но автономия в унитарном государстве всегда ог­раничена финансово (консолидированный бюджет утверждается центральными органами власти) и политически (поскольку законы принимает только центральная власть).

Унитарные государства, имеющие в своем составе автономии, называют децентрализованными, или асимметричными, например, автономия басков и каталонцев в Испании, уйгуров в Китае.

В некоторых унитарных государствах существуют и достаточно развиты органы местного самоуправления. Они напрямую избира­ются населением. Местное самоуправление не входит в систему ор­ганов государственной власти, однако там, где оно создано, цен­тральная власть делегирует местному самоуправлению некоторые свои функции, важнейшая из которых — право собирать местные налоги (Франция, Болгария). Благодаря этому возникает опреде­ленная децентрализация власти, но только на низовом (местном) уровне. В целом такие государства считают унитарными.

Исторической разновидностью унитарного государства можно считать империю. Так, царская Россия (1613—1917 гг.) представля­ла собой объединение территорий, многие из которых (царство Финляндское, Польша и др.) сохраняли за собой широкую местную автономию. В них сохранялись местные законы, учреждения и орга­ны власти. Такое объединение присоединенных территорий к России нельзя назвать ни унией, ни протекторатом. Русский государь пред­ставлял единую государственную власть, действие которой распро­странялось одинаково на все области. Широта любой автономии ограничивалась законодательной властью государя, который имел возможность своей властью изменять границы этой автономии в любое время, благодаря чему обеспечивалось преобладание обще­русских интересов над местными стремлениями. Однако, как пока­зала история, любая империя есть слабоустойчивая и малоэффек­тивная форма государственного устройства.

Некоторые исследователи выделяют и такую форму государст­венного устройства, как региональное государство. Оно представля­ет собой переход от унитарного государства к федерации. В на­стоящее время в таких странах, как Италия, Испания, ЮАР, вся территория разделена на автономные образования, которые обла­дают определенной политической самостоятельностью. Правда, они не имеют своих конституций, но имеют собственное законодатель­ство и свою администрацию[33].

Федеративное государство — форма государственного устройст­ва, которая предполагает наличие не менее двух относительно авто­номных (самостоятельных) государственных образований (субъектов федерации) внутри одного суверенного государства. В настоящее время федеративными государствами являются Австралия, Австрия, Бельгия, Бразилия, Индия, Испания, Канада, Мексика, Россия, США, Германия и др.

Общепринятого определения федерации нет. Это форма децен­трализации государственной власти, предполагающая обязательное разграничение компетенции между органами власти федерации и субъектов федерации. При этом важно иметь в виду и принципы федерализма: формирование геополитического пространства госу­дарства как единого целого из территориальных членов (субъектов) федерации; наделение субъектов учредительной властью; обладание субъектами ограниченным суверенитетом; конституционное разде­ление компетенции между субъектами и федерацией; возможность каждого субъекта иметь правовую и судебную системы.

Главное свойство федерации — ее образование несколькими субъектами, каждый из которых, в отличие от автономии в унитар­ном государстве, обладает политической самостоятельностью, в сферу которой не могут вмешиваться центральные органы. Это возможно, когда каждый субъект федерации имеет собственную территорию, собственное гражданство, собственную систему законодательства, собственные представительные, исполнительные и даже судебные органы, свою систему налогов и, естественно, собственный бюджет.

Все субъекты, входящие в федерацию, имеют общую территорию, общую денежную единицу, общие высшие органы государственной власти (главу государства, парламент, правительство, суды, единую армию, пограничную службу и службу безопасности, полицию, об­щий бюджет, государственные символы и государственный язык).

Количество субъектов федерации определяется исторически и мо­жет быть различным. Так, Швейцария состоит из 23 кантонов, Германия — из 16 земель, США — из 50 штатов и одного феде­рального округа, Россия — из 88 субъектов, которые сформированы как по национальному, так и по территориальному признаку.

Закономерным признаком любой федерации является двупа- латный парламент. Как правило, нижняя палата напрямую избира­ется населением, причем количество депутатов от каждого субъекта пропорционально общей численности избирателей в каждом субъек­те. В верхней палате обязательно представлены все субъекты феде­рации, причем независимо от величины их территории и численности населения, от каждого субъекта равное количество представителей. Механизм избрания или формирования верхней палаты может быть различным.

Хотя субъекты федерации обладают правом принятия собственных законов, они не могут противоречить федеральному законодатель­ству, которое по вопросам компетенции федерации обладает при­оритетом перед законами субъектов. Конституции и законы таких федераций, как США, России, Канады, Мексики, являются выс­шими законами на территории всего государства, всех его террито­риальных единиц.

Согласно современным конституциям федеративных государств субъекты федераций не имеют права выхода из их состава. Ни в од­ной федерации не признается право ее субъектов участвовать в ме­ждународных отношениях помимо федерации (субъектом между­народного права является федерация). Ни в одной федерации ее субъекты не имеют собственной валюты, собственных вооруженных сил. В любой федерации юридически закрепляется право централь­ной власти на принудительное применение правовосстановитель- ных мер по отношению к такому субъекту, который своими дейст­виями нарушает конституцию страны. Конкретное распределение полномочий между федеральным центром и субъектами зависит от многих факторов: способа возникновения федерации, исторических особенностей государственности, менталитета и традиций государ- ствообразующих народов.

По способу возникновения федерации можно разделить на дого­ворные и конституционные. Договорные возникают через объедине­ние суверенных унитарных государств. При этом, как правило, сохра­няется максимальный объем компетенции каждого субъекта с одно­временным закреплением этого в договоре с федеральным центром (например, США, Швейцария). Если речь идет о преобразовании в федерацию бывшего унитарного государства, то это конституци­онная федерация, когда субъекты наделяются своими полномочия­ми «волеизъявлением» будущего федерального центра, пусть даже через принятие конституции (например, Германия).

По правовому статусу субъектов федерации выделяют симмет­ричные (однородные) федерации либо асимметричные (разнород­ные). В первых все субъекты обладают равноправием (Россия), во вторых субъекты обладают различным объемом полномочий (Ин­дия, США).

По территориальному делению субъектов все федерации можно классифицировать на национальные, территориальные и смешан­ные. Примером первых, где субъекты выделяются по национально­му критерию, могут служить СССР, бывшая Чехословакия, бывшая Югославия; второй группы федерация, субъекты которых форми­руются по административно-территориальному принципу, — США и Германия. По смешанному принципу, где субъекты формируют­ся одновременно и по национальному, и по территориальному принципу, — Индия, Канада, РСФСР в бывшем СССР и совре­менная Россия.

Федерации, основанные на национальном делении, являются сверхцентрализованными, т.е. объем властных полномочий субъек­тов в них уже, чем у субъектов федерации, построенной по терри­ториальному принципу. Почти все они (СССР, Чехословакия, Юго­славия и др.) либо распались, либо испытывают определенные сложности в государственном строительстве. Федерации же, осно­ванные по административно-территориальному принципу, более устойчивы. Во многом это закономерно, поскольку такое деление оптимально учитывает не только социальные факторы (численность и национальный состав населения), но и природные, экономиче­ские (размещение производственных сил), а также политические и духовные факторы (особенности культуры, религии, традиций и обычаев населения).

Федерация все же более приближена к идеалу правового госу­дарства, поскольку способствует разделению не только государст­венной власти между высшими органами, т.е. «по горизонтали», но и децентрализует государственную власть «по вертикали», создает более сильный механизм сдержек и противовесов государственному произволу. В основе этого подхода лежит четкая взаимосвязь между республиканской формой правления и федерацией. Известно, что федераций при монархической форме правления не существует. Од­нако правовое государство зависит не столько от формы правления и государственного устройства, сколько от политического режима и эффективности правовой и политических систем общества.

В России отношения между центральной (федеральной) и ре­гиональной (республиканской, краевой, областной, окружной) вла­стью регулируются и соответствующими федеральными законами. Так, согласно Конституции РФ принятие в Россию и образование в ее составе нового субъекта осуществляется в порядке, установлен­ном федеральным конституционным законом. Статус республики определяется Конституцией РФ и конституцией республики. Статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией РФ и уставом края, области, города федерального значения, автономной области, авто­номного округа, принимаемым законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта Федерации. По представлению законодательных и исполнительных органов автономной области, автономного округа может быть принят федеральный закон об ав­тономной области, автономном округе. Отношения автономных ок­ругов, входящих в состав края или области, могут регулироваться федеральным законом, а также договором между органами государ­ственной власти автономного округа и соответственно органами го­сударственной власти России.

В научной литературе традиционно принято отличать от феде­рации конфедерацию — союз или объединение нескольких само­стоятельных и суверенных государств (например, Ганзейская лига, 1367—1669 гг., Нидерланды, 1579—1795 гг., Германская конфедера­ция, 1815—1866 гг., Объединенная Арабская Республика, куда вхо­дили Египет и Сирия, 1958—1961 гг.). Некоторые авторы относят к конфедерации и Европейский Союз, и современные таможенные союзы, например, Бенилюкс[34].

Конфедерации, создаваясь для решения внешнеполитических, оборонных и транспортных задач, не имеют единой денежной и на­логовой системы, единого гражданства, общей конституции. Одна­ко в них создаются те властные органы, которые необходимы для решения текущих задач, стоящих перед конфедерацией. Но реше­ния этих органов имеют силу на территории государств, ее обра­зующих, только при их согласии на это. Каждое государство, вхо­дящее в нее, сохраняет свой суверенитет, является субъектом международного права, может в любой момент не только выйти из конфедерации, но и отменить любое решение, принятое органами конфедерации. Конфедерация не имеет ни бюджета, ни системы налогов, поскольку ее финансовая база создается из добровольных взносов государств-участников.

Конфедерацию можно рассматривать как особую форму госу­дарственного устройства[35]. В ее основе лежат общие с федерацией принципы организации, например, принципы совмещения воли субъектов федерации и конфедерации с волей образуемого ими це­лого, автономии воли субъектов федерации и конфедерации, воз­можность центральной власти федерации и конфедерации иметь связь с населением. Кроме того, близость государственного устройст­ва федерации и конфедерации может быть обоснована исторически. Так, США в период 1776—1789 гг. представляли собой конфедера­цию, из которой потом возникло единое федеративное государство, Швейцария периода 1815—1848 гг. Однако при таком подходе поня­тие формы государства подменяется способом возникновения госу­дарства, что вряд ли обоснованно.

Кроме унитарных и федеративных государств, конфедераций государств история знает различные варианты империй и межгосу­дарственных союзов. Империи (Римская, Византийская, Осман­ская, Британская) — это такие государства, в которых имеются не­однородный этнический и культурный состав населения; обширная территория; наличие относительно небольшой метрополии, попол­няющей свои ресурсы за счет других регионов или колоний; кон­центрация государственной власти в метрополии; ограниченность прав и свобод других регионов, колоний. Для них характерен специ­фический механизм государственного управления. Они имеют осо­бые причины возникновения и различные варианты распада. В от­личие от империй, межгосударственные союзы (например, Евро­пейский Союз, особенно в начале его возникновения, СНГ) — это союзы полностью автономных (самостоятельных, независимых) госу­дарств (унитарных, федеративных или конфедеративных), которые действуют в рамках международного и внутригосударственного права.

Под государственным режимом понимается совокупность ис­пользуемых стоящими у власти группами, элитами или иными слоя­ми общества методов и способов осуществления государственной власти. Государственный режим — реальное проявление процесса функционирования государственной власти.

Существуют и иные точки зрения. Так, М. Ориу рассматривал государственный режим как «некоторого рода надстройку», которая возникает по мере развития общества на основе уже существующих политических институтов в догосударственном обществе. Государ­ственный режим возникает, когда общество уже перешло от «него­сударственного» к «государственному» состоянию. Процесс перехо­да он исследовал как процесс «политической централизации обще­ства». Движущей силой этого процесса он считал «оседание народа на земле» и несовершенство существующих «политических институ­тов с элементами клиентуры и патримониальных отношений». Не­совершенные политические институты добровольно или насильст­венно трансформируются в государство. Само же государство, указывал М. Ориу, есть инструмент достижения равновесия частных и публичных интересов в обществе. Будучи «надстройкой» и едино­жды возникнув, государственный режим трансформируется сначала в административный режим (проявлением которого служат полицей­ская регламентация основных прав и свобод и чрезмерная концен­трация государственной власти в одних руках), затем в конституцион­ный (проявление которого — попытка правящих групп выработать способы децентрализации суверенитета власти, придать государству вид морального лица)[36]. Под государственным, административным и конституционным режимом исследователь понимал отношения, образующие основу жизнедеятельности любого общества, т.е. госу­дарственный строй.

Широкое понимание государственного режима в определенных ситуациях не лишено смысла, поскольку позволяет показать объек­тивную взаимозависимость развития общества и государственной власти, которая по мере развития общества объективно стремится к своей децентрализации. Однако этот верный вывод не имеет большой практической значимости, поэтому большинство ученых- юристов понимают государственный режим более узко, как совокуп­ность приемов и способов осуществления государственной власти.

Любое государственно-правовое воздействие на общественные отношения меняет баланс интересов различных групп населения, следовательно, оно способно изменить и сущность, и содержание самого государства. Реально оценить сущность и содержание госу­дарства, исходя только из формы правления и государственного устройства, практически невозможно. Ведь определяющие их обще­ственные отношения устойчивы и статичны, способны аккумулиро­вать в себе диаметрально противоположные интересы. Известно, что не все государства, имеющие республиканскую или монархиче­скую форму правления, являются таковыми. Реальное распределе­ние публичной власти в них, социальная сущность и содержание могут быть различным. Несомненно, что конкретные устоявшиеся в обществе приемы и способы осуществления публичной власти есть одновременно и динамичный, и сущностный, и содержательно по­казательный критерий любого государства.

С теоретических позиций следует различать понятие государст­венного и политического режима. Они не тождественны. Если го­сударственный режим определяется методами государственной вла­сти, то политический режим включает в себя и определяет не только методы деятельности государственной власти, но и всех иных элементов политической системы общества — политических партий, массовых движений, отдельных лиц, участвующих во вла­стно-политических отношениях. Таким образом, политический ре­жим — более широкое понятие, включающее в себя в качестве со­ставной части государственный режим.

Некоторые теоретики государства и права употребляют термины «государственно-правовой режим», «политико-правовой режим», «го­сударственно-политический режим». Ни один из этих терминов нель­зя считать объективно отражающим суть проблемы. Первый термин является внутренне противоречивым, поскольку любое государство использует не только законодательные, правовые, но и, наоборот, внеправовые методы. Более того, государство может вообще тво­рить произвол, хотя и вынуждено принимать законы, но оно может им не следовать. Иногда государство, наоборот, не может следовать принятым законам, поскольку возникает ситуация непредвиденная, не урегулированная законодательством.

Второй термин — «политико-правовой режим» — также во мно­гом неточен. Политика представляет собой такую сферу деятельности, которую государство стремится урегулировать законами и иными нормами права, но добиться полного правового регулирования по­литических отношений оно не в силах. В современном постсоциа­листическом, цивилитарном государстве любая политическая сила, получившая большинство в парламенте, способна изменить любой закон, ограничивающий ее. Более того, в политике нет раз и навсе­гда установленных правил и не может быть, поскольку «цель оправ­дывает средства».

Третий термин — «государственно-политический режим» — несет в себе элемент тавтологии, поскольку общеизвестно, что государст­во — главный элемент политической системы. Любое воздействие государственной власти на общественные отношения — одновре­менно политическое воздействие.

Прав профессор В.Н. Протасов, который понимает политиче­ский режим в широком и узком смысле. В широком — как всю по­литическую атмосферу общества, определяемую взаимодействием государственной власти с другими политическими силами и инсти­тутами общества, в узком — как государственный режим[37].

Содержание политического режима достаточно широко. Его обра­зуют множество общественных отношений, большинство из которых определяют и государственный режим. Так, в понятие политического режима включаются следующие признаки (общественные отношения): степень участия народа в формировании политической власти, соот­ношение прав и свобод человека с правами государства, гарантиро- ванность прав и свобод личности, степень реализации политиче­ской власти непосредственно народом, положение средств массовой информации и реальная гласность в обществе, стимулирующий или ограничивающий характер правового регулирования деятельности граждан и должностных лиц, методы осуществления политической власти, степень верховенства закона, принципы взаимоотношения общества и власти, реальное и юридическое положение силовых структур государства, степень политического плюрализма и др.

Политический и государственный режимы не возникают случайно. Они развиваются взаимосвязанно и под воздействием зримых и не­видимых факторов. К видимым факторам, влияющим на них, отно­сятся экономический уклад общества, достигнутый в связи с ним уровень материальной жизни людей, уровень их культуры, форма правления и государственное устройство в обществе.

Нельзя отрицать и влияние невидимых, субъективных факторов. Их можно назвать «народный дух», «народный характер», «душа на­рода». При всей кажущейся ненаучности и расплывчатости этих понятий отрицать их влияние на государственный и политический режим невозможно. Всякий народ, как и всякая личность, имеет свой дух, свой характер и свою душу. Все идеологически обуслов­ленные усилия объяснить сущность конкретного демократического общества и конкретного правового государства материальными факторами в рамках исторического, социокультурного, антрополо­гического, генетического, религиозного, политического подходов — спорны. Закончились неудачей и попытки объяснить сущность на­рода историческими и экономическими причинами, свести сущ­ность человека лишь к его физиологии.

Оперируя этими категориями, можно определить их влияние не только на государственный режим, но и на государство, познать его сущность и предназначение, эффективность государственной вла­сти и возможности ее развития в будущем. В классификации со­временных государственных режимов можно выделить два направ­ления. Первый сформировался в советское время и был основан на марксисткой типологии государств, когда каждому типу государства соответствовал определенный политический режим: рабовладельче­скому — деспотизм, монархизм, аристократизм, рабовладельческая демократия; феодальному — абсолютизм, просвещенный абсолю­тизм и т.д., капитализму — конституционный, бонапартистский, военно-полицейский, фашистский.

Большинство отечественных и зарубежных ученых не склонны связывать государственный режим и отдельные типы государства и дают лишь самую общую классификацию государственных режимов, подразделяя их на два вида — демократический и антидемократиче­ский. При этом допускается, что каждый из них в зависимости от конкретных исторических условий, сущностных и содержательных характеристик государства, народных обычаев и традиций может подразделяться на самые различные виды и разновидности.

К характерным признакам демократического государственного режима можно отнести реальную подотчетность и подконтроль­ность органов власти народу; развитие рыночной экономики; разде­ление власти; политический и идеологический плюрализм, образуе­мый свободой слова и критикой; наличие реальной политической оппозиции; выборность и реальную сменяемость органов государст­венной власти, гласность в их деятельности; провозглашение, кон­ституционное закрепление, охрану и реальный механизм защиты прав и свобод человека и гражданина и др.

Недемократический режим характеризуется ликвидацией или значительным ограничением прав и свобод граждан, в том числе в сфере экономики; запрещением оппозиционных партий и других организаций; ограничением роли выборных государственных орга­нов и неадекватным усилением роли исполнительных органов; со­средоточением большинства властных полномочий в руках главы государства или правительства; высокой степенью централизации исполнительной власти, когда большинство чиновников нижних инстанций являются статистами в процессе управления; упором в государственном управлении на методы принуждения и т.д.

Можно выделить несколько разновидностей недемократическо­го режима, например, деспотический (страны Древнего Востока), при котором правитель обладает неограниченной властью, имею­щей божественное обоснование, а все государственное управление основано на безусловном подчинении ему. Но отличительным при­знаком этого режима является видимость легитимности, народной поддержки. От него отличают тиранический режим, при котором правитель узурпирует власть, но существует широкая оппозиция, которая подавляется жестокими репрессиями. Такой государствен­ный режим также нелегитимен.

Еще одной разновидностью государственного режима является тоталитарный. Для него характерны господство одной идеологии, наличие сильного легитимного лидера, развитая карательная систе­ма. В рамках этого режима общественная жизнь и экономика мили­таризируются, происходит тотальное принудительное вовлечение практически всего населения в различные государственные, пар­тийные, военные или государственно-общественные организации. Происходит инфильтрация всего государственного аппарата члена­ми правящей партии, влекущая сращивание партийных и государ­ственных организаций. Происходит либо полное обобществление собственности (жесткая форма тоталитаризма), например, Германия 1933—1945 гг., СССР, либо она частично сохраняется, но берется под контроль государства (мягкая форма тоталитаризма).

При военном режиме (страны Латинской Америки и Африки) верховная власть на краткое время узурпируется отдельной группой военных или политиков (хунтой) либо отдельным лицом. Действие конституции приостанавливается, распускаются политические пар­тии и массово ограничиваются права и свободы. В дальнейшем, по­сле расправы с прежним правительством, такой режим вынужден назначать новые выборы, без которых он просто перестанет суще­ствовать, что обычно и происходит.

К относительно кратковременным государственным режимам можно отнести и чрезвычайный, который характерен тем, что вво­дится при нападениях одного государства на другое, массовых бес­порядках, стихийных бедствиях. Он устанавливается легитимным главой государства, с согласия (уведомления) легитимных предста­вительных органов. При нем ограничиваются права и свободы гра­ждан, но ограничение не носит всеобщего или массового характера, например, при боевых действиях вводится комендантский час, но только на территории таких действий.

Однако разделение государственных режимов на демократиче­ский и антидемократический имеет два недостатка. Во-первых, трудно согласиться с тем, что отсутствие отдельных элементов демо­кратического режима автоматически переводит существующий госу­дарственный режим в разряд антидемократического. Так, в условиях демократического режима на выборах в парламент политическая оп­позиция потерпела сокрушительное поражение, и исчезла возмож­ность политически оппонировать власти. Можно ли и нужно ли на­звать возникший режим антидемократическим? Можно ли, например, назвать демократическим государственный режим США, где на по­литической сцене представлено только две партии, политические программы обеих партий совпадают в большинстве пунктов, и раз­личия в них может найти только специалист, но не рядовой избира­тель? Ведь налицо отсутствие и реальной оппозиции власти, и поли­тического и идеологического плюрализма.

Во-вторых, сама идея демократического режима является про­тиворечивой. Прежде всего, из-за того, что демократия — это не просто механическая воля большинства, а учет интересов и мень­шинства. Реализация этого принципа предполагает наличие у всех граждан умения мыслить общезначимыми и общегосударственными категориями, что является следствием высокой политической и пра­вовой культуры. В отсутствие этого демократия превращается в «пус­той» рынок, где предметом купли-продажи выступают волеизъявле­ние избирателей (через политические технологии), государственные должности (через взятки), внешне- и внутриполитические решения всех органов власти, отдельные политики, чиновники и т.д. «Чис­тый» демократический государственный режим имеет не столько практическое, сколько ценностное значение, выступает как своеоб­разный ориентир развития всех элементов формы современного го­сударства и общества. Логично предположить, что существуют и дру­гие, промежуточные государственные режимы, не относящиеся ни к одной, ни к другой противоположности.

Можно выделять и исследовать авторитарный режим и его раз­новидности, а также идеократический режим. Все они по своей сущности занимают промежуточное положение между демократиче­ским и антидемократическим режимами.

Авторитарный режим имеет своим отличительным признаком концентрацию и государственной, и вообще политической власти в одних руках. Это могут быть отдельный харизматичный лидер, пра­вящая партия, группировка, хунта и т.д. Определяющий принцип такого режима — «можно все, кроме политики». От тоталитарного такой режим отличается тем, что при нем не происходит огосударст­вления экономики, культуры, социальной сферы. Государство не пытается вторгаться в личную жизнь граждан, существует опреде­ленный уровень автономии и хозяйствующих субъектов. Для реше­ния отдельных вопросов власть может прибегать и к внеправовым ме­тодам, но только в крайнем случае и на короткое время. Преобладают административно-командные методы управления. Иногда в рамках этого режима существует «декоративная» оппозиция, могут формаль­но закрепляться права и свободы личности, политический плюра­лизм, наличествовать местное самоуправление, отдельные элементы гражданского общества. Наличие или отсутствие последних дает ос­нование выделять «мягкий» и «жесткий» авторитаризм.

При идеократическом государственном режиме фактически правят не люди, а система идей (идеология), следование которым общеобязательно и обеспечивается силой государственного прину­ждения. Во главе такого государства могут стоять один человек или группа людей. Однако, в отличие от тоталитарного государства, где происходит тотальный контроль над мыслями и образом жизни граждан, при идеократическом режиме государство контролирует только отдельные сферы, чаще всего нравственную и религиозную. В остальном обеспечивается автономия личности. Такой режим присущ исламским теократическим государствам, где имеет место сращивание религиозной и государственной власти.

<< | >>
Источник: М.М. Рассолов, В.П. Малахов, А.А. Иванов. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специально­сти «Юриспруденция» — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ- ДАНА: Закон и право, — 447 с.. 2011

Еще по теме Глава 5. Проблемы формы государства:

  1. § 2. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА: ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ, ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА, ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЖИМА
  2. Глава четвертая. ХАРАКТЕРИСТИКА И ПОНЯТИЕ ГОСУДАРСТВА
  3. Глава пятая . УСТРОЙСТВО ГОСУДАРСТВА
  4. Глава шестая . ФУНКЦИИ И ОБЕСПЕЧИВАЮЩАЯ ИХ СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВА
  5. Глава восьмая. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  6. ГЛАВА 2 НАЛОГИ В ЖИЗНИ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВА: К ВОПРОСУ О ЗНАЧЕНИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ И НАЛОГОВОГО ПРАВА
  7. Лекция 10. Формы государства
  8. ТЕМА 5. Формы государства
  9. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА
  10. Глава3. Проблемы соотношения государственной власти и государства
  11. Глава 5. Проблемы формы государства
  12. Глава 23. Проблемы теории правового государства и гражданского общества
  13. Глава 24. Проблемы теории социального государства. Права человека
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -