<<
>>

7. Общерегулятивные правоотношения И ИХ СПЕЦИФИКА

Как отмечено в .предисловии, особенности1 данной книги в том, что она сочетает в себе традиционные каноны учебника и элементы моно­графического исследования, содержит некоторые дискуссионные мо­менты.

Студентам полезно знать, над чем думают, о чем спорят ученые-' ! правоведы, какие новые концепции выдвигают и обсуждают. Ниже излагается одна из таких новелл, отражающая происходящие в совре­менной науке, процессы и тенденции. Оценки ее неоднозначны.

Выше была представлена классическая, научно устоявшаяся теория правоотношений, разработанная в своих основах еще римскими юрис-

тами и с тех1 пор не претерпевшая сколько-нибудь существенных изме­нений: Она базируется главным образом на гражданско-правовых, имущественных, договорных отношениях с четко выраженными сторо­нами и жесткими взаимными обязательствами.

В свое время Энгельс отмечал, что вся континентальная Западная Европа взяла за эталон «всемирное право общества товаропроизводи­ телей, т.е. римское право, с его непревзойденной по точности разработ- '< кой всех существенных правовых отношений товаровладельцев»1. Это отношения типа должник — кредитор, продавец — покупатель, заказ­ чик — подрядчик, истец — ответчик и т.д. !

Они возникают по поводу конкретных фактов, случаев, споров, при- . тязаний, почему и называются конкретными. Их задача — обслуживать повседневные нужды, запросы, интересы людей: гражданский оборот, рынок, быт, труд, семью, производство. Подобные правоотношения не­прерывно возникают, прекращаются, изменяются, вновь возникают. j Некоторые из них скоротечны (купил, продал, обменял, заключил сделку, воспользовался той или иной услугой, видом транспорта). Они наглядны, очевидны, строго индивидуализированы, хорошо всем из­вестны по собственному опыту. Это, так сказать, «проза жизни» (С.С.Алексеев).

Естественно, что наибольший вклад в развитие учения о правоотно­ шениях внесла цивилистическая наука.

В этом ее несомненная заслуга. На ее выводах и положениях в значительной мере основывается и общая теория государства и права. Однако, когда последняя начинает с этими готовыми мерками вторгаться в иные социальные сферы и анализировать механизм правового опосредования общественных от­ ношений более общего и более высокого уровня, у нее возникают «узкие места», затруднения.

Отработанный за тысячелетия четкий и безотказный юридический инструментарий, успешно применяемый в своей области, не всегда без всяких оговорок может быть использован в другой. Отсюда потреб­ность как-то 'Дополнить этот механизм, расширить, унифицировать, сделать более гибким — с тем чтобы с его помощью можно было упоря­дочивать, регулировать и другие отношения. Какие же?

Например, отношения типа государство — государство, государст­во — гражданин, федерация — субъект федерации, президент — парла­мент, депутат -i избиратель. Сюда же можно отнести все формы взаи­модействия различных структур, институтов и ветвей власти, реализа- j цию ими своих функций, статусов, полномочий, работу системы сдер-жек и противовесов. Или, скажем, отношения, связанные с соблюдени- 1

ем членами общества законов, правопорядка, уголовных, администра­тивных и иных запретов, конституционных норм, прав человека. •; Все эти отношения выступают как правовые, поскольку регулиру-ются правом, возникают на основе соответствующих юридических ус-! тановлений. Но это особые, необычные правоотношения, к ним не под­ходит или не совсем подходит модель гражданско-правовой взаимосвя1-зи субъектов («должен — отдай», «исполни в срок», «плати неустой­ку»). У них своя специфика. И подобные правовые отношения требуют i такого же пристального внимания и осмысления, как и традиционные, если не большего. Ведь они недостаточно изучены.

Так возникла идея общих, или общерегулятивных, правоотношений. ! Она была выдвинута потребностями жизни, практики. Наука лишь обобщила то, что существовало и существует в реальности.

Трудно поэтому согласиться с мнениями, что якобы данная конструкция не работает.

Прямое действие российской Конституции, закрепление в ней есте­ственных прав человека, изменение корреляционных взаимосвязей лич­ности и государства, другие реалии и приоритеты наших дней по-ново­му высвечивают значение обсуждаемой разновидности правовых отно­шений.

Происходящие в стране перемены не только не колеблют сути ука­занной концепции, а напротив, придают ей новые важные грани, черты,

аргументы. Она как бы обретает еще ббльшую легитимность, правомер­ность. Расширяются границы и возможности ее осмысления.

И если раньше были какие-то сомнения на этот счет, то сейчас они,"" на наш взгляд, полностью отпали, ибо слишком очевидными стали научные и законодательные предпосылки для выдвижения и отстаива­ния названной идеи.

Отрицание общерегулятивных правоотношений равносильно отри­цанию действия конституционных норм, их эффективности. Отсюда — i насущная необходимость разработки данного направления в исследо­вании многоаспектной проблемы правоотношений, особенно в полити­ческой области.

В статье 2 Конституции РФ говорится: «Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина — обязанность государства». Это означает, что российские граждане как носителей этих прав выступают по отношению к государству в качестве управомоченных, а государство по отношению к ним является правообязанной стороной.

Иными словами, перед нами типичное правоотношение общего ха­рактера, поскольку в нем все же не конкретизированы необходимые детали взаимных обязательств его участников. Да и не могут быть конкретизированы, так как конституционные нормы по своей природе

являются в основном учредительно-закрепительными, фиксирующи­ми. Но это именно правоотношения, а не фактические отношения, никак не опосредуемые правом, законами.

В рамках подобных правоотношений граждане могут предъявлять и уже предъявляют к государству судебные иски1. Они предъявляли их и раньше2, но тогда государство не несло прямой конституционной обязанности перед своими гражданами и рассматриваемые дела чаще всего заканчивались ничем.

При этом важно, что иски адресуются не­ посредственно к государству как I таковому, а не к тем или иным его органам или учреждениям. Государство выступает здесь главным от­ ветчиком и контрагентом. , .

Многие из такого рода требований граждан разрешаются теперь Конституционным Судом, который создает в данной области весьма ценные прецеденты. Были, как это широко известно, коллективные иски к государству разорившихся вкладчиков, чьи сбережения «сгоре­ли» в 1992 г., когда начались шоковые экономические реформы. Прав­да, иски эти до сих пор не удовлетворены, но власть признает за собой этот долг и обещает вернуть его.

Нередко исковые заявления направляются лично Президенту как высшему должностному лицу, олицетворяющему государство и осу­ществляющему его властные функции3. Бывает, что требования предъ­являются одновременно Президенту, Правительству и Государствен­ной Думе4.

В одном из постановлений Конституционного Суда (по жалобе В.А. Смирнова) отмечается, что «гражданин и государство связаны между собой взаимными правами, ответственностью и обязанностя­ ми». Иными словами, они находятся в определенных правовых отно­ шениях, i

В президентском Послании Федеральному Собранию 1995 г. в духе названных положений подчеркивается: «Граждане вправе требовать от государства обеспечения личной безопасности, защиты жизни, здоро­вья, чести, достоинства и имущества»5. Обратим внимание — от госу-, дарстпва как корреспондирующей стороны.

Именно на этом, верхнем, уровне складываются правоотношения j общего типа как результат действия конституционных норм (право-

1 См., например: Судебный процесс казака против России // Известия. 1992.12авг.; Гражданин и государство — равные партнеры // Известия. 1993. 30 июня.

2 См.: Как Роман Котык подал в суд на СССР //Известия. 1990.13 окт.

3 См.: Иск пенсионеров к Президенту // Известия. 1995.22 нояб.; В Верховном Суде слушается дело против Президента России // Известия. 1996. 21 февр.

4 См.: Адашкееич Н. Иск к власти // Хозяйство и право.

1993. № 12; Бойцова Л.В. Гражданин против государства? // Общественные науки и современность. 1994. № 4.

5 Российская газета. 1995.17 февр.

отношений первого порядка). Когда же обращение гражданина по поводу защиты своих прав и законных интересов принимается к «про­изводству» соответствующей компетентной инстанцией, то на основе, общерегулятивного возникает конкретное правоотношение между этой структурой и обратившимся лицом, связанное с восстановлением нарушенного права. После разрешения конфликта конкретное право­отношение прекращается, а общее остается и продолжает функцио­нировать дальше.

Таким образом, конституционные нормы при их прямом действии 1 могут порождать как общие, так и конкретные правоотношения/ Первые возникают с момента вступления в силу указанных норм и существу ют! постоянно (как правоотношения-состояния), вторые по­являются в ходе устранения конфликтной ситуации между граждани­ном и Основным Законом страны, официальной властью.

Новый импульс для утверждения идеи общерегулятивных правоот­ношений связан не столько с прямым действием Конституции (хотя это само по себе принципиально важно), сколько с четким закреплени­ем в ней недвусмысленных обязанностей государства перед своими гражданами. Это важнее. Впервые открылась сама возможность спора, тяжбы «маленького человека» с огромным и могущественным государ­ством — «Левиафаном».

В литературе было высказано мнение, что выделение в правовой действительности в качестве особого вида общерегулятивных правоот­ношений (правоотношений первого порядка) является несомненным, достижением нашей юридической науки, позволяющим «преодолеть узкий горизонт гражданского права в теории правоотношений»1.

P.O. Халфина, основательно занимавшаяся проблемой правоотно­шений, пришла к выводу, что «создание теории правоотношения тре­бует глубокого изучения этого сложнейшего явления с более широких позиций, чем те, которые традиционно приняты в правовой науке»2. •

Такова же позиция А.В.

Мицкевича: «В самом широком смысле к правовым отношениям могут быть отнесены все отношения, так или иначе связанные с действием права в обществе»3.

Рассматриваемые правоотношения нередко именуют абсолютны­ми, статусными, базовыми, исходными, первичными, давая им тем •самым сущностную характеристику. Они лежат в основе всех иных ' (отраслевых) правоотношений. Этим хотят сказать, что перед нами

феномены разных порядков. Но чаще всего первый тип правоотноше­ний называют общими в противовес конкретным. Конкретным — в смысле отдельным, частным, текущим. ;

Термины «общие» и «конкретные» условны, они указывают лишь на своеобразие отражаемых'ими явлений, позволяют соотносить их друг с другом, видеть различия. Вообще же, всякое правоотношение по-своему конкретно, а не абстрактно. В то же время любое правовое отношение — это некоторое обобщение, аккумулирующее в себе соби­рательные черты. В литературе данные определения устоялись, «при­жились», и ими без особых затруднений можно пользоваться при ана­лизе проблемы.

Наличие общих правоотношений еще в 60-х годах обосновывалось в работах С.С. Алексеева, Н.И. Матузова, B.C. Основина, И.Ф. Рябко, И. Сабо, И.Е. Фарбера и др. С тех пор круг сторонников этой концеп­ции значительно расширился. В последнее время она снова получила поддержку уже применительно к новым реалиям1.

Но есть и оппоненты (В.К. Бабаев, А.Б. Венгеров, Ю.И. Гревцов). В науке это норма. Как правило, весьма настороженно к общим право­отношениям относятся цивилисты, что вполне закономерно — это не их сфера. Для них они непривычны. С подобными образованиями представители гражданского права практически не сталкиваются.

Зато их безоговорочно признают государствоведы, конституциона­листы — это их область. Конструкция общих правоотношений помогает им решать многие теоретические и практические вопросы своего пред­мета, что и отмечалось не раз в их трудах (О.О. Миронов, В.О. Лучин, В.А. Ржевский, Н.А. Боброва, Ю.П. Еременко, Т.Д. Зражевская, Л.Д. Воеводин, В.Ф. Коток, О.Е. Кутафин, Б.С. Эбзеев и др.).

В оценке концепции общерегулятивных правоотношений важно избегать искусственной их идеологизации, ибо это неизбежно может привести к подмене объективного юридического анализа политически­ ми пристрастиями. Такое сегодня, увы, нередко случается при истол­ ковании аналитиками в прессе и в научных публикациях тех или иных фактов, событий, процессов, позиций. Бывает, что они подгоняются под ситуацию. ' , .',

В этой связи вряд ли можно согласиться с выводом, будто конструк­ция общих правоотношений была в прошлом не чем иным, как своеоб-

1 См.: Кратко А.Г. Правоохранительная система. Вопросы теории. М., 1991. С. 196; Обсуждение курса лекций «Общая теория права». Н. Новгород, 1993; Выступления П.Н. Панченко и В.И. Леушииа // Государство и право. 1994. № 5. С. 91, 101; Толкачев К.Б. Правовой статус личности//Теория государства и права: Курс лекций. Уфа, 1994. С. 186; Рюгилъдиев. Б.Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ. Саратов, 1995. С. 14-62. , '

разным научным оправданием бездействия тогдашней Конституции, ее комуфляжного фасада, «за которым в конкретных правоотношениях творилось прямо противоположное тому, что обещали (?!) общие пра­воотношения». И что якобы, «несмотря на благие намерения авторов и' сторонников этой идеи, она сыграла социально негативную роль»1. '

Что творилось и творится за фасадами всех конституций — это тема особого разговора. Приведенный же выше упрек, звучащий как обви­нение в адрес большой плеяды отечественных и зарубежных ученых^ развивавших и развивающих указанную концепцию, думается, не имеет под собой оснований. Вообще, идеологическая «аргументация» никогда не приводила к позитивным результатам. Сам такой прием некорректен и наводит на грустные размышления. Казалось, что все это уже позади.

Сказанное вовсе не означает, что концепция общих правоотноше­ний утратила свою дискуссионность и приобретала статус бесспорной истины. Весь вопрос в том, в каком ключе ее обсуждать. Объективные исследователи не должны поддаваться политическим соблазнам, конъ­юнктуре, очередным сиюминутным веяниям. Требуется спокойный, взвешенный подход, профессиональный, непредвзятый анализ.

Особый интерес к обсуждаемому вопросу проявляют, естественно, теоретики — ведь им надо выработать действительно общее, а не отрас­левое понятие правоотношения. На сегодня предельно краткой и ши­рокой можно считать следующую дефиницию: всякое общественное отношение, так или иначе подвергнутое правовому опосредованию (ре-, гулированию), является правовым. При этом речь идет именно о регу­ляции, а не о простом воздействии права на сознание и поведение людей (психологическом, идеологическом, моральном, превентивном). ;

Разумеется, степень, полнота, жесткость, уровень и цели юридичес­ кой регламентации могут быть различными, что и обусловливает :в конечном счете видовое многообразие правоотношений.^Эти виды за­ висят также от предметов и методов правового регулирования. Но все они подпадают под указанное выше определение. Здесь важна универ­ сализация признаков явления. . s •

«Конституционно-правовые отношения, — отмечает 6.0. Лучин, — выражают практическую политику в сфере функционирования нацио­нально- и территориально-государственной организации, системы ор­ганов местного самоуправления. Это особая, взятая в единстве наибо­лее обобщенных и социально значимых характеристик юридическая:

форма политических отношений

1 Венгеров А.Б. Прямое действие Конституции: правовые, социальные и психологи­ ческие аспекты // Общественные науки и современность. 1995. № 5. С. 50. ...Такое видение-политических отношений, их движения, развития, возможность взаимопереходов логически приводит к выводу, что этому уровню соответствуют общие конституционные правоотно­ шения»1. ••-.'. ' ,• .

Субъекты, включенные в правовую сферу, неизбежно оказываются взаимосвязаны между собой, с одной стороны, правомочиями и притя­заниями, с другой — обязательствами и ответственностью. Все должны уважать права, интересы и статус друг друга, не нарушать их. Это и создает всеобщие связи каждого со всеми и всех с каждым. Прочность подобных взаимосвязей — залог нормального функционирования пра­вовой системы общества,' государства.

Однако в большинстве случаев правоотношение трактуется более узко — только как конкретная, строго индивидуализированная связь между субъектами, возникающая в результате наступления того или иного юридического факта. Такая связь, как уже говорилось, мыслится i по схеме обязательственного или иного, аналогичного ему отношения: две стороны, четко обозначенные права и обязанности, над сторонами — третья сила (государственная власть), которая в случае конфликта, не­исполнения одной из сторон обращенного к ней требования, выступает «арбитром», принуждает к совершению необходимых действий.

И это в принципе верно. Но здесь речь идет не о правоотношениях вообще, а об определенном их классе (или роде), ибо далеко не все правоотношения носят именно такой характер. Повседневную практи­ку это пока, возможно, удовлетворяет, а теорию — нет. Ведь последняя призвана идти впереди практики, освещая ей путь.

Конкретные правоотношения, хотя они и являются наиболее рас­пространенными и хорошо всем знакомыми по личному опыту, тем не менее не отражают в полной мере специфику любого или всех право­отношений, в частности, складывающихся в такой ведущей отрасли, как конституционное право, и в некоторых других примыкающих к нему отраслях. Между тем совершенно очевидно, что, скажем, право- | отношения типа «грузоотправитель — грузополучатель» и «государст­во — гражданин» — это разные правоотношения.

К примеру, с момента подписания и вступления в силу Федератив­ ного договора между его участниками возникли особые государствен­ но-правовые отношения длящегося или постоянного характера. Суть их — в разделении полномочий, юрисдикции, «сфер влияния», предме­ тов ведения, а также в координации совместной деятельности субъек­ тов Федерации. j

1 Лучин В.О. Конституционные нормы и правоотношения. М., 1997. С. 113, 114.

После одобрения на референдуме' НЫйе действующей российской Конституции на ее основе сложился целый комплекс правоотношений (вертикальных и горизонтальных) между различными государствен­ными органами, государством и гражданами, а также последних между собой. При этом Конституция имеет прямое действие и на нее можно ссылаться при'разрешении соответствующих дел. В этом случае общее правоотношение перерастает в конкретное, i •

Типичным общерегулятивным правоотношением выступает граж­данство, которое, как известно, выражает политико-юридическую связь данного лица с данным государством. ,Если оставить в стороне политический аспект, то перед нами окажется чисто правовое отноше­ние между двумя «высокими сторонами», которое опирается на два важнейших акта — Конституцию и Закон о гражданстве.

В рамках общих правоотношений существуют и реализуются ос­ новные (естественные) права человека, зафиксированные в известных международных пактах, российской Декларации прав и свобод челове­ ка и гражданина, других основополагающих документах. :

По Конституции РФ на государство возложена обязанность при­знавать, соблюдать и защищать эти права (ст. 2), способствовать их осуществлению. В свою очередь, граждане1 должны строить свое пове­дение в соответствии с нормами и требованиям^ Основного Закона, блюсти общий интерес, исполнять свой долг, уважать права друг друга.;

Особенность всех этих и подобных им правоотношений состоит, помимо прочего, в том, что здесь нет «третьей силы», которая стояла бы над сторонами. «Третья сила» — сама сторона правоотношения. Нет тут и юридического факта в традиционном его понимании. Эти право­отношения возникают, как принято говорить, «непосредственно из за­кона», т.е. роль юридического факта в данном случае играет сам закон, его издание.

; Вместе с тем это именно правоотношения, а не просто фактические отношения, поскольку налицо урегулированностъ последних правом;"" их субъекты юридически сопряжены, просматривается достаточно чет­ кая корреляция между правами и обязанностями.

Необходимо сказать, что практика реализации фундаментальных естественных прав человека у нас пока небогата, поскольку сами эти права официально признаны и законодательно закреплены сравни­ тельно недавно. Этой>практике еще предстоит сложиться, а науке при­ дется ее изучать и обобщать.

Прогресс, достигнутый в развитии прав и свобод граждан, неизбеж­но вызывает ломку старых представлений, ибо новыЪ реалии не'укла'-дываются в господствовавшие до сих пор понятия. Чтобы отразить

изменившиеся условия, теоретическая мысль ищет новые конструк­ции, построения либо наполняет старые термины новым содержанием.

Однако уже сейчас ясно, что такие прирожденные права индивида, как право на жизнь, честь, достоинство, свободу, безопасность, семью, собственность, место жительства и др., находятся, как уже говорилось, в составе общих правоотношений между носителями этих прав и госу­ дарством, призванным уважать и защищать их. Когда же указанные права кем-либо умышленно либо по неосторожности нарушаются, воз­ никают конкретные правоотношения, направленные на их восстанов­ ление. В этом случае конкретные правоотношения выступают как вос­ становительные. : f , i , : ! i

Но этот общий механизм осуществления прав (стадии, методы) необходимо совершенствовать, укреплять, оснащать массой дополни­ тельных условий и гарантий, чтобы интересы личности, гражданина в любое время могли быть беспрепятственно удовлетворены и надежно защищены как от произвольных действий самих властей, так и от тре­ тьих лиц. Таково требование и международных пактов о правах чело-, века. , - . :

Различия между конкретными и общими правоотношениями за­ключаются также1 в том, что если первые связаны в основном с такой формой реализации юридических норм, как применение, то вторые — с тремя остальными: соблюдением, исполнением и использованием. Соот­ветственно конкретные правоотношения носят правоприменительный характер, а общие — правоохранительный и правообеспечительный.

В рамках последних соблюдаются правовые запреты, исполняются обязанности, используются естественные права. Таким образом, пер­вая всеохватывающая (универсальная) форма реализации права — со- ' блюдение — осуществляется не помимо, как нередко считают, а в рам­ках правоотношений, только общего, статусного характера. ,

Идеи общих правоотношений хорошо согласуются с идеями и принципами правового государства. И эта созвучность легко объясни­ма —i было бы странным противоположное утверждение. Ведь правовое государство потому и называется правовым, что весь процесс его функ­ционирования основывается на твердой почве права и законов, проте- i кает в более или менее четких юридических формах, процедурах. Это уже само по себе исключает или, по крайней мере, затрудняет произвол, своеволие, выходы субъектов на неправовое поле деятельности, ,

Общерегулятивные правоотношения лишний раз подчеркивают связанность власти правом, показывают, что само государство находит­ся в рамках правоотношений и в качестве их участника несет перед своими контрагентами (обществом, гражданами) соответствующие обязанности и ответственность. Общие правоотношения— это состав-

пая часть той юридической ткани, среды, без которой правовое государ­ство немыслимо. И если мы постоянно говорим о примате права над властью, то это не должно быть пустым звуком.

Граждане имеют право требовать, отмечается в литературе, чтобы государство принимало необходимые меры по укреплению законности' и правопорядка, усилению охраны прав и законных интересов личное-* ти, чтобы правоохранительная система функционировала должным об­разом и в соответствии с теми 'Целями, которые провозглашены в Кон-; ституции. Такие цели следует закрепить более1 четко, чтобы они полу-; чили большую формально-юридическую определенность. Тогда права граждан в этих общих охранительных отношениях наполнятся реаль­ным юридическим содержанием. Тем самым'будет создана норматив­ная основа для эффективного действия всего правоохранительного ме-ханизма, а правоотношения, о которых идет речА, из теоретической конструкции (в общем-то реальной и сегодня, но недостаточной на" практике) превратятся в неоспоримый составной (а1 по сути — в глав­ный) элемент правоохранительной системы1.

При этом взаимная связанность и ответственность существуют как между государством и гражданами, так и последних между собой, т.е. по вертикали и по горизонтали. А это и порождает общерегулятивные правоотношения, вытекающие уже из юридического статуса всех субъ­ ектов социального общения. >•

Индивиды как члены единого цивилизованного сообщества долж-< ны уважать права друг друга, не чинить никаких препятствий к иХ осуществлению. Подобного рода связи и отношения обусловлены как юридическими, так и нравственными законами, но в данном случае речь идет о правовой их форме.

Конечно,'право опосредствует далеко не все виды взаимоотноше1 ний между людьми, есть сферы, куда оно не вторгается. Но там, где действует право со всеми его многочисленными нормами и института­ ми, подавляющая часть отношений так или иначе подвергается право­ вой регламентации'и, следовательно, выступает в форме правовых. Более того, многие фактические отношения, такие, например, как госу­ дарственные, административные,! уголовные, процессуальные и неко­ торые другие, существуют только как правовые и в другом качестве немыслимы. ;

«Целая сеть юридических норм, отмечалось в русской дореволюци­онной литературе, раскинута над социальной жизнью, пересекаемой то и дело линиями прав и обязанностей»2. «Государство, — писал Ге-

1 См.: Братка А.Г. Правоохранительная система1. М., 1991. С. 198.

2 Виноградов П.Г. Очерки по теории права. М., 1915. С. 54. -

'' гель, — скрепляет общество правовыми отношениями... в которых люди имеют значение друг для друга не в силу каких-либо индивиду­альных естественных свойств, а как лица, и эта личность каждого кос­венно утверждается»1. Не случайно еще римляне сравнивали правоот­ношения с «кандалами», «путами», «веревками» права — в том смысле, что они юридически связывают людей, вынуждают, обязывают, застав­ляют их считаться с интересами друг друга. «Субъекты, как носители и адресаты всех правовых предписаний, связанные требованиями, об­ращенными друг к другу, — основная юридическая ткань, отвечающая экономической ткани. Само общество представляется бесконечной цепью юридических отношений»2.

Люди порой даже не подозревают и не ощущают, что являются субъектами правоотношений общего типа — настолько они естествен­ны, незаметны, привычны, — подобно воздуху, которым дышим. Такие правоотношения выступают постоянной и непременной «средой оби­тания»' граждан цивилизованного общества. Если жизненный процесс течет нормально, они просто забывают, что находятся под 'защитой закона, который незримо присутствует и сопровождает их в повседнев­ных заботах.

И лишь когда возникают конфликты, споры, претензии друг к ДРУГУ- участники общественных отношений вспоминают о праве, про­сят «рассудить», разрешить коллизию, восстановить справедливость. Ни один индивид не может оставаться вне правоотношений, миновать, избежать их в своей практической деятельности, ибо без этого он не смог бы реализовать многие свои права, возможности, удовлетворить интересы, потребности. «Человеку, как существу духовному, невоз­можно жить на земле вне права»3.

Деление правоотношений на общие и конкретнее имеет в извест­ной мере методологическое значение, так как позволяет более глубоко уяснить рольррава в жизни общества и многообразные пути его воз­действия на поведение[ людей. Особенно это касается института прав и обязанностей личности, прежде всего естественных, абсолютных, кото­рые не есть нечто,!принадлежащее ей вне отношений с другими субъ­ектами, в том числе, коллективными образованиями, Они всегда выра­жают связь :«кого-то» с «кем-то» — в противном случае не имели бы смысла., «Изолированный индивид совершенно так же не мог бы иметь собственность на землю, как и говорить»4.

1 Гегель. Работы разных лет. М., 1973. Т. 2. С. 69,49-50.

2 См.: Пашуканис Е.Б. Общая теория права и марксизм. М., 1926. С. 53, 41.

3 Илъиц И А. О сущности правосознания. М„ 1993. С. 168.

4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 46. Ч. 1. С. 473.

I . I . :

Идеи общих правоотношений восприняты многими представителя­ ми уголовного права (С.Г. Келина, Н.А. Огурцов, В.А. Елеонский, Б.Т. Разгильдиев, В.Г. Смирнов и др.). так как они помогают им обо^ сновать наличие первичных, исходных (базовых) общерегулятивных правоотношений, постоянно существующих между'государством и гражданами по поводу соблюдения последними уголовно-правовых норм-запретов. После совершения незаконопослушным субъектом преступления возникает конкретное правоотношение между ним и со­ ответствующим госорганом или должностным лицом. Такой вывод представляется верным. I . ! ,

Если подытожить все сказанное, специфика общерегулятивных правоотношений заключается в следующем: 1) они возникают главным образом на основе норм Конституции и других правовых актов такого же уровня и значения; 2) носят общий, а не строго индивидуализиро­ ванный и детализированный характер; 3) являются постоянными или продолжительными, их длительность равна длительности действия самого закона; 4) опосредуют наиболее важные, основополагающие, относительно стабильные отношения; 5) выражают общее правовое положение (статус) субъектов, их взаимные права и обязанности, сво­ боду и ответственность друг перед другом и перед государством; в этом смысле их можно назвать статусными', 6) возникают не из тех или иных юридических фактов, а, как правило, непосредственно из закона^ точнее, тех обстоятельств, которые привели к его изданию; 7) будучи исходными, первичными (базовыми), служат предпосылкой для появле­ ния и функционирования разнообразных конкретных, частноотрасле- вых правоотношений. ' :

' Общими они именуются еще и потому, что их участниками являют­ ся все граждане как носители общих для всех основных прав и обязан­ ностей, тогда как субъектами конкретных правоотношений выступают далеко не все и не одновременно. : , ,. ' ;

Конечно, проблема общерегулятивных правоотношений нуждается: в обсуждении, но вряд ли можно сомневаться в правомерности и необ­ ходимости самой ее постановки. Ибо ясно, что! нельзя общее учение сг правовых отношениях ориентировать только на1 обязательственные мо­ дели в гражданском праве. : j-:j ; >

Как известно, права человека интернациональны, их реализация, защита — тоже. Поэтому вполне можно и нужно говорить об общереЪу-лятивных правоотношениях международного порядка, складывающих­ся на основе норм как внутригосударственных, так и международных законов о правах и свободах личности. Всеобщим правам соответству­ют всеобщие обязанности человека, а это и порождает такие |же общие правовые связи и отношения глобального характера:

По международному праву любой гражданин любого государства, в том числе российского, может обратиться в соответствующие между­ народные организации за защитой своих прав, если на месте он исчер­ пал все возможности такой защиты. Это, естественно, влечет юридичес­ кую обязанность у «другой стороны» принять такое обращение и рас- i смотреть его по существу. В этом случае общее международное право­ отношение перерастает в аналогичное конкретное.

<< | >>
Источник: Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, — 776 с. 2003

Еще по теме 7. Общерегулятивные правоотношения И ИХ СПЕЦИФИКА:

  1. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  2. § 1. Понятие правоотношений как особого вида общественных отношений
  3. Литература
  4. 1. ПОНЯТИЕ ПРАВООТНОШЕНИЙ КАК ОСОБОГО ВИДА ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИ
  5. 7. Общерегулятивные правоотношения И ИХ СПЕЦИФИКА
  6. Краткий перечень латинских выражений, используемых в международной практике
  7. ТЕМА 3. Предмет и метод избирательного права
  8. ТЕМА 6. Нормы избирательного права
  9. § 4. Методы конституционно-правового регулирования и их специфика
  10. § 2. Понятие и особенности метода конституционного права
  11. 6. Виды правоотношений
  12. 15.1. Понятие, признаки и виды правовых отношений
  13. § 6. Виды правоотношений
  14. § 6. Виды правоотношений
  15. §19.2. Виды правоотношений
  16. § 1. Понятие, содержание и формы реализации уголовной ответственности 1. Понятие и содержание уголовной ответственности.
  17. 1. Предмет и понятие уголовного права
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -